Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Larietta » Возвращение блудного папы


Возвращение блудного папы

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Глава 20.

- Компания «Зималетто». Приемная Президента. Слушаю вас! – сказала Виктория, рисуя на листе бумаги какие-то цветочки. – Андрея Павловича сейчас нет на месте. Он перезвонит вам, как только сможет. Всего доброго!
Вика положила трубку и тоскливо вздохнула.
Ну вот! Сидит она тут, никому ненужная и тяжко вздыхает. Теперь даже Кире не пожалуешься. Воропаевой все равно, что происходит с ее подругой. Она вся ушла в создание очередного плана по возвращению своего ненаглядного Жданова.
Жданову, между прочим, тоже до своей секретарши и вдобавок разведчицы никакого дела нет.
Осталась она одна! И никто ее не понимает.
Клочкова посмотрела на недавно принесенные Федором счета и безнадежно опустила голову на сложенные на столе руки.
Жутко хотелось заплакать, как в детстве. И чтобы все тут же начинали жалеть тебя.
- Девушка, с вами все в порядке? – участливо спросил кто-то, вошедший в приемную.
- Андрея Павловича нет на месте. Зайдите позже. – не отрывая головы, ответила Вика.
- А я не к нему, я просто хотела взять документы. Мне Георгий Юрьевич сказал, что списки всех сотрудников сейчас находятся здесь.
- Послушайте, сейчас обеденный перерыв, и я не обязана…
Виктория подняла голову и замерла на полуслове. Кажется, ее собеседница была шокирована не меньше.
- О, Господи! Скажите мне, что я вижу страшный сон! – простонала Вика, поднимаясь из-за стола. – Как ты здесь оказалась?
- Да уж, вот так встреча! – поджав губы, процедила Ольга. – Неужели, это судьба?
- Да, я бы за такое, эту судьбу…. – Вика вышла на середину приемной. – И что же, ты устроилась в НАШУ компанию?
- Если бы знала, что ты здесь работаешь, ни за что бы не пришла! Чертов Квашенников всю жизнь испортил!
- Вот уж никогда бы не подумала, что он тебе ее испортил. Мне казалось, наоборот, очень даже помог. Образование получила, мужа чужого увела!…
- Не уводила я никого, и ты прекрасно об этом знаешь!
- А что же ты сделала-то? –усмехнулась Вика. – Скажешь, не ты мне всю жизнь сломала? Семью мою разрушила!
- Нет, - покачала головой Оля, - это я СЕБЕ всю жизнь сломала, когда с твоим Кириллом связалась. Развел меня, как дуру последнюю. « Разведусь, женюсь!» А я и поверила! Только все это ерунда была. Обычный трёп. И если бы ты тогда не сглупила, сейчас была бы все также замужем.
- Да как ты смеешь мне такое говорить? Что ты понимаешь?…
- Я все понимаю. Каким бы кобелем не был твой Квашенников, но к тебе он все равно относился с каким- никаким, но уважением. Может, даже любил… А ты сама все испортила. Он бы тебя не бросил. И не развелся, но ты же решила гордую из себя строить. – Ольга вздохнула. – И я тебя не виню. Не имею права. Я бы, наверное, сама также поступила. Но он бы точно от тебя сам не отказался. Но и удерживать тебя не стал.
- Зачем ты все это сказала? Чтобы еще раз сделать мне больно?
- Нет, я просто, хотела сказать, что каждый человек сам кузнец своего счастья. Ты можешь злиться на меня, сколько тебе угодно, но виновата в своей глупости только ты. Если ты его любила, то …
- Я его любила! Но не простила ему этой измены. Не смогла, понимаешь?
- Понимаю. Знаешь, я вообще сюда работать пришла. И надеюсь, что эта тема затронулась в первый и последний раз. Если ты не знаешь, где документы, я пойду. Потом сама спрошу у Андрея Павловича. – ответила Оля и направилась к двери.
- Подожди, Оль. – Вика подошла к стеллажу и достала оттуда объемную папку. – Вот списки наших сотрудников. И…может… не будем вспоминать прошлое?
- Мир? – улыбнулась Ольга.
- Что-то типа того. – Виктория неопределенно пожала плечами. – Не такая уж ты и плохая. Жаль только, что попалась на удочку Квашенникова.
- Сама уже миллион раз пожалела. – вздохнула Борщева. – А может, не плохо, что мы вот так встретились?
- Кто знает? – пожала плечами Вика. – А ты помощница Урядова?
- Да! Разрешите представиться. Ольга Алексеевна Борщева. Новый помощник г-на Урядова.
- Как ты сказала? Борщева? – переспросила Вика, затаив дыхание.
- Ну, да. – Оля удивилась такому интересу Виктории. – А что?
- Подожди-ка, подожди…
Клочкова возвела глаза к потолку, пытаясь что-то припомнить. В голове происходил тяжелый мыслительный процесс. Где же? Где она могла слышать эту фамилию?
Неожиданные воспоминания с показа вихрем ворвались в сознание. Вика посмотрела на Ольгу с любопытством.
- А ты не замужем?
- Нет, - улыбнулась Оля, - я вот только институт закончила…
- А Михаил Борщев тебе никем не приходится? – не дослушав ее, продолжила Клочкова.
- Миша? Это мой брат старший. – рассмеялась Оля. – А ты его знаешь?
- Знаю. – Вика с шумом втянула воздух. – Ты мне лучше сразу признайся, это он тебя сюда подослал?
- Что? А он-то тут причем? – изумилась Борщева.
- Вот только прикидываться не надо! Теперь все ясно. Хотела ко мне в доверие втереться. Задушевными разговорами пронять. Не выйдет у тебя ничего. Братец твой уже натворил дел, теперь тебя подослал. Отлично! Только знай, что ты здесь и дня не продержишься, если я только пойму, что ты хочешь Андрею и Кате все испортить. И никакая Кира тебя не выгородит.
- О, Боже! – совсем растерялась Оля. – Какая Кира? Причем тут Михаил, вообще?!
- Хватит шифроваться!
- Да, объясни ты, в конце концов, что происходит? И как с этим связан мой брат?!
- Ты что, правда, ничего не знаешь? – недоверчиво спросила Вика.
- Правда! Так ты расскажешь или нет?
- В общем, слушай…
Девушки сели на диван, и Виктория приступила к рассказу. По мере того, как Вика говорила, Оля все больше и больше беспокоилась. Хоть она вечно и издевалась над Мишей, но все-таки он был ее братом. И, конечно, ей не могло быть все равно.
Выслушав до конца всю историю, Ольга закатила глаза.
- Вот балбес! Сколько раз я его просила, еще когда мы в Египте были, отстать от Кати. Вот как знала, что он вляпается! А что это еще за Кира?
- Она бывшая невеста Жданова. Все никак не успокоится! Ни грамма гордости не осталось. Хочет Андрея вернуть. Подначивает твоего Мишу. Допрыгается он, я тебя сразу предупреждаю, со Ждановым шутки плохи. У него просто так с рук ничего не сойдет!
- Что же делать? Что делать? – Борщева закусила губу. – А может, ты поговоришь с Кирой?
- Говорила. Бесполезно! Она ни то, что меня, да она вообще НИКОГО не слушает. А теперь еще и этот твой герой ей помогать вздумал! Ему-то что дома не сидится?!
- Вот вроде взрослый, а ведет себя…! Ух! Прям зла не хватает!
- А что если ты поговоришь с ним? Он же может послушаться твоего совета.
- Вот это вряд ли… У нас в плане задушевных разговоров отношения ни ахти.
- И это нам не на руку… - вздохнула Виктория.
- Но я все равно попробую. Безумие какое-то!
Борщева взмахнула руками и внимательно посмотрела на Вику. А Клочкова задумалась о том, на сколько рискованно все то, что она сейчас делает. Ведь Ольга действительно могла оказаться засланным казачком. Но почему-то Виктория продолжала ей верить…
* * *
Жданова на протяжении всего рабочего дня не покидала мысль, о столь скоропалительном принятии на работу этой Ольги. Вот как только увидел ее и вспомнил, как она вечно насмехалась над своим непутевым братом, сразу решил ее брать. По какой причине? Он и сам понятия не имел.
Вот что-то ему вдруг подсказало, что Олю надо устроить на работу. Было стойкое ощущение, что она может помочь. Чем? На этот вопрос ответа так же не находилось.
Просидел в раздумьях около получаса.
А потом в дверь осторожно постучали, и в проеме показалась голова Виктории.
- Заходи, чего хотела-то? – спросил Жданов и уставился в монитор компьютера.
- Андрей, я по делу. – Вика как-то слишком нервничала, Жданов это заметил.
- Что у нас случилось?
- У нас… - Вика помялась на месте, но потом все же села в красное кресло рядом с дверью. – В принципе, я надеюсь, что ничего не случилось… Но…
- Да говори уже! – нетерпеливо перебил ее Андрей.
- Короче, ты ведь, наверное, уже в курсе, кого Урядов взял себе в помощники.
- Да, Ольгу… Борщеву. – фамилию Жданов произнес сквозь зубы и нахмурился.
- Ну да… вот именно, что Борщеву. Тебя эта мысль ни на что не наводит?
- Что ты имеешь ввиду? Думаешь, он ее подослал? – Жданову действительно было интересно узнать Викино мнение на этот счет.
- Не знаю… для меня это вообще двойное совпадение. – усмехнулась Вика, но очень грустно. – Именно, из-за нее я развелась с мужем…
- Так вот она, та самая разлучница. Вот, значит, как… - Жданов поднял взгляд на Вику. – Ты хочешь, чтобы я ее уволил?
- Сначала хотела… честно, готова была в ногах у тебя валяться, только бы ее больше не видеть. А потом поговорила с ней, знаешь, может, это я была не права…
- Интересно в чем? – усмехнулся Жданов. – Ты застала мужа с любовницей! Как ты должна была отреагировать, все ему простить? Нееет, так только Кира может…
- Просто, мне всегда казалось, что это Ольга тогда была виновата. Но теперь понимаю, что это не так. Она мне сказала, что виновата я!…
- Отлично! – Жданов зло расхохотался. – Ты у нее прощения случаем не попросила? Что ты несешь?! Я бы мог смириться с этим, услышав это, скажем от Кати, которая вечно считает себя виноватой, но от тебя!…  Ты же боевая! Откуда вдруг эти слова?
- Нет, Андрей, я не перед Ольгой виновата была, а перед самой собой. Я же все годы, пока жила с Кириллом, убивала свое «Я». Подстраивалась под него, под его жизнь. А сама превращалась в этакую светскую стерву. Но я ведь не такая! – в сердцах воскликнула Вика.
Жданов сделал глубокий вдох. Что он мог сказать?
- В общем, я к тебе не плакаться пришла. – шмыгнула носом Вика. – Я прошу тебя оставить Олю хотя бы на некоторое время.
- У меня тоже была такая мысль… Вот только не знаю, хорошо это, или плохо для нас.
- Она сказала, что поговорит с Михаилом.
Жданов замер, глядя на Клочкову. Затем медленно поднялся. Вика с опаской следила за действиями Президента.
Андрей подошел к бледной Виктории и угрожающе навис над ней. Вика, кажется, вросла в кресло и испуганно глазела на шефа.
- Ты что, рассказала ЕЙ все? – нарочно спокойным голосом спросил Жданов.
- Андрей, мне кажется, ей можно доверять. Она обещала помочь…
- Да, плевать я хотел на твои предчувствия! Кажется ей!… Ты не свою тайну растрепала, ты меня подставила! И если Ольга проболтается своему Мишеньке…
Жданов вдруг резко выпрямился в полный рост и зашагал по кабинету.
- Вик, ну почему ты такая дура? А главное, почему я такой дурак? Согласился на твою помощь! А может, ты все это время против меня работаешь?! А?
- Андрей, не злись на меня, я хотела, как лучше. – Вика предполагала, что Андрей разозлиться, но надеялась на понимание. – Она просто беспокоится за своего брата. Она сказала, что вообще не знала обо всей этой истории.
- И ты ей тут же поверила! Мо-ло-дец, Виктория! – крикнул Жданов.
- Да, не знала она ничего!
- Но теперь-то знает! Как же теперь не помочь бедному родственничку? Черт! Сейчас же позвоню Урядову, пусть ее увольняет!
Жданов рванул к телефону, но Вика перегородила ему путь.
- Вика, отойди! – рявкнул Жданов. – Иначе, тебя постигнет та же участь, что и Борщеву.
- Ты же принял ее. Сам, между прочим! Значит, на то были свои причины!
- Да, я сделал это совершенно спонтанно! Отойди! – попробовал сдвинуть Вику в сторону, но она вцепилась в край стола.
- Значит, судьба тебе подсказала! Значит, так надо! – взвизгнула Вика, когда Жданов оторвал ее от пола и оттащил подальше от телефона.
- Какая к черту судьба! Я все решил! Ольга не будет здесь работать!
Внезапно отварившаяся дверь, больно стукнула Жданова прямо по левому боку.
Андрей уже был готов набросится на своего обидчика с обвинениями, но в дверях показалась Юлиана.
- Андрей, а что у тебя здесь происходит? Крики слышны еще в коридоре.
- Да так, Юлечка, обсуждаем рабочий процесс. Да, Викусь?
- Да, просто, не сошлись во мнениях. – хмуро посмотрела на начальника Клочкова.
- Ну, зачем же так кричать? Можно спокойно обсудить. – улыбнулась Юлиана.
- Юлек, а ты вообще какими судьбами в наших краях оказалась? – через силу выдавил улыбку Жданов.
- Вообще-то, подвозила Катю. Хотела зайти к Милко, и тут услышала такие крики! Повезло, что рабочий день почти закончился и твоих милых, но до жути любопытных секретарш уже нет. – хохотнула Виноградова.
- А подожди… мы же с Катей договорились, что я ее из твоего офиса заберу.
- Ну, ничего страшного, заберешь из моей машины. Она тебя внизу ждет. Только вы пока не уезжайте. Меня дождитесь.
- Хорошо. – кивнул Жданов и сразу засобирался, рассовывая по карманам необходимые вещи.
- Вик, а ты сегодня с Кирой домой?
- Нет, Кира уехала из офиса еще час назад. – вздохнула Вика. – Придется на общественном транспорте. Да, я уже привыкла.
- Ну, хочешь, я тебя подброшу? Мне как раз через твой район. – предложила Юля.
- Юлианочка, спасибо тебе. Бегу собираться. – Виктория вылетела в приемную.
- Андрюша, я сейчас к Милко на две минуты, буквально. Подождите меня в холле.
Юлиана отправилась в мастерскую маэстро, а Жданов одарил грозным взглядом Клочкову, стоявшую перед зеркалом в приемной.
- Не смотри так на меня! Сам ведь прекрасно понимаешь, что Ольгу надо оставить.
- Не правда! Я этого не говорил…
- Но ты так подумал, а все потому, что ты понимаешь, она может нам помочь. Просто, надо с ней поговорить. Уговорить, чтобы она повлияла на своего брата.
- И кто будет всем этим заниматься? – неохотно спросил Жданов. – К тому же, вдруг она действительно специально заслана сюда?
- А мы это никак не узнаем, остается только довериться своей интуиции.
- Ну… ,- Жданов мучился, не зная, какое решение принять, - ну, я не знаю. Хорошо, давай сделаем по-твоему, но если я что-нибудь заподозрю. Уволю ее сразу же! И не канючь потом.
- Ладно, я согласна. – обрадовалась Вика.
- Пойдем уже. –сказал Андрей и направился к лифту.
С Виноградовой и Клочковой Жданов и Катя распрощались очень быстро. Сели в машину и направились к Кате домой.
- Ты не боишься? – улыбнулся Жданова.
- Нет, с тобой не страшно.
- Вот как! – рассмеялся Андрей. – Знаешь, что сегодня вытворял Клайд?
- Что?
- Он схватил плед с дивана из гостиной, и я пол утра носился по квартире, пытаясь отобрать его у нашего щеночка.
- Какой же он забавный, я так хочу его увидеть.
- Поехали ко мне? – широко улыбнулся Андрей.
- Э, нет! Тогда мы сегодня точно опоздаем к моим, я тебя знаю. А опаздывать крайне нежелательно. Сегодня важный разговор.
- Ладно, Катька, ты сама отказалась. – слегка расстроившись, сказал Андрей. – Тогда увидишь его не раньше, чем завтра… днем. Если нам повезет, и твои родители согласятся на твой переезд, то…
- Стоп! Андрюша, давай не будем строить воздушных замков. Мы еще не поговорили с ними.
- А я верю, мы их убедим! – кивнул Жданов.
- Ну что ж… полностью доверяюсь тебе.
- Все пройдет нормально, любимая. – и Андрей, наклонившись к Катерине, быстро чмокнул ее в губы, но тут же снова внимательно стал следить за дорогой, тем более, что загорелся «зеленый свет», и поток машин снова двинулся по проспекту.
* * *
- Миша, я дома! – крикнула Ольга, входя в квартиру.
- Привет, Оленька. – с кухни выглянул Михаил. – Устала? Как там у тебя на новой работе складывается?
- Не сказать, что я очень устала. Но меня сегодня вводили в курс дела. Столько архивов пришлось поднять! И все из-за моего неуемного рвения к работе. Хотела узнать все, от начала и до конца.
- Узнаю тебя! – усмехнулся Борщев. – Кстати, родители спрашивали, что за компания. А ты же ничего и не сказала. Так куда же ты устроилась?
- Да, в «Зималетто»! – махнула рукой Ольга, как бы не придавая этому никакого значения.
Борщев замер на несколько секунд, а затем повернулся лицом к сестре.
- Олька, ты серьезно, что ли? – и поняв, что она не шутит, разозлился. – В Москве столько этих компаний! Но ты умудрилась из всего разнообразия выбрать именно «Зималетто»! Миленько!
- А что ты так бесишься-то? Можно подумать, ты как-то связан с «Зималетто». – безразлично пожала плечами Ольга, но сама в этот момент проводила тонкий психологический анализ.
- Не связан я никак! – излишне быстро ответил Михаил.
- Ну да… И с Кирой Воропаевой не знаком?
- А… - на мгновение он запнулся, а потом нахмурился, - …а кто это?
- Ну что, в несознанку пошли?
- Не понимаю, о чем ты? – «удивился» Борщев.
- Так, либо ты сейчас же рассказываешь, во что вляпался, либо…!
- … либо что?! – Миша с грохотом опустил тарелку на стол. – Что, Оля!?
- Так значит, не врут люди. Ты действительно во все это ввязался.
- Ввязался… - передразнил ее Михаил. – Скажешь тоже! Просто, помогаю одной женщине.
- А за одно и себе! – кивнула Ольга, садясь на стул и закидывая ногу на ногу.
- Мы уже давно договорились не лезть в жизнь друг друга.
- Но ты, не смотря на это, продолжал присутствовать в моей ежесекундно! Теперь пришел тот редкий случай, когда я имею полное право спросить, что ты задумал? А главное, чего добиваешься?
- Счастья своего добиваюсь! – бесцветным голосом ответил Михаил. – Ты же давно твердишь мне «женись-женись», я женюсь! Ты не волнуйся.
- Ты сейчас совершаешь большую ошибку. Катя собирается замуж за Жданова. Миш, свадьба в эту субботу!
- И что ты хочешь, чтобы я сплясал на радостях? – поморщился Борщев. – Оль, послушай меня, я просто борюсь за свое счастье, как ты меня учила, помнишь?
- Не так я тебя учила… - покачала головой Ольга. – Не такими методами! Ты рушишь жизни! Скажи, ну что вы придумали с этой Воропаевой?! Во что она тебя втянула?
- Олюнь, тебе это знать ни к чему. Это мои дела, мои проблемы, моя жизнь! Ты только мне не мешай, и все будет в порядке. Договорились?
Взглянул на часы и заторопился в коридор.
- А ты куда это?
- У меня еще дела. Обещаю, вернусь не поздно. Хотя… как получится. Ужин на столе. Все, пока.
Ольга даже сказать ничего толком не успела, а Михаила уже и след простыл.
- Да, крепко тебя, братец, зацепило… Надо тебя спасать…

