Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Я-любимая » ОВЕЧКА В ВОЛЧЬЕЙ ШКУРЕ (НРК)


ОВЕЧКА В ВОЛЧЬЕЙ ШКУРЕ (НРК)

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Овечка в волчьей шкуре

Начало: 26 июня 2007 года
Окончание:

Рейтинг:  R
Пейринг:  Катя/Андрей
Жанр:      затрудняюсь сказать. Но романтики будет мало, я так думаю.
Герои:     все, кого вспомню
Сюжет:   абсолютный полёт фантазии автора. Возможно, уже не совсем здоровой фантазии…

0

2

# # # # # 1 # # # # #

- Дура!
Александр Воропаев метался по собственной гостиной, как зверь в клетке и время от времени останавливался и начинал сжимать и разжимать кулаки в бессильной злобе.
- Идиотка! Такой план пустить коту под хвост за просто так! Конечно, дура! Что еще сказать тебе?
Девушка, к которой и относились все эти, далеко не лестные эпитеты, сидела на диване и, казалось, даже не прислушивалась к его словам. У нее был потерянный и очень усталый вид. И даже несчастный.
Она просто сидела, не шевелясь, смотрела на стену, а точнее, на какую-то жуткую картину страшно-модного современного художника, которую Воропаев приобрел по случаю на закрытом вернисаже за немыслимые деньги и теперь не уставал перед всеми ей хвалиться. Вот её она и рассматривала и хмурилась всё сильнее, хотя в данный момент у неё было только одно желание – уткнуться лицом в подушку и нареветься вдоволь. Чтобы выплакать все слёзы обиды и неожиданно-пришедшей беды. Да, именно беды.
Господи, во что она влезла?
- Ты слушаешь меня или нет? Слушай, слушай! Я тебе серьёзно говорю – ты полная дура! Я «Зималетто» уже разжевал и выплюнул! Тебе оставалось только дела принять! Никто и сопротивляться бы не стал! Просто не поняли бы, что произошло! А ты что сделала?
Она не ответила.
Саша приостановился, почти взбешённый её молчанием, наклонился и заглянул ей в лицо, пытаясь углядеть хоть какую-нибудь эмоцию. Но девушка лишь моргнула и больше ничего.
Воропаев не сдержал раздражённого вздоха, но упрямо повторил:
- Дура!
- Ну дура, так дура, - внезапно тихо отозвалась она и сокрушённо вздохнула.
Саша непонимающе глянул на нее, а потом присел перед ней на корточки и посмотрел ей прямо в глаза.
- Ты только скажи мне… объясни… зачем ты это сделала? Ведь всё уже было на мази! «Зималетто» уже фактически не существовало! Для чего всё это?
Она вздохнула вторично и странно поморщилась.
- Сам же сказал… Я – дура!
- Брось! - тут же опять взбесился он и вскочил. -  Ты не тот человек, чтобы устраивать истерики! Придумала какую-то чушь! Это надо же, так меня подставить!
- Замолчи, ты мне надоел! - вдруг повысила она голос.
Саша даже споткнулся.
- Что?!
- Что? - девушка оторвалась от бессмысленного созерцания картины и наградила его гневным взглядом. - Позволь тебе напомнить, что всю грязную работу сделала я, а ты лишь выхаживал, как индюк, и давал глупые советы!
- Ну, знаешь ли!..
- Не знаю! И вообще, мне все надоело! Отстань от меня!
Она сняла очки и небрежным жестом отбросила их прямо на пол. А потом руки поднялись и принялись расплетать тугой комель на затылке.
- Выгляжу, как чучело! От этих очков у меня болят глаза! Во рту постоянный привкус металла! От долгого пребывания в родительском доме, любимое платье перестало застёгиваться! А ты знаешь, сколько я не была в салоне красоты?  Когда Димочка увидит, во что превратились мои волосы, он меня наголо обреет! И после всего этого ты еще смеешь на меня орать!
Воропаев неожиданно спасовал после такой гневной тирады и замер, глядя на нее. А потом примирительно взмахнул руками.
- Ладно, успокойся!
- Не хочу я успокаиваться!
Она  вскочила с дивана и подошла к нему вплотную, упёрла руки в бока и даже ногой от негодования топнула.
- Не смей на меня орать!
Саша невольно сделал шаг назад и нервно кашлянул.
- Да не буду!
- Вот так, - она опять отступила и принялась расстёгивать маленькие пуговички на старомодной блузке. Движения были порывистыми, нетерпеливыми, от этого пальцы иногда соскальзывали, и злиться приходилось ещё больше. - Ты во всем виноват!.. А я и, правда, дура! О чем я думала, когда ввязывалась во всё это?..
Воропаев нехорошо усмехнулся.
- О деньгах ты думала! Или скажешь, не так было?
- Да ну тебя! Деньги… Причём тут деньги?
Саша вдруг противно расхохотался.
- Пушкарёва, ты себя-то слышишь? Причём деньги? Да при всём! Или ты альтруисткой заделалась? С каких это пор? А хотя постой, дай угадаю! У Жданова в штанах, наверное, волшебная палочка, которая всех его баб делает чистыми и правильными! - и насмешливо продекламировал. - Селянка, хочешь большой и чистой любви?
Екатерина Пушкарёва обернулась и глянула на него почти ненавидяще, немного не рассчитала приложенного усилия и сильно дернула последнюю пуговицу и та отлетела и покатилась по полу. Катя на это внимания почти не обратила и стянула с плеч ненавистный наряд, оставшись в одном бюстгальтере. И швырнула кофточкой в Воропаева.
- Заткнись, наконец!
Саша скрипнул зубами, но на этом весь его пыл угас. Продолжать с ней скандалить он не стал, знал, что это ни к чему не приведёт. И она его просто-напросто переспорит. Единственная женщина, которой удавалось ставить его на место и которая, к его неудовольствию, совершенно его не боялась.
Это он её боялся. Иногда. Когда она вот так выходила из себя. Потому-что Катя Пушкарёва – это… Катя Пушкарёва. Ураган, который мог смести на своём пути всё, когда решал, что так стоит поступить и это принесёт выгоду.
Выгода – это было их любимое слово в последний год.
Вот только в последние пару месяцев Катюша начала терять почву под ногами, что и расстроило такие грандиозные планы по поводу «Зималетто».
Но это временное «недомогание». Саша был в этом просто уверен.
Его девочка немного устала.
Посмотрел на неё такую разъярённую и прекрасную (почти прекрасную, если не принимать во внимание её карнавальный наряд, и только дорогое бельё немного спасало ситуацию, и Саша даже припомнил, что это был его подарок) и потянул к себе.
- Солнышко, не расстраивайся. Я что-нибудь придумаю, - обнял её, а на губах уже появилась похотливая улыбочка. Пальцы расстегнули юбку, и он небрежно сдёрнул её вниз и сжал Катины бедра. - Ты права, такая кошмарная одежда и ты в ней… Не хорошо…
Катя не вырывалась, но и отвечать на его внезапно проснувшееся желание не торопилась. Просто смотрела очень  серьёзно и ждала, когда он ее отпустит.
Саша все-таки заметил ее выразительный взгляд, поморщился и вздохнул.
- В чём дело?
- Ты другого времени не нашёл, да? - съязвила Катя. - Мне вот сейчас как раз заняться нечем, только в постели с тобой валяться!
Он даже возмутился.
- Между прочим, я уже и забыл, когда это было в последний раз!
- Я, конечно, могу напомнить, но если тебе так приспичило, то позвони Клочковой! Она вроде неплохо заменяет меня в этом плане, по-крайней мере, жалоб я от тебя не слышала!
Воропаев не просто отпустил её, а невежливо оттолкнул от себя, и она упала на диван.
- Не хочешь и не надо! Я думал, что тебе нужно расслабиться.
- Спасибо, обойдусь! - скривилась Катя и обернулась в сторону прихожей, откуда зазвучал дверной звонок. - Иди, дверь открой!
Воропаев вышел из комнаты, а Катя поднялась и стала собирать с пола разбросанную одежду.
- Вот это вид, - присвистнул Зорькин, а Катя выпрямилась, обернулась на друга детства и показала ему кулак. То, что она перед двумя мужчинами стоит в одном белье, ее смущало мало. Этих двоих она давно не стеснялась.
Ещё раз глянула на Зорькина и швырнула ему прямо в руки свою одежду, от которой с таким удовольствием избавилась несколько минут назад.
- Сожги её! Чтобы я больше не видела!
Саша хохотнул, а потом прошёл к бару и начал разливать по бокалам марочный шотландский виски.
Коля от вещей тут же избавился, пристроив её в углу и начал переводить испытывающий взгляд с Кати на Воропаева. Саша его взгляд перехватил и жёстко усмехнулся.
- Что ж ты, дорогая, своего друга детства не обрадуешь? Поделись с ним, хорошей новостью!
Катя поджала губы и сложила руки на груди.
- Идите оба к чёрту! - развернулась и ушла в спальню.
- Катька, что произошло? - в голосе Зорькина послышались нотки беспокойства.
Она решила не отвечать, открыла дверцы шкафа и принялась выискивать в нём нужное.
- А что произошло? - раздался голос Саши, полный сарказма. - Катюша решила, что с этого дня ей деньги ни к чему и подарила компанию Жданову!
- Как это? - Коля распахнул дверь в спальню и изумлённо уставился на неё - Катька, ты что?
- Что? - она уже сдерживалась из последних сил и всерьёз опасалась совершенно бабьей истерики.
- Ты отдала компанию? Спятила?
- Отстань от меня! - почти взвизгнула Катя и с грохотом захлопнула дверцу. - Тебе что, денег недостаточно? Ты на «НикаМоде» наварился мало?
- Да причём здесь это? Мы столько времени, столько сил потратили!..
- Я потратила! Я! Черт, Воропаев, где мои вещи? Я так и буду голая ходить?
Саша появился за спиной Зорькина, с бокалом в руке и совершенно спокойно указал на шкаф в прихожей.
Катю просто затрясло от этого, и она возмущенно посмотрела на Колю.
- Нет, ты видел? Он мои вещи уже в кладовку спровадил, а сам ещё смеет на меня орать! Гад!
- Катюш, успокойся. Они просто мне немного мешали.
- Ненавижу! - растолкала их и отправилась в прихожую. Отыскала свой халат и торопливо одела, с силой затянула пояс  на талии.
- Объясните мне, что произошло! - воскликнул Коля.
Саша присел на подлокотник дивана и насмешливо глянул на Катю.
- Что, что… У девочки от любви сорвало крышу. К нашему огромному и всеобщему сожалению.
Катя даже отвечать ему не стала. Сделала вид, что ничего не слышит. Села на кресло и закинула ногу на ногу, нервно крутя в руках бокал с виски.
Саша ещё посверлил ее ироничным взглядом, а затем продолжил:
- Всё шло по плану, и настоящий отчёт  был на руках у акционеров, а потом наша Катенька отмочила номер. И оставалось-то всего ничего, подождать, когда Жданова у всех на глазах  распнут. Всего несколько минут и «Зималетто» официально перешло бы к Екатерине Валерьевне Пушкарёвой, а она… составила доверенность на имя Жданова и подарила… за всё хорошее!
Катя всё интенсивнее мотала ногой и нервничала всё больше, но ни на одного из них не смотрела. Сильно хмурилась, цедила жгучую жидкость и морщилась из-за этого.
Только бы выдержать…
Коля присел на краешек дивана и стал разглядывать пол у себя под ногами.
- Да уж… совсем чуть-чуть не хватило.
- Мозгов кое-кому не хватило! - вдруг опять рыкнул Воропаев и подлил себе ещё виски. - Дура!
- Сам дурак!
- Что вы лаетесь? Этим делу не поможешь! Катька, вот объясни мне, на фиг тебе это сдалось?
Катя даже задохнулась от нахлынувших на неё эмоций.
- Да потому-что!.. Потому-что неправильно всё это! Кто нам дал право?.. А точнее, кто тебе дал право,- и ткнула пальцем в Воропаева. - Да для Пал Олегыча «Зималетто» - это вся жизнь, а ты…
- А кто её отнимал у него? - фыркнул Саша. - Просто Андрюша наш должен сидеть где-нибудь на производственном этаже, а не в президентском кресле! Знать должен своё место! Он же всё играется! Потаскун! А я…
- А ты обзавидовался весь!
- Катька! - угрожающе начал Воропаев, но она лишь отмахнулась.
- Молчи лучше! Это была моя игра, и я ее закончила! И я решила, что так будет правильно, а не как-то иначе!
- Ой, да брось! - опять вошёл в раж Александр. - Тут дураков нет! Знаю, я зачем ты это сделала! Чтобы Жданова разжалобить! Думаешь, простит и у тебя появится ещё один шанс в его постели побывать?
Катя даже не поняла, что с ней произошло – покраснела она или побледнела.
- Глупости! Он… он не нужен мне!.. Не из-за этого!
- А что ты так разнервничалась?- криво усмехнулся Саша.
- Замолчи! – всё-таки  закричала она, теряя над собой контроль.
- Хватит! - сумел их переорать Зорькин и для этого даже вскочил. - Теперь-то какая уже разница? «Зималетто» у нас уже нет.
- Вот именно, - печально кивнул Воропаев.
А Катя выдала язвительную усмешку.
- Тебе-то что беспокоиться? Ты ничего не потерял, Сашенька! Ты, милый, всё продумал, сам в стороне, а я в стан врага!
- А ты так отбрыкивалась! Особенно, когда Жданов тебя!..
- Замолчи ты! - толкнул его в бок Коля.
Все трое замолчали и отвернулись друг от друга. А Катя отставила бокал и поднялась.
- Я пошла спать, а вы… как хотите!
Хлопнула дверью спальни и только тогда позволила себе расслабиться. Закрыла глаза и вцепилась руками в полы халата.
А в голове билась только одна мысль – что делать?
Как убедить Андрея её выслушать?

##### 2 #####

План был прост, как апельсин. По-крайней мере, в этом её Сашка пытался убедить полгода назад. Старался, как мог.
И она согласилась в этом участвовать.
Согласилась… помочь любимому. Или почти любимому, но это уже мелочи.
Откуда же она могла знать? Что все так?..
Поначалу всё задумывалось, как спектакль на несколько дней, максимум на пару недель. Перед выборами, надо было просто побыть рядом со Ждановым и присмотреться к нему. Прислушаться, последить. Совсем немного. Чтобы быть уверенными, что Жданову ничего не светит.
Катю это даже веселило. Весь этот маскарад и возможность вспомнить, каково это  быть страшилой. И для себя понять и заново осознать, чего она добилась. Что ей удалось.
А уж насколько интересно было исподтишка наблюдать за людьми, за их поведением!
Она ведь всерьёз всем этим наслаждалась, а потом они с Сашкой всё это обсуждали и хохотали.
Вот только потом Воропаеву стало совсем не до смеха. Не смотря на все его исхищрения, Андрей Жданов стал президентом «Зималетто», несмотря на отрицательный голос его отца на выборах. Помогла Маргарита Рудольфовна и его невеста, Кира, на поддержку которой Александр всё же рассчитывал, не забывая о родной крови. Но Кира его подвела.
И с президентством Воропаев пролетел.
То, как он тогда выходил из себя, в каком бешенстве пребывал, Катя запомнила на всю жизнь. Таким она видела его впервые, да и, наверное, в последний раз. Всегда довольно сдержанный и ехидный, тогда он полностью отпустил все тормоза и орал и топал ногами, ничуть не стесняясь её.
Она не испугалась, скорее удивилась такому взрыву и честно не понимала, почему он  так ненавидит своего «почти родственника». Но и после этого решила своё любопытство спрятать подальше и не лезть в далеко не светлые дебри души Александра Воропаева.
А вот  потом он и предложил ей этот идиотский план. А она, как есть идиотка, на него согласилась. Даже не подумала о том, к каким последствиям всё это может привести.
А уж на такие точно не рассчитывала.
Что она влюбится в самый неподходящий момент в самого неподходящего человека. Андрея Жданова.
Вот почему он? Что за сказочный принц на её голову свалившийся?
Избалованный, самовлюблённый, самодовольный бабник и негодяй.
Ничуть не лучше Воропаева. Ей почему-то так казалось.
Но тогда ещё не было никакой любви, была игра.
Две недели маскарада прошли, а Воропаев вдруг выдал ей другой план, более глобальный и разрушительный. Отобрать у Жданова «Зималетто». Вот просто так взять и отобрать.
Катя, конечно, понимала, откуда у него возникло такое желание, и даже могла понять и принять, но настолько цинично выгнать Жданова из семейной компании…
Задумалась.
А потом Сашка дал ей почитать финансовые документы «Зималетто» и озвучил  сумму, которую она получит в случае удачного завершения их военной компании. Сумма была с шестью нулями.
И Катя дрогнула. К тому же, делать почти ничего и не надо было. Втереться в доверие, подправить некоторые документы, подбить на несколько не совсем выгодных контрактов, а остальное, как говорится, дело техники.
Сомнения и моральные принципы ещё поскребли её душу, но и на это у Воропаева нашёлся достойный ответ. Он ведь совсем не собирался банкротить свою же компанию. Он хотел стать президентом, пусть и перекупленной и заложенной (Кате!) компании. И повести «Зималетто» к светлому будущему. Самому.
Все свои уговоры подкрепил страстными поцелуями  и новым колечком с изумрудом, и она сдалась. Причём со смехом и лёгкостью. Сколько раз потом бессонными ночами лежала и гадала, что на неё тогда нашло?
Правда, пришлось кое-чем поступиться и пробыть в этом кошмарном виде из её прошлого ещё несколько месяцев. Оторваться от привычной жизни и работы и уйти с головой в дурацкие придумки Воропаева.
И всё бы ничего. Ведь поначалу всё шло, как нельзя хорошо. Всего пара невыгодных контрактов и начались проблемы. И Андрей заметно растерялся.  Заметался, начал делать ошибку за ошибкой, облегчая ей задачу. А потом после малюсенького толчка, сделанного в нужный момент, сам – сам! – предложил переписать на неё компанию.
На этом всё и должно было закончиться. Она в любой момент готова была переписать доверенность на Сашку и исчезнуть из «Зималетто», но Воропаев сказал ей, что надо выдержать паузу. Затихориться на некоторое время, чтобы не вызвать лишних подозрений. Совсем ненадолго.
К тому моменту Катя уже начала уставать от постоянной лжи и маскарада. Не терпелось выйти из игры и уехать куда-нибудь к морю, отдохнуть и, наконец, привести себя в порядок.
Совсем немного подождать осталось.
Этого времени хватило, чтобы Жданов с Малиновским затеяли собственную игру, о которой она вначале и не подозревала. И когда Андрей начал откровенно за ней ухаживать, то растерялась, а потом в голос расхохоталась, оставшись одна после очередного прихода Жданова с открыткой и мягкой игрушкой. Никак понять не могла, что это такое нашло на Андрюшу Жданова. За то недолгое время, что она проработала в «Зималетто», уже успела насмотреться на его похождения, да и вообще на его разгульную жизнь. Даже прикрывать пару раз приходилось перед Кирой, но это её не очень беспокоило.
А тут вдруг непонятное внимание к ней, дурнушке-секретарше…
Когда она рассказала Воропаеву о том, что Андрей начал откровенно к ней подкатывать, тот вместо того, чтобы посмеяться над этим вместе с ней, задумался. И сказал, что надо переждать и посмотреть, что Жданов задумал.
Катя тогда неприлично вытаращила на него глаза.
- Ты на что меня подбиваешь?
- Да ни на что! Просто посмотри. Я же тебя с ним спать не заставляю! К тому же, выбора у нас нет. Если ты будешь от него шугаться, он насторожиться!
- Ещё бы! Такая страшила от Андрюши Жданова бегает!
- Вот-вот!
Было смешно. Ей-богу, смешно наблюдать за потугами Жданова, и она уже тогда понимала, что не всё здесь гладко. А потом случайно подслушала их разговор с Малиновским и всё встало на свои места.
Значит, мальчики оказались не такими дураками и простофилями. Начали задумываться о будущем. А тут ещё и Зорькин влез, совершенно случайно, вместо того, чтобы сидеть в офисе и заниматься делами «НикаМоды», припёрся вечером её встречать, а затем и ещё пару раз попался парочке друзей-заговорщиков на глаза, чем окончательно подтолкнул их к решительным действиям.
Следуя просьбе Сашки, Катя не стала противиться ухаживаниям начальника, и даже в ресторан с ним пошла, с затаённым весельем наблюдая, как тот напивается до полубессознательного состояния, видимо морально подготавливая себя к смелому поступку.
Но надо отдать ему должное, смелости набрался. И поцеловал.
Катя чуть не рассмеялась ему прямо в лицо, но потом решила усложнить Жданову жизнь максимально, просто для собственного веселья и грохнулась в показательный обморок.
После этого случая, Андрей стал относиться к ней с особой осторожностью. До дома провожал, в щёчку целовал, какие-то заковыристые речи о любви придумывал. А она умилялась и потрясалась.
Вот только Сашке об этом рассказывать прекратила, превратив всё это в спектакль для одного зрителя. Для себя самой.
Ничего она не ждала от Жданова. Таких, как он, избалованных женским вниманием и самовлюблённых хозяев жизни, она видела не раз и даже с некоторыми тесно общалась (взять хотя бы того же Воропаева!) и запретила себе попадаться в их ловушки. Лучше уж  наоборот. Пусть они по ней страдают!
И к Андрею она относилась с таким же настроем, да к тому же знала, что она для него лишь неприятная обуза, которую надо держать на привязи рядом с собой. И никакого удовольствия он от их поцелуев не получает. Да ещё и ей приходилось свои порывы скрывать, даже когда случайно забывалась и терялась в его поцелуях. Совсем случайно.
Ведь надо помнить, что она невинная девушка, которая даже целоваться толком не умеет.
А потом случилась их первая ночь, в её день рождения.
Этой ночи в принципе не должно было быть. Катя знала, что Андрей настраивает себя на секс с ней, подталкиваемый планом Малиновского, и непросто настраивает, а доводит себя до кондиции,  чтобы легче было решиться. А она…
Она ни о чем таком даже не думала. Это же не в ее жизненных принципах.
Что-что, а верность – это не просто пустой звук, этому-то её родители научили. А у нее ведь был Сашка…
И как произошло то, что не должно было произойти ни под каким видом, сама не поняла. Да и Жданов, наверное, не понял.
Несли какую-то романтическую чушь, пытаясь поразить воображение друг друга, а потом он её поцеловал и она решила ответить. Совсем на чуть-чуть. Дальше испугается и убежит, что-нибудь придумает…
Не придумала. Опомнилась только, когда уже всё закончилось. Андрей лежал рядом и тяжело дышал.
А она испугалась. Что она наделала? Едва хватило выдержки вести себя предсказуемо, так, как Андрей от нее ждал, хотя прижималась к нему вполне искренно, пытаясь понять, что же с ней происходит. А главное, почему.
Сашке ничего не сказала, было стыдно и казалось, что после этого он станет её презирать, а возможно даже ненавидит. И не уставала ругать и винить себя за свою слабость.
Да и отношения с Андреем заметно изменились, перешли на новую стадию. Стали более прочувственными. Хорошо, что в новогодние каникулы они не виделись, и было время осознать случившееся. Но понять она так и не смогла, только больше испугалась. Но поделиться возникшей проблемой было не с кем. Даже Кольке не рассказала, продолжая переживать всё это внутри себя.
Но время прошло и пришлось вернуться в «Зималетто» после длительных выходных и встретиться со Ждановым. Посмотрела на него и поняла, что проблемы грядут. Потому-что сердце странно заколотилось, а от его взгляда стало жарко. И глупое томление в душе заставляло задуматься.
Она долго и дотошно анализировала своё состояние. Пыталась разобраться в своих чувствах и разложить все эмоции по полочкам, как поступала всегда. Она ведь всегда была рассудительной и чётко отвечала за свои действия. А тут внезапно в организме произошёл сбой.
Сбой, который очень её взволновал.
Решение, которое она для себя приняла, в связи с произошедшими событиями, не блистало оригинальностью. Попытаться держаться подальше от Андрея Жданова. Она будет вести себя, как милая невинная девочка, которую он осчастливил в одну прекрасную ночь, но на этом все. Пусть думает, что ей так мало нужно. Счастлива одной его улыбкой.
И сама улыбалась, глядя в его глаза и жеманно уворачивалась от его поцелуев, а у самой внутри все тряслось от неясного волнения.
Дошло до того, что Сашка как-то незаметно для неё самой остался за бортом её спектакля, да и жизни. Все закрутилось только вокруг Жданова, и она растерялась и забылась, теряя ощущение реальности.
Каждый вечер, возвращаясь с работы, словно выныривала из странного мира, который неожиданно заменил её привычную жизнь. Господи, да она даже ревновать его начала! Когда он, после того, как провожал её до дома и целовал, ехал к другой. И не важно к кому, к Кире или другой женщине, но она ревновала. И по ночам не спала, мучаясь от этого бессмысленного и разрушительного чувства.
А потом он позвал ее на квартиру к Малиновскому. С определённой целью, она же не глупая и все прекрасно поняла, а она поехала, хотя обещала себе, что больше никогда...  Но так захотелось! Заставила себя оглохнуть и не слышать отчаянные крики своей совести и разума.
Во второй раз все было по-другому. И Андрей был другим, она это очень остро почувствовала. И не пил. Это немного позабавило, но и эти мысли надолго в ее головке не задержались.
Всё было по-другому. И себя она отпустила и просто занималась с ним любовью, так как ей хотелось, прикасалась так, как хотелось, и уже не могла притворяться. Как бы не хотелось, но не могла.
А потом окончательно потеряла голову и начала изливать ему душу. Зачем-то рассказала про Дениса, всю историю с самого начала и так как было на самом деле. Раньше никому не рассказывала, а ему рассказала. И он искренне ей посочувствовал, а она не разозлилась, хотя обычно жалость ее просто бесила. А на него не разозлилась, даже кажется, поплакала на его плече.
И завертелось.
Налюбоваться на него не могла, наслушаться не могла, надышаться не могла. Смеялась над собой, ругала, бегала от Воропаева, и едва терпела присутствие Киры, и чувство бессильного бешенства оттого, что Воропаева имеет право на него. А вечерами сидела на подоконнике и рисовала на стекле сердечки, мечтая о нём.
И удивлялась, как можно было так бесшабашно влюбиться в ее-то годы и с ее-то рассудительностью. А она-то, глупая, думала, что никогда не сможет всерьёз полюбить, чтобы всю себя отдать, без остатка. А судьба по-своему распорядилась. И хоть видела, что он не принц и далеко не из сказки, и недостатков в нём, наверное, больше, чем достоинств, а она… сошла с ума.
И ничего не нужно – деньги, красивая жизнь, карьера – все отошло на второй план.
А потом эта инструкция, которую она вытащила из этого дурацкого пакета. Посмеялась, а затем вдруг поняла, что это совсем не смешно. Совсем не смешно. И дело не в тех оскорблениях и насмешках, которыми отзывался о ней Малиновский, а в том, что это означало то, что она значила для Жданова очень мало, если ему еще нужны такие подталкивания в её сторону.
А разве она на что-то всерьёз рассчитывала? Враньё самой себе!
Но у неё был шанс, знала, на что можно надавить, чтобы удержать.
Его любовь к красивым женщинам. Вот на этом можно было сыграть.
А когда подумала об этом, поняла, что пропала окончательно. Если  готова опуститься до такого, ради его внимания…
Значит она ни чем не лучше этих пустоголовых моделек  и истерички Киры Воропаевой, над которой не уставала подшучивать, правда, мысленно, чтобы Сашка не знал. Сёстры – это для него было святое.
Испугалась…
И с каждым днем страх становился всё больше и сильнее. И любовь, такая глупая и не нужная, тоже росла в арифметической прогрессии вопреки всем доводам рассудка, приводя её в отчаяние.
И она очень старалась помочь Жданову вытащить компанию из кризиса, делала это тайком от Воропаева, работала ночами, чтобы исправить собственные ошибки. И даже появились первые признаки улучшения.
Всё происходящее напоминало нелепицу и какой-то театр абсурда. Она боялась его, себя, своей прежней жизни и настоящей, а больше всего боялась будущего. Потому-что прекрасно понимала, что в одно прекрасное  время всё выйдет наружу, так или иначе, она не сможет притворяться всю оставшуюся жизнь, да и смысла в этом не видела.
И судный день наступил.
Наступил не сразу, началось всё с того, что Сашка ей заявил, что следующий совет директоров станет последним для Жданова, как для президента. Что всё решится именно тогда. А от неё требуется только одна вещь – переписать компанию на него. А уж  декорации для шокирующего спектакля и даже с музыкальным сопровождением в виде похоронного марша, он организует сам.
Катя жутко перепугалась.
Андрей и так в последнее время вёл себя несдержанно и почти неадекватно, тоже заметно нервничал, видимо, чувствовал приближающиеся проблемы. И даже у нее утешения искал, а Катя сама не знала, куда свое беспокойство деть. Понимала, что все на нее рассчитывают. Каждый по-своему, но зависит все от нее. Все ждали крови и развязки, которую она должна была обеспечить.
Воропаев ждал долгожданного президентства, Зорькин обвал миллионов на его хрупкую шею, а Андрей помощи, правда, какой именно сам не понимал. На чудо он рассчитывал. И на рассчитывался до такой степени, что даже заговорил о будущем. О будущем с ней.
Их будущем.
У нее голова закружилась, если честно. От всех мыслей, неожиданно нахлынувших надежд и одновременно сомнений.
Он говорил ей о любви, что-то о том, как она ему нужна и даже строил планы на ближайшее будущее. И не совсем ближайшее.
Ну как она могла его предать? Понимала, что верить ему… глупо. Не могло всё быть правдой, все его слова…  Но так хотелось верить!
И, в конце концов, решилась на… предательство. Вот только не Андрея Жданова, как задумывалось с самого начала, а Александра Воропаева. Сходила к адвокатам и составила доверенность на имя Андрея. Всё отдала ему.
А когда Сашка начал, с торжеством и злорадством во взгляде, знакомить совет директоров с настоящим отчётом, наслаждаясь шоком и растерянностью Жданова и Малиновского, ославлял их перед всеми, а потом посмотрел на неё, ожидая поддержки и предоставив ей возможность нанести последний сокрушительный удар… она сообщила всем о том, что переписала «Зималетто» на имя Андрея.
Воропаев едва в обморок не упал, обжёг её взглядом, а потом встал и вышел из зала, шарахнув дверью о косяк.
Катя вся сжалась от этого взгляда, несколько секунд стояла, замерев, под изумлёнными и неприятными взглядами присутствующих, а потом убежала.
А точнее, сбежала. И, кажется, Андрей даже пытался её догнать, но в тот момент она мало, что соображала. Бежала прочь от всего, боясь оглянуться.
И, в конце концов, прибежала к Сашке. Чтобы он её добил окончательно, и боль перестала бы быть такой нестерпимой и мучительной.
На время боль действительно отступила, но когда она осталась одна, в оглушающей темноте спальни, всё вернулось. И все мысли только об Андрее и о том, как ей всё ему объяснить…
Хотя бы попытаться.
Лишь бы он дал ей такую возможность.

0

3

##### 3 #####

Ночь тянулась и тянулась, а о том, чтобы заснуть, Катя уже и не мечтала. Крутилась с боку на бок, пытаясь отодвинуться от Сашки и даже случайно к нему не прикоснуться. Но он как назло всё время к ней придвигался во сне и, в конце концов, она смирилась и позволила себя обнять. А точнее, в очередной раз не стала отталкивать его руку.
И удивлялась ему. Вот что за человек такой? Такой кошмарный день, все рухнуло в одну минуту, завалив их тяжелыми обломками, и он сам едва не получил апоплексический удар, когда орал на нее, а сейчас спит спокойно и даже посапывает.
Циник, больше и назвать его никак нельзя.
Голова просто раскалывалась, в висках стучало и Кате даже показалось, что её начинает тошнить.
Да, Пушкарёва, не привыкла ты проигрывать!
И дело здесь совсем не в деньгах, а…
Да, да, чёрт возьми, в Андрее Жданове!  Ведь не только он привык получать то, что хочет. Но и она тоже.
А сейчас она хочет его. В свое безраздельное владение.
А если совсем честно, то не его в свое, а сама в его.
Отлично, докатились до мазохизма. Вот бы Сашка посмеялся, узнай о её мыслях.
И где он сейчас? Наверняка, в бешенстве после всего случившегося. Она-то его знает. Не дай Бог, полетел куда-нибудь приключения искать, чтобы хоть как-то избавиться от своей злости. Напьётся, драться полезет…
Вздохнула и перевернулась на другой бок. Сашка рядом тоже зашевелился и опять обнял её одной рукой. Закрыла глаза и приказала себе успокоиться и заснуть. А завтра она поедет в «Зималетто» и поговорит с ним.
Если до завтра он не натворит каких-нибудь глупостей.
Глаза открылись сами собой. И не просто открылись, а с тревогой уставились в темноту, даже больно стало.
И что делать?
Вот правильно ей умные люди говорили, что от любви одни неприятности! Теперь вот мучайся и изводи себя ненужными страхами и мыслями. Вот только от пустых раздумий успокоение не придёт и ничего не решится.
Недолго посомневавшись, Катя осторожно сняла с себя руку Воропаева и вылезла из постели. Остановилась, внимательно прислушиваясь к его дыханию и боясь, что он проснётся, а потом вышла из спальни и плотно прикрыла за собой дверь.
Понимала, что собирается сделать глупость, и еще пару месяцев назад никогда бы не опустилась до такого, никогда бы не стала звонить мужчине сама, чтобы банально проверить, чем он занимается. Всегда презрительно кривилась, когда это делали другие, и постоянно посмеивалась из-за этого над Кирой Воропаевой, а вот теперь и сама ступила на эту кривую тропочку.
Наступаешь на горло своим принципам, Пушкарёва!
А сама уже схватилась за телефон и принялась быстро набирать номер Жданова. Когда услышала, что «аппарат выключен», разозлилась и разволновалась еще сильнее одновременно. Подумала и позвонила на домашний. Абсолютно абсурдный поступок. Потому-что если уж Жданов не отвечает на мобильный, то ждать бодрого «алло» с домашнего номера – глупость великая. Он возможно и не знает, что он у него есть.
Включился автоответчик, а Катя с трудом удержалась, чтобы не запустить телефонной трубкой в стену. В лучших традициях ревнивой жены-истерички. В традициях Киры Воропаевой.
Да что ж такое?
А если он сейчас у нее? Кается в содеянном?
По сердцу словно ножом полоснули, и стало до слёз одиноко и тоскливо.
Конечно, и такое возможно, но в это почему-то не очень верилось, скорее уж в каком-нибудь баре заливает тоску-печаль. И хорошо, если просто заливает, а не создаёт себе новые проблемы.
Андрея сразу стало жалко, а на себя саму обидно. За него.
Неужели она не смогла сделать для него больше ничего? Чтобы окончательно решить все проблемы? Чтобы он не переживал?
Взмахнула рукой и приказала себе все слезливые и умильные признания в любви оставить до лучших времен. Сейчас совсем не до этого.
Ни до каких действий, которые дали бы видимый результат, больше она не додумалась и присела на диван в полной растерянности. И что делать? Не бросаться же среди ночи его искать и объезжать все питейные заведения Москвы!
А потом придумала. Точнее, поняла, кто может знать, где в данный момент находится Андрей. Конечно же, вездесущий и всезнающий Роман Дмитрич Малиновский!
Вот только звонить ему было еще неприятнее, чем самому Андрею.
Да и ладно, подумаешь! Катя Пушкарёва, которую они знали до сегодняшнего дня, пропала в неизвестном направлении и больше никогда не появится. Неужели она не обломает какого-то зарвавшегося Донжуана, да ещё в словесной перепалке?
И выяснять с ним отношения она совершенно не собирается, только узнает где Андрей и все.
По памяти набрала номер и замерла в ожидании. А сердце почему-то застучало, ускоряя свой естественный ритм, и даже страх откуда-то вылез. Вот только чего испугалась, так и не смогла понять.
Малиновский на звонок ответил, хотя Катя этого уже вроде и не хотела. Услышала его голос, и на секунду сомнения взяли верх, и даже решилась бросить трубку, но потом себя одёрнула. С какой стати она перед ним трусит? Он-то виноват не меньше ее. И уж кому-кому, а не Роме Малиновскому напоминать ей о морали!
- Я слушаю.
По голосу был трезв и даже занят чем-то важным, а она такая нехорошая его от этого самого дела оторвала!
С ума сойти!
Набрала побольше воздуха в лёгкие и как можно более невозмутимым тоном, проговорила:
- Добрый вечер, Роман Дмитрич, у меня к вам дело.
Повисла пауза, а потом Малиновский непонимающе спросил:
- Добрый, а это кто?
Катя усмехнулась.
- Я ещё даже заявление об уходе не написала, а вы уже обо мне забыли? Я растрогана. Это Катерина Пушкарёва.
В этот раз пауза была продолжительнее.
- Катенька! - его тон всегда не обходился без толики сарказма, а сейчас была откровенная издёвка. - За что мне такая честь?
- Не обольщайтесь, вы последний, кому я позвонила! Вы знаете, где Андрей? У него телефон выключен, и дома нет…
- Что? - Малиновский даже засмеялся. - А с какой стати я должен вам говорить, где он? Насколько я помню, вы теперь даже не его секретарь.
Она до боли сжала зубы, так как очень хотелось послать его куда подальше со своими подколами. Но делать этого было нельзя, иначе он сам пошлёт её по какому-нибудь заковыристому адресу и бросит трубку. А она так ничего и не узнает.
- Роман Дмитрич, не будьте ребёнком. Я просто за него волнуюсь.  Он сейчас может натворить чего угодно. Вы же его знаете!
- Я-то знаю, но с чего вы взяли, что вы его знаете? Не слишком ли много вы на себя берёте? У Андрея есть невеста, так что вы особо не беспокойтесь. Если ему понадобиться утешение, то есть кому его успокоить!
Катя почувствовала, как на глаза наворачиваются злые слёзы.
- Конечно, уж кто-кто, а Кира его успокоит! - зло воскликнула она. - И вообще, Роман Дмитрич, вам не кажется, что это вы слишком много на себя берёте? Почему вы решаете за него?
Малиновский на том конце провода выразительно вздохнул и усмехнулся.
- Катенька, это бесполезный разговор, я вам всё равно ничего не скажу! Жданов не хочет вас видеть, что не удивительно после всего случившегося. Вы своими махинациями едва не разрушили дело его жизни. Вам мало?
- Возможно, я своими махинациями, а вы своим непрофессионализмом и глупостью.
- Что? - Рома даже задохнулся от возмущения.
- Скажете не так? Да вы вдвоём за меня всю работу сделали, вы сами Сашке компанию на блюдечке преподнесли, один контракт с контрафактными тканями чего стоил! И это полностью ваша вина! Потому-что вместо того, чтобы все пятнадцать раз проверить, вы думали только о том, какая моделька в этот вечер достойна вашего драгоценного внимания! И это я вытащила компанию из этой ямы, а вы только интриги строили и придумывали, как в нужный момент подложить меня в постель к нему! Чтобы и в следующий раз самим не думать!
- Ну, знаете ли!.. - почти прошипел в трубку взбешённый Малиновский. -  Тоже мне, святоша! А сама-то чем занималась? Строила из себя чокнутую влюбленную, а потом всё докладывала Воропаеву!
- Да пошёл ты к чёрту!- разозлилась Катя. - Хорош друг, нечего сказать! Только о себе и думаешь! Как бы свою задницу спасти и желательно без ущерба для собственного спокойствия!
И замолчали и только  выразительно сопели, в невозможности согласиться с обвинениями друг друга.
- Так где он? - у Кати даже голос дрожал от негодования.
- Откуда я знаю? - вспылил Рома. - Улетел, как угорелый. Из-за тебя, между прочим!
Как-то спонтанно они перешли на «ты» в процессе ругани и даже этого не заметили.
- А ты дома сидишь, да? - съязвила Катя. - Конечно, разве тебе есть дело до его проблем? Главное, что тебя сегодня не тронули!
- Ты, знаешь ли, поосторожнее давай!
- Найди его! Он ведь сейчас что угодно натворить может! Рома!
Малиновский даже вздрогнул, когда она так запросто назвала его по имени, да ещё прикрикнула.
- И где я должен его искать?
- Позвони Кире! Я-то не могу позвонить, а может он и правда там!
- А ты как хочешь? - хмыкнул Малиновский. - Чтобы он там был или нет?
Катя растерянно замолчала, а  потом обречённо вздохнула.
- Пусть будет… Лучше уж у неё, чем неизвестно где!
- Какое великодушие!
- Нарываешься?- угрожающе начала она. - Звони!.. А потом мне перезвонишь. Перезвонишь, слышишь?
Услышала, как он насмешливо фыркнул.
- Слышу, - и без лишних разговоров отключился.
Катя замерла в ночной тишине квартиры, с трубкой в руке и опять стало страшно и тоскливо. И действительно в этот момент хотела, чтобы Андрей был у Киры. Пусть уж с Воропаевой, она это переживёт, не в первый раз,  чем мучиться от неизвестности и сходить с ума от беспокойства.
А если с ним что-нибудь случится? Да она никогда себе этого не простит! И жить с этим не сможет!
И почему судьба сыграла с ней эту непонятную шутку? Почему именно Жданов? 
Её всегда тянуло к мужчинам опытным и состоявшимся. После своей первой такой неудавшейся и мучительной любви, у нее внутри что-то перевернулось, и когда умерла любовь, родилась новая Катя Пушкарёва. Которая хотела получить от жизни всё, без остатка. Перечеркнула прошлое всего одной смелой мыслью, и решимость взялась неизвестно откуда. Ведь раньше о её неуверенности в себе и комплексах слагали легенды, особенно после истории с Денисом. Весь институт гудел и насмехался.
Но она ведь Пушкарёва, а  Пушкарёвы могут все, когда захотят. Папа твердил ей это с самого детства. И наряду с её неуверенностью, Катя с самого раннего возраста обладала железной волей и потрясающим упрямством. И действительно когда захотела, изменила свою жизнь в корне. И с удивлением обнаружила, что все ее ужасающие комплексы и проблемы по поводу внешности оказались надуманными ею самой, и всё совсем не так страшно, а точнее, почти хорошо. Надо только относиться ко всему проще.
Перемены увлекли не на шутку, и к началу нового курса в институте появилась совершенно другая Екатерина Пушкарева, которая как ураган пронеслась мимо изумлённых сокурсников, и как бы между делом объяснив всем, кто кому тут теперь не ровня. Конечно, все это было лишь маленькой местью, и в душе она до сих пор считала себя изгоем, но с чего-то надо начинать, так почему не с того, чтобы сломать стереотипы о ней самой у окружающих?
Но неожиданно все неприятные знакомые, ещё в недавнем прошлом почти враги, приняли её новый образ и её  жизнь, которую она заново построила за столь короткий срок, и даже легче, чем она сама смогла это сделать. И теперь она была объектом, интересующим всех и вся, её внимания добивались, и к её мнению с интересом прислушивались. На некоторое время это даже вскружило ей голову, и она с удивлением поняла, что противоположный пол не просто интересуется ею, как личностью, а и как женщиной.
Это было  серьёзное открытие.
Правда, открытием и осталось. Потому-что никого достойного Катя вокруг себя не видела.
После негативного опыта, сокурсники перестали ее интересовать. Вот тогда интерес к зрелости и опыту и дал о себе знать. Зорькин, наблюдая за тем, как она строит свою жизнь заново, со стороны, лишь усмехался, но не мешал. Зато Катя, поддавшись волне перемен и про него не забыла, не оставляла его в покое, теребила, везде таскала за собой и вскоре людская молва их почти поженила. Они стали одной из самых влюблённых парочек института, и не торопились эти слухи опровергать. Так было удобнее.
И всё-таки Катя никак не могла дождаться того времени, когда учёба останется позади и начнётся настоящая, взрослая жизнь. Самостоятельная, чтобы ни от кого не зависеть и начать делать карьеру. А в том, что она сможет это сделать, Катя не сомневалась. План на ближайшие пять лет, они с Зорькиным разработали еще учась на четвёртом курсе и чтобы начать  воплощать его в жизнь, нужно было только получить на руки долгожданные дипломы.
И тогда они по полной окунуться во взрослую жизнь.
Правда, в эту самую жизнь она по-настоящему окунулась немного раньше, когда пришло время практики. Устроившись в один из банков, Катя вскоре оказалась в Европе, по которой благополучно и пропутешествовала почти год, набираясь  драгоценного опыта. В Москву она вернулась уже практически дипломированным профессионалом и с таким рекомендациями, что должность, которую ей предложили в этом банке, показалась ей не достаточно привлекательной, да и просто не хотелось оставаться там дальше. Спорить и уговаривать её не стали, видимо поняли всю бесплодность этих попыток, отпустили.
И, наконец, свершилось.  Свобода и можно начать с чистого листа, не оглядываясь на прошлое.
И самое первое, что она сделала в своей взрослой жизни – это съехала от любимых мамы с папой, не поддавшись ни на какие уговоры и даже небольшой шантаж с папиной стороны. Сняла квартиру, сходя с ума от ощущения собственной состоятельности и взрослости, и стала подстраиваться под новые жизненные критерии. Родители первое время продолжали делать попытки ее контролировать, звонили утром, будя её на работу и вечером, проверяя, когда она явилась домой и с кем, приезжали днём, когда она их совсем не ждала. И это длилось бы бесконечно, как Катя подозревала, и поэтому пришлось поговорить с родителями серьёзно. Если честно, не надеялась на то, что отец хотя бы дослушает ее доводы до конца, но они как-то неожиданно сдались, и контроль заметно ослаб. И она вздохнула с облегчением.
С работой проблем не было, поначалу схватилась за первое, что предложили, отдав чужому делу почти полгода, но потом и оттуда уволилась и сосредоточилась только на их с Зорькиным общих делах. Деньги на них рекой не лились и начиналось всё довольно проблематично, но они выдержали, не сдались и, в конце концов, сумели доказать переменчивой госпоже Удаче, что достойны её внимания. Нет, конечно, не миллионы, далеко не миллионы, но появилась стабильная прибыль.
Появились свои деньги, которые уже можно было не вкладывать в дело, а потратить на своё усмотрение, и они, посоветовавшись, решили откладывать на очень нужные покупки, по их мнению. Для Кати это было собственное жильё, а для Коли крутая тачка, он ей просто бредил, не уставая  твердить подруге, что без хорошей машины нормальный человек вообще прожить не может.
Она спорить не стала. Его деньги, пусть тратит куда хочет.
А потом она познакомилась с Воропаевым. Совершенно случайно, в каком-то клубе они совершенно глупым образом столкнулись у барной стойки, после чего новый костюм Воропаева приказал долго жить, облитый каким-то мудреным коктелем.
Катя пообещала возместить ущерб, а Александр ее великодушно простил, окидывая оценивающим взглядом и довольно щурясь.
Это не была любовь, Катя знала это точно. Но этот человек ее просто потряс своим отношением к  жизни. Ей казалось, что ему всё удаётся очень легко, словно он и не хочет и даже сопротивляется иногда, а желаемое само падает в руки. А он лишь соглашается, соблаговоляет принять эту удачу.
Саша казался ей хозяином жизни, хотя совсем скоро она начала понимать, что к чему. Что за всей его легкостью и налетом цинизма, он готов на всё, ради своей цели. Просто старается  никому не показывать свой звериный оскал, маскируется за легким пафосом и сарказмом.
И он был именно опытным, зрелым и состоявшимся, таким, каким она себе и рисовала свой идеал. Отсутствие великого и трепетного чувства, которое по идее должно было появиться, её не напугало. Катя этому даже обрадовалась, поскольку это позволило избежать некоторых проблем и эмоциональной встряски, которая сейчас была совсем ни к чему. Да и влюбляться всерьёз в такого, как Воропаев, было опасно, это она понимала.
Ей было с ним хорошо и интересно и этого хватало обоим. Сашка её баловал, называл «принцессой» и относился почти соответственно. Конечно, она знала, что и с его стороны ни о какой любви речи не идёт, но зато он уважал её, как личность, и  восхищался её умом и деловой хваткой, и это было для неё важнее всяких слезливых признаний в любви, которая ей и не была нужна в тот момент. Они дополняли друг друга, прекрасно проводили время, не особо сближаясь с родственниками друг друга. Семейные обеды и обсуждение их личной жизни даже с самыми близкими, было лишним в их отношениях.
И все было хорошо, их обоих устраивали такие отношения и, наверное, это продолжалось бы ещё долго, принося удовлетворение и ему и ей, если бы не этот дурацкий план по банкротству «Зималетто», который неожиданно созрел у него в голове. Так и жили бы, зарабатывая совсем на другом и зачастую совместными усилиями и возможно еще долго были вместе, но всё сложилось по-другому.
И никому не стало лучше от этого фарса, только кучу проблем нажили. Воропаев так ничего и не получил, а Катя потеряла голову от любви к человеку, который теперь, по всей видимости, её ненавидит.
Очень приятное открытие.
А кто виноват? Очень хотелось обвинить во всём Воропаева, но не получалось.
Сама виновата! Нечего было настолько поддаваться Жданову, его поцелуям и сладким речам.
И что теперь делать? Как исправить?
Телефон зазвонил, и Катя вздрогнула всем телом, возвращаясь к реальности.
Нажала на кнопку и приложила трубку к уху.
- Я слушаю.
- Дома он, - раздался насмешливый голос Малиновский. - Правда, прилично пьян.
- Дома? - удивилась Катя.  - Я же звонила…
- А ты, с какого телефона звонила? С домашнего Воропаева?..
Она охнула и закрыла глаза. Какая же дура! Потом вздохнула.
- Хорошо, спасибо, Рома. Теперь я спокойна.
- Правда? - неприятно засмеялся он. - Как же мало тебе надо!
Она не ответила и выключила телефон. Главное она выяснила, а дальнейшие препирательства с Малиновским её не интересовали.

##### 4 #####

Андрей Жданов залпом осушил стакан с минеральной водой и тут же наполнил его вновь.
- Андрей, посмотри на меня! - звенящий от обиды голос Киры Воропаевой настырно проникал сквозь похмельный туман, окружавший мозг, и он досадливо поморщился. Но обернулся.
- Что? Кира, я тебя очень прошу, не сейчас! У меня голова болит!
- Конечно, болит! - почти взвизгнула она. - Где ты был всю ночь?
- Дома…
- Дома? Что ты мне врёшь? По тебе видно, как ты дома был!
Жданов посмотрел на неё с тоской и обречённо вздохнул. Потом сел в своё  - своё! – президентское кресло и закрыл глаза. А потом ещё и ноги вытянул, чтобы было удобнее.
- Андрей!
Он приоткрыл один глаз и посмотрел на неё без всякого удовольствия. Точнее, без удовольствия он смотрел на неё уже давно, а сейчас просто зубы сводило от ее вида. И так плохо было с самого утра, а теперь еще и затошнило.
В голове, словно колокол звонил, и ужасающий звук эхом отдавался в затылок. В висках неприятно пульсировало, постоянно хотелось пить, а лучше домой и выспаться.
Но надо было решать свалившиеся на него проблемы.
Проблемы, которые обеспечила ему, ещё вчера любимая, девушка.
Любимая девушка… Катя Пушкарёва!
Ведь изначально понимал, что всё это – бред! Но нет! Затянуло, чёрт возьми! Вот теперь и хлебает!
Кира подошла к столу и опёрлась в него руками, немного наклонившись к Андрею.
- Скажи мне, это ведь всё неправда! Не может быть правдой! Ты просто не мог!..
- Не мог, не может!.. - презрительно скривившись, выдохнул Жданов и импульсивно взмахнул рукой. - Кира, что ты от меня хочешь? Чтобы я сейчас поклялся тебе, что твой братец все это придумал?
- Мой брат тут ни при чём! Это все она! Она всё придумала! Твоя идеальная и незаменимая Катенька! А я знала, чувствовала, что здесь что-то не так! Дрянь!
Дрянь, мысленно согласился Жданов, и сердце как-то странно сжалось. Ещё какая дрянь!
И почему он раньше не понял? Или хотя бы не насторожился…
А глаза красивые. Вот в эти бесстыжие и такие красивые глаза, он и засмотрелся.
До боли сжал зубы и влил в себя ещё полстакана минералки.
- Не при чём говоришь? - усмехнулся Андрей. - Воропаев-то тут как раз при всем…
Кира выпрямилась и посмотрела на него настороженно.
- Что ты имеешь в виду?
- А ты не понимаешь?! - Жданов развёл руками и неприятно рассмеялся. - Это был его план по восстановлению справедливости, как она считал! Он же всегда хотел стать президентом, вот и постарался! А Катенька… - во рту опять пересохло и замолчал на пару секунд, всё-таки собираясь это произнести. Всю ночь пытался это представить, понять, принять, но успехов в этом сомнительном и неприятном деле не добился. - … любовница его. Вот и весь план.
- Пушкарёва? - Кира замерла, а потом нервно засмеялась. - Андрей, этого не может быть! Я прекрасно знаю своего брата! У него определённые требования к женщинам, а Пушкарёва не соответствует ни одному из них!
Он промолчал, не стал с ней спорить, а память услужливо подсунула сладкую картинку. Катя на смятых простынях.
Что там Кира говорила про определённые требования?
Руки сами собой сжались  в кулаки. Убил бы Воропаева… за то, что он встретил ее раньше его! Что прикасался к ней!..
Вот что за подлость?
Почему Воропаев? Что она в нем нашла?
Потом вспомнил, о чем именно он должен сейчас думать и беспокоиться и картинку попытался стереть, но мозг, затуманенный алкоголем, сдаваться  не хотел. И когда Жданов понял, что картинка грозит перерасти  в полноценный эротический ролик, испугался и вскочил. Принялся нервно вышагивать по кабинету и даже головой потряс.
- Ты бы не зарекалась, Кира, потому-что я знаю это точно. Катя его любовница, при чём уже давно.
- Откуда ты знаешь?
- А Сашка особо этого и не скрывал вчера. Хоть на чем-то оторваться надо было, если уж основная затея лопнула, как мыльный пузырь!
Воропаева присела на край стола и внимательнее присмотрелась к метавшемуся по кабинету жениху. И криво усмехнулась.
- А ты что так переживаешь, Андрюша? Ревнуешь?
Он резко обернулся и посмотрел на неё растерянно. А у неё губы тут же затряслись, и она закусила нижнюю губу, чтобы прекратить это.
- Значит, правда…  Ты с ней…
- Кира! - Андрей опять поморщился.
- Что? Что?! Ты… сволочь! Как ты мог? Она же… страшная!
Жданов с трудом сдержал резкий ответ и отвернулся к окну. Ни одно путное оправдание на ум не приходило.
- А я-то думаю, как такое могло получиться! Это ведь надо догадаться отдать компанию чужому человеку! А ты значит… Спал с ней! Господи, какая гадость!
Почему-то вспомнились слова про рыбу, и Жданов пожалел о том, что утром благоразумно удержался оттого, чтобы похмелиться. Возможно, сейчас было бы легче. А-то лезет в голову всякое…
А потом Кира засмеялась.
- Ты с ней, а она с Сашкой! А уж какие легенды о её воспитании ходили! А всё оказалось так пошло! Да она просто…
- Замолчи! - не выдержал он, а Кира разозлилась.
- Что, защищаешь? Меня ты никогда не защищаешь и не жалеть, а эту!..
- Кира, я не могу тебя больше слушать! У меня голова болит! Я и без тебя знаю, что виноват! Не надо еще больше капать мне на мозг!
- Да ты чуть компанию не потерял! И если бы не случайная удача!..
Вот тут Андрей тоже разозлился.
- Эту случайную удачу зовут Катя Пушкарёва! Это тебя не смущает?
- Меня должно смущать? Какая же ты сволочь, Жданов! Давай, защищай свою девку!
Она обожгла его ненавидящим взглядом, а потом показательно всхлипнула и, выкрикнув напоследок:
- Я тебя ненавижу! - выбежала из кабинета.
Андрей посмотрел ей вслед и понимал, что, наверное, её надо догнать, чтобы попросить прощения, как всегда после его очередного загула, но вместо этого опять сжал кулаки и подошёл к окну. Прислонился лбом к прохладному стеклу и замер так, чувствуя, какой благодарностью отозвалась гудящая голова.
- Палыч, надеюсь, ты не собираешься открыть окно? - раздался сзади немного насмешливый голос Малиновского.
Андрей решил, что друг может вполне обойтись и без его приветствия, и остался стоять в прежней позе. Только чуть сдвинулся в сторону, отыскивая ещё один прохладный участок.
- Хорошо вчера выпил, да? - продолжал любопытствовать Рома, ничуть не обидевшись на откровенное игнорирование.
- Отстань, - простонал вполголоса Андрей. - Я даже говорю с трудом!
- Вижу. И между тем дел в компании гора. А ты решил уйти в запой?
- Не будет никакого запоя. Это я просто… стресс вчера снимал.
- Да уж, - вздохнул Рома, - стресс вчера был еще тот! Преподнесла нам Катенька сюрприз, я даже обалдел! А ведь какая актриса! Ни в жизнь бы не подумал!
Жданов всё-таки обернулся и посмотрел с тоской.
- Прекрати! Я и так… полным идиотом себя чувствую! Чёрт возьми, подумать только, я ведь вчера всерьёз собирался…
- Что? - тут же заинтересовался Малиновский.
- Ты знаешь что! Что… Я  вчера тебе говорил!
Рома тихо хмыкнул и кивнул.
- Да-да, помню. Идеальная женщина, чтобы начать новую жизнь! Было ещё что-то про великую любовь и всё это в адрес Катюшки.
Жданов закрыл глаза и потёр виски.
- Не напоминай…
Малиновский весело захохотал, сел в его кресло и закинул ноги на стол. На красноречивый взгляд Жданова внимания не обратил и продолжил свои рассуждения:
- Да-а, здорово она тебя сделала, Андрюха, как мальчишку! Мы-то с тобой девочку пожалели, страшненькую и несчастненькую, а она нас обдурила! Молодец девчонка! - встретил негодующий взгляд друга и пошёл напопятную. - Шучу, шучу! Очень плохая и гадкая Катюшка!
- Ромка, ты ничего не понимаешь! - возопил Андрей и тягостно вздохнул. - Я ведь на самом деле… собирался вчера всем признаться. Не о делах компании, а о… Кате.
Малиновский как-то странно фыркнул и посмотрел на него с интересом.
- Всерьёз собирался? Я если честно тебе вчера не поверил, думал, это ты себя перед советом так настроил, чтобы Пушкарёва поверила, а ты…
Андрей лишь рукой махнул.
- Ладно, забыли… Сейчас в голове не укладывается, что было бы если я всё-таки это сделал…
Рома исподлобья глянул на него и улыбнулся уголками губ, а в глазах заплясали игривые чёртики.
- Не знаю, может тебя это порадует или нет, но видно Катюшку ты тоже зацепил.
Андрей непонимающе посмотрел на него.
- Что ты имеешь в виду?
Малиновский вздохнул.
- Ты хоть помнишь, что я тебе ночью звонил? - Жданов отрицательно мотнул головой. - Ну, так вот, звонил… - и посмотрел на него в упор. - Мне Катька ночью звонила. За тебя волновалась. Просила тебя найти.
Андрей застыл на несколько секунд, а потом с шумом втянул в себя воздух.
- И что ей было нужно? - голос прозвучал глухо и Рома пристальнее всмотрелся в его лицо.
- Я же сказал, о тебе беспокоилась! До тебя дозвониться не смогла, вот обо мне, горемычном, и вспомнила. Просила Кире позвонить.
- Зачем? - вытаращил на него глаза Андрей.
- Думала, что ты там! Не будет же она туда сама звонить!
Андрей почувствовал необъяснимое волнение и опять начал мерить шагами свой кабинет. Нервно расхаживал и не знал, как унять взметнувшиеся чувства. И уговаривал, уговаривал себя…
Ну, подумаешь, позвонила!
Волновалась она, как же!..
Не покончил ли он с собой с горя!
Почему-то то, что она за него волновалась, всерьёз волновалась, очень его разозлило.
Сначала в душу плюнула, а потом начала волноваться!
- Жданов, Жданов, у тебя сейчас под ногами пол задымится! Сбавь скорость!
Андрей резко остановился, словно споткнулся и посмотрел на него.
- Меня просто бесит, что она… оказалась такой, вот и всё!
- Какой такой?
Жданов неопределённо взмахнул руками.
- Такой!
Рома скинул ноги на пол и поднялся.
- Знаешь, Андрюх, а, по-моему, тебя просто бесит то, что она с Воропаевым… скажем так, в близких отношениях.
- Вот не надо, не надо! Не надо преувеличивать!  Всё случилось так, как случилось! Да к тому же, что это за отношения у них такие, что она со мной… - не договорил и замолчал, чувствуя, как раздражение накрывает волной.
Рома пожал плечами.
- Вот чего не знаю, того не знаю. А ты что теперь делать будешь?
- Работать буду. Надо кредиты отдавать.
- Я про Катьку.
- А я про работу! - заорал Жданов. - И тебе советую заняться тем же! После обеда отец приедет, и все отчеты должны быть у него на столе!
- Ты уверен, что ему это надо?
- Малиновский!
- Ладно, ладно, ты начальник. Пойду, пожалуй, а ты продолжай… настраивать себя на решительный лад.
И прошмыгнул к двери, провожаемый гневным взглядом друга.
Когда за Ромой закрылась дверь, Андрей вздохнул и вернулся к окну. Прижался опять лбом к стеклу и закрыл глаза.
И как теперь не думать о ней?

