Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Леночек » СЛУЧАЙНАЯ ночь


СЛУЧАЙНАЯ ночь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1.
Так неожиданно и страстно
Без громких слов и пышных фраз
Была со мной, как призрак счастья,
И реял свет лазурных глаз.

Не прекращались поцелуи
Под моря пенистого гул.
Как в этом бешеном разгуле,
Наш хрупкий плот не затонул?

Но он стремился к дальней цели.
И золотились берега.
Налюбоваться не успели -
Судьба излишне к нам строга.

Прошу продлить хоть на немного
Двух тел взволнованный прилив.
Стоит разлука у порога -
Смеется, нас осиротив.

Мы расстаемся. Нет покоя.
Придется ль нам еще хоть раз
Под грохот пенного прибоя
Подобный испытать экстаз?
(smiroleg)

Если бы его кто-нибудь спросил, как все получилось тем вечером, который изменил всю его жизнь и, как ни странно, наполнил ее настоящим смыслом, Андрей Жданов не смог бы дать вразумительного ответа…
Случайная ночь…
Нежданная ночь…
Невероятная ночь…
И начало того, что называется…
Но обо всем по порядку.
Вышло как-то так, что их отношения с Кирой, уже дышавшие на ладан, после очередного скандала из-за назначения Катерины Пушкаревой на должность его личной помощницы, рассыпались, как карточный домик. Возможно, девушка подумала, что Жданов, испугавшись, исправит свое отношение к ней (как-никак – а зависимость от ее голоса при голосовании была налицо), но расчет оказался неверным: мужчине показалось, что нервы и независимость в данном случае важнее и…
Отношения были закончены.
Правда, Воропаева «держала лицо», почти моментально найдя замену жениху и крутя на глазах всего «ZIMALETTO» роман с давнишним своим воздыхателем – Никитой Минаевым (возможно, в расчете на то, что Андрей приревнует, но…).
И теперь Жданов Андрей Палыч, мужчина в самом расцвете сил – был АБСОЛЮТНО свободен!
А это значит…
Гулянки до рассвета, желательно вместе с веселым другом Ромкой и…
Девочками! Девочками! Девочками!
И тем вечером…
Малиновский никак не мог успокоиться…
Его мысли в этот миг занимала пышногрудая Дива Ресепшена – Мария Тропинкина, которая, вроде бы была и не прочь, но… Поиграть задумала с Казановой «всея «ZIMALETTO».
Малина уж извелся весь, наблюдая за тем, как мадмуазель с размером номер четыре, один за другим в течение недели меняла соблазнительные туалеты, и придумал потрясающий, как ему казалось, план!
- Жданыч! Выручай!
- Чего такое?
- Помоги покорить Тропиканку!
- Как это?
- Короче, расстанавливаем фигуры так…
- Смотри, госсмейстер, как бы дело не закончилось как в «12 стульях».
- Не боись! Все продумано!
- Ну?
- Мы с тобой приглашаем Женсовет в полном составе, разбитом попарно в ресторан. Причем, я иду с Марией, а…
- А я при чем?
- Жданчик… Понимаешь… Ты, как привыкший к ее обществу за два месяца в течение почти круглых суток…
Жданов прищурился…
Нехорошо прищурился, потому, как начал подозревать, куда ветер дует…
- Ты - приглашаешь Пушкареву! – подтвердил все самые худшие подозрения Жданова.
- Ты… Офанарел совсем?!
- Ну, Жданчик! Ну, помоги, а? Ведь сколько раз я тебе помогал «альбомы с марками рассматривать»!
- Ты…
- Я ж тебе не предлагаю интим! Просто… Пригласим наших дамочек… Поговорим…
- А предлог?!
- Ну… Сближение с кадрами! Как?
- Лажа полная…
- Ну, это как посмотреть. Новое направление политики компании… И что получается? Смотри: Ольга Вячеславовна не пойдет - возраст, Локтева тоже – дети, Пончева и иже с ними – у нее Пончик…
- И в итоге должны быть три пары: Тропинкина-ты, Пушкарева-я, - тут Жданова передернуло, - а Шуре кого?
- Есть вариант! – Малиновский уже потирал ладошки. – Костяна помнишь?
- Какого?
- Ну, Подольского!
- Подольского… Это из «РЕАЛа» что ли?
- Да. Он ей как раз под рост!.. Ну, так что? А?
Жданов думал.
Перед его глазами стояла… Пушкарева в своем «нечто мешковатом» и в очках… И со скобами! Снова по коже пробежала дрожь, но…
«А если выдержу с ней вечер, так это же – героизм в чистом виде! - промелькнула у него довольно грубая и низкая мысль. – Испытаем себя, Андрей Палыч?.. Ведь ни обнимать, ни целовать, ни… тьфу-тьфу-тьфу!.. ничего большего не требуется… А Катенька – девочка умная, поговорить будет о чем… Да и, возможно, это будет интересно…».
- Ну? Жданов?
«Проверишь свой героизм, Палыч? Заодно отточишь искусство обольстителя… Посмотришь на процесс другими глазами…».
- Ну?!
- Ладно! Согласен!
- А-а-а-а-а! – радости Малиновского не было предела. – Жданов! Ты – друг!
- Ладно, друг… Но должен будешь!
- Само собой!
И друзья начали разрабатывать стратегию вечера.