0

22

Глава 21.

Кира грустно посматривала за окно. Вот и наступил тот самый «счастливый» день в ее жизни.
Именно сегодня Воропаева должна была официально войти в семью Ждановых.
Сегодня она могла бы стать самой счастливой женщиной в целом мире!
И что же теперь? Она сидит в каком-то неприметном кафе и пьет горький кофе.
А должна была счастливо заливаться смехом под хлопки открывающегося шампанского и крики «Горько!»…
Все эти мечты теперь достанутся другой. У которой всего через каких-то пять дней состоится свадьба с ЕЕ, Кириным, женихом!
Воропаева с остервенением отставила чашку на стол.
Да что же это происходит, в самом деле?
Самый завидный московский жених собирается осчастливить узами брака свою страшную несуразную секретаршу. Андрей! Ее любимый Андрюша хочет сделать Пушкареву Ждановой!
Это она его окрутила! Что с ним сделала?
Но ничего недолго ей осталось радоваться!
Воропаева взяла телефон и набрала номер Ждановой.
- Добрый вечер, Маргарита. – вежливо, но довольно холодно поздоровалась Кира.
- Кирочка, рада тебя слышать. – отозвалась женщина.
- Правда? А я думала, НЕ очень. – ехидно сказала Кира.
- Кирочка, ну зачем ты так? Я, между прочим, очень скучала…
- А было когда скучать? – перебила ее Кира. – А как же подготовка к свадьбе? Неужели, вас к этому не допустили?
- Подготовкой занимается Юлиана… Виноградова. – в голосе Маргариты проскользнули нотки обиды.
- Какая жалость! – с плохо скрываемым злорадством ответила Кира. – А кого на свадьбу приглашаете?
- Андрюша с Катей, - Кира тут же проскрипела зубами, а Марго продолжала, - не хотят шумной свадьбы, поэтому приглашаем только самых близких друзей и родственников.
Воропаева хмыкнула. Вот оно что! А ее свадьбу готовы были превратить в шоу! С кучей гостей, половину из которых она не знала, и наигранной радостью на лицах этих самых гостей. И ведь она согласилась.
А Пушкарева- то, оказывается, вертит Андреем, как хочет!
К чему бы это?
Неожиданная догадка ввергла Киру в состояние легкого шока, и она тут же выпалила:
- А Пушкарева что беременна?
На том конце трубки стало так тихо, что звенящая тишина давила на уши. Хотя в кафе было довольно шумно, Кира сейчас этого не замечала.
Собственно, молчание Ждановой было красноречивее любых слов.
Воропаева усмехнулась.
- Ну что ж… теперь все ясно. Что, прижала она вас всех своей беременностью? Свадьба в обмен на молчание. Согласилась  не поднимать шумихи вокруг семьи Ждановых за штамп в паспорте. Чудненько.
- Кира! – одернула девушку Маргарита. – Ничего подобного. И не надо наговаривать на Катю. Она очень милая девушка.
- Милая? –ахнула Воропаева. – Да, она водит вас за нос! Волк она в овечьей шкуре!
- Кира, - довольно спокойно заговорила Жданова, - тебе надо успокоиться. Ты сейчас все это говоришь, не подумав.
- Да как же вы не понимаете, Маргарита! – воскликнула Кира. –Она же просто вас дурачит. Может, она и не беременна вовсе. Врет! Или залетела от кого-нибудь, а теперь прикрывается вашим сыном. Ну, ничего, я ей устрою. Я ее выведу на чистую воду!
- Кира! Ты говоришь страшные вещи. Никак не ожидала от тебя такого. Ты прекрасно знаешь, что я отношусь к тебе, как к родной дочери. Мы для тебя много чего сделали и готовы сделать. Но сейчас я не могу ничего изменить. Андрей действительно полюбил! Да, он полюбил Катю! Но ни я, ни кто-либо другой ничего с этим не поделают. Тебе надо с этим смириться.
- Я не верю… - тихо сказала Кира. – Я не верю вам, Андрей не любит ее. Он не может любить эту лживую дрянь!
- Кира, прекрати! – не выдержала Жданова. – Я не могу больше это слушать! Если ничего другого ты сказать не можешь, то не стоит звонить мне. Я не намерена выслушивать оскорбления в адрес моей семьи. – Маргарита вздохнула. – И как бы то ни было, Катя теперь член нашей семьи. И я тебя настоятельно прошу не говорить о ней в подобном тоне. И еще… не надо больше устраивать показательных спектаклей и ссорить Андрея и Катю. Они друг другу доверяют. И не поссорятся из-за той ерунды, что ты выдумываешь.
- Ах, вот так, да? Отлично! – Киру просто трясло от гнева. – Да, я вашу ненаглядную Пушкареву со свету сживу! А про ребенка… это мы еще посмотрим… Чей ребенок? И существует ли он, вообще?
- Не делай глупости!
- Это вы, Маргарита, совершаете одну ошибку за другой, а я от своего не отступлюсь. До свидания!
Воропаева нажала «отбой» и снова уставилась за окно.
Вот еще новость! Пушкарева ждет ребенка от Жданова! Да, как такое вообще могло случиться?
Кира просто недоумевала.
От первого шока она уже оправилась и теперь обдумывала дальнейшие действия.
Теперь все ее прежние планы можно было спокойно отменить. Они не подойдут. Надо что-то более кардинальное. Такое, чтобы в это поверил Жданов. Это должно быть на эмоциях. Чтобы бросил свою Пушкареву. Прямо на свадьбе перед всеми гостями. Устроил незабываемую сцену. Чтобы Пушкарева со стыда сгорела.
Только, что бы такое придумать?
Неожиданно раздавшийся рядом голос, заставил Киру оторваться от своих мыслей.
- Звала меня? – тут же присаживаясь на соседний стул, спросил мужчина.
- Да. – задумчиво протянула Кира.
- Что нового?
- Ужас! – покачала головой Кира, и принялась крутить в руках пустую чашку. – Она беременна! Миш, что нам теперь делать?
Борщев вытаращил глаза и отрешенно смотрел в одну точку.
- К-как беременна? – через какое-то время все-таки спросил он. – Кто тебе сказал?
- Мать Андрея. – тихо ответила Кира. – Они ждут ребенка.
- Значит, - Миша грустно хмыкнул, - оставляем их в покое. Тут уж ничего не поделаешь.
- Что значит, оставляем? Хочешь сбежать? Спасовать перед первыми же трудностями?
- Но мы же ничего не сможем с этим поделать. К тому же, если твой Жданов ненавидит тебя, а Катя теперь терпеть не может меня, что нам с этого будет?
- Во-первых, еще не факт, что они не останутся с нами. Но даже если и так, то по крайней мере, они не будут вместе. И я уже от этого буду счастлива.
- А, по-моему, это просто какая-то прихоть. Так не доставайся же ты никому, называется!
- Не хочешь мне помогать, так и скажи. Другого найду. Но ты же говорил, что хочешь быть с ней.
- Хотел и хочу. Но теперь это невозможно, она ждет от Жданова ребенка.
- Велика беда! – всплеснула руками Кира. – Пусть воспитывает ребенка… с тобой. Или ты против?
- Я, ну, как бы это сказать… Это же не мой ребенок.
- Ничего, она тебе потом родит.
- Нет, - покачал головой Михаил, - ребенок все равно будет тянуть их друг к другу.
- Борщев, - закатила глаза Воропаева, - ты такой правильный! До мозга костей просто! Тьфу! Противно… Ты что думаешь, я об этом не подумала? Естественно ребенок будет тянуть Жданова к Кате.
- Тогда, как можно убедить Жданова, что это не его ребенок?
- Правильно мыслишь. Надо, просто, сделать отцом ребенка другого мужчину.
- Ты хочешь, чтобы я стал этим мужчиной?
- Я не понимаю, тебе Катя нужна? – разозлилась Кира. – Ну, а если да, то не надо спорить и отнекиваться. Сначала посеем семя недоверия в голове Андрея, а уж затем выложим пиковый туз.
- Я надеюсь, на Кате это никак не отразиться?
- Будем надеяться, что у нее все в порядке с нервами. – ухмыльнулась Кира.
- Кира, она беременна.
- Да знаю я все. – махнула рукой Воропаева. – Ничего с ней не случится.
- И что же ты собралась делать?
- Да, так… просто, Андрюша в день свадьбы должен получить интересного содержания  документик, в котором будет признано твое отцовство.
- А если он не поверит? Да, и Катя будет все отрицать. К тому же мы с ней познакомились совсем недавно.
- Мало ли, а может, это всего лишь отговорка. Кто докажет, что вы не встречались раньше? Да, и Кате Андрей в таком случае не поверит. Но сначала мы должны подорвать его доверие к ней. И я даже знаю, как…
* * *
Катя сидела  на мягком диване в кабинете Виноградовой, разглядывала журнал и пела:
- Белый букет, белый букет! Просто, у неба на все свой ответ…Ла-ла-ла…
В кабинет вошла Юлиана и рассмеялась.
- Смотрю, все страхи остались позади.
- Какие страхи? – пропела Пушкарева и развалилась на диване. – Юлечка, поздравь меня!
- А не рано? – засмеялась Юлиана. – Свадьба через три дня.
- Да, не с ней. – махнула рукой  Катя. – Я сегодня окончательно переезжаю к Андрею.
- Что? Крепость пала? Оборона не выдержала напора нашего Андрюшеньки? – развеселилась Виноградова. – Как вам удалось убедить твоего отца в переезде?
- А мы сообщили им радостную новость. – загадочно улыбнулась Катерина.
Виноградова потеряла дар речи и во все глаза смотрела на подругу.
- Господи! Тебя папа не убил? Жданов-то цел? Или уже в больнице?
- Юль, ну какая больница? Вообще, я сама удивилась, мне кажется, родители уже догадывались, поэтому так легко это восприняли. – хихикнула Катя. – Папа, конечно, пошумел немножко, но в принципе все нормально. И разрешил нам жить вместе.
- Еще бы он не разрешил. – еле сдерживая смех, сказала Юля. – Уже успели внуков заделать, и свадьба через три дня. Куда уж тянуть-то?
- Вот-вот! – Катя усиленно закивала. – В общем, сегодня я уже буду в НАШЕМ доме, хотя мы вообще хотим другую квартиру купить. Вернее Андрей хочет. Кстати, сегодня поедет смотреть. Прямо не верится, что я теперь буду жить с Андреем. А там еще наша собачка – лапочка.
Катя достала телефон и подозвала Юлю к себе.
- Иди сюда. Я тебе покажу нашего Клайдика.
Юлиана склонилась над маленьким дисплеем.
- Ох, ты! Какая прелесть. –воскликнула Юлиана. – Такой маленький.
- Это только пока. А потом такая зверюга вырастит.
- А я больше маленьких люблю. Вот завела себе таксу и радуюсь.
- Каждому свое. –вздохнула Катя и убрала телефон. – А знаешь, я вот чувствую какой-то прилив бодрости. Знаешь, даже Кира перестала делать гадости. Кажется, успокоилась!
Юлиана при упоминании Воропаевой вдруг напряглась и сморщила лобик.
- Я бы не скидывала Киру со счетов.
- А что такое? Ты что-то знаешь? – спросила Катерина.
- Нет, я ничего не могу утверждать. Просто…  - Юля замолчала, разглядывая серьезное Катино лицо, в котором уже не отражалась беззаботность, а появилась тревога, - Я видела позавчера Воропаеву в кафе.
Катя помотала головой и выжидательно посмотрела на  Виноградову, но та молчала. Наконец, Катя развела руками и спросила:
- И что?
- Она была там не одна, - тут же ответила Юля, словно только и ждала этого вопроса, - а с Михаилом.
- С Борщевым? – вопросительно посмотрела Катя. – Не понимаю, какие у них могут быть точки соприкосновения? Они друг друга и не знали. Да, их, собственно, и связывать-то ничего не может.
- Ошибаешься ты, Кать. Их точки соприкосновения – это вы с Андреем.
- Что? – казалось, Катя была готова рассмеяться Виноградовой в лицо, но остановил ее абсолютно серьезный взгляд подруги. – Думаешь, то шоу на показе они вместе разработали?
- Не знаю, но что-то мне слабо вериться, что Миша вдруг ни с того, ни с сего…
- А мне вот вериться… - кивнула Катя, припоминая поцелуй на пляже. – Ты думаешь, они что-то замышляют?
- Понятия не имею. – пожала плечами Юля. – Но меня это настораживает. Ты поаккуратнее, ладно?
- А что они могут сделать, Юль? – всплеснула руками Катя.
- Катюш, ты не нервничай. – постаралась успокоить подругу Юлиана. – Может, я преувеличиваю. Да, ерунда какая-то! Забудь.
- Юль, а что если, правда? Они заодно… Вдруг они что-нибудь вытворят? Мне страшно, Юлечка. Я  боюсь за ребенка.
- Катька, прекрати наводить панику! Больше никогда тебе ничего не скажу. – сердито сказала Виноградова и протянула Кате стакан воды.  –Выпей. Ничего случилось и не случится, если ты не будешь наговаривать. А если действительно боишься, расскажи Андрею.
- И что он обо мне подумает? Что я сумасшедшая? И у меня мания преследования?
Юлиана пожала плечами.
- Нет, я не буду ни о чем говорить Андрею. Ерунда это! Глупость какая-то! Я сама себя напугала. Развела тут.. на пустом месте.
Пушкарева прислонилась к спинке дивана и закрыла глаза.
Виноградова вздохнула и все же решила не откидывать свою мысль. В жизни всякое бывает. Надо было срочно поговорить с Ольгой.
Вдруг она что-то знает…
* * *
- Они что-то задумали и выжидают момент. – присаживаясь на край дивана в приемной Президента, прошептала Ольга.
- Кто? – встрепенулась Виктория, подбегая к девушке. – Что задумали?
- Твоя подружка…
- Бывшая подружка. – решила уточнить Вика. – Мне теперь с ней даже разговаривать не хочется. Так что?
- Так вот, твоя БЫВШАЯ подружка и мой брат точно что-то задумали.
- С чего такие выводы?
- Мне только что звонила Юлиана Виноградова и сказала, что видела их позавчера вместе. Они что-то обсуждали в кафе. Это же был понедельник. Миша тогда уехал куда-то, а вернулся довольно поздно. И ходил весь вечер, как в воду опущенный. Интересно, почему? Я просто уверена, что он ездил к Воропаевой.
- Да, дела… может, расскажем Андрею? Пусть будет в курсе. Ну, чтобы если что…
- А смысл? – перебила Клочкову Ольга. – Мы же не знаем, что они задумали.
- Ну, так хоть предупредим… на всякий случай.
- Думаешь, они что-нибудь выкинут? – закусила губу Оля.
- За несколько дней до свадьбы? Два безумных человека? Да, запросто! Поэтому и предлагаю предупредить Андрея, пока не поздно.
- Ладно, согласна. – кивнула Борщева.
Только Вика подошла к дверям президентского кабинета, как оттуда вылетел Жданов, прижимающий телефон к уху.
- Ну, сейчас- сейчас. Я уже еду. – раздраженно говорил Жданов. – Ну, вы что заранее не могли предупредить? Все, еду!
Жданов запихнул мобильный в карман и сердито посмотрел на девушек.
- Почему не работаем?
- Андрей, мне надо тебе кое-что сказать… - начала Вика, а Ольга согласно кивнула.
- Виктория, мне сейчас совершенно некогда. – Андрей надел пальто. – Сегодня уже не приеду. Я квартиру поехал смотреть. Запиши, кто будет звонить. Все, меня нет!
- Андрей, подожди, но я должна тебе сказать…
- Все потом! – крикнул Андрей уже из коридора.
Клочкова потопталась на месте и, покачав головой в знак безнадежности, упала обратно на диван.
- И что теперь делать?
- Надеяться, что до завтра они ничего не сделают.
- А если все же!…
- Тогда я придушу Мишеньку собственными ручками.
- И почему, когда что-то важное, у Жданова всегда не хватает времени?! – взмахнула руками Вика.
- Не время расслабляться, надо попробовать узнать, что задумали горе влюбленные.
- Я бы их назвала, горе безответно влюбленные.
- Не суть. – махнула рукой Ольга. – Значит так… Ты пытаешься выведать что-нибудь у Воропаевой, а я у Миши. Всё! Любые зацепки. Неосторожно сказанное слово, интонация – в нашем деле важно всё! – Ольга воинственно подбоченилась. – Операция «У» началась!
- Почему «У»? – удивилась Вика.
- Потому что «Ы» уже была. – пожала плечами Оля и скомандовала. – Вперед к Кире! Она еще не ушла с работы. А я домой, раскалывать любимого братика.
* * *
Катя вышла из машины и начала разглядывать подземный гараж.
- А почему мы раньше, когда к тебе приезжали, сюда машину не ставили?
- Смысла не было, а сегодня дождь проливной. Ты подожди здесь, я сейчас часть сумок отнесу и вернусь. Хорошо?
- Угу, -кивнула Катя и продолжила рассматривать теперь уже автомобили, стоявшие здесь.
Гараж чем-то напоминал подземную стоянку «Зималетто», только был меньше по площади. Да, и машин здесь стояло не так много.
В раздумьях, Катя совершенно не заметила, как к ней кто-то подошел.
- Кать. – позвали ее.
Девушка подпрыгнула от неожиданности и обернулась.
- О, нет! Опять ты! – нахмурилась Катя, глядя на Михаила. – Как ты здесь оказался? Как ты узнал, что я здесь, вообще? Следишь за мной?
- Нам надо поговорить. – его взгляд на секунду переместился куда-то за ее спину, и он тут же продолжил. – Почему ты скрыла от меня свою беременность?
- Что? – опешила Катя. – Да, как ты узнал? Тебя это вообще не касается.
- Ну, конечно. А вдруг это мой ребенок. Что тогда? – довольно громко поинтересовался Борщев.
Катерина впала в ступор и несколько секунд просто молчала, а потом медленно произнесла:
- Ты что спятил? Чего несешь-то?
- Катя, я настаиваю на ДНК- экспертизе! – с совершенно серьезным лицом продолжал Миша.
- Ты умом тронулся? – широко распахнув глаза, почти прошептала Катя.
- В общем, я надеюсь, что ты мне предоставишь документ, подтверждающий, что отец ребенка Жданов, а не я. Счастливо. – Михаил, развернувшись, направился к своей машине.
Катя несколько мгновений ошеломленно хлопала ресницами, пытаясь понять, свидетелем чего ей сейчас довелось быть.
Медленно развернулась и увидела в нескольких шагах от себя Жданова.
С первого взгляда, казалось, что он абсолютно спокоен. И только приглядевшись, Катя заметила, как угрожающе сжимаются и разжимаются руки. И как выступили желваки на его красивом лице.
Теперь Кате стало все предельно ясно!
Теперь понятно, для кого Борщев нес всю эту пургу!
Права была Юлиана, надо было рассказать Андрею сразу.
А сейчас, когда Кира с Михаилом уже разыграли свое представление, осталось только надеяться на благо разумность Андрея.
Жданов все-таки пришел в себя и угрожающе двинулся в ее сторону. Но дойдя до машины, лишь забрал из багажника оставшиеся сумки с продуктами и со всей силой хлопнул дверцей багажника. Щелкнул ключами, и машина возвестила, о своей надежной защите.
Катя все так же молча продолжала следить за действиями Андрея.
Знала, что нужно что-то сказать, но терялась в догадках, что же хочет услышать Андрей? Что-то ей подсказывало, что просто отнекиваться не получится.
А он тем временем дошел до лифта и, не поворачиваясь, крикнул:
- Так и будешь там стоять? Или все-таки домой пойдем?
Катя вздрогнула от звука его холодного голоса, но подошла.
В лифте друг на друга не смотрели.
А когда оказались в квартире, Жданов резкими движениями освободился от верхней одежды, прошел на середину коридора и, выбросив руки в стороны, крикнул:
- Добро пожаловать домой!
А затем развернулся, вошел в ванну и громко хлопнул дверью.
У Катиных ног засуетился щенок. Катя присела на корточки и стала гладить маленькую собачонку.
Внутри все сжалось от страха. Катя зажмурила глаза, чтобы не показать своих глупых слез.
Но когда щеночек вдруг жалобно заскулил и протянул к Кате лапку, как бы успокаивая хозяйку, Катерина всхлипнула и зарыдала, уже не сдерживая своих слез.
Отличный переезд! Ничего не скажешь!…