~ ~ ~

Катя одернула платье, перекинула шубу в другую руку и вышла из лифта. А сама продолжала гадать, правильно ли она оделась. Произведёт ее внешний вид впечатление на Жданова или нет? Он ведь впервые увидит ее настоящую. А вдруг она ему не понравится?
Какой-то кошмар! Столько лет трудится над собственной внешностью, а всё ради чего? Чтобы Андрюша Жданов милостиво кивнул?
Дура ты,  Пушкарёва, как есть, дура!
Всё утро прошло в лихорадочной суете. Парикмахер, стилист, косметолог, а потом ещё визит к стоматологу, после которого стало намного приятнее просто улыбаться.
И зачем она настолько себя уродовала полгода назад? Никакого особого повода сейчас не вспоминалось. Все вокруг и так бы съели её придуманную историю и не подавились. Нет же, захотелось вспомнить и самой себе доказать, что она уже не такая.
Доказала.
А ещё поняла, что в голове не только ума палата, но и неизвестно откуда взявшейся глупости и даже наивности. Кстати, папа ей сказал тоже самое сегодня утром, когда она заезжала домой переодеваться.
И сейчас волновалась просто немыслимо. Перед встречей с Андреем и надеялась только на то, что Жданов позволит ей хотя бы начать этот разговор, а не выставит просто так за дверь. Ведь это так важно, объяснить ему!..
Что? Покаяться, признаться, поклясться… В чем угодно, лишь бы выслушал!
- Вы к кому?
Маша Тропинкина окинула ее настороженным взглядом, и почему-то вид был очень решительный и деловой. Катя так поняла, что начальство всё на местах и злое, и не исключено, что Маше уже попало за какую-нибудь провинность. Вот теперь и старается.
Подошла к столу ресепшена, чуть наклонилась, и как ни в чём не бывало, поинтересовалась вполголоса:
- Маш,  что у нас происходит?
Тропинкина сначала удивлённо посмотрела на неё, видимо не узнала, но уже в следующую секунду её лицо изумленно вытянулось.
- Катя? Это ты?
Пушкарёва лишь вздохнула, никакого торжества от потрясения подруги не испытывая.
- Я. Что происходит? Андрей здесь?
- Господи, Катька… Это ты!
- Маш, успокойся, пожалуйста! Мне очень надо знать к чему готовится, так что сосредоточься и ответь мне!
- Что?
- Как у всех настроение?
Тропинкина еще раз окинула ее ошалелым взглядом, а потом сбивчиво заговорила:
- Кричат… временами. Кира злится, Малиновскому как всегда весело, Ждановы приехать собираются, я слышала. Значит, будут разборки…
- А Андрей? - это Катю сейчас интересовало больше всего.
- В режиме автопилотирования. Видимо, ночка была тяжёлая.
Катя кивнула.
- Понятно. Ладно, я к нему, а ты пока не говори никому, что я здесь, хорошо? Мне очень надо с ним поговорить!
Маша малость ошалело кивнула, а когда Катя отошла на пару шагов, переспросила:
- Кать, это правда ты?
Пушкарёва оглянулась и подмигнула ей.
- Это не я, Маш.
Шла по коридору и настраивала себя на нужный лад, чтобы держать себя в руках и постараться быть убедительной. И без истерик. И без слёз.
Ровный и осмысленный разговор. Она же уже целую речь придумала за эту ночь.
А в дверях налетела на Малиновского.
Испуганно шарахнулась от него и прижала руку к груди. И оттолкнула его руки, которые поддержали её, да так и остались лежать на её талии.
- Девушка, аккуратнее надо! - такой сладенький и насмешливый голос. - Вы меня прямо… ошеломили! Такой вихрь в раз налетел и едва не сбил с ног!
Катя оттолкнула его руки, сделала шаг назад и опять одёрнула платье.
- На ногах, Роман Дмитрич, надо стоять увереннее, а не как вы… Ванька-встанька!
Малиновский нахмурился и пригляделся к девушке пристальнее. А потом узнал голос.
- Катя?
Она окинула его неприятным взглядом и  вздохнула.
- Андрей у себя? Как он?
- Катя?
- Да что же это такое? - у неё сдавали нервы. Жутко волновалась, а тут все окружающие только ахали и отказывались её воспринимать. - Роман Дмитрич, очнитесь! Хотите, паспорт покажу?
Рома только головой покачал, а потом обошёл вокруг неё, оценивая.
- Ну, знаете ли… Я могу хоть немного побыть в эстетическом шоке? Дайте хоть полюбоваться!
- Я вам потом свою фотографию подарю. Из своего личного дела, - пообещала Катя и мстительно улыбнулась. - За то, что вы мне ночью хамили!
- Я хамил? Да я был сама любезность! Даже Жданова нашел и заметьте, не в Кириной постели, а в его, холостяцкой!
- А это, как понимаю, ваша заслуга? - усмехнулась Катя, а Рома пожал плечами.
- Кто знает, кто знает!
Она махнула на него рукой.
- Не надо преувеличивать свои возможности, Роман Дмитрич.
- Вы просто плохо меня знаете, Катенька.
Пушкарёва выразительно закатила глаза.
- Ваше самомнение меня всегда приводило в недоумение. Так что Андрей?
- Бесится и отпивается минералкой.
Катя с трудом перевела дыхание.
- Что-то я волнуюсь… немного.
- Не без оснований, - согласился Рома и хмыкнул.- Он зол, как чёрт.
Она кивнула и повернулась к двери. Взялась за ручку и обернулась на его голос:
- Катенька, если вы с ним не договоритесь… стучитесь! Я знаю один прекрасный ресторанчик!
Повернулась и наградила его тяжёлым взглядом.
- Рома, я же не Вика! Меня на бесплатные обеды не купишь!
И вошла в приёмную.
- Андрей Палыч никого не принимает, - не поднимая глаз от журнала, заявила Клочкова, а Катя просто направилась к двери президентского кабинета.
Вика оторвалась от статьи и подняла на неё глаза.
- Девушка, вы глухая? Не слышите меня? Жданов сегодня никого не принимает.
- Виктория, я пока еще тоже секретарь господина президента и имею полное право пройти на свое рабочее место, ты так не считаешь? А то смотрю у тебя столько работы, что ты едва справляешься!
Вика приоткрыла рот, оглядывая ее, а Катя уже потеряла к ней всякий интерес. Судорожно вцепилась в дверную ручку, прикрыла глаза, собирая всю волю в кулак и, наконец, открыла дверь.

0

4

##### 5 #####

Андрей стоял у окна, прижавшись лбом к стеклу, и это почему-то ее умилило. И сразу стало его жалко.
Бедненький, ему, наверное, сегодня жутко плохо. А все из-за нее.
Вздохнула и осторожно прикрыла за собой дверь. И замерла в нерешительности, глядя на его напряженную спину и опущенные плечи.
Пока думала, как начать, Жданов видно почувствовал ее взгляд и обернулся.
Сначала поглядел недоуменно, даже нахмурился. Осмотрел ее с ног до головы и мотнул головой.
Катя вздохнула. Не узнал.
И что теперь? Здравствуй, милый, это я?
Покаянно опустила глаза.
- Андрюш, не выгоняй меня, пожалуйста. Я поговорить пришла.
Жданов с шумом выдохнул и опять оглядел ее с головы до ног. Теперь взгляд был придирчивым и неприятным. Катя даже поёжилась.
А Андрей хмыкнул и недобро усмехнулся.
- Так вот какая ты… Катя Пушкарева.
Она сделала пару шагов от двери, пристроила сумку и шубу на кресло и обернулась на него. Смотрела почти умоляюще и ненавидела себя за это, но не могла ничего с собой поделать.
- Я тебе все объясню!
- Правда? - не поверил он, а сам продолжал оглядывать ее и то, что видел, ему очень не нравилось. Это был совершенно другой, незнакомый человек. Было такое чувство, что кто-то украл ЕГО Катю и спрятал от него. Похитил, и возвращать не собирается.
- Ну не будь таким! Ты хоть выслушать меня можешь? - выкрикнула она в отчаянии.
- Конечно, могу, - согласно кивнул Жданов, вот только голос был пропитан сарказмом. И отвернулся от нее.  Разглядывать ее декольте у него настроения не было, а играть с ней в гляделки и видеть, как она на него смотрит, словно, выпрашивает прощение, тоже не хотелось. Да ещё злился настолько, что в голове все мысли путались, а руки сами по себе в кулаки сжимались.
Вот зачем она пришла? Он совершенно этого не понимал. Что она собирается ему объяснить? Как спала с ним и одновременно с Воропаевым? Так этого он точно знать не хочет. Даже думать не хочет, что она…
А все остальное он и так знает, разве нет? Как они с Сашкой затеяли всю эту аферу, а он, как последний дурак, на это все повелся, и едва собственными руками все не разрушил. Ведь отдал ей все, и даже рад этому был! А она для Воропаева старалась!
А уж почему задний ход дала… разве это его дело? Может, еще и спасибо сказать? За благородство и великодушие ею проявленное?
Опять разозлился и почувствовал, как его начинает трясти. Зыркнул на нее зло, а потом отошел к своему столу, а точнее, просто спрятался за него, чтобы от нее подальше. Сел и наградил ее еще одним тяжелым взглядом.
- У меня мало времени.
Катя закусила губу от обиды, но потом напомнила себе, что виновата-то всё-таки она, поэтому… надо проявлять терпение и понимание.
- Андрей, это все какое-то огромное недоразумение!
Жданов посмотрел на нее почти насмешливо. А Катя тут же смешалась и растерянно замерла перед ним.
- Послушай меня, это все Сашка придумал! Ты же его знаешь! Такой уж он человек! Ну, хотелось ему стать президентом!
Андрей откинулся на спинку своего кресла и поглядел удивленно и немного пренебрежительно.
- Это ты сейчас так оправдываешься? И да, я знаю Воропаева и, наверное, я даже понял бы. Его я понял бы! Но причем здесь ты? Ты мне врала все эти месяцы! А я, между прочим, верил тебе, как никому!
Катя вдруг тоже нехорошо усмехнулась, прежде чем успела себя остановить.
- Конечно, ты верил! Как можно не верить некрасивой, молоденькой девочке, которая смотрит на тебя влюблёнными глазами? К тому же это такой бальзам для твоего самолюбия, да?
Жданов выпрямился и посмотрел зло.
- Знаешь что?.. Это ты меня обвиняешь, что я поверил в ТВОЙ обман? Ну и наглости же у тебя!
- Не больше чем у тебя!
Споткнулась о его разъярённый взгляд и замолчала. Она, конечно, предполагала, что разговор будет трудно, но то, что происходило сейчас, даже разговором назвать было нельзя. Андрей просто отказывался её слушать и понимать.
- Давай теперь все свалим на меня! - развел руками Андрей и рассмеялся. - Это ведь я соблазнил невинную девочку! Черт, а я еще думал, как мне твоим родителям в глаза смотреть! Я ведь их любимую дочку… А оказывается, не я один!
- Не надо из меня шлюху делать, Жданов! Если мы начнем мерить себя с такой стороны, то ты окажешься где-то в конце очереди!
Его даже подбросило от возмущения.
- Да что же это!.. Ты забываешься, по-моему! Тоже мне, великая актриса! Для любовника старалась, а меня стыдит!
Катя сделала пару нервных шагов, подошла к окну и посмотрела вниз.  И появилось огромное желание из этого окна выпрыгнуть. Ему назло.
- Старалась я не для Сашки, зря ты так думаешь. Это была просто работа. Да, не совсем чистая, но очень хорошо оплачиваемая. И работала я на себя.
- Ах, ты работала! - Жданов не выдержал и шарахнул кулаком по столу. - Это теперь оказывается, так называется! А я, так понимаю, твой клиент? И что, ты со всеми клиентами спишь?
Она обернулась и наградила его гневным взглядом.
- Ты забываешься, Жданов! Тебе никто не давал право разговаривать со мной в таком тоне! А то, что мы с тобой оказались в одной постели… считай, что тебе просто повезло! Я в этом смысле очень избирательна. Не чета тебе! Это ты спишь с кем попало!
Он медленно поднялся и уставился на неё потемневшим от ярости взглядом.
- Ты едва не обанкротила мою компанию, а теперь читаешь мне мораль?
- Но не обанкротила же, - уже тише и спокойнее продолжила Катя. - И Сашке не отдала, хотя могла. Я все сделала, чтобы вытащить «Зималетто». И ещё больше сделаю, если ты позволишь. Для тебя сделаю… Андрюш…
Жданов смотрел на нее не меньше минуты, прежде чем до конца осознал смысл сказанных ею слов. Недоверчиво усмехнулся и мотнул головой.
- Заигралась, да?
Катя лишь досадливо поморщилась, а потом кивнула.
- Есть немного.
- И ты думаешь, что я совершенно одурел от твоих прелестей? Что все забуду… Слушай, а может мне жениться на тебе? А что, опыт по выведению противников из строя у тебя есть, фальшивые отчеты ты строчишь только так, про секс вообще говорить не будем… Отличная партия!
Все это слышать было очень больно и неприятно. Катя из последних сил сдерживала слезы обиды, даже губу закусила, но потом стряхнула с себя чувство вины и гордо вскинула голову. И посмотрела на него с вызовом.
- А что? Действительно отличная пара. Сашка для меня слишком негодяй и излишне циник, а вот ты в самый раз. Правда, кобель, но думаю, что я смогу это исправить.
- Что? - Андрей на самом деле был удивлен, а скорее поражен ее самоуверенностью и выдержкой.
Катя вздохнула и прикрыла глаза, уговаривая себя успокоиться и сбавить норов. Ведь она шла сюда совсем с другим настроем. Просто поговорить, убедить, успокоить. А сама сразу начала ругаться. Неужели она не может не отвечать на его подколы?
- Андрей, я тебя очень прошу, давай спокойно…
- Спокойно? - Жданов заорал и швырнул компьютерную мышь о стену. Та с неприятным звуком разлетелась на части, и останки упали на пол. Катя с трудом заставила себя устоять на месте. - Спокойно? Ты… я ведь на самом деле собирался!.. Плакала, страдала, мучилась! Я думал и правда… А ты… Притворщица и лицемерка!
- Почему? Я что не могла страдать и мучиться? Когда ты от меня к Кире ехал! Думаешь, мне все равно было?
Он зло захохотал.
- Ты опять начинаешь? Хватит  уже! Это вчера я бы на это купился! И ведь на самом деле собирался всё рассказать всем! Вот дурак!
- Успокойся!
- Не затыкай мне рот!
- Да не затыкаю я! - воскликнула Катя, а голос уже предательски дрожал. - Господи, ну что изменилось? Вот она я! И больше не надо меня стыдиться и прятать ото всех! Что тебя не устраивает? Давай начнем все сначала!
Андрей неприлично вытаращил на нее глаза и даже рассмеяться не сумел, вот насколько был потрясен.
- Ты сама-то себя слышишь?
- А что такого? - она взволнованно всплеснула руками. - Мало ли что было? Все осталось во вчерашнем дне. А сегодня сначала! Между прочим, у меня причин тебе доверять, не больше, чем у тебя мне. Ты тоже мне врал! Думаешь, я не знаю, какую психологическую работу с тобой Малиновский проводил, прежде чем ты со мной в постель лег? Да я каждый ваш следующий шаг знала! Думаешь, мне всё это было очень приятно?
Андрей замер и посмотрел на неё изумлённо.
- Ты знала?
- Знала. И про инструкцию знала. С точностью до того, что будет написано в следующей открытке. И знала… что ты напивался каждый раз, когда предстояло меня целовать. Поначалу мне было смешно, но потом стало неприятно. Так что… мы с тобой квиты, милый. Ты тоже не святой.
Замолчала и посмотрела на него выжидающе. Все еще надеялась увидеть проблески чувства собственной вины на его лице, но это же был Андрей Жданов! Великий эгоист и себялюбец! Он уже обвинил во всем ее, и отступать от своего не собирался.
- Я в твою жизнь обманом не вторгался и в доверие не втирался, - заявил он, в конце концов, лишь подтверждая её мысли своими словами.
Катя горько усмехнулась.
- Ты на самом деле так думаешь? Андрюш, а если бы все было правдой? Как бы ты сейчас оправдывался перед той Катей Пушкарёвой? Ведь инструкцию-то я видела.  Чтобы ты ей говорил? Или просто в ногах валялся? А хотя нет, что это я! Тебе бы гордость не позволила! Ты бы её скоренько уволил! Поморочил бы девчонке голову ещё пару месяцев, пока бы она «Зималетто» на ноги не поставила, а потом выкинул из своей жизни за ненадобностью, наигравшись.
Андрей до боли сжал зубы.
- Неправда!
- Да правда! Знаем, плавали… Это сейчас хорошо из себя строить оскорблённого в лучших чувствах влюблённого! А на самом деле!..
- Да откуда ты знаешь, что на самом деле? Заигралась она! Вот только игра закончилась! А ты этого понять никак не можешь!
- Ну почему не могу? Могу. Поэтому я здесь.
Катя сцепила руки, намеренно причиняя себе боль, а потом мысленно заставила себя встряхнуться и сделала шаг к нему.
- Андрей, подумай. Спокойно подумай, я тебя очень прошу. Зачем все так… ломать? Мы ведь действительно были вместе, пусть и не долго! Но нам было хорошо вместе! Мы с тобой…
- Мы с тобой? - он жестко усмехнулся, а у самого внутри что-то затряслось, какая-то тонкая струнка, которая всегда была связана именно с Катей Пушкаревой. С той девочкой, которую он трепетно держал за руку, и поцелуи которой сводили с ума неизвестно почему. В глазах которой он терялся и безумно пугался этого. А теперь рядом стояла другая, только отдалённо похожая на его Катю, красивая и дерзкая, и она пугала его. И одновременно завораживала и волновала. Но он её боялся.
Или того, что чувствовал рядом с ней?
И опять боялся. Вот только чего больше? Что она окажется той, вчерашней Катей или наоборот, не похожей?
- Да, мы с тобой. И даже строили планы на будущее. Хоть и знали, что у нас его нет. А теперь есть. Надо только захотеть. И ты знаешь… знаешь, что я могу сделать тебя счастливым. Именно я. Не Кира и ни какая другая женщина. Я.
Андрей покачал головой, а сам уже смотрел в ее глаза и понимал, что еще чуть-чуть и он пропал. Опять пропал.
Сделал шаг назад, хотя и понимал, что это лишь попытка к бегству и с самого начала неудачная. А Катя сделала  шаг к нему и теперь была совсем рядом и он чувствовал до боли знакомый запах ее духов. И почему он раньше никогда не думал о том, что некрасивая и неискушённая девушка не может так пахнуть? Или может? Ему всегда казалось, что это ее запах, а не духи.
Катя стояла, слегка прижимаясь к нему, а потом лбом прислонилась к его плечу и вздохнула. И вдруг засмеялась, только совсем невесело.
- И что ты со мной сделал? - заговорила она, а у Андрея от ее голоса мурашки по коже побежали. - Думаешь, я ничего не понимаю? Не нужен ты мне, не нужен. Я умом это понимаю, а вот… сердцу не прикажешь. А я, дура, раньше над этим смеялась. Да я… все бы отдала, чтобы время вернуть. Никогда бы не согласилась… И мы бы с тобой никогда не встретились. Ты бы хотел этого? Чтобы мы никогда не встретились?
Нет, он бы не хотел. Несмотря ни на что, он этого не хотел.
Сердце заколотилось где-то в горле, а руки, предавая рассудок, уже скользили по ее телу, сильно сжимали,  и он почувствовал, как она вцепилась в его пиджак. Видимо, он сделал ей больно, но Катя терпела.
- Я так соскучилась, Андрюш. Мне никто не нужен, ты только дай мне шанс… - А сама уже привстала на цыпочках и потянулась губами к его губам.
И он сдался. В голове билось, что надо ее остановить и вообще… выгнать. Он же себе обещал! А тело реагировало по-другому, и необходимо было ее поцеловать, чтобы прожить еще хотя бы день.
Разве не так было в последние пару месяцев? От поцелуя до поцелуя? Пока живешь, необходимо ее чувствовать.
И поцелуй оказался именно таким, каким и должен быть. Ее поцелуем. И опять перехватило дыхание, а от желания закружилась голова.
Черт возьми, как же он дальше жить-то будет?
А Катя как специально прижималась к нему все сильнее, и он чувствовал каждый изгиб ее тела и от этого терялся и пугался все больше. Но и оттолкнуть ее не мог.
Поцелуй прервали только, когда дышать стало нечем. Оторвались друг от друга, тяжело задышали, и все время смотрели прямо в глаза.
В голове стало понемногу проясняться, и Жданов отступил и  нервно рассмеялся.
- Ничего у тебя не выйдет, дорогая! На секс меня взять хочешь? Не такой уж я и дурак!
- Андрей!
- Да нет, ты уж меня послушай! Я может и произвожу впечатление похотливого придурка, но… Как мы с тобой жить-то будем? Следить друг за другом? Проверять? Нет уж, лучше и не начинать! Не хочу я так!
Катя разозлилась.
- А как ты хочешь? Со мной ты врать  не хочешь, а со всеми остальными это нормально, да? Или ты Кире не врёшь? У вас прямо идеальные отношения! Великая любовь, меня прямо тошнит! Ты с ней не спишь, ты с ней разговариваешь сквозь зубы, дёргаешься, когда она к тебе прикасается, думаешь, я не вижу? И это нормально! Это как раз те отношения, которые необходимы для крепкого брака! Ты еще на ней женись!
- И женюсь! - вскипел Андрей. - А ты задумала сама стать госпожой Ждановой? Это следующий этап твоей игры?
Она даже покраснела от злости.
- Да как ты можешь? Думаешь, я мечтаю выскочить за тебя замуж? И зачем ты мне сдался, не скажешь?
- Так уж и не сдался? - насмешливо протянул он. - А что же ты тут стараешься? Вся из себя…
- Замолчи немедленно! - и даже ногой от злости топнула.
- Скажешь, вру?
- Ты просто негодяй! Подлый, мерзкий ублюдок! Я тут перед ним душу наизнанку выворачиваю, а он мне в душу плюёт! Сволочь!
- Сволочь? Вот и отлично! Давай остановимся на этом! Я не собираюсь делиться с Воропаевым…
Катя размахнулась и дала ему звонкую пощечину.
Андрей в первую секунду даже боли не почувствовал, просто опешил от неожиданности. Потом схватился за горящую щеку и наградил ее взбешенным взглядом.
- Ах, ты…
- Не смей! - резко оборвала его Катя. - Господи, и зачем я теряю на тебя время? Оставайся со своей Кирой, и пусть эта истеричка сведет тебя с ума! От души желаю вам веселой семейной жизни! И… иди к черту, Жданов!
Андрей продолжал сверлить ее чуть ли не ненавидящим взглядом, а потом вдруг выругался в полный голос, отчего Катя удивленно замерла. Но сделать ничего не успел, потому что дверь кабинета без стука открылась,  и появился Александр Воропаев. Увидел их, оценил накал обстановки и весело усмехнулся.
- Ух ты, я успел на семейную  разборку. Что, Катюш, развод и девичья фамилия?
Она закрыла глаза и отвернулась от них обоих. От насмешливого взгляда Сашки и обвиняющего Андрея.
- Воропаев, что тебе нужно? - угрожающе начал Жданов, с ненавистью глядя на друга детства. - Это мой кабинет, убирайся вон!
- Тише, Жданчик, я просто беспокоился о своей девочке. Ты  у нас человек вспыльчивый и горячий, мало ли что…
- Саша, - застонала Катя и посмотрела на него осуждающе. - Зачем ты пришел?
Андрей посмотрел на нее так, что она невольно отступила, взбешенный донельзя фамильярностью Воропаева, а потом сдёрнул с вешалки своё пальто и пошел к двери.
- Андрей! - отчаянно крикнула Катя ему вслед, но он даже не обернулся. Натолкнулся в дверях на Воропаева, невежливо оттолкнул его и вышел из кабинета, шарахнув напоследок со всей силы дверью о косяк.
Катя без сил опустилась на президентское кресло и закрыла глаза. А потом совершенно глупо разревелась.


##### 6 #####

- Что происходит? Мне кто-нибудь объяснит? - Кира Воропаева, подталкиваемая сзади Клочковой, вошла в конференц-зал и посмотрела на брата. Вика с любопытством выглянула из-за ее спины и замерла с открытым ртом, наблюдая, как Александр Воропаев  гладит по голове плачущую Катерину Пушкарёву и при этом выглядит почти человечно.
Саша поднял глаза на сестру и вздохнул. А потом сел на соседний с Катей стул и вытянул ноги. Посмотрел на всех с тоской, а когда Катя в очередной раз громко и горестно всхлипнула, не выдержал и поморщился.
- Катька, прекрати!
Пушкарёва заревела с новой силой. Опустила голову на сложенные на столе руки, а плечи сильно вздрагивали от каждого судорожного рыдания.
- Саша! - Кира прошла к столу, покосилась на девушку. - Что происходит?
- Да нормально все… сейчас истерить прекратит, успокоится, и поедем.
Воропаева посмотрела на него недоумённо, потом на девушку и зачем-то на Вику.
- Это Пушкарёва? - спросила она у подруги одними губами. А когда та кивнула, резко обернулась и посмотрела на Катю. - Что она здесь делает? После всего? Пушкарёва!
Саша лениво усмехнулся.
- Кира, не думаю, что твое мнение ее сейчас очень интересует.
- Пусть она уйдет! Что она здесь делает?  Ее никто не хочет здесь видеть!
- Кать, ты слышишь?
- Отстань!
Сашка закинул голову назад и посмотрел на сестру.
- Вот видишь? И так уже почти полчаса! А я что могу? Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда женщины плачут. Я теряюсь!
Кира несколько секунд смотрела на плачущую Катю, а потом перевела изумленный взгляд на брата.
- Саша, так это правда?
- Что? - не понял он.
- Мне Андрей сказал… что ты и эта… Так это правда?
Катя даже на секунду реветь прекратила. Замерла, а потом отчаянно помотала головой.
- Это невыносимо… - выдохнула она.
Воропаев сделал задумчивое лицо и хмыкнул.
- Теперь уж и не знаю… - потом подкатился на кресле ближе к Кате и обнял ее. - Катюнь, ну успокойся ты! Нашла из-за кого реветь! Дался он тебе! - глянул на Викторию и весьма невежливо ей кивнул. - Воды принеси!
- Щас! - фыркнула та и нагло подбоченилась.- Буду я ей воду приносить!
- Клочкова! - повысил Саша голос.
- Не кричи на Вику! - вступилась за нее Киру. - И уведи… эту отсюда! Господи, Саша, я поверить не могу, что ты… С ума сошел? Ты хоть знаешь, что она!..
Кира была вне себя от злости и возмущения, Саша это видел, но почему-то в этот раз не принимал это  всерьёз. Знал, что сестра до глубины души задета очередным загулом жениха, но то, что причиной этого стала Екатерина Пушкарёва, возмущало ее больше всего. А уж такое резкое преображение, наверняка, пугало. Но Саша в этом видел и свои плюсы, о которых никто кроме него, по-моему, и не догадывался. Или не хотел догадываться.
- Кира, я все знаю, и ты, похоже, тоже.
- И ты так спокойно об этом говоришь? Вместо того, чтобы вступиться за меня, ты успокаиваешь ее!
- Истерика-то у нее, а не у тебя,- резонно заметил Воропаев и погладил Катю по спине.- Милая, прекрати, потом глаза красные будут.
Катя всхлипнула и подняла голову. Отбросила с лица волосы и вытерла слёзы. А потом обернулась и обожгла взглядом Воропаеву. Словно это она была во всём виновата. Та даже отступила в изумлении, разглядывала ее, а потом взволнованно выдохнула.
- Черт с ними, с глазами,- пробормотала Катя, отвернувшись от Киры. Шмыгнула носом и подтянула к себе свою сумку. Принялась в ней копаться, причём не обращая внимания на то, что какие-то мелочи вываливались наружу.
- Что ты ищешь? - поинтересовался Александр, на лету подхватывая её телефон, который так же вылетел из сумки.
- Платок!
Он вздохнул и полез в карман.
- Держи, - наблюдал, как она вытирает слёзы, а потом спросил. - Успокоилась?
Она обожгла его гневным взглядом, а в следующую секунду опять всхлипнула.
- Ты специально, что ли? Не приставай ко мне!
- Да не пристаю! - а потом опять обернулся на Клочкову. - Ты воду принесешь или нет? Бегом!
Вика фыркнула, но вышла, и они услышали быстрый стук ее каблучков. Видимо, бегом побежала, чтобы не пропустить ничего интересного.
Катя вздохнула и покосилась на Киру. Ее присутствие и постоянный ненавидящий взгляд, который жег Кате затылок, ужасно нервировал.
Кира тоже заметно нервничала, хотя, больше злилась. Расхаживала по залу и нервно заламывала руки. Катя наблюдала за ней исподлобья, и сквозь собственную обиду и горечь, опять вылезло наружу злорадство.
Еще неизвестно, у кого истерика сильнее и сокрушительнее. Она-то сейчас поплачет, душу отведет, и пошлет все к черту, а вот Кира по привычке зациклится на своей обиде и начнет медленно, но верно, сводить всех с ума.
И пусть покажет Жданову, где раки зимуют! Ей его совершенно не жалко! Сам нарвался!
И пусть к ней потом не приходит плакаться!
Слезы опять навернулись на глаза, и Катя всхлипнула.
- Опять! - закатил глаза Воропаев. - Кать, сколько можно? Нашла из-за кого слёзы лить!
Она махнула на него скомканным платком.
- Вот не стыда, ни совести у некоторых! - не выдержала, в конце концов, Кира и даже руками всплеснула.
Катя посмотрела на нее из-за платка, потом решила, что после того, как на нее орал Андрей, Кирин взрыв она выдержит легко. К тому же, чувства Воропаевой в данный момент волновали её меньше всего, как ни цинично это звучало.
Саша после возгласа сестры незаметно поморщился. Понял, что одной женской истерикой он сегодня не отделается. И если Катька успокоилась, по привычке, довольно быстро, то от Киры этого ждать не приходилось.
- Истерика у нее! - возвысила она голос до предела. - Хищница и дрянь! А ты еще ее успокаиваешь, Саша! Она спала с Андреем! Она его соблазнила!
Фыркнули они одновременно, только Саша быстро отвернулся, а Кате не повезло, потому-что Кира смотрела на неё и отметила непонятное веселье.
- Она еще и смеется! Надо мной надо полагать! Конечно, я-то обманутая невеста, что надо мной не посмеяться! А я знала, с самого начала знала и не верила ни одному ее слову и  кроткому взгляду! Это только Андрей… поверил!
- Поверил, - хмыкнула Катя вполголоса. - С каких это пор ему надо поверить, чтобы затащить кого-то в постель? Кобель он и есть кобель…
Кира сбилась с шага и замерла, а потом беспомощно посмотрела на брата.
- Саша, ты слышишь, что она говорит?
Он лишь плечами пожал.
- А что, скажешь, что она не права? Все об этом знают, только ты всё глаза на все его загулы закрываешь…
- Саша!
Вошла Вика, в несколько широких шагов дошла до Кати и зло поставила перед ней стакан с водой. Жидкость перелилась через край и на столе образовалась лужица.
Катя вздохнула и наградила Вику недовольным взглядом.
- Ещё совести хватило сюда явиться! - продолжала кричать Кира. - Зачем она пришла?
- Я пришла поговорить с Андреем, - решила сама ответить Пушкарёва и поднесла стакан с водой к губам.
Вика презрительно фыркнула у Кати за спиной, и у нее появилось огромное желание выплеснуть остатки воды за спину, прямо на нее. Воропаев видимо понял ее желание и даже посмотрел, ожидая, сделает она это или нет.
- О чем поговорить? Он почти женатый человек!
- Кира Юрьевна, не бегите вперед паровоза! Чтобы довести Жданова до ЗАГСа вам придется еще очень постараться!
- Саша, скажи ей, чтобы она замолчала! - взвизгнула Кира.
- А почему вы ко мне не обращаетесь, Кира Юрьевна? Я тоже могу вам ответить!
- Ну, наглая! - проговорила Вика.
Воропаев только головой покачал.
- Замолчите все! Терпеть не могу женские разборки!
Дверь открылась, и в зал вошёл Малиновский. Окинул всех удивлённым взглядом и остановился.
- А что происходит?
- Что-что! - воскликнула Кира. - Эта нахалка заявилась сюда в надежде на то, что Андрей… Ничего у тебя не выйдет! Он мой! И женится он на мне!
- Да пусть женится! - разозлилась Катя, а по щекам опять потекли слезы, правда, уже злые. - Раз он такой дурак! Я ему так и сказала!
Саша удивленно посмотрела на нее.
- Правда, сказала?
- Иди к черту, Воропаев!
Все на секунду замерли в ожидании реакции Саши, но он лишь возвёл глаза к потолку и ничего не сказал.
- Пусть женится! - продолжала Катя и злорадно посмотрела на Киру. - Сам придет! А я еще посмотрю!..
Кира смотрела на нее в полном шоке, потрясаясь ее наглости, а Катя подумала, быстро поглядела на всех и опять заревела. Сделала это почти намеренно, чтобы отвлечь внимание от Киры. Просто ей назло. А то привыкла, что все только и думают, как бы не расстроить драгоценную Кирюшу!
- Ну не плачь, - Саша обнял ее и погладил по спине. - Подумаешь, принц крови… И что вы, бабы, по нему с ума сходите?  Не нужен он тебе… Девочку мне еще портить будет!
Катя попыталась оттолкнуть его, но ничего не вышло.
- Скажи мне, что ты хочешь? – зашептал он ей на ухо, но довольно громко и все слышали. - Хочешь колечко? Ты же мне говорила, что присмотрела себе колечко с изумрудом. Хочешь, поедем и купим?
Катя лишь всхлипнула и покачала головой.
- А что ты хочешь?
Вика еле слышно перебазировалась поближе к Малиновскому и ткнула его локтем в бок.
- Нет, ты слышишь? Он ей кольца с изумрудами покупает, а мне? Принеси кофе? Сволочь!
Рома лишь хмыкнул, а сам не сводил взгляд с обнимающейся парочки. И никак не мог понять, в чем здесь подвох?
- Какие же вы все гады! - в досаде выкрикнула Кира  и выбежала из зала, оттолкнув при этом с дороги Вику. Та явственно покачнулась, но на ногах устояла, и продолжила вместе с Малиновским пытаться вникнуть в суть, даже не подумав побежать за подругой, чтобы оказать той моральную поддержку. Невероятные события, происходящие в конференц-зале, интересовали ее намного больше.
- Ничего я не хочу, - печально прошептала Катя.
- Вот Жданов все-таки мерзавец! Такого человека загубил! Ничего, малышка, поедешь куда-нибудь, отдохнёшь, проветришься, и всё пройдёт.
- Саша, что мне делать?
- А что делать? Кать, он тебе нужен? Да брось! Подумаешь, Казанова зималетовского разлива!
- Саша!..
- Ну что? Сдался он тебе!.. - потом обернулся, заметил Рому и усмехнулся. И ткнул в него пальцем. - Во, Малиновский! Кать, хочешь Малиновского? Разница думаю, будет небольшая!
Пушкарёва перестала всхлипывать и подняла голову. И посмотрела на Рому. Тому даже показалось с интересом, и он отступил за спину Клочковой. Так, на всякий случай.
Но Катя быстро перевела взгляд на Воропаева, а потом стукнула его по плечу кулаком.
- Что ты мелешь? Я тебе душу изливаю, а ты издеваешься?
Саша вздохнул.
- Да я просто развеселить тебя хотел!
- А мне весело, Саша! Не видно разве?
Катя выпрямилась и опять посмотрела на Рому.
- Ну что ты стоишь? Он уехал непонятно куда! Найди его!
- Опять я?
- Ты его друг!
Поднялась и нервным движением одернула платье. Слезы уже высохли, долго жалеть себя она не привыкла, а сегодня это и так затянулось. И из-за чего все? Из-за того, что Андрей Жданов не счел ее достойной… себя?
Бред!
Ведь даже Кире сказала, что еще сам придет! Сам!
А она…
Нет, она ждать не будет. У нее тоже есть гордость, не только у него!
- Ты куда? - насторожился Воропаев, углядев появившееся решительное выражение на её лице.
- За вещами! - немного зло отозвалась она. - А ты лучше иди с сестрой помирись!
- Ты меня поучи!
Катя прошла к дверям в кабинет, пыталась всем своим видом показать, что все прошло, и она уже успокоилась. Хватит уже себя на посмешище выставлять!
Вот только закрыв за собой дверь, без сил привалилась к ней спиной и закрыла глаза. Все-таки тяжело. А может так и надо? Может, это и есть любовь? Когда внутри все разрывается от тоски и боли?
Чёрт бы ее побрал, эту самую любовь! Угораздило же ее так попасть!
Вещей было немного, точнее, нужных немного. Фотография родителей в рамке на полке и… Андрея, в ящике стола. Ее сначала брать не хотела, было огромное желание оставить ее здесь, чтобы самой поверить, что все это несерьезно и скоро пройдет. И он станет не важен, и забудется, сотрется из ее памяти. Но рука сама потянулась и вот она уже прятала её в свою сумочку. Надёжно спрятала, чтобы, не дай Бог, не потерять.
Прошлась по кабинету, пользуясь моментом и отсутствием хозяина, вспоминала все эти шесть месяцев, которые фактически прожила здесь. Все, что было, что случилось, все поцелуи и даже ссоры.
Разве такое забудешь?
Хотя бы, сегодняшнюю. Как он кричал и как смотрел. А как целовал? И почему именно он так зацепил ее? Что сердце сжимается только от одного воспоминания о его поцелуе?
И где он сейчас?
Одни волнения для нее.
А надо уйти от этих волнений. Он же сам попросил ее об этом. Чтобы она ушла. А хочет ли этого?
Возможно, сейчас и хочет. А дальше что будет, никто не знает.
Она поступит так, как он хочет. Сделала все, что могла, дальнейшее от нее не зависит.
Села за его стол и крутанулась на кресле. Это было уже не так весело, как ещё несколько дней назад.
Кресло президента «Зималетто».
Последнее, о чем сейчас все думают.
Взгляд упал на фотографию в рамке, и стало очень тоскливо. Он улыбался Кире и выглядел почти счастливым.
Счастливым.
Он и ей так улыбался. И в глаза смотрел. 
А все достанется Кире?
Ну и пусть… Нельзя в жизни получить все.
Поставила фотографию на место и взяла ручку, его именной «Паркер», покрутила в руке и придвинула к себе лист бумаги.
Что ж, заявление об уходе по собственному желанию написать всё-таки надо.
И причину своего ухода она тоже укажет.

~ ~ ~

Саша проводил Катю взглядом, пару секунд посмотрел на закрывшуюся за ней дверь, а затем тоже поднялся. И сразу наградил Клочкову своим знаменитым ледяным взглядом.
- Что ты стоишь? Заняться нечем? Вон пошла!
Вика презрительно фыркнула, глянула на Малиновского, но, так и не дождавшись поддержки с его стороны, развернулась и вышла. Правда, Воропаев тут же заподозрил, что приложилась ухом к замочной скважине с той стороны.
Рома легко усмехнулся, а потом присел на край стола и насмешливо посмотрел на Александра.
- А я смотрю, ты семейным человеком заделался, Воропаев!
Тот лишь головой мотнул.
- Дурак ты, Малиновский. У тебя всегда мозги в штанах были, да так там и остались. Не можешь ты оценить настоящую женщину, в каждой шлюху видишь!
- А Катенька у нас значит…
- Во-первых, не у вас, а во-вторых, не Катенька, а Катерина Валерьевна. Не забывайся!
- Какие мы важные!
- А ты думал? Да если бы не она… ты бы сейчас здесь уже не работал, поверь мне. Следом за Ждановым вылетел бы!
- Ты меня не пугай, Александр Юрьевич! Я пуганный, не таких видал. А ты посмотрю, не особо переживаешь, что потерял Катюшку.
Саша пожал плечами.
- Я ей не хозяин, приказывать не могу. Да и почему потерял? Это Жданов потерял. Он ведь, дурак, опять решил, что нашел очередную дурочку, которая готова ради него на все, но это же Катя Пушкарёва! Она первый шаг сделала, а теперь пойдет дальше, не оглядываясь. Слишком гордая. Это Кира будет ждать и прощать, а Катька, она дальше пойдет. Через себя переступит и пойдет. А Жданов дурак!
- Что-то о сестре не очень беспокоишься! Все больше о любовнице!
- Ты мою сестру не трогай, Малиновский! И я ей уже говорил, что Андрей этого не стоит, но… Если нравится, то пусть терпит. Я здесь причем? А Катька успокоится. И мы с ней найдем чем заняться. Я даже рад, что она так на Жданова запала. Обожглась, в следующий раз умнее будет, не будет отвлекаться по пустякам.
Рома усмехнулся.
- Да уж, с внешностью – это был серьезный ход. Всех сумели обмануть. Никогда бы не подумал на Катю Пушкарёву, что она может шпионом оказаться!
Саша лишь улыбнулся.
- Я же говорю – умница! Финансовый гений и при этом жуткая выдумщица. А уж какая актриса, сам оценить сумел. Девочка дорогая, но поверь мне, все вложения окупаются с лихвой. Мне для нее ничего не жалко. Все остальные рядом с ней, лишь остальные.
- Слушай, тебя послушать, так ты к ней, как папочка относишься, а не как любовник!
- Может и так. Мое воспитание, - и довольно ухмыльнулся.
Дверь из президентского кабинета неожиданно открылась и появилась Катя. Одарила их холодным взглядом, а потом сунула Саше в руки свою шубу.
- Перестань хвалиться, Воропаев! Причём на пустом месте! Я домой хочу!
Он усмехнулся.
- Все вещи-то взяла? Ничего не оставила?
- Все. Но ты можешь прихватить президентское кресло, на память.
Рома хмыкнул, с интересом ее разглядывая, а Александр покачал головой.
- Зачем? Я может, еще вернусь?
Катя лишь фыркнула, а потом посмотрела на Рому.
- Прощайте, Роман Дмитрич.
Он иронично приподнял бровь.
- Так уж и прощайте?
- Именно так. Я уж сюда точно не вернусь.
Саша даже языком цокнул.
- Моя девочка! Уходить надо красиво.
Катя не ответила, просто направилась к двери. На языке так и крутилось, поторопить Малиновского с поиском его дорогого друга, но сдержалась. Ее это теперь не касается. Пусть Кира о нем беспокоится.
По коридорам «Зималетто» она шла с высоко-поднятой головой. Сотрудники, попадающиеся навстречу, с удивлением оглядывались им вслед, но она уходила. Уходила сама и по собственной воле. Никто никогда ее ниоткуда не выгонял. И сейчас она такого счастья никому не доставит.
У лифтов собрался женсовет, который, увидав ее, испуганно примолк и уставился на нее в полном шоке.
Она лишь мельком им улыбнулась, не до того было. Не до женской дружбы, разговоров по душам и слезливых прощаний. К тому же, она не была уверена, что дамочки по-прежнему считают ее одной из них. И выяснять это ей сейчас было не досуг.
Сашка накинул ей на плечи шубу, а Катя обернулась и вдруг углядела за столом ресепшена притихшего Федора. И подмигнула ему. Коротков нахмурился еще больше и отвернулся.
- В чем дело? - поинтересовался Воропаев, а она легко отмахнулась.
- Ни в чём. Я уйти хочу.

0

5

##### 7 #####

Прошло полгода

Пал Олегыч оторвался от финансового отчета и поднял глаза на сына. Задумчиво посмотрел, а потом кивнул.
- Ну что тебе сказать? Молодец.
Андрей незаметно выдохнул, но вида, от свалившегося на него облегчения, попытался не показать. Но как же приятно было слышать такие  слова от собственного отца. Который еще несколько месяцев назад при всех обвинил его в непрофессионализме.
А вот теперь после стольких месяцев напряженной работы долгожданная награда. Пусть и довольно скупая, но из уст отца. А это самое главное.
- Спасибо, пап.
Жданов-старший легко улыбнулся.
- План был хороший, вот он и сработал. Опять вспомним твою талантливую помощницу?
Андрей тут же нахмурился и покосился на Малиновского, сидящего рядом.
- Пал Олегыч, - начал Рома, - по-моему, вы зря вспоминаете об этом. Да, план выхода из кризиса разработала Пушкарёва, но на этом ее заслуги кончаются. Мы как проклятые работали!..
- Верю, верю, - легко отмахнулся Пал Олегыч, - но… Ладно, и спорить с вами не буду. Хорошо поработали!
Андрей с Романом одновременно улыбнулись, и Жданов расслабленно откинулся на стуле.
- Кредиты выплатили, теперь ещё новый контракт заключили. И очень надеюсь, что теперь вы не расслабитесь, и дальше все пойдет так же успешно.
- Конечно, пап!
- Ты мне браваду свою не показывай! Она мне не нужна! И вообще, я в последнее время даже беспокоюсь о тебе!
- А сейчас-то чего? - возмутился Жданов.
- Вот потому-что не из-за чего, вот и беспокоюсь. Даже странно… В работу ударился, жениться собрался… Беспокоюсь я.
Рома посмотрел на друга и хмыкнул. А тот нахмурился.
- Папа, я же тебе говорю… Все нормально будет!
- Смотри. Мама радуется, конечно, но мне не верится. Ты на самом деле хочешь на Кире жениться?
- А разве это не было решено еще несколько лет назад?
- А ты поэтому женишься?
Андрей даже застонал вполголоса.
- Да не поэтому, папа! Просто пора. А на ком, кроме Киры? Да и мама меня с ума сведет, если я этого не сделаю!
- Отличный повод жениться, - кивнул Пал Олегыч.
- Папа, ну что ты? Я думал, что тебя это устраивает.
- Меня устраивает? Главное, чтобы тебя это устраивало!
Жданов задумался о чем-то и не ответил. Но на самом деле просто хотел прекратить этот разговор. Не хотелось, чтобы что-то или кто-то пошатнуло его уверенность в принятом решении.
- Как насчёт, отпраздновать? -  Малиновский хлопнул в ладоши и потёр их. А потом торжествующе глянул на Андрея.
Тот фыркнул и закинул ногу на ногу.
- Чего ты орешь? Пусть хоть отец подальше уйдет! - и покосился на недавно закрывшуюся дверь.
- Да ладно, ушёл уже! Так что? Пока Киры-то нет!..
Жданов пожал плечами и лениво улыбнулся.
- Можно. А-то у меня от работы уже крышу сносит.
- Вот это правильно! - обрадовался Малиновский. - Вот это класс! Андрюха, у меня для тебя такой подарочек припасён! Пальчики оближешь!
- Только пальчики?
- А это уж как тебе захочется! - захохотал Рома.
Андрей опять улыбнулся и поднялся.
- Ладно, мне еще надо кучу документов просмотреть. До вечера?
Рома кивнул и тоже поднялся.
- Как скажешь, начальник!
Подарочек… Андрей мысленно усмехнулся. Ему не подарочек нужен, а хорошая встряска. Хороший секс, чтобы всё из сознания вытеснил.
Вошёл в свой кабинет и вздохнул. Прошёл к своему стулу, сел и с минуту не шевелился, разглядывая вид за окном.
Как-то что-то в его жизни разладилось.
Точнее, с виду все хорошо и дела в гору пошли, все наладилось, но в душе пустота, которую ничем не удавалось заполнить.
А может, это просто усталость? Работы много, нервотрёпки, вот он и бесится.
Всё ему не так, все чего-то не хватает!..
На столе скопилась целая куча документов, которые требовали его пристального внимания, но желания работать не было. Он открыл верхний ящик стола, в поисках новой ручки, рукой разгребая мелочи, скопившиеся на дне ящика, и даже чертыхнулся вполголоса.
Вытащил что-то и свалил на стол. Под одной из папок обнаружилась ручка.
Рукой скинул все со стола вниз, в ящик, и уже собирался его закрыть, когда взгляд зацепился за сложенный вдвое листок бумаги.
Что-то страшно засаднило внутри, но быстро отошло. Как ему показалось. Но лист достал, развернул и всмотрелся в знакомый и красивый почерк.
И зачем опять читал? Наизусть знал все, что там было написано.
Надо было давно выкинуть. Зачем он его хранит?
Выкидывал, пару раз. Сминал и выкидывал в корзину для мусора. Затем выкуривал сигарету, делал нервную пробежку по кабинету и лез в мусорку. Доставал и аккуратно разглаживал на столе. И опять убирал в стол.
И что за чёрт? Как заговорённый!
Лист был весь мятый и Андрей опять его разгладил ладонью. А сам уже скользил взглядом по тексту. И опять нахмурился. Каждый раз, когда читал, начинал злиться.
Написала заявление об уходе! Еще совести хватило такое ему написать!
Когда он прочитал это в первый раз, даже решил, что найдёт её и выскажет всё, что думает по этому поводу!
Но, конечно, искать не стал. Отдышался, успокоился, выпустил пар и в первый раз выбросил это злосчастное заявление. Правда, почему-то не порвал, словно знал,  что полезет доставать.
Откинулся на спинку стула и опять начал перечитывать. И зачем-то пытался представить, как она это писала, и с каким настроением. Её взгляд, и как она сидела за его столом, склонившись, и размашисто писала, злясь на него.
И чем, чем его так зацепила эта… негодяйка? Дрянь и лицемерка!
До сих пор скулы сводило, когда думал о ней. Из-за всего! Из-за её обмана, лжи, красивых глаз и слов, которым он, как последний дурак, верил!
И их последний разговор до сих пор не мог выкинуть из головы.
Неужели и правда думала, что он простит? И от Воропаева примет…
Дура!
«Прошу уволить по собственному желанию, по причине невозможности дальнейшего общения с президентом компании Андреем Павловичем Ждановым.»
И ниже:
«Ты дурак! Ничего мне от тебя не надо! Не буду я мешать тебе жить, не волнуйся. Я не Кира, и бегать за тобой и упрашивать не собираюсь. Оставайся при своём.
Я уеду, не останусь в Москве. Надоело мне все. И ты надоел! Оставайся с Воропаевой. Желаю счастья!»
Вот и все.
Прощай и не поминай лихом.
Он вздохнул, снова сложил листок и сунул обратно в ящик.
Воропаев появлялся время от времени, но спросить у него про Катю, Жданов так и не решился. Хотя, знать, где она и с кем, было просто необходимо, но он гнал от себя это и на все насмешливые Сашкины взгляды старался не обращать внимания.
Кира тоже и словом не поминала про события, произошедшие полгода назад. Особенно после того, как он сделал ей официальное предложение. Вся сосредоточилась только на этом и вроде боялась спугнуть его.
И радовалась совместно с его мамой на пару. И от него требовала того же. Проявления бурных эмоций и великого счастья во взгляде.
Он старался, правда, не очень получалось.
Не признавался никому, даже Ромке, но продолжал думать о Кате Пушкарёвой. А точнее, злился и мучился от ревности. Других чувств не наблюдалось.
Собственная ревность даже смешила иногда. Вот кого и к чему он ревнует?  Понимал же, что дрянь, и даже не знал, стоит ли ревновать, есть ли причина, но все равно ревновал.
Но ничего, сегодня он получит свой «подарок», отвлечётся, снимет напряжение и выкинет ее из головы.
Она просто обычная женщина, что в ней такого?
Надо постараться вычеркнуть ее из памяти.

~ ~ ~

- Как же я по тебе соскучилась! - Катя обняла Зорькина и на пару секунд повисла у него на шее.
- Задушишь же! - засмеялся Коля и обнял её в ответ. Затем отстранился и осмотрел ее. - Отлично выглядишь! Загорела!
- А что еще мне оставалось делать? Я без работы почти озверела, готова взяться за любое дело!
- Так уж и за любое?
- Почти, - кивнула она.
Зорькин подхватил два ее чемодана и бодрым шагом пошёл по залу аэропорта, в сторону выхода. Катя ходко трусила за ним, но старалась ступать осторожно, потому-что босоножки на высоком каблуке скользили по плиточному полу.
- Как там мой ремонт, Коль?
- А что ремонт? Закончили. Я приходил, смотрел. Все хорошо, Кать. Красиво!
- Красиво, - фыркнула она. - Они мне однажды красиво уже сделали!
- Ты чего дергаешься? Успокойся! Все хорошо.
Она вздохнула и повторила, как аутотренинг:
- Я спокойна!
- Вот и отлично.
- А Сашка в городе?
- Вчера видел его. А чего он тебе? Соскучилась?
- Дурак! Просто мне с ним поговорить надо. Он мне денег должен.
Коля поставил чемоданы на асфальт возле своей машины и удивлённо посмотрел на нее.
- Он тебе? Ты ничего не путаешь?
- Ничего я не путаю! - немного разозлилась Катя. - Я морально пострадала!
Зорькин от души рассмеялся.
- Ну-ну, я посмотрю, как ты с Воропаева моральный ущерб требовать будешь!
Она фыркнула.
- Думаешь, не даст?
Коля пожал плечами.
- Да даст, конечно. Но ты уверена, что тебе это надо? Ты же говорила, что с ним у тебя всё.
- Все, - согласилась она.
- Тогда не связывайся. Ты злишься просто, не надо огороды городить.
Катя наморщила носик, но кивнула.
- Как скажешь… Что у нас с работой?
- Отлично, я же  за всем слежу!
Она открыла дверь машины и обернулась на него.
- Хвастун!
Собственная, только что отремонтированная квартира, порадовала. Катя прошлась по комнатам, придирчиво осмотрела кухню и ванную и, наконец, милостиво кивнула.
- Мне нравится.
Зорькин облегчённо вздохнул.
- Слава Богу! А то, сколько уже можно бедные стены мучить?
- Коля, не нуди! Могу я себя порадовать и для себя постараться?
Он отнёс чемоданы в спальню и прошёл к ней на кухню.
- Как я понимаю, есть нечего?
Она весело глянула на него.
- Что ж ты не побеспокоился о подруге? Мог бы и холодильник забить!
- Могу в ресторан пригласить, хочешь?
Катя покачала головой.
- Нет, ресторанами я сыта по горло. Я к родителям съезжу, а то не первый месяц в разъездах, а потом…
- Что потом?
Она пожала плечами.
- Не знаю. Прогуляюсь по Москве.
- Ты гуляй, но не загуливайся, - усмехнулся Коля. - В прошлый раз, когда ты так гуляла, ты с Воропаевым познакомилась. Повторений нам не надо!
Катя засмеялась и щёлкнула его по лбу.
- Ну, тебя! Вали давай к своей роковой красавице! Кстати, она тебе ещё не надоела?
Зорькин дернул плечом.
- Запросы королевские, это напрягает.
- Так брось ее! А то я Вику знаю, у нее одна цель – выскочить замуж за миллионера. Малиновского она уже своей беременностью припугнула. Он тогда, бедный, от страха чуть не поседел! Зачем тебе такие проблемы?
- Точно не нужны, - вздохнул он. - Но я всё держу под контролем!
- Смотри,- лишь развела она руками и улыбнулась.
Когда он ушел, Катя еще раз прошлась по квартире. Теперь разглядывала все очень пристально, в конце концов, оказалась в спальне и разлеглась на широкой кровати, которая, правда, даже застелена еще не была. Легла на голый матрац и раскинула руки в стороны, глядя в потолок.
А затем потянулась за телефонной трубкой. Набрала номер.
- Сашка, привет! Да, я вернулась. Ты рад?

##### 8 #####

- Так, давайте выпьем за удачу! - Рома снова наполнил бокалы и весело подмигнул Жданову. Тот лишь усмехнулся и чокнулся  своим бокалом с бокалом Валерии Изотовой, сидящей рядом с ним. Чувствовал, как  ее пальчики гуляют по его ноге, от колена вверх и обратно. И все это медленно и соблазняющее, но Андрей до сих пор не мог решить, надо ему это или нет.
Подарочек, который пообещал ему Малиновский, оказался не совсем таким, каким Андрей его себе представлял. На Изотову он не рассчитывал.  Конечно, для отрыва на одну ночь, Валерия вполне подходила, но то, что она на этом успокоится, Жданов уверен не был. И проблем не хотел.
Но Изотова была настойчива, и видно отступать не собиралась. Очень уж ей хотелось вернуть богатого и влиятельного любовника. Вот и старалась.  И в глаза заглядывала, и соблазнительно улыбалась, а потом перешла к возбуждающим прикосновениям.
И Андрей сдался. И почему собственно не Изотова? С ней можно быть уверенным, что Валерия ради него расстарается.  И не надо будет ни о чём беспокоиться, самому думать как и что, и просто расслабиться.
Изотова, так Изотова.
Обнял ее одной рукой, двумя большими глотками осушил бокал, а затем поцеловал ее. Она отвечала ему с такой готовностью и страстью, что Андрея это даже насмешило.
- За какую удачу, Ромочка? - миловидная блондинка трепетно прижалась к руке Малиновского и улыбнулась любимому.
- За удачу в делах, малышка! Она нам сейчас очень пригодится!
- Андрюша, - Валерия сунула тонкую ручку под полу его пиджака и погладила его по груди. - Ты по мне скучал?
Он усмехнулся. Вот интересно, это откровенная глупость или дурацкое притворство? Словно, у него было время скучать! Да еще по кому! По Изотовой!
- Конечно, Лера, очень скучал. Ты так внезапно уехала из Москвы!
Она обиженно надула губы.
- Внезапно! Ты же меня бросил!
- Что ты выдумываешь? - фыркнул Андрей, а сам мысленно скривился от собственной фальши. - У меня была куча дел в тот момент!
- Киру успокаивать! - пренебрежительно проговорила Валерия. - Ты на самом деле собираешься на ней жениться?
- Собираюсь. И это не обсуждается.
Андрею совсем не хотелось говорить об этом с Изотовой. Ее его женитьба не касалась ни с какой стороны.
Ее пальчики  сильно сжались на его бедре, и он даже почувствовал ее коготки, впившиеся в  кожу через толстую ткань джинсов.
- Что ж, женись. А я все равно буду тебя ждать!
От свалившегося на него счастья, Андрей не знал куда деться. Чуть не расхохотался от проникновенности, которая прозвучала в её голосе.
- Девочки, а может шампанского? - воскликнул Рома и щёлкнул пальцами.- Есть повод отпраздновать!
Жданов насмешливо посмотрел на друга и всерьёз задумался над тем, что из клуба надо сваливать. На празднование у него настроения не было, планы на вечер были совсем другие. Он сюда не напиваться пришел, а в поисках любовницы на эту ночь.
Глянул на Валерию, по всей видимости, уже готовую для него на всё, и уже собирался предложить ей поехать к нему, но вдруг кто-то как вихрь пролетел мимо их столика и приземлился на диванчик со стороны Малиновского.
- Пьете, сволочи? Без меня?
Андрей удивленно глянул и покачал головой.
Рома хлопнул по плечу неожиданно появившегося приятеля и засмеялся.
- Макс, ты откуда?
- Откуда, откуда! Из Вены! Два месяца в глубоком тылу!
Максим Устинов самым наглым образом потянул к себе бутылку виски и бокал Жданова.  Тот возмутился и бокал отобрал.
- Не наглей, Устинов!
Тот с укором посмотрел на него.
- Эх ты! Для друга стакан пожалел! - и жестом подозвал официанта. А потом принялся рассматривать девушек. - Девочки, добрый вечер! - а затем хмыкнул и с интересом посмотрел на Жданова. - Андрюх, слышал тебя  поздравить можно?
- Можно, - согласно кивнул Андрей. - А с чем именно?
- У нас поводов много, - похвастал Малиновский.
Макс откинулся на спинку дивана и стал нахально оглядывать Валерию довольно заинтересованным взглядом. А затем хмыкнул, отхлебнул виски и сказал:
- Я пока только о двух слышал. Говорят, «Зималетто» заключило контракт с французами. Правда?
Андрей с Ромой переглянулись, причём весьма самодовольно.
- И все уже всё знают! Что зависть гложет, Макс?- но улыбки Андрей сдержать не смог.
- Насчёт зависти не знаю, а то, что все уже в курсе… Это точно. А еще говорят, что ты на Кире женишься. На свадьбу-то пригласишь? Хотя, думаю, что невеста, увидев меня, не обрадуется!- и Максим захохотал.
Рома его поддержал и тоже засмеялся, припомнив прошлые их подвиги в компании Устинова.
- Да ладно вам ржать-то, идиоты! - отмахнулся Андрей.
Максим плеснул себе в бокал еще виски, скользнул взглядом по залу, и на его лице появилась радостная улыбка.
- Кого я вижу! Девушка моей мечты!
- Где? - тут же заинтересовался Малиновский  и принялся крутить головой и вглядываться в толпу посетителей клуба.
- Да вон, у бара! Катя-Катерина… Что-то давно я ее не видел!
Андрей посмотрел только из уважения к «мечте» друга, ему даже любопытно не было. Отыскал взглядом указанную девушку, но она сидела к нему спиной на высоком табурете, и рассмотреть он ничего не мог, но все равно почувствовал, как на него накатывает непонятное волнение. Даже не понял из-за чего именно. Разглядывал ее спину и испытывал какое-то томительное и неприятное предчувствие.
А Малиновский вдруг пнул его ногой под столом. Жданов дернулся и недоуменно посмотрел на него. Встретил его выразительный взгляд и нахмурился.
А Макс обернулся к ним и сказал:
- А вы ее разве не знаете? Странно. Она же с Воропаевым встречалась.
Андрея словно прострелило.  Резко повернул голову и опять пристально всмотрелся в эту девушку.
Она.
Катька?
Рома снова пнул его ногой, но в этот раз был награжден просто убийственным взглядом.
Устинов поднялся.
- Ты куда? - насторожился Андрей.
- Как это? - удивился тот. - Думаешь, я упущу такой шанс? Когда она здесь в одиночестве? И насколько я знаю, сейчас в поиске!
- В каком еще поиске? - взорвался Жданов, но Максим его уже не слышал. Направился прямиком к бару. Андрей провожал его бешенным, но беспомощным взглядом. Хотя, в голове все еще никак не могло уложиться то, что происходит.
И что Катя Пушкарёва здесь, с ним в одном помещении. Он ее видит и даже можно подойти и поговорить, но…
Откуда Устинов ее знает?  И что это за фамильярное обращение? Насколько хорошо они знакомы?
- Андрей, что случилось? - Валерия озабоченно посмотрела на него, но ему было совсем не до нее. Выпрямился и настороженно замер, наблюдая, как Макс приблизился к ней и легко приобнял ее за талию.
И вот она поворачивает голову, и Андрей вдруг понял, что просит, неизвестно к кому обращаясь, чтобы это была не Катя, не Пушкарёва. Мало ли с кем Воропаев встречался?..
Обернулась к Максу, и Жданов с удручением понял, что отсюда не может с точностью определить – она это или не она.  До боли в глазах всматривался, но жуткое тусклое освещение не давало этого сделать.
Увидел, как Максим наклонился и поцеловал ее в щеку, а затем поднёс руку девушки к своим губам. А сам продолжал проникновенно улыбаться ей и что-то говорил.
Рома пару минут наблюдал за ним, отметил, как Жданов напрягся, а затем перегнулся через стол и щёлкнул пальцами перед его лицом.
- Успокойся, - шикнул он на Андрея.
Жданов наблюдал за тем, как девушка весело засмеялась в ответ на какие-то слова Устинова, и его руку со своей талии скидывать не торопилась. Посмотрел на Малиновского.
- Это не она!
Рома сочувственно глянул на него, а потом пожал плечами.
- Ну и отлично.
Андрей кивнул и приказал себе успокоиться, но сердце продолжало предательски  колотиться.
- Мальчики, в чем дело?
Опять глянул в сторону бара и скинул руку Изотовой со своего бедра и удостоился ее непонимающего взгляда.
- Ни в чем! Черт, Малиновский, у нас виски кончился! Мне выпить надо!