0

23

Глава 22.

Катя перевернулась на спину и уставилась в потолок. В темноте было не видно всех деталей обстановки в спальне, зато можно было различить очертания мебели. Но сейчас ничего разглядывать не хотелось.
Хотелось только одного, чтобы сейчас в комнату вошел Андрей. Чтобы прошептал на ушко какие-нибудь нежные глупости, и чтобы сегодняшнее происшествие и все его последствия забылись как страшный сон.
Но ничего из того, что так необходимо было сейчас Катерине, исполняться не хотело.
Еще немного поворочавшись на мягкой кровати с дурацким алым шелковым бельем, от которого, она уже дала себе обещание, избавиться; взглянула на часы.
Половина второго ночи! Похоже сегодня ей предстоит коротать ночь одной в этой постели с чертовыми скользкими простынями.
Интересно, а что там делает Андрей?
Эта мысль настолько овладела ею, что, поддавшись соблазну, Катя подкралась к двери и осторожно выглянула.
В гостиной работал телевизор, но Жданова не наблюдалось, зато в ванной шумела вода.
Катерина вздохнула.
Отличная участь ей выпала! Одна! В чужой, можно сказать, квартире!
Да, еще и Андрей! Злится на нее по непонятной причине. Вернее, по понятной только ему.
Молчит, а от самого так и исходит раздражение. От чего Катя, просто понятия не имела, куда деться.
Катерина уже несколько раз пыталась завести разговор и прояснить ситуацию, но Андрей ее не слушал.
Либо придумывал себе кучу дел, либо просто уходил.
После чего Катя еще какое-то время пыталась прогнать непрошеные слезы.
Неужели, правда, поверил в этот фарс?
Вот и выходи замуж теперь!
Катя потопталась босыми ногами на холодном паркете и направилась на кухню попить водички.
Конечно, это был всего лишь предлог. Отговорка для самой себя. Просто ей ужасно не хотелось возвращаться в спальню. Она и так провела там без сна больше двух часов.
Выглянула в коридор и только после этого на цыпочках прокралась в кухню.
Даже свет не включила. Налила себе стакан воды и стала пить мелкими глотками.
Вода в ванной перестала литься, и через несколько минут темный коридор озарил луч света, падающий из ванной комнаты. А потом снова погас, погружая все во тьму.
Послышались удаляющиеся шаги, а потом и звуки телевизора смолкли.
Катерина снова вздохнула, тоскливо посмотрела на стакан воды и отставила его на стол.
Еще немного помялась в нерешительности, а затем все-таки направилась обратно в комнату.
Зашла в гостиную и устремила удивленный взгляд на Андрея. Он разобрал себе диван и теперь, укрывшись одеялом, ложился спать.
Здесь! В гостиной! На этом диване! Без нее!!!
Стало жутко обидно. Захотелось топнуть ногой и закричать: «Я же не виновата! Почему ты так со мной?!»
Кажется, она все-таки всхлипнула, потому что Жданов оторвал голову от подушки и посмотрел прямо на нее.
Потом сел и нахмурился, и даже в темноте взгляд  то и дело возвращался к ладной фигурке в коротенькой ночнушке и сбивал с мысли.
Наконец, он отвел взгляд и спросил:
- Почему не спишь? Поздно уже.
- Не спится на новом месте. Уже два часа бессонницей мучаюсь. Ходила на кухню… воды выпить.
Андрей кивнул, но глаза на нее все так же не поднимал.
- Нам надо поговорить… - тихо сказала Катя, чуть склонив голову на бок.
- Кать, давай завтра… с утра. А сейчас иди спать. – поморщился Андрей.
- Нет, я хочу поговорить именно сейчас. – голос ее чуть дрогнул.
Опустилась в кресло, а потом и вовсе забралась в него с ногами.
Жданов продолжал делать вид, что на нее не смотрит, но искоса поглядывал на нее, и заметил, как она потерла ладони друг об друга.
- Я открывал окно. – сказал он, а потом откинул край одеяла. – Ложись, замерзнешь же.
Катю второй раз приглашать не надо было.
В комнате действительно было холодно, и простужаться перед свадьбой совсем не хотелось.
Почти бегом преодолела то небольшое расстояние от кресла до дивана и уютно утроилась под теплым одеяльцем.
Вдруг так хорошо стало. Рядом с Андреем. Как раньше. Только Жданов был напряжен и сосредоточен на каких-то своих мыслях.
Катя посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц и тихонько вздохнула.
- Это неправда… - сказала она, словно прочитав его мысли.
Жданов еще помолчал, уставившись в пустоту.
- Тогда… зачем?…
- Глупый спектакль, чтобы снова нас поссорить. Вот только не понимаю, почему ты все время веришь другим? Ты мне не доверяешь?
Андрей не ответил и только странно хмыкнул.
Катя повернулась к нему лицом и приподнялась на локте, заглядывая ему в лицо.
- Андрей… ты мне не веришь?
- Верю… - выдохнул Андрей, - Верю!…
- Почему же ты, в таком случае, поверил в то, что говорил Борщев? Ты поверил в абсолютную чушь, надо сказать. Сам же прекрасно знаешь, что мы с ним познакомились в Египте. А срок беременности три с половиной месяца.
- Не знаю я… Увидел тебя с ним. А потом услышал, что он говорил. И меня словно парализовало. Так страшно стало, Кать…
Андрей потер ладонями лицо.
- Я вот подумал, а что если я тебя потеряю… Что тогда будет? – Андрей тоже развернулся к Катерине лицом. – И ничего, понимаешь? Ничего не будет.
Катя провела рукой по плечу Андрея.
- Напридумывал ерунды. А я мучаюсь целый день.
- Кать, ты ведь не уйдешь?
- Не уйду. Только если ты скажешь…
- Я не скажу. Ты и наш малыш – это же вся моя жизнь. Ни «Зималетто», ни что-либо еще… А только моя семья.
- Как же я тебя люблю. – прошептала Катя.
- А я тебя, ты не представляешь как. – Андрей поцеловал Катю и хитро посмотрел на нее. – Пойдем  в спальню?
- Нет, - покачала головой Катя, - там дурацкое шелковое белье.
Андрей затрясся от беззвучного смеха.
- Не смейся. – обиженно надулась Катя. – Там холодно и скользко. И как ты там спишь?
- Холодно ей. – хохотнул он и просунул руку под ночнушку. – Сейчас исправим.
- Жданов, ты не исправим. Ты знаешь?
- Знаю. – раздался голос Жданова откуда-то из-под одеяла.
Его голова снова высунулась из-под одеяла, и их губы тут же слились в долгом поцелуе.
Разве можно было сказать, что эти двое еще несколько минут назад были в ссоре? И вообще друг с другом не разговаривали.
Сейчас уже нет…
Сейчас все было так, как должно было быть.
Уже засыпая в крепких объятиях любимого, Катя пробормотала:
- Два дня до НАШЕГО счастья.
- Нет, два дня до нашей свадьбы. А счастье… я его уже давно обрел, вместе с тобой.
Катя еще теснее прижалась к Андрею.
- А ты – мое счастье…
* * *
День свадьбы настал слишком быстро.
И теперь компания «Зималетто» опустошилась. Вечером в пятницу на административном этаже бродило всего несколько заработавшихся людей.
Женсовет в полном составе прибывал на торжестве, о котором говорила уже практически вся Москва.
Там же находился и Малиновский.
Урядов покинул рабочее место еще в обед, а затем ушел и Милко.
В итоге осталось всего несколько менеджеров, Ольга и Виктория, которой было велено отвечать на телефонные звонки. Все остальные, воспользовавшись отсутствием начальства просто решили устроить себе короткий день.
Виктория, может, и была не против тоже уйти пораньше, но в офисе еще оставалась Кира. И ее злить совсем не хотелось.
Клочкова неспешно шла через пустую приемную, когда вдруг услышала из-за приоткрытой двери Кириного кабинета ее недовольный голос:
- Ну, что раскисаешь? Все нормально будет… Ну, закатит он твоей Кате небольшой скандальчик… ну, хорошо – большой!… Да, что ты ноешь?… Передумал?… а если нет, тогда хватит мне названивать. Я, между прочим, и так уже везде опаздываю. Они расписались еще в два, а сейчас уже пятнадцать минут шестого… Да, Мишенька, да! Короче, я поехала. Осталось только передать через кого-нибудь этот фальшивый документ, и все! Андрей разругается с ней, и уже через несколько дней после их «замечательный» свадебки состоится замечательный бракоразводный процесс… Ну, и не верь! Я-то точно знаю, как отреагирует Андрей… Всё! Я выезжаю из «Зималетто». Как освобожусь- позвоню.
Вика застыла, переваривая услышанную информацию.
Воропаева пробурчала что-то неразборчивое себе под нос, и Виктория, услышав шаги, рванула из приемной и влетела в пустой кабинет Малиновского.
Выдохнула и убрала руку от быстро бьющегося сердца. Подождала, пока стихнет стук каблуков, и осторожно вышла из кабинета.
Остановилась и зачем-то долго рассматривала мыски своих сапог, а после рванула по коридору и ворвалась в приемную, где сидела Ольга.
Буквально, рухнула на ее стол и стала тяжело дышать, не в силах произнести ни слова из-за так не кстати сбившегося дыхания.
- Вика, что… что такое? – удивленно спросила Оля, глядя на невменяемую Клочкову.
- Там… Кира… какой-то фальшивый документ… Андрей прочтет… скандал… уууф!… - выдохнула Вика.
- Не поняла.  – замотала головой Борщева.
- Что?! – закричала Вика. – Ну, что ты еще не поняла?! Нам срочно нужно предупредить Жданова или Катю… опередить или остановить Киру!… главное, скорее!…
- Ты можешь по-человечески объяснить, что произошло? – вскакивая и накидывая коротенькую курточку, спрашивала Оля.
- Кира с Мишей хотят что-то подсунуть Андрею. Кира говорила про какой-то фальшивый документ… Я не знаю… - Вика потерла лоб. – Черт! Я не знаю!
- Так, без паники! Собирайся! Мы едем туда. У тебя есть адрес ресторана?
- Может, у Киры где-нибудь записано? – Вика опрометью кинулась в кабинет Воропаевой.
Борщева влетела в Кирин кабинет через несколько минут уже с Викиным пальто в одной руке, и сумкой – в другой.
- Ну, что? – Ольга потрясла замеревшую Вику.
Клочкова только моргнула и молча протянула какой-то листок.
Ольга пробежалась глазами по тексту и медленно выдохнула.
- Это же конец… - как-то обреченно тихо сказала Вика. – Ты не представляешь, что сделает Андрей, когда увидит ЭТО.
- Представляю. – сквозь зубы процедила Оля. – Звони Андрею.
Вика схватила телефон.
Ничего… Аппарат абонента выключен…
- Черт! – воскликнула Виктория. – Выключен.
- Аааа… Так! Срочно звони его свидетелю. Ну, этому, как его?…
- Малиновскому! – кивнула Вика и стала набирать знакомый номер.
Долгое время в телефоне звучали гудки.
А потом Вика вдруг вскрикнула:
- Рома!
- Викусик? Ты что ли? Чего орешь-то? Хотя, ты же всегда так разговариваешь… - как всегда жизнерадостно заговорил Роман.
- Заткнись, Малиновский! – перебив неугомонного весельчака, Вика, пылая от злости, выкрикнула. – Где ты сейчас? В ресторане?
- Твое любопытство…
- Малиновский! – завизжала Клочкова.
- Спокойно- спокойно. Я сейчас еду туда. Вместе с Юлианой. У нее были срочные дела. Так уж вышло. Мне пришлось ее отвезти. А что случилось-то?
Вика тихо застонала и упала в Кирино кресло.
Ольга уперлась двумя руками в столешницу и одними губами спросила:
- Что?
Клочкова замотала головой и с новой силой вцепилась в трубку.
- Ромочка, во сколько вы там будете? Почему вы, СВИДЕТЕЛИ, куда-то уехали?! Кто вам позволил?
- Вик, ну, скажи уже, что случилось?
- Рома, они поссорятся!
- Кто? – по голосу сразу стало ясно, что Рома сосредоточился.
- Кира… она все подстроила… - и Вика рассказала ему все, что знала.
Кажется, Рома нецензурно высказался. А потом и вовсе замолчал. Вика прикрыла глаза, и чуть позже услышала взволнованный голос вице-президента:
- Вик, я все понял, но… мы с Юлей будем там не раньше, чем через полчаса.
- Нам еще дольше ехать.
- А Кира давно уехала?
- Давно! Как же мы успеем?
- Не знаю… не знаю… -бормотал Роман. – Выезжайте!
- Поняла. – кивнула Вика и вскочила на ноги. – Рома, я умоляю, постарайся быстрее!
- Постараюсь.
Клочкова бросила трубку и стала влезать в свое пальто.
Ольга топталась на месте и выжидательно смотрела на Викторию.
- Мы едем туда! – наконец, изрекла Вика.
Ольга кивнула.
А Вика вдруг резко остановилась. Сначала смотрела  в никуда, а потом бросила взгляд на Борщеву.
- Мы не успеем…
Ольга вздохнула и схватила Вику за рукав.
- Поехали!…
* * *
В зале ресторана было шумно и весело. Не хватало только двух свидетелей.
Гости уже сбились со счета, какой раз произносится тост. А уж сколько раз раздавались крики «Горько!» и сколько было этих «горьких» поцелуев…
Невеста с женихом, а вернее уже жена с мужем сияли, светились счастьем изнутри.
Казалось, для них, вообще, не существовало всей этой суеты и веселья.
Только они… только вдвоем…
Танцевали, прижимаясь друг к другу. Целовались.
И неважно, требовали этого гости или нет.
Просто, потому что им этого хотелось… Просто, потому что это было необходимо…
Не выпускать друг друга из крепких объятий ни на секунду.
Было ощущение, что если сейчас отпустят друг друга, то произойдет что-то страшное.. непоправимое…
Хватались за руки, не отпуская ни на минуту теплые ладони.
Сердце счастливо замирало при виде золотых ободков, сверкающих на свету, когда взгляды случайно касались обручальных колец.
И ни Катя, ни Андрей не смогли бы сейчас ответить, почему им было так необходимо держаться друг за друга, как утопающий хватается за спасательный круг.
Словно, мир пошатнулся в один миг, когда один из официантов окликнул Андрея.
- Кать, я на минутку. – заверил Жданов.
Он уходил, а Катя заворожено смотрела ему вслед. Как легкой походкой он направился к выходу, оставляя за собой шлейф ароматного дорогого парфюма.
Он сказал, что уходит всего на несколько минут, а показалось, навсегда.
Именно сейчас стало так невыносимо страшно его потерять.
Еще месяц назад она готова была просто уйти из «Зималетто» и оставить все позади.
А теперь отчетливо понимала, что слишком сильно привязана невидимыми нитями к Андрею. И уж эти нити ей самой не разорвать… не выпутаться… да, и не хотелось…
От созерцания спины Андрея ее отвлекла порядком захмелевшая Маша Тропинкина.
Что-то весело щебетала и в запале размахивала руками. Катя рассеяно улыбалась, будто и не ее сейчас окружили гости и поздравляют с одним из самых главных решений в жизни.
Будто не она сейчас должна улыбаться и чокаться со всеми.
Она сейчас была не так далека от этого места. Всего лишь в фойе, где сейчас находился ее муж.

Андрей вышел в фойе и лучезарно улыбнулся швейцару, протягивающему ему какой-то конверт.
Жданов забрал конверт и досадливо поморщился.
Ну, неужели, нельзя было потом передать?
Развернулся и пошел обратно в зал, на ходу разрывая конверт.
Пробежался глазами по документу и даже усмехнулся сначала. В голове был туман, захмелевший от выпитого Жданов не сразу вник в суть написанного.
А когда прочитал второй раз, замотал головой и прикрыл глаза, но всего на секунду.
Снова взглянул в несколько строк и бросил взгляд на Катерину.
Она стояла в толпе среди гостей.
Такая красивая в белом платье. Улыбалась и что-то говорила Амуре и Шуре.
Взгляд сам по себе скользнул по ее животу.
Внутри что-то до боли сжалось, а потом взорвалось…
Жданов почувствовал, как его начинает переполнять неконтролируемый приступ злости.
Ее звонкий счастливый смех зазвенел в его ушах колокольчиком.
Он очнулся и рванул в сторону Катерины.
- Катя! – окликнул он ее.
А девушка, еще не поворачиваясь, уловила нотки раздражения в его голосе.
Вся сжалась в комок. Испуганно ойкнула, когда он подхватил ее под локоть и потащил в фойе.
Как только они оказались в тихом безлюдном холле, Катя испуганно взглянула на Андрея.
- Андрюша, что случилось?
- Не смей! Не смей меня спрашивать, что случилось! – выдохнул он.
Катя заметила в его руках  какой-то смятый клочок бумаги и кивнула на него.
- Что это?
- Это? – наигранно удивился Андрей и даже улыбнулся. – Это то, что ты должна отдать своему горячо любимому Мишеньке! Что же ты до сих пор здесь? Надо же обрадовать счастливого папашу!
- Андрей, что ты такое говоришь? Что там?
Жданов почти швырнул ей в лицо документ.
Она опустила взгляд в столь ненавистный Ждановым объект.
О, Боже! И чем больше она понимала, тем хуже ей становилось.
Ей показалось, что сердце ухнуло куда-то… полетело вниз…
Только взглянула в полные ненависти глаза  мужа… и ей этого хватило…
- Это все неправда… - прошептала она, стараясь не заплакать.
- Ты мне это уже говорила. – усмехнулся Жданов. – И просила верить только тебе. А как тогда ты мне это объяснишь, а?
- Это все Миша и Кира… это они… - лепетала Катя.
- Хватит! – рявкнул Жданов так, что Катя вздрогнула от испуга. – Ты уже завралась! Только одного не понимаю, я тебе зачем? Свадьба вся эта… Хотя, - Жданов снова усмехнулся, - ты же так долго отбрыкивалась от меня… теперь все понятно.
- Почему ты мне не веришь? – Катерина уже не скрывала своих слез.
- Да, потому что… всему есть предел!
Катя хотела дотронуться до его руки, но он только взбрыкнул.
- Спала с ним… и со мной! Даже не знала от кого ребенок! Ну, ты и!…
Не договорил не в силах произнести вслух то, о чем подумал.
Только рукой махнул и пошел к выходу.
- Андрей, куда ты? – подбежала, путаясь в длинном платье.
- Подальше, - обвел взглядом фойе, - от этого… и от тебя…
Эти слова обожгли. Подействовали не хуже пощечины.
А он все уходил…
Не смотрел на нее намерено. Не хотел видеть ее мокрые от слез щеки и грустные глаза.
Кажется, когда он уже трогался с места, увидел, как она в одном платье выскочила на улицу.
Отвел взгляд, не смотрел…
Так было легче… просто уехать…
И ничего не знать…
И ни о чем не думать…
* * *
Выбежала на улицу, увидела, как отъезжает машина.
Каблуки мешали бежать так же, как и длинное платье.
А когда, он вывернул на шоссе, она вдруг так резко остановилась и стала оседать на землю.
Без какой-либо мысли в голове…
Толком ничего не понимая, без осознано…
Кажется, кто-то начал поднимать ее с мокрого асфальта, укрыл своим пальто. Где-то рядом промелькнули обеспокоенные лица Ромы и Юли.
Так вот чье это было пальто. Это Роман отдал свое. И поднял ее с земли тоже он.
Юля что-то спрашивала. Поджимала губы.
Катя непонимающе моргнула и пришла в себя, когда Рома спросил:
- Катя, где Андрей?
- Андрей? – Катя всхлипнула и снова разрыдалась. – Он уехал…
- Куда? – недоуменно спросил Малиновский.
- Я не знаю… он разозлился очень… на меня… и уехал…
- На своей машине? В таком состоянии?
Рома испустил тяжкий вздох.
Что делать? Они все же не успели! Опоздали на каких-то пять минут! Где теперь этого Жданова искать?
Катя снова ушла в себя, и просидела без движения довольно долго.
Рядом бегали и пытались успокоить ее мама и Маргарита. Валерий нервно выхаживал по опустевшему залу, все гости уже разошлись… Когда? Катя, хоть убей, вспомнить не могла.
Павел постоянно кому-то звонил. Так же как и Роман.
Зазвонивший совсем рядом телефон вывел Катерину из ступора. Просто потому что мелодия была такая же, как у Андрея.
Она встрепенулась, подскочила и только после того, как Роман гаркнул в трубку, снова опустилась на стул.
Посматривала на Романа, а он вдруг как-то побледнел и странно глянул на Катю. Отвечал односложно, и поэтому ничего из этого разговора не было понятно.
Малиновский задергался, и Катя почувствовала, как тревожно забилось сердце.
Роман отключил телефон. Все выжидающе смотрели на него, а он неотрывно глядел Кате в глаза.
- Это Андрей? – спросила Маргарита.
- Нет. – поспешно замотал головой Рома.
- Что-нибудь об Андрее?
Малиновский как-то дергано улыбнулся.
- Нет, Вика звонила. Мне надо отлучиться, я ненадолго.
Катя не поверила ни единому слову. Поднялась и заглянула Роме в глаза, он их отвел.
- Я с тобой…
- Кать, оставайся здесь. Вот, найдем Андрея…
- Вы уже нашли… - тихо, чтобы слышал только Роман, сказала Катерина. – Рома, возьми меня с собой.
Малиновский хотел еще что-то сказать, но понял, что Катя непреклонна.
- Катя, - позвала девушку Маргарита, - давай Рома один съездит, а если что он нам позвонит.
- Верно, хочешь, я тебя отвезу… ах, черт! Я же без машины… Ну, вызовем такси! – кивнула Юля. – А ты пока посидишь, успокоишься.
Роман, не говоря ни слова, ушел.
Катя села и пустилась в новые страдания.
Через какое-то неопределенное время вдруг ее молчавший телефон зазвонил.
Она выхватила его из рук матери и выдохнула в трубку:
- Алло.
-…
- Да, я Катя.
-…
- Что? – Кате показалось, что мир рухнул в один момент.
Нажала «отбой», но явно на автомате.
И вдруг стала с тихим стоном падать.
Если бы не Павел, который стоял рядом, она бы точно упала на пол.
Жданов подхватил девушку и усадил на стул.
На несколько секунд все застыли и затихли…
А потом вдруг все вместе сорвались со своих мест, загалдели и засуетились, старясь привести Катю в чувства…

* * *
На дороге застопорились какие-то машины.
На месте, которое было огорожено лентой, стоял огромный раскореженный грузовик.
Катя, не обращая внимания на Юлиану, которая пыталась ее остановить, вылетела из машины, и что было сил кинулась к тому самому огороженному месту.
Не слыша криков Виноградовой, которая осталась где-то позади; не замечая мужчин в форме, смотрящих на нее, кто с удивлением, кто с жалостью.
Бежала, стараясь выискать взглядом Рому.
А увидела вдруг зареванную Клочкову, а рядом какую-то девушку. Обе стояли по внешнюю сторону от ограды.
Катерина поспешила к ним. Зацепилась за какую-то железку, чуть не порвав подол пышного платья.
Юлиана затерялась где-то в толпе и о чем-то разговаривала с сотрудниками милиции.
Виктория, заметив Катю, вся сжалась и схватила Ольгу за руку.
- Оль, я не смогу ей сказать… Я не смогу…
- Я понимаю. – ответила Борщева. – Пусть следователь скажет. В конце концов, это его работа.
Клочкова кивнула и постаралась собраться.
Промокнула красные от слез глаза платком и судорожно вздохнула.
- Вика, скажи, что… где Андрей? – Катя, буквально,  вцепилась в Вику мертвой хваткой и даже не взглянула на Ольгу.
А Вика молчала, боясь, что если сейчас начнет говорить, то обязательно заплачет, поэтому закусывала нижнюю губу и  просто смотрела на Катю.
Катерина сначала ожидала, что Вика хоть что-нибудь скажет, а потом вдруг крикнула:
- Рома!
И снова побежала… несмотря на преграды в виде мужчин в форме ДПС, пытавшихся ее остановить.
Вот такая растрепанная невеста  в уже потрепанном и потерявшем свою прежнюю белизну платье.
Но все же невеста!
Роман заметил ее, когда она окликнула его. Смотрел, как она бежит к нему, а в голове лихорадочно метались мысли.
Как ей сказать?
В ее день… в ее самый счастливый день…
- Рома! – снова крикнула она.
Кинулась к Малиновскому.
- Почему ты уехал без меня? Где Андрей? Что с ним? – заглядывала в глаза, которые Рома старательно отводил.
Следователь тяжело вздохнул. И как? Как он должен ей сообщить эту новость?
Все же не каждый день говоришь невестам, что…
- Что? – теребила девушка Рому.
- Катерина Валерьевна, успокойтесь, пожалуйста. – попросил следователь. – Дело в том, что Андрей Павлович погиб в автокатастрофе.
В Катиных глазах читался немой ужас.
Рома даже испугался, все-таки она, ко всему прочему, беременна.
А она замерла, не двигаясь, и только ладошку к губам поднесла, и не веря, мотала головой.
- Нет, этого не может быть. Нет! – крикнула она.
Следователь низко наклонил голову. Ему вдруг стало стыдно, словно это случилось по его вине.
А девушка уже билась в истерике. Что-то кричала, постоянно повторяя «нет».
Роман хватал ее за руки, стараясь успокоить, прижимал к себе, а она вырывалась, смотрела куда-то за его спину и все выкрикивала имя «Андрей».
Кажется, на них смотрели все собравшиеся люди.
Вика вновь заплакала, глядя на Катю.
Уже бежала Юлиана. Подлетела и тоже обняла Катю.
А за спиной Романа, куда так и глядела Катерина, стояла та груда метала, которая еще совсем недавно была дорогущим Порше. А сейчас вся искореженная почти  до конца сгоревшая стояла какой-то бесформенной кучкой рядом с громадным грузовиком.
Рома с Юлианой шептали ей что-то успокаивающее, а она все смотрела на то, что осталось от машины мужа, и отказывалась верить, что его больше нет.
Ее куда-то повели. Роман тянул за руку.
А она, не отрывая взгляда, смотрела на горелую машину.
И по щекам слезы… и все стало каким-то безразличным…
Только стоять бы здесь на ветру холодным апрельским вечером и глядеть куда-то в пустоту.

Спустя час она уже более или менее пришла в себя. Во всяком случае, перестала биться в истерике и только тихо поскуливала, сидя на стуле в кабинете следователя. Юлиана сочувственно поглаживала ее по плечу.
Следователь тем временем рассказывал Роману, что произошло.
- Вызвала нас на место происшествия, - заглянул в протокол, - Виктория Клочкова. Они с подругой, кажется, проезжали мимо. Авария, конечно, страшная произошла. Когда автомобиль влетел в грузовик, его первоначально сплющило от удара, и уж потом он загорелся. В общем-то, даже от тела почти ничего не осталось.
Катя, молчавшая до этого на протяжении вот уже сорока минут, тихо сказала:
- Он не погиб… С ним что-то случилось, но он жив…
- Катюш, успокойся, тебе отдохнуть надо. – Юля погладила Катю по голове.
- Нет, он жив… Я бы почувствовала… Он жив! – Катя смотрела в одну точку.
- Извините, Катерина Валерьевна, но это невозможно.
- Нет, он не мог… только не в день нашей свадьбы… - подняла голову и увидела себя в зеркале.
Катя сейчас смотрела на себя как будто со стороны.
Грязное помятое платье, растекшаяся по лицу косметика, несчастный взгляд.
- Катя, ну поймите вы, никто, кроме Жданова не мог быть в его машине! Да, по телу не распознаешь, но тут и так все предельно ясно. Сел за руль в нетрезвом состоянии.
- Это не он. С Андреем что-то случилось, его надо найти…
Малиновский тяжело вздохнул и  подошел к Кате. Присел на корточки и взял в руку ее холодную ладонь.
- Кать, а идите с Юлькой в мою машину. Я скоро освобожусь…
- Ты отвезешь меня туда… где авария…
- Зачем, Катя? Это бессмысленно!
Катерина будто только сейчас поняла, что все действительно напрасно.
Плечи ее затряслись от беззвучных рыданий.
- Тихо-тихо… Все будет хорошо. – приговаривала Виноградова.
- Ничего! Ничего не будет хорошо без него! – срывающимся голосом крикнула Катя.
- Чщ! – Юля сделала глубокий вздох и протянула руку. – Давай ключи от машины, мы туда пойдем.
- Давайте, я вас провожу. – глядя на Катю, сказал Рома и обратился к следователю. – Извините, я ненадолго. Ничего?
- Да, конечно, я все понимаю.