~ ~ ~

Сбежать от родителей удалось с великим трудом. Катя выслушала от них сотню упреков – что и звонила не так часто, и что пропала совсем в своей Европе, и что ни к чему эта ее квартира с непонятным ремонтом. В конце концов, перешли на любимую тему о неустроенности ее  личной жизни и странных знакомых (это был камень в адрес Воропаева!). И бесполезно было объяснять, что такая жизнь ее устраивает и что Сашка солидный и успешный человек. И что замуж она за него не собирается. И вообще ни за кого не собирается!
А внуки… Внуки – это дело, которое отнимает много времени и нервов у их родителей. А у нее нет ни одного, ни другого!
Когда все-таки вырвалась из родительского дома, оказалось, что еще и не так поздно, да и возвращаться домой резона не было. Вот и решила прогуляться по городу и скоротать время перед встречей с бывшим возлюбленным.
По Москве она соскучилась и гуляла по набережной с огромным удовольствием. Все гнетущие мысли куда-то испарились, и было просто хорошо, хотя, она понимала, что это спокойствие временно.
Да ещё дождь ускорил события. Такой летний, теплый дождик, которому Катя поначалу даже порадовалась, но потом все же поймала такси, торопясь скрыться от тяжелых капель, и поехала в Сашкин любимый клуб, где они и договорились встретиться. Там было, как всегда многолюдно, громко играла музыка, и настроение поневоле поднималось, когда видела вовсю веселящихся людей.
Воропаева видно не было, и Катя устроилась за барной стойкой и улыбнулась знакомому бармену.
- Привет.
- Привет! Тобой уже интересовались!
Катя засмеялась.
- Кто?
- Да просто спрашивали, куда пропала! Коктейль?
Она согласно кивнула.
Следила за входом, ожидая появления Сашки, а потом вдруг почувствовала чьи-то руки на своей талии и обернулась.
- Скажи, что мои глаза меня не обманывают! Катя, это ты?
Она кокетливо  улыбнулась.
- Это я. Здравствуй, Максим.
- Здравствуй! - воскликнул он. - Ты думаешь этим отделаться? - и поцеловал ее в щеку, а затем уцепил за руку и поднес ее к своим губам. - Я безумно рад тебя видеть! Потрясающе выглядишь!
- Спасибо, - с улыбкой отозвалась она и руку свою высвободила. - Но тебе не кажется, что ты слишком стараешься?
- Ни чуть! Мы сколько с тобой не виделись?  А тут такой подарок!
- Боюсь только, что подарок не для тебя, - покачала Катя головой.
- А кого ждём? - заинтересовался Устинов.
- Сашку.
Он изобразил отчаяние.
- Вот я так и знал, что я опять в пролёте! Это нечестно!
Катя засмеялась.
Максим обнял ее за плечи и склонился к ней.
- Кать, Воропаева-то еще нет, чего тебе его в одиночестве ждать? Пошли к нам за столик? А-то я друзей уже заинтриговал, рассказал о девушке моей мечты! Если ты со мной не пойдёшь, они решат, что я вру!
Катя засомневалась.
- Максим,  я не думаю, что это хорошая идея…
- Да брось! Просто посидишь с нами, Сашку подождёшь. И я не принимаю никаких возражений!
И практически силой поднял её со стула.
- Хорошо, - сдалась она, - но только недолго!
- Конечно, Катюш, как скажешь!
Устинов излучал такую жизнерадостность, что Катя даже забеспокоилась немного. Он уверенно вел ее через зал, крепко  сжимая ее руку в своей ладони, и она, в конце концов, смирилась. Покорно шла за ним, решив для себя, что посидит за столом несколько минут, а как только появится Воропаев, уйдёт, а точнее, улизнет от шумной компании с огромным облегчением.
Она настолько  задумалась, что когда Максим остановился, даже натолкнулась на него.
- А вот и девушка моей мечты!
Катя насмешливо фыркнула и повернулась к людям, сидящим за столом и замерла, почти парализованная ужасом. И не видела никого, кроме одного человека, который смотрел на неё с таким пренебрежением, что у нее в душе все перевернулось.
Жданов.
Катя испуганно дернулась, смятенно встретила его взгляд, и сделала шаг назад. Но быстро взяла себя в руки. Медленно выдохнула  и посмотрела Андрею прямо в глаза.
Да уж, такие неожиданные потрясения плохо отражаются на ее психике!
Поглядела на присутствующих, и натолкнулась на насмешливый, но крайне любопытный взгляд Малиновского. Но на него Кате было наплевать. Больше раздражала Изотова, сидящая рядом с Андреем, и Катя даже видела ее руку, беззастенчиво спрятавшуюся под скатертью, и ее словно огнем обожгла непрошенная ревность.
Кобель! Даже и не думает прятаться!
А смотрит на нее так, словно это она во всём виновата!
Ну и черт с ним! Подумаешь!
Неужели она позволит какому-то зарвавшемуся Казанове и мерзавцу испортить ей жизнь?
Расправила плечи, уцепилась за локоть Максима и ослепительно улыбнулась.
- Добрый вечер!
Андрей до боли сцепил зубы, и быстро переглянулся с Малиновским. Но взгляд настырно возвращался к Пушкарёвой. Жадным взглядом осмотрел ее, пытался по выражению глаз понять, о чём она думает и что чувствует, а затем взгляд опустился ниже и Жданов всерьез нахмурился. Ее грудь практически вся была на виду, да к тому же Катя совершенно бессовестным образом прижималась ею к руке Максима.
Прижимается она к нему!..
- Знакомьтесь, кто не знаком, это Катенька, - довольно улыбаясь, продолжал Устинов.
- Катенька, значит, -  хмыкнул Малиновский, не стесняясь, окидывая Пушкарёву оценивающим взглядом.
- Кать, садись, - Максим усадил ее рядом с собой и налил шампанского. - Так вы знакомы?
- Да, - с удовольствием кивнул Рома, наблюдая за всеми.
- Нет, - одновременно сказали Андрей с Катей и с недовольством переглянулись.
Максим недоумённо нахмурился, но видно решил не вникать в суть чужих конфликтов и сосредоточил все свое внимание на Кате. Что-то говорил ей и даже не замечал, что она не прислушивается к его словам.
Играла в гляделки со Ждановым, нервничала из-за этого и злилась. И никак не могла понять, как судьба такое допустила, что они с Андреем опять столкнулись, в первый же её вечер в Москве, да ещё при таких глупых обстоятельствах.
А еще ей не давала покоя рука Изотовой, которая из-под скатерти так и не показалась ни разу.
Катя сдержала тяжелый вздох, а потом посмотрела на Максима и улыбнулась. А сама резко сдвинула локоть в сторону, и ее сумочка благополучно упала на пол.  Она притворно ойкнула, но когда Максим вознамерился залезть под стол, чтобы её сумочку оттуда достать, Катя его остановила.
- Я сама!
И проворно нырнула под скатерть. Это было лишним, потому-что сумка лежала с краю, но она догадалась задвинуть ее ногой  поглубже. Но интересовало ее совсем другое. Весь этот спектакль она затеяла с одной-единственной целью – посмотреть, что тут делает рука Изотовой.
И ничего утешительного для себя не увидела. Проворные пальчики Валерии разгуливали по ноге Жданова, от колена к бедру и обратно. Катя почувствовала жуткое возмущение, едва удержалась, чтобы не пнуть одного из них, а лучше обоих и посильнее.
Но лишь одними губами зло прошептала:
- Сволочь!
И вылезла.
Нервно сдула с глаз челку и наградила Андрея убийственным взглядом.
Он от этого взгляда нахмурился, а потом вдруг его глаза испуганно расширились, и он резко отодвинулся от Изотовой.  Но было уже поздно. Взгляд Кати практически прожёг в нём дыру и вот из-за этого он разозлился.
- Что?!
Она лишь головой покачала, и глаз не отвела.
- Ничего! - а потом посмотрела на Максима. - Вот так залезешь под стол в приличном заведении, а увидишь такое!..
Все замерли, а Рома поперхнулся виски и закашлялся, и поднял изумлённый взгляд на Андрея. А тот смотрел только на Катю, причем взгляд был бешенный.
- Что ты мелешь? - тон просто ужасающий. Катя даже испугалась немного.
- Ничего я не мелю! И смени тон! Говорю, что видела. И как только не стыдно! Почти женатый человек!.. - даже пальцем ему погрозила, что взбесило Андрея окончательно.
- Андрюша, в чём дело? - Валерия настороженно присматривалась к Кате, а посмотрела на Жданова. Но тот ответить не успел. Пока собирался с мыслями, Катя опять его опередила.
- Дело в том, девушка, что ручки у вас больно шаловливые! Смотрите, как бы Кира Воропаева вам их не укоротила сантиметров на …дцать!
Пауза затянулась ненадолго, потому-что Жданов внезапно шарахнул кулаком по столу и даже угрожающе немного приподнялся со стула, зверем глянув на Катю.
Второго предупреждения Кате не понадобилось, и она благоразумно замолчала и принялась с интересом рассматривать разноцветные огоньки на потолке.
- Вы спятили, что ли, оба? - тихо спросил Устинов, скользя растерянным взглядом по их лицам.
Ему никто не ответил.
А Катя перестала глупо таращиться на потолок и посмотрела в сторону входа, и к своему огромному облегчению, увидела Воропаева.

0

6

###### 9 #####

Андрей тоже заметил будущего родственника, и от злости даже в глазах потемнело.
Вот что за вечер? Хотел разрядки, а получилась сплошная нервотрёпка!
А все из-за нее!
И глянул на виновницу всех своих бед.
В Катином взгляде появилось смятение, видимо, пробрало. То, как он на неё смотрел, практически уничтожая своим взглядом. Она действительно струсила немного. И отругала себя за то, что так глупо, из-за своей дурацкой ревности, довела Жданова до приступа бешенства.  Ведь прекрасно же знает, насколько он умеет выходить из себя и что делает это очень быстро. Просто взрывается в один момент!
Задумалась, разглядывая его гневное лицо, а потом вздрогнула, когда рядом с ней на диванчик приземлился Воропаев. Захотелось даже головой помотать, чтобы вернуться к реальности. Опять забыла обо всём на свете, кроме глаз Жданова! Как так можно?
- Принцесса моя! - Сашка практически смял ее  и смачно расцеловал. Катя нелепо отбивалась от его медвежьих объятий, но он этого старался не замечать.- Как же я соскучился по своей девочке! А похорошела, а загорела!.. Как отдохнула?
Максим невесело хмыкнул, наблюдая за ними, а Рома смотрел прямо с удовольствием и даже Жданову подмигнул. Тот от этого глупого подмигивания едва на воздух не взлетел, переполняемый взрывными эмоциями. То, что Сашка так запросто обнимал Катю, просто выводило из себя.
- Саш, ну прекрати! Что делаешь-то? Спятил? - Катя даже засмеялась от такого бурного проявления чувств.
- Соскучился, говорю же! - а потом, наконец, глянул на веселую компанию и сокрушённо вздохнул. - Вот только вернулась и опять в плохой компании! Мне тебя к себе, что ли, привязать? - и шутливо погрозил ей пальцем. - Запру дома!
Она оттолкнула его руку.
- Хватит выкаблучиваться!
Саша по-хозяйски обнял ее за плечи и в упор посмотрел на мрачного Жданова.
- Андрюша, друг ты мой любезный, а ты чего такой невеселый? Жизнь не радует?
- Отстань, Воропаев! - скривился Андрей.
- Что отстань? Между прочим, я сейчас должен буду позвонить Кире, и сообщить ей, что женишок опять в загул ушел!
- Саша, - попыталась одёрнуть его Катя, с опаской наблюдая за тем, как каменеет лицо Андрея, а глаза угрожающе наливаются кровью.
- А что такое? Может, Кира тогда одумается… Лер, а тебе сегодня подфартило, да?
Изотова, кажется, даже покраснела, правда, Катя так и не поняла – от злости или смущения.
- Ты уж для моего будущего шурина расстарайся, - продолжал насмехаться Саша, не обращая внимания на сгущающиеся над головой грозовые тучи. - Я же знаю, ты это умеешь, - и нагло Изотовой подмигнул.
Катя фыркнула, но тут же примолкла под тяжелым взглядом Жданова.
- Александр Юрьевич, что-то тебя сегодня несет, - посетовал Малиновский, с тревогой присматриваясь к Андрею.
- Это я на радостях, Роман Дмитрич! - и с интересом глянул на Максима. - Устинов, а ты на меня чего так косишься? Уж не на мою ли девочку взгляд свой похотливый положил?
- Почему это похотливый? - немного обиделся Максим. - И никакой не похотливый, я с самыми серьезными намерениями! Я может, женюсь?
Катя изумленно посмотрела на нежданно-свалившегося на голову жениха и от души рассмеялась.
- Да, Катенька, - язвительно протянул Жданов, не в силах больше сдерживать своё раздражение, - придется график составлять! Один, второй!..
- Третьим будете, Андрей Палыч? - сладким голосом поинтересовалась она, а Воропаев рядом радостно заржал, видимо, получая удовольствие от бессильной ярости Жданова.
- А я между тем, совершенно серьезно! - торжественно возвысил голос Максим. - Катя, выходи за меня замуж! Делаю тебе официальное предложение!
- А чего ты у нее спрашиваешь? -  усмехнулся Саша.- Ты у меня спроси! Согласен ли я, тебе отдать ее руку! Я, можно сказать, воспитал, вынянчил, душу вложил!.. А теперь отдай какому-то первому влюбившемуся?..
- Ну, хватит вам! - взмолилась Катя.
Максим попытался придвинуться к ней ближе, но Саша сунул ему под нос кулак и обнял Катю покрепче и прижал к себе. И в порыве чувств даже поцеловал ее в лоб.
- Моя принцесса! - и исподлобья глянул на побелевшего от злости Жданова. И даже знал, отчего тот так бесится, и специально продолжал этот спектакль. - А ты, Устинов, сначала докажи мне, что будешь её любить и баловать так же, как я!
- Это как? - заинтересовался Рома.
- А вот так, - и Воропаев вытащил из кармана маленькую бархатную коробочку. Катя ахнула и потянулась к ней.
- Сашка! Купил?
- Разве я для тебя когда-нибудь денег жалел, солнышко?
Андрей пренебрежительно фыркнул, а сам внимательно наблюдал за тем, как Катя с восторженным видом открывает коробочку. И как улыбается, и как глаза горят!.. А у самого сердце скакало, как сумасшедшее, а на душе кошки скребли.
Вот почему, почему она такая?.. довольная и радостная!
- Папочку поцелуй хоть, - хмыкнул Саша, с удовольствием наблюдая за тем, как Катя с детским восторгом разглядывает перстень с большим изумрудом на своем пальчике.
Она обняла его и поцеловала, правда, в щеку.
- Я тебя обожаю!
- Вот так-то вот, - цокнул языком Воропаев, с превосходством оглядывая всех, особенно Андрея. А потом кинул выразительный взгляд на ручные часы.
- Ты торопишься? - с небольшим разочарованием спросила Катя.
Он кивнул.
- Есть немного, - а затем наклонился к ее уху и что-то зашептал. Андрей видел, как изумленно вытянулось Катино лицо.
- Что? - переспросила она у Воропаева, а тот весело рассмеялся.
- А что?
- Подожди, мне сегодня Колька сказал, что…
- А у нас эксперимент!
А Катя даже рот приоткрыла  от изумления.
- Вы оба спятили, что ли? - выдохнула она в полном потрясении.
Сашка лишь ухмыльнулся.
- Кать, не забивай свою хорошенькую головку мужскими глупостями! Что ты сразу запереживала? - опять обнял ее и быстро поцеловал. - Все, мне пора! - и поднялся.
Катя растерялась.
- Подожди! Хоть домой меня отвези!
- А ты Зорькину позвони! Он сегодня свободен! - и неприятно засмеялся. А затем кивнул Устинову. - Макс, отвезешь ее домой!
Тот с готовностью кивнул, а Сашка опять показал ему кулак.
- И смотри у меня! Руки распустишь, получишь по лбу!
- Иди уже! - махнула на него рукой Катя.
Воропаев подмигнул ей напоследок  и пошел к выходу.
Катя вздохнула ему вслед, а потом обернулась ко всем.  Встретила совсем неприветливые взгляды и снова вздохнула, только теперь раздраженно. Только зеленый камешек довольно приличного размера, что сверкал на пальчике, радовал душу. Терпеть прожигающие взгляды Жданова дальше, не было никакого терпения, и она решила улизнуть. Потянула Максима за руку.
- Пойдем танцевать!
Он без малейших вопросов поднялся и не видел, каким взглядом его наградил Андрей. Зато Катя видела, перехватила и быстро показала ему язык. Жданов зло вытаращил на нее глаза, но она уже отвернулась и пошла к танцплощадке, уцепившись за руку Максима.
Музыка была довольно энергичная, но Устинов настойчиво притянул ее к себе, и они стали медленно двигаться и они стали медленно двигаться, не обращая внимания на скакавших  вокруг людей. Когда разворачивались, она не упускала возможности посмотреть на Андрея.
- Я что-то совсем запутался, -  проговорил Максим и с улыбкой посмотрел на нее.
- В чем?
- В ваших отношениях со Ждановым. Почему вы так не терпите друг друга?
Катя лишь неопределенно пожала плечами.
- Ты подруга Киры?
Она даже рассмеялась после этих слов.
- Ты больше никому этого не говори, хорошо? Особенно ей!
- Значит, нет?
- Нет.
- Тогда… - осторожно начал он, а Катя кивнула и посмотрела ему прямо в глаза.
- Тогда. Да, у нас со Ждановым был роман, если это можно так назвать. Скоротечный, да и расстались мы очень плохо.
- Это заметно. И он тебя ревнует.
Катя задумчиво посмотрела на него.
- Думаешь?
А Максим скроил недовольную физиономию.
- Блин, опять мне ничего не светит?
Катя засмеялась.
- Макс, зачем я тебе?
- Как это зачем? - воскликнул он. - Да я с ума по тебе схожу!
- Максим, я тебя умоляю!
- Не веришь? - надулся Устинов. - Ну и как хочешь!
- Друзья?
- Как всегда, - вздохнул он.

Андрея уже мало что интересовало. Он позабыл обо всех своих планах и предполагаемых удовольствиях и с того момента, как увидел Катю, мир закрутился вокруг него с огромной скоростью. И все чувства и эмоции обострились и сосредоточились только на ней. И ревность и удушающее желание, и злость, и недоверие, навалились на него тяжелой каменной глыбой. И все это по отношению к ней, какой-то незнакомой и почти чужой Кате Пушкарёвой.
Наблюдал за ней, выслушивал все колкости и язвительности в свой адрес и орал на нее в ответ. Но и это не помогало почему-то.
Да еще мужское внимание по отношению к ней доводило до крайней степени бешенства и бессилия. Раздражало, что она как-то умудряется приковывать к себе взгляды, а главное, души мужчин.
Вот что в ней такого?
И сейчас напряженно наблюдает, как она  танцует с его другом, а внутри все клокотало от ревности и возмущения. Изотова поначалу еще пыталась вернуть его внимание, но и она, в конце концов, сдалась. Отодвинулась от него, отвернулась и просто цедила шампанское, смирившись с неудачей.
- Нет, ты посмотри, что он делает! - возмущенно выдохнул Андрей, обращаясь к Малиновскому, когда заметил, как рука Максима спустилась с Катиной талии чуть ниже и легла на ее ягодицы. - Он же ее в наглую лапает!
- И что? - вздохнул Рома, от тоски подъедая вторую порцию салата.
- Как это что? О чем он думает?!
- А ты не догадываешься, да?
Жданов обжег его гневным взглядом.
- Что ты несешь?
- Палыч, ты как собака на сене! И сам не ам, и другим не дам!
Он обиделся и замолчал, только продолжал сверлить танцующую парочку негодующим взглядом.
- И вообще, ты женишься скоро! Что ты за Пушкарёву цепляешься? Я думал, ты успокоился давно!
- Я успокоился! - огрызнулся Жданов.
- Пытаюсь это рассмотреть и не вижу!
А Валерия обернулась и изумленно посмотрела на них.
- Постойте! Пушкарёва? Катя Пушкарёва! Андрей, у тебя секретарша была с таким именем!
- Была, - процедил Андрей сквозь зубы.
Изотова неприлично вытаращила глаза.
- Не может быть!.. Это не может быть она!
- Почему? - усмехнулся Рома.
- Да она же страшная была! С ужасными железными зубами и в жутких одеждах!
Малиновский засмеялся, а Андрей вздохнул.
- Лучше бы она такой и оставалась…
- А какое он ей кольцо подарил, - завистливо протянула блондинка, а Рома весело глянул на Жданова. - И за просто так!
- Откуда ты знаешь, что за просто так? - фыркнула Изотова.
Андрей кинул на нее  неприятный взгляд.
- Помолчи!

Вернувшись за столик, Катя старательно избегала взглядов Андрея, а потом вдруг зевнула. И сразу почему-то почувствовала себя жутко усталой. Видимо, завод кончился.
- Все, мне надо домой. Я устала и хочу спать…
- Так ты сегодня, что ли, прилетела?
Она кивнула.
- И сразу шататься по кабакам, - усмехнулся Андрей.
Катя в упор посмотрела на него.
- Знаешь что! На себя бы посмотрел! От невесты в наглую налево ходишь, а ещё смеешь мне мораль читать! Надумал жениться, вот и женись!
- Ну и женюсь! - воскликнул в ответ Андрей.
- И женись!
- И женюсь! - рявкнул он, и они зло уставились друг на друга.
- Пошёл к чёрту! - резко поднялась и схватила свою сумочку со стола. - Максим, отвези меня домой!
- Да, Максим, отвези ее! - насмехаясь, выдохнул Жданов, настороженно наблюдая за приятелем. - Только не забудь потом колечко подарить! Она их страсть, как любит!
Катя застыла, а от обиды даже слезы на глаза навернулись. Не хватало еще разреветься перед всеми из-за него!
- Сволочь!
- Дрянь и лицемерка!
- Кобель, бабник и потаскун! - возвысила она голос до предела.
- Все, хватит! - воскликнул Максим и посмотрел на молча ухмылявшегося Малиновского. - А ты что молчишь?
- А что я? Я влезать не буду, пусть сами разбираются!
- Максим, пойдем!
Он кивнул.
Катя даже не обернулась на Андрея, хотя его взгляд жег ей затылок. Рванула из зала, не оглядываясь.
- Кать, Кать, успокойся! - Устинов нагнал ее, когда они уже оказались на улице. Катя вдохнула полной грудью прохладный ночной воздух и обернулась к нему.
- Да спокойна я! Буду я ещё переживать из-за этого… мерзавца!
Максим согласно кивнул.
- Вот и правильно. Ты постой здесь, хорошо? Я сейчас машину подгоню. Я быстро.
Она вздохнула и натянуто улыбнулась.
Максим свернул за угол к стоянке, а Катя осталась одна под яркой неоновой вывеской.
- Кать…
Резко обернулась и с удивлением посмотрела на Андрея.
- Тебе чего? Придумал, как еще меня оскорбить?
Он опустил голову, и ей даже показалось, что покаянно.
- Я просто разозлился. Ты же знаешь…
- Ничего я не знаю, и знать не хочу! Не моё это дело.
- Кать… - опять затянул Андрей. - Ну, куда ты собралась? Тем более с Максом! Зачем тебе это? Давай я тебя отвезу?
Она лишь усмехнулась и покачала головой.
- А тебе это зачем?
- Что ты к словам придираешься?
- Да не придираюсь я!
- Просто… я сам тебя отвезу!
- Чтобы потом пошёл слух, что ты провел у меня ночь? Нет уж, я больше не хочу разборок с Кирой. Все решилось само, и давай оставим все, как есть!
Андрей с присвистом втянул в себя воздух.
- Значит, Устинов?
- Да какая разница кто? - горько проговорила Катя. - Не ты! И ты сам так решил!
Рядом с ними остановилась машина, стекло опустилось, и на них обеспокоено посмотрел Максим.
- Катя, ты едешь?
Она кивнула и пошла к машине.
- Катя! - позвал Андрей в последней надежде, но она лишь бросила на него короткий взгляд и села в машину.


##### 10 #####

Покой ушел из его жизни.
Андрей злился, раздражался, удивлялся и все на себя. За все, что чувствовал, за все, что думал.
Что заревновал и испугался.
Кого ревновал? Катю… к Воропаеву! Ведь знает, знает, что она с ним!..
Да еще Устинов! Раскатал губы! Жениться ему!..
Да если она с ним, со Ждановым, не осталась, то уж с этим зарвавшимся мачо!..
Стоп, он ведь сам ее прогнал. И она ушла. К кому он теперь претензии предъявляет?
И что ж так тошно-то?
Просто он не готов был встретиться с ней. Просто столкнуться в ночном клубе, словно ничего не случилось, ничего не было. Самым непонятным, незнакомым образом сбилось дыхание и очень тревожно заколотилось сердце.
А ведь думал, что все прошло…
Та доверчивая девочка, которая смотрела на него влюбленными глазами, ушла в прошлое. А он вспоминал, и теребил это треклятое письмо и подолгу смотрел на фотографию в ее личном деле. И пытался себя уверить, что ничего не чувствует и это просто воспоминания.
И ведь получалось же!
И даже свадьба с Кирой пугала уже не так сильно. Или это от злости?
Настроил определенные планы на свою будущую жизнь, в которых не было места Кате Пушкарёвой и даже воспоминаниям о ней. Была Кира и масса других женщин, а Кати не было. И всё это его очень устраивало.
А тут такое!
Ворвалась в его жизнь, как вихрь и закружила, свела с ума. В прошлый раз проникла  в его жизнь тихо и незаметно, что он даже не понял, как ей это удалось, а сейчас просто ураган чувств, который потрясал и заставлял задуматься.
А она уехала с Устиновым! Укатила в ночь на его машине!
И что он должен думать? Даже спать не может!  Перед глазами так и стоит, как она с ним…
Но самое ужасное то, что он свои подозрения даже проверить никак не может. Где ее искать?
Телефон Максима (его бывшего друга!)  тоже вредительски молчал, что приводило Жданова в отчаяние и бешенство одновременно. И в голову лезли еще более ужасные мысли.
Он что, на дачу ее к себе увез? Если это на самом деле так, то это грозит Устинову минимум инвалидностью!
Но как проверить? Не Воропаеву же звонить?
А если Катя с ним? Хрен редьки не слаще! Сашку-то просто так его бессовестной душонки не лишишь, всё-таки друг детства и будущий родственник!
Да и какая разница с кем? Главное, что не с ним! Вот это и бесит больше всего!
И как его угораздило так… влюбиться? Никогда этим не страдал, а тут вот тебе! Наверное, это его Бог наказал за все прошлые прегрешения!
Катя пропала, исчезла в ночи, уехала с другим, скрылась.
Несколько дней Жданов не мог найти себе места от ревности и беспокойства. И даже все же устроенный себе праздник телесных радостей удовлетворения не принес. Думал о Катьке даже тогда, когда думать в принципе не мог.  И из-за этого злился ещё больше.
- Позвони Максу! - Жданов исподлобья глянул на Малиновского и придвинул к нему телефон.
Рома удивленно и непонимающе посмотрел на него.
- Зачем?
Андрей нелепо взмахнул руками и отвёл взгляд.
- Да просто так! Узнай, где он… пригласи куда-нибудь!
Малиновский подозрительно прищурился.
- Палыч, - протянул он и усмехнулся, - в чем дело?
- Ни в чем! Просто позвони! - разозлился Андрей.
- Возьми и сам позвони, раз тебе надо!
- Вот что ты за человек, а? Тебе трудно, что ли? Для друга сделать такую малость!
Рома вздохнул.
- Ты из-за Пушкарёвой, что ли?
Андрей поджал губы и принялся внимательно рассматривать стену напротив.
- Андрюха, прекращай, слышишь? Зачем она тебе? Только проблем себе наживёшь!
- Думаешь, я не знаю? - приглушенно рыкнул Жданов. - Но что я могу сделать?  Мало того, что она с Воропаевым, так еще и с Устиновым?..
- Сам же говорил – дрянь.
Андрей вцепился рукой в стол и поморщился.
- Это я говорю, а ты не повторяй!
Рома фыркнул.
- Ё-моё, как тебя зацепило-то, дружище! Конечно, Катенька девочка шикарная, как оказалось, но зачем так себя изводить? Ты видел, какой подарочек ей вчера Воропаев преподнес? Думаешь, за что?
Жданов вспыхнул.
- Прекрати! Еще неизвестно за что!
Малиновский только головой покачал.
- Ну-ну, тешь себя надеждой! Все и так ясно, как Божий день!
- Что тебе ясно?
- Да все! Девочка из среднего класса, правда, с мозгами, захотела от жизни большего – денег, положения, мужа богатого, вот и старается! Обычная история! Что тебя в этом так зацепило, не понимаю!
Андрей вздохнул.
- И я не понимаю… Но ты просто не знаешь, какая она! - вдруг воскликнул он. - Такая женщина! И я просто поверить не могу, что она со мной притворялась! Не может такого быть!
- Конечно, не может! Ей нужен богатый любовник, понимаешь? А лучше муж, вот она и старалась! И хорошо старалась, если ты так поплыл! Уложи это себе в голове, наконец!
Андрей хмуро молчал.
- Зачем тебе портить отношения с Кирой из-за какой-то интрижки? Забудь!
- Не могу! Думаешь, я не пытался? Она меня словно приворожила! Чертовка! А ты замечал, какие у нее глаза бесстыжие? Вот это меня и зацепило, наверное! При такой убогой  внешности такие блядские глаза! Меня это еще тогда должно было насторожить!
Рома засмеялся и покачал головой.
- Не замечал! Я же вблизи ее не разглядывал! Тем более ее глаза через гаррипотеровские очки! А вот кое-что другое я в клубе рассмотрел! Любимый размер во всей красе?
- Замолчи, Малиновский! - воскликнул Андрей, чувствуя, как ревность опять накрывает волной.
- Да ладно, мне же любопытно! Слушай, а как она в постели?
Жданов лишь прикрыл глаза и поневоле усмехнулся.
- Огонь. Если в первый раз еще сдерживалась, - и засмеялся, - девочку из себя строила, то вторая ночь – это было что-то!
Рома кивнул.
- Вот ты и поплыл, Андрюха! Но надеюсь, ты показал ей, что сравнивать тебя с Воропаевым бесполезно?
Жданов довольно рассмеялся.
- А ты, как думаешь? Пришла ведь! Сама пришла, ко мне! Но знаешь, что мне покоя не дает, Ромка? Почему мы с ней раньше не встретились! Почему Воропаев, а не я? Мы ведь с ней вращаемся в одном кругу! Одни и те же клубы, тусовки! Почему раньше не познакомились?
- А может, встречались?
Андрей уверенно помотал головой.
- Нет! Ее бы я запомнил! Мимо бы не прошел!
Малиновский от души расхохотался.
- Впервые тебя таким вижу!
Жданов только рукой махнул и заметно загрустил.
- Позвонишь?
Рома перестал смеяться и вздохнул.
- Черт с тобой! Позвоню!

~ ~ ~

Устинова в городе не было. Об этом сообщила его секретарша, когда до нее все-таки удалось дозвониться.  Но куда и с кем уехал, сообщить отказалась.
Андрей разозлился, но выместить свой гнев было не на ком и оставалось только сцепить зубы и стерпеть.
Да еще Кира доставала своими звонками. Звонила и дотошно описывала свои походы по лондонским магазинам в компании его матушки, в поисках достойного приданного.  Он слушал, терпел, а потом просто клал трубку рядом с собой и начинал смотреть в одну точку, а до слуха доносился въедливый  голос невесты.  Только голос, слов он не разбирал, и это приносило хоть небольшое, но облегчение.
С того вечера в клубе прошла уже неделя, а неопределенность и тяжесть в душе лишь нарастала. Он пытался от этого избавиться, как мог, посетил еще один мальчишник и даже напился, но утром все вернулось, да еще в компании жуткого похмелья.
И всё изводил себя мыслями о том, почему она такая. И как он мог влюбиться в ТАКУЮ!
Утром позвонила Юлиана Виноградова и  пригласила его на какую-то очередную презентацию.  Идти ему совершенно не хотелось, отказывался, как мог, но она настаивала. А настаивать она умела!
Он пообещал.
А когда все же появился в банкетном зале, понял, что все хуже, чем он ожидал. Он заметил Шестикову и Клочкову, которые шныряли по залу и хищно посверкивали глазами. Цели были разные, но обе присматривали за ним, и Андрей даже знал, кто их об этом попросил.
Скрипнул зубами и ухватил с подноса, проходившего мимо  официанта, ещё один бокал виски.
Настроение было ни к черту и не терпелось уйти. Прихлебывал виски и без интереса поглядывал по сторонам. Малиновский в другом конце зала кадрил высокую шатенку, забыв обо всем, и некоторое время Андрей от нечего делать, наблюдал за ним, но скоро ему и это надоело.
Подумал немного и откровенно зевнул. Перехватил укоряющий взгляд Юлианы и виновато улыбнулся. А затем кинул суровый взгляд на Вику, прошмыгнувшую мимо него с невинным видом.
- Жданов, тебе не стыдно? Что ты зеваешь? - Юлиана стремительно подошла к нему и гневно взмахнула зонтиком.
- Юль, ну что ты?
- А ты чего кислый такой? - заинтересовалась она.
Он вздохнул.
- Да так, устал… - и подмигнул ей. - Значит, есть я не хочу, пить тоже не хочу… хочу спать! Я ухожу.
- Андрей!
- Юля, я твое мероприятие посетил! Отпусти меня домой!
Виноградова раздраженно фыркнула.
- Ну и иди!
- Что ты обижаешься? Я устал!
- Знаю я, отчего ты устал! Наслышана о твоих гулянках в последнее время! Пользуешься отсутствием Киры?
- Да ладно! Меня и так здесь пасут, и ты еще начинаешь мораль читать?
Она махнула на него рукой.
- Ладно уж! Иди, а то потом скажешь, что в твоей хронической усталости виновата я!
Андрей с облегчением улыбнулся.
- Спасибо! - наклонился и легко поцеловал ее в щеку. - Ты просто чудо, а не женщина!
- Ну, уж конечно! - улыбнулась она и недоверчиво покачала головой.
Андрей засмеялся.
Направился к выходу, огибая людей и танцующие пары. Уже почти у выхода обернулся и махнул Малиновскому рукой на прощание. И тут же на кого-то натолкнулся. Машинально протянул руки и подхватил покачнувшуюся от столкновения девушку.
- Извините.
Поднял на нее глаза и замер. Взгляд, которым она его наградила, был просто обжигающим.
- И долго ты будешь меня лапать у всех на виду, Жданов?
Андрей еще несколько секунд смотрел в ее глаза, которые не давали ему спать спокойно уже сколько ночей! Но все же сумел взять себя в руки и справился с растерянностью. Выдал холодную усмешку и специально встряхнул ее, слегка, но выглядело это весьма показушно, по-собственически. И только после этого убрал руки.
И, наконец, взглянул на ее спутника, даже не зная, радоваться ему или опять выходить из себя. Это был не Воропаев и не Устинов. Это был Зорькин.
Его внешность изменилась не столь кардинально, как Катина, но все же изменилась. Вместо дурацкого свитера с жирафом, дорогой костюм, а поза и взгляд решительные, было заметно, что в себе он уверен.  Да ещё смотрел немного насмешливо, что Андрея просто взбесило. Сцепил зубы, но снова лишь улыбнулся.
Теперь еще и Зорькин! А он про него, если честно, успел забыть!
Катя продолжала смотреть на Андрея, внимательно вглядывалась в его лицо и заметила тень усталости.
Работал? Или гулял?
Катя вздохнула, не зная, как поступить. Просто отойти?
А он такой красивый сегодня… хоть и усталый.
И словно черт ее все время дергает за язык! Язвит ему, а он злится! Вот зачем злит, спрашивается?
Все характер ее дурацкий!
Андрей опять поглядел на нее, окинул её быстрым оценивающим взглядом с ног до головы и нахмурился. Слишком вызывающе, на его счет.  Платье откровенное не больше, чем у других женщин в этом зале, но до остальных-то ему не было никакого дела, а вот до Кати…
- Кать, пойдем уже! - не выдержал Коля и нетерпеливо дернул ее за руку. - Так и будем у дверей стоять, что ли?
Катя бросила на него быстрый взгляд и кивнула.
- Да, идем, - и взяла Зорькина под руку.
Андрей смотрел ей вслед, а Катя лишь обернулась через плечо и взглянула на него.
Но обернулась же!
Жданов замер у дверей, понимая, что теперь уж точно никуда не уйдет. Отошел к бару и оттуда принялся следить за ней взглядом.
Через какое-то время к нему подошел Малиновский.
- А ты чего здесь? Я думал, что ты ушел.
Андрей рукой, в которой держал бокал, указал на группу людей в сторонке.
- Катька здесь!
Рома посмотрел в ту сторону и хмыкнул.
- Серьезно? И с кем?
- С Зорькиным.
Малиновский посмотрел на него и неприлично заржал.
- С ума сойти! Не теряется девчонка!
- Заткнись, наконец!
- Ага, скажи еще, что он ей просто друг!
Андрей поморщился, как от зубной боли.
- Я не знаю…
Видел, как Катя оживленно беседует с кем-то, а сама все продолжает держаться за руку Николая. А потом вдруг повернула голову и встретила его взгляд. Жданов глаз не отвел, все продолжал сверлить ее взглядом и злился. Катя отвернулась, что-то сказала Коле, а тот усмехнулся. Андрей с трудом сдержался, чтобы не бросится разбираться с этими его усмешечками.
Рядом хрюкнул Ромка.
- Что? - окончательно разъярился Андрей, не оглядываясь на друга.
- Комедия абсурда! Все персонажи в сборе! Воропаев с Устиновым пожаловали! И вместе!
Жданов перевел изумленный взгляд на вход и даже закашлялся, так горло перехватило.
- Четыре мужика на одну… дивчину, - продолжал смеяться Малиновский. - Интересно, кто кого?
Андрей медленно втянул в себя воздух и на секунду прикрыл глаза. Совершенно не знал, что делать дальше и как себя вести. Может, лучше уйти от греха подальше?
Но когда это он слушал свой рассудок, когда доходило до такого? Он не привык отступать! И не привык, когда ему так откровенно ищут замену!
Катя оказалась в кругу мужчин и, как видел Андрей, чувствовала себя в таком окружении комфортно и  спокойно. Беседовала с ними и даже без тени улыбки. Жданову со стороны вообще казалось, что она ведет деловые переговоры, настолько она была серьезна.
Бред какой-то!
Следил за ней долго. За это время  Катя успела потанцевать с Максимом и Сашкой, переговорить еще с парочкой незнакомых мужчин и посмеяться на какую-то тему с Зорькиным.
За время его наблюдений на половину опустела бутылка виски, в голове забродил хмель, чувства обострились до предела и он сжимал и разжимал кулаки, желая скорейшей развязки этой идиотской ситуации.
А потом увидел, как Катя опять что-то зашептала Коле на ухо, а затем направилась в сторону балкона. Одна.
Жданов даже не сразу в это поверил. Пару минут присматривался к троице «ее» мужчин, с болезненным любопытством ожидая, кто же из них отправится за ней.
Кто же? Кто?
Но все они оставались на месте, продолжали стоять и спокойно беседовать, и тогда Андрей сам не выдержал. Отставил бокал и окольными путями, чтобы не привлекать внимания, направился следом за Катей.
На балконе было безлюдно, дул неприятный ветерок и, по всей видимости, собирался дождь.  И Катя стояла в одиночестве, облокотившись на перила,  и смотрела на ночной город.
Андрей прикрыл за собой двери, еще раз огляделся, убеждаясь, что никого нет, и тихо подошел к ней. И для начала заскользил взглядом по ее полуобнаженной спине. А потом, стараясь выкинуть из головы все лишние мысли, сделал шаг и положил руки на ее бедра. Сильно сжал, но руки, соскучившиеся по этому телу, двинулись выше, и тесно прижал ее спиной к своей груди, не давая обернуться.
Катя даже не вздрогнула и не вскрикнула, словно ждала этого. Правда, не совсем привычно было обнимать ее, затянутую в скользкий атлас, но на такие мелочи он сейчас не обращал внимания. Наклонил голову к ее шее и лизнул, а потом укусил, не в силах сдержаться.
Она прерывисто вздохнула и практически повисла на его руках.
- Кто?- взволнованно прошептал он.- Кого ты ждала? Сашка? Или Макс? А может, Зорькин? Кто, скажи мне…
Катя засмеялась приглушенным, волнующим смехом и положила ладонь на его руку, лежащую у нее на талии.
- Какой же ты… дурак! Я тебя ждала! Думала, ты так и не придешь!
У него сердце странно забухало в груди, и руки сжались ещё сильнее, наверняка, причиняя боль.
- Врешь…
Катя вывернулась из его рук, но лишь для того, чтобы повернуться к нему лицом. И сама нырнула под его руки. Хотела обнять его, но вдруг просто погладила по щеке.
- Напился?.. Поцелуй меня, я жутко соскучилась! - и приподнялась на цыпочки, стараясь дотянуться до его губ.
Как он мог отказаться от нее? Ведь за этим и пришел!
И плевать стало на все свои обиды, и слежку, и толпу её поклонников… Накинулся на нее с таким пылом, что она даже застонала под его натиском, но лишь сильнее обняла его за шею.
Катя совсем потерялась в его поцелуе. Таком пьяном, таком страстном и властном одновременно. Отвечала и все боялась не успеть и опоздать.  Боялась, что оттолкнет и уйдет. А чтобы не оттолкнул, надо отвечать на его поцелуй с такой же страстью, чтобы ему хотелось еще и еще.
Кажется, он вознамерился ее сломать. Сдавил с такой силой, что Катя невольно прервала поцелуй и охнула.
- Андрюш, мне больно!
Хватку он ослабил и успокаивающе погладил ее по спине.
- Я тебя хочу.
Она нервно оглядела темный балкон.
- Здесь?
Андрей кивнул и потянул ее за собой в самый дальний и плохо-освещенный угол.
- Сумасшествие какое-то, - с  придыханием проговорила она, отклоняя голову назад, когда он принялся нежно покусывать ее шею, а сама лихорадочными и суетливыми движениями начала расстегивать ремень на его брюках. - А если кто-нибудь войдет?
- О чем ты думаешь? - покачал головой Жданов. - Черт с ними со всеми! - и настойчиво надавил на ее плечи.
Катя сомневалась всего секунду, а потом поддернула подол платья и послушно опустилась перед ним на колени.
А потом пошел дождь…

0

7

##### 11 #####

Катя сладко потянулась и открыла глаза.
Все-таки замечательно, когда утром не звонит будильник, не надо вскакивать и бежать на работу. Можно проснуться, когда самой захочется. А потом еще поваляться, закутавшись в одеяло среди огромного количества мягких подушек и просто позевать и подождать пока глазки окончательно не откроются. И солнышко светит, освещая ее новую спальню. И все это вместе вызывает довольную, хоть пока и сонную, улыбку.
Она перевернулась на живот, опять прикрыла глаза и блаженно улыбнулась.
А жизнь-то, по всей видимости, налаживается!
Конечно, если вспомнить обо всех нормах морали, которые с раннего детства вкладывали в ее голову родители, то следовало бы себя отругать за то, что так низко пала. Согласиться на секс в общественном месте, в немыслимых условиях и в любую минуту мог кто-то войти и увидеть их… Это было просто безумием! Но она согласилась и все потому, что он просил, он хотел…
Точно, Жданов во всем виноват!
Но даже на него злиться не может. Да и как злиться, если сама получила колоссальное удовольствие?  От восторга, остроты ощущений, чувства опасности и все-таки стыда, кружилась голова, и темнело в глазах. Но она даже не подумала оттолкнуть его и прекратить все это.
А потом еще этот дождь! Тяжелые капли ударялись о перила, и Катя чувствовала легкие, прохладные брызги, которые долетали до нее. Хорошо хоть, что над ними была крыша, а-то как бы они объясняли свой внешний вид, когда пришлось бы вернуться в зал?
Но даже дождь, который вроде бы должен был остудить ее, вернуть к реальности, не помог. И почему, почему она так на него реагирует? Ведь обещала себе, что сведет все отношения с Андреем и любое общение на нет. Но разве секс на балконе можно считать точкой в отношениях?
Правда, потом она опять от него сбежала.
Андрей остался курить на балконе, а она ушла, сославшись на то, что ей надо привести себя в порядок. А сама вошла в зал, пытаясь выглядеть спокойной и безмятежной, но незаметно ладонью разглаживала платье, боясь, что оно слишком измято. Подошла к Коле и сразу натолкнулась на его подозрительный взгляд.
- Ты где была так долго?
- Воздухом дышала! - и выхватила у него бокал с шампанским и залпом его осушила. И с трудом перевела дыхание.
- А румянец во все щеки, ты себе где надышала? - иронично приподняв одну бровь, поинтересовался он.
Катя поморщилась.
- Отстань, что ты занудствуешь? И вообще, я домой поехала. По-тихому уйду, ладно?
Николай весело хмыкнул и кому-то подмигнул. Катя обернулась и увидела Клочкову у барной стойки. Нахмурилась.
- Кстати, вот об этом я хотела с тобой поговорить.
Коля вздохнул и выразительно закатил глаза.
- Ладно,  - отмахнулась Катя, -  мне сейчас не до этого.
- Тебя отвезти?
- Я такси возьму… И, Коля, если Жданов будет спрашивать мой адрес, не вздумай проболтаться, слышишь?
Он удивленно глянул на нее, а во взгляде промелькнуло близкое понимание, но Катя уже сделала ему ручкой и торопливо направилась к выходу.
Сбежала она специально. Знала, что Жданов жутко разозлится, когда поймет, что она от него опять улизнула.  И бросится ее искать, хотя бы из принципа, особенно, после того, как она сдалась ему на балконе.
Именно этого она и хотела – чтобы он искал. Чтобы сам нашел, усилия приложил, чтобы быть с ней! Вот и пусть поволнуется немного!
А если не найдет… или вообще искать не станет… что ж, значит, не судьба. Значит, не достоин он ее любви.
Вот так  спонтанно и появилась идея о небольшой проверочке для Андрюши Жданова.
Но до чего же все странно!
Было время, когда она скупала любовные романы скопом и читала их запоем. Тогда хотелось любви, мечталось о чём-то большом и безумно красивом. О принце из сказки!
Но принца так и не случилось. И жизнь на сказку совсем не была похожа.
Даже после истории с Денисом, когда было столько обиды, столько слез и обещаний самой себе, что больше никогда и ни за что!.. Вдруг пришло осознание того, что это была и не любовь, а просто проверка собственной чувственности. И сейчас, глядя как бы со стороны на тогдашние события, даже была ему благодарна за полученный опыт  и перевернутую вверх тормашками жизнь, за смену всех жизненных приоритетов. Обижаться больше было не на что, она вполне удовлетворилась своей легкой местью, когда поняла, что он просто неудачник и дала ему это понять. А сама пошла вперед.
Избавилась от Дениса, собственных комплексов, негативных воспоминаний и стала ждать. Великого, сбивающего с ног чувства, которое заставит забыть обо всем на свете.
Ждала любви.
А ее все не было. Той, о которой писали в книгах и снимали фильмы. Вот такой любви не было.
Искала, ждала, но ничего не случалось. Сердце не стучало, дыхание не перехватывало, и колени предательски не дрожали. Почему-то сразу включались мозги, и она хладнокровно распределяла все эмоции по полочкам. И ничего она не могла с собой поделать, как ни старалась.
Ничего не случалось!
Андрей Жданов не был принцем из сказки, скорее уж наоборот, жестокая реальность. Самоуверенный, самовлюбленный, избалованный и не сдержанный. Который привык добиваться своего, не особо оглядываясь на моральные и нравственные стороны жизни. Ко всему прочему, он был отъявленным гулякой и бабником.
И чертовски обаятелен.
И красив.
И великолепный любовник.
И безумно интересный собеседник (что, принимая во внимание предыдущий пункт, делало его просто идеальным мужчиной, а не просто бездушным кобелем).
А какие у него глаза!.. а руки!.. а губы!..
Разве она могла удержаться от такого соблазна? А он ведь ее соблазнял!
И кто после этого бросит в нее камень? Она же не рыба мороженая!
Правда, сама не ожидала, что настолько быстро потеряется в его бездонных глазах и крепких руках. И ведь с самого начала знала, что нельзя верить его словам, но продолжала слушать и в какой-то момент переставала вслушиваться в их смысл и просто плыла по течению. И сама не заметила, как переступила опасную грань, за которой была уже влюбленная и ничего из-за этого не понимающая Катя Пушкарева.
Таяла в его объятиях, как девчонка, тонула в его глазах, и сердце колотилось быстро и неровно, когда он ее целовал. И никогда и никому не отдавалась с такой страстью и готовностью. Занималась с ним любовью, а внутри все замирало от восторга.
После первой ночи даже испугалась, настолько  была обескуражена собственными эмоциями и чувствами. Даже решила для себя, что не позволит этому повториться. Для собственного спокойствия.
Но механизм судьбы уже был запущен, она сама все для этого сделала.
Вот и не смогла удержаться и случилась вторая ночь, роковая для нее. Забылась и отпустила себя настолько, что потом Жданов начал странно на нее коситься. И завел разговор о ее «темном» прошлом. Пришлось рассказать о Денисе, чтобы хоть немного прояснить ситуацию и успокоить явно заволновавшегося и удивленного любимого.
И как-то очень остро поняла, что вот оно, случилось! И долго не могла решить стоит ли держаться за это сумасшедшее чувство. И вроде не хотела, не собиралась, но оно просто не уходило. Днём и ночью с ней, и, в конце концов, сдалась.
Да и чем она хуже Киры Воропаевой? Почему просто так должна отойти в сторону? Ведь ей тоже нужен этот мужчина, и она готова за него побороться.
И верила, что для Андрея их отношения тоже что-то значили. Почувствовала перемену, потому-что в какой-то момент изменились его поцелуи, они стали  глубже и горячее, и в глаза он ей теперь смотрел по-другому. Почти с трепетом. И нежностью.
Тоже что-то к ней чувствовал!
И сейчас она очень хотела понять, что именно. И чувствует ли до сих пор или все прошло. Это было очень важно! Настолько, что внутри что-то дрожало, с каждым днем все стремительнее нарастало, и вот-вот готово было взорваться и превратиться в нечто необузданное и стихийное.
А он, видите ли, жениться надумал! Зачем?
Когда она узнала, что он решился, даже не поверила сначала, но Воропаева успела засветиться в обществе, побывав на нескольких громких тусовках, и своей счастливой улыбкой пыталась ознаменовать  свою победу. Показать всем, что все-таки сломила бастион, который Жданов удерживал столько лет. Взяла измором.
Обо всем этом Катя знала, хотя в Москве ее и не было. Но глаза и уши есть всегда и везде. Надо только захотеть получить интересующую информацию, а дальше просто.
И ведь ничего не прошло!
Первая встреча после разлуки, словно обожгла. А вчера… Как говорит Зорькин, крышу сносит! Именно так. И было чувство нереальности происходящего. За тонкими дверями толпа гостей, а они вдвоем на балконе и забыли обо всем, отгородились от всего света. А совсем рядом, практически за их спинами, шумел дождь и в какой-то момент Катя забыла об опасности и вслушивалась только шепот дождя и чувствовала только Андрея.
А потом он так смотрел на нее!.. И глаза загадочно сверкали, и ей даже казалось, что она видит в них свое отражение.
И в тот момент приняла решение…
Что она будет не она, если хотя бы не попытается.
И сделала первый пробный шаг.
А теперь оставалось только подождать, как он на это отреагирует.

~ ~ ~

Андрей Жданов маетно вздохнул, отвернул крышку на бутылке с минеральной водой и стал жадно пить.
- Ты дома еще, что ли, добавил? - со смешком поинтересовался Малиновский и показал ему бутылку виски. - Полечишься?
Андрей замотал головой.
- Нет, не хочу.
- Правильно, - кивнул Рома. - Не насилуй организм.
Жданов потер лоб, где казалось, сосредоточилась вся боль.
- Кошмар какой-то!.. Черт дернул вчера напиться! А все она виновата!..
- Опять она? - от души рассмеялся Рома. - Пушкарева тебя до добра не доведет, вот увидишь! Уж слишком бойкая девчонка!
- Бойкая? Я бы нашел другое слово, Ромка!
- Опять поцапались? Или она тебя побила?
Андрей лишь хмыкнул и опять принялся пить воду. Чувствовал любопытный взгляд друга, но все оттягивал момент, когда придется встретить его взгляд.
Малиновский даже подпрыгивать начал на стуле от нетерпения.
- Рассказывай, давай!  Хватит лакать! Что у вас произошло? Я вчера видел, как Катька уходила, вся какая-то растрепанная!..
- Побила, говоришь? - усмехнулся Андрей, а потом достал из кармана маленький кусочек белого кружева и продемонстрировал Малиновскому с торжествующим видом. Тот вытаращил глаза.
- Ты серьезно, что ли? Уломал? На балконе?
- А ты во мне сомневаешься?
- Ну, молодца! Я прям тобой горжусь! И как?
- Здорово, но в подробности я тебя посвящать не буду, идет?
- Почему? - Рома возмущенно посмотрел на него. - Мне же интересно!
- Мало ли что… - решил повредничать Жданов и сунул трофей обратно в карман. - И вообще,  это неправильно! Обсуждать такие интимные подробности!
- Что-то раньше ты на эту тему не заморачивался!
- Отстань, Малиновский! Не буду я с тобой Катьку обсуждать! Но если тебе так интересно, то скажу – все было клево! Как всегда, впрочем.
- Ну, спасибо тебе, - обиженно скривился Рома, - теперь мне полегчало! А вот я с тобой всегда впечатлениями делюсь!
- Давай и я с тобой поделюсь! Про кого тебе рассказать? Про Изотову или еще про кого? А Катьку оставь в покое!
- Ох, какие мы грозные! Да я про твою невесту таких подробностей от тебя наслушался, а тут футы-нуты! Нашел принцессу!
- Думай, что хочешь! А если серьезно, Ромка, сделай доброе дело для друга!
Тот заметно насторожился.
- Что?
- Ты лицо-то такое не делай! Можно подумать, я тебя  киллера прошу найти!
- Откуда я знаю? Я тебя вон тон какой нехороший! Что надо-то?
- Катьку мне найди!
Малиновский даже рот от удивления приоткрыл, а потом насмешливо фыркнул.
- Клево, говоришь? А девочка тю-тю?
- Малина! - негодующе возвысил голос Андрей.
- А что? Слушай, а может она просто испугалась твоего… всех твоих достоинств? - и весело заржал.
- А-то раньше она о них не догадывалась!
- И то верно. И где я должен ее искать? И почему я?
- Потому-что я не  могу, это сразу бросится в глаза, а мне проблемы не нужны. А по поводу – где… поговори с Устиновым, так осторожненько расспроси. Он наверняка в курсе!
Рома поерзал на стуле, а потом задумчиво почесал кончик носа.
- Андрюх, а может не надо? Ты женишься через два месяца, что ты себе лишнюю головную боль наживаешь?
Жданов вдруг резко подался вперёд, перегнулся через стол и горящим взглядом посмотрел на него.
- Я ее хочу, Ромка!
- Ну, знаешь ли!.. - опять фыркнул Малиновский. - Хоти, кто тебе не дает? Но зачем искать? Ты вчера с ней встретился, может, завтра встретишься! Тебе не хватит, что ли?
- И каждый раз тащить ее в темный угол? И в спешке, оглядываясь? Этого мне мало! Да и вообще, не хочу я так! И думать потом, с кем она и что!.. Я хочу ее в свое полное распоряжение!
- Ого! - удивленно протянул Рома.
- Да!
- А как же Кира?
- А что Кира? Через два месяца она станет моей женой, но не думаешь же ты, что я стану примерным и верным мужем? Хватит с нее и моей фамилии!
- А-а! То есть Катеньке ты отвел роль любовницы? Официальной?
Андрей расслабленно откинулся на своем кресле и довольно улыбнулся, видимо, гордясь самим собой в данный момент.
- А почему нет? Нам с ней хорошо вместе, даже очень. Она хочет красивой жизни? Я ей это дам, могу себе позволить. Разгоню к чертям всю эту ораву поклонников…
- И будешь властвовать единолично! - подсказал Малиновский.
- Ты правильно все понимаешь, Ромка! - воскликнул Андрей. - Хочу, чтобы я и больше никого! Взамен у нее будет все, что она захочет!
Рома задумчиво хмыкнул.
- А она согласится на такие условия?
- Согласится. Она меня любит, сама говорила.
- Так это когда было?
- Ничего не изменилось, поверь мне. Иначе вчера ничего не было бы!
- Тебе виднее, конечно… А если Кира узнает?
- А кто ей скажет?
- Люди добрые!
- Ты, что ли?
- Обижаешь. Я не скажу, но… Сам знаешь, какие у Катьки отношения с Воропаевым! Думаешь, он не узанет?
- Не узнает, я его отважу. Будет думать только обо мне, на других времени не останется.
- Не знаю… что-то мне твой план не нравится. И вообще… не верю я ей, Палыч! Вот что хочешь со мной делай,  а не верю! Это не обычная моделька! У нее мозгов больше, чем у нас с тобой вместе!
- Я бы попросил!
- Ладно, чем у Воропаева и Устинова! - Андрей согласно кивнул. - Только суть от этого не меняется. Вот и подумай! Фиг ты ее обдуришь!
- Я не собираюсь ее дурить, Ромка! Да и почему она должна отказаться? Я дам ей все! Да даже если и откажется, я смогу ее убедить, поверь!
- А чего ты передо мной-то хвастаешься? Ты ее убеждай, раз уж тебе так приперло!
- Убедю! Тьфу ты! - и оба захохотали.

##### 12 #####

Если честно, Катя уже отчаялась. Через три дня совсем приуныла и начала себя успокаивать. Как могла, уговаривала. Что не так уж и хотелось, что не нужен он ей!.. Что все себе придумала – и любовь и самого Андрея Жданова, такого обаятельного и нужного ей.
Но все равно было ужасно обидно!
И в голове не укладывалось, как он мог так с ней поступить! Негодяй!
А потом начинала себя ругать. Каких только слов для себя не придумала. Конечно, она виновата сама! Что он мог о ней подумать? Даже для вида не пыталась его остановить, просто отдалась, а потом еще радовалась случившемуся! Дура!
Неужели и, правда, ему этого хватило? Быстрого секса на  балконе? Обидно. И какой удар по ее самолюбию!
А вчера вечером, так и не дождавшись его звонка, даже поплакала немного, жалея себя. Разве не имеет права на это?
Опять защипало глаза, а она вместо того, чтобы опять заплакать, нахмурилась и сильно сжала зубы.
Не дождется!
Забудет, как мимолетное видение! А он пусть остается со своей Кирочкой! Она своими истериками ему мозги вправит!
И его совсем не жалко! Вот ни капельки!
Вот только который раз она себе это говорит?
Весь день прошел в какой-то непонятной и бестолковой суете. Катя ездила по городу, но дела от ее беготни решаться не спешили, стояли на месте.  Но устала ужасно. Домой явилась совершенно без сил. Было уже достаточно поздно, но при этом ужасно хотелось есть. Мысленно отругала себя, припомнив статью в женском журнале и вреде приема пищи после шести вечера. Даже описанные там кошмарные последствия этого себе представила, но что делать, если хочется есть? В конце концов, обреченно вздохнула и открыла холодильник.
И пусть ей будет хуже! Можно оправдаться тем, что у нее депрессия.
Пока готовила себе омлет, даже настроение поднялось от вкусных запахов. И не могла дождаться, когда, наконец, можно будет, все это съесть.
А потом позвонили в дверь.
Она недоуменно посмотрела на часы, а потом покачала головой.
Зорькина, что ли, черт принес!
Почти бегом кинулась в прихожую открывать дверь, надеясь быстренько обернуться и успеть к моменту, когда ее ужин дожарится до готовности. До этого оставалось совсем чуть-чуть.
-  Колька! Опять ключи потерял? - крикнула она через еще закрытую дверь. Поспешно справилась с замками и заранее нахмурилась, пытаясь показать другу, как ее раздражают подобные поздние и нежданные визиты.
Распахнула дверь и застыла.
А внутри что-то ухнуло вниз, а потом вернулось, но уже фонтаном восторга и чувственного трепета.
Пришел!
Отыскал.
Огромным усилием воли, постаралась, чтобы эмоции, бушующие внутри, не отразились на ее лице. Несколько томительных секунд вглядывалась в лицо Жданова, отметила самодовольную улыбку и горящий взгляд, а потом кивнула на небольшой цветочный горшок, который он держал в руке. Вот только сам цветок был довольно странный.
- Это намек?
Андрей хмыкнул и покрутил цветок в руке, разглядывая.
- Подарок.
- Какая у тебя фантазия!.. - покачала головой Катя. -  А я решила, что это ты меня такой видишь!
Он лишь многозначительно приподнял одну бровь и засмеялся.
Катя нахмурилась.
- Значит, я кактус, по-твоему?
- Ну, Кать! Он цветет, видишь?
- Вижу.
- Значит, цветок. Возьмешь? Я старался, выбирал…
Она выдержала паузу, а потом протянула руку и забрала у него цветок. Оглядела со всех сторон.
- Зеленый, угловатый и колючий… Спасибо за комплимент, Жданов!
- Ну вот, не понравилось, - сокрушенно вздохнул он, явно переигрывая. - Я думал, что ты развеселишься!
- Странное у тебя чувство юмора.
- Пустишь?
- Зачем?
- Поговорить, - вроде бы удивился Андрей. - После секса нормальные люди говорят о чем-нибудь, а ты опять сбежала. Не стыдно тебе?
Катя весело усмехнулась и покачала головой.
- А что ты мне можешь такого интересного сказать?
- А ты меня пусти, расскажу!
Она сделала вид, что задумалась. Приняла эффектную позу и поглядывала насмешливо и со значением. В этот раз она не собиралась совершать прежнюю ошибку и сдаваться ему без боя. А может, вообще выгнать? Сегодня?
Смотрела на него и таинственно улыбалась, а в следующую секунду вдруг почувствовала странный запах, доносившийся, по всей видимости, с кухни. Ахнула, и, позабыв обо всем, кинулась на кухню. Ноги скользили по гладкому полу, да еще цветок в руке, мешал маневрировать.
- Мамочки мои!
На кухне уже появился дым. Катя в растерянности замерла на пороге, а потом опомнилась и кинулась к плите. Выключила газ, а дымящуюся сковороду залила водой из чайника. Та страшно зашипела и выдала новую порцию удушающего дыма.
Катя закашлялась и замахала рукой, пытаясь его разогнать.
А потом на кухню ворвалась ночная прохлада. Она обернулась и увидела, что Андрей уже успел открыть окно. Повернулся и посмотрел на нее.
- Ну, ты даешь, кулинарка!
Она нелепо застыла посреди задымленной кухни с кактусом в руках и посмотрела на Жданова несчастными глазами.
- Это ты виноват!
- Я?
- Конечно! Ты меня отвле к! А я теперь осталась без ужина!
- Какой-то странно-поздний ужин у тебя, - вкрадчиво проговорил Андрей, а сам осторожно приближался к ней. Ее по-детски несчастные глазки просто сводили с ума.
- Какой есть, - немного обиженно проговорила Катя, а сама все пыталась решить, куда бы пристроить дурацкий кактус. Стол и подоконник от нее загораживал Жданов, а больше никакого места для цветочного горшка не находилось. Подумала, помучилась, а потом сунула его обратно Андрею. И только в последний момент поняла, что он уже был совсем рядом с ней и готов был ее обнять, а она его спугнула.
Жданов растерялся, недоуменно глянул на цветок, а потом отставил его на стол. Опять обернулся к ней и теперь уже в полной решимости двинулся на нее.
Катя немного безучастно принимала его объятия. Смотрела в потолок, чувствовала его руки на своем теле и как твердые и прохладные губы ласкают ее шею.
В потолок смотрела специально, мысленно проводя аутотренинг, и уговаривала себя еще продержаться и помучить его ещё немного, для профилактики.
И радовалась, все еще радовалась, что он пришел!
И ведь знает, что она не оттолкнет… Не сможет.
Вот каков мерзавец!
Андрей поднял голову и посмотрел на нее снисходительно.
- Прекрати вести себя, как ледышка. Сегодня меня это не заводит!
- А как ты хочешь?
Он улыбнулся.
- Как тогда… на балконе.
Катя выразительно закатила глаза, а потом отрицательно покачала головой.
- Не выйдет. Это было сумасшествие на один вечер! А сегодня я очень устала, к тому же есть хочу. А есть больше нечего!
- Хочешь есть? - переспросил Андрей.
Катя кивнула.
Жданов засмеялся.
- Хочешь, чтобы я спас тебя от голода? Я могу! Сейчас пиццу закажу.
Она лишь фыркнула.
- Это и я могу! Спаситель!
Пиццу привезли через полчаса. За это время Катя постаралась проветрить квартиру от едкого дыма. Открыла во всех комнатах окна и вдохнула полной грудью прохладный ночной воздух. Стояла на подоконнике в своей спальне и смотрела вниз на темную улицу.
- Катька… - Андрей ткнулся носом в ее поясницу, а руками обнял ее ноги. Его дыхание щекотало кожу через тонкую ткань футболки, и по спине побежали мурашки.
- Что? - получилось почему-то еле слышно, а потом она расцепила его руки и обернулась. Наклонилась к нему с подоконника, положила руки на его плечи и позволила себя снять. Скользнула вниз по его телу, а он провел ладонями по ее спине, а затем просто крепко обнял. Катя лишь удовлетворено вздохнула и закрыла глаза.
- Я соскучился, слышишь? - прошептал Жданов ей на ухо, а Катя тихо рассмеялась и помотала головой.
- Я тебя не слушаю…
Он хохотнул.
- Почему?
- Не хочу. Все ты врешь… А зачем? Я же позволила тебе остаться!
- А с чего ты взяла, что я тебе вру?
- Потому-что я знаю.
- Дурочка, - шепнул он и, наконец, поцеловал.
На этот раз она не думала и не сомневалась. Ответила на поцелуй, а сама вцепилась в него совершенно диким образом.  Ведь сама соскучилась и намного больше, чем могла себе позволить. Больше, чем надо было себе позволять. И так ей  нравилось, что он обнимает ее настолько сильно и с такой страстью, будто и правда тосковал по ней.
Андрей оторвался от ее губ и тяжело задышал, а потом усмехнулся.
- Сбежала от меня, дрянная девчонка. Еще три дня потеряли!
А сам уже пытался стащить с нее футболку. Катя вдруг засопротивлялась, чем вызвала его смех. Отталкивал ее руки, которыми она пыталась от него отгородиться, а потом просто подтолкнул  в сторону кровати. Катя охнула от неожиданности, не удержала равновесие и упала на постель. И засмеялась.
- Просто зверь! - а, заметив его взгляд, взмолилась. - Андрей, прекрати! Это глупо!
- Почему? - переспросил он, пытаясь справиться с пуговицами на своей рубашке. - Очень даже… занимательно! Ты раздеваться собираешься? Я сейчас сгорю заживо!
- С чего бы это? - удивилась она, продолжая просто лежать на кровати и смотреть на него, правда, не без удовольствия. - Ты еще скажи, что все эти дни не спал, не ел – меня искал!
- Почти, - кивнул Андрей и отшвырнул рубашку в сторону. Следом полетели джинсы и носки.
Катя никак не могла успокоиться и продолжала смеяться.
- Андрюш, а где ты научился так быстро раздеваться?
- Опыт, милая, знаешь ли, великое дело! – навис над ней и посмотрел в глаза. И взгляд был достаточно серьезный,  что Катю удивило и даже насторожило немного. - Я, правда, соскучился.
Она вздохнула и погладила его по щеке.
- И почему я тебе верю?
Жданов усмехнулся.
- Потому-что ты хочешь мне верить.
- Какой же ты… нахал все-таки!
- А разве ты меня не за это любишь? - увидел, как возмущенно она на него посмотрела, глаза изумленно распахнулись, и ему показалось, что в них вспыхнул огонь, но прежде чем успела ответить, прижался губами к ее губам.
Слова – это   сейчас последнее, что ему нужно.

~ ~ ~

Катя еще не успела восстановить дыхание, как раздался звонок в дверь. Она застонала еле слышно и спрятала лицо у него на груди.
Андрей засмеялся и погладил ее по волосам.
- Пицца твоя приехала! Ты есть все еще хочешь?
- Хочу, - кивнула она и перекатилась на спину. Жданов вздохнул и сел, а звонок, тем временем, продолжал настойчиво трезвонить. Поискал глазами джинсы, а потом мысленно махнул на это рукой и потянул с кровати простынь. Катя захохотала. - Ты же не собираешься так идти? Андрей!
Но он уже встал, и быстро завернулся в простынь, как в тогу. Перекинул один край через плечо и подмигнул ей. А потом вышел из комнаты.
Ели они в гостиной, устроившись прямо на полу. Катя ела с аппетитом, а Жданов поглядывал на неё и усмехался.
- Как ты проголодалась, - покачал он головой.
Катя кивнула и сделала большой глоток кока-колы из высокого стакана.
- Я сегодня  даже пообедать толком не успела, только чаю выпила! А про ужин вообще забыла! - и бросила взгляд на часы на стене. - Боже, полночь! А  я ем пиццу! Это просто кошмар!
Андрей откинулся назад и прислонился спиной к креслу. А сам с удовольствием разглядывал ее. Сидела на полу в каком-то цветастом коротеньком халатике, поджав под себя ноги, волосы растрепались, а щеки раскраснелись. Жевала и улыбалась ему. И выглядела совсем юной и очень красивой.
- А чем ты сегодня занималась?
Катя посмотрела на него и пожала плечами.
- Делами. Ничего важного, а все равно набежало. Вот и моталась по городу.
Жданову ее слова почему-то пришлись не по душе. Не нахмурился, чтобы она не заметила, но насторожился. Присмотрелся к ней внимательнее и еле слышно хмыкнул.
- И какими делами?
Катя глянула немного удивленно.
- Простыми делами. А что?
- Да нет, - он хмыкнул и качнул головой. - Просто интересно, какие у тебя дела. И с кем? С Зорькиным?
Она не заметила подвоха.
- Да так. Колька сегодня уехал в область, а я вот… надо же и совесть иметь! Надо помогать, а не только отдыхать!
- А где ты отдыхала?
- Во Франции. Мне там нравится и друзей много.
- Понятно… - протянул он, а потом налил ей еще колы. - А Устинов?
Вот тут она уже насторожилась. Подняла на него глаза, прожевала, а потом спросила:
- Это ты сейчас о чем?
- Просто спросил! - тут же вспылил Жданов и стал разглядывать картину на стене.
- Ты спросил о Зорькине, потом о Максе. Дальше кто?
Он выразительно посмотрел на нее, а она разозлилась.
- Ах ну да! Твой будущий родственник! Ты зачем пришел, Жданов? Нервы мне потрепать?
- Кать, что ты заводишься-то? Я просто спросил!
- Ты не просто спросил! Тебе ведь просто нетерпится узнать, кто ночевал в моей постели предыдущей ночью, так? Ты за кого меня принимаешь?
- Успокойся!
Катя с трудом перевела дыхание и со стуком поставила стакан на поднос. А у самой губы предательски затряслись от обиды. Но показывать ему свое состояние она совсем не хотела.
- Я просто понять не могу… что я такого сделала, что ты был обо мне такого мнения? Что?
- Ничего, - покачал Андрей головой. - Ты просто слишком близко принимаешь к сердцу мои слова! Макс за тобой ухаживал, я же видел… жениться хотел! Неужели ты думаешь, что мне все равно?
- А почему тебе должно быть не все равно? Думаешь, я не знаю, зачем ты пришел? Сделал дело? Отвел душу? Вот и вали отсюда! - попыталась встать, оперевшись рукой в пол, но Жданов резко подался вперед и схватил ее поперек талии. Потянул обратно  вниз и прижал к себе.
- Все, все, успокойся… - Катя вырывалась, как могла, но он держал крепко. И, в конце концов, она успокоилась и обмякла в его руках. Поцеловал в макушку, а сам вздохнул.- Ну, прости меня, я дурак! Не буду больше спрашивать.- А она всхлипнула и опять предприняла слабую попытку вырваться, но так для вида.- И не за этим я пришел. Я соскучился…
Катя сглотнула комок в горле, а потом просто прижалась к его руке и затихла на время.
- Я тебя ждала… а ты…
Андрей перевернул ее и поцеловал в губы.
- Хочешь, ударь меня! Давай, а я потерплю!
- Дурак!
Он тихо засмеялся.
- Ну и пусть.
Халатик задрался, и Жданов погладил ее по бедру. И опять поцеловал.
- Не плачь. Правда, ждала?
Она кивнула и закрыла глаза. Не видела, как Андрей улыбнулся, и победного блеска в его глазах тоже не видела. А потом он поднялся и легко подхватил ее на руки.
- Пойдем-ка, милая, в кроватку. Я у тебя прощения попрошу…

~ ~ ~

Проснулась Катя первой. Солнце било прямо в лицо, а о том, чтобы задернуть шторы, она вчера и не подумала, только Андрей окно прикрыл и все. Вот и проснулась от слепящего солнечного света. Попыталась перевернуться на другой бок, но внезапно поняла, что двигаться не может, потому-что поперек живота лежит что-то тяжелое. Открыла глаза и тут же чихнула. Лбом прижалась к мужскому плечу и только тогда поняла, что на животе лежит рука. Подняла глаза на его лицо и улыбнулась.
Андрей крепко спал, откинув голову немного назад и выражение лица было по-детски беззаботное, что Катя поневоле умилилась. Осторожно погладила его по щеке, а он вздохнул, и руку она отдернула, боясь, что его разбудит.
Потом немного поерзала под его рукой, устраиваясь поудобнее и прижалась к нему посильнее. Положила голову ему на грудь и закрыла глаза, даже боясь анализировать то, что она сейчас чувствует. Их первое утро вместе, разве не об этом она мечтала? И можно не с кем его не делить…
А уж после всех тех слов, которые он говорил ей сегодня ночью!..
Все ждала, когда все-таки скажет «люблю», как раньше. Он не сказал, но она решила не расстраиваться. Вместо этого слова было множество других, от которых просто кружилась голова, когда она их слышала. И верила, вопреки рассудку, верила.
Разве после тех обещаний, что он ей давал, все это может оказаться неправдой?
Все для нее, сам говорил!
Обняла сильнее и поцеловала туда, куда губы смогли дотянуться. И опять улыбнулась.
Андрей пошевелился, а рука сильнее сжалась на ее теле, а Катя от радости даже засмеялась. И  затаив дыхание, наблюдала, как его ресницы дрогнули, и глаза начали открываться, и уже представляла, как он сейчас на нее посмотрит и на губах появится улыбка, а потом поцелует…
И всего этого она ждала с нетерпением, но все мечты опять поломал его мобильный. Господи, сколько раз ей хотелось его выбросить подальше!
Вот сейчас, например! Как интересно он отреагирует, если она сейчас встанет и вышвырнет это достижение электроники в окно?
Но Андрей уже сладко потянулся, рука прошлась по ее телу, а другая уже тянулась в сторону тумбочки. Взял телефон и приложил к уху. А Катя опять прижалась щекой к его груди, и решила просто подождать, когда их все оставят в покое.
Она ведь должна быть терпеливой и понимающей. И помогать ему, и поддерживать…
Ведь это настоящие отношения, а для этого надо постараться хоть немного повзрослеть и перестать быть взбалмошной и…
И окаменела, когда услышала его голос.
- Да… Я не сплю, Кирюш. В машине, на работу еду. А у тебя как дела? Конечно, скучаю…- зевнул.- Когда? Да, хорошо. Покупай, что хочешь! Ну, как мама говорит… Мне не все равно, я просто полностью полагаюсь на твой вкус! Давай позже поговорим, хорошо? Мне ехать надо. И я тебя люблю…
Оцепенение никак не проходило, Катя лежала, чувствуя под своей щекой его горячую кожу, а сама никак не могла поверить в то, что только-что услышала. А потом словно прожгло.
Кирюша? Люблю? Скучаю?
Да как же так…
Дура!
Горло перехватило болезненным спазмом и стало нечем дышать. Да вроде и не зачем уже было.
Значит, вот как разбиваются мечты?
Андрей совершенно спокойно еще разок  потянулся, а потом перевернулся на бок, и через мгновение она уже оказалась под ним. Подтянул ее ногу к своему животу, а на губах запечатлел жаркий поцелуй.
- Привет, солнышко.
Катя смотрела на его довольное лицо и к своему ужасу, вот только сейчас начала все понимать. Так вот, оказывается, что происходит!
Он ведь даже не пытается это от нее скрыть! Или наоборот, старается, чтобы это для нее поскорее стало реальностью? Чтобы поняла и усвоила, где ее место?
И даже его весьма очевидные намерения на это утро, уже не нашли отклика в ее душе. И тело не ответило. Если ночью она  отзывалась на каждую его ласку, то сейчас все рухнуло в одно мгновение. После нескольких его слов.
- Отпусти меня.
Андрей поднял голову от ее груди и удивленно посмотрел.
- Что? Настроение плохое с утра? - и хотел поцеловать ее в кончик носа. Но она оттолкнула его и почти кубарем скатилась с кровати. Схватила с кресла халат и накинула на себя. На него старалась не смотреть, чтобы не сойти с ума и не разрыдаться прямо здесь, у него на глазах.
Господи, какая же дура!
- Дура… - с горечью проговорила она, а взгляд Андрея тут же заледенел.
- Прекрати! - в его голосе уже слышалось раздражение, видимо понял причину, столь резкой перемены настроения.
Этот тон обжег новой обидой.
- Пошел к черту! И вообще… убирайся вон! – скрылась  за дверью ванной, которой не преминула погромче хлопнуть, но уже через пару секунд вернулась в комнату и наградила его разъярённым взглядом. – Ты!.. Сволочь!
Андрей показательно вздохнул и сел, подложив себе под спину подушку. Сложил руки на груди и снисходительно посмотрел на нее.
- Ну, вот что ты заводишься не в дело? Давай спокойно поговорим. Выслушай меня!
Катя от злости даже ногой топнула.
- Мне надоело тебя слушать! А я-то дура, придумала себе!.. Андрюша пришел, одумался, а он!.. Я тебе не кукла! Понадобилась девочка на ночь, а ты про меня вспомнил? Только я не та дешевка, к которым ты привык!
Жданов заметно поморщился  и посмотрел на нее довольно неприятным взглядом.
- Вот что ты истеришь?
- Не смей так со мной разговаривать! Это Кира твоя истеричка! И я смотрю, тебе это нравится!
Он все-таки разозлился. Вскипел в один момент и весь напрягся.
- А ты, что думала? Что я на тебе женюсь, да? Как истинный гусар?
- Замолчи! - растерянно огляделась в поисках чего-нибудь тяжелого, заметила на полу у кровати его джинсы, подхватила их и со злостью швырнула в него. - Пошел вон отсюда!
Он глянул на нее бешенным взглядом, а потом резким движением откинул одеяло, сел и стал нервными движениями натягивать штаны.
- Тоже мне, Золушка! - зло фыркнул Андрей. - В сказку захотелось?  С такими фантазиями, милая, я бы каким по счету-то был?
Она просто задохнулась от обиды, а потом запустила в него довольно увесистой фарфоровой статуэткой. Андрей успел уклониться в последний момент и дико посмотрел.
- Спятила? Что ты творишь?
А Катя от злости уже себя не помнила.
- Тоже мне, принц! Да кто ты такой? Да я таких, как ты!..
- Что?! - обернулся и в упор посмотрел на нее. - Что ты? Договаривай! - и нехорошо усмехнулся.
А Катя замерла под его взглядом, а потом отвернулась. По щекам текли слезы, и она никак не могла их остановить, как ни старалась.
- Сволочь ты, Жданов…
А он вдруг подошел к ней сзади и обнял. Ткнулся носом в ее шею и лихорадочно зашептал:
- Послушай меня, послушай!.. Ну, подумаешь, женюсь я на ней! Черт с ней, с этой женитьбой! Ей штамп в паспорте нужен и моим родителям тоже, но мы-то с тобой здесь причем? Катька, у тебя все будет, слышишь? Все, что захочешь… я все для тебя сделаю… - а рука уже была под подолом халата и ей с трудом удалось вывернуться из его рук.
- Покупаешь? - горько усмехнулась она, одергивая халат и затягивая пояс. - Мальчику новая игрушка понадобилась? Вот только я на эту роль не согласна! Я так не хочу!
Андрей жестко усмехнулся, глядя на нее почти с пренебрежением.
- А как ты хочешь? По большой и чистой любви? И кто тебе готов ее предложить? Или все-таки богатого мужа ищем? Считаешь, что ты выше статуса любовницы? Кто тебе это сказал?
Она залепила ему такую пощечину, что рука заболела. Жданов схватился за щеку, а взгляд на секунду стал таким зверским, что Катя испугалась. Отступила назад, а потом, собрав остатки самообладания, указала ему на дверь.
- Пошел вон! - и отвернулась.
Андрей сверлил ее пронзительным взглядом еще несколько тягостных секунд, а потом наклонился, собрал с пола свою одежду и молча пошел к двери.
Катя смотрела ему вслед, еще не в силах поверить, что их ночь закончилась таким кошмаром и полным крушением всех надежд.
И нужна ей такая любовь?

0

8

##### 13 #####

Жданов не звонил. Прошло уже несколько дней после того безумного скандала, но ничего не происходило.
Сначала Катя жутко на него злилась. Настолько, что даже не переживала и не страдала, ненавидела его и пылала от ярости. Но через пару дней, когда бурные эмоции улеглись, она осознала весь кошмар произошедшего.
Теперь уже точно все. О чем теперь говорить?
Но как?.. Как он мог додуматься до такого? Неужели она производит такое впечатление? Содержанки? Решил, что Сашка попользовался, теперь его очередь?
Сволочь! Вот как есть сволочь!
Но что теперь с этой сволочью делать, она просто не представляла. Нужно постараться забыть, выкинуть из головы.
Но как вырвать из сердца любовь? Никак не получалось. Она последние полгода только этим и занималась – пыталась забыть его!
Несколько дней провела, как затворница. Ни с кем не встречалась, страдала в одиночестве. И все-таки ждала его звонка, надеялась, что он хотя бы позвонит, решит поговорить, выяснить… Но что выяснять? Он-то для себя решил, четко определил её роль в своей жизни. А роль эта сводилась к постели, она нужна ему только в качестве любовницы. А ей этого мало. Определенно мало. Только как дальше? Без него?
Только как дальше? Без него?
Совсем-совсем?
Промаявшись в одиночестве и так ничего, не решив для себя, пришла к выводу, что надо с кем-то поговорить и желательно получить дельный совет. Он ей сейчас нужен был, как никогда.
Зорькина найти не удалось и, помянув его недобрым словом, а также его неуместную похоть по отношению к Виктории Клочковой, отправилась к Воропаеву.  А к кому еще? В конце концов, это его сестра была во всем виновата!
Дверь ей долго открывать не хотели, но и Катя не спешила уходить. Времени у нее навалом, а больше ей идти все равно некуда. Прислонилась плечом к стене и продолжила мучить дверной звонок.
И всё-таки добилась своего.
Через несколько минут за скрежетали замки, дверь распахнулась и Воропаев уставился на нее злым взглядом.
- Убью тебя сейчас! - рыкнул он и покрепче перехватил простынь, которой обмотался вокруг пояса.
Катя посмотрела на него, и немного переигрывая, печально вздохнула.
Саша только больше нахмурился.
- Что тебе нужно?
- Саш, - грустно протянула она, - поговори со мной.
- Катька, ты спятила, что ли? - процедил он сквозь зубы и опустил глаза, выразительно посмотрел на простынь. - Я не могу!
Он шмыгнула носом и лбом прижалась  к дверному косяку. Глянула на него несчастными глазами, а Саша закатил глаза и застонал.
- Черт! Кайфоломщица! Заходи, что с тобой делать? - и, не дожидаясь ответа, резко развернулся и пошел в квартиру.
Катя облегченно вздохнула и поспешила войти следом и закрыть дверь, пока он не передумал.
- Подожди, я сейчас штаны надену хоть… Вот же блин!
В гостиную вошла как раз в тот момент, когда Воропаев скрылся в спальне, только спину его успела увидеть. Дверь закрыл не плотно, чем Катя не преминула воспользоваться, чтобы удовлетворить собственное любопытство. Заглянула в образовавшуюся щель и разглядела на развороченной постели тощую блондинку с томным взглядом.
Ну вот совершенно ничего интересного!
Пренебрежительно поджала губы и качнула головой. И что у мужиков за вкус такой извращенный?
- Сашенька, кто там? - капризный, тонюсенький голосок.
- Сиди здесь, я скоро, - довольно резко оборвал её Воропаев. А потом вдруг, - Катька, не подсматривай! Нос прищемлю!
Она фыркнула, но от двери быстренько отошла. Села на диван и попыталась принять непринужденную позу. Воропаев вышел, закрыл дверь и насмешливо глянул на нее.
- Опять суешь свой любопытный нос, куда не надо!
Катя не стала делать вид, что не понимает, о чем он. Засмеялась.
- А чего она такая тощая? - поинтересовалась она.
Саша весело усмехнулся и почесал живот над поясом джинсов. Подошел к бару и достал бутылку виски.
- Выпьешь?
Катя вздохнула и махнула рукой.
- Выпью.
Он достал еще один бокал.
- И не тощая она, много бы ты понимала! Она модель!
- Модель! - с издевкой выговорила Катя. - А я, значит, на модель не тяну? - а потом ахнула. - Слушай, а может все мои проблемы от этого? - и соблазнительно приподняла руками полную грудь. - Может, мне похудеть в каком месте?
Воропаев от души расхохотался, а потом покачал головой.
- Не надо! Ты эксклюзивная модель, где я еще такую красавицу найду? В наше-то время повальной буллемии?
- Во-от, - печально протянула Катя. - А почему же у меня все так? Почему так не везет?
Саша подал ей бокал, а сам присел на подлокотник дивана напротив нее.
- Что у тебя случилось?
Катя приуныла и сделала маленький глоток.
- Он меня бросил, Саш. Совсем.
- Кто? Жданов?
Она горестно кивнула.
- Дурак, - уверено кивнул он. -  Чем аргументировал?
- Ничем. Да и не бросил, я не так выразилась. Он знаешь, что удумал? Он хочет, чтобы я его любовницей стала!
Воропаев хмыкнул.
- А ты, конечно, отказалась? Сказала твердое «нет», только после свадьбы! Так?
- Дурак ты! И не понял ничего. Он хочет, чтобы  я стала его официальной любовницей! То есть, он женится на Кире, а я буду про запас!
Саша присвистнул.
- Ах вот в чем дело! Он сам тебе это предложил?
Она кивнула.
- Мол, у тебя все будет, только будь со мной и права не качай!
- А ты? - не на шутку заинтересовался Воропаев.
- А что я? Я послала его к черту!
- И даже не подумала?
- Саша, о чем тут думать? Когда это я была на вторых ролях?
- Тоже верно. Значит, разошлись, как в море корабли?
- Скорее уж, как эсминцы! Мы практически подрались, а потом я его выгнала.
- Ну и правильно, - кивнул Саша. - И успокойся.
- Как это, успокойся? - ахнула Катя. - А делать-то мне что?
- А что ты еще собралась делать? - удивился Воропаев. - Ты и так его выгнала! Вот  забудь!
- Не могу! - в отчаянии выкрикнула она. - Я и рада бы, но не могу! А все ты виноват!
Он едва не поперхнулся и неприлично вытаращился на нее.
- Я?
- Конечно! - уверенно заявила она. - Кто меня отправил в «Зималетто»?
Воропаев только вздохнул.
- Нашла крайнего! Я, между прочим, не просил тебя с ним спать, а уж тем более влюбляться! А ты что натворила?
- Все равно ты виноват!
Он подумал и безразлично махнул рукой.
- Ну и ладно, я  так я. Переживу. Но от меня ты сейчас, что хочешь?
Катя посмотрела на него с какой-то потаенной надеждой.
- Придумай что-нибудь!
- Что? Усыпить Жданова и преподнести его тебе, перевязанного шелковой ленточкой?
- Не смешно! Поговори с Кирой. Не разрешай ей!
Саша посмотрел на нее, как на сумасшедшую.
- Это как, интересно? Она взрослая девочка, это во-первых, а во-вторых, она моя сестра и я ее люблю. А она хочет замуж за Жданова, и при этом заметь, она захотела этого первой, - и развел руками. - Так что, красавица моя, порядок живой очереди!
Она швырнула в него диванной подушкой.
- Почему ты такой?
- А что, я не прав?
- Но ты же сам говорил, что не хочешь, чтобы Кира выходила за Андрея замуж!
- Не хочу, - согласился Саша. - Но и тебя я люблю не меньше. И вообще, я бы Жданова кастрировал, чтобы не портил моим девочкам жизнь!
Катя немного съехала в кресле, приняла почти лежачее положение, сложила руки на животе и задумалась.
Воропаев вздохнул, наклонился и погладил ее по коленке.
- Солнышко, не переживай так. И пусть все идет, как идет! Вот посмотришь, пройдёт немного времени, и ты его забудешь.
- Саша, уже год почти Прошел, а я не могу! Думаешь, я не пробовала? Не нужен он мне! Но это сумасшествие какое-то!
- Хорошо, что ты это понимаешь. Мне совсем не хочется видеть, как ты медленно съезжаешь с катушек.
- Но вся эта свадьба – это такой бред! – развела руками Катя. – Он же мне назло женится, как вы все этого не понимаете?
Воропаев иронично приподнял одну бровь.
- Даже так? А ты немного на себя берешь, девочка?
- Не много, - беззлобно огрызнулась она.- А то ты сам этого не понимаешь! Стоило мне уехать после всех тех скандалов, и он жениться собрался! Конечно, мне назло! Он меня любит!
Воропаев откровенно поморщился.
- Ну вот не надо мне этой розовой лабуды! Придумала себе… Любит! Кого Жданов любит?
- Он мне сам говорил! – бросилась в атаку Катя.
- Да когда? - Саша посмотрел на нее чуть ли не с жалостью и засмеялся.
- Говорил! И я знаю, что это правда, я чувствую!
- Вот дурочка-то… - покачал он головой. – Катька, ты же умная! Взрослый и трезвомыслящий человек, как мне раньше казалось! Да он в то время, что угодно готов был тебе сказать, лишь бы ты продолжала под его дудку плясать. А ты и рада стараться, да никак остановиться не можешь! - заметил, как она сразу загрустила, и глаза влажно заблестели, и вздохнул. – Да даже если и так… Он не в тебя тогда влюбился, а в ту Катю, наивную и доверчивую, которая ничего кроме работы в этой жизни не видела и не знала, о которой надо было заботиться и оберегать. Хотя, на кой ему черт такая, не знаю! А ты на самом деле оказалась другой! Ты сама о ком хочешь так позаботишься, что ног не унесешь! Ты же вулкан! Даже страшно иногда!
- И что мне делать? - всхлипнула Катя. - Заплести косички и надеть брекеты?
Саша хмыкнул.
- Не поможет. Он тебя уже во всей красе видел, так что…
- Что?
- Что-что? Забудь. Конец истории. Поставь точку.
Катя промолчала, но так выразительно, что Воропаев лишь закатил глаза и фыркнул. Потом подлил себе виски, сделал глоток, а потом посмотрел на неё с хитрым прищуром.
- Я знаю, в чем твоя проблема.
Она подняла на него глаза.
- И в чем?
- В тебе. Вот скажи мне честно, ты за эти полгода, что провела в Европе, встречалась с кем-нибудь? Хотя, чего я круги наворачиваю? Спала с кем-нибудь за это время?
Катя нахмурилась и опять не ответила, а Воропаев вздохнул.
- Я так и думал! Полгода! Совсем сошла с ума девка! Вот тебя и клинит, дорогая, по полной!
Отставил свой бокал и пересел на подлокотник ее кресла. Обнял за плечи и даже в макушку поцеловал, как маленькую. Катя нервно передернула плечами, пытаясь освободиться от его объятий.
- Воропаев, не лезь ко мне! Я свое уже получила, что ты руки распускаешь?
- Футы-нуты, - скривился он, продолжая обнимать ее, - и ничего я не распускаю! Я чисто по-дружески! И ты меня выслушай сначала, прежде чем недотрогу из себя корчить! Знамо ли дело, за столько месяцев, раз от разу только со Ждановым спать? Поневоле свихнешься! Тебе, милая моя, надо просто завести нового… - проглотил готовое вырваться неприличное слово, - ухажера. И забудешь ты своего Жданова, как миленькая забудешь!
Катя с сомнением покосилась на него.
- Все это так мерзко…
- Ой да брось! Просто переспи с кем-нибудь и всю твою любовь, как рукой снимет. Не хочешь со мной, у тебя Устинов под рукой! Он давно уже слюни пускает на твой счет. Вот и осчастливь парня, а то – друзья, друзья!.. И поверь, через пару дней придешь ко мне и скажешь, что влюбилась в Макса. А про Андрюшку нашего и думать забудешь!
Она подтянула ноги к животу и по-настоящему запечалилась. И слезы опять появились на глазах, и даже губы затряслись.
- Пропадет он без меня… Кира его не сдержит и не удержит. Совсем скурвится.
- А тебе больше всех надо, да? Спасительница душ, блин! Его жизнь, пусть живет, как хочет. А тебе свою устраивать надо, а не спасать всяких заблудших!
Катя вытерла слезы, шмыгнула носом, а затем кивнула.
Саша пропустил между пальцев прядь ее волос, а потом погладил по голове.
- Вот и умница. Максу позвонишь?
Она опять кивнула.
- Отличница по всем показателям. Устинов нормальный мужик, вдруг и, правда, влюбишься? Замуж выйдешь, детишек нарожаешь…
- Прекрати!
- Ладно, ладно! Но чем черт не шутишь?
Катя скинула его руку со своего плеча и поднялась.
- Пойду я домой… Саш, так хорошо, что ты со мной поговорил, иначе я с ума бы сошла.
- Ну что ты, солнышко? Я всегда рад тебе помочь, -  и  мило улыбнулся.
Но она лишь безразлично отмахнулась, взяла рюкзачок и медленно пошла к выходу. Воропаев нагнал ее в несколько шагов и обнял сзади.
- Ну что за настроение? Улыбнись! – повернул  ее к себе лицом и подмигнул, а потом кивнул в сторону спальни.  – А  то оставайся, я тебе настроение подниму!
Катя выразительно покрутила пальцем у виска.
- Совсем дурак?
Он захохотал.
- Да шучу я!  - и ущипнул ее за щеку. - И не расстраивайся, принцесса, не стоит он тебя!
Катя печально кивнула. Воропаев вдруг наклонился и быстро поцеловал прямо в губы. У нее глаза удивленно распахнулись, а он уже мягко подтолкнул ее к двери.
- Лети отсюда! И так весь кайф мне сломала! - но прежде чем закрыть за ней дверь, сказал,- завтра позвоню! И сделай все  так, как я сказал! Послушай умного человека!

##### 14 #####

Катя долго думала над словами Воропаева. Обдумывала, соглашалась, потом опять сомневалась, и все начинала сначала. Понимала, что в чем-то он прав, хотя и слишком категоричен и даже пошл в своих предложениях.
Но прав. И от этой правоты никуда не денешься.
Надо избавляться от мыслей о Жданове, иначе она и правда зациклится и просто сойдет с ума. Пришло время в очередной раз менять свою жизнь. Из-за одного человека!
Судьба у нее, что ли такая? Все самые сильные чувства у нее вызывают мерзавцы. Сначала Денис, теперь Андрей. Правда, Дениса она смогла выкинуть из головы довольно быстро. Но ведь его она и не любила! А вот Андрей – это совсем другая история. С воспоминаниями о нем будет справиться трудно. Наверное. Но она очень постарается.
А для начала решила воспользоваться Сашкиным советом и к месту припомнила старую поговорку – клин клином вышибают.  Вот и решила попробовать. Позвонить Максиму и пригласить его куда-нибудь.
То, что инициатива будет исходить от нее, Катю смущало мало. Она вообще старалась придавать поменьше  значения всем этим морально-этическим заморочкам. Да и позволить себе этого не могла. Раз уж влезла в бизнес, в котором практически безраздельно властвовали мужчины, то и вести себя надо соответственно. В некоторых вещах и ситуациях проявлять мужскую напористость и нахальство.
К тому же, она еще до конца не решила, стоит ли пытаться создавать какие-то отношения с Устиновым. Вот встретится с ним, поговорит, присмотрится, прислушается к своим ощущениям, тогда и решит. А пока просто проведёт с ним время. Неужели не может просто пригласить друга на обед? Или ужин?
Но перед тем, как набрать его номер, все-таки посомневалась еще и даже погрозила  кулаком фотографии Жданова в журнале, который приобрела сегодня утром в газетном киоске. Просто не смогла пройти мимо, когда увидела его имя и логотип «Зималетто» на первой странице. Купила, а там еще и его фотография… с Кирой в обнимку. Стало жутко обидно и неприятно. Нашелся лишний повод поплакать, поругать его и себя, а потом и решиться на звонок Максиму.
Позвонила и пригласила на обед. А Устинов начал рассказывать ей о своей чрезвычайной занятости, о том, сколько у него неотложных дел, и Катя сначала приуныла, решив, что ей дают отставку, а потом разозлилась. И этот туда же? Никому не нужна? Ну и отлично.
Но Максим перевел разговор на другую тему, и Катя настолько потерялась в его многословности, что даже не сразу поняла, о чем он ее так дотошно выспрашивает. А когда очнулась от своих  мыслей и растерянности, поняла, что он уже несколько минут уговаривает ее поехать с ним в выходные на дачу к друзьям на шашлыки.
Катя про себя еще посмеялась – мол, так сразу, и на дачу? Но потом одернула себя.
- К каким друзьям? - настороженно поинтересовалась она.
Услышала, как Максим усмехнулся.
- Если ты насчет Жданова, то его не будет. Он улетел к Кире, в Лондон.
Это сообщение царапнуло прямо по сердцу, и она только печально вздохнула, правда, Устинов этого не услышал.
А Катя молча переживала свое раздражение. Она, значит, страдает, а он к невесте грехи замаливать уехал? Гад!
- Ромка вроде хотел быть…
- Плевать мне на Малиновского, - невежливо отозвалась Катя.
- Тогда чего думать? Поехали! Свежий воздух, озеро, шашлыки! Едешь?
Взгляд опять упал на фотографию в журнале, и она до боли сжала зубы.
- Еду.
- Отлично! – обрадовался Максим. - Утром в субботу я за тобой заеду. Раньше встретиться не получится.
В субботу, так в субботу.
Следующие два дня опять прошли в раздумьях и сомнениях, и в сборах. Сумку с вещами собрала быстро, но несколько раз ее перебирала, что-то выкладывала, что-то добавляла, в зависимости от настроения и того, к чему себя готовила в данный момент. В общем, к утру субботы, размышлениями довела себя почти до депрессии.  Даже подумывала отказаться от приглашения, но когда Устинов приехал, довольный и улыбающийся, просто не смогла отказаться. Поехала.
Дачу Катя себе представляла по-другому. Дом в поселке, обнесенный дощатым забором. С яблоневым садом, старый дом с верандой и дорожки посыпанные гравием, а еще стол в саду, где за обедом собирается вся семья. Именно о такой даче мечтали ее родители, и именно такой подарок она собиралась преподнести им на очередную годовщину свадьбы.
А это была не дача. Это был огромный дом за кирпичным забором, а вместо клумб с цветами бассейн и небольшой декоративный пруд. Катя подошла к нему, пока Максим парковал машину, стала разглядывать, и к своему удивлению, увидела в нем плавающую рыбу. Замерла от неожиданности, а потом покачала головой. До чего только люди не додумаются, когда у них деньги водятся!
На встречу им вышел хозяин, невысокий, но атлетически сложенный молодой человек, с собранными в хвост волосами, который представился ей, как Глеб. И даже руку поцеловал. Катя сделала шутливый книксен, но руку уверенно высвободила.  В глазах хозяина зажегся заинтересованный огонек, а Катя выразительно посмотрела на Максима.
Глеб засмеялся.
- Все понял, мне дважды объяснять не надо!
Катя лишь мило улыбнулась.
Зато в гостиной, как только она вошла, улыбка стерлась с ее лица, и Катя недовольно поджала губы.
А Малиновский насмешливо фыркнул.
- Какие люди! - протянул он с пакостной улыбочкой. - Макс, а ты никак с невестой?
Устинов покрутил пальцем у виска, но всеобщее внимание ей уже было обеспечено. Ее принялись с любопытством разглядывать, что разозлило Катю еще больше, и она просто не смогла отказать себе в удовольствии, чтобы не пнуть Малиновского по лодыжке, когда проходила мимо. Тот сразу взвыл. Потер ушибленное место и возмущенно посмотрел на нее.
- С ума сошла? Больно же!
Катя послала ему ослепительную улыбку и села на диван.
- Так тебе и надо.
Кто-то один засмеялся, но остальные все молчали и с удивлением следили за происходящим.
А Рома обвёл всех многозначительным взглядом и язвительно проговорил:
- А это наша Катенька, знакомьтесь все! - и опять потёр больную лодыжку. Покачал головой и неприятно глянул на нее исподлобья.
Компания собравшаяся, Катю не впечатлила.  Несколько молодых мужчин, по статусу, привычкам и пристрастиям, являвшихся копией Жданова и Малиновского, и девушки модельной внешности, которые банально висли на шее у своих избранников. Вот только сами они избранницами были явно лишь на несколько дней, на выходные.  Но видно надеялись на что-то большее, вот и старались из всех сил.
Поудивлявшись, как ее могло занести в компанию моделек, Катя обратила внимание на девушку, вцепившуюся в Рому, и узнала в ней особу, которая была с ним тогда в клубе.  Опять нахлынули воспоминания, и она ушла устраиваться в комнату, которую ей выделили. Хорошо, хоть комната была отдельной, это ее успокоило.
Чувства были все в разбросе, и она все-таки покаялась, что приехала, только лишние неприятности себе нажила. Теперь надо терпеть общество непонравившихся ей людей, да еще улыбаться им. И так до завтрашнего вечера. Отличные выходные она себе устроила!
Предложила свою помощь в приготовлении обеда, но ее вежливо отклонили, да еще посмотрели, как на не совсем адекватного и понимающего происходящее, человека. Оказалось, что в доме есть, кому за ними ухаживать. Катя даже опешила вначале. Они даже на шашлыки ездят с прислугой!
Сама понимала, что заводится на пустом месте и просто придирается, но ничего не могла с собой поделать…
Перед обедом все вышли на улицу и мужчины затеяли разговор о финансовых проблемах какого-то общего знакомого. Катя вроде и прислушивалась, но сути уловить так и не смогла, мысли были далеко.
Сидела в плетеном кресле, смотрела на озеро и качала ногой. Потом уловила наметившееся оживление, прислушалась к разговору и проняла, что кто-то еще приехал.  Перевела взгляд в ту сторону, с которой должны были появиться новые гости. А когда увидела, ее словно прострелило, перестала мотать ногой и выпрямилась. Нервно сглотнула и на секунду прикрыла глаза.
Не может быть… Такого просто не бывает!
И кинула убийственный взгляд на Устинова, но тот только развёл руками и непонимающе пожал плечами.
Катя лишь вздохнула. Приехали.  Веселье начинается!
Да еще глупое, все еще на что-то надеявшееся сердце заколотилось, ее всю затрясло, а Жданов был все ближе и ближе.  Увидел ее и потемнел лицом. Недовольно поджал губы, а Катя опять печально вздохнула, правда, незаметно. Но быстро взяла себя в руки и окинула его холодным взглядом и попыталась принять независимый вид. Вот только за сумасшедшим стуком сердца, собственных мыслей не слышала.
И злилась, опять безумно злилась на него! А он словно специально, лишь сильнее прижал к себе Изотову, которая с видом победительницы цеплялась за его локоть.
Просто великолепная картина! Большего абсурда в своей жизни, Катя припомнить не могла.
Андрей здоровался с друзьями, а сам продолжал коситься на нее. Сверлил неприятным взглядом, Катя даже заерзала.
- Что смотришь? – не  выдержала она, в конце концов, а тут еще Малиновский некстати влез.
- Палыч, она меня избила! У меня свидетели есть!
Андрей грозно сдвинул брови, а Катя неожиданно расхрабрилась.
- Роман Дмитрич, вам еще повезло, можете поинтересоваться у своего друга, он вам расскажет, какая тяжелая у меня рука! Он знает об этом не понаслышке!
Все с интересом посмотрели на Жданова, а тот нахмурился так, что брови на переносице сошлись почти в одну линию, а Катя назло ему, послала улыбку Максиму.
Все было ужасно. Катя почти постоянно ощущала на себе тяжелый взгляд Андрея. Он с ней не разговаривал, и со стороны могло показаться, что даже игнорирует, но она-то чувствовала всю неприязнь, исходившую  от него. Это задевало за живое, обижало, ранило в самое сердце, но она держалась молодцом, не переставала ослепительно улыбаться, безумолку болтала и флиртовала напропалую, вызывая этим всеобщее неприятие женского пола. Но мнение этих пустоголовых моделек волновало ее в последнюю очередь. И своего, конечно же, добилась. К концу обеда Жданов смотрел на нее зверем, а все остальные мужчины с явным интересом.
А потом поступило предложение переместиться к бассейну, благо погода играла.
Ну что ей было делать? Они сами ее провоцировали!
С собой она привезла два купальника, причем один из них был довольно откровенным, даже не знала, зачем его прихватила. В тот момент, когда она решила всё-таки взять его, в голове витали какие-то неприличные мысли, которые она с упорством от себя гнала. Вот и сейчас выбор пал на обыкновенный черный закрытый купальник, а не на цветастое и чересчур открытое бикини. Совершенно обычный и ничем не примечательный, но эффект от него был просто потрясающий.  Никакое самое откровенное бикини подобного не давало, когда мужчины просто столбенели. Ведь не зря говорят, что иногда лучше правильно прикрыть, чем выставлять все напоказ.
Поверх купальника накинула легкое шелковое платьице, которое, в принципе,  ничего не скрывало, но все равно дразнило воображение. Села в сторонке, сама скромность. Нацепила на нос темные очки и удобно устроилась в шезлонге.
За очками было не видно ее глаз, что позволяло ей следить за всеми, при этом, не привлекая к себе внимания. Всем было весело, развлекались, а Катя наблюдала за всеми и особенно за девушками, которые в отличие от нее, выбрали почти не существующие купальники. Чисто символически прикрыв некоторые места,  старались удачно продемонстрировать свои прелести собравшимся мужчинам. У Кати это вызывало непонимание и открытое пренебрежение. Прелести их она тоже считала мало привлекательными. Все, как одна, клоны из постели Воропаева. Чересчур худые и угловатые. Зато модели!
Сидела в сторонке, ни с кем не разговаривала и о себе не напоминала, и Жданов заметно успокоился. Только иногда поворачивал голову в ее  сторону, смотрел пару секунд и опять отворачивался.
А потом Катя решила что-нибудь предпринять. Дальше продолжать сидеть в стороне, было глупо и неправильно, если уж она решила преподать  Жданову урок. Ничего особенного делать не собиралась, просто поднялась, причем сделала это совершенно спокойно, не соблазнительно и не завлекающе, пыталась вести себя как обычно. Даже вздохнула как бы между делом, сняла очки, а потом принялась расстегивать пуговицы на платье. Не быстро и не медленно, просто расстегнула и небрежно бросила его на свой шезлонг. Прошла мимо мужчин, и едва сдержала смех, когда все разговоры за ее спиной смолкли. Остановилась у края и подняла руки, чтобы закрутить волосы в хвост. Тем самым дала время хорошенько себя рассмотреть, и прыгнула в воду. Но успела услышать чей-то приглушенный присвист.

- Мама моя дорогая, - приглушенно  протянул Глеб и посмотрел на Андрея горящим взглядом. – Это  кому же так повезло?
Жданов до боли сцепил зубы, но промолчал. А сам неотрывно следил взглядом  за Катей. Она перевернулась на спину, закрыла глаза и, казалось, вода сама ее держит, не дает утонуть. А взгляды, которые на нее бросали его друзья, приводили просто в бешенство. Хотелось вскочить и дать волю своему гневу. Заорать, что есть силы и разогнать всех к чертям. Чтобы никто не видел и не смотрел.
За прошедшую неделю он почти свыкся со своим раздражением, которое никак не покидало его.  Не знал, куда его деть и как успокоиться. А три дня, проведённые с невестой, подвели его к грани. Чувствовал, что еще чуть-чуть и сорвется, и тогда будет беда. Что он может натворить в таком состоянии, даже думать не хотелось!
Вернулся в Москву и решил отвлечься в компании друзей. Даже предположить не мог, что встретит Катю у Глеба на даче. Куда она приехала с Устиновым! С Устиновым! Через неделю после того, как они расстались! Вот как это называется?
Да еще так вызывающе себя ведет! Мужики ее глазами едят, а она и рада стараться! И все на него поглядывает, как он реагировать будет.
Да никак. Он спокоен и равнодушен.
Почти.
До того момента, как увидел ее в купальнике, еще как-то удавалось держать себя в руках, а потом внутри все вскипело от нахлынувшего желания, ревности и бешенства на столь беспардонное поведение своих друзей.  Они практически ощупывали ее взглядами и откровенно пускали слюни.
А это его женщина! Его, черт возьми!
Да еще Малиновский подливал масла в огонь, не забывая с интересом посматривать на Катю.
- Кому, кому… Воропаеву!
- Прекратите, - все-таки одернул друзей Максим. - Катя совсем не такая!
- А какая? – усмехнулся  Рома. - Расчетливая и хитрая! И дерётся больно!
Андрей наградил его тяжелым взглядом.
- Малиновский, заткнись, наконец!
- О-о, - протянул  тот, - снова здорово!
Глеб с любопытством глянул на Андрея.
- Андрюха, это правда? Ты попробовал девочку? Увел ее у Воропаева? А я-то думаю, что у вас за разборки!..
- Нет никаких разборок! – нетерпеливо  отозвался тот. – И  я никого ни у кого не уводил!
- Не слушай его, - со смешком отозвался Рома. – Любовь-морковь со всеми вытекающими!
- Везет, - вздохнул Глеб. - Фигура обалденная!
- Не только фигура, - сквозь зубы проговорил Андрей, - но и мозги! С женщинами такое тоже бывает, если вы забыли! - и сердито оттолкнул руки Валерии, которая внезапно оказалась позади него и попыталась обнять.
Катя подплыла к бортику бассейна, подтянулась на руках и вылезла. Нетерпеливым движением откинула мокрые волосы с лица. И посмотрела прямо на него. Встретились взглядами всего на секунду, но и этого хватило, чтобы оба сразу занервничали.
А она продолжала стоять перед ними, и вроде не замечала жадных мужских взглядов. Даже заговорила о чем-то с Максимом и засмеялась. А Андрея всего затрясло, когда он перехватил взгляд Малиновского, устремленный на Катину грудь. И не сдержался,  кинул ей полотенце.
- Прикройся!
Катя удивленно посмотрел на него, а потом возмущенно фыркнула. Прикрываться не стала, просто отошла к своему шезлонгу и села.  Снова водрузила на нос очки и замерла в напряженной позе.
Его тон обидел. Сказал ей это так, словно она стриптиз  танцевала перед всеми. Или думает, что она стыд потеряла?
Очень обидно. Она ведь ничего не делала!
На нее странно косились, а она изо всех сил старалась сделать вид, что ничего не происходит. Через какое-то время почувствовала одуряющую духоту и как солнце печет в голову, но не могла заставить себя встать и опять пройти мимо всех, чтобы снова смотрели на нее. Вот и продолжала сидеть.
Сидеть пришлось довольно долго, но, в конце концов, все разбрелись кто куда, и Катя решила перебраться в тень. Голова уже начинала болеть, и даже уши горели. Поднялась и прошла к столику под большим зонтиком. Налила себе воды.
- Ты ведешь себя недопустимо, ты хоть это понимаешь?- голос Андрея заставил ее вздрогнуть, но не обернулась. Сделала большой глоток, но от этого почему-то стало только хуже, в голове зашумело сильнее. Хотела сесть, но Жданов вдруг сильно схватил ее за локоть и развернул к себе.
- Чего ты добиваешься? – почти выкрикнул он ей в лицо, и требовательно заглянул ей в глаза.
Катя попыталась освободить руку, но ничего не вышло. Поморщилась.
- Мне больно, отпусти!
Он отдернул свою руку, чуть ли не с отвращением.
- Ты просто невыносима! Ведешь себя, как!..
- Советую подумать, прежде чем оскорблять меня! Ты не имеешь на это права!
- Я не имею?- задохнулся он от возмущения.- А кто теперь имеет на это право? Устинов? А не слишком быстро ты меняешь свои пристрастия?
Катя только головой покачала и отвернулась от него.
Спорить, да и просто разговаривать с ним, у нее сил не было. Головная боль от затылка растеклась по всей голове, и стало просто нестерпимо больно. Настолько, что перед глазами все поплыло. Закрыла глаза и медленно втянула в себя воздух. А когда поняла, что ноги перестают ее держать, хватилась рукой за спинку стула.
- Просто противно смотреть! – продолжал выговаривать ей Андрей, пылая от ярости.- Неужели тебе приятно, когда на тебя откровенно пялятся? Это льстит твоему самолюбию?
- Андрей, мне плохо…- еле выговорила она, уже не в силах открыть глаза.
- Плохо тебе?- Жданов просто взбесился. – А мне, значит, хорошо? Мне нравится смотреть на все это, так по-твоему? – заорал он, сходя с ума оттого, что она не бросается на него с обвинениями в ответ. И даже не сразу понял, почему она вдруг начала оседать на землю. Сначала подумал, что присесть решила, но она падала. Он машинально вытянул руки, подхватил ее и хотел встряхнуть, чтобы перестала притворяться, но вдруг заметил неестественную бледность на ее лице и в следующее мгновение уже перепугался.
Катя буквально рухнула ему на руки, а Андрей замер в полном шоке и растерянности, не зная, что делать.
- Катя, что с тобой? Катя!

0

9

##### 15 #####

Катя с трудом открыла глаза и непонимающе уставилась на белый потолок. Он  качался, и люстра то приближалась, то удалялась. И к горлу подкатывала какая-то непонятная тошнота.
- Катюш, ты как? - испуганный голос Жданова заставил ее повернуть голову и посмотреть на него. Его тон заставил  удивиться, и даже немного насторожиться. Попыталась сфокусировать взгляд на его лице, прищурилась.
- Что случилось? - прошептала она и поморщилась, потому что каждое слово  отдавалось в голове острой болью.
Андрей привстал со стула и стал с тревогой ее разглядывать. А потом вдруг протянул руку и отвел прядь волос с ее лба.
- Ты сознание потеряла… - нервно сглотнул. – Милая, где у тебя болит? Скажи мне.
Катя ответила не сразу, для начала прислушалась к себе, но кроме головной боли ничего не почувствовала.
- Голова кружится… очень.
- Надо врача вызвать, - взволнованно проговорил Андрей. – Или «Скорую». Кто сюда ездит?
- Не надо… - Катя уцепилась за его руку и перевернулась на бок, опять закрыла глаза. Но чувствовала взгляд Андрея, как он пристально приглядывается к ней.
- Катя, - заговорил Жданов тихо и очень вкрадчиво, - надо вызвать врача, я серьезно.
Она вздохнула и нехотя открыла глаза.
- Я сейчас полежу и все пройдет… Просто жарко…
Жданов ненадолго задумался, а потом поинтересовался:
- А у тебя раньше такое было?
- Было, в детстве. Тоже перегрелась и в обморок упала.
Андрей вдруг наклонился к ней, опустил голову и прижался лбом к ее рукам.
- Здорово ты меня напугала.
А Катя вдруг заревела. Слезы ни с того, ни с сего просто брызнули из глаз. Наверное, это была запоздалая реакция, но Андрея это встревожило еще больше.
- Прости меня, прости… я больше никогда не буду на тебя кричать, обещаю!
Катя всхлипнула, подняла руку и вытерла слезы.
- Я не плачу, они сами…
Жданов встал со стула, перегнулся через нее и укрыл Катю одеялом. Она следила за ним взглядом и вдруг испугалась, что он сейчас уйдет. И опять стало очень себя жалко.
- Посидишь со мной? Чуть-чуть…
Андрей замер на секунду, а потом с готовностью кивнул.
- Посижу, конечно, а ты поспи.
Окинул взглядом комнату, потом обошел кровать, подошел к окну и задернул ночные шторы. И вместо того, чтобы сесть обратно на стул, лег рядом с ней и обнял ее. Катя завозилась под его рукой, опять вздохнула и, наконец, затихла. Андрей уткнулся носом в ее волосы, с удовольствием вдохнул их аромат и закрыл глаза. Его всего сковало какое-то странное чувство облегчения, словно удалось избежать  чего-то ужасного, но в итоге все закончилось хорошо.
Но продолжал прислушиваться к ее дыханию, которое иногда перемежалось с тревожными всхлипами, что просто разрывало его сердце. Сам до конца не понимал, что с ним происходит, только знал, что когда она без чувств рухнула ему на руки, ему показалось, что это солнце упало с неба и разбилось. И в один момент свет померк.
Испугался ужасно и тут же обвинил во всем себя. Что разозлился на нее, не сдержался, накричал, а она испугалась. И что он так на нее взъелся? Она ведь девчонка совсем. Глупая и вздорная, а он… заревновал. Голову потерял от ревности, когда заметил все эти мужские взгляды, обращенные к ней.
А как приятно было думать когда-то, что это только его девочка! Что только он может смотреть, прикасаться…
Дверь открылась, и в комнату заглянул Малиновский. Андрей поднял голову от подушки, посмотрел на него и показал другу кулак. Тот кивком указал в сторону коридора, но Жданов покачал головой и опять лег.
И неожиданно уснул. Лежал, внимательно прислушивался к ее дыханию, которое через некоторое время стало ровным и глубоким, а потом закрыл глаза и сам не заметил, как заснул. Успокоился, чувствуя ее рядом с собой, и отключился.
А проснулся, словно его кто-то толкнул. Открыл глаза и резко сел на постели, не понимая, где он и что случилось. Опомнился, посмотрел на ту половину кровати, где должна была спать Катя, не увидел ее и сразу заволновался.
- Катя!
Она показалась в дверях ванной, бледная, но вполне живая. Жданов вздохнул с облегчением. Спустил ноги с кровати и протянул к ней руки.
- Иди ко мне.
Катя сделала к нему несколько шагов и позволила себя обнять, но выглядела измученной и несчастной. Андрей усадил ее к себе на колени и поправил полы махрового халата, которые разошлись, когда она села. Катя обняла его за шею и еле слышно всхлипнула, но он услышал.
- Как ты? Лучше?
- Голова очень болит…
- Моя девочка,- и погладил ее по волосам.- Я больше не буду на тебя кричать,- повторил Андрей.
Она едва заметно улыбнулась.
- Напугала  я тебя?
- Напугала.  Все-таки стоило вызвать врача.
- Не надо. Просто жарко было, голову напекло…
- Ну а что ты, как маленькая? Надо было на голову что-нибудь надеть.
- Я не хотела вставать… Ты на меня разозлился…
Андрей опять почувствовал себя виноватым. Прижал ее к себе и ничего не ответил.
- Почему ты меня всегда обижаешь? - еле слышно прошептала Катя.
- Я больше не буду, - шепнул Андрей и успокаивающе ее по спине.
- Я ничего не делаю из того, что ты говоришь…
- Катюш, успокойся, - попросил он. -  Зачем ты себя накручиваешь?
Она по-детски шмыгнула носом и кивнула.
-  Не буду… Принесешь мне попить?
- Конечно.- Андрей посмотрел на часы и мысленно удивленно присвистнул. Семь вечера. Сколько же они проспали? Пересадил ее со своих коленей на кровать и поднялся.-  Сейчас принесу тебе попить и что-нибудь поесть. Что ты хочешь?
- Ничего, только пить.
- Так не пойдет,- покачал он головой, наблюдая, как она снова ложится и обнимает подушку, на которой он недавно спал.- Тебе надо поесть.
- Не хочу я… Иди ешь, а мне сок принесешь.
А Андрей никак не мог оторвать от нее свой взгляд.  В этот момент она казалась ему такой юной, без этой маски самоуверенности и напускного нахальства, и беспомощной, и весь ее вид словно просил о помощи и поддержке.  И этого она хотела от него.  Он был ей нужен.  Эта мысль приносила некое чисто мужское удовлетворение и грела душу. И сейчас (да и не только сейчас, кого он обманывает?), он был готов ради нее, если не на все, то на многое. Как ни для кого. Лишь бы она снова ожила и улыбнулась.
Андрей вздохнул, переводя дыхание от волнения.
- Я быстро, ты полежи пока, ладно? Не вставай.
Катя кивнула и опять прикрыла глаза.
Жданов вышел из комнаты и поспешил вниз.
Веселье шло полным ходом. На улице играла музыка, и слышались громкие и уже не совсем трезвые голоса.  Андрей вышел из дома и сразу заполучил в свои объятия Изотову. Она повисла  у него на шее и пьяно заулыбалась.
- Андрюша, где ты был? Я тебя потеряла!
- Потеряла? Ну иди, поищи меня за домом, - и мягко оттолкнул ее от себя. Подошел к столу и шутливо отсалютовал друзьям. И тут же ухватил с тарелки  бутерброд.
- О Жданыч! Садись! - Глеб призывно подвинул соседний стул ногой в его сторону. А Рома подал бокал с виски, но Андрей отрицательно покачал головой.
- Я не буду. Катька еще не очень хорошо себя чувствует, ее нельзя одну оставлять.
Рома замер с бутылкой в руке и удивленно глянул на него.
- Палыч, я что-то не понял… Ты что, сюда приехал Пушкареву за ручку держать?
- Андрюх, брось! - воскликнул Глеб. - В самом-то деле!..
- Отстаньте! Вам без меня тошно, что ли? - Андрей подумал немного, а потом забрал у них тарелку с бутербродами и коробку с соком.
Рома хмыкнул и глянул на Устинова, который мало внимания обращал на их разговор, и с интересом наблюдал за танцующими девушками.
- Макс, он Катюшку у тебя из под носа уводит! Скажи ему свое веское слово!
Устинов обернулся.
- Да плевать ему на все мои слова! Пошлет меня куда подальше со всеми моими претензиями!
Жданов согласно кивнул, продолжая жевать.
- Точно. Мое никому не лапать и глаза не пялить!
- Ого, - засмеялся Глеб, - уже твое?
- Еще бы, - ухмыльнулся Рома, -  он на ней уже расписался и печать поставил! – и глянул на друга исподлобья. – Пить-то будешь?
Андрей посомневался пару секунд, а потом махнул рукой.
- Наливай, только немного.
Залпом осушил бокал, поморщился и улыбнулся.
- Гуляйте, ребята, а у меня свой праздник!
Малиновский только головой покачал, но ничего не сказал.
Дверь в комнату открывал осторожно, боясь, что Катя спит, и он ее разбудит. Но она, услышав звук открывающейся двери, сразу приподняла голову, посмотрела на него, а потом села.
- Я думал, ты спишь, - почему-то шепотом произнес Андрей.
- Я не хочу больше спать.
- Выспалась? - улыбнулся он и сунул ей под нос тарелку с бутербродами, а Катя покачала головой и указала на сок. Андрей решил не спорить, налил  сок и подал ей стакан, а сам присел рядом с ней и принялся жевать.
Катя осторожными мелкими глотками пила, а потом прижалась к нему, положила голову на плечо и вздохнула.
- Андрюш, останешься сегодня со мной? – спросила почти с замиранием сердца.
Он даже удивился.
- А ты меня выгнать собиралась? Я не уйду.
Она облегченно улыбнулась.
- Я тебе выходные испортила… Там твои друзья.
- Ну что ты такое говоришь? Нужны они мне… Главное, чтобы тебе лучше стало.
- Мне лучше, - поспешила заверить она его.
- Вот и хорошо. Съешь бутербродик, - но она опять упрямо покачала головой и капризно наморщила носик. Немного съехала вниз, обняла его одной рукой, а щекой прижалась к его груди, слушая мерный стук его сердца.
- Соскучилась?
Кивнула.
- Девочка моя… -  Андрей отставил тарелку на тумбочку и обнял ее двумя руками, поцеловал в макушку.
Катя закрыла глаза, а у самой дыхание перехватило от полноты ощущений, и сама себе не верила, что может такое чувствовать. Что настолько сильные чувства испытывает от одного его присутствия, от понимания того, что он рядом.
Все-таки с ней, все-таки вернулся…
Но надолго ли?
- Ты женишься на ней, да?
Андрей постарался сохранить спокойствие.
- Женюсь, - сказал он, как можно тверже, чтобы у нее не возникло никаких сомнений в этом.
Катя быстро вытерла слезы.
- Зачем? Я понять этого не могу!
Жданов тяжело вздохнул.
- Я обещал. Свадьба через считанные недели, все уже решено… Да и не в этом дело! Отец только начал мне доверять, понимаешь? После стольких лет, когда я головой о стену бился, чтобы что-то ему доказать! И если я сейчас опять дам задний ход… он не поймет. Для них с мамой уже все решено, и я просто не могу…
Уткнулась носом в его подмышку и молча глотала слезы отчаяния и обиды. Очень трудно было это делать тихо и незаметно, да и не получалось, наверное, но и откровенно разрыдаться у него на глазах, гордость не позволяла.
Он все решил, что она может сделать? Для него это важно. Мнение отца для него всегда было важнее всего и ради этого он пойдет на многое, ей ли этого не знать?
- А я?-  дрожащим голосом спросила она.- Как это будет? Будешь приезжать два-три раза в неделю? В обеденный перерыв? Я так не смогу, Андрей!
Жданов сначала замер, когда услышал это, а потом сильно сжал ее.
- Нет, так не будет… Я буду с тобой тогда, когда ты захочешь. Я все для тебя сделаю…
Катя недоверчиво покачала головой и всхлипнула.
- Все дело в том, что ты мне нужен. Если бы не это, я бы ушла от тебя и не обернулась. Так должно было быть…
- Но ведь этого не случилось!
Она отчаянно замотала головой, а Андрей вдруг  запрокинул ей голову и поцеловал. Поцелуй был скорее показательным, даже грубоватым, словно доказывал свои права на нее таким образом. Целовал долго, пока дыхание не сбилось, а потом оторвался от нее и посмотрел прямо в глаза, ища в них ответ на свое чувство, а Катя прошептала:
- Я все равно от тебя уйду. Когда-нибудь это сумасшествие закончится, и я сразу уйду от тебя, слышишь?
Какой-то болезненный спазм сжал его сердце, но Андрею удалось сдержать рвущиеся наружу эмоции. Смотрел в ее глаза и понимал, что она говорит абсолютно серьезно, и когда это случится, он ничем не сможет ее удержать.
Уйдет и, правда, не обернется. Что он тогда будет делать? О том, что ему все это может надоесть первому, он почему-то даже не задумывался.  Казалось, что его буря чувств никогда не уляжется.
- Давай не будем загадывать наперед, - проговорил  Андрей, нервно сглотнув.
Катя ничего не ответила, легла рядом с ним и затихла, продолжая обнимать его одной рукой.  Чувствовала, что он взволнован этим разговором, но успокаивать его не стала. Если он решил положиться на судьбу и не загадывать, то она спорить не станет. Пусть будет так.
Некоторое время лежали молча, каждый думал о своем, а потом Андрей попросил:
- Расскажи мне о себе. Я ведь о тебе толком ничего и не знаю.
Катя хмыкнула.
- Да,  ты только выводы поспешные делаешь.
- Кать!
Она вздохнула.
- Что ты хочешь знать?
- Все, расскажи мне о себе все.
Убрала его руку со своего живота и села. Пожала плечами.
- Я совершенно обычная, все как у всех.
Андрей невольно улыбнулся, протянул руку и запустил пальцы в ее волосы.
- Какая же ты обычная? Ты самая необыкновенная личность, которую  я когда-либо встречал.
- Глупости, - фыркнула Катя. - У меня была самая обычная жизнь, среднестатистическая семья… Знаешь, а я ведь и правда была такой Катей Пушкаревой, которая пришла в «Зималетто». И довольно долго.
Андрей недоверчиво посмотрел на нее.
- Правда?
- Да, до девятнадцати лет. Я была гадким, да к тому же, закоплексованным утенком, которого все шпыняли и высмеивали.
Жданов задумался на пару минут, но сам понять так ничего и не смог.
- И что случилось?
Катя обернулась и глянула на него почти весело.
- Денис случился. Я же тебе рассказывала!
Он насторожился.
- Так это правда?
- А ты думал, что я придумала это? Нет, это чистая правда, каждое слово.  Этот гадёныш здорово мне нервы потрепал!
Андрей внимательно присматривался к ней, пытаясь уловить во взгляде или голосе горечь, но ничего такого не было.
- А потом что?
- Да ничего! Я поклялась себе, что после всего случившегося изменюсь, и сделала это. Наверное, все же благодаря ему, а точнее, его предательству у меня это и получилось. Обожглась и сама с собой поспорила, что сумею стать совершенно другой.
Жданов помялся немного, но все-таки спросил:
- Ты его любила?
Катя удивленно посмотрела на него.
- Я? – а потом пожала плечами и задумалась. – Не знаю… Тогда казалось, что да. Что умру без него, а потом как-то уж очень быстро успокоилась. Может, это и есть первая любовь? Получить опыт, который подскажет тебе, как жить дальше.  У тебя разве не так было?
- А я помню? - искренне удивился он, а Катя засмеялась. – Что дальше было? – поторопил ее Андрей. Ему не терпелось все узнать. И, наконец, решился задать очень интересующий вопрос. – У тебя было много мужчин?
Она не возмутилась и не смутилась. Восприняла его любопытство совершенно спокойно, ему показалось, что даже развеселилась немного.
- А много – это сколько?
- Ну я же серьезно спрашиваю!
Катя недолго размышляла о чем-то, словно пыталась решить, стоит ли отвечать на эту откровенную провокацию с его стороны, а потом заговорила:
- После Дениса у меня долго никого не было. Мне ничего не хотелось, да еще эти постоянные совершенствования собственной внешности очень много сил отнимали. Не до чего мне было, хотя и поклонники появились, но я относилась к ним лишь как к ответной реакции на свои усилия и старания. Значит, получалось, не зря все делала… А потом появился Костя. И наши с ним отношния были для меня… откровением, что ли?
Жданов постарался не обращать внимания на появившуюся саднящую боль в сердце. С болезненным любопытством слушал ее и старался все запомнить. Но было очень неприятно, но ведь сам спросил, сам начал этот разговор.
Как бы невозмутимо усмехнулся.
- Какой-нибудь супер мачо, который польстил твоему самолюбию?
А она покачала головой.
- Нет. Он был моим преподавателем. Ему было тридцать три и в него были влюблены половина студенток курса. Он ни на кого не обращал внимания, а мы с ним как-то сошлись. Нам просто было интересно вместе. Конечно, афишировать свои отношения мы не хотели, но слухи все равно поползли. А к ним прибавлялись другие, кто-то привирал, и все это превратилось в легенду о безумной и жгучей страсти, - и засмеялась. -  А на самом деле наши отношения протекали довольно спокойно и ровно, без всяких встрясок. Мы вместе были достаточно долго, больше года, а потом я ушла на практику, и все само собой закончилось.
- Так бывает,- задумчиво проговорил Андрей, чувствуя, как начинает успокаиваться. Когда Катя начала рассказывать, он понял, что не услышит ничего ужасного, ничего из того, к чему его готовил Малиновский.
Катя легко кивнула.
- Конечно, бывает. Мы нормально расстались и до сих пор созваниваемся по праздникам. Он сейчас в Германии живет. Вот… А потом я ушла на практику в банк. Меня взяли каким-то помощником помощника самого последнего начальника. Но это был забавный опыт, хотя и удар по самолюбию существенный! Там меня пытались научить варить кофе. Путью ничего не вышло, но благодаря этому кофе дурацкому, я познакомилась с Сережкой. Он случайно зашел к нам в приемную, а я на него кофе и вылила, прямо на новый костюм. Хорошо, хоть кофе уже успел остыть, а то бы меня точно посадили! Ты же знаешь, какая я иногда бываю неловкая!
- Нашла себе банковского клерка,- усмехнулся Андрей.
Катя кивнула.
- Точно. Мы начали с ним встречаться, а где-то через месяц он позвал меня с собой в Париж.  Я сначала опешила, а потом подумала и согласилась.  Такой шанс он ведь один из тысячи выпадает.  И не прогадала. Моя практика удалась на все сто, а если бы я осталась, и продолжала сидеть в приемной… Сережа мне очень много дал. Показал мне все, чему меня учили пять лет в институте с изнанки, столькому сам научил! Я ему очень благодарна!  Настоящий бизнес мне показал, я с ним полмира исколесила. Он меня от себя никуда не отпускал. Через полгода после знакомства сделал мне предложение, и я согласилась. Особо и не думала даже. Сейчас понимаю, что зря, но тогда он казался мне прекрасной партией. Чего лучшего мне было желать? Но мой дурацкий характер опять все испортил!
Андрей немного нахмурился.
- Подожди, что это был за клерк, который тебя по всему миру возил?
Катя загадочно посмотрела на него.
- А вот такой! Думаю, ты его должен знать. Сергей Заимов.
Жданову хватило пары секунд, чтобы понять, о ком она говорила. От изумления вытаращил глаза и сел, пытаясь заглянуть ей в лицо.
- Стоп… Заимов? Президент «СТБ – Банка»?
Катя коротко кивнула и непонимающе посмотрела.
- Да, а что тебя так удивляет? Я к нему в банк пришла практику проходить, там и познакомились.
- Ты собиралась замуж за Заимова? – никак  не мог успокоиться Андрей.
- Целый год собиралась, да так и не собралась.
- Обалдеть…
- А ты хорошо с ним знаком?
- Да не то чтобы… Знакомы поверхностно… Но все равно! Как мы с тобой раньше-то не встретились?
Она пожала плечами.
- Не знаю, значит, так надо было.
Андрей обнял ее и поцеловал в висок.
- Наверное… А почему вы расстались?
Катя вздохнула.
- Я много об этом думала. Мне кажется, что все-таки из-за меня. Я тянула со свадьбой и тянула, а Сережке это, в конце концов, надоело! Но, наверное, я его просто не любила настолько сильно, чтобы выйти за него замуж, жить с ним, рожать ему детей… Но он очень хороший! А у меня характер…
- Не любила, значит. Причем здесь, твой характер?
- Нет, любила. По-своему.  Но не достаточно сильно. А родители в нем души не чаяли. А уж как расстроились, когда мы расстались!.. Папа так кричал, до сих пор вспомнить страшно! А ведь и к свадьбе уже было все готово… Но ничего не вышло!
Андрей  посмотрел на ее профиль и улыбнулся.
- А я рад, что не вышло. Чтобы я тогда сейчас делал?
- Отбил бы меня у Сережки? – весело  предположила она и тут же продолжила. - Ну а дальше был Сашка.
Андрей от удивления чуть не сморозил глупость, типа: «Как? Уже?», но вовремя удержался и покачал головой.
- Вот этого точно не понимаю! Что ты в нем нашла? Воропаев – он же эгоист  и пакостник!
Катя засмеялась.
- Ничего ты не понимаешь, Жданов! На него знаешь, как  женщины западают?  Страшное дело! Он же типичный отрицательный герой, женщины таких обожают! Вот и я повелась. Я думала, что такие только в кино бывают, я была просто потрясена. Его отношением к жизни и тем, с каким превосходством и самодовольством он на всех смотрит. Свысока. И знаешь, он ведь искренне считает, что он лучше других! И именно эта его уверенность делает его не таким, как все, особенным. Мерзавец, конечно же, стопроцентный, впрочем, такой же как и ты! – а Андрей возмущенно глянул, а затем рассмеялся. – А уж сколькому он меня научил! Не рассказать! Сережа учил, как вести дела, а Сашка – как вкручиваться из щекотливых ситуаций и ставить в них других. А это не менее важно.
Жданов покачал головой.
- Мне не нравятся ваши отношения.
- Нормальные у нас отношения, - возразила  Катя. – Мы  давно расстались, но связывает нас  совсем другое, секс  - это вообще было десятое дело в наших отношениях. Сашка идеальный партнер для бизнеса, он предприимчивый и не боится рисковать.
Андрею оставалось только вздохнуть. Сказать ему было нечего.
- А Зорькин?
- Коля – мой друг! – искренне возмутилась она. – Как  тебе не стыдно?
- И всегда был только другом? – не поверил Андрей.
- Всегда! И прекрати эти грязные намеки!
Он улыбнулся.
- А я?
- Ты? – Катя развернулась в его руках, а Жданов повалился на спину, увлекая ее за собой. Катя с нежностью вглядывалась лицо Андрея, а потом поцеловала его в уголок рта.- Тебя я люблю… Не знаю за что, правда. И чем ты меня зацепил, не понимаю! И хочу, чтобы ты помнил, что я привыкла, чтобы все было для меня. Чтобы меня любили…  Ты ведь будешь меня любить, Андрюш?
Жданов заволновался от этого вопроса, а потом прошептал:
- Я все для тебя сделаю… лишь бы ты была со мной.
Катя печально улыбнулась, так и не дождавшись от него главных слов, но на его поцелуй ответила с готовностью и всей страстью.
Пусть будет так.