Вика, сидя на жестком стуле в коридоре отделения милиции, хлюпала носом и о чем-то думала.
Рядом туда-сюда выхаживала Ольга, она просто не могла сидеть на месте.
Ждановым-старшим уже было сообщено о происшествии, и они уехали домой, Павлу что-то поплохело. И это немудрено.
- «Бедные родители Андрея. – думала Вика. – Ведь говорят, нет ничего хуже, чем хоронить собственных детей. Как же они все это переживут?»
Внезапно ворвавшиеся в коридор Михаил и Кира обратили на себя внимание девушек.
Чуть не застряв в дверях, пытаясь одновременно протиснуться вперед, они оба подскочили к Вике и Ольге.
Оля фыркнула и посмотрела на брата с презрением.
- Ну что, доволен, братец? Добился, чего хотел? Катя теперь абсолютно свободна.
- Что это значит? – затаив дыхание, спросил Миша. – Что мы, вообще, делаем в отделении милиции?
- Ну, Кир, отомстила? – криво улыбнулась Вика. – На душе полегче стало? Ты только знай, что в первую очередь, ты отомстила себе. Дура ты набитая!
- Да, как ты со мной разговариваешь?
- Да, с тобой еще и не так надо! – вступилась за Клочкову Оля.
- Да, что за… Где Андрей? – решила задать единственно интересующий ее вопрос Кира.
Именно в этот момент открылась дверь и оттуда вышли Роман, Юлиана и Катя.
На Катю было жалко смотреть. Заплаканная, она еле держалась на ногах. Вернее, держал ее Малиновский. Сама бы она уже точно не дошла.
Вика шмыгнула носом, Ольга, не в силах смотреть на все это, стала изучать пол под ногами.
Миша было дернулся к Катерине, но сестра остановила его, ухватив за рукав.
Подняв голову, Катя обвела присутствующих мутным взглядом и вдруг увидела лицо ой, по вине которой она сейчас не ехала домой с Андреем, а стояла здесь и не знала, как дальше жить.
- Катя? – Воропаева была совсем сбита с толку.
- Дрянь! Как ты могла?! – вроде бы и сил уже не осталось, но если бы Юля с Ромой ее не удерживали, Катя уже давно бы вцепилась Воропаевой в волосы. – Что ты натворила?! Если бы ты только представить могла, ЧТО ТЫ НАТВОРИЛА!
- Где Андрей, Рома? – тихо спросила Кира.
- Его нет. – глядя прямо Кире в глаза, холодно ответил Роман, вот уж к кому он не испытывал ни капли жалости.
- Что значит «нет»? А где он?
Борщев, похоже, догадался о случившемся раньше Киры, потому что прочел что-то в глазах Кати.
Отвернулся, сунув руки в карманы, и закачал головой.
- Его нет, Кира. Он погиб в аварии. – ответила Вика так тихо, что можно было и не услышать, но для Киры эти слова прогремели, как гром.
Рома уже приготовился к причитаниям Киры, но она неожиданно просто села на стул рядом с Викой и зашептала:
- Это я… я во всем виновата… это же я его убила….
- Ты! Да, это ты его убила! Ты разрушила все то немногое, что у меня было! – снова выкрикнула Катя.
Воропаева посмотрела на Катю. Сколько боли и ненависти было в ее глазах.
- Я тебя ненавижу, Воропаева! Ненавижу! – Катерина предприняла еще одну попытку подскочить к Кире, но Роман счел правильным – поскорее увести отсюда Катю.
Недолго сопротивляясь, Катя все-таки покинула коридор.
На какое-то время в помещении воцарилась гробовая тишина, прерываемая только редкими всхлипами Клочковой.
Кира, казалось, вообще, уже была не здесь. Глаза ее стали стеклянными, и она смотрела в одну точку.
На лице застыл ужас. Было ощущение, что вот-вот, еще чуть-чуть и она закричит, забьется в истерике, как это недавно было с Катей…
Но нет, Воропаева молчала.
Оля бросила осторожный взгляд на брата.
- Миш, - позвала она его.
- Боже… Она ведь и меня так же ненавидит! Что же мы наделали-то? Человека до могилы довели. Я уже не говорю о том, что могло случиться с Катей.
Роман, не обращая ни на кого внимания, пролетел мимо собравшихся и скрылся в кабинете.
Прошло, наверное, около получаса, когда Малиновский снова оказался в коридоре.
Теперь уже все смотрели на него и ждали, что он скажет.
Роман с ненавистью посмотрел на Киру и Михаила и прошел к выходу, не проронив ни слова.
Никто не собирался задавать ему вопросы, но все ждали хоть каких-нибудь слов.
Рома вдруг резко остановился и, не оборачиваясь, сказал:
- Похороны через три дня.
А затем вышел и прикрыл за собой дверь.
Кира так и осталась сидеть с каменным лицом.
Борщев шарахнул кулаком об стену. Оля застыла в нерешительности, не зная, кого начинать успокаивать первым.
Виктория вдруг поднялась и пошла к выходу.
А потом обернулась и сказала:
- Да, будьте вы прокляты! К черту вас! И тебя, Борщев! И тебя, Кира! А жизнь… она еще накажет вас… за все!
Клочкова немного помолчала, а потом спросила:
- Оль, ты уходишь? Или с ними будешь?
- Нет, я тобой. Давай, домой отвезу. Все-таки на машине. – Ольга поторопилась за Викой.
И только вдруг пошедший дождь барабанил в окно, нарушая тишину узкого помещения…
* * *
На улице было холодно и очень темно. Даже луны и звезд не было видно.
Он очнулся от того, что на лицо упала капля воды, потом еще одна. Кажется, начинался дождь.
Андрей понятия не имел, где сейчас находится. Осторожно сел.
Голова жутко болела и, проведя по волосам рукой, увидел на ладони кровь.
Черт! Где он?
Огляделся. Какой-то лес вокруг. Хотя, нет, не вокруг.
С одной стороны дорога. Но не шоссе.
Аккуратно поднялся, но на ногах долго стоять не смог, снова опустился на сырую землю.
Дождь все усиливался, а Андрей старался придумать, как ему отсюда выбраться и не сгнить в этой канаве.
Постарался вспомнить, что произошло, напрягая память.
И вдруг что-то блеснуло на безымянном пальце левой руки.
О, Господи! Как он мог забыть? Свадьба! Их с Катей день!
И снова воспоминания: вот он читает документ… отец ребенка – Борщев… ссора с Катей… он уезжает… решает поехать за город… впереди какой-то мужчина ловит машину… решил подвезти… мужик попросил помочь поставить что-то в багажник… вышел из машины… и удар по голове…
Повезло, что память не потерял.
А у него, значит, угнали машину.
И что ему теперь делать?
Пешком до ближайшего поселка несколько километров.
Нет, он столько не пройдет. Голова кружится, и ноги не держат.
Снова встал, пошатываясь, доковылял до дороги. Где-то вдалеке показались огни приближающегося автомобиля.
Вытянул руку, но водитель на огромной скорости пронесся мимо.
Жданов тут же припомнил всех чертей, но ту увидел еще одну подъезжающую машину.
О, чудо! Машина стала притормаживать. А через несколько секунд из нее выскочила девушка.
- Андрей! О, Господи! Что это с тобой? – воскликнула девушка.
Жданов постарался сфокусировать взгляд, но все почему-то расплывалось.
- Андрей, что случилось? Ответь хоть что-нибудь!
Все-таки эта девушка его знала. Да, и голос был знакомый.
Уже проще! Она его здесь не бросит.
Кое-как, держась за ее руку, добрался до машины.
- Андрей, ну ответь! Что ты здесь делаешь? У тебя же свадьба!
Ответить? Да, у него нет сил, чтобы просто открыть рот, не то, что что-то сказать.
Стал проваливаться не то в сон, не то в беспамятство, но все же разглядел лицо своей спасительницы.
Она склонилась над ним и обеспокоено вглядывалась в его лицо.
- Я везу тебя в больницу.
- Нет. – Откуда взялся голос? – Куда угодно, только не в больницу, Ир… и не домой, я не хочу, чтобы сейчас кто-нибудь знал, где я. Не хочу никого видеть.
- А как же родители? Невеста? – спросила Ирина.
- Нет… - из последних сил выдохнул Жданов, и в глазах его потемнело.

0

24

Глава 23.

Жданов резко распахнул глаза, но тут же зажмурился, потому что солнечный луч, пробивающийся сквозь шторы, ударил прямо по глазам.
Чуть повернул гудящую голову влево и осторожно приоткрыл один глаз, но, поняв, что опасность в виде слепящего солнца миновала, открыл оба глаза и с интересом уставился на интерьер, окружающий его.
Как он ни пытался понять, где же все-таки находится, так ему это и не удалось!
Он лежал на каком-то диване кремового цвета с пятнистым покрывалом, которым частично был укрыт он сам. Это пушистое чудо явно намекало, что он не только не дома, но и в гостях у женщины.
Приподнял голову, но она тут же напомнила о своей жгучей, не проходящей боли.
С тихим стоном повалился обратно на диван и решил продолжить изучение комнаты в лежачем состоянии.
Похоже, помещение, в котором находился Жданов, служило гостиной.
На это указывало сразу несколько вещей.
В комнате было довольно много свободного пространства, но в то же время не пусто.
Рядом с диваном стояли два глубоких кресла с такими же пятнистыми пледами, как на диване.
Прямо перед ним расположился журнальный столик, на котором в беспорядке были разбросаны: журналы, книги, пульты ( и откуда их так много, если в комнате только один телевизор?) и какие-то медицинские принадлежности.
Так и не припомнив, к кому он давиче забрел в гости, и по какой такой причине, Андрей все же сделал над собой усилие и сел, свесив ноги вниз.
Огляделся, уже внимательнее вглядываясь в предметы. Ничего знакомого. Ни одной зацепки.
Стал вспоминать события прошедшего дня.
Картинки всплывали одна за другой. И вот наконец воспоминания участливо подсунули ему очередной кадр, где останавливалась какая-то машина, как вдруг…
- Проснулся? – раздался звонкий голос за его спиной.
Жданов вздрогнул и развернулся.
- Ира? – задал он наиглупейший в данной ситуации вопрос.
- Ира! А ты кого хотел увидеть? Папу Римского? – усмехнулась девушка.
- Но как… то есть, что ты… нет, что я здесь… у тебя делаю?
- Неужели не помнишь? – нахмурилась Ирина и присела на край дивана. – Сам же вчера просил отвезти тебя, куда угодно, только не к родным. Ну, а я как раз ехала на дачу, вот ты и здесь. Пришлось охранника просить, чтобы помог тебя из машины сюда перетащить. Ты сознание что ли потерял…
- Да? – спросил Жданов, а потом видно что-то припомнил и кивнул. – А, ну, да!
- Да, Андрюша, совсем с памятью плохо. – Ира аккуратно дотронулась до его головы, но тут же отдернула руку, заметив, как он скривился. – Ну что, будем рассказывать, что с нами случилось?
- Ой, Ирка, столько всего случилось…  -  он тяжело вздохнул и махнул рукой в знак безнадежности. – Ты даже представить себе не можешь, сколько всего я вчера пережил.
- Не могу. Но если ты поделишься, постараюсь помочь. Ну, не сбежит человек просто так со своей свадьбы. Рассказывай.
Жданов посмотрел на серьезную Иру, сомнений не было, она готова была выслушать.
Вопрос был только в одном, а хочет ли он рассказывать?
Вдруг вспомнились моменты из прошлого. Из юности. Такие далекие, но приятные воспоминания.
Андрей тогда учился в одиннадцатом классе. Но каждое лето, как было в их семье принято, уезжал хотя бы на месяц на дачу.
Он, в принципе, никогда и не возражал. Ему нравилось проводить лето на даче, но именно в этот год Андрею не повезло.
Ромка Малиновский – его лучший друг, который всегда проводил все летние каникулы с ним на этой даче, не смог приехать из-за сломанной на кануне ноги.
Жданов, конечно, расстроился, но все равно поехал.
Первые два дня пытался развлечься в компании ребят из соседней деревни, но ему это быстро надоело, и он затосковал.
Ни тебе приключений с Ромкой, ни симпатичных мордашек… Одна деревенщина вокруг, а девушки все как одна могли бы вписаться в параметры бегемота. Да, с такими не то, что романы крутить, на них просто смотреть было невозможно.
Вот так в одиночестве Андрей провел первую неделю и уже вознамерился вернуться в Москву, чтобы день и ночь проводить у постели своего покалеченного друга, но…
Но именно в этот день в соседний дом въехали новые жильцы. На соседнем участке сразу стало шумно и очень суетно.
Так как Андрею было больше не чем заняться, он стал наблюдать, как разгружаются и располагаются новые соседи.
Взгляд все время цеплялся за девушку, мелькавшую туда – сюда и помогающую своим родителям. На вид ей было лет шестнадцать. Ладненькая фигурка, симпатичное (на сколько смог разглядеть Андрей) личико и красивые вьющиеся волосы.
То, что надо для соскучившегося по нормальным девушкам эстета.
Можно было завести знакомство с этой девчонкой.
Уезжать в город уже расхотелось.
И тем же вечером, когда девушка вышла с участка, чтобы прогуляться и посмотреть, что тут, где находится, Жданов выскочил следом.
Не спеша, поравнялся с ней и спросил:
- Ты наша новая соседка?
- Не знаю, тебе виднее. – улыбнулась девушка.
- Значит, да. А куда ты идешь? – Жданов старался завести хоть какой-нибудь разговор.
- Гуляю. Осматриваюсь. Одним словом, отдыхаю.
- А давай я тебе устрою экскурсию по нашему дачному поселку?
- Хм, спасибо, сама справлюсь. – усмехнулась девушка, раскусив планы молодого человека.
- А здесь легко потеряться. Да, и не безопасно вечером.
- А с тобой безопасно? – уже в открытую выражала насмешку, застывшую на дне зеленых глаз.
- Абсолютно! – заверил ее Андрей. – Кстати. Меня Андреем зовут.
Девушка резко остановилась и расхохоталась.
- Да, Андрей, тебе еще учиться и учиться. Шел бы ты домой. И не смешил меня своими предложениями.
- А что я такого сделал-то? – удивился Андрей.
- Ничего. – вздохнула девушка и пошла дальше по тропинке.
Андрей уже было ринулся за ней, но она все также бодро шагая, сказала:
- И не надо за мной идти. Все равно ничего не добьешься.
Андрей так и замер, не зная, что делать. Его банально опустили ниже плинтуса.
А эта девушка летящей походкой удалялась от него все дальше и дальше, а она вдруг обернулась и крикнула:
- Ира. – и подмигнула.
Андрей так и остался стоять, как истукан.
Вот и познакомились!
Как бы ни пытался Жданов «подкатить» к этой милой девушке, ничего у него не получалось.
А вскоре она его сама заверила, что все его усилия напрасны. Он повздыхал, погрустил, даже успел позлиться. Но долго злиться и обижаться на нее не смог. Все равно тянуло к ней.
Ромка посмеивался:
- Ты на ней еще женись.
Жданов сразу начинал пыхтеть, а Роман радовался своей догадке.
А Андрей просто разворачивался и уходил.. к Ире.
Сами того не замечая, они стали проводить все больше времени вместе. И как-то так само получилось, что у них завязалась дружба. Раньше Андрей с девушками не дружил, он предпочитал с ними завязывать только романтические отношения.
Ну, а спустя два года, они оба стали относиться друг к другу, как брат к сестре.
Ира легко могла рассказать о каких-то проблемах, о своих бойфрендах.  Жданов ревновал в такие моменты, но в нем играли исключительно братские чувства. Тогда Андрей отчетливо понимал, что чувствует Сашка Воропаев, когда его любимая сестричка встречается с ним, Андреем Ждановым.
Да, еще и Кира его все время ревновала к Ире.
С годами они стали общаться не только на даче, но и в городе. Чаще это происходило случайно. Андрей с Ирой были из одного общества и сталкивались на разных тусовках.
Воропаева всегда следила за ними зорким глазом.
И действительно со стороны их можно было принять за парочку влюбленных. Жданов мог запросто обнять Иру и даже поцеловать, но только в щеку.
Но даже этого было достаточно, чтобы все журналы тут же написали, что между ними роман.
Их это, конечно, не раздражало, даже веселило.
Только Кира этого веселья не разделяла. Иногда даже устраивала истерики… вернее, пыталась устроить. Андрей всегда убеждал ее, что между ним и Ирой только дружеские отношения, но разве Воропаева хотела что-то слышать? Она продолжала капать Андрею на мозги, пока Ирина не уехала в Германию учиться.
Жданов по ней скучал, но при Кире и Малиновском таких слов не произносил.
И вот, прошло уже несколько лет, и они снова встретились. При уж очень странных и таких неприятных обстоятельствах, но все же встретились.