##### 16 #####

Утром Катю разбудили шаги в комнате. Кто-то прошел мимо кровати, но она лишь сильнее прижалась к Жданову и вздохнула.
- Андрюха, - даже по шепоту узнала неугомонного Малиновского.  Рома осторожно потряс Андрея за плечо, но тот сначала отмахнулся от него, а потом все-таки открыл глаза. – Палыч, слышишь ли?
- Чего тебе? – недовольным хриплым голосом  проговорил Андрей, а рука сильнее сжалась на ее теле.
- Как чего? – удивился Рома. – Мужики уже на озеро пошли. Вставай!
Андрей вздохнул, а Катя решила избавить его от принятия решения. Не открывая глаз, махнула на Малиновского рукой.
- Иди отсюда, он спит!
Жданов засмеялся, и тяжелая рука легла на ее затылок.
- Ты это… спи! – возмущенно шикнул на нее Рома. – Андрюха, рыбалка же!
Катя закинула на Андрея ногу и показала Малиновскому кулак.
- Ромка, я не пойду, мы спим, - сказал Жданов и перевернулся на бок, прижимая Катю к себе.
Рома тяжело вздохнул, посверлил Катю возмущенным взглядом, но пошел к двери, так ничего и не добившись. Катя приподняла голову и посмотрела ему вслед, а Малиновский обернулся и погрозил ей кулаком.
- Ходят тут всякие, - пробормотала она себе под нос и посмотрела на лицо Андрея. Нежно провела пальчиком по его переносице и улыбнулась, а Андрей перехватил ее руку и поцеловал.
- Сколько время?
Она выглянула из-за его плеча и посмотрела на часы.
- Семь.
- Вот придурок! Еще спать и спать… - а потом рука скользнула по ее телу, и Андрей тут же открыл глаза. Приподнялся на локте и окинул ее откровенным взглядом, отметил задравшуюся коротенькую ночнушку и нахмурился.-  Теперь двери закрывать надо, чтобы никто не приходил и не пялился? Ну, Малина!
- Ну его, Андрюш… спи, - и погладила его по плечам и груди. – Рано еще.
Жданов откинулся обратно на подушку, закрыл глаза, чувствуя ее ласковую ручку и проворные пальчики. Катя пристроила голову  у него на плече и счастливо улыбнулась.
Оставалось только надеяться, что  ему это понравится настолько, что видеть ее каждое утро станет необходимостью.
Проснулись они ближе к десяти, Катя сладко потянулась, зевнула и открыла глаза. И поняла, что Андрея в постели уже нет. Перекатилась на его половину  кровати и вздохнула.
А ведь вчерашним утром на душе кошки скребли, все было плохо. А теперь Андрей с ней, и пусть не совсем с ней, но она своего добьется, или она не Катя Пушкарева! Даже если и женится Жданов на Кире… посмотрим насколько крепким и долговечным станет этот брак!
Андрей вышел из ванной в одних шортах, увидел, что она уже не спит, и подмигнул.
- Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, голова не болит.
- Вот и отлично. Встаешь? Я есть хочу.
Катя кивнула,  и опять потянувшись, поднялась с кровати.
- Я быстро в душ.
- Кать, не забудь на голову что-нибудь надеть сегодня!
Она засмеялась.
- Я же не маленькая, Андрюш!
Он лишь хмыкнул в ответ.
В доме царила полная тишина. Они вместе спустились вниз, прошли по пустой гостиной, и Катя решила воспользоваться возможностью и принялась рассматривать рыбок в аквариуме. Потом опомнилась и поспешила на кухню, готовить Андрею завтрак.
У нее же теперь есть обязанности!
Это даже удивляло, ее собственные чувства по поводу своей необходимости ему.  Никогда не слыла хорошей хозяйкой, домашний быт ее утомлял и раздражал, а сегодня настроение поднялось от мысли о том, что сейчас будет готовить для Андрея.
Надо, пожалуй, взять у мамы пару уроков. Ведь для мужчины – мандарин и чашка кофе, к которым она привыкла – это явно мало.
Яичница удалась как никогда, видно от переизбытка воодушевления. Воропаев всегда лишь недовольно кривился и огорченно вздыхал, когда видел это блюдо в ее приготовлении в своей тарелке. Но сегодня она постаралась и Андрей, по всей видимости, остался доволен, а Катя вздохнула с облегчением.
Перед тем как выйти на улицу, Андрей все же настоял, чтобы она надела на голову что-то. Она с собой ничего подобного не захватила и в итоге на ее голове оказалась его безболка, утянутая на ремешок до самого основания.  Катя хохотала, когда смотрела на себя в зеркало, и Жданов в итоге перевернул кепку козырьком назад, отчего Катя стала похожа на сорванца.
- Господи, смех просто…
Он поцеловал ее в висок.
- Зато не жарко.
На берегу озера они застали чудную картину. Рыбалка была в само разгаре. Все рыбаки  лежали животами кверху – кто на маленьком дощатом причале, а кто просто на траве – и спали. А неподалеку столик с закуской и пустой бутылкой водки.
Катя насмешливо обозрела всю эту картину и посмотрела на Андрея.
- Это они рыбачат или похмеляются?
- Это они отдыхают, - пояснил Андрей.
Малиновский заложил  руку за голову и, не открывая глаз,  мрачно проговорил:
- У твоей девушки, Андрюха, скверный характер! Заноза натуральная!
- За это он меня и любит, Роман Дмитрич, - легко отозвалась Катя. – Андрюша трудностей не боится, в отличие от вас!
«Андрюша» выразительно хмыкнул, но ничего не сказал. Катя же подошла  к ведру, стоящему неподалеку и присела перед ним на корточки. С интересом заглянула внутрь, в ведре плавала одна рыба, но довольно большая.
- Андрей, смотри, они все-таки поймали рыбу! Несчастное существо, ее гибель будет бессмысленной и бесславной!
Жданов подошел к ней, тоже посмотрел. Потом сел на землю и потянул ее на себя.
- Посиди со мной.
- Как хорошо, - протянула Катя через некоторое время, прижалась к его плечу и щурясь на солнце. – Андрюш, я ты когда-нибудь думал жить за городом?
Он пожал плечами.
- У нас дача раньше была, а чтобы постоянно жить… не помню такого желания.
- А я собираюсь дом купить.
Андрей удивленно приподнял брови.
- Решила переехать на природу?
- Нет! У родителей в августе серебряная свадьба, хочу им подарок сделать. Они давно мечтают о даче. Только не такую, конечно, - добавила она тише. – Обыкновенный дом где-нибудь недалеко от Москвы. С садом и верандой, увитой плющом, - рассказывала, а сама начала улыбаться.
Андрей обнял ее, полюбовался мечтательной улыбкой, которая появилась у Кати на лице, и кивнул.
- Отличный подарок, - согласился он. – Купим дом.
Катя сначала удивилась этим простым словам и только потом насторожилась. Обернулась и посмотрела в его лицо.
- Что?
Жданов оторвался от созерцания пейзажа и немного непонимающе глянул на нее.
- Что? – переспросил он.
- Что значит, купим?
- То и значит, - пожал Андрей плечами. – Ты уже выбрала?
Катя в растерянности смотрела на него, а затем у нее вырвался нервный смешок.
- Андрей, а разве я просила тебя что-то мне покупать?
Он терпеливо вздохнул, протянул руку и убрал за ухо прядь волос, выбившуюся у нее из-под кепки.
- Кать, прекращай. Мне совсем не сложно, даже приятно…
Катя услышала за спиной насмешливое хмыканье, обернулась и  наградила Малиновского гневным взглядом. И оттолкнула руку Андрея.
- Та-ак, - возвысила она голос, - и кто еще здесь считает меня содержанкой?
Все проснулись, и стали с интересом коситься в их сторону.
- Катя, прекрати! – шикнул на нее Жданов, но она обиделась не на шутку.
- Что случилось? – спросил Максим.
- А ты не знаешь? – притворно ахнула она. – Вы же, мужики, сплетники, почище нас, женщин! Наверняка уже всю меня вдоль и поперек обсудили! И как вышло? Кто я? Содержанка, куртизанка или сразу проститутка?
- Прекрати! Что ты говоришь? – начал злиться Жданов.
А она поднялась на ноги и в упор посмотрела на «любимого», и даже с некоторым торжеством во взгляде.
- И я даже  знаю, кто вбил тебе в голову эти глупости! – и, не глядя, но уверенно ткнула пальцем в Малиновского.  Тот возмущенно вытаращил на нее глаза, но она не обратила внимания. – Зималеттовский недоделанный писака! Ему бы не директором по маркетингу работать, а статейки в желтую прессу клепать! Талант просто!
- Палыч, ты слышишь, что она говорит? – вскричал Рома, в изумлении тараща на нее глаза.
Тот не ответил, только досадливо поморщился.
- Да пошли вы все, - с горечью добавила она тихо и быстрым шагом направилась к тропинке, по которой они и пришли.
- Ну и характер, - покачал головой Глеб и с сочувствием поглядел на Жданова.
Тот вскочил на ноги и крикнул ей вслед:
- Катя! Вернись немедленно! – но она уже  скрылась за деревьями. Андрей посмотрел на Малиновского обвиняюще. – Не мог свои смешочки при себе держать?
- А она чего? – забубнил тот. – Тоже мне, святоша! Обсуждали ее… кому она нужна?
- Малиновский, я тебя по-хорошему прошу – заткнись!
Тот округлил глаза.
- А ты ей поверил, да? Во весь этот спектакль поверил?  Ты что, не понимаешь, что все это… спектакль для одного актера? На тебя рассчитанный!
- Она не такая! – разозлился Андрей. – И прекрати все эти разговоры, понял? Я живу так, как я хочу! Мало мне тотального контроля Киры и родителей,  так еще и ты? Перед тобой мне тоже отчитываться?! С кем я сплю, с кем живу!..
Рома отвернулся от него и зло уставился на озеро.
Андрей в сердцах сплюнул и тяжелой поступью направился вслед за Катей. Шел к дому и внимательно оглядывался, выискивая ее взглядом, но ее нигде не было.
А в гостиной заметил Изотову, которая пила кофе, сидя в кресле и листая журнал. Заметила его и разулыбалась.
- Андрюш, ты где был? Я тебя искала, искала…
- Я помню, - мрачно отозвался он, - вчера за домом. Катю видела?
Валерия посмотрела рассерженно.
- Вот что ты в ней нашел? Она же психованная!
- А что, тебе кто-то сказал, что это твое дело? – рыкнул он и побежал вверх по лестнице.
Катя собирала вещи. Металась по комнате и в беспорядке закидывала свою одежду  в спортивную сумку, стоявшую на кровати. И была очень зла. От нее буквально било током, чуть ли искры не летели.
Андрей вздохнул, наблюдая за ней.
- Кать, может, стоит успокоиться?
Но она даже никак не отреагировала на его появление.
- Катя! – прикрикнул он, а потом подошел, схватил ее за плечи и встряхнул. Катя немного испуганно глянула на его рассерженное лицо. – Я не люблю истерики,- твердо проговорил он. – Тебе ли этого не знать?
Она несколько секунд смотрела на него, а потом осторожно освободилась от его рук.
- Это не истерика, - тихо проговорила Катя. – Я злюсь.
- Больше смахивает на истерику, - упорствовал он.
Катя огорченно вздохнула и присела на кровать.
- Это ты на меня так плохо влияешь.
- Отлично, - взмахнул он рукой. – Я еще и виноват во всем!
- Я раньше себя так никогда не вела.
- Ты имеешь в виду, глупо?
Она рассердилась.
- Прекрати! И что я глупого сказала? Это все правда! Я не такая, как он говорит! – в голосе послышались слезы обиды.
Андрей вздохнул, а потом присел перед ней на корточки и взял за руку.
- Я знаю, что ты не такая, - терпеливо проговорил он. – И нечего Ромку слушать. Что ты из-за этого переживаешь?
- Да потому что ты его слушаешь! Ты его слушаешь и веришь ему, а он все врет! Он просто испорченный, избалованный!.. Гад!
- Все, все, - Андрей обнял ее и поцеловал в нос. – Успокойся! Я его слушаю, но это же не значит, что я верю каждому его слову. Я прекрасно знаю его привычку преувеличивать, да и вообще его отношение к жизни. Я никогда не воспринимаю его всерьез. А все, что он говорит про тебя… по-моему, это только тебя задевает!
Катя помотала головой.
- Я просто не понимаю – почему… Что я делаю не так, объясни мне! Почему у него возникли такие мысли? Потому что я когда-то встречалась с Сашкой? Это что, запрещено кем-то было, а я об этом не знала? Или я теперь  недостойна даже стоять рядом с вами обоими? Так вы ни чем не лучше Сашки!
- Катя! – прикрикнул он на нее. Она замолчала. – Вот так. Иногда ты просто сводишь меня с ума, ты знаешь об этом?
- Злю?
- Удивляешь. И злишь.
- Андрей, почему? – продолжала настаивать она.
Он вздохнул.
- Ты же не маленькая, Кать, все сама должна понимать.
- Да что понимать-то?
- Что нельзя принимать дорогие подарки от бывших поклонников. Ты разве эту истину не знаешь?
Катя изумленно посмотрела на него и отодвинулась от него.
- Какие подарки?
Жданов поморщился.
- Например, кольца с изумрудами.
- Андрей, да ты что? Причем здесь это?
- Да не причем, конечно, - пошел он напопятную. – Ты спросила – я ответил.
Катя забралась с ногами на постель и еще отодвинулась от него. При этом взгляд так и оставался изумленным и непонимающим.
- Андрей, какие подарки?  Это зарплата моя!
Жданов нахмурился.
- В смысле?
- Да в прямом! – всплеснула она руками. – Я пока во Франции была, кое-что для Воропаева сделала, и должна была получить свой процент. А это кольцо я давно присмотрела, но купить не успела со всеми теми событиями – уехала. Вот и попросила Сашку вместо денег купить мне кольцо. Я, правда, и не надеялась, что оно еще в продаже, но, как видишь, повезло.
- Господи, Катька… ну ты и выдумщица! – покачал Андрей головой.
- Это не я, а дружок твой полоумный выдумщик! Тоже мне, блюститель морали! За собой бы последил! Что ему от меня-то все надо? Что ему покоя не дает?
- Успокойся, я с ним поговорю.
- Вот и поговори! И передай ему, что я в отличие от него, работаю! И зарабатываю прекрасно и могу себе позволить покупать подобные вещи себе сама! Я ни от кого не завишу! И подарок родителям я куплю сама! – Катя не на шутку разошлась и повысила голос.
- Сама, так сама, - кивнул Андрей, надеясь, что она сейчас успокоится.
- Это он только и думает, как бы новую модельку закадрить для своей услады, а у меня иногда работы столько, что поспать некогда… - сбавила тон и виновато вздохнула. – Это я в последнее время обнаглела совсем, все на Кольку свалила, а так…
Жданов пересел на постель и потянулся к ней.
- Ты у меня умница.
- Умница, - со всхлипом повторила она. – Вот только ты меня обижаешь все время и не веришь мне.
- Я верю, - погладил ее по волосам и наклонил ее голову к себе, попытался поцеловать.
Катя посмотрела ему прямо в глаза и при этом очень серьезно.
- Я хочу, чтобы ты только мне верил. Я одна всегда буду говорить тебе правду. Только я, слышишь?
Он улыбнулся.
- Я попытаюсь запомнить…

0

10

##### 17 #####

- Ты что делаешь? – Малиновский неспеша приблизился и стал наблюдать, как Жданов закидывает в багажник сумки с вещами.
Андрей обернулся на него через плечо.
- Мы возвращаемся в город.
- Ах, ну да! Девочка закапризничала!
- Дело не в этом,- Жданов выпрямился и повернулся к нему. – Просто нам нечего тут делать. И так… слишком много случилось за эти два дня.
Рома покачал головой, продолжая с недоверием присматриваться к нему.
- Я просто убеждён, что ты совершаешь ошибку, но не знаю, как тебе объяснить это, а точнее, достучаться до тебя! От таких, как она, бежать надо!
Андрей едва заметно усмехнулся.
- Что ж ты так на женщин-то взъелся, Ромка?
- Да не на женщин, а на Катерину твою! Она ведь из той породы, что мужиков узлом завязывают. Тебе это надо?
- А вдруг надо? Я сам ещё не понял до конца, ну а вдруг?
- Да дурак ты! Сам потом будешь метаться, а поздно будет!
- Ты, Ромка, свои страхи на меня не проецируй,- засмеялся Андрей.- Всё у меня так, как надо, даже лучше. А ты мне на мозг не дави, хорошо? – подмигнул другу и пошёл в дом.
Рома остался у машины, с недовольством глядя ему вслед.
Как донести до Жданова простую истину о том, что его Катюшка не просто девочка, с которой можно развлечься и, подарив шубку или машину, вычеркнуть из своей жизни? Было бы это так, не было бы никакого повода для беспокойства. А Малиновский прямо чувствовал, что она затеяла серьёзную игру и проигрыш в ее планы не входит.
Рома всегда боялся подобных женщин и старался их обходить стороной, как только чувствовал, что девушка, на которую он обратил внимание, не так проста. Из чувства самосохранения, для собственного спокойствия, потому что прекрасно знал, что из умно сплетённых сетей не так-то просто выбраться. А ещё труднее - захотеть выбраться. А все опасные симптомы у Жданова уже начали проявляться. Несмотря на все доводы разума, тот продолжал цепляться за Пушкарёву. Готов был пожертвовать и поступиться очень важными вещами, даже пойти на риск.
Рома бы понял все это, ведь для мужчины «хочу» - довольно серьёзный повод, чтобы потратить деньги, время и нервы на понравившуюся женщину. Но когда эта женщина – хищница, то своими хотениями лучше пренебречь ради собственного спокойствия. Но Андрей, по всей видимости, понимать это не хотел. И как его убедить, Рома тоже не знал.
Задумавшись, облокотился на машину и не заметил, как с другой стороны к нему приблизилась девушка и остановилась, насмешливо посматривая на него.
- Что же вам так лихо-то, Роман Дмитрич?
Он удивленно оглянулся, посмотрел на нее и нахмурился.
- Подслушивала?
- А как же, это мое любимое занятие со времен работы в «Зималетто»,- улыбнулась Катя.- Никак не могу отвыкнуть от этой замечательной привычки. Ну вы-то меня понимаете, правда?
Рома откровенно скривился.
- Это ты меня подловить пытаешься?
- Да нужен ты мне,- фыркнула Катя.- Мне просто не нравится, что ты пытаешься Андрея против меня настроить. Что тебе так покоя не дает? Что он со мной спит?
- Да он-то с тобой спит, а вот ты чего-то другого от него хочешь!
Катя засмеялась, легко и непринужденно. Сделала пару шагов и оказалась прямо перед ним.
- Какие-то глупости ты говоришь, Рома. Ну что может хотеть женщина от любимого мужчины? И не денег, как ты плохо думаешь. Я его хочу, всего и целиком.
- Вот это я знаю! И ему пытаюсь это объяснить, но он понимать никак не хочет!
- А что понимать-то? Я ему это напрямую сказала.
- И что он ответил?- заинтересовался Малиновский, а Катя вздохнула.
- А вот это тебя уже не касается! Но… он собирается жениться на Воропаевой, если ты за это ратуешь, то мои слова тебя должны успокоить.
- А ты в любовницы пойдёшь к Жданову?- хмыкнул Рома.- И успокоишься этим? Кому ты врешь?
Катя вздохнула.
- Себе, наверное. Но ты, Ромочка, успокойся. Иначе обретёшь большие неприятности. И не надо так на меня смотреть! Я не о себе, а об Андрее. Мало тебе сегодня от него досталось? А будешь к нему приставать со своими дурацкими разговорами о том, как неправильно он живет, Жданов сорвется и пойдет вразнос. Ты же знаешь, как он умеет доказывать свою правоту. С кулаками. Побереги друга-то… и себя.
Малиновский смотрел в ее спокойное лицо, даже встретил ее взгляд, без всякого намека на злость или раздражение, и понимал, что все происходящее хуже, чем он думал. Она не просто хищница, она рассчетливая и хладнокровная упрямица, которая привыкла добиваться своего.
Да она сама только что сказала, чего хочет!
А Катя вдруг задорно улыбнулась.
- К тому же, ты сам хотел, чтобы я в него влюбилась. Я влюбилась!
Рома мрачно усмехнулся.
- Откуда же я мог знать, что под нелепыми одеждами волчица?
Катя от души рассмеялась от такого сравнения.
- Даже не знаю, обижаться мне или нет?
Андрей быстро сбежал вниз по ступенькам и настороженно посмотрел на них.
- Что происходит? О чём беседуем?
Катя еще секунду сверлила Малиновского взглядом, а затем со спокойной улыбкой посмотрела на Жданова.
- Просто разговариваем. Поедем? Я домой хочу.
Жданов кивнул и обнял ее одной рукой.
- Поедем. Ромка, до завтра. На работе увидимся.
Тот отступил от машины и тоже кивнул.
Андрей открыл Кате дверь машины и помог ей сесть. Посмотрел на Малиновского и показал тому кулак. Рома махнул рукой и пошел к дому.

~ ~ ~

До Москвы добирались долго, застряли в пробке, и довольно продолжительное время пришлось просто сидеть и таращиться в окно. Андрею постоянно названивал кто-то на телефон, он вел занудный и бесконечный деловой разговор, а на нее внимания не оставалось. Обсуждал поставки и контракты, и только иногда целовал и обнимал ее одной рукой. Катя сидела в неудобном положении, перегнувшись к нему, бок затёк, но так приятно было прижиматься к нему, слушать его голос и просто знать, что он с ней рядом.
- Почему они все пристают к тебе в воскресенье?
Андрей засмеялся.
- Ты так говоришь, словно и правда не понимаешь!
Она вздохнула.
- Понимаю… Все хорошо?
Жданов кивнул.
- Нормально. Из кризиса мы выбрались, теперь спокойнее.
Катя помолчала, а потом тихо спросила:
- Пал Олегыч очень на меня злится?
- Да не злится он, Кать. Он не устаёт хвалить твой антикризисный план… и ругать нас с Малиновским.
Она засмеялась.
- Так вам и надо!
Андрей ущипнул ее за бок, а Катя охнула. А потом откинула голову назад и посмотрела ему в лицо.
- Я тебя люблю. Очень-очень.
Жданов немного смутился, натянуто улыбнулся.
- У тебя это так легко получается… говорить о любви. Не боишься?
- А чего мне бояться? Я говорю, что чувствую. И от этого чувства никуда не денешься. И мне совсем не страшно, мне это нравится.
Андрей расслабился немного и улыбнулся уже спокойно и довольно. Правда, Катя этой улыбки не увидела, опять смотрела в окно, а пальчики ласково бегали по его руке.
- Ты такая странная, Катька. Необычная… Я никогда таких не встречал, честно.
- А знаешь почему?
- Почему?
- Потому что я всегда говорю тебе правду,- вкрадчиво произнесла она.- И мне ничего от тебя не нужно, я просто тебя люблю. И бояться и стыдиться мне нечего.
Андрей рассматривал ее макушку, слушал Катю, а сам все никак не мог убрать с лица улыбку.
- Значит, не врёшь?- хмыкнул он.
Катя засмеялась.
- Тогда – не считается! Да и разве я тебе врала? Кое-что не договаривала! А по делу всегда говорила правду!
- Ладно, ладно, я не спорю!
- Вот и не спорь!
- А другие, значит, мне врут?
- Притворяются,- легко ответила Катя.- Да ты и сам это прекрасно знаешь. Все эти женщины… Разве я не права?
- Права,- вздохнул Жданов.- Но с этим я уже свыкся, всем всегда что-то от меня надо.
- А мне ничего. Чтобы обнимал вот так иногда и говорил со мной.
- Я с тобой. Вот только…
- Что?
- Я не привык, чтобы женщины устанавливали правила.
- А я устанавливаю?- развеселилась Катя.
- Да, сейчас мы живём так, как хочешь ты. Я не скажу, что мне это не нравится. Беспокоит немного, непривычно.
Катя задумалась над его словами, а потом с хитрецой добавила:
- Ты же мужчина, Андрюша. Ты можешь это изменить.
- Как?- заинтересовался он, а она хихикнула.
- Вот когда поймёшь, тогда и станешь сам контролировать ситуацию. И тогда я стану покорной… и буду делать все так, как ты захочешь.
Он недоверчиво хмыкнул.
- Заманчиво, но как-то… не верится.
- Пока да…- опять подняла голову и загадочно посмотрела на него, и засмеялась, за что удостоилась укоряющего взгляда.
- Какая же ты… хулиганка и провокаторша!
Катя подняла руку, обняла его за шею и попыталась притянуть его голову к себе.
- Шантажистка я,- игриво прошептала она и подставила губы для поцелуя.- Я тебя люблю.
Время уже близилось к вечеру, поднялся прохладный ветерок, предвещавший дождь, и Катя поёжилась, выйдя из машины. И потянулась.
- Устала?- спросил Андрей, открывая багажник.
Катя кивнула и зевнула.
- Так долго ехали.
- Да уж,- согласился Андрей. Случайно поднял глаза на окна дома и замер.- Кать!
- Что?
Жданов кивнул на окна ее квартиры, в которых горел свет. Катя тоже посмотрела.
- Кто у тебя?- насторожился он.
Она дернула плечом.
- Не знаю…- а потом ее лицо прояснилось.- Это Колька, наверное, вернулся!
Андрей нахмурился.
- У него есть ключи от твоей квартиры?- почему-то в момент рассердился Жданов, а Катя лишь фыркнула.
- И что тут такого? А у меня есть ключи от его квартиры. Что такого? На всякий случай.
Он лишь скрипнул зубами.
- Вообще-то девушкам принято дружить с девушками, а не с парнями!
- Ну не получается у меня с девушками,- развела Катя руками.
- А женсовет?
- Андрюш, я тебя умоляю! Они первоначально меня приняли в свою компанию лишь потому, что им меня жалко стало! А на дальнейшую дружбу я как-то не очень рассчитывала!
- У тебя что, нет ни одной подруги?
Катя задумалась.
- У меня много знакомых женщин и девушек… вот, например, Юлиана Виноградова. А чтобы дружить… нет!
Андрей покачал головой.
- Вот я и говорю, что ты какая-то неправильная!
- Неправильная? Ну и пусть! Я себя и такой люблю!
Жданов захохотал.
Катя заметила, что он вытащил из багажника не только ее сумку с вещами, но и свою. Это ее безумно порадовало и еще больше воодушевило. Открыла ему подъездную дверь, а сама подпрыгнула и ухватилась за его плечи и быстро поцеловала его в шею сзади.
- Катька, уронишь же!- охнул Андрей, а сам опять довольно заулыбался.
Войдя в квартиру, Катя скинула с ног шлёпанцы и крикнула:
- Колька! Это ты?
Зорькин выглянул из гостиной и лениво прислонился плечом к косяку.
- Я, а ты кого ждала?
- Никого я не ждала! Но тебе рада.
У Коли немного вытянулось лицо, когда он увидел Жданова, входящего в квартиру с сумками наперевес, но он быстро справился с собой и усмехнулся.
- Опа… Я не вовремя?
Катя махнула на него рукой и посмотрела на Андрея.
- Андрюш, поставь сумки, тяжело же!- и опять повернулась к другу.- Ты когда вернулся? Все нормально?
- Нормально,- протянул Коля, продолжая посматривать на Жданова с откровенной насмешкой. Тот, по всей видимости, был чем-то недоволен.- Я документы тебе на стол положил, посмотришь.
Она кивнула.
- Здрасьте, Андрей Палыч,- наконец поздоровался Зорькин. Андрей глянул на него исподлобья и кивнул.
Катя посмотрела на одного, потом на другого, с трудом подавила вздох и украдкой показала Коле кулак. Тот вытаращил на нее глаза, хмыкнул и вернулся в гостиную. И крикнул оттуда:
- Кать, я к твоим заезжал, еды тебе привез целый холодильник.
- Ой,- спохватилась Катя,- надо родителям позвонить!
Андрей прошёл в спальню и оставил сумки у кровати. Переждал там пару минут, пытаясь справиться с собственным раздражением, а когда вышел, сразу отправился на кухню. Приостановился в коридоре, услышав голос Зорькина.
- Я же не знал, что ты не одна явишься!
- Колька, не занудствуй! Я же тебя не учу, что нельзя девушкам голову морочить!
- А я морочу?- деланно удивился тот.
- А то нет!- воскликнула Катя.- Думаешь, я не знаю, что вы с Сашкой Клочкову на двоих делите?
- Так это не считается! Это не мы ее, это она нас морочит, по крайней мере, пытается!- и засмеялся.
- И тебе ее совсем не жалко?
- А что, есть повод? И вот теперь ты не занудствуй! Я вообще-то сегодня хотел у тебя остаться.
- Коль, с ума не сходи! Мне сейчас совсем не до тебя!
- Да это я понял,- вздохнул Зорькин.- А Жданов что, жениться передумал?
- Не твоё дело!
- Ну и пожалуйста,- обиделся тот.- Тогда я сейчас поеду к твоим родителям, хоть поем вволю! А им на тебя нажалуюсь! Скажу, что ты меня из дома выставила, чтобы спокойно с любовником развлекаться!
А Катя рассмеялась.
-Только попробуй! Ты будешь первой папиной жертвой, предупреждаю!
- За удовольствия надо платить!
Андрею надоело стоять в коридоре, и он вошёл на кухню. Разговор сразу смолк, а Катя посмотрела на него и спокойно улыбнулась.
- Андрюш, ты голодный? Садись.
- Вот так,- надулся Зорькин.- Он садись, а я пошёл вон? Хороша подруга, нечего сказать!
- Коля, хватит ныть!- прикрикнула на него Катя, проворно накрывая на стол.- Садись, ешь и поезжай домой!
- Нет уж, спасибо! Поеду туда, где мне будут рады!
Поглядел на Жданова, а потом наклонился и быстро и поцеловал Катю в щёку.
- Я ушёл!
Андрей посмотрел ему вслед, но хмуриться не перестал даже после того, как за Зорькиным захлопнулась дверь. Вся эта ситуация ему очень не нравилась. Не нравилось, что Катя так всем нужна. И что ее окружают мужчины в таком количестве. Понимал, что это неправильное чувство собственника, но он это чувствовал и ничего не мог поделать с собой. Хотелось стукнуть кулаком по столу и поорать немного, чтобы выпустить пар. Но как только представлял себе реакцию Кати на свой взрыв… реально пугался, и это заставило сдержаться и промолчать.
Смотрел в окно и думал свои невесёлые мысли. Катя крутилась рядом, что-то говорила ему, но он не прислушивался.
- Андрей, ну что с тобой? – потормошила она его. Поставила тарелку на стол, а потом обняла Жданова и тоже выглянула за окно. – Что ты там такое интересное высматриваешь?
- Да ничего, просто… думаю.
- О чем? Тебя что-то беспокоит?
Он вздохнул.
- Да нет, Катюш,- посмотрел на нее и даже улыбнулся. – Корми меня, я есть хочу.
Катя заулыбалась.
- А все уже готово! Мама столько всего прислала!
Андрей смотрел, как она наполняет его тарелку, как радуется, а у самого что-то ныло прямо у сердца. Вот именно в этот момент он очень остро понял весь ужас тогда произнесенных ею слов. «Как только это сумасшествие закончится, я сразу от тебя уйду. И не обернусь».
А вокруг крутится куча мужиков, которые могут ее увлечь. И она его разлюбит. Сможет?
Сможет.
И его это очень беспокоит. Ведь он так и не знает, как ее удержать. Ничего так придумать и не смог. Это будет трудно.
Взял вилку и молча принялся за еду. Катя села напротив него, подвинула к себе свою тарелку, но лишь смотрела на него.
- Ты чего не ешь? – поинтересовался Андрей.
- Не хочу. Я устала.
Жданов хмыкнул.
- Только не говори мне, что ты тоже помешана на диетах!
- Какие диеты, Андрюша? – лукаво посмотрела она на него. – Я совершенна от природы!
Он все-таки засмеялся.
- Серьезно?
- Сомневаешься? Зря. Ты просто ещё до конца не понял, насколько тебе повезло в жизни и какое сокровище тебе досталось!
- Болтушка!
Катя рассмеялась.
- А что ты там про Клочкову говорила?
Она удивленно глянула на него, а потом легко махнула на него рукой.
- Ой, это ужасная история. Совершенно безобразная на мой взгляд!
- Даже так?
- Андрюш, они ее на двоих делят! Мыслимо ли это? Она-то, конечно же, об этом не догадывается, думает, что это она двоих мужиков за нос водит, а на самом деле… А что я могу? Клочковой глаза открыть? А надо ли мне это?
- Вот именно,- кивнул Жданов.- И не лезь. Два взрослых мужика, пусть сами разбираются. Да и Вика та еще невинная жертва!
- Как скажешь… Вкусно?
- Вкусно, очень.
Катя пригорюнилась.
- А я не умею так готовить. У мамы практика, а я…
- А ты научишься со временем, если захочешь.
- Если ты захочешь, - шепнула она.
Андрей улыбнулся, а потом спросил:
- И что же мне сделать?
- Чтобы я захотела научиться готовить? – не поняла Катя и снова засмеялась.
- Нет, чтобы тебя приручить.
Она перестала смеяться.
- А зачем тебе меня приручать? – исподлобья посмотрела на него. – У тебя уже есть прирученная женщина, Кира. И что, тебе с ней интересно?
- Ты же сама говорила…
- Я говорила, что покорюсь тебе, что буду твоей… всегда-всегда. Но приручать меня не надо.
Андрей задумчиво смотрел на нее, а потом покачал головой и усмехнулся.
- Ты действительно самая странная женщина, которую я встречал. И я ничего не понимаю! Как себя вести с тобой – не понимаю. Это плохо?
- Ты думаешь обо мне – а это очень хорошо!
- Хитришь ты, Катька! Я так и чувствую, как я все больше запутываюсь. Собираюсь тебя приручать, а ты, кажется, меня уже сделала!
- Правда? – обрадовалась она.- Значит, мне можно расслабиться?
Он погрозил ей пальцем.
- Я за тобой слежу!
- А я тебя люблю, - просто ответила Катя, и Жданов тут же позабыл обо всем.




##### 18 #####

Когда на следующее утро Андрей уезжал на работу, Катя добросовестно появилась на балконе и долго махала Жданову рукой.  Он смеялся и качал головой, а она продолжала махать ему. Самой было смешно, но это настолько невероятным всё казалось, что она не могла себе отказать в такой маленькой шалости.
Андрей уехал, а она наконец взялась за работу. Просмотрела все документы, которые ей оставил Колька, позвонила родителям и вволю наболталась с мамой, а потом заскучала. Время близилось к обеду, и занять себя было особенно нечем. Послонялась по квартире, разобрала вещи Андрея и некоторое время постояла перед открытым шкафом, любуясь на дело рук своих. Казалось, что его вещи всегда так и лежали на полках рядом с её вещами.
Но потом просто радоваться тому, что видела, стало мало, и она схватилась за телефон. Вот только Андрей был занят, и Кате пришлось больше времени потратить на препирания с Викой, чем на разговор со Ждановым. Это разочаровало и расстроило.
А потом задумалась. Точнее, засомневалась. Но раздумий и нерешительности хватило всего на несколько минут, а потом вскочила и со всех ног бросилась в спальню, подбирать себе наряд. Поход в «Зималетто», куда в этот раз она точно вернётся победительницей, требовал особого, более тщательного  подбора костюма. Чтобы все упали и сразу поняли, что она вернулась не просто так.
И конечно, очень скоро слух о её возвращении дойдёт и до Киры Воропаевой.
А разве Кате не это нужно? Поскорее начать большую игру.
А игра уже была продумана, и даже план составлен, правда, мимолётный.
Нет, она не собиралась биться в кровь и драться с Воропаевой насмерть. Катя была готова уступить Андрею, раз уж мнение отца для него так важно, а без этой идиотской женитьбы никак не обойтись. Хочет жениться – пусть, она готова смириться с этим. Но и быть тайной любовницей она не согласна.
Если он хочет быть с ней, то пусть будет. У всех на глазах. А Кира не её проблема. Жданов сам сделал свой выбор. А если Воропаева не станет этого терпеть… что ж, ей, Кате, это даже на руку!
Долго крутилась перед зеркалом, поправляла макияж, причёсывалась, оглядывала себя со всех сторон. А потом вздохнула и удовлетворённо улыбнулась.
- Во всех ты, кумушка, нарядах хороша! – проговорила она и снова улыбнулась.
До «Зималетто» добралась быстро, обошлось без пробок. У входа подмигнула важному донельзя Потапкину и с задорной улыбкой прошмыгнула мимо него.
Выйдя из лифта,  тут же наткнулась на любопытный и настороженный взгляд Маши. Та увидела Катю и неприлично вытаращилась на неё.
- Маш, привет! Как дела?
- Катька! Вернулась? Ух ты! Классно выглядишь!
Катя всё-таки почувствовала облегчение. Когда шла сюда, совершенно не представляла, как её встретит женсовет. Но, судя по реакции Маши, зла и обиды на неё не держали. Это хоть немного, но порадовало.
Катя приблизилась к столу ресепшена.
- Спасибо, Машуль. Какие у нас новости?
- Новости одна за другой сыплются! Как тебе моя новая причёска?
- Здорово, честно!
- А ты к нам в гости?
- Можно и так сказать,- туманно ответила Катя.
- А ты где была? Даже не звонила!
- В Европе. Проблемы кое-какие были, надо было решать.
- В Европе,- завистливо вздохнула Тропинкина.- Везёт! А мы всё тут, и никаких перспектив, главное!
Катя хитро прищурилась, глядя на неё, и усмехнулась.
- Так уж и никаких?
Маша лишь рукой махнула.
- И не говори! Полная тишь!
- А Федя?
- Да что Федя? Не думаю, что зарплаты курьера хватит на то, чтобы отвезти меня в Европу!
Катя посмотрела на неё долгим взглядом, но лишь улыбнулась и на это ничего не ответила.
- Маш, а Андрей у себя? Занят?
- Андрей Палыч?- заворожено повторила за ней Маша и сделала страшные глаза.- Так ты к нему?
Пушкарёва кивнула.
- К нему. Он у себя?
- У себя, работает. Сегодня утром опять кричал на всех и наставлял на путь истинный. Учил любить родину, то есть «Зималетто».
Катя улыбнулась.
- Правда? Тогда я к нему, хорошо? Потом поболтаем.
- Ой, Кать, я не уверена… Он сказал, что сегодня никого не принимает!
- Меня примет,- подмигнула и направилась в сторону президентского кабинета.
Лёгкой походкой шла по коридору, пытаясь предугадать реакцию Андрея на её появление. А вдруг и правда не обрадуется? Тогда придётся принимать какие-то кардинальные меры, а для начала неплохо бы понять, какие!
В приёмной её гневным взглядом встретила Клочкова. Даже угрожающе приподнялась со своего стула, когда увидела её.
- Пушкарёва! Ты что тут делаешь?
- А ты что так вопишь? Так нельзя! Вдруг бы я испугалась? У тебя голос как иерихонская труба, Вика!
- Она ещё и хамит, нахалка! Убирайся отсюда!
Катя, проигнорировав её убийственный тон, прошла к двери кабинета и взялась за ручку. Посмотрела на Клочкову.
- Ну что тебе, Виктория?
- Ты куда это собралась? Отойди от двери!
- Или что?- заинтересовалась Катя.
- Или я Кире позвоню!- угрожающе воскликнула Клочкова  и круто подбоченилась.- Вот тогда тебе мало не покажется! Ишь чего удумала! Думаешь, что Киры нет, так можешь творить, что захочешь? Ничего у тебя не выйдет! Я ей сейчас позвоню и!..
Катя вздохнула.
- Позвони, Вика, позвони! Сделай мне такое одолжение! Я буду тебе очень благодарна! И не забудь всё рассказать ей в подробностях, хорошо?
Вика замерла в полном изумлении, а Катя уже открыла дверь и проскользнула в кабинет.
Андрей оторвал взгляд от компьютера, когда услышал, как открылась дверь, и недовольно, рассерженно посмотрел. Но увидел Катю  с ослепительной улыбкой на  губах и откинулся на спинку кресла, с удовольствием ее разглядывая.
Катя на несколько секунд замерла у двери, позволяя ему себя рассмотреть как следует, а потом прошла к столу.
- У тебя в приёмной цербер, ты в курсе?- проговорила она, подходя к нему.- Чуть заживо меня не загрызла!
А Андрей продолжал разглядывать ее с соблазняющей улыбкой, а когда Катя подошла, немного отъехал на своем кресле к стене, без лишних слов приглашая ее присесть к нему на колени. Она рассмеялась и села.
Жданов обнял ее и поцеловал.
- А ты ей что сделала?
- Я?- немного переигрывая, удивилась Катя.- Я само благодушие, Андрюш, ты же это знаешь!
- О да, я это знаю!
- Не злишься, что я приехала?
- Смотря зачем ты приехала,- хмыкнул он.
- Хочу, чтобы ты со мной пообедал. Мне без тебя скучно.
Жданов вздохнул, а сам накручивал на палец прядь её волос.
- У меня работы много, Кать.
- Да?- заинтересовалась она.- А чем ты занимаешься?- и посмотрела через плечо на монитор его компьютера.
- Работой я занимаюсь. Сама же знаешь, какая у нас нервотрёпка всегда перед показом!
- Бедненький мой… Хочешь, я тебе помогу? – Думала, что он откажется, отмахнётся, не верила, что подпустит ее настолько близко. Но Андрей вдруг заинтересованно посмотрел, а затем перегнулся через нее к столу и поворошил какие-то папки. Достал одну и подал ей.
- Вот, почитай.
- Надо же, какое доверие…- пробормотала Катя себе под нос, за что удостоилась щипка чуть пониже спины. Ахнула и поднялась, а Андрей рассмеялся. – И что это у нас такое? Интересно хоть?
- Вот ты мне и скажи.
Катя открыла папку и хмыкнула.
- Так, так… Финансовый отчёт. Название уже интригует!
- Кать!
- Я шучу, Андрюш!
Сняла с плеч маленький рюкзачок, пристроила его на кресле, а сама села на стул напротив Жданова. Открыла папку и начала пролистывать, внимательно вчитываясь в некоторые абзацы.
Андрей устало вздохнул, положил руку на компьютерную мышку и постарался вновь вникнуть в отчёт маркетингового отдела.
Катя, услышав этот вздох, подняла глаза и обеспокоено поглядела на Жданова.
- Ты не очень хорошо выглядишь. И Маша сказала, что ты с утра разборки устроил. Что случилось? Когда уезжал, настроение было нормальное.
- Всё нормально, Кать, обыкновенная тактика начальника, чтобы заставить всех работать наконец!
Она улыбнулась.
- Зверь!
Андрей подался к ней и щелкнул зубами. Катя захохотала.
- И всё равно вид у тебя усталый,- посетовала она, когда успокоилась. Протянула руку и нажала кнопку селектора.- Вика, чай Андрею Палычу принеси. С лимоном, – подняла на Андрея глаза.- Есть хочешь? – тот покачал головой.- Только чай, Вика. И побыстрее, пожалуйста.
- И как я все это время обходился без второй секретарши?- снова вздохнул Андрей, глядя на неё с лёгкой улыбкой.
- Как ты все это время обходился без меня – вот в чём вопрос!
Андрей откинулся назад, немного сполз вниз на кресле и сложил руки на животе, а сам задумчиво поглядывал на нее.
- Катька, работать ко мне пойдешь?
Она весело глянула на него.
- Кем? Секретаршей? С диванным продолжением?
- Какие гадости ты говоришь! Я вас с Зорькиным официально найму, вы же этим занимаетесь, как я понял? Скидку сделаешь, как своему?
- Какой ты хитрый! А вообще, это неплохая идея. И у меня будет повод появляться здесь на законных основаниях.
Андрей кивнул.
- Хорошо, Андрюш,- согласилась Катя, а Жданов иронично приподнял брови.
- Даже с Зорькиным советоваться не будешь?
- А зачем? Некоторых клиентов мы ведём отдельно, только иногда просим друг у друга совета или помощи. Так что я соглашаюсь, и все.
- Вот и отлично. Избавляешь меня от лишней головной боли.
- Все для тебя, милый!- ослепительно улыбнулась она, а Жданов засмеялся.
- Как же я люблю, когда ты так говоришь!
Дверь приоткрылась и в кабинет задом, с подносом в руках, проникла Вика. Окинула их хмурым взглядом и, гордо вскинув подбородок, прошла к столу.
- Твой чай,- каменным голосом произнесла она, ставя поднос на стол.
- Вот спасибо, Викусь, никак не ожидал от тебя такой заботы! – фыркнул Андрей. – Кать, попей чаю.
Та покачала головой, углубившись в чтение отчёта.
А Вика уходить не торопилась. Замерла у стола, выразительно глядя на Катю, а потом обратилась к Жданову.
- Кира звонила!
Катя оторвалась от отчёта, но глаз не подняла. Зато Андрей спокойно пожал плечами и воскликнул:
- Я рад за тебя, Вика! А сейчас иди, мы работаем.
- Работаете?- не поверила та.- И она работает?
- Да, в отличие от тебя, Клочкова! – тут же повысил голос до предела Жданов. Катя посмотрела на него беспокойно, а Андрей стукнул кулаком по столу, едва не перевернув чашку. - Иди на своё место!
Когда за вылетевшей пулей Викторией захлопнулась дверь, Катя наконец решилась подать голос.
- Что ты из себя выходишь, Андрей? Не надо так нервничать.
- А как не нервничать, когда эта дура следит за каждым моим шагом и докладывает тут же Кире?
- Так уволь её! Сколько можно терпеть?
Он только вздохнул и безнадёжно махнул рукой.
Катя закрыла папку и положила ее на стол.
- Давай я документы домой возьму и все посмотрю, хорошо?
- А тебе дома заняться нечем?- хитро глянул на нее Жданов.
- Но тебя же все равно после обеда не будет. Я успею.
- Смотри…
Катя поднялась, неспеша прошлась по его кабинету, а потом открыла дверь в каморку. Заглянула с интересом.
- Ничего не меняется?
Андрей с улыбкой наблюдал за ней.
Катя вошла, осмотрелась, чувствуя ностальгию, провела рукой по своему столу и вздохнула. Присела на краешек стола и вдруг улыбнулась.
- Андрюша, иди сюда!
- Что? Я работаю…
- На минуту,- попросила она.- Иди!
Послышался его вздох, но он всё-таки появился в каморке.
- Кать, у меня времени вообще нет…- но когда увидел, как она протянула к нему руки и призывно улыбнулась, просто шагнул к ней, не думая ни о чем. Тут же позабыл о том, что у него куча дел, обнял Катю и наклонил голову, потянувшись к ее губам.
- Я просто соскучилась по тебе, уехал так рано,- зашептала она в перерыве между его быстрыми жадными поцелуями. – Закрой дверь…
- Сейчас,- еле слышно отозвался он, пытаясь уложить ее на пустой стол.
Она глухо рассмеялась, когда Андрей нетерпеливо дернул шнуровку блузки у нее на груди.
Но ничего так и не случилось.
В кабинет ворвался Малиновский, сначала, не увидев за столом друга-президента, застыл в недоумении, а затем бросил взгляд на открытую дверь каморки, заметил целующуюся парочку и пробормотал под нос что-то нецензурное, а потом заговорил:
- С ума сошли! А если кто войдёт? Вика, например?
Андрей оторвался от Кати, поднял голову и недовольно глянул на друга.
- Сам дверь закрой!
Катя мягко отстранилась, села на столе и поправила кофточку на груди.
- Роман Дмитрич как всегда бесцеремонен.
- Это я-то? – оскорбился тот до глубины души. – А не бесцеремонно являться на работу и отвлекать человека от важного дела?
- А я не отвлекаю, я как раз работаю!
- В смысле?- растерялся Рома и посмотрел на Андрея. Тот пожал плечами, застегивая пуговицы на рубашке.
- Я решил нанять Катю и ее дружка…
- Его зовут Коля, Андрей.
- Хорошо, пусть будет Коля! Так вот, теперь они вдвоем отвечают за наши финансы.
- Е-мое,- протяжно простонал Рома и недобро глянул на Катю. Та нахмурилась.
- Андрей, вот что он на меня так смотрит? Опять начинается?
- Милая, не заводись! Ромке положено так смотреть, он вице-президент.
Катя слезла со стола, разгладила невидимые складки на брюках свободного покроя, а затем подошла к Андрею и принялась поправлять узел его галстука. Жданов послушно поднял голову и терпел, а Рома впал в тихое бешенство, наблюдая за всем этим.
- И давайте с вами договоримся прямо сейчас,- заговорил Андрей, как только Катя его отпустила от себя и он вернулся в свой кабинет.- Каждый из нас исполняет одну из главных ролей в нашей работе, и недомолвки и ссоры ни к чему хорошему нас не приведут. Малина, это я сейчас тебе говорю! Мы будем работать вместе, поэтому давайте относиться друг к другу спокойно.
- Я всегда спокойна… почти всегда,- сказала Катя, остановившись у него за спиной и оперевшись руками на спинку его кресла.- Это у Ромы проблемы.
- Вот ещё!- фыркнул тот.- Просто я не люблю, когда меня бьют и обзывают! А я совсем не такой! Я могу быть очень хорошим! Палыч, скажи ей! Рукоприкладства я больше не потерплю!
- Ой, боже ты мой!- засмеялась Катя, разглядывая обиженную физиономию вице-президента.
- Замолчите оба!- прикрикнул на них Андрей.- Работы море! Кать, включайся!
- Включусь,- кивнула она.- У меня сейчас ничего срочно нет, так что я вся твоя!- произнесла это таким тоном, что Жданов невольно заулыбался. – Но сначала требую обед! Есть хочу!
Андрей посмотрел на неё, закинув голову назад, затем задумчиво на монитор компьютера.
- Подождёшь немного? И поедем.
- Подожду,- милостиво согласилась Катя и победно глянула на Малиновского.- Роман Дмитрич, вы с нами?
- Нет уж, увольте! Не хочу весь обед смотреть, как вы щупаетесь под столом. Я бутербродами обойдусь!
- Ну и как хочешь!
Малиновский еще раз фыркнул и пошел к двери. А Катя прошла мимо стола к дивану, засунув руки в карманы брюк. Задумалась о чем-то на минуту, а потом присела и закинула ногу на ногу.
- Андрюш, я тебя жду,- напомнила она, а Жданов рассеянно кивнул, опять окунувшись в отчёт.

0

11


##### 19 #####

Катя промаялась минут десять, смотрела на Жданова, но он был слишком занят, и она даже удивлялась такому рабочему рвению. Раньше за ним подобного не водилось. Видимо, Сашка правду говорил, и Андрей на самом деле взялся за ум. Только Воропаев это называл напускной деловитостью, но Катя теперь видела, что это совсем не притворство.
Жданов начал работать!
Это радовало, но не в данный момент. Катя томилась и посматривала на Андрея со значением, только он не замечал. В конце концов терпение у нее закончилась, она поднялась и взяла рюкзачок.
- Андрей, я есть хочу!
- Идем, милая, - пробормотал он. - Сейчас, письмо отправлю, и идем.
Катя вздохнула.
- Я пойду тогда с девчонками поболтаю, мне надоело здесь сидеть.
- О чем поболтаешь? - как бы между прочим поинтересовался Андрей, не поднимая на неё глаз.
Катя послала ему язвительную улыбочку.
- Не волнуйся, я не буду им рассказывать о том, что ты мне говорил сегодня ночью!
Жданов оторвался от монитора и посмотрел на Катю.
- Ты злишься?
- Я не злюсь, Андрюш! Я изнываю от тоски в данный момент! Я все сделаю, как ты хочешь, но только после обеда! Я правда хочу есть, я не завтракала!
- Почему?
- Потому что не хотела,- терпеливо проговорила она.- Андрей!
Он засмеялся.
- Десять минут, Кать, и идем!
Катя кивнула, послала ему воздушный поцелуй и вышла из кабинета.
Закрыла за собой дверь и посмотрела на Клочкову. Улыбнулась, глядя в ее хмурое лицо.
- Вика,- проговорила Катя, понизив голос, чтобы Андрей не расслышал,- надеюсь, ты Кире уже позвонила? Что она сказала? Привет мне передавала?
- Какая же ты наглая! – покачала головой Вика.- Зря ты улыбаешься! Я Кире обязательно все расскажу! Она приедет и убьет тебя!
- На самом деле?- ахнула Катя и всплеснула руками.- Надеюсь, что смерть моя будет безболезненной! Как у Воропаевой с гестаповскими замашками? Хотя о чем я спрашиваю? Мне ли об этом не знать!
- Пушкарева!..- угрожающе начала Виктория, приподнимаясь со стула.
- Вика, мне некогда! – замахала на нее руками Катя, когда за дверью послышались шаги Андрея. И бросилась к выходу из приемной, надеясь выскочить прежде, чем Жданов выглянет из кабинета и застукает ее за глупой перепалкой с Клочковой.
В баре пили кофе женсоветчицы, правда, не в полном составе. Но беседа шла оживленная, и лица Шуры и Амуры, которые слушали  рассказ Маши с открытыми от удивления ртами, явно давали понять, что новости у Тропинкиной шокирующие. А какие сегодня шокирующие новости в «Зималетто»? Правильно, появление Кати Пушкарёвой, то есть, ее.
- Девочки, что так бурно обсуждаем?
Они замолчали, обернулись и принялись ее разглядывать. А потом Амура заулыбалась.
- Катька! Ты!
- Я. Привет!
- Катька! – и Шура обняла ее и даже от пола немного приподняла. Катя засмеялась.
- Я тоже очень рада вас видеть, девочки!
- Рада она,- заворчала Маша.- За полгода даже не позвонила!
Катя виновато опустила глаза.
- Я просто не знала, захотите ли вы меня видеть.
- Ну что ты говоришь такое?
- Мы, конечно, в шоке были, когда узнали, но у тебя ведь наверняка есть объяснение!
Она кивнула.
- Есть, но не очень доходчивое и понятное для вас.
- Да какая разница,- отмахнулась Амура.- Ты же всегда за Жданова горой стояла, а это самое важное!
- О да,- рассмеялась Катя.- И сколько получила от этого неприятностей?
- За правое дело страдаешь, товарищ!- похлопала ее по плечу Маша.
- Кать, а ты к Андрею Палычу приходила?
Она задумалась на секунду, а потом кивнула.
- Да. С сегодняшнего дня я опять здесь работаю, правда, как внештатный работник. Просто еще один клиент, я имею в виду «Зималетто».
Амура хлопнула в ладоши.
- Это же здорово! А кем?
- Я буду заниматься финансами.
- Ух ты! Как здорово, дамочки, да? Пушкарёва опять с нами! Да ещё на такой должности!
- Теперь мы точно всех сделаем! Женсовет – это сила!
- ОлЕчка, я же прОсил, прОсил, чтобы ты все Устроила!
- Так я и устроила! – устало вздыхала Ольга Вячеславовна, семеня за своим «гением». – Все готово, что тебя не устраивает?
- Музыка! Разве Это музыка? Нужно что-то другое!
- Да разве я в этом что понимаю?
Они приблизились к бару, и Милко тут же принялся выливать на бармена свои предпочтения. Уютова увидела Катю, улыбнулась и поцеловала ее в щеку.
- Здравствуй, милая. Мне девочки звонили, сказали, что ты приехала.
- Ольга Вячеславовна, она у нас теперь работает! Опять!
Милко повернулся на эти слова и принялся Катю оглядывать с головы до ног придирчивым взглядом. Скроил недовольную физиономию.
- Ну где, где ты этого пОнабралась? Ну пОсмотри на себя!- и начал поправлять ее кофточку. Поддернул бретельки, завязал бантик на шнуровке и все продолжал разглядывать ее.
Катя переглянулась с Ольгой Вячеславовной, но та замахала на нее руками, умоляя, чтобы она не отодвигалась и не отталкивала вЕликого и гЕниального.
- Здесь должно быть вОт так, а тут Убрать!.. ЭтО нЕвыносимо! Где ты это взЯла?
- Где, где, в Париже, Милко!
- В Париже,- проворчал тот в ответ.- И вОт за Этим надо было Ехать в Париж?
- Да ну тебя,- обиделась Катя.- Мне нравится!
- НравИтся! Мне нравИтся селедка под шубой! Но я же не кричу Об этом на каждОм углу?
- Милко, ну что ты пристал к девочке? Все у нее прекрасно, и ты об этом знаешь! – встала на ее защиту Уютова. - Что ты вредничаешь? Потому что она ездила в Париж за одеждой, а не к тебе?
Катя гордо вздернула подбородок и независимо улыбнулась.
- А мне нравится!- опять заявила она.
- Вот и правильно,- поддержала ее Ольга Вячеславовна.
- Вы обе нИчего не пОнимаете в моде!- назидательно проговорил Милко, обвел взглядом женсоветчиц и махнул на них рукой.- И вы все, впрочем, тоже! Только я! Я – гений!
- Какая скромность! – фыркнула Катя, но Милко уже отвернулся и, радушно раскинув руки, шел навстречу крашенной блондинке, только что вышедшей из лифта.
Катя настороженно присмотрелась к ней. Что-то смутно знакомое…
А Милко уже восклицал:
- Душа моя! Ты ли Это? КрАсавица!
А в Катино плечо кто-то вцепился.
- Катька, ты глянь, кого принесло! Ларина!
Точно. Наталья Ларина. Катя до сих пор помнила свой бег с препятствиями, в попытке прикрыть Жданова перед Кирой, когда эта красотка притащилась в «Зималетто» несколько месяцев назад, чтобы качать права. А Катя прыгала перед ней, пытаясь как можно корректнее объяснить, что ее присутствие здесь с некоторых пор лишнее. И старалась держать себя в руках, не сорваться и не высказать той в глаза все, что думает и не послать куда подальше. Вся та ситуация казалась полным абсурдом, и Катя совершенно не понимала, зачем она занимается этой ерундой.
Но сделала, выгородила Жданова перед невестой, за что удостоилась букета цветов. И сделала вывод, что ее временный начальник - бабник и негодяй.
И вот пойди ж ты, в этого негодяя и влюбилась. А сегодняшняя встреча с его бывшей любовницей уже не веселила и хорошего настроения не прибавляла, в отличии от прошлого раза, когда она откровенно развлекалась, исследую личную жизнь Жданова как бы изнутри и наблюдая за Кирой, хотя в конечном счете и потеряла терпение общаясь с капризулей Лариной. А в этот раз закричать и затопать ногами хотелось уже совсем по другому поводу.
Вот что Лариной опять надо здесь? Неужели Жданов настолько обнаглел, что завел очередную интрижку?
Нет, в это Катя не готова поверить. Это было бы слишком даже для него!
Тогда что?
- Вижу, что Ларина… Что ей надо?
- Вот уж кого не ждала здесь ещё раз увидеть! Она ведь тогда с таким скандалом уходила!
- Девочки, прекратите!- одернула их Уютова.- Только очередных сплетен нам не хватает!
- Да мы-то здесь причем? Если она сама пришла?
- Так, может, она по делу?
- Знаем мы, какие у нее здесь дела! Андрюша Жданов – вот все ее дела!
Катя с трудом сдержала раздраженный вздох. Так значит, да?
А тут, как по заказу, в приемной показался Андрей, было видно, что решительно и целенаправленно шел куда-то – Катя решила, что ее искал – увидел  Ларину и на секунду изумленно приостановился, но подошел к ней и Милко, так и не потрудившись обернуться в сторону бара. Катя нахмурилась и подбоченилась, продолжая сверлить затылок любимого гневным взглядом.
Все-таки мерзавец!
Андрей о чем-то оживленно заговорил с Лариной, а уж та старалась вовсю. И улыбалась ослепительно, и позу принимала одну соблазнительнее другой, взгляды посылала пылающие и обжигающие. Катя все это видела и внутренне закипала все больше.
Видимо, ее тяжелый взгляд все же приносил Жданову некий дискомфорт, он обернулся, увидел ее, и на мгновение на его лице отразился испуг, но Андрей быстро взял себя в руки и улыбнулся. Так невинно и очаровательно.
Катя мысленно возмутилась такой откровенной коварности и послала ему в ответ улыбку. Правда, не настолько очаровательную, Катю просто душила ревность и ярость. А заметив, как Ларина все ближе придвигается к нему, просто взвилась.
- Нет, ну вы посмотрите, какая нахалка,- протянула за ее спиной Маша.- Не теряется!
- Сейчас я ее потеряю,- зло проговорила Катя и решительно направилась к живописной троице у ресепшена. Подошла и как бы невзначай, но довольно решительно оттеснила Ларину от Андрея. Наградила его еще одним выразительным взглядом и заговорила, глядя ему прямо в глаза:
-  Я пока тебя ждала, похудела килограмма на два!
Он засмеялся.
- Идем,- а у самого в глазах тревога в ожидании Катиной реакции и продолжения.
Катя повернулась и в упор поглядела на Ларину.
- Кого я вижу! Помнится, эта девушка когда-то уходила отсюда раз и навсегда? Передумали, Наталья?
Девушка заметно удивилась и непонимающе уставилась на Катю.
- Мы знакомы?
- Это ПУшкарева!- пояснил Милко и опять протянул руку, чтобы поправить бретельку на плече. Катя одарила его рассерженным взглядом,  но когда это Милко Вуканович замечал чье-то раздражение, кроме своего собственного?
- Катя Пушкарева?- повторила Наталья, оглядывая ее с головы до ног изумленным взглядом. - Та самая, что…
- Именно,- кивнула Катя.- Та самая, что подставила свою шею Кире вместо вашей!
- Катя,- вполголоса рыкнул Жданов на нее. Она обиженно поджала губы. Андрей незаметно вздохнул, посмотрел на Ларину и вежливо улыбнулся.- Извините, но у нас важная встреча. Наташ, я подумаю, обещаю. Позвони мне на днях, хорошо? Кать, пойдем,- и ненавязчиво подтолкнул ее к лифтам.
И все нервно оглядывался на окружающих, которые с любопытством на них косились. Потом подъехал лифт, и он с облегчением вошел внутрь вслед за Катей.
Она тут же от него отвернулась.
- Ну что случилось?
Двери закрылись, и можно было ее спокойно обнять, не боясь чужих глаз. Катя не вырывалась, но и отвечать на его ласку не спешила.
- Я тебя задушу, Жданов,- проговорила она.- Мало тебе жены и любовницы, так еще парочку моделей необходимо про запас иметь?
- Кать, что ты выдумываешь?
- А Ларина?
Он вздохнул.
- Мало мне было Кириной ревности! Ты хоть не начинай!
- Я не начинаю, Андрей! И я не Кира! Во-первых, я не привыкла быть дурой, а во-вторых, я не буду ждать и прощать! Я просто пошлю тебя к черту! Но прежде возьму папин армейский нож и сделаю что-то очень неприятное! Тебе!
- Ух ты! – охнул Андрей и засмеялся. – Сколько страсти! Сбереги ее еще полчасика, пока до дома не доедем,- прошептал он ей на ухо.
- Какого дома? А обед? Я есть хочу!
- Знаю. Будет тебе обед, и даже из ресторана. Но мне очень нужна встряска, а кто мне ее может устроить,  как не ты?
Почувствовал, как она начала расслабляться в его объятиях, и с трудом сдержал победную улыбку.
- Моя хорошая… И запомни раз и навсегда, я никогда не возвращаюсь к женщинам. Так что о ком – о ком, а о Лариной тебе беспокоиться не стоит. И вообще ни о ком. Я весь твой, как ты и хотела.
Катя прикрыла глаза на секунду и улыбнулась. А потом развернулась в его руках, приподнялась на цыпочках и подставила губы для поцелуя.
Андрей тихо рассмеялся, наклонился, но в этот момент лифт остановился и двери открылись. Катя с Андреем поспешно отстранились друг от друга и вышли.