- Андрей, ты чего застыл?
- Ириш, как же я рад тебя видеть-то! Ты даже не представляешь.
- Не представляю? А что такое-то? – пожала плечами Ирина.
- Мы же с тобой не виделись лет семь, кажется. Что ты там делала так долго, в этом Берлине?!
- Училась, Жданов, - вздохнула Ира, - а потом работала. Не хочешь говорить о том, что произошло, так и скажи.
- Не хочу… - послушно ответил Жданов, не глядя на девушку.
- Как хочешь, я просто думала, что проще разобраться с проблемами вдвоем, как раньше. Но если ты не хочешь… Домой позвони.
- Я не хочу.
- Андрей, что за упрямство?! – вконец разозлилась Ирина. – Позвони, иначе, это сделаю я! – и она показательно взяла в руки трубку.
- Я не могу позвонить. – ответил Жданов и опустился обратно на диван, голова продолжала болеть. – Потому что я вчера повел себя ужасно, правда, не по своей воли, но это не делает мне чести.
- Тогда тем более нужно позвонить хотя бы родителям. Павел Олегович с Маргаритой Рудольфовной наверняка волнуются. Да, и жена твоя…
- Ничего не говори… не продолжай. Слышать этого не могу.
- Не расскажешь?
- Нет, - тут же ответил Жданов. – Она мне изменила. А я ее бросил прямо на нашей свадьбе.
- Как это? Она тебе на свадьбе изменила?
- Нет, еще до этого. Хотя, может, у них до сих пор все продолжается.
- Господи, а зачем же ты на ней женился?
- Я ее люблю, и… она беременна!
- От тебя?
- От него!
Ира обессилено откинулась на спинку дивана.
- Ничего не понимаю. – пробормотала девушка.
- Что тут непонятного?!
- Андрей, - испуганно сказала Ира, - не кричи, а просто расскажи все с самого начала.
Жданов вроде хотел сначала отказаться, но потом понял, что ему самому это сейчас необходимо.
Выдохнул и затараторил. Все время перескакивал с одного на другое, возвращаясь к одному и тому же.
В итоге, излив все беды, Андрей затих.
Ирина сидела, закусив губу, и усилено думала.
А потом вдруг спросила:
- И это все?
Жданов сначала опешил и даже не знал, что ответить.
- Что значит «все»? Считаешь, этого мало? Я нашел документ, подтверждающий, что этот… поварешкин недоделанный – отец ее ребенка!
- А еще какие-нибудь доказательства у тебя есть?
- Что? – Андрей не верил своим ушам. – Ирка, какие еще доказательства тебе нужны?
- Это ерунда. – отмахнулась Ира. – Ты мне можешь показать этот документ?
- Э, нет… - Андрей отвел глаза. – Он остался… короче, я не знаю, где он, я оставил его у ... Кати в руках.
- Вот видишь…
- Но здесь же все и так понятно. Все как на ладони.
- Да, ничего непонятно. Ты ведешь себя, как типичный ревнивый муж. А подумать головой, или хотя бы спокойно выслушать то, что тебе говорит твоя… жена, это никак!
Андрей надулся, но ничего не ответил.
- Ну понятно, ты как всегда решил все за всех. Когда же ты научишься слушать других?
- Я… она мне изменила! – возмущенно сказал Жданов.
- Она тебе сама об этом сказала? Или, может, ты это увидел своими глазами?
- Нет. Я же сказал, она все отрицала и хотела обвинить во всем Киру и…
- И ты ей, конечно же, не поверил!
- А должен был?
- Должен! Если ты ее по-настоящему любишь. А ты поверил этой бумажке!
- Но там же было черным по белому написано!…
- А ты никогда не слышал о поддельных документах?
- Хочешь сказать?…
- Я не знаю, поэтому ничего не скажу. Но у меня есть знакомый, он может проверить.
- Но если это окажется фальшивкой. – Андрей устало потер лицо. – Что же я опять натворил?
- Поэтому я предлагаю позвонить и сказать, что с тобой относительно все в порядке.
- Я не смогу поговорить с ней… или с родителями. А если они узнают, что я у тебя, то тут же приедут.
- А ты предлагаешь оставить все, как есть?
- Сначала, я хочу быть до конца уверенным в НЕЙ.
- А она… я думаю, она уже давно разочаровалась.
Ирина встала и направилась к двери.
- Ты куда, Ир?
- Я поеду к твоим, попрошу документ.
- Не говори им, что я у тебя.
- Как же я тогда получу это свидетельство?
- Не знаю, Ирка, придумай что-нибудь. Только не говори.
- Ладно. – вздохнула девушка. – Хоть я это и не одобряю, но сделаю так, как ты просишь.
- Спасибо.
- Говори адрес. Я поеду к… Кате.
* * *
Малиновский не сомкнул глаз этой ночью. После разговора со следователем он повез Катерину домой, Юлиана отправилась с ними.
Но совершенно неожиданно Катя засопротивлялась и отказалась ехать и домой к Жданову, и к себе.
И куда он должен был ее везти?
Конечно, он понимал, что везти ее к себе было тоже не выходом. Ей было, что вспомнить в этих стенах.
После недолгих раздумий, они с Юлей решили ехать к Виноградовой.
Катя ночью тоже почти не спала. Если засыпала, то не надолго. Ей что-то снилось, и она, вскрикивая, подскакивала на кровати.
Правда, под утро Юля с Катей все же заснули, сказалась усталость.
Роман просидел до утра на кухне. Не мигающим взглядом смотрел перед собой и вспоминал всю свою жизнь, потому что без Андрея Жданова эта жизнь была бы не его жизнью.
Рома подружился с Андреем, когда они в третьем классе подрались из-за девчонки, которая нравилась им обоим. После этого случая они решили, что между ними больше никогда не встанет женщина. Стали общаться, вот так и стали лучшими друзьями. С тех пор они шли по жизни вместе и редко когда расставались.
А теперь его жизнь будет без важной составной части – Андрея Жданова.
- «Андрюха, что ж ты наделал-то? Бросил нас всех здесь. Меня бросил, хотя знал, как дорог мне, да что там я! А как же родители, ты хоть представляешь, что они пережили? Слава Богу, хоть живы. А Катя… твоя любимая Катюша, ждущая от тебя маленького малыша. Почему же ты так эгоистично себя повел?»
Роман уронил голову на сложенные на столе руки.
Что ему делать? Как жить? Теперь он остался совсем один. Родители его жили где-то в Австралии, он даже не знал их точного местонахождения. Да, и отношения у них с Романом были не ахти. Проще сказать, вообще, никаких отношений. У него из близких был только Андрей, а теперь и его нет.
Сейчас он, конечно, поддержит Ждановых- старших и Катю, но что потом, когда они все заживут своей жизнью?
И кому он будет нужен? Ни-ко-му!
На него вдруг навалилась страшная усталость. Словно из него в один миг выкачали все силы.
Из коридора послышались шаги, Малиновский оторвал голову от рук и взглянул на вошедшую Юлиану.
Ее бледное лицо и темные круги под глазами свидетельствовали о без сна проведенной ночи.
Она прошла к столу и стала заваривать себе кофе. И все это в полном молчании.
Наконец, Юля повернулась.
- Ты так и не ложился?
Рома отрицательно покачал головой.
- Ром, тебе надо отдохнуть. Иди хоть полежи, может, подремать удастся. Впереди трудные дни. Мы должны поддержать. Катю нельзя сейчас бросать. Она просто не выдержит, сорвется. Ей нужно помочь пережить этот тяжелый жизненный момент.
- А никто ее и не бросает. – за столько времени молчания голос его почему-то охрип, и он откашлялся. – Нам всем сейчас тяжело.
- Да, все слишком быстро. Только вчера у него свадьба, а уже сегодня его нет.
- Юль, может, хватит? Без тебя тошно. – поморщился Малиновский. – Осталось только при Кате что-нибудь подобное сказать.
- Я ничего не говорю. – нахмурилась Юля. – Лучше помолчу. А тебе советую поспать.
- Вот приеду к себе и тогда…
- Ага, вот у себя в квартире ты точно измучаешь себя воспоминаниями. Иди, ложись, пока Катя не проснулась.
- Да, не хочу я спать! – всплеснул руками Рома. – Что ты со мной, как с маленьким?
- Я не хочу, чтобы ты еще надломился и ушел в запой. Ты понимаешь, что нужен Кате так же, как я? Она без нас совсем с ума сойдет. И она верит, что мы можем ей помочь. Я, как подруга, ты, как друг ее..
- Только не говори «умершего» или «покойного»…
- Ты, как друг ее мужа. А в «умершего» она еще не готова поверить. Поэтому и придумывает, что Андрей жив. Типичное поведение. Человеку иногда проще придумать свою версию и верить в нее, чем жить настоящими событиями.
- Думаешь, Катя может уйти в выдуманный ею мир? Ты меня, конечно, прости, но Катя – уравновешенный человек, а то, о чем ты говоришь, граничит с психбольницей.
- Так и есть. Именно поэтому надо поддержать Катю. Дать ей понять, что ей вовсе не стоит жить в ее мире. Что не смотря ни на что ее здесь любят, и ей есть ради чего жить.
- Катька сильная, я в нее верю. Она справится. – кивнул Роман, а затем поднялся. – Я решил, что все-таки стОит вздремнуть.
- Правильно, иди. – вымучено улыбнулась Юля.
Роман ушел, а Виноградова стала мешать сахар, задумчиво глядя в окно.
* * *
Ира вышла из лифта и остановилась перед дверью, на которой значился номер – 51. Здесь жил Андрей Жданов, следовательно здесь сейчас должна находится и его жена.
Выдохнула и осторожно нажала на звонок.
Убрала руку и приготовилась к тяжелому разговору.
Послышался скрежет и какой-то вой по ту сторону двери, а затем дверь резко распахнулась.
Сначала Ирина увидела маленького щеночка, которого подхватил на руки … РОМАН МАЛИНОВСКИЙ!
Ира так растерялась, что даже забыла, что хотела сказать.
- А… Рома? Что ты тут делаешь?
- Взаимный вопрос, Ира.
- Я, да вот, хотела поведать Андрея. Недавно вернулась из Германии.
- Мне очень жаль, но я ни чем не могу помочь. Андрея… его больше нет.
- Что? В смысле?
- Он погиб вчера в автокатастрофе.
- ЧТО?! – ее крик пронесся эхом по всему этажу и спустился вниз по лестничному пролету.
Вот это новость! И что теперь делать, если она, Ира, точно знает, что Жданов жив?…

0

25

Глава 24.

Кира обняла мокрую от слез подушку и уткнулась в нее носом. Всхлипнула и закусила кусочек наволочки.
Она прорыдала всю ночь. То, шмыгая носом и всхлипывая, то, взглянув на фотографию, расположившуюся на ее подоконнике, с которой ей улыбался Андрей Жданов, начинала реветь, завывая и растирая по щекам жгучие слезы.
Она вдруг очень отчетливо поняла, что готова на многое, лишь бы ей сейчас сказали, что Андрей жив. Пусть он будет с Катей, пусть ждет ребенка, пусть любит ее…
Воропаева готова была смириться даже с этим! Но только не со смертью Андрея! Не с тем, что она, Кира, хоть и косвенная, но убийца того, кого она еще вчера хотела вернуть, которого она любила.
Его больше нет. Нет ее любимого Андрюши, и все по ее вине. Она сама все разрушила.
И теперь уже ничего нельзя было восстановить. Собрать по камешку. Нельзя…
Вся ее жизнь словно остановилась вчера вечером, когда услышала эти холодные слова «Его больше нет».
Правильно говорил Борщев, это была всего лишь прихоть – отобрать Андрея Жданова у Кати Пушкаревой.
Да, это была прихоть, которая переросла в трагедию.
И ведь Михаил пытался ее остановить, убедить, что это бесполезно. Может, не так рьяно, но он старался.
Как будто это был голос из ее души. Он говорил, что нужно остановиться, но чувство мести взяло верх.
А сейчас она осталась ни с чем. Андрей теперь и не с ней, и не с той другой.
Кира трясущимися руками налила в стакан виски, чуть не расплескав при этом янтарную жидкость прямо на белый ворсистый ковер.
Поднесла к губам и уже собиралась отпить, но остановилась, отставила стакан.
И уставилась на фотографию, где они со Ждановым счастливо улыбались в объектив фотокамеры.
Интересно, а он уже тогда знал, что у них ничего не получится?
- Андрюша, - Кира прижалась холодной влажной щекой к прохладной поверхности рамки, в которую был закован кусочек их счастья, - ты меня уже тогда не любил, да? А может, ты меня вообще никогда не любил?
Кира аккуратно провела дрожащим пальчиком по глянцевому изображению.
- А я готова тебе это простить. – она шмыгнула носом и поплотнее укуталась в одеяло. – Я смирилась с этим. Знаешь, а ты ведь наверное правда полюбил Катю. Ты с ней не такой, каким был со мной. Господи! За что? За что ты отнял у меня последнее? Зачем забрал Андрея? Да, лучше бы я разбилась об какое-нибудь дерево. Мне больше незачем жить. А вот Андрей, он должен… он должен жить, у него жена, родители…
Кира грустно усмехнулась и снова взяла бокал с любимым напитком Жданова.
Только поднесла его к губам, как всю квартиру вдруг пронзила резкая трель звонка.
Воропаева вздрогнула и пролила жидкость на постель.
Чертыхнулась, пытаясь встать на ноги, но запуталась в обмотанном одеяле, и чуть не упала с кровати.
Наконец, выпутавшись, Кира прошлепала босыми ногами в коридор, и, не раздумывая, открыла дверь.
За ней оказался Михаил Борщев.
- А, это ты! – усмехнулась Кира. – Ну, проходи! Чего встал?
И она, не дождавшись ответа, вернулась обратно в спальню.
Михаил появился там минутой позже и, увидев наполненный стакан и бутылку виски, спросил:
- Пьешь?
Кира отрицательно покачала головой.
- Который раз собираюсь, но все время что-то мешает.
Несколько минут они молчали, а потом Кира вдруг тихо засмеялась.
- Я его убила. – тихо сказала Кира. – Кто бы мог подумать. А он все время в шутку говорил, что я его до могилы доведу. А ведь так и вышло.
И она все же выпила горячительную жидкость, но Борщев поспешно убрал бутылку подальше.
- Зачем ты пьешь? – процедил он. – Думаешь, тебе сейчас хуже всех?
- Нет, я вовсе так не думаю. – покачала головой Кира. – И не жалею себя… ты не подумай. Я просто не могу понять, что меня заставило пойти на такое?
Кира внимательно посмотрела на Михаила.
- Миш, а ведь ты пытался меня остановить. Жаль, у тебя это не вышло. А знаешь, почему ты это делал? Да, потому что ты действовал со мной ради любви. А когда понял, что все безнадежно, хотел отказаться… А я делала все, чтобы отомстить, а прикрывалась любовью.
Борщев хотел что-то сказать, но Воропаева его перебила.
- Нет, я не врала. Я его действительно любила, но в отличие от тебя, когда я поняла, что надежды нет, я не остановилась… Я начала мстить. И за это я поплатилась. Только не понимаю, почему страдания достались не только мне. Пострадали все. – Кира оторвала невидящий взгляд от подушки и обратилась к Борщеву. – Миш, а ты не знаешь, как там Катя?
- Я не знаю. Главное, чтобы ни с ней, ни с ребенком ничего не случилось…
- Дура! Какая же я дура, Миша. Она же была беременна. А вдруг ей плохо стало или станет. Вдруг что-нибудь с ребенком случится? Я же себе тогда точно не прощу.
- Кир, надеяться надо на лучшее.
- Надеяться… я уже однажды надеялась. А знаешь, меня ведь теперь вся семья Ждановых возненавидит. Дааа…
- Я уезжаю из Москвы. – вдруг сказал Борщев.
- Уезжаешь? Проще сказать, убегаешь, да? Пока Катя и о тебе не вспомнила. Значит, ты готов отказаться даже от ресторана?
- Готов… в конце концов, деньги в него еще не вложены. А Юлиана теперь вряд ли захочет мне помогать. В общем, я решил! А насчет Кати… я хочу с ней поговорить и попросить прощение.
- Сильный, да? А вот у меня не осталось сил, чтобы хотя бы в ее глаза взглянуть. Да, и не простит она. Меня точно не простит.
- А я и не жду мгновенного прощения. Я просто хочу быть уверенным, что у меня будет хоть малейшая надежда… может, она меня даже простит потом.
- Хочешь завершить наш план? О, какой благородный мальчик! Помог Катеньке в трудную минуту, а то, что он, Мишенька Борщев, эту самую трудную минуту организовал, это ничего, правда? Решил втереться к ней в доверие? Отличный ход. Браво! – Кира три раза хлопнула в ладоши.
- Мне от нее ничего не надо.
- Вот так и говори ей, и еще лицо невинной овечки не забудь сделать…
- Кира, замолчи! – оборвал ее мужчина.
- Миш, - Кира осторожно подняла глаза на своего собеседника, - а возьми меня с собой, пожалуйста. Я не смогу находиться в Москве.
- Но… Кир, - Борщев был огорошен такой просьбой, - а как же твоя московская жизнь? Это у меня здесь ничего нет. И ничто меня не держит.
- Меня тоже уже ничто не держит в Москве. – Воропаева одним резким движением перевернула рамку фотографией вниз. – Возьми меня с собой, иначе я боюсь, что… В общем, ладно, забудь. Если ты не можешь, зачем я тебе? Забудь.
- Кир, если ты хочешь уехать, то предупреждаю сразу, я еду в Петербург, ты хочешь туда?
- Мне все равно куда. Питер, так Питер… Только не бросай меня.
- Ой, Кира- Кира, - Михаил приобнял Воропаеву за плечи, - что же мы наделали? Ну, куда я теперь с подводной лодки? Не брошу я тебя.
- Нужно уехать, как можно скорее. Сегодня… или завтра…
- Как соберешься, так и поедем.
- Я сегодня же соберусь. – Кира вскочила с кровати, начала собирать какие-то вещи, но потом остановилась. – А хочешь кофе?
- Спасибо, не откажусь.
- Пойдем, я заварю.
Оставив Михаила на кухне, Кира сначала привела себя в порядок, а затем стала собирать небольшой чемоданчик.
Случайно наткнулась на рубашку Андрея, которую он так и не забрал. Снова в глазах застыли непрошеные слезы, но голос из кухни вывел ее из оцепенения.
- Кир, ты скоро? Я уже заказал билеты, но еще хотел заехать к Кате.
- Да-да, Миш, я уже почти собралась.
Дрожащими руками пихнула рубашку обратно и захлопнула дверцы.
А может, и правда, получится начать жить заново?
Только что Михаил совершенно случайно уберег ее от очередной попытки вернуться в прошлое.
Надо просто держаться за него, он найдет выход.
Он поможет ей выплыть, чтобы начать все с нуля.
- Миша, я готова! Поехали! – крикнула Воропаева и оглядела свою уже прибранную комнату.
Через несколько минут дом опустел, а на маленьком столике так и осталась лежать перевернутая фотография.
Кира уже перевернула эту страничку своей жизни.
* * *
- Ро-ма… - Ира постаралась взять себя в руки. – А кто тебе сказал, что Андрей… кхм…
- Следователь. – хмуро ответил Роман, поглаживая маленького песика.
- Ага… и когда?
- Вчера, около девяти вечера.
- Ром, это неправда. – тихо сказала Ирина, заглядывая в глаза Малиновскому. – Он жив.
- Ир, ты меня прости, но у меня не осталось ни капли сил, спорить с тобой. Поверь, я устал убеждать Катю…
- Катя в это не верит? – перебила его Ирина.
- Да… а подожди… ты откуда про Катю знаешь? – нахмурился Малиновский.
- Ромка, я тебе сейчас такое расскажу. – Ира набрала в легкие побольше воздуха.
- Подожди. – Роман отпустил в квартиру щенка и вышел на лестничную площадку, прикрыв за собой дверь. – Не думаю, что Кате в ее состоянии стоит слушать то, что ты будешь говорить. Что-то мне подсказывает, что это рассказ не для слабонервных. Что случилось?
- Дело в том, что вчера вечером я подобрала Андрея на дороге…
Дальнейшее повествование Роман слушал, находясь в полном шоке.
Кажется, за время рассказа Роман успел испытать и облегчение, и тревогу, и радость, и злость.
На его лице отобразилось столько эмоций.
Когда Ира, наконец, закончила рассказ, она сделала глубокий вздох и посмотрела на Малиновского, ожидая какой-нибудь ответной реакции.
- Господи! Не дай мне совершить убийство одного идиота! – выдохнул наконец Рома.
- Ром, а что ты теперь будешь делать?
- Что-что? – радостно развел руками Роман. – Для начала позвоню в похоронное бюро, обрадую всех, что покойник еще не умер. Тьфу ты! Что я болтаю? Скажу, что Андрюша нашелся. А потом надо  подготовить к радостному сообщению Катю…
- Подожди-ка, Ромка. Я собственно приехала… мне нужен один документ. Меня Андрей попросил проверить…
- Даже не думай об этом. Это все подстава. Надо только объяснить это одному ревнивому дураку, который всю нашу размеренную жизнь вверх тормашками перевернул.
- Даже я попыталась его убедить. Он не хочет верить. Уперся и не в какую!
- Вот баран! Слушай, какую же ты хорошую новость принесла! Бог мой! Ирка, сто лет не виделись! – Роман подхватил Ирину на руки и закружил.
- Рома, опусти меня на землю.
- Так, у меня много дел! – Рома поставил девушку на ноги.
- Ром, подожди. Мне надо позвонить Андрею.
- Ну так, звони! Сейчас я этому шутнику все выскажу.
Ира долго держала трубку у уха и хмурилась все больше.
- Что? – спросил Роман, уловив тревогу на лице Иры.
- Странно… почему он не подходит к телефону? Я же предупреждала, что буду звонить. Ох, не нравится мне это.
- Ладно, что ты распереживалась-то? Давай, сейчас соберемся, и поедем на дачу. Только… ладно, сейчас посажу Юлиану за руль своего автомобиля, а мы с тобой на твоей поедем.
- А Кате-то когда скажем про Андрея?
- Еще один стресс. – Роман тяжело вздохнул. – Потом скажем, надо подумать…
- Так что, я побежал к Юле.
- Ром, ты куда пропал? – из-за двери показалась Виноградова. – Ирочка, ты?
- Юль! У меня грандиозные новости! Андрюха жив! – воскликнул Рома.
* * *
- Кир, посиди в машине. Я быстро. – сказал Борщев и вышел из автомобиля.
Воропаева проследила за ним взглядом и устало вздохнула.
А правильно ли было ехать сейчас к Кате? Ей наверняка не до них, не до их раскаяния.
Зря она пустила Мишу.
Надо было подождать.
Кира всмотрелась в то, что происходило на улице. Миша еще не успел дойти до подъезда, как оттуда появились Катя, Юлиана, и Рома… с ИРИНОЙ!
Воропаевой стоило больших усилий остаться на месте, а не выбежать на улицу с криком: «А ты-то  что здесь делаешь?»
Остановила свой порыв и продолжила наблюдать.
Вот Михаил подошел к Кате, что-то говорит ей. И тут Кира заметила, что Катерина стоит с каменным лицом, вроде и не слушает его. Но продолжает стоять и смотрит очень пристально.
Остальные хотят ее увести, но она не поддается.
Воропаева вдруг увидела, как жестко начала что-то выговаривать Ирина.
Борщев потупил глаза, но потом видно что-то возразил, и тут…
Кира даже вздрогнула от неожиданности, когда Катина ладонь взлетела вверх и отвесила Борщеву пощечину.
После чего Катя молча развернулась и последовала к машине Романа, которая находилась на огромной стоянке.
Михаил же направился к своему автомобилю. Когда открылась дверца, и на соседнее кресло упал Борщев, Кира промолчала, искоса разглядывая его покрасневшую щеку.
- Больно?
- Горит, а так ничего. Я заслужил. – ответил он и выехал со стоянки.
- Миш, а давай постараемся оставить все проблемы здесь? Сядем в самолет, а проблемы оставим за бортом.
- А ты этого так хочешь?
- Одна я не смогу…
- В этом я тебе не помощник, извини. Одно дело, вывезти из города, не оставлять в одиночестве, а другое…
- А мне не надо другого. Мне вполне достаточно и этого.
- В таком случае, я согласен.
Воропаева тихонько вздохнула.
Как она будет без Андрея? Хотя… время покажет, что будет дальше…
* * *
Андрей, после того, как Ира уехала в город, долго лежать не стал.
Сначала обошел дом, осмотрелся. Голова все еще ныла.
Вернувшись в гостиную, Андрей сначала полистал старые журналы, потом какие-то книжки.
Но все это ему быстро наскучило.
Стал перебирать пульты. Наконец, нашел от телевизора и щелкнул им в сторону черного плазменного экрана.
Сначала наткнулся на комедийный советский фильм и решил оставить на этом канале.
Внимательно смотреть телевизор не получалось, смешные моменты не вызывали даже улыбки.
А сам Андрей думал только о том, почему так долго не звонит Ирина.
Придумал тысячу причин, но сам звонить не решался, хотя оставленный на столе номер телефона все время привлекал его внимание.
Неожиданно для Жданова фильм закончился, и с экрана уже вещали новости.
Жданов уже готов был выключить телевизор, но его слух уловил фамилию – Жданов.
Андрей медленно отложил пульт и вперился в экран.
Сначала показывали обычные новости дня, а Жданов торопил время.
Ну, неужели, ему послышалось?
- А теперь к трагическим событиям этой ночи. Как нам стало известно, этой ночью скончался известный бизнесмен, владелец крупной модной компании «Зималетто», Андрей Жданов.
Андрей замер и немигающим взглядом уставился на мужчину в галстуке, который продолжал будничным голосом вещать о его кончине.
- Вчера вечером произошла авария…
Андрей внимательно вгляделся в кадры, сделанные на месте происшествия.
И действительно, там был его искореженный Порш, с его же номерами.
Жданов с ужасом смотрел на все это.
В пол уха слушая диктора, который продолжал сыпать факты.
- Ждановы – старшие… молодая жена… друг – Роман Малиновский… похороны… два дня…
Слова доносились до Андрея, как в бреду.
Жданов вскочил с дивана и как ошпаренный кинулся к телефону.
Пока вызывал такси, три раза успел накричать на диспетчера.
Нервы были на пределе.
Как такое могло случиться? Как он вообще мог такое допустить?
Почему не позвонил сразу? Ох, уж это его ослиное упрямство!
Сейчас готов был лететь, если бы у него были крылья, он давно уже летел бы на них в сторону дома.
Бедные родители… отцу нельзя волноваться, у него слабое сердце.
А Катя, что сейчас с ней?
Вдруг ей плохо? Его несчастная Катюша…
Столько всего натерпелась она от него! Через сколько преград переступила ради него, а что он дал ей взамен?
Одно горе и страдания… Ничего светлого.
Предал ее снова, а она ведь верила ему.
Наконец, поверила ему, а он опять все разрушил.
Он рушит счастье … все время.
Сначала брошенная Кира, теперь убитые горем родители и Катенька.
Нет, он должен спасти свое ускользающее хрупкое счастье.
Ради ИХ любви, ради ИХ будущего, ради ИХ ребенка. Маленького малыша, который по вине такого оболтуса, как Андрей Жданов, чуть было не лишил возможности произносить такое важное в жизни каждого человека слово «папа»…
Жданов не помнил, как добрался до своего дома.
Только все время нервно поглядывал на часы и поторапливал водителя, которому порядком поднадоел этот сумасшедший с безумным взглядом.
- Приехали… - наконец, заявил шофер.
Но Жданов его уже не слышал, он увидел, как собирается садиться в машину его Катенька.
Одним рывком открыл дверь и выскочил из такси под крики: «Эй, мужик, а кто платить будет?»
Андрей крикнул с такой силой, что перехватило дыхание:
- Катя!
Катерина замерла, резко обернулась и одними губами прошептала:
- Андрюша…
Жданов в два прыжка преодолел расстояние между ними и вдруг понял, что, оказавшись в его объятиях, девушка обмякла в его сильных руках.
- Любимая… Катя! Кать, что с тобой?
Андрей подхватил Катю на руки.
- Господи! Да, вызовите кто-нибудь «скорую». Ей же плохо!

0

26

Глава 25.