~ ~ ~

- Мне нравится, когда ты ревнуешь,- усмехнулся Андрей, хитро поглядывая на Катю. Она сидела на диване, в рубашке Андрея, поджав под себя одну ногу, и выглядела чертовски соблазнительной.
Она качнула головой, откидывая волосы назад, за спину, посмотрела на Жданова, но даже не подумала улыбнуться.
- В отличие от тебя, мне это совсем не нравится. К тому же, я чуть с голода не умерла! Ты обо мне совсем не заботишься!
Андрей отодвинул от себя пустую тарелку.
- Я не забочусь? Милая, ты ко мне несправедлива!
Пересел с кресла на диван, поближе к ней, положил руку на ее коленку.
- Я только о тебе и думаю!
Катя показала ему язык. Потом поставила тарелку на стол и довольно улыбнулась, а он засмеялся.
- Ты как кошка, наелась и мурлыкаешь.
- Я еще не мурлыкаю, пока еще нет.
Андрей протянул руку и ласково потрепал ее за ухом.
- А так?
Она захохотала. Повозилась, уютнее устраиваясь в его объятиях, и обвела задумчивым взглядом гостиную его квартиры.
- Вот почему она мне не нравится?
- Кто?- не понял Андрей.
- Квартира твоя.
- Вот уж не знаю, меня она вполне устраивает.
- Какая-то она нежилая. Словно здесь никто не живет.
- Так почти никто и не живет. Часто ли я здесь бываю?
- Опять хочешь, чтобы я заревновала? 
Андрей поцеловал ее в щеку.
- А ты не ревнуй, солнышко, я же с тобой.
- Да еще зеркало на потолке в ванной. Вот зачем оно?
- А ты не поняла? – покачал головой Андрей.
Катя потянулась, выгибаясь в его руках, а потом обняла.
- Поняла, просто… Неужели тебе меня мало?
- Ну что ты опять глупости говоришь?- вполголоса простонал Жданов.
- Я просто интересуюсь. Мало?
- Мне тебя много! Иногда даже слишком.
- Вот! – воскликнула она.- Это я специально делаю, чтобы измотать тебя физически, чтобы ты настолько устал, что даже думать о других женщинах не мог!
- А ты стратег!- рассмеялся он.
- А как же… такая уж я. Но ведь ты меня такой и любишь? – вопрос был откровенно провокационным, и Катя ответа особо и не ждала. А он и не ответил, просто кивнул и поцеловал.
Но пришлось оторваться от нее, посмотрел на часы и вздохнул.
- Все-таки надо вернуться на работу, Кать.
Она с пониманием кивнула. Жданов поднялся с дивана.
- Я в душ.
Катя посмотрела ему вслед, невольно залюбовалась его широкими плечами и даже мысленно, в шутку, сама себе позавидовала.
Пока Андрей был в душе, решила убрать последствия их бурного обеда. Собрала посуду и помыла, потом собрала одежду, разбросанную на полу.
А потом  раздался звонок в дверь, и Катя поначалу растерялась, не зная, что делать, заметалась по комнате, в поисках своей одежды. Торопясь, надела брюки, поискала взглядом свою кофточку, но та, как назло, на глаза никак не попадалась, а кто-то был очень настойчив. Звонок повторился, и в этот раз длился дольше. Катя чертыхнулась себе под нос и отправилась открывать, как была – в своих брюках и ждановской рубашке, которая доходила ей чуть ли не до колена. А у самой сердце испуганно колотилось. На цыпочках приблизилась к двери, осторожно посмотрела в глазок и вздохнула с облегчением. Тут же загремела замками.
- Федя, что ты шатаешься туда-сюда? Кто тебя просил?
Коротков немного растерялся, увидев ее, а потом мгновенно нахмурился.
- Откуда же мне было знать, что ты здесь? Я к Андрею Палычу.
Катя распахнула дверь.
- Ну проходи. Хотя твое поведение заслуживает порицания. Что ты кривишься каждый раз, когда меня видишь?
Федя что-то пробубнил в ответ, она даже не поняла.
- Ботинки хоть сними! И проходи на кухню. Чаю хочешь?
- Ничего я не хочу! Хочу Андрея Палыча увидеть и смыться!
- Ой, ты мой маленький! – фыркнула Катя.- От меня бежишь? Но придется подождать, Андрей в душе.
Он глянул на нее исподлобья и быстро отвернулся.
Катя легко толкнула его в спину.
- Проходи, давай! А чаем я тебя все-таки напою. Чтобы совесть была чиста! Или кофе?
Коротков немного помялся в прихожей, затем вздохнул и пошел вслед за ней на кухню.
- Чай. И бутерброд. Можно?
- Конечно, можно, мой хороший. Тебя Машка не кормит, что ли?
Он заметно напрягся, даже насторожился.
- При чем здесь это? Кормит.
- А чего испугался-то? Я просто так спросила. Кстати, как у вас с ней?
Федя сел на стул, быстро оглядел кухню и опять вздохнул.
- Нормально.
- Нормально?- удивилась Катя.- Федя, ты меня разочаровываешь!
- Ну что ты ко мне пристала? Все у нас хорошо!
Катя налила ему чая и достала из холодильника тарелку с бутербродами, поставила перед ним.
- Ешь. Если хорошо, то я рада. Просто мне кажется, что все это затянулось слишком надолго. Пора уже что-то решать.
Коротков откусил, начал жевать, но на лице была тоска.
- Я смотрю, ты решила… - и выразительно глянул на рубашку Андрея, надетую на ней. – Так и знал, что просто так та история не закончится!
- Что за тяга к философии? Ты бы лучше о себе подумал! Дотянешь, Машка себе другого найдет!
Федя хотел что-то ответить, но послышались шаги Андрея, и через секунду он уже входил на кухню. Увидел своего курьера за столом с чашкой чая и приостановился.
- Здорово, курьерская служба.
- Здрасти, Андрей Палыч,- отозвался Федя с набитым ртом. – А я к вам! – отставил чашку и полез за пазуху, достал папку. – Вот, Роман Дмитрич просил срочно передать. Сказал, что вы забыли.
Андрей открыл папку, скользнул взглядом по документам и протянул их Кате.
- На, это тебе.
Федя засунул в рот последний кусок бутерброда и поспешно поднялся.
- Я пойду. Извините.
- Не поел даже! – проговорила ему вслед Катя, а Андрей удивленно посмотрел на нее.
Но в коридоре уже хлопнула дверь, и воцарилась тишина.
Андрей сунул руки в карманы брюк, задумался о чем-то, а потом хмыкнул.
- И что это было?
Катя обернулась к нему от стола и пожала плечами.
- Твой курьер привез тебе документы. Что в этом такого удивительного?
- Да в этом-то ничего, просто не припомню, чтобы о сытости курьеров кто-то так пекся. Кать, ты чего?
- Да ничего, мы с ним, так сказать, друзья.
- Так сказать? И еще один друг на мою голову?
- Андрюш, ты даже не понимаешь, о чем говоришь!
Жданов сел на стул, на котором совсем недавно сидел Федя, и взял с тарелки бутерброд. Покрутил его в руке и откусил.
- Надо было предупредить его… чтобы молчал.
- А он и так ничего не скажет.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю. Если он скажет, я тоже могу, как бы случайно, проболтаться,- и улыбнулась сама себе. – А ему это совсем не нужно.
Андрей с любопытством и непониманием глянул на нее.
- О чем?
- Кое о чем,- загадочно проговорила Катя, наливая ему чай.
- Катька, прекрати мне мозги пудрить! В чем дело?
Катя села напротив него.
- Только ты никому ничего не скажешь, хорошо? Но думаю, что ты должен знать, потому что неизвестно, чем все это закончится.
- Ты меня пугаешь, что ли?
- Нет, конечно. Да и страшного особо ничего нет. Просто еще одна тайна. Ма-аленькая!
- Опять тайны,- скривился Жданов.- Везет мне на них!
- И не говори,- согласилась Катя.
- Так что еще случилось?
- Расскажу тебе одну маленькую историю. Ты слышал про такого человека, как Михаил Рев?
Андрей задумался.
- Что-то знакомое…
Катя махнула на него рукой.
- Не мучайся. «Транснефть». Вы с ним никогда не пересекались, так что не знакомы.
- Да,- кивнул Жданов.- Теперь вспомнил, даже вроде встречались. А ты его знаешь?
- Работали вместе как-то. Это еще года два назад было. Я с его женой хорошо знакома. Нас Сережка познакомил, они хорошие друзья. Но дело не в этом. Есть у Михаила Эдуардовича сын. Хороший парень, вот только свободолюбивый и упрямый, всегда готов сделать отцу все наперекор. Ссорятся часто, то есть ссорились, пока сын не ушел из дома, заявив отцу, что может прекрасно обойтись и без его денег. Но сын-то единственный, как просто так отпустить? Но мальчик оказался гордый и упертый, весь в папу то есть, и пошел на принцип. Знакомо?
Жданов непонятно дернул плечом.
Катя улыбнулась.
- До сих пор доказывает. А папа ждет – не дождется, когда сыночек вернется домой и возьмется за ум. А мальчик влюбился, и домой не торопится. Все от своей ненаглядной боится отойти на шаг. Вот и вся история, в принципе.
Андрей задумался. Потом непонимающе посмотрел на нее.
- Ничего не понял.
Катя громко рассмеялась.
- Жданов, ну включи воображение! Хорошо, еще одна подсказка! Мальчик на работу устроился, причем заметь, сам! Курьером в одну фирму, производящую модную одежду.
Андрей неприлично вытаращил на нее глаза.
- Ты хочешь сказать, что наш Федор?..
- Именно,- кивнула Катя, отхлебывая остывший чай из его чашки. – Сын Михаила Рева. Единственный наследник.
- Е-мое, одни шпионы вокруг! И притворы!
- Ну какой он шпион, Андрюш? Он честно работает и ни о чем таком не помышляет даже! У него одна страсть в жизни – Маша Тропинкина!
Жданов усмехнулся.
- Да уж, повезло девчонке.
- Да, только она сама об этом не догадывается. Все ищет на стороне обеспеченного и солидного, и даже не понимает, кто ей каждый день кофе приносит и все капризы исполняет.
- Говоришь, с матерью его хорошо знакома?
Она покачала головой.
- Нет, с женой Рева. А мать Феди умерла вроде, очень давно, по-крайней мере, насколько я знаю. А Рая не намного меня старше.
- Мыльная опера… И что мне теперь делать с этим принцем Датским?
- Да ничего, пусть все идет, как идет.
- Значит, он тебе помогал?
Катя вытаращила на него глаза.
- Как тебе не стыдно? И не помогал он мне! Он меня вообще не узнал, мы не настолько хорошо были знакомы. Виделись пару раз до этого. Узнал, когда меня в нормальном виде увидел, а так… Это для него удар был, я как его лицо вспоминаю, когда он меня увидел… так что, никому не говори пока.
Жданов вздохнул.
- Не скажу. Но мне все это не нравится!
- Да ладно! Сколько он у тебя уже работает? И проблем пока не было!
- А фамилия у него почему другая?
- Шифруется. Матери, наверное. За папиной-то не спрячешься. Фамилия довольно известная и редкая, ни с кем не перепутаешь.
Андрей помолчал, а потом усмехнулся.
- Кать, с твоим появлением в моей жизни столько всего происходить начало - интересного и неожиданного, что я просто теряюсь! Раньше ничего такого не было. И как я жил до тебя? Уже и не помню.
Она потянулась к нему через стол.
- А ты и не вспоминай. Незачем. Я же теперь с тобой, и буду с тобой еще очень, очень долго!
Он улыбнулся.

0

12

##### 20 #####

- Ну и как жизнь молодая?- насмешливо поинтересовался Рома, качая ногой.
Жданов встретил его выразительный взгляд и поморщился.
- Вот что ты все пристаешь, Малиновский? Ну какая семейная? Что ты придумываешь?
- А разве я не прав? Ты теперь один не бываешь! Везде с Катей и только с Катей, что меня даже удивляет, если честно! Ты от нее не устаешь?
- Нет, представь себе! Это ты привык общаться с такими женщинами, с которыми и поговорить-то не о чем, а Катька особенная! Мне с ней интересно!
- Я в шоке!
- Вот в нем и пребывай! И не цепляй ты ее, я тебя очень прошу! Это не та Катя Пушкарева, которая покорно сносила все твои насмешки. Сейчас такого не будет. Или тебе мало досталось? Опять хочешь по башке своей глупой получить?
- Не по башке, а по ноге! До головы еще не дошло, слава Богу! И надеюсь, не дойдет. Но твоя мания по поводу Пушкаревой на самом деле заставляет задуматься. Да, это сейчас тебе удобно – Кира в Лондоне, а ты тут с Катюшкой развлекаешься. Ночуешь у нее, да практически живешь у нее!
- Неправда,- покачал головой Андрей.- Сегодня мы были у меня.
- Ах вот как! У вас кочевой образ жизни! А ты не боишься, что Кира вернется и найдет в твоей квартире какие-нибудь следы пребывания там Пушкаревой? Если твоя ненаглядная не оставит их там намеренно!
- Что ты такое говоришь?
- Серьезные вещи я тебе говорю, Палыч! Или ты на самом деле поверил, что она так просто сдала свои амбиции в камеру долговременного хранения и смирилась со своим положением нелегальной жены? Это Киры сейчас нет! А вот как только она появится, Катя перейдет к военным действиям, и вот тогда ты меня вспомнишь!
- Хватит, Ромка! Ты меня своей проницательностью утомляешь.
- Зря, зря ты от меня отмахиваешься!
Андрей побарабанил пальцами по столу.
- Ты что, всерьёз полагаешь, что Катька настолько сильно хочет стать Ждановой?
Малиновский пожал плечами.
- Ждановой? Да нет, сейчас я уже так не думаю, тут дело в другом… Она хочет тебя, пусть и не в роли мужа, но в то, что она спокойно смирится с присутствием в твоей жизни другой женщины, я тоже поверить не могу! Это сейчас она милая и любящая, пока она единственная владеет твоим вниманием, а вот потом что будет! Ты уверен, что доживешь до свадьбы? Что-то мне подсказывает, что Кирина ревность покажется тебе лишь приятным развлечением по сравнению с Катенькиной.
Андрей задумался. В памяти всплыли воспоминания о вчерашнем инциденте с Лариной, и о Катиной реакции. Нет, она не стала закатывать истерику, как это сделала бы Кира, Катя просто в нужный момент умело надавила на нужную кнопку, и он тут же почувствовал себя сильно виноватым. И уж точно Катя, в отличие от Воропаевой, не будет просить у него прощения за его же провинности. Но…
Но разве не это ему в ней и нравится? Ее искренность и открытость. И тот огонь страсти, который окутывал ее. Подобного коктейля он не встречал в характере еще ни  одной женщины. 
- Что бы ты ни говорил, Малиновский, но только дурак сам оттолкнет от себя такую женщину!
Ромка хмыкнул и покачал головой.
- А вот тут ты не прав, Палыч. Умный-то как раз и оттолкнет, потому что задумается о последствиях!
Жданов вздохнул, облокотился на стол и приуныл.
- Ну не могу я! Не могу! Как я буду без нее?
- Раньше-то как-то был!- воспротивился Рома.- Вот и сейчас…
- Не могу! Да ты просто не понимаешь!.. У меня даже голова кружится, когда я рядом с ней! Она постоянно меня удивляет, я никогда не знаю, что будет в следующую минуту!.. С другими женщинами я всегда знал, что будет, предугадывал каждый их поступок, скучно было, а тут!..
- А тут тебя ожидают очень большие неприятности, попомни мое слово!
Андрей немного печально улыбнулся.
- За удовольствие надо платить, а за такое – тем более.
- Ну-ну, смотри только, как бы плата не оказалась слишком большой.
- Выкручусь!

~ ~ ~

Когда Катя появилась в «Зималетто», встретили ее довольно настороженно и с любопытством. Даже Маша присматривалась очень внимательно и изучающе.
- В чем дело? – поинтересовалась Катя вместо приветствия, встретив ее взгляд.
Та отвела глаза и пожала плечами.
- Маша!
Тропинкина на секунду задумалась, а потом перегнулась к ней через стол и прошептала:
- Кать, а что у тебя со Ждановым?
Она с трудом сдержала вздох.
- Ничего… У нас чисто деловые отношения,- а сама прислушивалась к своей интонации, пытаясь понять, насколько искренне звучит ее голос.
Маша насмешливо посмотрела на нее.
- Это ты Тане или Свете скажи, они тебе, может, и поверят, а я нет! Уж я-то знаю, как мужчина на свою женщину смотрит!
- И как же? – засмеялась Катя, а Тропинкина замахала на нее руками.
- Что ты мне врешь?
Катя вздохнула.
- Маш, я не хочу, чтобы пошли разговоры. Ни к чему это, сама понимаешь.
- Значит, я права? У вас роман?
- Если можно это так назвать.
- А как же Кира?
- А что Кира? Она меня как-то мало волнует. Разве я должна о ней думать? Пусть думает Андрей, а я буду думать о нем.
Маша смотрела на нее широко открытыми глазами.
- Ты серьезно?
Катя задумчиво посмотрела на нее.
- Знаешь, я не думаю, что сейчас время для такого разговора. Давай потом?
- Расскажешь?
- Расскажу, но потом. Лучше скажи мне, что у тебя с Федей?
Маша заметно приуныла.
- Нормально все… Я его люблю, Кать, он очень хороший, но…
- Что?
- Да то! Мне надо о будущем думать, о ребенке! А что Федька нам может дать?
Действительно, мысленно хмыкнула Катя, с легкой улыбкой приглядываясь к Маше.
- Хочешь совет?- подмигнула она Тропинкиной.- Иногда надо рисковать, поверь мне. Только тогда можно выиграть.
- Что ты имеешь в виду?
- Что тебе надо прекращать думать о материальных проблемах и сосредоточиться только на любви,- улыбнулась Катя, махнула ей рукой и направилась к двери.
- Доброе утро, мальчики,- радостно возвестила она о своем появлении, входя в кабинет Андрея.- Как дела?
- Ты лучше скажи, как отчет! – тут же заворчал Малиновский, а Катя легкомысленно отмахнулась.
- Отчет прекрасно поживает, Рома! Все хорошо, и вы молодцы!
Подошла к Жданову, который все тыкал пальцем по кнопкам телефона. Наклонилась и поцеловала его. Андрей раздраженно стукнул кулаком по столу.
- Это невозможно просто! Сколько это еще будет продолжаться?
- Что случилось?
- У нас проблемы со связью! Телефоны не работают!
Катя вопросительно посмотрела на Малиновского.
- Чинят,- просто ответил тот, а она кивнула.
- Бывает, незачем из-за этого так волноваться!
Положила на стол перед Андреем папку.
- Я все посмотрела, и могу только вам поапплодировать. Если только отчет настоящий, конечно!
Жданов глянул на нее дикими глазами.
- Что говоришь-то? Все как стеклышко!
- Вот и отлично. Андрюш, пока не забыла… Сегодня вечером меня не будет.
- В смысле? – он сразу насторожился и непонимающе посмотрел на нее. – А где ты будешь?
- К родителям поеду, на семейный ужин. А то папа меня уже испилил всю – где пропадаешь, где пропадаешь!
- А где ты пропадаешь? – строго поинтересовался Рома.
Катя фыркнула и показала ему язык.
- Дурак!
- Да нет, мне правда интересно! Вот что девушки говорят своим папам, когда им надо смыться на ночь к любовник? Что ты врешь?
Жданов удивленно посмотрел на друга, а потом выразительно покрутил пальцем у виска.
- Да ничего я не говорю! Я живу отдельно!
- А раньше?
- А раньше я говорила, что иду в библиотеку!
- На ночь?- засмеялся Андрей.
- Ну что вы пристали? Моего папу, между прочим, обмануть очень трудно! Приходилось изворачиваться и заметать следы практически профессионально!
- Так ты бы взяла любимого на встречу с родственниками,- подмигнул ей Малиновский, а Жданов вытаращил на него глаза.
- Спятил, что ли?
- Так вы же сами говорите, что у вас серьезно! Вот и…
- Заткнись, Малиновский!
- Да-а, - задумчиво протянула Катя,- у Романа Дмитрича просто больное воображение, как я посмотрю! Идеи так и хлещут через край, жалко, что не в работу все идет!
- Ой-ой-ой! Сказать ничего нельзя!
- Вот как ты меня раздражаешь,- тихо проговорила Катя, испепеляя Рому взглядом.
Тот спокойно пожал плечами, но, натолкнувшись на укоряющий взгляд Жданова, поднял глаза к потолку и принялся внимательно его рассматривать.
Катя хотела еще что-то сказать, но услышала в приемной знакомый голос и замерла, в ожидании поглядывая на дверь.

~ ~ ~

Александр Воропаев вошел в приемную президента «Зималетто», увидел Викторию, которая раскладывала на  столике журналы для посетителей, и остановился, затаив дыхание. А потом приблизился на цыпочках, обхватил Клочкову за талию и рывком прижал к себе. Наклонился к ее уху и страстно зашептал:
- Вика, вот и я, надеюсь, приготовилась? Ждала?
В первый момент она вздрогнула от неожиданности, испуганно охнула и схватилась за его руки, лежащие на ее животе.
- Черт, Воропаев! У меня чуть инфаркт не случился!
- Инфаркт? – приглушенно рыкнул Саша, пристроил руку у нее на груди и сжал.- Это здесь, да?
Вика подавила раздраженный вздох и закатила глаза, правда, Воропаев этого видеть не мог, а потом начала вырываться.
- С ума сошел? А если кто войдет?
- И что?- усмехнулся он. – Все и так знают.
- Что знают?- вытаращила на него глаза Клочкова.
- Все,- и опять притянул ее к себе, наклонил голову и слегка укусил ее за шею. – Что ты всегда… и везде… жаждешь… только секса! Я разве не прав? – и затрясся от беззвучного смеха.
А Вика оттолкнула его.
- Дурак!
А Воропаев захохотал уже в открытую.
- Кстати, сегодня у меня свободный вечер,- деловито заговорил он, успокоившись, - так что, я тебя жду! И не опаздывай, я этого не люблю!
Вика возмущенно посмотрела на него.
- Вот почему ты такой? Неужели нельзя просто поговорить со мной?
- Поговорить с тобой? И о чем же? – подмигнул. – О сексе?
- Ты просто невыносим, Воропаев!
Он хмыкнул.
- Не опаздывай!
И пошел к двери. Распахнул ее, даже не подумав постучать, вошел и выдал широкую, но далеко не радушную улыбку.
- Опять посиделки! Всех приветствую!
- Принес черт,- пробормотал Андрей, а сам с неудовольствием наблюдал, какой радостной улыбкой озарилось лицо Кати. Потом она убрала руку с его плеча и пошла навстречу Воропаеву.
- Сашка!
- Привет, принцесса!- он наклонился и поцеловал ее в щеку и приобнял Катю за талию, исподтишка наблюдая за реакцией Жданова.- Что-то я давно тебя не видел. У тебя перемены в жизни?
- Потом,- шепнула она и едва заметно кивнула в сторону Андрея.
- Сашка, ты бы руку-то убрал,- не сдержался все-таки Жданов.
Катя вздохнула, а Воропаев неприятно хохотнул.
- Ревнуешь? Правильно! Девочка-то моя, я в нее душу вложил, а ты пока ничего!
- Прекратите оба! – прикрикнула на них виновница спора и для успокоения вернулась обратно к Андрею.
- Ты чего явился, Александр Юрьич? – спросил Рома, развернувшись в кресле.
- А что, не имею права? Контролирую процесс!
Саша прошел, сел на кресло и закинул ногу на ногу.
- Кать, скажи Клочковой, чтобы кофе мне принесла. Устал я сегодня что-то…
- Тебе кафе здесь, что ли?- огрызнулся Андрей, а Катя слегка стукнула его по плечу.
- Прекратите немедленно! Что вы как маленькие? – нажала на кнопку селектора. – Вика, кофе всем!
- И побыстрее! – специально погромче гаркнул Воропаев в сторону двери, чтобы Клочкова несомненно услышала. Посмотрел на Жданова, ухмыльнулся, а потом спросил.- Тебе Кира звонила? Когда возвращается?
Катя погрозила ему кулаком.
- Тебе вот обязательно мне настроение портить? У меня и так сегодня родительский день, да ты еще тут со своими намеками!
- О! Папа опять будет давать установку, или сразу на гаупт-вахту?
- Гаупт-вахту давно отменили!
- А я смотрю, у тебя широкие познания в области общения с Пушкаревыми-старшими,- решил пошутить Малиновский.
- Нет, - совершенно спокойно покачал Саша головой.- Отношения у нас довольно натянутые, Катька вон подтвердит. Почему-то Валерий Сергеевич считает меня развратным типом! – и сам засмеялся от удовольствия.
Андрей еще больше нахмурился, а Катя взяла со стола статуэтку и замахнулась ею на Воропаева.
- Просто у него хорошая интуиция!
- Ах, ну да, ну да! Ты-то с ним нашел общий язык быстро, я наслышан! Совместное распитие наливки и байки военных лет!
- Хватит уже!- воскликнула Катя.- Что вы придираетесь друг к другу все время? Сашка, ты чего пришел?
- Отчетик мне, пожалуйста! Посмотреть надо, а то вдруг опять чего… Я теперь остерегаюсь!
- Вот, держи! – Катя сунула папку с отчетом ему в руки.- Сиди молча и читай!
Вика принесла кофе, выглядела при этом жутко недовольной, а когда Воропаев, продолжая читать отчет, протянул руку и ущипнул ее, едва сдержалась, чтобы не огреть его подносом. Но сдержалась.
Рома хмыкнул, наблюдая за этим, потом двумя глотками выпил кофе и поднялся.
- Ладно, вы тут без меня продолжайте развлекаться. У меня встреча.
- С моделькой очередной? – хмыкнул Воропаев.
- Это лучше, чем продолжать созерцать твою физиономию!
Андрей тоскливо посмотрел вслед другу, пару секунд сверлил Сашу неприятным взглядом, а потом поднял голову и посмотрел на Катю. Та лишь пожала плечами и погладила его щеке. Наклонилась к нему.
- Ой, я вас умоляю! – простонал Воропаев. – Не хочу я этого видеть! Девочка моя, как тебя так угораздило?
- Сашка, прекрати ныть! Читай отчет и езжай по своим делам!
Тот трагично вздохнул, явно переигрывая.
- Какая несправедливость в жизни! Вот почему все лучшие женщины достаются таким бездарям и эгоистам?
- Воропаев! – грозно повысил голос Жданов.
Тот поднялся, прошел к столу и бросил папку перед Андреем.
- Вот! Держи свою… отписку. Мне это теперь ничего не говорит, потому что я не верю ни единому слову, а точнее, цифре. Мне нужны конкретные доказательства! Катька!
Она вздохнула.
- Я все проверила, Саш, правда. Все нормально, даже лучше.
- Ну-ну… Позвонишь мне попозже, разговор есть!
Она кивнула.
- Хорошо. Ты уже уезжаешь?
- Прекрати,- скривился он.- Я и так вижу, что тебе не терпится от меня избавиться. Ухожу я, ухожу! Жданов, тебе ничего хорошего не желаю! Наоборот! Надеюсь, скоро она поймет, что ты ей на фиг не нужен, и опомнится!
- Да пошел ты!
- Уже пошел! – потянулся к Кате и подставил щеку для поцелуя. Получил желаемое, подмигнул ей и направился к двери.
- Клочкова, кофе был просто ужасающий! – раздался его голос за дверью.- Когда ты наконец научишься его варить?
- Вот сволочь! – в сердцах выдохнул Андрей и возмущенно поглядел на Катю.- И ты еще!..
- Что?
- Да ничего! Саша, Саша! Что это такое? Поцелуи какие-то непонятные!
Она вздохнула.
- Андрей, успокойся, пожалуйста, что ты заводишься на пустом месте?
- На пустом месте? – поразился он, а Катя беспомощно  подняла глаза к потолку. – Катя!
- Конечно, на пустом месте,- настаивала она.- Мы с Сашкой друзья, и…
- Да какие, к чертям, друзья? – он вскочил и забегал по кабинету. – Тебе мало того, что было? Он ведь только и ждет, когда ты!..
- Когда я что?
Андрей остановился и поглядел на нее немного смятенно.
- Когда ты от меня уйдешь, вот что!
Катя покачала головой и улыбнулась.
- А вот теперь ты меня ревнуешь, Жданов! – поднялась, подошла к нему и положила руки ему на плечи. – Мне нужен только ты, и Сашка это знает. И ты должен знать, сколько мне можно это повторять?
Он вздохнул.
- Мне все равно не нравится ваша дружба. Не могла бы ты…
- Не могла бы,- оборвала она его.- А ты просто об этом не думай, ни к чему. Если я захочу уйти – ты об этом узнаешь первым, обещаю!
Андрей посмотрел ей в глаза и не ответил. Вот только на душе остался неприятный осадок.

+1

13

##### 21 #####

Несколько дней спустя

Под взглядом отца было тяжко. Катя вяло помешивала чайной ложечкой в чашке почти остывший чай и томилась.
- Съешь ещё пирожок,- негромко проговорила Елена Александровна и подвинула к дочери тарелку.
Катя вздохнула и покачала головой.
- Что ты ей пироги суёшь? – недобро усмехнулся Пушкарев. – Ей надо фигуру беречь! У неё теперь есть кому оценивать!
- Папа! – Катя обиженно глянула на него исподлобья.
- Что папа? – всё-таки рыкнул Валерий Сергеевич. – Стыд просто!
Катя разозлилась.
- И за что же тебе стыдно?
- А скажешь, что не за что? - гневно вытаращил на неё глаза отец. - Как я тогда говорил, не стоило её из дома выпускать! Такая девочка была!.. Очки, косички! А потом куда что делось! Я, я виноват! Упустил!
- Валера!
- Папа, прекрати эту патетику, ты же знаешь, что я этого не люблю! Что ты придумываешь? Упустил! Я не могла всю жизнь оставаться тринадцатилетним подростком! И всё с моей жизнью в порядке!
- В порядке? Это теперь порядком называется? Лена, ты слышала? У неё в квартире живёт мужчина, причём заметь, просто так живёт! А она даже нам ничего не сказала – и это теперь нормально!
Катя умоляюще посмотрела на мать, но та вдруг кивнула.
- Папа в чём-то прав, Катюш. Надо было всё-таки предупредить… Сама подумай, каково папе было – он приехал к тебе, а у тебя мужчина в доме.
- Да не живёт он у меня!.. Просто так получилось!
- Ещё лучше! – вскричал Пушкарёв и хлопнул себя ладонями по коленям.
Катя с трудом подавила раздражённый вздох.
- Между прочим, папочка, это не я придумала, а природа!.. Не могу я с ней спорить, не получается у меня!
Валерий Сергеевич с прискорбием покивал, а потом уныло протянул:
- Да-а… Всё это началось после того, как ты с Сергеем рассталась! Как с ума сошла! А потом ещё и этот появился, как его?
Катя покачала головой и закатила глаза.
- Папа, ты прекрасно знаешь, как его зовут!
- Знаю. Знаю! Воропаев твой! Это он тебя испортил! Каждый каприз выполнял, вот и результат!
- Что за глупости? Сашка-то тут причём?
Елена Александровна сокрушённо вздохнула и присела рядом с дочерью.
- Катя, я не понимаю, ты же всегда говорила, что у вас с Андреем Палычем только деловые отношения!
- Мама, ну а что я ещё могла говорить? – воскликнула Катя и невинно посмотрела на мать.
- Лена, она имеет в виду, что врала!
- Папа, ради Бога!
- А я не прав?
Катя вскочила и принялась нервно расхаживать по кухне.
- Господи, это какой-то бред! Неужели я должна рассказывать вам всё? Да такого быть не может!
- Не всё, ты мои слова не переиначивай! – повысил голос Пушкарёв. – Но когда у тебя в квартире живёт – а он именно живёт! и не смей мне врать! – мужчина, мы должны знать!
- Катенька, вы пожениться собираетесь?
Катя сбилась с шага, остановилась и с опаской оглянулась на мать.
- Э… не думаю, мам, - но заметив, как опасно потемнело лицо отца, поспешила исправиться. – То есть, мы об этом ещё не думали! Рано!
- Рано? Да что же это за молодёжь-то пошла? Жить им вместе не рано, а жениться рано! – и Пушкарёв постучал кулаком по столу. – Зря, зря его отпустил! Надо было поговорить… по-мужски!
- Тогда бы он точно сбежал! – не удержалась Катя от язвительности. – Папа, ты бы его своими аргументами просто добил! Мы сами всё решим!
- Хватит! Сами!.. Что вы решить можете? Тебе что, восемнадцать лет? Сколько можно играться?
Тут опять встряла мать. Робко так, но довольно настойчивым тоном проговорила:
- Вы ведь и так живёте вместе, Катюш, может, и правда?..
Катя всплеснула руками, вздохнула и отвернулась.
Весь этот скандал разгорелся из-за того, что её папуле утром захотелось навестить свою дочурку ни с того, ни с сего. Катя решила так, что это была спланированная заранее операция, потому что вечером, когда она разговаривала с родителями по телефону, они даже не намекнули на свой возможный визит. А утром, когда она вообще никого не ждала, всё ещё валяясь в постели и лениво прислушиваясь к звуку льющейся в ванной воды,  неожиданно раздался звонок в дверь.
Но даже и тогда Катя и представить себе не могла, какой ужас её ожидает. Накинула халат прямо на голое тело и отправилась открывать, думая, что это скорее всего Зорькин, заехавший позавтракать или с документами. Даже назидательную речь заготовила, которая ей так и не понадобилась, потому что за дверью оказался отец.
Катя настолько растерялась, что даже не сразу с ним поздоровалась. Стояла, смотрела на него во все глаза и не знала, что сказать. А отец тем временем решительно оттеснил её и вошёл в квартиру. И сразу прислушался, и даже вроде принюхался, как Кате показалось.
Значит, точно ехал с проверкой. Вот только откуда узнал?
Отец одарил её красноречивым взглядом, одёрнул пиджак с медалями и уже открыл рот, чтобы начать допрос с пристрастием прямо с порога, но тут дверь ванной распахнулась, и показался Жданов, во всей своей красе. Катя чуть не застонала в голос, оглядывая его обнажённое тело. Хорошо хоть полотенцем прикрылся.
Пушкарёва Андрей заметил не сразу, вышел из ванной комнаты, вытер лицо ладонью и крикнул в сторону спальни:
- Кать!
Руку опустил и застыл, как громом поражённый. Ошалело кивнул.
- Здравствуйте… Валерий Сергеевич…
Пушкарёв тяжело задышал, словно ему под дых дали, когда он увидел Жданова, да ещё в таком виде, вышедшего из ванной дочери. А потом посмотрел на Катю, отчего та сильно покраснела и рука машинально поднялась, чтобы запахнуть посильнее халат на груди.
А потом началось…
Андрея Катя сама выпроводила, почти насильно, хотя он хотел остаться и всё порывался что-то объяснить Пушкарёву. Отцу же все эти объяснения были ни к чему, он бы не принял и не понял ни одного. Если бы Жданов полез к нему в тот момент с разъяснениями, это было бы самоубийством для него, Катя это понимала, и сделала всё, чтобы этого избежать.
Приняла весь удар родительского гнева на себя, и до сих пор пыталась держать оборону.
- Мама, я ещё раз вам говорю – мы с Андреем не живём вместе! И о свадьбе речи не идёт! – но заметила, как расстроились родители, и решила их немного успокоить. - По крайней мере, пока.
Родители переглянулись, а отец недовольно крякнул.
- А потом уже и ни к чему будет! Зачем ему на тебе жениться? Ничего нового он уже не узнает!
- Ну, папочка! Что ты говоришь? Сейчас времена другие, никто не женится так быстро! И без особой на то причины, - тише добавила она.
- Причины? А какая причина тебе нужна? Пора бы уже и о семье подумать! Не молоденькая свиристелка уже!
Катя фыркнула. Опять любимая тема! Внуков им подавай!
- Как я тебе тогда говорил, Катерина, - глупость делаешь! Вышла бы за Сергея, как за каменной стеной жила бы! Такой парень хороший!
- Хороший,- согласилась Катя. – Вот только я его не любила.
- А Жданова любишь? – спросила мама.
- Люблю,- кивнула она и смело посмотрела на родителей.- Правда люблю. И… мне всё равно, кто и что говорит. Я его люблю!
Валерий Сергеевич с недовольством смотрел на дочь, практически сверлил её взглядом, а потом вздохнул. Поглядел на жену.
- И что нам с ней делать, мать?
- А что сделаешь? Она всё равно сделает по-своему.
Катя не ответила. Остановилась у окна и обхватила себя руками за плечи.
Сегодня удалось вывернуться, но что она будет говорить родителям, когда Жданов женится, и не на ней?




~ ~ ~

Из отчего дома Катя почти сбежала. При первой возможности заявила, что жутко опаздывает, и наскоро попрощавшись и расцеловав взволнованных и недовольных родителей, выскочила из квартиры. И наконец вздохнула с облегчением. Всё-таки она уже отвыкла оправдываться перед родителями... На это теперь требуется всё больше фантазии и ухищрений.
До офиса доехала на такси, а потом долго стояла на улице и задумчиво смотрела на вывеску «НикаМоды».
- Мы так и будем с этим названием существовать? – спросила она у Коли вместо приветствия, когда без стука вошла в его кабинет.
Зорькин поднял голову от бумаг, глянул на неё с прищуром.
- Ты чего бесишься с утра?
- Я бешусь? – фыркнула Катя, а потом вздохнула. – Так заметно?
Он пожал плечами.
Катя села, потянула к себе его чашку с чаем.
- Остыл уже.
Она отмахнулась.
- Так что случилось?
- Сегодня утром папа приехал… поговорить.
- Что сказал? Опять нотации читал? – усмехнулся Коля.
- Если бы! Он вообще ничего не сказал… Как Жданова в одном полотенце увидел, так и замолчал.
Коля сначала вытаращил на неё глаза, а потом захохотал.
- Правда что ли? И как я такой спектакль пропустил? И чего?
- Да ничего! Они с мамой из меня сегодня душу вынули! Всё убеждали одуматься и выйти за Жданова замуж!
- Да-а… Они, наверное, так обрадовались!
- Прекрати! Не стыдно тебе? Всё плохо, Коля!
- Знаешь что!..- вдруг разозлился Зорькин.- Я тебе говорил, что нечего со Ждановым связываться! Нажила себе проблем?
- Да ладно тебе! Я же не виновата, что…
- Что?
- Я люблю его!
Коля вздохнул и покачал головой.
- Спятила ты, Катька… Такие проблемы! Я их уже предчувствую!
- А ты-то чего? – якобы удивилась она. – К тебе-то Андрей какое отношение имеет?
- Ты ерунды-то не говори! Лучше скажи мне на полном серьёзе – что делать собираешься?
Катя сделала вид, что задумалась, а потом заулыбалась.
- Ничего. Я уже делаю.
- В смысле?
Она развела руками.
- Коля, ты странный! Прямо как Жданов! Ты что же думаешь, что я перед ним ковровую дорожку расстелила и жду милости от судьбы? Щас! Я привыкла добиваться того, чего хочу. Тебе ли не знать?
- Дрессируешь, значит?
- Не надо так грубо. Ничего такого, просто небольшие женские хитрости.
- Хочешь увести его у Киры?
Катя покачала головой.
- Хочу, чтобы он сам ушёл. Иначе мне это не нужно.
- Уйдёт?
- Надеюсь. Я настойчиво приучаю его к мысли, что без меня ему никак. Я ему нужна, Коль. А она нет.
- Это он тебе сказал или ты так думаешь?
- Я знаю.
- Значит, собираешься его на себе женить?
- Да не в этом дело! – вскричала Катя.- Женить! Я об этом не думала даже. Я не хочу, чтобы он женился на Воропаевой – вот это да! А уж женится ли он на мне… это пока меня мало волнует.
- Пока?
- Не придирайся к словам. Я тебе честно говорю – замуж за него я не стремлюсь. Я даже ещё не решила – надо ли мне это. Я бы очень хотела, чтобы у нас с ним всё как у нормальных людей было, но не получается, видишь?
Зорькин отмахнулся.
- Меня ваши разборки не волнуют. Ты только сама не запутайся во всех своих интригах, а то потом придётся долго доказывать всем, что ты… И глаза такие не делай! При всём своём уме окажешься последней дурой!
Катя показала ему язык и встала.
- Общение с Клочковой на тебя плохо действует! Не выспался, что ли? Что ты мне нотации читаешь? Мне родителей сегодня хватило!
- Ты куда?
Она помахала ему рукой, улыбнулась на прощание едкой улыбочкой и вышла за дверь.
Учить он её будет! Моралист!
Разговор с другом рассердил. Было совершенно непонятно, почему все пытаются научить её правильно жить. Тем более те, у кого у самих в личной жизни полный бардак!
Потом позвонил Жданов.
Катя уже была на улице, остановилась у витрины какого-то магазина и принялась между делом разглядывать своё отражение.
- Как дела?
- Плохо! У меня голова сейчас лопнет от всех наставлений родителей!
- Валерий Сергеевич очень злился? – осторожно поинтересовался Андрей.
- А ты думал! – усмехнулась Катя.- Ты совратил его единственную дочку!
- Я совратил?
- А кто?
Жданов рассмеялся, и Кате показалось,  что весьма довольно.
- Приезжай ко мне, - сказал он. – У меня пара часов свободных, поговорим.
- Поговорим? – усомнилась Катя.
- Как получится. Приезжай, я сейчас тоже подъеду.
- Давай лучше ко мне.
- Нет уж, - фыркнул Андрей, чем рассмешил её. – Я ещё долго буду вздрагивать, находясь в твоей квартире!
- Ладно, ладно! Я буду через полчаса.
- Ну и я…
Отключив телефон, Катя улыбнулась. Да какое ей дело до того, кто и что ей говорит?
Когда она приехала, Андрей уже был дома. Открыл ей дверь и внимательно оглядел Катю с ног до головы.
- Вроде цела… Сидеть можешь?
- Не смешно, между прочим! - обиделась она. Проскользнула мимо него в квартиру, скинула босоножки и прошла в гостиную.
- Надо было мне с ним поговорить,- сказал Андрей, идя за ней.
- И чтобы ты ему сказал? У моего папочки только одно решение этой проблемы!
- И какое же? – заинтересовался Андрей.
Катя села на диван, а он навис над ней, навалившись на спинку.
- Штамп в паспорте. Чтобы снять позор с честного имени Пушкарёвых!
- Кровью?
- Дурак ты, Жданов!
Он засмеялся. Протянул руку и потянул с её плеча бретельку топа.
- Раздеваться-то будешь? Или я зря встречу с Полянским отменял?
Катя заулыбалась и опустила глаза вниз.
- Так сразу?
Жданов притворно ахнул.
- Что я вижу? Никак смущаемся, Екатерина Валерьевна? Не поздновато ли?
- Да ну тебя! И не говори так, мне это не нравится!
Жданов взял её за руку, заставил подняться и обойти диван, а потом притянул к себе.
- И что тебе не нравится, моя хорошая?
- Я же тебе не только для постели нужна? - обняла его за шею, приподнялась на цыпочках и как можно сильнее прижалась к нему.
- Ты же знаешь, что нет.
- Тогда говори мне это, хорошо? Просто говори.
Он кивнул.
- Как скажешь, милая… И я всё это говорю не потому что мне нужен от тебя только секс, просто я скучаю, – и обнял её сильно-сильно. – Если честно, даже страшно иногда становится, как скучаю.
Она улыбнулась.
- А я по тебе скучаю… И почему они все не могут этого понять и просто оставить нас в покое?
…Когда через два часа Жданов собрался уходить, Катя спала. Он поспешно одевался, постоянно поглядывая на часы, которые показывали суровую правду – он страшно опаздывал. Застёгивал рубашку, присел на краешек кровати с Катиной стороны, наклонился и поцеловал её в обнажённое плечо. Она вздохнула и неохотно перевернулась на спину. Открыла глаза и сонно посмотрела на него.
- Ты уходишь? – шёпотом спросила Катя.
Андрей кивнул.
- Да, милая, я бегу. Буду часам к восьми. А ты спи, хорошо?
Катя потёрла глаза и кивнула. Потом потянулась.
- Я сплю, Андрюш…
Он улыбнулся.
- Вижу, - опять наклонился и быстро поцеловал её. – Соня.
Катя наблюдала за ним из-под полуопущенных ресниц. Как он собирался и поспешно раскладывал по карманам нужные вещи. Надел пиджак, опять быстро поцеловал её и, торопясь, вышел из комнаты. А через минуту хлопнула входная дверь.
Катя перевернулась на другой бок, сдвинулась на ту сторону постели, где недавно лежал Андрей, и обняла его подушку. Глубоко вздохнула и блаженно закрыла глаза.
Жданов ей как-то сказал, что нет в мире ничего более прекрасного, чем утомлённая сексом женщина. А она тогда его поправила – не сексом, а любовью. Разве она не права была в тот момент? И Андрею она сумела доказать именно свою правоту. А когда он согласился с этой поправкой, у неё появилась мысль, что всё не зря… Любовь – это любовь.
…А разбудил её женский визг.

##### 22 #####

Женский визг разорвал тишину квартиры. Катя вырвалась  из своего чудесного сна и резко села на постели. Никак не могла понять, что произошло. То ли сон, который из чего-то волшебного неожиданно превратился в кошмар, то ли уже реальность.
Потёрла глаза, которые никак не желали открываться.
- Этого не может быть!.. – знакомый женский голос превратился почти в стон,  и Катя поняла, что это точно уже не сон. Это жуткая реальность. Хотя почему жуткая? Может, наоборот? Всё кстати?
Кира вернулась.
Катя посмотрела на неё, но тут в комнату вошла Маргарита Рудольфовна, и вот тогда Катя испугалась. Опомнилась и поспешно прикрылась одеялом.
Под взглядом матери Андрея стало на самом деле не по себе.
А Кира продолжала что-то лихорадочно шептать, а потом закрыла лицо руками и начала судорожно вздрагивать. Катя невольно пренебрежительно поморщилась.
Маргарита Рудольфовна с откровенной неприязнью разглядывала Катю, нагло устроившуюся в постели сына, затем попыталась обнять рыдающую Киру.
- Успокойся. Кира!
- Это просто кошмар какой-то!
- Кирюша!
Катя со смятением наблюдала за всем этим и понимала, что просто не знает, как вести себя в данной ситуации. Отвела глаза и стала разглядывать рисунок на постельном белье. Встать не было никой возможности. Рядом нет ничего, что можно было бы на себя накинуть, вот и пряталась под одеялом.
А Кира тем временем оттолкнула руки Маргариты, обернулась и с ненавистью посмотрела на Катю.
- Гадина! Какая же ты гадина! Да как ты… посмела? Он же женится через месяц! Ненавижу тебя!
Катя вцепилась рукой в одеяло, но удержала на лице невозмутимое выражение, хотя внутри всё тряслось от волнения и страха. Какого-то предательского страха, который она не могла контролировать.
- А я здесь при чём? – голос вроде даже не дрогнул. – Это же он женится. С него и спрашивай.
- Дрянь! – Кира было сделала пару решительных шагов к кровати, и Катя даже приготовилась к тому, что та сейчас бросится на неё, но положение - хотя нет - её, Катю, - спасла Маргарита Рудольфовна. Преградила Кире дорогу.
- Кира, не делай глупостей! Она этого не стоит! Пойдём, - и подтолкнула ту к двери.
- Не стоит? Да она вообще ничего не стоит! – продолжала вопить Воропаева, но уже за пределами спальни. – Шлюха!
Катя наконец отпустила одеяло и закрыла глаза. Судорожно втянула в себя воздух и приложила ладони к горящим щекам.
Да что же за день такой?
Кира кричала громко, с азартом выкрикивая все известные ей оскорбления, рыдала, что-то даже уронила, но в спальне больше не появилась. Маргарита пыталась её успокоить, Катя слышала её голос, слышала как она увещевала невестку, но та была просто не в себе.
- Она же Сашку окрутила! А теперь и Андрея! Со всеми спит! Потаскуха!
Маргарита что-то ей сказала, тон был довольно резкий, и после этого Катя услышала, как Кира громко всхлипнула.
- Ах так, да? Значит, я должна молчать? Конечно, вы сына защищаете! А он спит со всеми подряд! Со мной вообще не считается! А теперь… ещё и эта! Я в его постели её застала! Голую! И опять должна молчать? Не дождётесь! Он ко мне на коленях приползёт!
Катя поневоле скептически усмехнулась.
А приползёт ли? И кто ему даст это сделать?
В гостиной что-то происходило, а потом всё стихло, и только входная дверь громко хлопнула, разорвав образовавшуюся гнетущую тишину.
Катя замерла, прислушиваясь и пытаясь понять, одна она или нет.
Но не тут-то было.
Она только успела застегнуть молнию на юбке, как в  спальне появилась Маргарита. Остановилась в дверях и устремила на Катю тяжёлый взгляд.
- Итак, девушка, я хочу услышать ваши объяснения,- тон был более чем резкий.
Катя мысленно попросила себя успокоиться и, старательно игнорируя взгляд Ждановой, наклонилась за кофточкой и, не торопясь, одела.  Каждое движение было специально замедленным, чтобы выглядеть спокойной  и не показать, насколько она на самом деле взволнована.
- И какие же вам нужны объяснения, Маргарита Рудольфовна?
- Дерзишь?
- Прекратите. Мы-то с вами прекрасно понимаем, что происходит. Это Кира – истеричка, но даже она понимает.
- Ты свои амбиции попридержи, мне их демонстрировать не надо! Я и так наслышана о том, что ты из себя представляешь!
Катя посмотрела на неё, изобразила интерес.
- Как интересно! И что же?
- Я прекрасно знаю, как ты Андрея обхаживала!
- От кого, если не секрет? Ах, постойте, не говорите! Уж не от вашей ли будущей невестки, которая кроме себя самой вокруг никого не видит, хоть убейся?
- Кира – честная девушка! Она прекрасная партия для Андрея! И он женится на ней!
- Честная! Да уж, достижение! Когда похвастать больше нечем!
Маргарита покачала головой, глядя на Катю с изумлением.
- Подобная наглость меня просто поражает! Девушка, вас с поличным поймали!
Катя фыркнула, а потом выбрала момент и совершила дерзкий манёвр, чтобы вырваться в гостиную. Разговаривать с матерью Андрея, стоя рядом с развороченной постелью, было всё-таки неудобно.
Маргарита вышла вслед за ней, и Кате ничего не оставалось, кроме как опять отразить атаку.
- Я что, воровка, чтобы меня с поличным ловили? Мне стыдиться нечего! Мы с Андреем взрослые люди, и вполне можем обойтись без чужого мнения и сами решить – спать нам друг с другом или нет! И уж Кира мне тем более не указ!
- Она его невеста!
- Вот именно, Маргарита Рудольфовна! Его невеста! Какое я имею к этому отношение? Пусть он сам с ней разбирается!
- Что за странная логика, Катя? – поразилась Жданова.
- Нормальная логика! Почему я должна решать проблемы Киры? И вообще, чем я хуже её? Я тоже люблю его!
- Что? – ахнула Маргарита. – Девушка, а вы не много на себя берёте?
Катя от обиды едва не разревелась.
- Почему? Кира что, особенная какая? У неё привилегии по факту рождения? Быть женой Андрея Жданова, так что ли? Кто это решил?
- Андрей это решил!
Катя не выдержала и нервно рассмеялась.
- Я вас прошу, Маргарита Рудольфовна! Вы это кому другому скажите! И не надо из Киры делать мечту вашего сына! Ничего у вас не выйдет! Не о ней он мечтает!
- Не о вас ли? – усмехнулась Маргарита.
Катя решила не сдаваться так просто, хотя откровенное пренебрежение Ждановой здорово подорвало её уверенность в себе. Расправила плечи и гордо вскинула голову.
- А почему бы и нет? Кто такая Кира? Да ей всю жизнь потакали, выполняли любые ее капризы, поэтому и истерит по каждому малейшему поводу! А со всех сторон только и слышно – какая Кирочка молодец! Работает! Специалист! А что не работать-то? В папиной компании? Сидеть в модном кабинете и придумывать, в какой цвет покрасить потолок в ещё одном магазине! – Кате плеваться захотелось. – Или поговорить с какой-нибудь шишкой и приказать секретарше прислать ей приглашение на следующий показ! А все в ладоши хлопают, нарадоваться не могут! А её бы отправить работу поискать! Вот тогда бы я посмотрела, на чтобы она сгодилась! Без вашей поддержки или Андрея! Когда надо самой всего добиваться! Что в ней такого? Или она идеальная хозяйка или любовница? То-то Андрей от неё сколько лет бегает, не знает в какой угол забиться, чтобы не нашла!
- Замолчи немедленно!
Катя вздохнула и заметно приуныла.
- Да я замолчу!.. Только от этого ничего не изменится.
Маргарита смотрела на неё с интересом. Прошла к камину и всё глядела на Катю, задумалась о чём-то. Потом заговорила, и Катя видела, что она очень тщательно подбирает слова.
- Катя, ты молодая девушка, и ты многого ещё не понимаешь в жизни. И я даже верю в то, что ты любишь моего сына, но в жизни есть другие, более важные вещи. И мне очень не нравится, как ты сейчас говоришь о моей семье. А Кира – это моя, наша семья. И они с Андрюшей… возможно, у них не всё гладко, Андрей всегда был довольно любвеобильным мальчиком, но они созданы друг для друга! А ты, по-моему, слишком серьёзно воспринимаешь его симпатию к себе!
А Катя вдруг улыбнулась. Так просто и спокойно, что Маргарита даже растерялась.
- А это не симпатия, Маргарита Рудольфовна. Я ему нужна.
- Что?
Катя пожала плечами.
- Понимаете, я ведь не Кира. Мы с ней схожи в одном – мы обе привыкли получать то, что хотим. Вот только она ждёт, когда ей это на тарелочке преподнесут, я своё просто беру. Не жду никого, беру сама. Вот пока она что-то как всегда выгадывала, интригу наводила, я получила то, что хотела.
Маргарита недоверчиво улыбнулась.
- По-моему, ты преувеличиваешь. Просто не понимаешь, что…
- Это вы не понимаете! Он всё равно будет со мной. Пока я этого хочу.
Маргарита смотрела в её лицо, встретила уверенный взгляд и неожиданно забеспокоилась. Это была не напускная бравада, Катя знала, о чём говорит.
- Что ты сделала?
- Да ничего особенного. Одну малость, которую Кира Воропаева никогда не сможет понять. Мужчинам ведь неинтересно владеть, им интересно добиваться. Ну вы-то меня понимаете, Маргарита Рудольфовна, я уверена, вы же умная женщина.
Жданова усмехнулась и покачала головой.
- А ты, оказывается, та ещё штучка…
Катя пожала плечами.
- Хочешь жить, как говорится…
Они помолчали. А потом Катя решила сделать пробный шажок к перемирию.
- Я бы никогда не стала отбивать его у Киры… Но, Маргарита Рудольфовна, мне не пришлось этого делать. Не было ничего в их отношениях… Знаете, что он мне сказал про эту свадьбу? Что делает это только потому, что обещал Пал Олегычу и не может его подвести. Вы понимаете? Он пообещал отцу! Ладно, Андрей - мужчина, и не понимает всю абсурдность этого решения, он просто целенаправленно идёт к своей цели, вы же знаете, какой он упёртый! А цель – это не семья с Кирой, а попытка доказать что-то отцу! А из этого ничего хорошего не получится!
- Понятно, а ты, значит, его на истинный путь наставляешь?
- Нет, ну что вы! – воскликнула Катя.- Ни в коем случае! Я даже смирилась с его женитьбой!.. почти. И решение отказаться от этой свадьбы я ему навязывать точно не буду! Хотя могла бы, если приложить определённые усилия. Но мне это не нужно. Я хочу, чтобы он сам к этому пришёл. И вот тогда я буду спокойна!
- Хочешь Ждановой стать?
Катя всплеснула руками.
- Да что же это!.. Можно подумать, что вы приближённые к королевской семье! Что вы так носитесь с этой фамилией? Я вашего сына люблю, Маргарита Рудольфовна. Просто люблю, ни за что. И я буду с ним, потому что нужна ему.
- Даже если он женится на Кире?
Катя закусила губу и отвела глаза. И кивнула.
- Да. Хотя очень надеюсь, что он этого не сделает. Они не будут счастливы. Это же ваша блажь, вам этого хочется, а не ему. Да Кира из него неврастеника сделает через несколько месяцев после свадьбы! Он и так уже вздрагивает, когда её имя слышит! Вы этого хотите для своего сына?
- Не забывайся! Я прекрасно знаю, чего я хочу для своего сына!
- И чего же? Не смотрите на меня так! Мне правда интересно!
Жданова посверлила её испытывающим взглядом, потом пожала плечами.
- Как любая мать. Я хочу, чтобы он был счастлив. Хочу, чтобы нашёл свою вторую половину… успокоился, наконец!
- Понятно,- протянула Катя и улыбнулась. – И вы всерьёз думаете, что Кире это под силу? У неё был такой шанс, столько лет – и ничего! Почему вы думаете, что у неё в дальнейшем это получится?
- Андрей наконец-то повзрослел…
- Да, после того, как встретился со мной,- к месту вставила Катя. – И он успокоился. За то время, что мы вместе, он ни разу – ни разу! – никуда не ездил с Малиновским. Даже из дома вечером никуда не уходил, наоборот, скорее домой. Я не знаю, может, это ничего и не значит. Возможно, я преувеличиваю, или это моё предвзятое отношение, но это есть. И просто так я не отступлюсь, так Кире и передайте! Я Андрею обещала, что буду с ним, и я буду. А всё остальное – это не моя проблема. Он взял на себя эту ответственность, и ему её нести.
Маргарита внимательно выслушала её, а потом покачала головой, не переставай удивляться уверенности и твёрдости, которая слышалась в голосе этой почти незнакомой девочки.
- А как же Саша?
- Да что вы Киру слушаете? Да, у нас с Сашкой были отношения, довольно длительные, но мы расстались почти год назад, и расстались хорошими друзьями. Что в этом такого? Андрей прекрасно об этом знает, я от него это и не собиралась скрывать! Да, злится и ревнует, но ведь так и должно быть?
- У тебя на всё есть ответы!
- Я же не виновата, что они просто есть!
- Значит, ты моим доводам внять не хочешь?
- Извините, но я не услышала ни одного. Только необоснованные фантазии и желания, которые ваш сын совершенно не разделяет, я уж это знаю.
- Ты слишком уверена в себе, это тебя и подведёт в конце концов!
Катя пожала плечами и отвернулась.
Уходить Маргарита не собиралась. Села на диван и больше с Катей не заговаривала.
У Кати возникла мысль уйти самой, но потом вспомнила о том, что Жданов обещал вернуться к восьми, и поняла, что Маргарита ждёт именно его прихода. И вот тогда решила остаться и посмотреть, чем же это всё закончится. И на поведение Андрея. Чтобы вернуть себе уверенность.
Или разочароваться.
Ожидание было очень томительным. В тягостном молчании и с невесёлыми мыслями в голове было очень трудно держаться спокойно и непринуждённо. Хотелось устроить истерику по примеру Воропаевой или хотя бы ногами вдоволь потопать.
Но наконец хлопнула входная дверь, и Катя вся превратилась в комок нервов. Сердце заколотилось, и она испуганно посмотрела на дверь. Вот сейчас он войдёт в комнату, сейчас войдёт…
Маргарита тоже в ожидании смотрела на дверь, но, похоже, не нервничала, а настраивала себя на ещё один серьёзный разговор. А Кате этого не хотелось. От разговоров она сегодня очень устала.
Андрей вошёл с улыбкой, но увидел мать и замер. Как-то весь подобрался и бросил быстрый взгляд на Катю.
- Что происходит?
- А ты не понимаешь, сынок?
- Та-ак,- протянул он, а в голосе появились недовольные и даже угрожающие нотки.- Мама, ты когда приехала?
- Сегодня.
- Сегодня? А почему не позвонила?
- Андрей, прекрати устраивать мне допрос! У нас очень серьёзный разговор! Я застала эту девушку в твоей квартире! Мало того – в твоей постели!
- Мама, знаешь, какие ключевые слова в этом? МОЯ квартира! И постель тоже моя! Ты должна была позвонить, прежде чем придти! Не ты ли меня этому учила всегда? И как ты вошла? У тебя нет ключей.
- У Киры есть, - подсказала Катя, а Андрей удивлённо посмотрел.
- Значит, Кира здесь была?
- Была, Андрюша, была! – воскликнула Маргарита. – Ты представляешь, какой шок девочка испытала?
А Жданов нахмурился и посмотрел на Катю. Он уже примерно представлял, что произошло, крики и истерику, наверняка устроенную невестой. С этим ничего уже поделать было нельзя, а вот состояние Кати его в данный момент очень заботило. На первый взгляд она держалась неплохо, но глаза были покрасневшими и губы слишком сурово поджаты.
И подошёл к ней. Большим пальцем приподнял её подбородок и настойчиво заглянул в глаза.
- Плакала? – тихо спросил он.
Она покачала головой, а губы неожиданно затряслись.
- Ну всё, солнышко, - обнял её одной рукой и поцеловал в висок.- Успокойся.
- Андрей, да что же ты делаешь? – вскричала Маргарита, в изумлении глядя на сына.
- Мама! – оглянулся через плечо. – Давай мы с тобой потом поговорим, завтра. Сейчас все на взводе, до чего мы договоримся?
- И ты даже не хочешь ничего спросить о Кире? Она уехала куда-то!
Он вздохнул.
- Мам, если Кира сама всё видела, то что я могу изменить?
Катя отвернулась от Маргариты, стояла, прижавшись к Жданову, и ей очень хотелось отрешиться от всего и ничего больше не слышать.
- У меня просто слов нет, - проговорила Жданова и покачала головой. – Вы очень опасный человек, Катя! А я, признаться, сначала вам не поверила!
- Мама, Катя здесь не при чём!
Маргарита остановилась и посмотрела на сына снисходительно.
- Да… почти не при чём! – и пошла к двери. – Андрей, завтра мы поговорим!
Он кивнул.
- Как скажешь.
Катя вцепилась в его плечи и с нетерпением ждала, когда захлопнется дверь за матерью Андрея.
- Кать, что произошло? – голос Андрея был напряжённым, и Катя решила, что сейчас не время плакаться ему и пытаться вызвать сочувствие.
Села на диван и нервно сцепила руки.
- Ужас и кошмар!  Но я не виновата, Андрюш! Я спала…
- Я знаю!
Она вздохнула.
- Потом кто-то завизжал. Я глаза открываю, а это Кира…
- Завизжал? – вдруг усмехнулся Жданов, а Катя кивнула.
- Ты просто не представляешь, как я испугалась! Ну а потом… пошло-поехало. Слово за слово… Скандал такой был! Я думала, что Кира мне глаза выцарапает! Спасибо маме твоей, остановила её!
Андрей задумчиво хмыкнул и открыл бар.
- Значит, Кира в бешенстве? Что она тебе сказала?
- Ты на самом деле хочешь это знать? – покачала головой Катя. – Как только не обозвала… Я знала, что так будет, но не думала, что так быстро случится.
Андрей кинул на неё быстрый взгляд. Налил в бокал немного виски и подошёл к ней.
- На, выпей. Только залпом, тебя колотит всю.
Она сначала хотела отказаться, но потом приняла бокал. Глубоко вздохнула, закрыла глаза и быстро выпила. И поморщилась.
- Молодец,- похвалил Андрей и погладил её по голове.- А дальше что было?
- Кира ушла, а Маргарита Рудольфовна устроила мне допрос с пристрастием… - и Катя приуныла.  – Андрюш, я, кажется, ей лишнего наговорила, не надо было, а я…
Жданов мысленно ругнулся, но улыбнулся ей.
- Ничего, всё решим.
- И что теперь будет?
Он пожал плечами.
- Посмотрим. – Сел рядом с ней на диван и обнял. – Ты не думай ни о чём. Я знаю, что ты расстроена, но не мучай себя, хорошо?
Катя уткнулась лицом ему в грудь и уже по-настоящему горестно всхлипнула.
- Твоя мама меня ненавидит.
- Не говори ерунды, - отмахнулся он, а сам уже пытался придумать себе оправдание. Ведь завтра придётся разговаривать с родителями. Гладил Катю по спине и думал. Она не плакала, только вцепилась в него и тяжело дышала. Андрей чувствовал её горячее дыхание через тонкую ткань рубашки, откинул голову на спинку дивана и прикрыл глаза. И вдруг понял, что не особо и переживает из-за произошедшего. Или это пока?
Пока она так рядом.