- Жданов, ну, ты дурак! – который раз повторял Малиновский.
Скрестив руки на груди и прислонившись к прохладной стене, Роман наблюдал за мечущимся Ждановым.
Юлиана посмотрела на Андрея с укоризной, но на Рому бросила предупреждающий взгляд. Еще не хватало здесь перессориться!
- Отвали, Малиновский! – буркнул Андрей, притормозив на секундочку.
- Нет, вы это слышали? – на этот раз Роман обратился к Ирине и Юлиане, расположившимся на мягком диване. – Он мне говорит, чтобы я отвалил… ОН говорит МНЕ! Андрюх, вот ты последние два дня каким местом предпочитал думать, а?
- Заткнись и отстань! – процедил Жданов.
- Нет, вы посмотрите на него! И это говорит тот, который час назад появился перед Катериной из неоткуда и довел ее до обморока, причем глубокого.
- Да, Андрей, это, конечно, было безумство с твоей стороны. – передернула плечами Виноградова. – Представь себя на месте Кати…
- Да, я действительно повел себя неправильно, но… - Андрей вдруг устало опустился на диван и закрыл лицо руками. – Я вдруг так испугался за нее, за родителей, за малыша…
- О! Как у нас все быстро! – продолжал язвить Роман, взбешенный всей этой ситуацией. – Еще вчера ты ее бросаешь и уезжаешь в неизвестном направлении, поверив, что это не твой ребенок, а уже сегодня ты готов признать свое отцовство. Брависсимо!
- Я ошибся и наделал глупостей…
- Ну, в общем, как всегда. – кивнул Рома.
- Рома! – хором прикрикнули на него девушки.
– Прекрати немедленно. Довольно уже! – нахмурилась Юлиана.
- Андрей, да, все нормально будет. – Ира погладила Андрея по напряженной спине.
- Да, ладно, Ир. Ромка ведь прав. Я вел себя ужасно… Не доверял Кате. А теперь она из-за меня в больницу попала.
На какое-то время все замолкли. Думали о чем-то своем, пока из палаты не вышел врач.
Как только он оказался в коридоре, Жданов тут же подлетел к нему.
- Доктор, скажите, как моя жена? Что с ней?
- Ваша жена- Жданова Екатерина Валерьевна, так? – спросил врач, заглядывая в карточку.
- Да, что с ней?
- Да, все в порядке, в принципе. Обморок на почве волнения. Вашей жене нельзя волноваться в ее положении. Сейчас она отдыхает, и вроде все в порядке, как показало обследование. Но впредь будьте бдительны и не давайте ей повода для беспокойства. Тогда все будет нормально.
- Спасибо… Спасибо, доктор! – у Жданова  камень с души упал, он облегченно вздохнул. – А когда я смогу ее увидеть?
- Сейчас мы вкололи ей успокоительное, она спит. Попозже я позволю вам зайти к ней, но только вам. Ей сейчас не к чему шум и суета.
- Да, я понимаю. – кивнул Андрей.
Врач пошел дальше по своим делам, а Жданов обернулся ко всей честной компании и заметил, что на их лицах тоже появилось спокойствие.
Казалось, после долгого и томительного чувства неизвестности, они, наконец, расслабились.
- Слава Богу! Обошлось. – сказала Юлиана.
- Андрей, ты останешься? – спросил Роман.
- Естественно. О чем разговор? А ты бери девчонок и езжайте по домам. Вам надо выспаться, отдохнуть. Последние дни были тяжелыми для всех нас.
- Ну, мы тебе точно не нужны? Может, мы еще посидим? – на всякий случай спросил Малиновский.
- Нет, не надо. Езжайте.
Роман кивнул, они распрощались и ушли.
Андрей не помнил, сколько просидел на диване в коридоре, но, кажется, он  все-таки задремал.
Кто-то настойчиво потряс его за руку.
Жданов резко открыл глаза и прямо сел.
- Молодой человек, вы спали? Я просто хотел сказать, что к Екатерине Валерьевне уже можно зайти.
- Правда? – Андрей сразу растерялся, а больше всего на свете боялся, что она опять почувствует себя плохо, увидев его.
- Правда-правда. Она вас ждет.
Андрей застыл, затаив дыхание. Она его ждет!
Медленно подошел к двери и повернул ручку. Еще раз посмотрел на врача, тот ободряюще улыбнулся ему.
Выдохнув, он шагнул в комнату, освещенную тусклым светом бра.
Кажется, даже дышать перестал, когда увидел ее такую бледную.
- Катька, как же ты меня напугала. – Жданов чуть натужно улыбнулся и подошел к постели.
Катя лежала на ней, свернувшись калачиком, и куталась в одеяло. На него она не смотрела и старательно отводила взгляд.
- Катюш, тебе холодно? – Андрей посильнее укрыл девушку теплым одеялом и коснулся губами ее холодного лба.
Она не отодвинулась и не сказала ни слова, но Жданов интуитивно почувствовал, что она сразу напряглась.
Посмотрел на нее долгим пронизывающим взглядом. Никак не мог понять, что твориться в этой миленькой головке.
Наконец, не выдержал, обнял ее талию поверх одеяла и положил голову на ее колени.
- Прости меня идиота, Кать. Я так ужасно себя вел. Я признаю свои ошибки и готов расплачиваться за них. Но, только не теряя тебя, не такой ценой. Может, ты меня ненавидишь за все, что я сделал и наговорил тебе, я не знаю… Но прошу, если это так, скажи мне об этом прямо. В открытую и сейчас.
Андрей даже зажмурился, приготовившись выслушать свой приговор.
И сначала даже не понял, что произошло.
А она все так же молча, глотала бесконечные слезы и нежно гладила Андрея по голове, зарываясь пальцами в густые волосы.
Андрей не верил в такое чудо. Она его простила! Простила ему все, что он натворил.
И этот ее жест, не мог означать ни что иное, как прощение.
Андрей посильнее прижался к Кате, а она вдруг тихо и мягко рассмеялась и попыталась оторвать от себя Андрея.
- Андрюша, ты нас раздавишь. – тихо почти неслышно сказала Катя.
- Прости, любимая. – Жданов резко поднял голову и посмотрел на жену. – Не плачь. Я прошу тебя. Не могу видеть твои слезы.
Андрей наклонился над лицом девушки и стал осторожно собирать с щек соленые капельки, оставляя почти невесомые ощущения от прикосновения своих губ.
Когда, наконец, их губы встретились, Ждановы на миг выпали из реальности.
Это не были страстные, пылкие поцелуи, говорящие о желании. Нет, все было гораздо легче. Их затопила щемящая нежность.
Катя увернулась от очередного поцелуя и долго смотрела мужчине в глаза.
- Я тебя люблю больше жизни… и это так страшно… - прошептала она.
- Нет, солнце, это не страшно. Я тебя очень сильно люблю и больше никогда не оставлю и не заставлю тебя страдать.
- Забери меня отсюда.
- Заберу, но только завтра. Сегодня тебе придется переночевать здесь. Врач посоветовал.
- Я не хочу. – наморщила носик Катя. – Я с тобой хочу.
- Я никуда не уйду. Обещаю.
Катерина блаженно прикрыла глаза, но продолжала держать Андрея за руку. Просто не в силах была отпустить его, даже на несколько секунд.
Она все-таки уснула, а Жданов так и сидел, и смотрел, вглядывался в ее спокойное и такое детское личико. И радовался… Он снова с ней. Рядом. И никто уже не отнимет ее у него. Никогда.
Хотел аккуратно вынуть свою руку из ее ладошки, но она беспокойно заерзала и, чуть приоткрыв глаза, сказала:
- Не уходи.
- Я здесь, здесь. Спи.
Она снова провалилась в сон, а Андрей поудобнее устроился в рядом стоящем кресле и стал смотреть в потолок.
- Все позади. – на выдохе произнес Жданов.
Посмотрел на Катю, провел ладонями по лицу и тихо рассмеялся.
Кто бы мог подумать, а ведь он мог потерять ее навсегда.
Теперь точно знал, что по жизни они будут идти рука об руку до конца…
По-другому просто не получится…
* * *
Месяц спустя.
- Я до сих пор поверить не могу. Что это на Жданова нашло? – удивлялась Ольга, сидя за барной стойкой в «Зималетто»
- Сама удивляюсь. – пожала плечами Вика.
- Что его толкнуло на это? – Борщева отпила горячий кофе из маленькой чашечки.
- Сказал, что я заслужила. Доказала, так сказать, что мне вполне можно доверить и сложную работу. Тем более, когда я пошла на эти курсы по повышению квалификации в области экономики… ну, которые мне Жданов оплатил. В общем, теперь я могу гордиться собой. – просияла Клочкова. – Даже не думала, что Андрей когда-нибудь решится сделать МЕНЯ своим помощником.
Оля покачала головой и усмехнулась, вспомнив, как Вика смешно выбежала из приемной с криками «Ура!».
Из лифта, остановившегося на административном этаже, вышла толпа сотрудников, вернувшихся с обеденного перерыва, оттуда же выскочила Ирина.
- Ух, девчонки, вот вы где! Не работаете, значит? – улыбнулась Ира, подойдя к девушкам.
- Ир, а Андрей вроде говорил, что ты завтра к нему заедешь, договор проверить. – удивилась Вика.
- Я раньше сделала. – отмахнулась Ирина. – Да, и не поэтому я здесь. У меня такая новость.
Ирина закатила глаза и выдержала паузу, приплясывая на месте.
- Только что вернулась из суда, ну, вы же знаете, что мне дали новое дело. Так вот, это дело связано с Кириллом Квашенниковым.
Девушки удивленно переглянулись.
- А что с ним такое? – спросила Ольга.
- С ним? – усмехнулась Ирина. – Дело- труба! Попал он, на большие бабки попал. Какую-то махинацию совершил, а все и выплыло наружу. В общем, я защищаю теперь пострадавшую от его махинаций компанию. Он, конечно, тоже, не будь дураком, нанял себе одного из лучших адвокатов. Но его это не спасет. Уж я-то знаю.
- А я всегда знала, что справедливость когда-нибудь восторжествует. – хлопнула Вика рукой по столешнице.
- Точно! – поддакнула Ольга. – Он нам всю жизнь испортил, пусть теперь мучается.
Ольга и Вика чокнулись маленькими чашечками.
- Да, вот так вот. – сказала Ира. – Ладно, я к Жданову.
- А его нет. Они с Катей уехали ко врачу. Предупредил, что сегодня не появится. – сочувственно посмотрела на девушку Вика. – Так что, получается, ты зря через весь город сюда ехала.
- Ничего не зря. Я вам важную новость сообщила. Ну что ж, раз Андрея нет, я, пожалуй, поеду.
Распрощались они довольно быстро, а Ольга с Викторией остались сидеть в зималетовском кафе.
- А мне недавно Миша звонил. – вдруг сказала Оля.
- Что нового в Северной столице? – нехотя спросила Вика.
- Он открывает ресторан, как и хотел.
- И кто же помог ему в этом? Кто спонсор?
- Кира. Решила заняться ресторанным бизнесом. Она, вообще, стала какой-то другой после того, как узнала, что Жданов жив. Ничего от той Киры Воропаевой не осталось. – Оля потерла пальцем невидимое пятнышко на поверхности барной стойки. – Да, я мало, что знаю. Созваниваемся с ним раз в две недели. Знаю только, что возвращаться оттуда ни он, ни она пока не собираются.
- Кира- Кира… Тяжело ей, наверное, приходится. – Вика закинула ногу на ногу. – А куда Малиновский-то умотал? Я со своими курсами все пропустила.
- Ооо! Это новость, так новость. Он поехал к своим родителям в Австралию. Представляешь, нашел их. Они даже помирились. Он вчера звонил, сказал, что задержится там на недельку, как раз до подписания контракта с Лондонской компанией.
- Вот, всегда знала, что не мог такой Малиновский появится из неоткуда. – засмеялась Вика. – Весь в родителей. Это ж надо было оставить своего сына одного и уехать в Австралию, не назвав даже точного города. Чудачество сплошное.
- Павел Олегович с Маргаритой, кстати, приезжают. – продолжила Ольга. – На показ, а потом хотят остаться здесь. Говорят, «Лондон- Лондоном, а семья в Москву тянет».
- А Андрей мне ничего об этом не говорил. – нахмурилась Клочкова.
- Так мне тоже не он сказал. С Катей просто недавно разговаривала, и про Малиновского тоже от нее узнала. Она такая счастливая. Изнутри светится. Животик уже округлился, но выглядит потрясающе. Андрей ходит за ней по пятам. Каждую просьбу выполняет. Все желания угадывает.
- Счастливые! Я, когда Жданов мимо меня проходит, прям улыбаться начинаю. Вот вижу его довольное лицо и думаю, какой же он счастливый. А потом вспоминаю, что им пришлось пройти и…
- Виктория! КЛОЧКОВА! – крикнула Маша с ресепшена. – Вот я кричу- кричу, а меня никто не слышит. К телефону подойди. Тебя по второй линии какой-то Игорь хочет слышать.
- Так, я побежала. – тут же, слезая с высокого стула, сказала Вика.
- Что за Игорь? – хитро улыбнулась Ольга.
- Да так… - мечтательно протянула Вика и унеслась в сторону приемной.
Оля радостно улыбнулась, допила почти остывший кофе и весело подмигнула проходящему мимо посетителю.
* * *
Пять лет спустя.
На улице уже целую неделю валил снег, почти без остановки. Из-за этого на дорогах вечно образовывались пробки, и злые владельцы автомобилей каждый раз опаздывали на работу.
Да, в такую погоду работать совершенно не хотелось. Тем более, что приближался волшебный праздник – Новый Год.
Улицы, магазины и окна жилых домов были украшены разноцветными гирляндами. Люди воодушевлено обсуждали предстоящий праздник, проводя массу времени в различных магазинах в поисках подарков для своих родных и близких людей.
Дети гуляли с родителями. Катались с ледяных горок. На коньках, а некоторые на лыжах.
И во всем наблюдалось какое-то умиротворение.
- Лена! – крикнула женщина. – Не убегай далеко. Мы с папой не хотим, чтобы ты потерялась в парке.
- Хорошо, мам. – крикнула в ответ девчушка пяти лет с карими выразительными глазами и торчащими из-под шапки смоляными волосами.
- Андрюш, ну вот посмотри, до чего же непослушная девчонка. Ну, я же сказала ей не убегать.
Андрей подхватил свою спутницу под руку, а в другую руку взял поводок.
- Кать, успокойся. Мы всего лишь на детской площадке. Я ее вижу.
- Жданов, ты знаешь, что ты плохо влияешь на свою дочь. Ты слишком много ей разрешаешь. Она вырастет избалованной, как …
- Как я! – закончил за жену Андрей. – Ты напоминаешь мне мою маму.
- Маргарита Рудольфовна была абсолютно права.
- Таак, не спорь с мужем. – Андрей легко притянул жену к себе и поцеловал. – А то пойдут более крупные штрафные санкции.
- Ой, напугал. Иди Клайда выгуливай, нечего такой псяре на детской площадке делать. Иди, иди… А я пойду следить за нашей дочерью.
Жданов свернул с аллеи и пошел по огромным сугробам ведомый громадной собакой.
Прошелся через широкую поляну и вышел на тропинку. Остановился, отстегнул поводок от ошейника.
Клайд стал носиться по сугробам.
Андрей так привык ко всему этому. Это была его жизнь. И он любил эту жизнь.
Когда что-то дотронулось до его штанины, он даже не сразу смог сообразить, что это. Настолько ушел в себя.
Обернулся и посмотрел вниз. Его за брючину дергал маленький малыш, лет трех.
Андрей присел на корточки и улыбнулся.
- Где твои родители?
- Мама там… - и малыш стал указывать крохотной ручкой куда-то вдаль.
- Нельзя убегать от мамы. Пойдем, я тебя отведу.
- Нет… - захныкал ребенок.
- Леша! Лешенька! Я сколько раз просила не убегать! – к ним бежала женщина с очень уж знакомым Жданову голосом.
Он поднял голову и готов уже был выдать привычную улыбку, но вдруг застыл.
- Андрей? – Кира тоже была удивлена, но тут же отвлеклась на мальчика. – Леша, надо слушаться маму.
- Маму? – вслух произнес Жданов промелькнувшую мысль. – То есть… Привет, Кир. Как дела?
- Дела отлично. Вот приехала с сыном. – Кира подхватила ребенка на руки. – Мы ненадолго. Муж по делам приехал, ну, и мы с ним. Хотела показать сынуле, где родилась его мамочка.  – Кира посмотрела на Жданова и чуть прищурилась, потому что кружащиеся хлопья снега так и норовили попасть в глаза. – А ты как? Как дочка?
- Ленка… да, растет не по дням, а по часам. Такая вертушка, Катя не успевает за ней уследить. – сказал и только после этого подумал, что зря упомянул Катю.
Но Кира не обратила на это почти никакого внимания.
- Вся в тебя, наверное. Внешне, так точно. Видела ваши фотографии в журнале. А это золотце весь в отца. – улыбнулась Кира.
Андрею так хотелось спросить, а кто собственно муж и отец ребенка? Ведь с тех пор, как Кира уехала в Петербург, от нее не было никаких новостей.
- А… - начал было Андрей.
- Миша таки решил открыть свой ресторан в Москве. Но я совершенно не была против. Только жить все равно хочу в Питере. Уже как-то прижилась и обратно в Москву не тянет.
- Мам, хочу к па! – потребовал ребенок.
- К папе? Ну, пойдем к папе. Где у нас папа? Правильно папа сейчас приедет на машинке. Да? На машинке. – Кира оторвалась от сына. – Ладно, Андрей, мы пойдем. Приятно было с тобой встретиться. Передавай своим привет.
- Обязательно. – кивнул Жданов. – Счастливо.
- Пока. – Кира ловко перехватила ребенка и направилась обратно вдоль тропинки.
Андрей постоял несколько минут, находясь в задумчивости.
А потом весело усмехнулся и свистнул собаке.
Возвращаясь обратно, Андрей думал говорить или не говорить об этой неожиданной встрече Кате.
Увидел, как Катя с Леночкой катятся с горки. Обе довольные! И Катя радуется, как ребенок.
- Девчонки, давайте домой. Завтра еще придем. – крикнул Андрей.
Лена сначала хотела еще немного поканючить, чтобы подольше погулять, но вспомнила, что дома ее ждет новый мультик, который ей недавно подарил ее крестный – дядя Рома. И решила, что мультик тоже будет интересный.
Пока шли домой, Андрей все же рассказал Кате о Кире.
Катя спокойно восприняла эти сведения. Даже порадовалась за Киру с Михаилом.

Кира, уложив сына спать, устало опустилась в кресло. Миша смотрел что-то по телевизору в спальне.
А она задумалась. Вспоминала сегодняшнюю встречу со своим прошлым. И было так странно разговаривать с Андреем. Спустя столько лет…
Но не об этом она сейчас думала. Она вдруг поняла, что была абсолютно спокойна в присутствии Жданова. Ничто нигде не кольнуло, не отдалось болью.
А это означало только одно – она справилась! Она избавилась от любви к нему и от своих мучений.
Остались только воспоминания, которые со временем тоже притупились.
Теперь у нее была своя семья. Свой дом. Своя крепость. Где любили ее, и любила она.
И сейчас она ни капли не жалела, что четыре года назад вышла замуж за Михаила Борщева.
Ведь он подарил ей такое счастье – Лешку.
Кира поднялась и подошла к книжной полке. Сняла оттуда увесистую книгу и раскрыла на нужной страничке.
Там лежала потрепанная статья из журнала. С краю дата – 22 апреля. Пять лет назад.
Все эти годы Кира часто перечитывала эту маленькую статейку, написанную огромными буквами.
« Невозможное возможно! – гласил заголовок. – Случай на миллион! Андрей Жданов доказал, что от него так просто не избавиться. – статья была написана Шестиковой, и она даже тут не отказала себе в возможности поерничать над Ждановым. – Сегодня после полудня стало известно, что Андрей Жданов жив и здоров. Оказалось, что вся эта авария нелепая случайность. Именно в этот день у Жданова угнали автомобиль. – дальше в ярких красках было описано, что нашей милиции доверять, себе дороже, и так далее. - Сейчас Андрей Жданов пребывает в больнице. Его молодая жена, переволновавшись, за своего благоверного попала туда сегодня днем. Но в ее положении это вполне естественно. Можно только поздравить новоявленного папашу и пожелать их семье счастья. А нам спокойно вздохнуть и обрадоваться возвращению блудного папы».
Кира вынула эту статью, спокойно вздохнула и порвала на мелкие кусочки. Это ее прошлая жизнь… Зачем нужны эти лишние неприятные воспоминания?
Выкинула в мусорное ведро и отправилась спать.
Именно с этой минуты она предполагала, что начнется новая жизнь. Потому что теперь порваны все нити.
А утром раздался телефонный звонок.
- Кир, привет. Это Андрей Жданов. А вы точно в Питер собираетесь? Мы с Катей тут подумали… Новый Год скоро…

Конец.

0

27

Спасибо Larietta зв такое великолепное произведение "Возвращение блудного папы".  :love:
Прочитала на одном дыхании с увлечением и восхищением вашего таланта.
Содержание захватывающее, насыщенное событиями и чувствами, переживанием героев.
Научился Андрей любить, Катенька его научила.  :love: Друзья у них великолепные Роман и Юлиана.
А как интересно раскрыли характер Виктории и её новой подруги Ольги.
Во всей красе показали Михаила и Киру, они друг друга достойны.
Благодарю вас за доставленное удовольствие.  :love:
Желаю вам удачи и творческого вдохновения и много радости.
  http://sd.uploads.ru/t/2ixh6.gif

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Larietta » Возвращение блудного папы