0

14

##### 23 #####

- Видела? – Шура наклонилась к уху Амуры и лихорадочно зашептала: - Пал Олегыч прямо не в себе, да и Маргарита тоже!
- Не дуй мне в ухо! – зашипела в ответ Амура. – Я всё вижу!
- Опять что-то случилось!
- А то ты не знала, что случится! Я ещё неделю назад гадала и сказала, что грядут перемены и странные события.
- Лишь бы эти события нас не коснулись своими странностями.
- Машку точно коснутся, если она немедленно не появится! Если Ждановы на взводе, то Андрей Палыч точно злой придёт. Заметит, что её нет, вот тогда она  и попадёт под горячую руку!
- И Феди нет… Может, они проспали?
Амура пожала плечами.
Из подъехавшего лифта вышел хмурый Фёдор.
- Наконец-то! – воскликнула Шура. – Где ты ходишь? Опять опаздываете?
- Машка где?
- Вот именно, где? – огрызнулся тот. – Куда она вчера уехала?
Шура вытаращила на него глаза и переглянулась с подругой.
- Как это куда? Она сказала, что домой!
- Да, вот только до дома не доехала! – вдруг закричал Коротков и тяжело задышал, пытаясь справиться с эмоциями. - Куда она делась? И с кем?
- Не кричи! – шикнула на него Амура и ухватила его под руку. – Не дай Бог узнают, что её ещё нет! Что-то затевается, Ждановы приехали!
- Да всё равно мне! – Федя сел за стол ресепшена и стал нервно крутить в руках степлер. – У кого там и что!
- Федя, ну что ты так расстраиваешься? – Шура приобняла его за плечи. – Может, у неё дело.
- Да, дело! – зло фыркнул он. – А то я не знаю, какие у неё дела! Надоело всё!
- Ну, Федя!
В холле показался Малиновский и требовательно посмотрел на свою секретаршу.
- Шурочка! Что же это такое? Никого на месте нет!
- Я уже иду, Роман Дмитрич! Бегу!
- Ну так бегите! Ждановым даже кофе некому принести!
И с интересом посмотрел на пригорюнившегося Фёдора.
- А с ним-то что?
Шура приостановилась и посмотрела на шефа.
- Любовная лихорадка. С Машкой опять поругались.
Малиновский недовольно поджал губы.
- У всех свои проблемы! Работать всем некогда, блин!
Амура сразу подхватилась, но, прежде чем уйти, наклонилась к Феде и прошептала:
- Успокойся, она сейчас появится и всё тебе объяснит.
- Не уверен я, что хочу слышать эти объяснения!
Она похлопала его по плечу и поспешила на своё рабочее место.
Федя посмотрел на часы и расстроено вздохнул. Десять.
Вот где она? Как вообще можно так поступать? Просто исчезла, ничего не сказав, уехала неизвестно куда и неизвестно с кем! А он-то, дурак, размечтался! Что Маша одумалась, ведь столько времени всё было почти в порядке. Почти, потому что Федя всё никак не мог набраться смелости и рассказать ей всю правду. Боялся её реакции, но так же боялся, что после этого перестанет понимать, где кончается её любовь и начинается корысть. Да, Маша любила его, Федя в это верил, но в то же время она продолжала искать своего «принца», а простой курьер им быть никак не мог, с её точки зрения. Никак не могла понять, что любовь никакими деньгами не заменишь.
И вот опять, после почти трёх месяцев спокойной жизни, снова появился кто-то лучше него. И Федя уже всерьёз начал задумываться, а насколько ему это всё нужно?
Сколько можно ждать своей очереди?
Маша появилась только в полодиннадцатого, запыхавшись, выскочила из лифта, поправляя кофточку, увидела Фёдора на своём стуле, мрачного и сердитого, и сбилась с шага.
- Привет.
Федя глянул на неё исподлобья и не ответил.
Маша поджала губы и фыркнула. Обошла стол и толкнула Короткова в плечо.
- Что ты расселся? Слезай.
Он встал со стула и отошёл в сторону. Смотрел, как она садится,  кладет сумку и начинает быстро просматривать почту.
- Ты где была?
Маша передёрнула плечами.
- У меня дела были.
- Дела у тебя были? Тебя всю ночь не было! Мне мать твоя звонит, а я не знаю, что ей сказать!
- Со своей матерью я сама разберусь! А ты прекрати кричать! Люди же вокруг!
Он только головой покачал и грустно проговорил:
- Какая же ты дура, Машка. Ты так ничего и не поняла!
Ей стало очень обидно, надулась, но за своей обидой пыталась спрятать собственную вину. Но и просить прощения не собиралась, просто не знала, как, да и считала это глупостью.
- Я не понимаю, почему ты злишься, Федечка. Я разве тебе что-то обещала?
- Ах, не обещала? – тихо повторил он и кивнул, а внутри что-то рвалось на куски. – Что ж, значит, так тому и быть…
Маша обернулась и внимательно посмотрела на него.
- Ты о чём?
- А как ты думаешь? Нашла себе богатого и солидного? В очередной раз? Вот и оставайся с ним!
Она заметно насторожилась, но улыбка была неуверенной.
- Федя, да ты что?
- Да ничего! Мне всё надоело! Сколько можно уже надо мной издеваться?
- Ты спятил, что ли? – тихо и угрожающе проговорила она. – Уймись!
- Уже унялся! Раз и навсегда! Мне не нужна жена, которая вечно будет на сторону смотреть!
- Жена? – Маша поневоле поднялась со стула и гневно посмотрела на него. – Так ты жениться надумал? А меня ты спросил?
- Хорошо, что не спросил!
Она несколько секунд стояла, в задумчивости глядя на него, а потом развела руками.
- Давай успокоимся! Мы же с тобой взрослые люди…
- Это ты-то взрослая? –  повысил он голос. – Безрассудная, дурная, безответственная!..
- Ах ты! – вспыхнула Маша и запустила в него тем самым степлером, который он несколько минут назад крутил в руках. – Какое право ты имеешь так со мной говорить? Ты мне кто? Возомнил себе что-то!.. Замуж я за него выйду, размечтался! Я себе нормального мужа найду! Который сможет мне что-то дать! А не курьера!
Он потемнел лицом и сжал кулаки. От такого Маша даже растерялась. Федька часто на неё злился, но чтобы кулаки сжимал… такого раньше не было. Даже решила на попятную пойти и попыталась улыбнуться.
- Федя, ну ладно, что мы с тобой ругаемся? Мы же друзья!
- Да не друзья мы! – выкрикнул он. Смотрел на неё пару секунд злым и одновременно жадным взглядом, а потом как-то безнадёжно махнул рукой и направился к лифту.
- Ты куда? – крикнула она ему вслед. – А если кто спрашивать будет? Федя! Вернись немедленно!
Но он даже не обернулся. Вошёл в подъехавший лифт и нажал на кнопку. А пока двери закрывались, увидел, как Маша выразительно покрутила пальцем у виска.
- Псих!
Но двери закрылись, увозя его, а Тропинкина без сил опустилась на свой стул и громко и жалобно всхлипнула.

~ ~ ~

Андрей торопился на работу. Знал, что родители уже приехали, а он опаздывал. И этим только нагнетал обстановку, отец наверняка из-за этого ещё больше разозлится. Хотя куда уж больше?..
Катя была в расстройстве – молчалива  и печальна, из-за чего Жданов просто сходил с ума, и утром проснулась в таком же настроении. И всё чего-то ждала. Вздрагивала от каждого телефонного звонка.
А он что мог сделать? Ничего, кроме того, что обнять и сказать несколько ничего не значащих слов. Именно не значащих, потому что сам ещё не представлял, что произошло и каких масштабов катастрофа разразилась.
А вот совсем скоро узнает, и тогда будет думать и будет знать, как реагировать и что предпринимать. По крайней мере, очень надеялся на это.
У входа в «Зималетто» столкнулся с Фёдором, который садился на свой мотоцикл.
- Ты куда это? Рабочий день закончился? – поинтересовался Андрей для порядка.
Федя замер, не донеся шлем до головы, посмотрел на него и вздохнул.
- Для меня – да. Насовсем.
- То есть?
- Я увольняюсь.
Жданов задумался.
- Серьёзно решил?
Коротков кивнул.
- С Машкой поругался? – догадался Андрей.
- Да не ругался я с ней! Просто… надоело.
- Ну-ну. Если передумаешь – приходи.
Федя покачал головой.
- Не передумаю, Андрей Палыч. Я потом заявление напишу, хорошо?
- Какое заявление? – усмехнулся Жданов. – Решил - так решил.
Фёдор кивнул, а потом проницательно глянул на уже бывшее начальство.
- Она вам всё рассказала, да?
Жданов пожал плечами.
- Но я же никому не рассказал? – резонно заметил Андрей. – И не скажу, не беспокойся.
- Спасибо. Прощаться не будем, встретимся, наверное.
Жданов хлопнул его по плечу.
- Давай, удачи!
- И вам, вам она сегодня понадобится, я так понимаю. Там родители ваши приехали.
Андрей вздохнул.
- Знаю.
Федя надел шлем, поставил ногу на педаль газа, но потом сказал:
- Катька хорошая, Андрей Палыч. Только сильная очень и своенравная. Но классная.
Жданов улыбнулся.
- Я знаю.
Пожали друг другу руки, и Андрей немного постоял, глядя вслед удаляющемуся мотоциклисту. Как бы ему хотелось вот так уехать и оставить всё за спиной.
Но впереди маячил тяжёлый разговор с родителями.
Выйдя из лифта, сразу увидел зарёванную Тропинкину. Кинул на неё выразительный взгляд и покачал головой.
Катька опять расстроится, когда узнает.
Клочковой в приёмной не было, чему Андрей в этот раз порадовался. Чужие уши ему были не нужны.
Вошёл в кабинет, увидел родителей, оценил их хмурые лица и мысленно попросил себя держаться. Главное - не сорваться, Катя его об этом очень просила.
- Привет, родители.
В ответ тишина. Мама горестно вздохнула, а отец ещё сильнее нахмурился.
Андрей прошёл к дивану, хотел поцеловать мать, но та мягко отстранилась.
- Андрюша, сядь.
Он послушно сел. Посмотрел на отца.
- Ты ничего не хочешь нам объяснить? – это опять мать.
Жданов закинул ногу на ногу и обхватил ладонями коленку.
- А что объяснять?
А отец вдруг стукнул кулаком по столу. Такое с ним случалось редко, обычно старался обойтись внушением, и поэтому на Андрея это произвело впечатление.
- Как ты мог завести любовницу в такой момент? Через несколько недель твоя свадьба! А ты что творишь?
- Папа, не нервничай, тебе нельзя, - попросил Андрей.
- Ты меня не успокаивай! Лучше бы думал, прежде чем тащить в постель эту особу! Перед свадьбой!
Андрей напрягся.
- Папа, не разочаровывай меня. Ты никогда плохо о женщинах не отзывался, вот и сейчас не начинай!
Пал Олегыч поднялся с президентского кресла и прошёл к дивану.
- Рит, ты слышала, как он заговорил? Он меня ещё стыдить собирается!
- Я не стыжу, я прошу.
- Андрюша, эта девушка… она тебе совершенно не пара! Она очень нахальна и своевольна! Да и вульгарна. Ты бы слышал, как она со мной говорила вчера!
- А как она ещё могла говорить, мама? Вы с Кирой ворвались в квартиру и начали её оскорблять!
- Что? – ахнула Маргарита, глядя на сына так, словно не узнавала. – Это она тебе сказала? Что мы её оскорбляли?
- Не ты, а Кира. Скажешь, не было этого?
- А как она ещё могла отреагировать, застав в твоей постели другую женщину? – повысил голос Пал Олегыч.
- Да никак! – разозлился Андрей в ответ. – Она вообще не имела права входить в мою квартиру без спроса, если уж на то пошло!
- Как это не имела? Она тебе жена почти!
- Вот именно, что почти! Вот когда станет женой, тогда и будет это делать!
- Андрей, прекрати! – воскликнула Маргарита. – Замолчи сейчас же! Ты хоть понимаешь, что говоришь? Ты кого защищаешь? Катю?
Он замолчал и рывком поднялся с дивана.
- Что бы ты мне ни говорил, - продолжала Маргарита, - а виновата во всём она! С самого начала знала, что ты женишься, но всё равно к тебе в постель залезла!
Андрей невольно поморщился.
- Мама, как ты можешь?
- Скажешь, не так? Я не права? Когда мне Кира про неё говорила раньше, я ей не верила, а вот после вчерашнего нашего с Катей разговора я поняла, что эта девочка ой как не проста! Она ни перед чем не остановится!
- Ты её просто не знаешь!
- Зато ты узнал слишком хорошо!
- Да! – рявкнул он. – И это единственная женщина, которая любит меня,  а не моё имя!
- Что ты говоришь? – покачала головой Маргарита и послала умоляющий взгляд мужу, который всё это время молча наблюдал за сыном.
Андрей взмахнул рукой.
- Я вообще не понимаю, к чему весь этот разговор? Или что, Кира открытие сделала, что я ей не верен? По-моему, это никогда секретом не было! Особенно с её буйной фантазией, всегда считала, что я сплю с каждой женщиной, которую вижу!
- Она надеялась, что ты изменишься! Ведь вы решили пожениться!..
- Мы решили? Мама, ради Бога, не надо придумывать то, чего нет!
- Что значит, нет? – растерялась Маргарита.
- Да то и значит!
- Так, хватит! – перебил их Пал Олегыч. – Андрей, ты сам говорил мне, что собираешься жениться на Кире!
- Собираюсь, - кивнул Жданов. – Но, пап, разве я что-то говорил о том, что хочу на ней жениться?
Жданов-старший посмотрел на него в полном шоке.
- Я ничего уже не понимаю…
- А что понимать-то? Вы хотели, всегда хотели, чтобы я на ней женился, вот поэтому всё так!
- Я не могу это слушать,- почти простонала Маргарита Рудольфовна и опять села на диван, прикрыв лицо рукой.
- А Катя? – вдруг спросил Пал Олегыч.
Андрей вздохнул.
- А что Катя? Катя со мной. И я приложил для этого очень много усилий… и испортить это я не позволю никому, даже Кире.
- Как ты можешь так говорить, Андрюша? Да ты её не знаешь почти! Она чужая, и ещё неизвестно, что ей от тебя нужно! А Кира очень тебя любит, вы так давно вместе!
Жданов не ответил, отвернулся к окну и стал смотреть на небо.
- Паша, надо что-то делать, - вдруг быстро заговорила мать. – Эта Катя, она совершенно вскружила ему голову! Она его просто околдовала, здесь что-то не так! Она очень опасна!
Андрей невольно усмехнулся.
- И что же опасного ты в ней усмотрела, мама?
- Усмотрела! А ты зря так улыбаешься! Ты совершенно не знаешь женщин, как и все бабники!
- Так я уже и бабник?
- Бабник! Всегда им был, а Кирюша тебя прощала! Ты хотя бы за это должен быть ей благодарен! А Катя твоя!.. Она мне вчера такого наговорила, что язык не поворачивается повторить!
- Мама, я всё знаю, Катя мне всё рассказала. И она раскаивается, что сорвалась, просто вы её напугали, вот и…
Маргарита сначала замерла в шоке, а потом снова посмотрела на мужа.
- Паша, ты слышишь? Господи, какая же хитрая… дрянь! Она ему всё рассказала! Ясно, что он теперь не поверит ни одному моему слову! Она же мошенница! Она едва не обокрала нас!
- Подожди, Рита! Андрей, я не совсем тебя понимаю! Что значит «Катя со мной»?А Кира? Ты передумал жениться?
Жданов пожал плечами.
- Я не отказываюсь. Хотите – женюсь. Но Катя здесь не при чём.
Родители растерянно переглянулись.
- Что это значит? Ты женишься на Кире, а будешь с Катей?
- А что такого? Кире нужен принц из сказки по фамилии Жданов, а я далеко не принц. Если она хочет получить эту фамилию, я на ней женюсь, но после этого меня все оставят в покое.
- Паша, он это серьёзно говорит? Что она с ним сделала?
- Мама, ради Бога! Оставь Катю в покое! Она к нашим с Кирой делам не имеет никакого отношения! Уж я постараюсь, чтобы так было! И она не мошенница! Уж скорее Сашенька ваш… мошенник первостатейный! Собственную компанию разорить хотел! А Катя не при чём, ещё раз вам говорю!
- Она тебя околдовала! Такого просто не может быть!
Андрей не ответил.
Вся его затея, о которой он столько раз говорил Кате и Малиновскому, что у него будет две разных жизни, яйца выеденного не стоила. Не хватило её и на месяц. Всё вышло наружу, и всё равно приходится делать выбор. Но только не между Катей и Кирой, а между Катей и родительским мнением.
Но вот только жить-то ему дальше не с родителями!..

0

15

##### 25 #####

Ничего не успокаивалось. Время, события, разговоры словно замерли, и ничего не происходило.
Жданов даже свыкся с таким положением вещей и решил удовольствоваться этим. Родители, смирившись с тем, что его уже ни в чём не убедить, через несколько дней решили вернуться обратно в Лондон. И попрощались с Андреем тоже довольно сухо. Правда, из прощальных слов матери он понял, что Кира всё-таки ей звонила, и они до чего-то договорились. Ему же за пару дней до отлета родителей пришла последняя смска от Воропаевой, где она сообщила, что уезжает из страны и не знает, как надолго, и как ей жить дальше, тоже не знает, а всё по его вине. Дальше шёл длинный список нецензурных слов в его адрес, но их Жданов читать не стал, подозревал, что ни до чего нового Кира додуматься не смогла, всё высказала до этого.
Как-то так получилось, что жить он остался у Кати. Просто приехал туда с небольшой сумкой вещей и остался. Она ничего ему не говорила и ничего не требовала, они просто жили, не оглядываясь ни на кого. Андрей настолько расслабился в те дни, что уже не мог с точностью сказать, как жил до этого и чем занимался вечерами. Теперь надо было ехать «домой», потому что его там ждали, а уже после этого решалось, чем же они займутся этим вечером.
Свои чувства он старался не анализировать и ничего не обдумывать. Это грозило новыми проблемами, ещё боле невесёлыми мыслями, а на это у него сейчас не было настроения. Жили сами по себе и радовались этому. Эти две недели, казалось, растянулись на целую жизнь, настолько были насыщены, наполнены новыми ощущениями и наполнены новыми ощущениями.
Иногда ловил себя на мысли, что всё происходящее не совсем правильно, но менять ничего не хотелось. Его всё устраивало, и, как любому человеку, хотелось отрешиться от проблем и махнуть на всё рукой. Вот он и махнул. Воспользовался первой же возможностью для того, чтобы послать всех далеко и надолго.
Две недели полнейшего отрыва от реальности. Работал как зверь, а потом ехал к Кате и знал, что там можно будет отдохнуть, вверив себя любимой женщине, которая и приголубит, и пожалеет, и подскажет. А в нужный момент и замолчит, чтобы дать ему отдохнуть от разговоров.
Его Катя была именно такой.
Андрей понимал, что с каждым днём такой жизни увязает всё глубже, что теперь уж точно её уход станет гибелью для него, но не предпринял ни одной попытки выбраться их этого омута. Просто не мог, не было желания этого делать. Ведь для этого нужно было ломать себя, топтать ногами собственные чувства, а это было ему не под силу в данный момент.
Но он так и не признался ей в любви. Выслушивал её признания, чувствуя, как замирает сердце, как оно сжимается от счастья и мужской гордости, но в ответ молчал. Никак не получалось это произнести вслух. Что-то удерживало. Или просто трусил?
Чего боялся? Ведь и так всё для неё.
Наверное, того, что после его слов любви дороги назад уже не будет. И надо будет что-то опять менять, снова принимать решения, что-то строить заново.
А его всё устраивало так, как есть. В данный момент. Ведь она и так принадлежала ему, он больше никого к ней не подпускал, даже её дружку Зорькину не разрешал приблизиться к его Кате лишний раз. А уж о Воропаеве и Устинове и говорить нечего!
С ней он чувствовал себя хозяином. Знал, что это не так, что это она позволяет ему так думать, но чувство собственичества присутствовало и очень ему нравилось. Что Катя Пушкарёва вся для него!
Она даже шутила, что с ним становится слабой женщиной, а он охотник и добытчик. И, наверное, даже не понимала, насколько это льстит его самолюбию. Он замирал и смотрел на неё в этот момент очень внимательно, пытаясь понять, всерьёз она это говорит или нет? А очень хотелось, чтобы это было правдой.
А Катя все эти дни казалась ему очень счастливой и довольной. И вроде спокойнее стала, не вздыхала и не косилась тревожно на звонивший телефон. Андрей делал всё, чтобы так и было, очень старался.
И совсем не ожидал новых проблем. Да и не понимал, что случилось и откуда взялось. Уехал всего на три дня, в командировку, а когда вернулся, то от светящейся счастьем женщины не осталось и следа. Его встретила бледная, с кругами под глазами и осунувшимся личиком девушка.
Жданов перепугался. Замер перед нею и даже боялся слово произнести. Но она тоже молчала, только таращила на него испуганные глазёнки и иногда хлюпала носом.
- Катя, что случилось? – севшим голосом спросил Андрей, практически уронив чемодан на пол.
Она всхлипнула, но, так и не сказав ни слова, ушла в комнату. Жданов пошёл за ней. Догнал и обнял за плечи.
- Катюш, что такое? С родителями что-то?
Она покачала головой. Потом отвела его руку и отошла в сторону, присела на диван, поджав под себя одну ногу.
- Катя, не молчи! У меня сейчас сердце остановится! Что случилось? Что-то ужасное?
Катя странно посмотрела на него, глаза округлились, но она быстро отвернулась. Жданов продолжал смотреть на неё в ожидании, а сердце бухало в груди, тревога переполняла, просто не знал, к чему готовиться.
Она вздохнула, и Андрей заметил, как по щеке покатилась слеза, а рука мяла угол диванной подушки.
- Катя!
- Я потеряла сознание…
- Что? – не понял он и даже головой помотал. Потом забеспокоился. – Опять? Когда?
- Вчера утром. В магазине.
Андрей пригладил её волосы, продолжая глядеть на неё со страхом.
- Малыш, надо в больницу. Тебя обследуют и…
Катя вдруг оттолкнула его руки и вскочила с дивана. Пробежалась по комнате, а потом остановилась перед ним и воскликнула:
- Да была я в больнице вчера! Меня на «Скорой» увезли!
Андрей перепугался окончательно. Поднялся с колен и подошёл к ней.
- Что?
Катя вытерла слёзы и нервно закусила губу. Потом еле слышно произнесла:
- Почти пять недель…
Андрей долго смотрел на неё, помотал головой.
- Не понял.
- Что ты не понял, Жданов? – вдруг закричала она. – Я беременна! – и зарыдала, опять опустившись на диван.
Андрей продолжал стоять, глядя в одну точку. Потом глухо спросил:
- Ты уверена?
У Кати вырвался истерический смешок.
- Не уверена, - покачала она головой. – Врач уверен, а я не уверена!
Жданов смотрел на неё и прекрасно понимал, что она на самом деле очень расстроена. Что это не притворство и не игра. Она по-настоящему испугана.
- Успокойся… - голос почему-то был хриплым.
Катя горько усмехнулась.
- Не могу я успокоиться! Это я беременна!
- Всё равно… Не надо так себя изводить, у тебя истерика начнётся.
- У меня уже истерика, со вчерашнего дня эта самая истерика!
Он сел в кресло и устало потёр переносицу.
- Почему ты мне не сказала? Я же тебе звонил вчера несколько раз!
- Думаешь, это телефонный разговор? Дорогой, а знаешь, я беременна! Возвращайся скорее домой, я тебя жду!
- Прекрати!
- Я сама ещё никак поверить не могу! – закрыла лицо руками, уткнулась в диванные подушки и опять заревела.
Андрей не знал, что делать. Смотрел на Катю в полной растерянности и не понимал, как справиться с собственными эмоциями, а уж тем более с её. С трудом сглотнул. И опять про себя повторил – попал.
- Как такое могло получиться? – спросил он через какое-то время, когда она немного успокоилась. – Ты же говорила, что…
Катя зло посмотрела на него.
- Да, давай всё свалим на меня! Это я во всём виновата! Я пытаюсь захомутать Андрея Жданова!
Он несильно заехал кулаком по подлокотнику кресла.
- Я ничего подобного не говорил! Я просто спросил!
Она шмыгнула носом и в очередной раз вытерла слёзы, которые лились из глаз непрерывным потоком.
- Что-то тогда на балконе ты не особо заботился о безопасности!
Жданов немного нахмурился.
- Думаешь, тогда?
Катя нервно дёрнула плечом.
- Думаю, да. И по срокам сходится…
Андрей потёр лицо руками.
- Чёрт, одно за другим…
- Меня отец убьёт… - прошептала Катя совершенно потерянным тоном.
Жданов глянул на неё и жёстко усмехнулся.
- Ты же говорила, что они мечтают о внуках?
- Сначала они мечтают о зяте! – разозлилась она. – А уж о том, что я рожу без мужа!.. Господи, о чём я говорю?
Андрей внимательно смотрел на неё, а Катя, встретив этот взгляд, рассмеялась сквозь слёзы.
- Жданов, я тебя умоляю – молчи!
Он промолчал.
Катя поднялась с дивана и прошла мимо него. Походка была не твёрдой, её немного покачивало, и он даже руку потянул, чтобы её поддержать, но она отмахнулась. Пошла в сторону кухни, а Андрей подумал немного и отправился за ней.
Катя стояла у холодильника и мелкими глотками пила воду из высокого стакана.
- Тебе плохо?
- Меня со вчерашнего дня тошнит. Странно, да? До этого всё было нормально, а как узнала… Может, это самовнушение?
- Это беременность, - сказал Жданов, и даже сам отметил иронию, проскользнувшую в голосе. Ругнулся мысленно, но было поздно.
Катя быстро посмотрела на него и тут же отвернулась.
Жданов подошёл к ней и попытался обнять.
- Кать, послушай меня…
- Я всё решу, - вдруг сказала она, а он удивился.
- Что?
- Ты всегда так говоришь, - усмехнулась. – Я всё решу, всё пройдёт… Беременность обычно проходит через девять месяцев, Андрюша. Будем ждать?
Он заметно напрягся, а Катя снова усмехнулась, сходя с ума от безысходности, которая царила внутри. Освободилась от его рук и вышла из кухни.
Андрей же просидел там не меньше получаса. Беспрестанно курил и смотрел в окно. Темнело, он смотрел на окна дома напротив, в которых ярко горел свет, но думать ни о чём не мог. Просто смотрел, а в голове звенящая пустота.
Ребёнок… Только это слово и больше ничего.
Когда всё-таки набрался смелости и вошёл в спальню, Катя уже лежала в постели. Свернулась калачиком и натянула одеяло до подбородка, хотя в комнате было довольно тепло. Андрей подумал, что спит, но как только он вошёл, сразу открыла глаза.
- Принеси мне таблетку.
- Какую?
- Снотворное. В синей коробочке, на холодильнике.
Он почему-то замялся.
- А тебе можно?
Катя то ли всхлипнула, то ли усмехнулась, он не понял.
- Мне всё можно. Принеси.
Эти слова резанули прямо по сердцу, Андрей даже поморщился, но в спальне было темно, и Катя не могла этого заметить. Но за таблеткой сходил, как она и просила. Подал ей стакан воды и смотрел, как она пьёт.
Катя опять легла и закуталась в одеяло.
Жданову почему-то было страшно ложиться спать. Всё тянул, прошёлся по квартире, выключил везде свет и некоторое время стоял в темноте, бездумно таращась в одну точку. Но всю ночь так не простоишь. Вернулся в спальню и стал раздеваться, медленно и прислушивался к Катиному дыханию. А когда лёг в кровать, понял, что она уже спит. То ли таблетка так быстро подействовала, то ли просто уснула, вдоволь нанервничавшись за эти два дня. Андрей полежал некоторое время на спине, чувствуя какое-то непонятное смущение. Но, в конце концов, перевернулся на бок и осторожно обнял её одной рукой.
Было очень её жаль, ведь она так расстроена.
Но вот что делать с собственным страхом?

~ ~ ~

А утром он уехал. Засобирался, якобы на работу, больше ни словом не обмолвившись о вчерашнем разговоре, и старательно игнорировал её испытывающие взгляды.
Катя видела, что ему не терпится уйти, метался по квартире, она даже про себя горько усмехнулась – может, и вещи прямо сейчас соберёт? Очень хотелось опять зареветь, и она уже сама начала ждать, когда он наконец уйдёт, чтобы дать волю своим чувствам.
Ждала и боялась. Почему-то была уверена, что сейчас он уйдёт и больше не вернётся. Что ей тогда делать?
Но и свои тоскливые взгляды старалась от него прятать. Она не собачка, которую он у входа в магазин привязал! Уйдёт - и скатертью дорожка! Она ни умолять, ни ждать чуда не будет.
Но как же было тяжело. Закусила нижнюю губу, и самой казалось, что почти до крови, а лишь бы он не заметил, как у неё трясутся губы. Сидела на диване, сжавшись в комок, и ждала, когда он уйдёт.
Неужели вот так всё и закончится?
Жданов что-то ей говорил, но она видела, что он делает это через силу. Похоже, сам не понимал, что и о чём говорит, просто отвлекал внимание. А когда собрался, замешкался у дверей, а потом вернулся и быстро поцеловал её в щёку. Катя едва сдержалась, чтобы не устроить истерику прямо в этот момент. Хотелось вцепиться в него и умолять остаться. Именно умолять, потому что другого не оставалось, только окончательно превратиться в слабую женщину, которая полностью зависит от мужчины и все свои проблемы перекладывает на его плечи. И просит его о защите.
Но она выдержала. Всё-таки гордости в ней больше, чем страха и болезненного унижения, которое она испытывала в данный момент.
И он ушёл. В прихожей хлопнула дверь, и воцарилась тишина, от которой стало совсем дурно. Затошнило с новой силой, но сейчас Катя была этому только рада. Это отвлекало от ужасных мыслей. А когда приступ тошноты отступил, начала себя успокаивать. Ведь он ничего не сказал! Ему просто надо на работу. Он обдумает всё за день и примет решение.
Хотя, на какое решение она рассчитывает? Да она сама не готова ко всему этому! Так что на Жданова рассчитывать? Он испугался чуть ли не до обморока! Побледнел до синевы, когда она ему сказала, а потом всё метался по квартире, не знал куда деть себя.
А что она могла? Только ждать. Но в её ситуации время было не лучшим советчиком.
Надо принимать решение самой.
Кто бы мог подумать, что с ней может такое случиться! Всегда считала, что в такие ситуации попадают только глупые наивные девочки, а уж она-то сама себе хозяйка! Самодостаточная, самостоятельная личность. Взрослая…
Вот и попала в ту ловушку, от которой никогда и не пыталась уберечься. Осталась с ребёнком, а любимый мужчина банальным образом дал дёру!
И тут же себя отругала за такие мысли. Не надо так плохо думать об Андрее. Ещё ничего не ясно.
Просто себя уговаривала. Шёл за час за часом, а Жданов не звонил. А ведь в последние две недели и часа без неё прожить не мог. Обязательно звонил, а то и не раз в течение часа. А тут тишина.
После обеда она впала в тихую панику. Ходила по квартире из угла в угол с телефоном в руках и разговаривала вслух сама с собой. Но Андрей не звонил.
- Что же ты делаешь, Жданов? – приговаривала она, глотая слёзы. – Зачем же ты так со мной?
В конце концов ближе к вечеру она всё-таки не выдержала и позвонила ему. И совершенно не удивилась, когда равнодушный женский голос ей сообщил, что телефон абонента выключен. Вот так вот…
Но вместе с обрушившимся на неё разочарованием пришла и тревога. Что он мог натворить? Раз за разом набирала его номер, но всё одно и то же.
Когда стрелки часов подобралась к десяти вечера, она плюнула на свою гордость и позвонила Малиновскому. Тот её звонку удивился безмерно и сообщил ей, что Жданова сегодня на работе не было.
- Как не было? – упавшим голосом переспросила Катя.
- Так я думал, он ещё не вернулся, - удивился Рома и тут же поинтересовался: - А что случилось? Вы поругались?
- Нет… Просто он уехал. Не волнуйся, вернётся…
- А почему ты так говоришь? Что за тон? Всё-таки поцапались?
Катя не ответила, отключила телефон и вот тогда уже разрыдалась в полную силу. Билась в истерике, благо, что никто не видел.
Теперь не было никаких сомнений – Жданов её бросил. Уехал в неизвестном направлении, сбежал от проблем.
Правильно, зачем ему это?
Было ужасно обидно и больно, сердце просто разрывалось на части, и ничего с этим нельзя было сделать. И никак не могла принять решение. Страдала из-за Андрея, из-за его предательства, а беременность как-то отошла на второй план. Пора уже было прийти к какому-то решению, а она не могла ни о чём думать, кроме своей неудавшейся любви.
Уснуть снова удалось только со снотворным, иначе всю ночь бы так и мучила себя вопросами, на которые не было ответов. А утром опять тошнота, и несколько часов ей было не до чего.
Когда в дверь позвонили, она в первый момент замерла, почувствовала, как заколотилось сердце, а потом со всех ног бросилась в прихожую. Боялась, что опоздает и он уйдёт. Трясущимися руками отпирала замки, а потом ещё одно разочарование накатило огромной волной, и у неё вырвалось судорожное рыдание.
Зорькин, который смотрел на неё с улыбкой, когда Катя открыла дверь, сразу нахмурился и поглядел с тревогой.
- Что с тобой?
Она смахнула слёзы и пошла в гостиную.
- Катька!
- Я думала, это Андрей….
- Та-ак! – угрожающе протянул Коля. – Началось, да? Загулял?
Катя всхлипнула и покачала головой.
- Он ушёл вчера утром… Сказал – на работу, и пропал! Я уже везде звонила, Коля! Его нет нигде!
- Вот гад, а? – подошёл и обнял её. – Не плачь! Чёрт с ним!
Катя заревела, а потом освободилась от его объятий.
- Коля!.. Я беременна… Он поэтому ушёл.
Зорькин смотрел на неё в полном шоке и молчал. Потом мотнул головой.
- Ты уверена?
А она криво усмехнулась.
- Вас этому учат, что ли, где? Все мужчины задают одни и те же вопросы!
- Катька, прекрати! Ответь мне! Ты серьёзно?
Катя кивнула и заметно приуныла.
- Коль, что делать?
- Ты у меня спрашиваешь? – рассердился он. – Ты о чём думала? Тебе лет сколько?
- Это случайность! – воскликнула она.
- Хороша случайность! – а потом прищурился. – Катька, скажи мне честно… Ты ведь не специально?
Катя ахнула и обиженно посмотрела на него.
- Да ты что говоришь-то? От тебя я такого не ожидала! Неужели ты думаешь, что я по-другому его привязать бы не смогла? – и тихо повторила. – Это случайность…
Зорькин вздохнул и опять обнял.
- Ладно, успокойся. Уже решила, что делать будешь?
Катя покачала головой.
- Нет… Я его жду!
- Ну и дура! Тебе не понятно, что тебе отставку дали? А я тебя предупреждал, что нечего со Ждановым связываться! Он только себя любит!
- Не правда… Он просто испугался. А ты бы не испугался?
Зорькин недовольно фыркнул, но ничего не ответил.
- Вот и не выступай тогда! – разозлилась Катя.
Коля снова вздохнул и усадил её на диван.
- Родителям будешь говорить?
Катя помолчала.
- Я пока не знаю, я ещё ничего не решила.
- Так решай! Нельзя тянуть!
- Да знаю я! – всхлипнула она и вытерла слёзы. – Просто… я не верю, что он просто исчезнет. Он не может… вернётся.
- Ну, жди, - нехорошо усмехнулся Зорькин. – Когда ребёнок будет спрашивать «кто мой папа?», я тебя выручать не буду!
- Замолчи! Он придёт!
- Может, и придёт, - согласился он. – Вот только чего ты ждёшь от его прихода?
Она замерла.
- Я не знаю… Пока я жду только его возвращения.
Коля покачал головой.
- Я вот так и знал, что проблемы будут… но чтоб такие?
Катя отодвинулась от него и обняла подушку. Прижалась щекой к бархатистой обивке и загрустила. Разговаривать больше не хотелось, опять вернулась тревога, и Катя начала с томлением посматривать на упрямо молчавший телефон.
Такую растерянность чувствовала впервые в жизни и совершенно не знала, как с ней справляться. И желание в данный момент было только одно – чтобы с Андреем всё было в порядке.
И тогда он обязательно придёт, она в это верила.

0

16

##### 26 #####

Жданова не было почти трое суток. Катя уже и ждать перестала. Устала от рыданий и душевных мытарств, слёзы кончились.
Выдохлась.
Мысль о том, что Андрей решил самоустраниться из её жизни, по-прежнему безумно пугала, но Катя понимала, что если это окажется правдой, то изменить ситуацию ей будет не под силу. И что тогда останется? Только смириться. И опять становиться сильной, и всё решать самой, надеяться только на себя.
Ведь отвечать теперь придётся за двоих…
Коля приезжал каждый день и всё пытался осторожно выспросить, что же она, в конце концов, решила. И смотрел очень серьёзно, словно взглядом пытался проникнуть в её сознание и понять. Катя же просто отмахивалась. А сегодня вот решила больше не тянуть, поехать к родителям и во всём сознаться. Сообщить «радостное» известие.
Всё утро опять тошнило, и встать с кровати удалось лишь ближе к полудню. И очень долго собиралась, словно нехотя, и пыталась придумать, что же скажет родителям. А главное - как она это скажет.
Уже оделась, но продолжала ходить по квартире, из комнаты в комнату, и проговаривала про себя раз за разом одни и те же слова. И уж совсем не ждала того, что в прихожей вдруг хлопнет входная дверь.
Катя замерла и прислушалась. Сердце подскочило и заколотилось где-то в горле, мешая дышать.
Ключи от её квартиры были только у одного человека…
Жданов вошёл в гостиную, она увидела его и поневоле почувствовала облегчение.
Цел и невредим…
Андрей тоже настороженно присмотрелся к ней, осмотрел с головы до ног, потом кивнул.
- Привет.
Катя не сдержала горькой усмешки.
- Привет. Живой?
Андрей поморщился.
- Кать, не надо так.
Она равнодушно пожала плечами.
- Как скажешь… Ты бы хоть позвонил! – всё-таки не сдержалась она.
- Извини. Мне надо было подумать.
Стало просто невыносимо рядом с ним. Катя отвернулась от Андрея и сильно зажмурилась.
- Подумал? – зло выдохнула она. – Я за тебя рада…
Андрей сделал пару шагов, хотел подойти к ней, но Катя стояла вся сжавшись под его взглядом, и он почему-то испугался. Несколько секунд царила напряжённая тишина, потом Жданов посмотрел на часы и понял, что дальше тянуть нельзя. Да и времени на это нет.
- Кать,- тихо позвал он, потом кашлянул в кулак и заговорил уже более твёрдым тоном: – У тебя документы где? Нам ехать пора, я обо всём договорился.
Ей показалось, что её ударили, даже в глазах поплыло. К горлу подступили истерические рыдания, и Кате стоило огромных усилий, чтобы сдержать их. Не показать ему, как сильно ударили по ней его сухие слова. Схватилась за спинку дивана, но вместо того, чтобы зареветь, лишь гордо расправила плечи и независимо вскинула голову. Даже сумела улыбнуться.
- Зря времени не терял, да? - губы всё-таки затряслись, и голос дрогнул.
Жданов вздохнул.
- Кать, ну вот что ты!.. – в раздражении начал он, а она ткнула пальцем в сторону секретера. Андрей сверлил её взглядом, а потом чертыхнулся себе под нос, тяжёлой поступью подошёл к шкафу, открыл дверцу и принялся перебирать документы, выискивая нужные. И всё посматривал на Катю через плечо, кидал на неё гневные взгляды, хотя и понимал, что это неправильно. Не должен он сейчас на неё злиться! Никак не должен!
Катя замерла в напряженной позе, обхватив себя руками за плечи и, кажется, с трудом сдерживала рыдания, а на него даже смотреть отказывалась.
Жданов понимал, что им надо поговорить, что он должен сказать ей нечто такое… что её успокоит, но слов не находилось. А точнее, они все улетучились из головы, как только он вошёл и увидел Катю. Столько всего передумал за эти дни, столько собирался ей сказать, а теперь позабыл всё.
Да даже и не знал, как сейчас к ней подступиться, если честно. Она выглядела такой отчуждённой… и несчастной, и от этого он чувствовал себя последним подонком.
Вздохнул.
- Кать, правда, опаздываем. Переодеваться будешь?
Она усмехнулась, но не обернулась и не посмотрела на него.
- А что, надо? Тебя теперь и мой внешний вид не устраивает?
Её тон Жданова жутко разозлил. Попытался подавить в себе это ненужное в данный момент чувство, но получилось у него это с трудом.
- Поезжай в чём хочешь! – рыкнул он, сгрёб её документы и сунул в карман.
Никуда я с тобой не поеду!
Очень хотелось закричать, но горло сдавило нервным спазмом, и Катя с трудом сглотнула.
Ну почему, почему она молчит? Ведь всё для себя решила, надо ему сказать… Пусть собирает вещи и уходит, а она сама… как-нибудь, без него…
Но говорить не получалось. Кто-то внутри кричал ей, что он и правда уйдёт. Насовсем, и она уже ничего не сможет исправить.
- Катя…
Она довольно некрасиво шмыгнула носом, быстро вытерла слезу, катившуюся по щеке, не глядя, протянула руку и взяла с дивана уже приготовленную для ухода сумку.
И всё спрашивала себя – зачем с ним идёт? Ведь не собирается… делать то, к чему он её подталкивает. Надо только набраться смелости и сказать ему это.
Они вышли на улицу, Андрей открыл ей дверцу машины и случайно коснулся плеча Кати рукой. Катя испуганно дёрнулась,  а Жданова от её реакции опять накрыло волной раздражения.
- Катя, может, ты меня выслушаешь всё-таки?- начал Андрей, прежде чем завести машину. Посмотрел на Катю, и Жданову очень захотелось протянуть руку и провести пальцем по её щеке. Но он не решился, знал, что оттолкнёт.
- Я и так знаю всё, что ты мне скажешь, - глухо произнесла Катя.
- Откуда же? – язвительно поинтересовался он.
- Да потому что знаю! – выкрикнула она. – У тебя на лице всё это написано!
- Надо что-то срочно с лицом делать, - зло пробормотал Андрей, поворачивая ключ в замке зажигания. – Ты просто не хочешь меня слушать!
- Да, не хочу! – выкрикнула она. – Я тебя ни о чём не просила! Мне ничего от тебя не нужно! Высади меня! Я не хочу никуда ехать!
- Замолчи! – вдруг рявкнул он и страшно глянул на неё. Катя сразу сникла и отвернулась.
Жданов понимал, что перегнул палку, но было уже поздно. Смотрел на неё ещё несколько секунд, а потом наконец нажал на газ, и машина тронулась с места.
Катя упрямо смотрела в окно и нервно кусала губы. Вид наверняка был до смешного горестный, сама понимала, что нельзя так себя вести – глупо, но было настолько обидно, что он вот так… с ней.
Сидела рядом с ним, но прекрасно понимала, что всё закончится, как только машина остановится. Она выйдет и просто уйдёт от него. Но с какой-то изуверской жестокостью по отношению к самой себе мечтала оттянуть этот момент. Чтобы продолжать сидеть рядом с ним, ехать далеко-далеко, чувствовать его рядом, и пусть между ними уже стена и его гнетущее молчание просто убивает – но ещё рядом. Через считанные минуты не останется ничего.
И даже если предположить, что Жданов в конце концов смирится с её выбором, то что это будет за жизнь? У её ребёнка будет приходящий папа, у которого будет своя, отдельная от них жизнь. Другие женщины, другая любовь, возможно, другие дети… А как она всё это переживёт? Стиснув зубы? Или её чувства к Андрею всё же угаснут со временем? Жить надеждой на это?
Лучше уж никак…
Лучше одной, без него…
Она сильная, справится, а кому ей помочь – найдётся.
Главное, переждать немного, выдержать, не отчаяться.
Машина остановилась, и Катя очнулась от своих мыслей. Напряглась, понимая, что времени у неё больше не осталось.
Андрей вздохнул рядом.
- Надо идти, времени нет совсем. Нас ждут.
И прежде чем она успела что-то сказать, вышел из машины. И уже через мгновение, как показалось Кате, открыл дверцу с её стороны. Она вышла из машины, осторожно, стараясь в этот раз к нему не прикоснуться. Немного похватала ртом воздух, набираясь смелости и готовясь всё сказать Жданову, окинула быстрым взглядом улицу, да так и замерла с открытым ртом. Непонимающе глянула на Андрея, который смотрел на неё очень внимательно.
- Ты куда меня привёз?
Он пожал плечами и почему-то отвёл взгляд, Кате даже показалось, что смущённо.
- В ЗАГС.
Она пару раз непонимающе моргнула и бессмысленным взглядом уставилась на двухэтажное здание, на фасаде  которого красовались два огромных обручальных кольца. Их вид почему-то напугал.
- Зачем?
Вот тут он не выдержал. Всплеснул руками и сердито посмотрел на неё.
- Кать, вот что ты ерундой-то занимаешься? Зачем? Затем! Затем, что у нас ребёнок будет! Ты же сама мне об этом сказала!
Катя всё равно смотрела непонимающе.
- Но я ничего не просила, Андрей! Тем более жениться на мне!
-Вот сейчас не хватает только излюбленной темы! О том, что ты от меня уйдёшь! Хватит уже! Доигрались!
- А теперь будем играть в семью! – воскликнула Катя.
- Не будем мы ни во что играть! – зло воскликнул Жданов. – И я вообще не понимаю, чем ты сейчас недовольна? Ты всю дорогу слезами давилась, думаешь, я не знаю, о чём ты думала? Что я тебя в больницу везу, аборт делать! Или я не прав? Я привёз тебя в ЗАГС, но тебе опять не так!
- Андрей, прекрати! Почему ты мне об этом дома не сказал?
- А как я мог тебе сказать? Ты всё время ко мне спиной стояла! Даже не посмотрела! А я пытался, и в машине пытался! Но ты ведь самая умная, ты всё лучше всех знаешь!
Катя даже растерялась от такого натиска. Схватилась за голову.
- Это бред какой-то!..
- И никакой не бред! Уже не бред… Кать, я долго думал и решил.
Она глядела на него во все глаза.
- Я не верю ни единому твоему слову.
Андрей устало посмотрел на неё и вздохнул. Потом переместился немного в сторону и облокотился на машину.
- Кать, - вдруг протянул он, совсем как прежде. – Я правда думал долго. И я пришёл к выводу, что так правильно.
Катя принялась нервно вышагивать туда-сюда перед машиной.
Конечно, подобного она от него не ожидала, такого предложения, такого поступка, и наверное, надо было обрадоваться и броситься ему на шею, но радости никакой не наблюдалось, одно сплошное беспокойство и недоверие.
- А как же Кира? – спросила она. – И твои родители… Да они никогда не позволят!..
Жданов покачал головой.
- Давай не будем сейчас говорить о Кире. Ни о твоих, и ни о моих родителях тоже говорить не будем. У нас будет ребенок, и я хочу сейчас думать только об этом. И ещё… - помолчал немного, а потом продолжил: – Я хочу, чтобы мой ребёнок родился в законном браке.
Катя от такого заявления даже опешила немного. Остановилась и посмотрела уже с проснувшимся интересом. Но всё-таки упрямо покачала головой.
- Кира же тебя со свету сживёт!
- Да при чём здесь Кира? Ты беременна! А родители… мои тоже мечтают о внуках, как и твои. И у нас есть чем их порадовать, разве не так?
Кате было что возразить на каждое его слово, но Андрей сейчас выглядел таким решительным, что она просто не смогла ему ничего сказать, смелости не хватило. Только спросила:
- Андрей, ты на самом деле хочешь этого?
Он кивнул.
- Да, хочу. Да и вообще… мы просто обязаны попробовать. Или ты решила?.. аборт?
Катя уверенно покачала головой.
- Нет.
Андрей улыбнулся.
- Вот и отлично! Значит, у нас будет ребёнок, а ему нужны мама и папа. Так?
Она согласно кивнула. Глубоко вздохнула и на секунду прикрыла глаза, словно в этот момент принимала для себя важное решение. Андрей внимательно наблюдал за ней, а когда она открыла глаза и опасливо поглядела на здание ЗАГСа, улыбнулся.
- Хорошо, - сказала она через некоторое время. Решилась, и Жданову показалось, что она даже слегка покраснела. И взгляд был ищущий и испуганный. – Что там надо делать? Заявление написать?
Андрей усмехнулся.
- Кать, ну какое заявление? Я уже договорился, нас ждут.
Она посмотрела на него в полном шоке. Потом опустила голову и поглядела на свои джинсы. Нервно хихикнула, замахала на него руками и сбивчиво заговорила:
- Я не могу… Так нельзя, Андрей! Не так я представляла себе свою свадьбу! Не в джинсах!
- А кто в этом виноват? – воскликнул он, весело поглядывая на неё. – Я тебе говорил – переоденься!
Взгляд Кати был настолько выразительным, что Жданов предпочёл замолчать. А затем подался к ней и обнял. Хотел просто приобнять, чтобы показать ей, насколько ничтожны все условности, которые беспокоят её, но когда прикоснулся к ней, понял, как на самом деле соскучился за эти дни. Прижал её к себе и обнял обеими руками. Глубоко вздохнул, почувствовал лёгкий аромат её духов и даже зажмурился от удовольствия.
- Всё у тебя будет, я же обещал… Хочешь свадьбу – будет свадьба. Но только позже. А сейчас мы с тобой пойдём, распишемся где надо, и тогда всё будет так, как мы хотим. Никто нам будет не указ. Да?
Катя кивнула. А как могло быть иначе? После всех страданий и прощаний со своей любовью всё вдруг так резко переменилось, повернулось на сто восемьдесят градусов. И сейчас Андрей предлагал ей то, о чём она ещё сегодня утром и мечтать не могла, смирившись с тем, что этот мужчина никогда не будет принадлежать ей полностью.
А если она станет его женой… Господи!
Руки сами по себе вцепились в его плечи, и Катя наконец вздохнула полной грудью. И вновь почувствовала безотчётную радость, которую всегда чувствовала рядом с ним. Судьба даёт ей ещё один шанс, как можно им не воспользоваться?
Жданов поцеловал её в лоб.
- Пойдём, мы уже минут на десять опоздали.
- Я очень тебя люблю, - прошептала она. – Я так боялась, что ты не вернёшься… Вообще не вернёшься.
Он обнял её сильнее, напрягся и шумно выдохнул.
- Прости меня, милая, я… - а потом опомнился.- Кать, хватит! Дома обо всём поговорим! Нас же ждут!
В ЗАГСе было тихо и пустынно. Катя вспомнила, что сегодня не регистрационный день, и почему-то ещё сильнее испугалась. Вцепилась в руку Андрея и послушно шла за ним. Их шаги гулко отдавались по пустынному залу, и Катя продолжала опасливо оглядываться. Они поднялись на второй этаж по широкой мраморной лестнице и оказались в ещё одном торжественно-украшенном зале с лепниной на потолке, перед высокими, до самого потолка, дверями.
- Наконец-то!
Катя обернулась на знакомый, недовольный голос и посмотрела на Малиновского, который поднялся с кресла им навстречу.
- Чем вы там занимались так долго?
Вслед за Малиновским с соседнего кресла встал Зорькин, тоже подошёл к ним и сунул в руки Кате букет.
- Я тебе цветы купил, - сказал он, недоверчиво покосившись на Жданова.
Катя Зорькину их тут же вернула.
- Оставь себе! А лучше унеси, меня тошнит от запаха роз, - и тут же поймала на себе насмешливый взгляд Ромы, но в этот раз решила оставить это без внимания. Не хотелось портить собственную свадьбу очередной перепалкой с другом будущего мужа.
- Всё готово? – спросил Андрей у Малиновского. Тот кивнул, но довольно неохотно. И как бы подтверждая эту готовность, из-за высокой двери вышла женщина. Мило улыбнулась.
- Андрей Палыч, мы готовы начать.
Жданов кивнул, а Катя вдруг запаниковала.
- Андрюш, мне кажется, что мы делаем глупость, - начала она, а Жданов вдруг наклонился и быстро поцеловал.
- Успокойся.
- Они сейчас начнут говорить все эти речи… Я в обморок упаду!
Он вздохнул.
- Ну хочешь, не будет ничего этого? В амбарной книге распишемся, и всё, - заглянул ей в глаза. – Так?
Катя поспешно кивнула.
- Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались, - тоскливо протянул Рома, за что удостоился болезненного тычка от Кати.
Обычную церемонию бракосочетания ничто не напоминало. Их провели не в зал для торжеств, а в какой-то кабинет, и Катю усадили за дубовый стол.  Андрей встал у неё за спиной, положил одну руку ей на плечо и о чём-то заговорил с дамой в костюме.
Катя с трудом переносила  эту ситуацию. До сих пор не могла поверить в то, что они сейчас собирались сделать. Всё казалось шуткой, просто не могло быть реальностью! Как можно было поверить, что через несколько минут она станет женой Андрея Жданова?
Опомнилась только тогда, когда на её пальце оказалось узенькое золотое колечко. Долго рассматривала его, а потом почувствовала лёгкий толчок и подняла на Андрея непонимающий и растерянный взгляд. Тот ей подмигнул и кивнул на книгу регистраций, в которой следовало расписаться.
Когда спустя пятнадцать минут они вышли на улицу, Катя обернулась на закрывшиеся за ними двери ЗАГСа и только в этот момент осознала, что же с ней случилось.
- Бог ты мой… - еле слышно пробормотала она. – Отец меня убьёт…
Все удивлённо посмотрели на неё, а Жданов вдруг захохотал.
- Ну что, молодожёны, - Рома усмехнулся и многозначительно посмотрел на них, – надо это дело отпраздновать. В ресторан?
Катя поглядела на Жданова, и мысленно проговорила про себя – муж, пытаясь поверить, а тот обнял её за плечи и заглянул в глаза. Покачал головой и только после этого посмотрел на друга.
- Нет, нам не до празднований.
- Чего? – тут же возмутился Рома и толкнул локтем чересчур молчаливого Зорькина. – Скажи им! Что это за свадьба такая? Надо хотя бы выпить!
- Нам пить нельзя, - улыбнулся Андрей. – И вообще… Кать, к твоим поедем?
- О! – протянул Зорькин и закатил глаза. – Я представляю, как вас сейчас поздравят!
Катя покачала головой.
- Я не хочу об этом думать!
- Значит, банкета не будет? – расстроился Рома.
- Не сегодня, - сказал Андрей. – А вы поезжайте, развлекитесь. За нас.
Малиновский обречённо махнул рукой.
- О чём вы внукам-то рассказывать будете? Как в день свадьбы объяснялись с родителями? Ну-ну…
- Ромка, успокойся. Всё будет. Позже.
- Пойдём, - Коля потянул Малиновского за рукав. – Я одно место знаю, просто класс! А они пусть… воюют!
Рома на прощание отсалютовал и пошёл к машине, пару раз оглянулся на них, но сел в машину Зорькина.
Андрей посмотрел им вслед, а потом опустил глаза и взглянул на Катю.
- Ну что, Екатерина Валерьевна Жданова, поедем налаживать семейные отношения?
Катя слабо улыбнулась и привалилась лбом к его плечу.
Интересно, когда она до конца поверит? Что она Жданова?

0

17

##### 27 #####

Когда Андрей проснулся на следующее утро и открыл глаза, то не сразу вспомнил обо всём случившемся вчера. Да и проснулся он в какой-то незнакомой комнате, и первые минуты просто пытался понять, где он и что опять случилось. В голове появился странный гул, который мешал нормально соображать. Когда бок от долгого лежания в одной позе затёк, Андрей предпринял осторожную попытку перевернуться на спину, а взгляд вдруг натолкнулся на плакат Эйнштейна с высунутым языком, и Жданов на мгновение замер, решив, что это откровенное издевательство. Зажмурился, хотел помотать головой, чтобы избавиться от наваждения, но голова отозвалась острой болью, а из горла невольно вырвался стон.
Поднял руку и потёр лоб, где, казалось, сосредоточилась вся эта нестерпимая боль. По коже прошлось что-то прохладное, и Андрей открыл глаза. Отнял ото лба ладонь и некоторое время бездумно пялился на золотое кольцо на пальце.
А потом выкрикнул первое имя, которое пришло ему в голову.
- Катя! – получилось несколько панически, но в данный момент ему было не до таких мелочей.
Открылась дверь, и он вздохнул с облегчением.
Катя вошла в комнату, посмотрела на него и улыбнулась. Андрей отметил её неестественную бледность, но она улыбалась, а это уже хорошо.
- Проснулся? – подошла и присела рядом с ним на постель.
- Что случилось? – голос был хриплым, и Жданов кашлянул в кулак.
Катя засмеялась.
- А ты не помнишь?
Он немного смутился.
- Почему?.. Помню. Но не всё, - и опять посмотрел на кольцо на пальце. А Катя показала ему свою руку.
- Можешь начинать паниковать, Жданов!
А Андрей вдруг засмеялся.
- А я думал, это мне спьяну приснилось!
Она покачала головой.
Андрей всмотрелся в её лицо, а потом провёл большим пальцем по её щеке.
- Плохо?
- Кажется, я уже начинаю к этому привыкать, - усмехнулась Катя. – Но мама говорит, что это надолго, и всё-таки я переживаю. Как долго я так выдержу?
- Всё хорошо будет.
- Значит, не раскаиваешься?
- Я ещё не понял, - сказал он и подмигнул ей. – Жена, – Катя опять рассмеялась. – Кстати, - проговорил Андрей, оглядывая комнату, – где мы?
- А ты не помнишь? – удивилась она. – У моих родителей.
Жданов застонал, припомнив некоторые детали вчерашнего вечера.
- И как… Валерий Сергеевич как?
- Отпаивается рассолом.
Андрей поморщился.
Да, вчерашний вечер он не забудет. Никогда не думал, что его свадьба будет такой. И уж тем более о подобном не могла помыслить его мать. Что в первый вечер своей семейной жизни он сначала едва не подерётся со своим тестем, а потом с ним на пару напьётся до такой степени, что на утро не сразу вспомнит, что вчера произошло самое знаменательное событие в его жизни.
Но они ведь не просто так напились! А по поводу. И на мировую.
Пушкарёвы встретили их довольно настороженно. Когда они вошли в квартиру, то Валерий Сергеевич сразу встал в позу, и Андрей понял, что простого разговора не получится. А уж когда сообщили… Пушкарёв буквально бросился на него с кулаками, Жданов даже среагировать не успел, настолько был обескуражен подобной реакцией. Слава Богу, хватило ума и выдержки не отвечать ударом на удар.
Катя и Елена Александровна перепугались, когда Жданов с Валерием Сергевичем так неожиданно сцепились, но надо отдать должное Катиной матери - она всего одним окриком заставила мужа отступить. Жданов вздохнул, и вот только после этого случился разговор.
Пушкарёвы долго возмущались, что Катя с Андреем всё сделали тайком, никому ничего не сказав, но в конце концов пришли к выводу, что это всё-таки лучше, чем ничего. А когда узнали о внуке, долго молчали, потом переглянулись, и Валерий Сергеевич вдруг улыбнулся. Андрей почувствовал, как Катя, всё это время судорожно цеплявшаяся за его руку, едва заметно с облегчением вздохнула.
За долгожданного внука им сразу простили всё, к тому же, Андрей пообещал, что свадьба всё же будет, но позже. И твёрдо добавил:
- Мы так решили.
Вот так. Чтобы сразу расставить всё по своим местам. Он не собирается позволять родителям – ни своим, ни Катиным – вмешиваться в их жизнь.
Всё, что происходило потом, он помнил уже весьма смутно или не помнил вообще. Его кормили, потом Валерий Сергеевич принёс ещё одну бутылку своей наливки, рецепт которой он выдал Андрею под страшным секретом как близкому родственнику. Правда, Жданов не смог бы его сейчас вспомнить, даже если бы очень захотел. Они допили и вторую бутылку, а после того, как Пушкарёв, уже покачиваясь, вновь поднялся из-за стола и направился за резервным запасом – полный провал в памяти.
А голова-то как болит!..
Опять потёр лоб, болезненно поморщился и сел, спустил ноги на пол. Катя наблюдала за ним с сочувственной улыбкой, потом погладила по плечу.
- Андрюш, мне так тебя жалко… Хотя, если честно, теперь ты понимаешь, что я чувствую каждое утро.
Жданов покосился на неё.
- Ты серьёзно?
Катя пожала плечами и постаралась спрятать улыбку.
- Я не могу сравнить это с похмельем, но…
- Ужас, - протянул руку и обнял Катю. Решил её поцеловать, но она отвернулась.
- Не надо! Сначала в душ и чистить зубы.
Он опустил голову и вздохнул. Что-то пробормотал себе под нос, а Катя рассмеялась и поцеловала его в плечо.
- Иди.
Андрей взял со стула свои брюки, встал и попытался их на себя надеть. Не с первого раза попал ногой в штанину, опасно покачнулся, но устоял.
- На работу надо, - сказал он, скорее самому себе, чтобы вернуть себе трезвость мысли. Начать думать о работе и отбросить похмельные муки.
Пушкарёв выглядел лучше, чем он. Потягивал огуречный рассол из большой кружки в горошек и смотрел новости. Андрея подобная картина привела в замешательство, такого он раньше не встречал. А когда и ему предложили полечиться подобным образом, решительно отказался.
- Зря, - бодро гаркнул Валерий Сергеевич, глядя на зятя вполне добродушно. – Лучшее лекарство.
От рассола удалось отвертеться, а вот от какого-то чудодейственного отвара Елены Александровны не удалось. Андрей долго смотрел на кружку, от которой исходил удушливый аромат пряных трав, и всё никак не мог придумать, как бы покорректней отказаться, но Катя посмотрела на него очень настойчиво, и он со вздохом сделал первый глоток. Гадость оказалась неимоверная, но, не желая расстраивать Катю, Андрей выпил примерно до половины, но потом чашку от себя отодвинул.
- Всё, я больше не могу!
Катя подошла, заглянула в чашку, а затем наклонилась и поцеловала мужа в лоб.
- Молодец. Вот посмотришь, сейчас тебе станет легче.
Жданов нисколько не поверил ей. Вяло ковырял вилкой в тарелке с яичницей и страдал, сходя с ума от назойливых запахов съестного. Слушал Пушкарёва, кивал, а потом в какой-то момент поймал себя на том, что жуёт и при этом не испытывает тошноты. В удивлении замер, прислушался к собственному организму, и посмотрел на кружку с остатками отвара почти с удивлением. Катя заметила его взгляд и понимающе улыбнулась.
- Лучше?
- Это что такое было? – чрезвычайно заинтересовался Жданов. Опять взял кружку и понюхал уже остывшую жидкость.
- Мамин секрет, но я спрошу у неё рецепт. Обязательно.
Пушкарёв засмеялся, а Андрей ткнул в неё пальцем.
- Очень нужное дело!
- Где вы жить собираетесь? – спросил Валерий Сергеевич, а Катя удивлённо посмотрела на него.
- Папа, мы же вчера об этом говорили!
Андрей с Валерием Сергеевичем переглянулись и обменялись понимающими усмешками.
- А ты повтори для отца! – настаивал Пушкарёв.
- У Кати будем жить, - ответил за неё Жданов. – Пока так. Кате у себя удобнее, а потом решим.
- А то у нас можно, - сказал Валерий Сергеевич.
- Валера, ну что ты! – воскликнула Елена Александровна. – Они же молодые, им надо одним! Ты сам не помнишь что ли, как мечтал от моих съехать? А дочь отпускать не хочешь!
Валерий Сергеевич печально вздохнул и кивнул.
- Да…
- Папа, мы жить-то будем совсем недалеко! Что ты?
- А ребёнок появится? Кто помогать будет?
Андрею почему-то стало на мгновение неловко. А действительно, что с ребёнком-то? Как?
- Мы и будем, - успокоила его Елена Александровна.- Всё устроится, не волнуйся. Главное, чтобы ребёночек был здоровый, да, Андрей?
Он поспешно кивнул и вдруг улыбнулся. Все эти разговоры были такими странными, и не сразу приходило понимание того, что говорят они про его ребёнка, который появится совсем скоро. Очень-очень скоро.
Даже не заметил, как всё это случилось…
- Андрюш, ты поел?
Жданов кивнул и поднялся.
- Мне надо на работу.
- А медовый месяц тебе не положен? – поинтересовался Пушкарёв.
Андрей усмехнулся.
- Положен, но после свадьбы. Вот Катя соберётся…
- Когда Катя соберётся, - засмеялась она, - я уже вряд ли куда поеду!..
Жданов подошёл к ней и обнял.
- Целуй, и я поехал на работу, - и тихо добавил: - жена…
Катя обняла его за шею и прижалась.
- Голова болит? – прошептала ему на ухо, а Андрей покачал головой.
- Нормально.
Вытянул её за собой в коридор и наконец поцеловал.
- Катька, неужели мы это сделали?
Она рассмеялась.
- Муж и жена, Жданов. С ума сойти! Я тебя люблю.
Он улыбнулся и легко щёлкнул её по носу.
- Я позвоню. Ты домой поедешь?
Катя кивнула.
- Я буду тебя ждать. Дома.
Андрей почувствовал приступ непонятного веселья. Не знал, как стереть с лица глупую улыбку, и поэтому быстро поцеловал  ещё раз Катю и вышел из квартиры.

~ ~ ~

Настроение было прекрасным, несмотря на лёгкую головную боль, которую Жданов ещё чувствовал.  Вышел из лифта «Зималетто» и остановился, оглядываясь. И вдруг довольно потянулся.
- Я в отпаде! - послышался насмешливый голос Малиновского со стороны бара. Рома приблизился к нему и уже тише продолжил: - Никак молодожён наш явился?
- Да тише ты! – шикнул на него Андрей, но заулыбался.
- Ой ты, ой ты!
- Малиновский!
- Да ладно! Я даже звонить тебе не стал, думаю – спят ещё! Всё-таки такое не часто бывает.
Андрей стал внимательно разглядывать пол у себя под ногами. Рома понаблюдал за ним, потом хлопнул друга по плечу и неприлично засмеялся.
- Пошли к тебе, расскажешь!
Жданов спорить не стал и направился к своему кабинету. В приёмной его встретила Виктория с чашкой кофе в руках. Видимо, только что сварила и собиралась устроить себе перерыв в непрерывном безделье. Увидела их и замерла, внимательно присматриваясь к начальству.
- Ты странно выглядишь, Андрей.
Тот не ответил, только наградил Клочкову выразительным взглядом. Та немного сконфузилась, но затем опомнилась и официальным тоном проговорила:
- Маргарита Рудольфовна звонила, тебя искала.
- Да? – без особого интереса переспросил Андрей, уже подходя к двери своего кабинета.
- Да. Просила перезвонить!
Жданов обернулся, отобрал у неё чашку и сделал большой глоток.
- Как скажешь, Виктория, так и будет!
Малиновский хмыкнул, подмигнул опешившей Вике и скрылся в кабинете вслед за Ждановым. Закрыл за собой дверь и тут же затеребил Андрея.
- Рассказывай, рассказывай! Как тебе семейный секс?
Андрей осторожно покрутил головой из стороны в сторону. Поставил пустую чашку на стол и хмыкнул.
- Нет секса в браке, дружище.
- Что? – замер в изумлении Малиновский.
Жданов посмотрел на него, заметил перепуганный и непонимающий взгляд и засмеялся.
- Да шучу я! Просто мы вчера с тестем так… в общем, немного не рассчитали. Я вообще плохо помню, что вчера было. Я сегодня с трудом проснулся.
- О-о! – разочарованно протянул Рома, усаживаясь на свой стул. – Вот так я и знал… Стоит только переступить эту грань – и всё.
- Ну что ты говоришь? – махнул на него рукой Андрей. – Всё нормально! Правда, я не сразу вспомнил, что я теперь человек женатый, но в остальном… Слушай, Ромка, ты не говори пока никому, хорошо? Я сначала со своими поговорю. Не хочу, чтобы они от чужих узнали.
- Как скажешь, я разве спорю… Всё равно поверить не могу, что ты женился, Палыч! Не верится просто! Ты сам-то не раскаялся?
Андрей сел в своё кресло и вытянул ноги. Посмотрел на друга очень серьёзно и покачал головой.
- Как ни странно, но ничего подобного не чувствую. Хотя, если признаться, когда утром кольцо на пальце углядел, немного струсил. Но потом вспомнил, на ком женился, и полегчало.
Рома насмешливо фыркнул.
- Ё-моё, всё-таки добилась своего!
- Ромка,- предостерегающе начал Жданов, - прекращай! Она теперь моя жена, и никаких выпадов в её сторону я не потерплю, понятно?
Малиновский ухмыльнулся и поднял руки вверх, капитулируя.
- Молчу! Больше ни слова о госпоже Ждановой. Как её родители отреагировали? Обрадовались?
- Они внуку обрадовались, - фыркнул Андрей, - а не нашей свадьбе. Валерий Сергеевич на меня с кулаками бросился, когда увидел, зато теперь я любимый зять!
- Любимый, потому что внука сделал?
- Заткнись!
- Да-а, - задумчиво протянул Роман, - я бы на твоём месте всё-таки сдрейфил!
- Просто у тебя никогда не было такой женщины, Малина. С ней ничего не страшно!
- Я тебя умоляю! Что ты ей всё хвалишься? Я ведь могу и поверить! И что тогда будет? – и хитро подмигнул ему, а Андрей показал ему кулак.
- Тогда я тебя убью! Малиновский, у тебя совесть есть? У меня жена беременна! А ты о чём думаешь?
- Ни о чём! – почти пропел тот. – Я же всё для семьи, Андрюша! Ты сделал свой выбор, окончательный, я только за!
Жданов только головой покачал.
- Не пойму я тебя. То ты к ней цеплялся по каждому поводу, а теперь про семью заговорил!
- Так я же говорю – ты выбор сделал? Всё! Я теперь готов забыть обо всех наших препирательствах с твоей Катенькой. Ты мой друг – всё остальное второстепенно!
Жданов захохотал.
- Я всё понял! Ты просто боишься, что Катька тебе от дома откажет!
- Я не боюсь, - возразил Рома. – Но у меня есть некоторые  опасениям относительно этого, причём весьма обоснованные, заметь!
Включился селектор, послышался голос Виктории, и Жданов непроизвольно поморщился.
- Андрей, Маргарита Рудольфовна опять звонит. Ответишь?
Он вздохнул и потянулся за трубкой. Кинул выразительный взгляд на Малиновского, а тот в знак поддержки вскинул вверх руку со сжатым кулаком.
Андрей махнул на Малиновского рукой, глубоко вздохнул и заговорил с матерью.

0

18

##### 28 #####

- Ты со мной не пойдёшь, - сказал Андрей, а Катя удивлённо посмотрела на него.
- Как?
Жданов вздохнул, разглядывая своё отражение в зеркале, начал застёгивать пуговицы на рубашке и наконец повернулся к ней.
Катя стояла в паре шагов от него и смотрела расстроено. Андрей покачал головой.
- Катюш, ну не хмурься! Просто я считаю, что сегодня тебе там делать нечего. Родители на меня злятся из-за Киры, и приехали так неожиданно явно не просто так – жизни учить будут! Зачем тебе ещё и эти волнения? Вчерашнего с твоими мало? Я сегодня выслушаю все упрёки, расскажу им про свадьбу, а завтра, когда они немного успокоятся, поужинаем все вместе. Хорошо? – игнорируя её обиженно-надутые губы, притянул к себе и поцеловал в лоб. – Я просто не хочу, чтобы ты волновалась лишний раз, это вредно, сама же знаешь.
Ей ничего не оставалось, как согласиться. Обняла его, приподнялась на цыпочках и поцеловала его в подбородок.
- Ты только держи себя в руках, - попросила Катя.
Он весело хмыкнул и пожал плечами.
- Как получится!
- Андрей! – укоризненно воскликнула она.
Жданов засмеялся.
- Клянусь. Буду очень терпеливым, как никогда.
Хоть Кате и пообещал сдерживаться, но если честно, сам на себя не очень надеялся. Знал, что договориться со своими родителями будет совсем не так просто, как с Катиными. И уж насколько хватит его терпения… Но пытаясь заранее их настроить на мирный разговор, сгладить ситуацию, заехал купить матери цветы. Чтобы подсластить пилюлю, которую он предложит сегодня родителям проглотить. А для начала снял с пальца обручальное кольцо и спрятал его в карман пиджака, правда, постоянно проверял, на месте ли.
К удивлению Андрея, встретили его довольно радушно. Мать обняла, расцеловала, поохала над цветами, чем окончательно привела его в недоумение. Неужели успокоилась?
Но всё оказалось намного хуже, чем ему показалось в первый момент. Он даже представить себе не мог, что за сюрприз ему приготовили родители!
- Андрюша, я так рада тебя видеть! Я так переживала из-за всего случившегося! – говорила мать, поглядывая на него со значением. Андрей заёрзал под её взглядом и покосился на отца.
- Да-а…- неопределённо протянул Андрей. - Как-то всё так получилось. Мам, пап, я вам сказать хотел…
Маргарита махнула на сына рукой.
- Я не хочу больше об этом говорить! Хотя ты очень нас расстроил, Андрей!
- Дело не в нас, Марго, - наконец заговорил Пал Олегыч. – Дело в его безответственности! Как можно было так себя вести? Перед свадьбой?
Андрей откинулся на спинку кресла и стал с тоской разглядывать ковёр под ногами. Стало понятно, что родители нисколько не успокоились за прошедшие две недели, и его ждёт очень тяжёлый вечер.
Всё-таки хорошо, что он догадался оставить Катю дома!
- Я так и знал…- пробормотал он себе под нос, сникнув под разгневанным взглядом отца.
- А ты думал, что тебе и это с рук сойдёт? Подобной глупости я даже от тебя не ожидал!
Андрей видел, что отец всё больше и больше выходит из себя и его гнев начинает принимать опасные масштабы. Приуныл, но тут мать неожиданно замахала на мужа руками.
- Тише, Паша, успокойся! – потом наклонилась к Андрею и почему-то шёпотом поинтересовалась: - Надеюсь, ты расстался с этой Катей?
Жданов с трудом сдержал стон.
- Мама, я… - но в этот момент заметил странный взгляд отца, направленный за его спину, почувствовал неладное и резко обернулся.
- Кирюша! – радостно воскликнула мать. – Андрей приехал!
Андрей посмотрел на бывшую невесту и внутренне взвыл от тоски, накрывшей его с головой. Вот уж действительно, душевный семейный вечер!
Кира прошла к дивану, продолжая бросать на Жданова разгневанные взгляды. Андрей отвернулся и вздохнул.
Родители внимательно наблюдали за ними, он чувствовал их ждущие, испытывающие взгляды, но порадовать отца с матерью ничем не мог.
Кира тоже не торопилась с ним заговаривать, сидела выпрямившись и гордо расправив плечи, смотрела куда-то в стену. Демонстрировала обиду.
Андрей тоже не торопился облегчать ей, да и родителям, задачу. Понимал, чего именно от него все ждут – что он должен сейчас опять начать просить, даже вымаливать, прощение. И он готов был признать свою вину, но не в данной ситуации – сейчас он злился на родителей за коварно подстроенную ловушку. И просто из чувства противоречия готов был спорить и отбиваться руками и ногами. А в какой-то момент поймал себя на мысли, что сейчас, впервые за многие годы, не чувствовал себя пойманным в силки зверьком. Потому что он вырвался! Смог улизнуть, выскочить в последний момент, а впереди - свобода! Не должен он больше никому и ничего, он сделал свой выбор.
Надо только объяснить это родителям…
Маргарита ещё пару минут ждала, что хоть что-то произойдёт, что они хотя бы заговорят, но в комнате продолжало царить напряжённое молчание. И тогда она снова решила взять инициативу в свои руки.
- Ну всё, всё! Подулись друг на друга, и будет! Кирюша, ты же женщина, будь мудрее!
- Мама, прекрати, - сквозь зубы проговорил Андрей. Опёрся локтями на колени, опустил голову и замер в скорбной позе.
Кира обиженно посмотрела на него.
- А что я могу, Маргарита? Он ведёт себя так, будто это я во всём виновата! Вы же сами видите!
Маргарита Рудольфовна посмотрела на сына.
- Андрей, - назидательным тоном произнесла она, видимо, подталкивая его побыстрее начать примирение, но он лишь вздохнул в очередной раз и сказал:
- Меня пригласили на ужин. Меня кормить будут?
Пал Олегыч в негодовании пробурчал что-то еле слышно, но Андрей решил не обращать внимания. Ему сейчас нужна была пауза, чтобы увести всех с опасного места и наконец выбрать момент и рассказать родителям… и Кире… о том, что тема женитьбы для него уже неактуальна. И старался не думать о том, что за этим последует.
Маргарита Рудольфовна переглянулась с Кирой, сделала той знак успокоиться и поднялась.
- Да, давайте оставим все наши проблемы и разногласия на потом. Поужинаем как одна семья, и всё само собой наладится.
Прежде чем сесть за стол, Андрей воспользовался моментом и подошёл к мрачному отцу.
- Пап, почему ты мне не сказал? Кира у вас была всё это время?
Пал Олегыч с укором глянул на него.
- А ты бы хоть какую-нибудь попытку предпринял её найти! После всего, что натворил!..
- Папа! – тоже начал злиться Андрей. – Я попрошу у неё прощения, но не думаю, что это что-то изменит! Сколько можно жить на чувстве вины?  Это ненормально!
- Значит, ты это понял?
- Да, я это понял! – отрезал Жданов, да ещё довольно громко, и тут же почувствовал на себе обеспокоенный взгляд матери.
За столом он Андрей молчал. Жевал, рассеянно прислушиваясь к болтовне матери, которая сегодня старалась за всех, пытаясь разрядить обстановку. Пал Олегыч хмурился, Кира сверлила Андрея неприятным взглядом, а Жданов в свою очередь мучительно пытался придумать, как начать.
Да ещё Кира!.. На её присутствие он никак не рассчитывал, и все доводы, которые он приготовил для родителей, теперь казались пустыми и безосновательными.
- Так, хватит хмуриться! Давайте выпьем, - возвестила Маргарита. – Андрюша, налей Кире вина!
«Андрюша» подавил вздох, но послушно потянулся за бутылкой. Пока он наполнял бокал Киры, она просто прожигала его взглядом.
- В конце концов, сколько можно копить обиды? - продолжала Маргарита. – Надо успокоиться. У нас скоро радостное событие, до свадьбы считанные дни. А потом поедете в свадебное путешествие, и всё наладится. Все неприятности забудутся, как страшный сон! – Слово «неприятности» она специально выделила, отчего сразу стало понятно, что, а точнее, кого она имеет в виду. Андрей замер, а потом со стуком отставил свой бокал на стол. Все сразу посмотрели на него, а Андрей едва заметно поморщился.
- Андрей, в чём дело? – чуть угрожающе поинтересовалась Маргарита Рудольфовна.
- А он сейчас скажет, что свадьбы не будет! – у Киры вырвался истерический смешок. - Передумал! А виноватой во всём останусь я! Он спит с кем попало, а я виновата!
- Дело не в этом, - негромко отозвался Жданов.
- Андрей, ты опять за своё? – повысил голос Пал Олегыч. – Что ещё случилось?
Андрей вдруг разозлился, скомкал салфетку и швырнул её на стол.
- Случилось! – воскликнул он. – Может, кто-нибудь меня послушает, в конце концов? Как только я вошёл, только и слышу – скоро свадьба, помиритесь! А меня кто-нибудь спросил?
Кира громко всхлипнула и воскликнула:
- Ну я же говорила!
Андрей с шумом втянул в себя воздух, стараясь успокоиться. Потом посмотрел на родителей и заговорил, тщательно подбирая слова.
- Я сегодня собирался с вами поговорить. Не думал, что здесь будет Кира, - глянул на бывшую невесту, поймал её настороженный взгляд, глаза быстро отвёл и продолжил: - но, наверное, так даже лучше.
- Паша, он меня пугает, - пробормотал Маргарита Рудольфовна, но муж не ответил, внимательно смотрел на сына.
Андрей глубоко вздохнул и сказал:
- Я не могу жениться. Я вчера… женился.
Кажется, от всеобщего потрясения даже воздух раскалился. С минуту все молчали, а потом Маргарита приложила одну руку к груди, а другой схватилась за руку мужа.
- Паша, что он сказал?
- Врёшь! – вдруг выкрикнула Кира. – Ты всё врёшь! Специально!
Андрей покачал головой.
- Нет, Кир. Извини… - он на самом деле искренне перед ней повинился, но Воропаева лишь сильнее разозлилась.
- Мерзавец! Как ты мог?..
- Кира, ты так говоришь, будто я это сделал специально назло тебе! – тоже разозлился Жданов.
- А разве не так?
- Нет, не так! О тебе я в тот момент думал в последнюю очередь!
- А о чём ты думал? – сухо поинтересовался Пал Олегыч.
Андрей замялся на секунду, но ответить не успел, его перебила мать.
- Замолчите все! Андрей, на ком ты женился? – и тон был настолько страшным и дрожащим, что Жданов едва сдержал нервную усмешку. Выразительно посмотрел на мать, а та охнула.
- Этого просто не может быть!..
- Ненавижу тебя, - трагическим шёпотом проговорила Кира и вскочила, опрокинув стул. Андрей никак не отреагировал на это, остался сидеть в прежней позе, правда, одна рука, которая скрывалась под скатертью, сжалась в кулак.
Пал Олегыч снял с колен салфетку и отбросил её на пол, потом взял бокал с вином и несколькими жадными глотками осушил его. И только после этого в упор посмотрел на сына.
- Объясни.
Андрей замялся на секунду.
- А что объяснять, пап? Катя беременна, - мать опять ахнула, но Жданов это нарочно проигнорировал. – Так что сам понимаешь…
- Но почему так, Андрей? – всё-таки вышел из себя Жданов-старший. – Почему ты не позвонил, не рассказал?
Андрей вздохнул.
- Я знаю, пап… мы поступили не совсем правильно, но всё решилось в один день. Мы никого не предупредили, нам вчера уже от Катиных родителей досталось, но… нам так было проще.
Маргарита Рудольфовна всё это время молча слушавшая и переводившая изумлённый взгляд с сына на мужа, воскликнула:
- Андрей, что ты натворил?
- Мама! Не вы ли меня с папой учили отвечать за свои поступки? Я что угодно мог бы на тормозах спустить, но не это! Это мой ребёнок!
Маргарита покачала головой и поднялась.
- Я просто не верю в то, что ты это сделал!  – и направилась к выходу из комнаты. – Кира!
Пал Олегыч проводил жену взглядом, потом снова посмотрел на сына, и с небольшим смятением наблюдал за тем, как тот достал из кармана золотое кольцо и надел его на безымянный палец.
- Специально снял?
Андрей кивнул.
- Да, всё придумывал, как сказать.
- Да уж, преподнёс ты нас сюрприз, сын! Что ж Катя-то с тобой не пришла?
- Папа, да ты что? – воскликнул Андрей. – Да я за этот вечер десять раз Бога поблагодарил, что не взял её! Как чувствовал! Она и так плохо себя чувствует, ей вообще волноваться нельзя, а в последние дни одни стрессы!
Пал Олегыч покачал головой.
- Наверное, ты прав… Как ты за неё беспокоишься!
- Папа, не подкалывай  меня, - попросил Андрей. – Это моя жена и мой ребёнок. По-моему, это нормально.
- Конечно, нормально, - согласился Пал Олегыч, - просто мне кажется очень странным, что ваша свадьба, если это можно так назвать, была столь поспешной. Катя настояла?
Андрей усмехнулся и покачал головой.
- Папа, ты её совсем не знаешь. Она бы до этого не опустилась. Это я её уговорил, если честно. Катя тоже решила, что это абсурд, но, пап… Вот как ты думаешь, что было бы, если бы мы всех заранее предупредили? Все примчались бы, начали охать и ахать, кричать, возмущаться, отговаривать, угрожать, просить… Этому пример сегодняшний вечер! Катя бы нервничала, волновалась, плакала… Она не такая сильная, как кажется, пап! Вот этого я не хотел. Мы поставили всех перед фактом, а все негативные эмоции, которые возникнут вследствие этого… Я её от них уберегу, чего бы мне это ни стоило!
- Значит, ты всерьёз решил стать семейным человеком?
- Папа, какой-то странный вопрос! Не ты ли настаивал на моей свадьбе с Кирой? А, оказывается, считал, что я ещё не готов? Тоже знал, что из этого брака ничего не выйдет?
- Просто я уже не надеялся, что ты когда-нибудь женишься по своей воле! До тридцати с лишнем лет дотянул!
Жданов улыбнулся.
- Но женился, пап, женился! И внук скоро родится! Или внучка. Ты кого больше хочешь?
Пал Олегыч махнул на него рукой, но Андрей заметил лёгкую улыбку, промелькнувшую у него на губах.
Тут в гостиную вбежала заплаканная Кира и сразу начала кричать, выплёскивая свою обиду. За её спиной Кириной показалась Маргарита, хватала Киру за руку, пыталась её увести, но та вырывалась.
- Ты дурак, Жданов! Эта девка обвела тебя вокруг пальца, а ты из себя героя строишь!
- Кира, замолчи! Прекрати истерику, - попытался успокоить её Андрей, но ничего не получилось.
- Не затыкай мне рот! Ты теперь не имеешь на это никакого права! Тоже мне, благородный рыцарь! Ребёнка сделал, женился!.. Нравится быть дураком? Давай! Неизвестно, чей это ещё ребёнок! Сам же мне говорил, что она дрянь и потаскуха! А теперь за радость чужого повоспитывать? 
Пал Олегыч собирался вмешаться и попросить Киру прекратить, но в этот момент Андрей с такой силой шарахнул кулаком по столу, что посуда зазвенела. Один бокал упал, и на белоснежной скатерти начало стремительно расплываться красное пятно. Все испуганно замерли, включая Киру, а Андрей угрожающе поднялся.
- Это мой ребёнок! Поняла? Мой! И не смей так говорить о моей жене! – Слово «жена» он выделил и перевёл злой взгляд на мать. – Я надеюсь, что это все усвоили! Моя жена! И женился, потому что захотел! И никто не смеет лезть в мою семью! – ткнул в Киру пальцем. – И она честнее тебя! Она всегда говорит то, что думает, а не интригует, как ты и твоя подружка!
- Андрей, хватит! – всё же оборвал его Пал Олегыч.
Кира несколько секунд смотрела на него, растерянно моргая, а потом закрыла глаза, и Андрей решил, что она собирается упасть в обморок. Такому фокусу она еще в детстве научилась , и проделывала его в те моменты, когда ситуация для неё становилась совсем патовой.
Жданов презрительно фыркнул, наблюдая за бывшей невестой.
- Я тебя умоляю! Давай только без спектаклей!
Кира открыла глаза.
- Ты мерзавец, - тихо и страшно проговорила она. – Как ты мог так со мной поступить?
- Насколько я помню, ты сама сказала, а точнее, написала, что между нами всё кончено. Да и не вышло бы ничего! Мы ещё не поженились, а уже терпеть друг друга не можем. Думаю, нас бы даже на медовый месяц не хватило! 
- Андрюша, что ты говоришь? – изумлённо прошептала Маргарита Рудольфовна. – Замолчи немедленно!
- Да ладно, - отмахнулся Жданов и устало вздохнул. Потом обернулся на отца. – Я пойду. Если хочешь, завтра встретимся.
Пал Олегыч кивнул.
Андрей посмотрел на мать и со значением добавил:
- Заставлять общаться с моей женой и ребёнком я никого не буду. Решайте сами. Но это ваш внук! – Маргарита Рудольфовна надменно поджала губы и не ответила. Андрей подавил ещё один раздражённый вздох, ещё раз глянул на Киру, замеревшую со сжатыми от злости кулаками, и пошёл к выходу.

0

19

##### 29 #####

Теперь каждое утро, приходя на работу, Андрей должен был лицезреть несчастное лицо Маши Тропинкиной. Скорбное выражение лица, печальные глаза, кажется, даже излюбленные декольте стали скромнее и закрытие. И постоянное присутствие кого-то из женсоветчиц рядом с секретарём ресепшена, и постоянные  сочувственные взгляды и фразы.
Жданова эта ситуация уже начала изрядно раздражать, но что-либо предпринимать он не рисковал. Катя ему это категорически запретила – переживала за подругу. Андрей в ответ презрительно фыркал, но понимал, что жена – теперь уже жена! - не станет его слушать.
Вот и сегодняшним утром ситуация повторилась. Это резануло по взбудораженным нервам,  и Жданов сжал зубы, уговаривая себя не взрываться по такому пустяку, ведь зол он совсем по другому поводу.
- Доброе утро, Андрей Палыч.
- Доброе, - всё же недовольно отозвался он. – Вы все на своих местах, как вижу?
Маша виновато опустила глаза.
- Простите, Андрей Палыч, мы просто…
- Да, да, я знаю! Ищите выход из заведомо безвыходного положения!
- Зачем вы так, Андрей Палыч? - немного укоряюще проговорила Амура.
Андрей вздохнул.
- Ладно, давайте по местам. Работу ещё никто не отменял!
- А вам документы принесли, - нерешительно заговорила Тропинкина. Начала суетливо копаться в стопке разномастных папок на краю стола, выудила одну и подала ему. – Сказали, вам или Кате, а её тоже нет… давно уже.
Жданов быстро глянул на женсоветчиц.
- Она после обеда будет.
Заметил выразительное переглядывание, но промолчал. Беглым взглядом пробежал текст документов и поморщился от досады. С этим могла разобраться только Катя.
- Таня, начальник твой где?
- Георгий Юрьевич? – зачем-то переспросила Пончева, за что была награждена красноречивым взглядом шефа и нервно покраснела. - Он у себя в кабинете, Андрей Палыч. Позвать?
- Не надо никого звать, Татьяна! – голос Урядова раздался прямо за их спинами, и все без исключения  вздрогнули от неожиданности. Жданов обернулся и посмотрел на начальника отдела кадров. А тот, пытаясь показать президенту компании свой профессионализм, строго взглянул на подчинённых.
– Опять посиделки в рабочее время? Да ещё у всех на виду! На штрафы нарываетесь, любезные?
- Не надо оскорблений, Георгий Юрьевич, - предупредила его Шура и воинственно подбоченилась.
- Так, Георгий Юрьевич, давай ты потом воспитательные работы проведёшь, - остудил пыл Урядова Жданов. – У меня к тебе дело.
- Я весь внимание, Андрей Палыч, - с готовностью воскликнул тот, преданно глядя на начальника.
Андрей молчал несколько секунд, пытаясь решить для себя некую дилемму, а потом пришёл к выводу, что, возможно, сложившаяся ситуация даже к лучшему. Отвёл Урядова на пару шагов и специально таинственно понизил голос на полтона, зная, что теперь женсоветчицы очень постараются услышать, о чём они говорят.
- Георгий Юрьевич, тут такое дело… Нужно внести некие изменения в личное дело нашего финансового директора.
Урядов в миг посерьёзнел.
- Новый сотрудник?
- Нет, - покачал головой Андрей. – Надо просто кое-что исправить в деле Катерины Валерьевны. Поменять фамилию Пушкарёва на Жданову, - и с проснувшимся весельем наблюдал, как вытянулось лицо и округлились глаза начальника отдела кадров, но без остановки продолжил: - И эту информацию срочно передать по отделам, чтобы документы оформлялись на другую фамилию, - и потряс папкой, - а то вот это уже не пройдёт. Вы меня понимаете?
Урядов ошарашено кивнул, а за спиной Андрея вдруг раздался приглушённый, но от этого ещё более изумлённый возглас:
- Девочки, у него кольцо на пальце!
Жданов обернулся и насмешливо посмотрел на них. Но ничего не сказал. Вновь посмотрел на Урядова.
- Георгий Юрьевич, сделаешь? И побыстрее. А то слишком много придётся исправлять.
Тот кивнул, а Андрей не стал ждать, когда до него дойдёт суть сказанного, сунул обратно Маше документы, быстро проговорив:
- Отправь обратно, пусть исправляют, - и, обогнув Урядова, направился к своему кабинету, оставив за собой потрясённую тишину.
- Вы что-нибудь поняли, дамочки? – шёпотом поинтересовалась Маша у подруг.
- Он женился? Когда?
- Так его три дня не было…
- Подождите! Причём здесь это? Вы слышали, он говорил про Катю!
- Про Катю?
- Да, я точно слышала! Он на Катьке женился?
- На Кате?
- Я не верю… Так не бывает!
- Господи, дамочки, Катька теперь Жданова!
- О Боже! Невероятно!
Весь этот бессмысленный диалог прервал голос Урядова.
- Хватит! Сколько раз говорить – не обсуждать личную жизнь начальства, займитесь своей! И… всем работать!
Развернулся на пятках и помчался выполнять приказ президента.
- Это что же делается, девочки? Это серьёзно? Они поженились?
- Втихую, - подтвердила Маша. – И что это значит?
- Скандал это значит…

~ ~ ~

В «Зималетто» Катя приехала после обеда. Теперь её режим дня заметно поменялся. Если раньше она до полудня успевала сделать кучу дел, то теперь к одиннадцати тошнота только немного отступала. К двенадцати можно было попробовать позавтракать, не потому что хотелось, а потому что надо было. Мама звонила ей по несколько раз в день и напоминала о том, что надо регулярно питаться и кушать витамины. И даже Андрею успела прочитать целую лекцию, и теперь Жданов следил за женой с удвоенным вниманием.
Только вчера пришлось излишне понервничать. Андрей ушёл встречаться с родителями, а Катя себе места не находила. Чувствовала, что всё плохо. Андрей вернулся рано, ещё не было девяти, мрачный и раздражённый. Катя хотела сразу наброситься на него с расспросами, но в последний момент себя остановила. Уж слишком он был зол. И только через час, когда начал понемногу успокаиваться, кое-что ей рассказал. Правда, больше кричал и возмущался, и Катя не сразу поняла, о чём он говорит, но когда имя Киры прозвучало в десятый раз, она наконец поняла, в чём дело. Воропаева была там.
Вот тебе и именины сердца. Медовый месяц…
Предложила Жданову выпить валерианочки, за что схлопотала ощутимый шлепок пониже спины. Засмеялась. После этого Андрей стал заметно спокойнее и даже изъявил желание ещё разок поужинать. Спать легли уже успокоенные.
Вот только теперешние пробуждения Катю очень тяготили. Просыпаться со счастливой, да даже просто с улыбкой уже не получалось. А надо бы, любимый-то должен видеть её прекрасной и лучезарной. Как только открывала глаза, к горлу сразу подкатывала тошнота и хотелось зарыться лицом в подушку и снова отключиться на несколько часов.
Андрею по утрам приходилось кормить себя самому за плотно закрытыми дверями, чтобы в спальню, где страдала жена, не проник ни один запах. Но он не жаловался, видимо, потому, что за ужином Катя старалась ему возместить все неудобства.
В общем, жизнь всего за несколько дней превратилась в семейную, и недоумение по этому поводу испытывали оба. Катя очень надеялась, что Жданов не начнёт этим тяготиться.
Миновав вращающиеся двери «Зималетто», Катя поняла, что что-то происходит. У дверей лифта собрались люди и гневно посматривали на Потапкина, который прятался за будкой охранника по стойке смирно и упорно игнорировал все взгляды.
- Что случилось? – спросила Катя, подойдя ближе.
Все будто ждали некоего толчка, которым и явился её вопрос, и возмущённо загалдели. Она нахмурилась и поглядела на Потапкина.
- Сергей Сергеевич, в чём дело?
Тот тяжко вздохнул, сдвинул тёмные очки на кончик носа и выразительно глянул на неё.
- Лифт сломался. А пешком никто идти не хочет, и виноват во всём я! А я причём, Катерина Валерьевна? Я его ломал? Я им даже не пользуюсь!
- Когда починят лифт? – потребовал от Потапкина конкретного ответа бойкий мужчина с пышными усами, на что  Сергей Сергеевич вскричал, нелепо взмахнув руками:
- А я почём знаю? И нечего на меня наступление устраивать! У меня оружие есть! Пусть газовое, но мало никому не покажется! Живо разбежитесь!
- Сергей Сергеевич, - одёрнула его Катя и погрозила пальцем. – Сохраняйте спокойствие!
- Да как же его сохранять? – натурально всхлипнул Потапкин. – Наступают!
Катя лишь покачала головой и поспешила в сторону лестницы.
Конечно, перспектива подниматься на шестнадцатый этаж свои ходом не прельщала, но выхода не было. И если честно, она совсем не ожидала, что будет настолько тяжело. Уже на пятом этаже пришлось остановиться и отдышаться. В висках непривычно стучало, а в глазах темнело.
- Да что же это?
Когда добралась до пятнадцатого, прокляла это здание и изобретателя лифта, который не смог придумать ничего путного, раз этот агрегат постоянно ломается. Да к тому же опять затошнило. Остановилась у окна и закрыла глаза, невольно отсчитывая бешенные удары сердца. Во рту пересохло, и Катя облизала губы.
Мимо кто-то прошёл, но она даже глаз не открыла. Простояла минут пять, сердце перестало колотиться в сумасшедшем ритме, да ещё и пить с каждой минутой хотелось всё нестерпимее.
Осталось преодолеть последние десять ступенек. Боже, а такое чувство, что покорение Эвереста впереди! Зато теперь она в полной мере представляет, что такое токсикоз.
Поднявшись на последнюю ступеньку, сделала пару шагов к выходу, уже протянула руку к ручке двери, но та вдруг открылась, и Катя испуганно отскочила назад. Хотела разозлиться на того, кто дверь толчком открывает, но натолкнулась на ледяной взгляд Киры Воропаевой, и слова замерли на языке.
Они стояли не меньше минуты друг напротив друга, смотрели глаза в глаза. Наконец Катя сказала как можно спокойнее:
- Здравствуйте, Кира Юрьевна.
Воропаева молчала, а Катя вдруг испугалась. У Киры был такой злой и страшный взгляд, что Катя невольно отступила и неожиданно поняла, что стоит на краю лестничного пролёта. Внутри что-то сжалось, а в голове забилась обжигающая мысль – опасность!
С трудом сглотнула, но постаралась не выдать своего беспокойства, хотя от Киры исходила реальная угроза. Взгляд Воропаевой опустился ниже и остановился на Катином животе. Кира нехорошо усмехнулась, и Катя поняла, что надо что-то делать. Гордо вскинула подбородок и посмотрела на Воропаеву со всем высокомерием, которое у неё было в этот момент.
- Как просто, да, Кира Юрьевна? – тихо и насмешливо проговорила она. – Только одно движение, и никто никогда ничего не докажет... Подумаешь, у беременной голова закружилась, вот и упала… - самой все эти слова давались с трудом, но они произвели эффект. Кира вздрогнула и посмотрела на неё с явным страхом, и Катя поняла, что угадала, именно эти мысли были у Воропаевой в голове, по крайней мере, промелькнули. А когда Катя их озвучила, Кира испугалась.
Шумно выдохнула, моргнула пару раз и зло воскликнула:
- Идиотка! – и бросилась вниз по лестнице.
Катя посмотрела ей вслед, перевела дыхание и на секунду прикрыла глаза. И что теперь? Каждый раз будет так?
Затошнило сильнее, и Катя решила поторопиться к Андрею. Сейчас упадёт ему на руки и больше ни о чём не будет думать.
Силы готовы были покинуть её в любой момент, поэтому Катя лишь отмахнулась от подруг, на которых наткнулась у бара. Обычно они так просто свою жертву не отпускали, но, видимо, она и правда выглядела не очень хорошо. Света даже вызвалась её проводить до президентского кабинета, при этом схватила её за руку и пару секунд внимательно разглядывала кольцо на Катином пальце, потом обернулась к подругам и кивнула. Все бурно зашумели, а Катя устало вздохнула. Решительно отказалась от провожаний и, оставив подруг обсуждать невероятную новость, заторопилась к мужу.
В приёмной ей дорогу преградила Виктория.
- Не пущу! У него важный телефонный разговор! Он с матерью разговаривает! – грозно проговорила Клочкова, глядя на Катю как на первого врага, защищать от которого своего начальника было для Вики делом чести.
- Отлично, - разозлилась Катя, - пора мне налаживать отношения с родственниками!
- С какими родственниками?
- С новыми! – и сунула Клочковой под нос свою руку, на  которой красовалось обручальное кольцо. Эффект был приблизительно такой же, как если бы она вампиру крест показала – Вика начала шипеть и покрываться пятнами.
- Не может быть!.. Как тебе удалось?
- Проще, чем ты думаешь. Отойди, иначе я мужу нажалуюсь, и он тебя уволит, чтобы ты меня не нервировала!
Виктория скрипнула зубами, а потом отступила от двери, но при этом одарила Катю таким взглядом, что той поневоле стало не по себе. Но думать о Вике она сейчас точно не собиралась.
Андрей и правда говорил по телефону, причём на лице было столь тоскливое выражение, что Кате даже жалко его стало. Но когда она вошла, Андрей посмотрел на неё и нахмурился. Выпрямился в кресле и отрывисто проговори:
- Мама, я потом тебе позвоню, - и положил трубку на рычаг. Поднялся и пошёл к ней.
- Что случилось? Тебе плохо?
Катя вздохнула. Значит, и правда скверно выглядит. Досадно.
Жданов обнял её, а она всхлипнула. Почти искренне.
- Я испугалась.
Он непонимающе смотрел на неё, а Катя поняла, что всерьёз собирается всё ему рассказать. Да и зачем скрывать? В конце концов, это не только её проблемы.
- Что случилось? – опять спросил Андрей.
Катя села на диван и принялась ему рассказывать о произошедшем. Андрей молча выслушал, потом недоверчиво ухмыльнулся.
- Кать, это бред. Кира никогда бы этого не сделала.
Она откинулась в кресле, опустила глаза в пол и кивнула. В данный момент совершенно не собиралась спорить с мужем.
- Наверное ты прав. Но… у неё был такой взгляд, я действительно испугалась, Андрей.
Жданов подошёл к креслу и присел перед женой на корточки. Взял за руку.
- Кать, я уверен, что это недоразумение, ты сейчас просто вся на нервах… Но я всё равно с ней поговорю, чтобы тебе было спокойнее. Хорошо?
Она кивнула.
- Налей мне воды.
Андрей с готовностью поднялся и пошёл к столику, на котором стоял графин с водой. Наполнил стакан и вернулся к ней.
- Тебе домой надо, а не воды.
Катя слабо улыбнулась.
- Сейчас всё пройдёт. Просто я пешком поднималась по лестнице, вот и сказалось.
- Лифт ещё не починили? – нахмурился Жданов, а Катя покачала головой.
Андрей опять взял её за руку и поцеловал в раскрытую ладонь.
- Бедная моя…
Катя заулыбалась, уже хотела обнять его, но в этот момент дверь распахнулась, и в кабинет ворвался Сашка. Увидел их, как Жданов практически стоит на коленях перед его «любимой девочкой», и натурально схватился за сердце.
- Не может быть!.. Это правда?
Катя обернулась на него и умоляюще посмотрела.
- Саша, я тебя очень прошу – без трагизма!
Андрей хмыкнул, поднялся с корточек и пересел в соседнее кресло. На Воропаева смотрел без всякого удовольствия, но возмущаться его бесцеремонностью не стал, не желая ещё больше нервировать жену.
Саша с громким стуком захлопнул дверь, обошёл кресла, в которых Катя с Андреем сидели, и остановился перед ними, недоверчиво разглядывая.
- Покажи, - потребовал он у Кати, а она протянула ему руку с кольцом. Он разглядывал золотой ободок на её безымянном пальце не меньше, чем полминуты, а потом практически рухнул на диван. – С ума сойти! – и тут же укоряюще добавил: – И мне ничего не сказала!
- Да я сама не знала, Саш, - начала оправдываться Катя, - пока мы к ЗАГСу не подъехали, а потом мне не до чего было.
Воропаев возмущённо глянул на Жданова.
- А ты!.. У меня слов просто нет! Ты меня убил! Мою девочку до такого довести!
- До чего довести? – вышел из себя Андрей. – Ты ЗАГС, что ли, имеешь в виду? Так тут всё по совести!
- Какой совести! Как дал бы!.. Тебе пятнадцать лет, что ли? Презервативы не продают? Не дорос?
- Да пошёл ты, Воропаев!
- Так, успокойтесь оба! – прикрикнула на них Катя и в упор посмотрела на Сашу. – Что ты так волнуешься? Такое случается… У нас ребёнок будет, мы решили.
Воропаев глядел на них исподлобья, недовольно кривил губы, но, в конце концов, обречённо вздохнул.
- Я как чувствовал… предупреждал ведь тебя! От этого типа одни неприятности!
- Сейчас кто-то договорится! – почти пропел Жданов уж слишком ласково и от этого ещё более угрожающе. – Между прочим, она моя жена, а ты теперь язык прикуси! И что ты, интересно, называешь неприятностями? Моего ребёнка?
Саша даже руками всплеснул, разглядывая неслучившегося родственника с тихим бешенством.
- Папаша! С каких это пор ты заделался семейным человеком?
- А вот два дня назад и заделался! – рыкнул Жданов, сдерживаясь уже из последних сил. – А ты к моей жене не лезь!
- Я сейчас в обморок упаду, - решила предупредить их Катя и добавила в голос побольше страдания. Оба сразу замолчали и посмотрели на неё.
- Катюш, очень плохо? – мгновенно забеспокоился Андрей.
Она кивнула.
- Да ещё вы… как два петуха! Что вы всё делите? У меня и так внутри всё узлом закручивается, - и протянула мужу руку, требуя немедленной моральной поддержки.
Андрей взял её за руку, а Саша и тут не преминул вставить своё веское слово.
- А это ты виноват, - воскликнул он, ткнув в Жданова указательным пальцем. – Ей из-за тебя плохо!
Тот пренебрежительно фыркнул в ответ и пересел на подлокотник кресла Кати и приобнял её за плечи.
- Давай-ка я тебя домой отвезу. Ты устала.
Катя вздохнула.
- Да… только до работы доехала и уже устала. А дальше что будет?
Андрей наклонился и поцеловал её в лоб.
- И домой меня везти не надо, работай. Меня Сашка отвезёт.
Андрей дёрнулся.
- Чего? С какой стати?
Катя посмотрела на мужа со значением.
- Андрюш, успокойся. Меня Сашка отвезёт. Я домой приеду и позвоню тебе.
Она говорила таким тоном, что Жданов понял, что спорить с ней абсолютно бессмысленно. Нахмурился и глянул на довольного Воропаева с угрозой.
- Сашка, смотри у меня!.. И не гони!
- Ты меня поучи, - фыркнул Саша. – Тоже мне, отец семейства!
- Хватит! – снова начала злиться Катя. Поднялась, уцепившись за локоть мужа, и тут же потянулась к нему и быстро поцеловала в губы. – Я буду дома и обещаю, что буду отдыхать. А ты работай, милый.
Воропаев хохотнул, но решил изобразить внезапный приступ кашля, когда натолкнулся на гневный взгляд Андрея. И из-за его беспомощности испытывал извращённое удовольствие, чувствуя недовольный взгляд Жданова.
Катя двумя пальцами прикоснулась к подбородку Андрея и слегка повернула его голову, желая, чтобы муж смотрел на неё, а не на Сашу. И одними губами прошептала, чтобы Воропаев не слышал:
- Я тебя люблю.
Андрей сразу заметно расслабился и вздохнул. И даже до двери их проводил и уже не сопел возмущённо.
- Ну ты, мать, дала, - неприлично заржал Воропаев, когда они оказались одни в коридоре.
Катя осуждающе посмотрела на него, фыркнула и деловитым шагом поспешила вперёд, стараясь не обращать внимания на спешащего за ней и ухмыляющегося Воропаева.

0

20

##### 30 #####

- Не думал, что тебе удасться, - покачал головой Саша и хитро взглянул на Катю, сидящую рядом с ним.
Она в ответ усмехнулась, но, быстро опомнившись, напустила в глаза побольше невинности и сказала:
- Я не понимаю, о чём ты говоришь. Всё получилось совершенно случайно!
Воропаев недоверчиво фыркнул.
- Ну конечно! Так я тебе и поверил!
- А, между прочим, абсолютно зря! Это правда случайность, я ничего не планировала.
- Значит, всё-таки Жданов сплоховал?
- Какой ты гадкий! Я предпочитаю списывать всё на судьбу!
Саша закатил глаза.
- Я тебя умоляю! С каких это пор ты надеешься на судьбу? Ты же всегда судьбу вершила своими руками?
- Мне твои подколки надоели, - пожаловалась Катя. – Беременность – это случайность. И то, что он на мне женился, тоже. Я на это даже не рассчитывала.
- И правильно. Но он женился.
- Женился.
- Назло всем.
Катя вздохнула и приуныла.
- Я сама об этом думала. Но когда надо было сделать выбор, я его сделала. Саш, я уверена, что всё будет нормально. Я всё для этого сделаю.
- Проблемы ты себе наживаешь, Катька, с безумной скоростью. Как чувствовал, что так будет. А теперь ещё и ребёнок.
- А что, надо было сделать аборт и обо всём забыть? Я бы не смогла, так что, пришлось принимать решение. И будь, что будет. Сейчас я счастлива, а малышу нужны положительные эмоции.
- Малышу… - снова фыркнул Воропаев, резко повернул руль, сворачивая на перекрестке. – Подумать только! Катя Пушкарёва – мама! Я уж про Жданова не говорю! Лучшего отца для своего ребёнка ты выбрать не могла!
Катя вдруг засмеялась и погладила его по руке.
- Я знаю, милый, лучше тебя никого нет! Но ты мне не предлагал!
Саша дико глянул на неё.
- Во-первых, ты не просила! А во-вторых, и  не хотела!
Катя махнула на него рукой.
- Успокойся, и смирись с этой мыслью. Я теперь замужняя дама, беременная, и счастье мужа для меня превыше всего!
- Я тебя умоляю!
Катя задумалась на секунду, а потом сказала:
- Твоя сестра сегодня пыталась меня убить.
Саша икнул и посмотрел на Катю в полном шоке.
- То есть?
- То и есть. У неё было явное желание столкнуть меня с лестницы.
Воропаев дёрнул плечом.
- И тебя что-то удивляет? У них свадьба через десять дней… должна была быть, а ты у неё Жданова из-под носа увела самым наглым образом. Странно, что не столкнула!
- Вот спасибо тебе! – возмутилась Катя. – И не уводила я у неё Жданова! Я за ним не бегала и в постель к себе не тащила, его оттуда не выгнать было! И замуж не напрашивалась, Андрей сам решил!
- А ты ему в этом совершенно не помогла!
- Нисколечко! Я ещё и отказывалась! – и засмеялась.
Воропаев захохотал.
- Хитрюга ты, Пушкарёва! Развела всех на раз-два, а сама чистенькой осталась! А Кира гадкая стерва, которая Андрюшу нашего мучила! И вот ты теперь втираешь всем эту мысль!
- Ничего я никому не втираю, - обиделась Катя. – Почему все меня подозревают в каких-то гадостях? Я сама невинность! – подумала и уверенно добавила. – Это Жданов во всём виноват! Он всех обманул и соблазнил!
- И зачем тебе такой?
- Не задавай глупых вопросов, пожалуйста! Я его люблю. А ещё он мой муж, и я любой  за него глаза выцарапаю!
Саша весело хохотнул.
- Бедный Жданов! Он даже не подозревает, как попал! Ты не Кира, ты его живым не выпустишь.
- Обидел, - предупредила Катя и отвернулась к окну.
- Да ладно тебе, - протянул руку и потрепал её по голове. – А с Кирой я поговорю. Надо успокоить сестричку и объяснить, как ей повезло в жизни. Избавилась от такой обузы.
- Это ты сейчас моего мужа обузой назвал?
Саша вздохнул.
- Знаешь, как это не прискорбно, но не могу не признать, что держать Жданова в руках  сможешь только ты. И сделать из него примерного семьянина. Думаю, так и будет у твоей юбки сидеть.
- Нет, это мне не нужно, - покачала  Катя головой. -  И  он совсем не такой. Я его приручать не собираюсь, пусть наслаждается свободой и дальше.
- А рамки этой свободы будешь определять ты, я правильно понимаю?
- Не в открытую. Но разве я не права, Саш? Я не собираюсь его дрессировать. Мне нужен муж, умный и солидный бизнесмен, хваткий, перспективный, и я сделаю всё, чтобы он стал ещё более…
- Богатым, - подсказал Воропаев, усмехаясь. Катя кивнула.
- И это тоже. Да и вообще, я считаю, что лучшей жены, чем я, ему было не найти. Кира бы довела его до сумасшествия и в итоге он совершенно скурвился, а я всё для него сделаю.
- А я значит не солидный, не умный и не перспективный? Прямо обидно как-то!
- Ну что ты? К тому же, что я могу поделать? Я его люблю.
- Ладно, я даже рад, что на тебе не женился. Придушил бы как-нибудь под горячую руку! Интриганка!
Катя хитро посмотрела на него.
- А ты собирался?
- Была такая мысль, - ничуть не смутившись, ответил Воропаев. – Слава Богу, она в моей голове не долго задержалась!
- Какой ты гад! Говорить такие вещи беременной женщине! Не стыдно?
- Мне? – удивился Саша, и они вместе засмеялись.

~ ~ ~

Воропаев отвёз Катю домой, а сам решил вернуться в «Зималетто» и поговорить с сестрой. Получалось, что сегодня всю вторую половину дня он посвятит семейным разборкам. Эти проблемы он страсть как не любил, но благодаря Кате Пушкарёвой, которая в рекордные сроки сумела всё перевернуть с ног на то место, которое ей было выгодно, он теперь всем этим и занимался.
Сестру ему было жаль. Конечно, она пострадала, но не от Кати, как думала сама, а из-за своей собственной глупости. Ведь сколько раз он пытался ей объяснить, что ей не стоит тратить своё время на Андрея Жданова и что из их брака ничего путного не выйдет, но Кира не хотела ничего слушать и понимать. Саша примерно представлял, в каком она сейчас состоянии и взваливать на себя всё это жутко не хотелось, но это его сестра. Что же  делать-то?
Лифт до сих пор не работал. Он чертыхнулся, помянув Жданова недобрым словом и перепрыгивая через две ступеньки, побежал наверх. Лихо так бежал и даже собой гордился, но к десятому этажу, когда дыхание серьёзно сбилось,  решил, что всё-таки пора снова записаться в спортзал.
- Чёрт возьми, когда лифт починят? – пропыхтел он, остановившись у ресепшена и оперевшись на стол рукой.
Маша испуганно смотрела на него и хлопала глазами. Пыталась придумать, что сказать, чтобы не нарваться на очередной выговор. Саша в ожидании смотрел на неё, начал злиться, но потом взгляд сам собой окунулся в глубокий вырез Машиного декольте, и возмущение потухло. Хмыкнул, с интересом рассматривая представшую его взору картину.
Тропинкина вспыхнула и, кажется, испытала настоящий ужас от такого интереса от самого Александра Воропаева, и прикрыла декольте ладошкой. На лице Саши появилась хищная усмешка. Чуть наклонился к Тропинкиной и проговорил низким, волнующим голосом:
- Мария, вы сегодня прекрасны, как никогда! Ручку-то уберите, я ещё не полностью насладился видом!
- Александр Юрьевич, что вы такое говорите? Что вы меня смущаете?
- А ты смутилась? Просто потрясающая женщина! И почему я этого раньше не замечал?
Глаза Маши распахнулись от изумления, и она невпопад забормотала:
- Через полчаса…
Саша иронично приподнял одну бровь.
- Да ты что? Где? Я непременно буду.
Тропинкина покраснела жутко, чего за ней никогда не водилось.
- Лифт починят… через полчаса. Обещали…
- А-а, - немного расстроено протянул Воропаев. – Лифт, значит… Жаль. А что насчёт «через полчаса»? – и подмигнул ей.
Тропинкина от этого чуть в обморок не грохнулась.
- Саша! – скорбный вопль Киры прервал их интересную беседу, Воропаев вздрогнул и с сожалением глянул на красную  от смущения секретаршу.
– Потом продолжим, - пообещал он, чем окончательно напугал девушку.
Та ошалело кивнула и с облегчением выдохнула, когда Александр отвернулся и перестал гипнотизировать её своим тёмным взглядом.
Саша повернулся к сестре и улыбнулся.
- Привет, Кирюш.
- Саша, ты уже знаешь? – Кира подошла к нему и, понизив голос до предела, заговорила. – Это просто ужасно!
Воропаев обнял сестру и поцеловал в лоб.
- Пойдём к тебе, поговорим.
Маша всё боялась, что он опять обернётся и посмотрит на неё, а не дай Бог ещё и подмигнёт снова и тогда она точно лишится рассудка.
Александр Воропаев с ней заигрывает?
И что ей тогда делать? Увольняться?
Быстро оглянулась и трижды плюнула через левое плечо.
Но он не обернулся, уже и позабыв о Маше Тропинкиной.
- Я умру! Я не выдержу!
Кира вошла в свой кабинет и практически бросилась на диван. И зарыдала, уткнувшись лицом в диванную подушку.
Саша поморщился. Опять женские слёзы! И всё ему! Жданов во всём виноват, а Андрюше только поцелуйчики и улыбочки, а ему ни за что – истерики!
Вздохнул, но подошёл и погладил сестру по спине.
- Кирюш, успокойся. Слезами делу не поможешь.
- А чем поможешь? Эта гадина!.. Да она его вокруг пальца обвела! – Кира выпрямилась, села поудобнее и вытерла слёзы. – Господи, на какой банальности она его поймала! Беременность! Да ещё неизвестно чей это ребёнок!
Саша настороженно посмотрел на неё.
- Это ты сейчас на что намекаешь?
Кира зло глянула на него.
- Ты сам знаешь! Она спала, с кем попало, а ребёнка Жданову приписала!
- Это я «кто попало»? Спасибо тебе, сестрёнка!
- Да ты тоже хорош! – окончательно вышла из себя Воропаева. – Что вы все в ней находите? Что в ней такого?
Он усмехнулся.
- Думаю, ты не поймёшь. Ты же не мужчина. А Катька на нас действует, как красная тряпка на быка. Именно потому, что она такая.
- Какая такая? Она же дрянь! Вы же все об этом и говорите, а потом… опять!
Саша вздохнул и сел рядом с сестрой на диван.
- Кира, тебе надо успокоиться. И не советую тебе распускать сплетни о Катькиной неверности Жданову. Во-первых, доказать тебе это не удасться, а во-вторых, только разозлишь Андрея окончательно. Потому что он тебе не поверит и правильно сделает.
Она посмотрела на него насмешливо, а Саша поспешил кивнуть.
- Я серьёзно. Какой бы Катька стервой не была, с этим я спорить не буду, но обвинять её в измене – это бред.
Кира горько усмехнулась.
- Защищаешь, да? Её защищаешь!
- Дело не в этом. Просто я её очень хорошо знаю, и если она говорит, что ребёнок Андрея, значит, это на самом деле так. Я сам не особо рад, что она теперь его жена, - заметил взгляд сестры и усмехнулся. – Не смотри так, совсем не потому, о чём ты подумала! Мы расстались очень давно, и расстались хорошими друзьями. Просто я считаю, что Жданов её не достоин. Это не справедливо, что ему так повезло, но она его любит, что ж теперь?
Кира вскочила, обернулась на брата и изумлённо посмотрела.
- Ему с ней повезло? Саша, да ты сам-то себя слышишь? Он меня обманул, бросил! Он спал с ней, собираясь на мне жениться! А ты поддерживаешь эту мерзавку и завидуешь Жданову? Да что же это такое?
- Не нужен он тебе, - уверенно заявил Саша и посмотрел на сестру обжигающим взглядом.
- Нужен! – закричала Кира и  топнула ногой от досады. – Я его люблю! Почему об этом никто не думает?
- Ты просто представь себе вашу семейную жизнь. Думаешь, что-нибудь изменилось бы? Он всё так же гулял бы от тебя, врал, пил и куролесил. А ты бы терпела? Или на самом деле думала, что Жданов волшебным образом изменится? И прекрати врать самой себе! Прекрасно ведь знаешь, почему он согласился на тебе жениться. Столько лет отбрыкивался, как мог, а тут соблаговолил! Тебя это устраивает?
- Да, от меня отбрыкивался, а на ней женился при первой возможности, - всхлипнула она и вытерла катившуюся по щеке слезу.
- Значит, так тому и быть. Да и из этой ситуации было только два выхода – они либо возненавидели бы друг друга, либо всё закончилось бы счастливой семейной жизнью. Вот теперь и посмотрим, что получится. Уж слишком у них всё было горячо.
- Как ты можешь всё это мне говорить?
- Это правда, Кира. Почему её не говорить?
- А мне ты предлагаешь расслабиться и обо всём забыть? – разозлилась она.
- Это было бы самое лучшее, - кивнул Саша.
- А как мне теперь на улицу выходить? В меня пальцем тыкать будут! Вся Москва, наверное, уже смеётся! Приглашения на свадьбу разослали, а он женился на другой тайком! Мне-то как людям в глаза смотреть?
Саша пренебрежительно фыркнул.
- Нашла о чём беспокоиться! Пошли всех к чёрту! Кто что знает, Кира? Одни слухи и сплетни! Кто кого бросил? Ты Жданова или он тебя? Кто первый из вас успеет рассказать «правду», тот и будет прав!
Кира задумалась.
- Хватит уже себя изводить, - Саша взял её за руку и потянул на диван. – Сядь.
Кира присела, позволила себя обнять и положила голову брату на плечо.
- Я его ненавижу.
- Вот! – обрадовался он. – Вот это уже правильные чувства, а то – люблю, люблю! К чёрту Жданова! Ему теперь тоже не позавидуешь, Катька из него теперь будет примерного семьянина лепить, а это, знаешь ли… то ещё испытание. У неё коготочки острые! Не вырвется, - и неожиданно  засмеялся.
- Прекрати, - попросила Кира. – Мне Маргарита обещала…
- Ой, Кирюш, причём здесь Маргарита? Что она может?
- Она с Андреем поговорит, - не совсем уверенно проговорила она.
- О чём? О том, чтобы он развёлся с беременной женой и женился на тебе? Это абсурд! Да и Пал Олегыч этого никогда не допустит. Я сегодня с ним по телефону говорил, и он слово «внук» произнёс раз пятьдесят!
Кира опять заревела, жалобно всхлипывала и теребила рукав пиджака брата.
- Как такое могло случиться?
- Судьба, Катька права. И кстати, что у вас сегодня произошло на лестнице?
Кира напряглась, отстранилась от него, и губы зло сжались.
- Она уже нажаловалась, да? Всем? Что она наговорила? Это она на меня напала!
Воропаев вздохнул, уже раскаявшись в том, что завёл разговор на эту тему.
- Ладно, давай не будем об этом. Не было ничего, забудь.
- Ну уж нет! И не позволю ей клеветать на меня! Это она наговорила мне какой-то ерунды! Я просто мимо шла!
- Да обе вы хороши, - отмахнулся Воропаев. – Прекращайте цепляться друг к другу.
- Вот и скажи ей об этом!
- Скажу, - согласился Саша. – Обязательно. Но и ты помни, что ей нельзя волноваться, она и так… что-то слишком плохо себя чувствует.
Кира с интересом посмотрела на него.
- Да?
Саша возмущённо посмотрел на неё.
- Кира! Женская солидарность в тебе должна быть! Она беременна! Если тебе необходимо выяснить отношения, то потерпи… пока ребёнку не исполниться пять. К тому времени, надеюсь, вы обе успокоитесь!
Кира молчала долго, а потом грустно сказала:
- Я должна была родить ему ребёнка, а не она.
- А кто это решает? Кто должен, а кто нет?
Она не ответила.
Саша поцеловал её в висок и вздохнул.
- Может, съездишь куда-нибудь? Отвлечёшься.
- Ну уж нет! Я останусь и посмотрю, чем всё это закончится!
Саша усмехнулся.
- А дождёшься? Пока закончится?
- Дождусь.
Он только головой покачал. Что ещё он может ей сказать?

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Я-любимая » ОВЕЧКА В ВОЛЧЬЕЙ ШКУРЕ (НРК)