◊◊◊
Приглашение в ресторан оказалось полной неожиданностью для девочек. Но дальше все пошло именно так, как запланировал Роман. Ольга Вячеславовна, Светлана и Татьяна в ресторан не пошли, а трое оставшихся - Машка, Шурочка и Катя – тоже могли не пойти, потому что…
Катерина отказалась.
Сначала.
И этим своим отказом «завела» своего шефа так, как ни одна девушка до этого.
А дело было в том, что…
Андрею Павловичу Жданову до этого никто и никогда не отказывал в области свиданий, а тут… Хотя это и не было свиданием в полном смысле слова, просто почти деловая встреча – прикрытие для Ромкиного охмурежа, но…
Обидно как-то стало получать «от ворот поворот» да еще и от такой замухрышки…
Так что…
- Катенька! Как Вы не понимаете? Нам необходимо отправиться в ресторан, а затем в клуб всем вместе.
- Но зачем, Андрей Палыч? Мое присутствие будет там неуместно и…
- Все будет уместно!
«Вот ведь, упрямая какая!».
- И я никак не могу понять, почему нам вообще надо идти в такие места. Это больше похоже на какое-то «тройное свидание», а не на…
- Катя! О чем Вы говорите! Нам, то есть компании, просто необходимо, чтобы Подольский из «РЕАЛа» заинтересовался инвестициями в наш бизнес!
- «РЕАЛ» - это промышленная компания?
- Ну, уж не футбольный клуб!
- Зная Вас, я и так бы подумала, - буркнула Пушкарева, все еще не сказав заветного «да».
- Кать, ну!
- И чего же Вы ждете от этой встречи? – глаза за толстыми стеклами очков, изучающе посмотрели на шефа.
Жданов был почти зол! Почти, потому что из-за таких, как эта пигалица, свою злость растрачивать…
Неприлично как-то!
Но обидно было!
А потому включил свое обаяние на полную!
Вот только для КОГО?
«Ну, давай Жданов, ври, но не завирайся!.. Главное, чтобы она согласилась!».
- Я хочу, чтобы Подольский был сражен наповал!
- Да уж… Мой «калибр», - тут она обвела рукой свое лицо, - как раз для этого подходит!
- Кать, Вы не понимаете. Ваши познания в области экономики… - Жданов набрал в легкие воздуху, - …будут совершенной неожиданностью там, куда мы поедем, а потому, возьмем клиента тепленьким, пока он в полном ауте! Понимаете?
- Теперь, - Катя вздохнула, - да. Только зачем именно в ресторан и…
- Тогда давайте сразу в клуб! – предложил Малиновский.
- Еще лучше… - вырвалось у Кати, и тут она заметила, как смотрит Роман Дмитрич на Тропинкину.
Вспышка, осветившая мозг была мимолетна, но ярка…
Пушкарева прищурилась, потом подняла глаза и посмотрела на Жданова.
Андрей ждал ее ответа, наблюдая за тем, как ее лицо принимает какое-то странное, невиданное им ранее выражение…
«Ну, что тут думать? Ведь не каждый день ее на такие встречи приглашают! Если вообще, приглашали… И чего?!».
А Катя…
Катерина внимательно смотрела ему в глаза и что-то решала для себя самой. Ее пронзительный взгляд, изучающе смотревший до этого на Романа и Машку, теперь буравил Жданова и…
В ее глазах промелькнула усмешка.
«Смеется… Надо мной?»
И возможно этот азарт, родившийся в данный миг, и сыграл главную роль в дальнейшем.
- Идете или нет, Катерина Валерьевна! – это было сказано уже с нотками гнева в мощном голосе.
Малиновский подумал, что это его друг палку перегнул, но тут Катя ответила:
- Хорошо, Андрей Палыч… Только сначала…
Тут она то ли усмехнулась, то ли улыбнулась (неясно как-то было) и добавила:
- Мне надо родителям позвонить и предупредить их, что я ночевать не приду.
Все застыли от того, ЧТО и КАКИМ тоном было сказано…
Но самое главное КЕМ!
- И не волнуйтесь… Ведь с в вашей компании я проведу только начало вечера, а потом…
Какой-то укольчик в этот момент Жданов почувствовал…
Укольчик, не больше, но…
Очень неприятно было, елки!
И они поехали в клуб!
Как только Подольский прикатил в компанию, так и поехали…
И на протяжении всего этого времени, Пушкарева не сводила своих глазищ…
С Малиновского!
Черт побери!
Жданов никогда не чувствовал себя до такой степени «не в своей тарелке». Для других вечер удался на славу! Подольский был покорен Шурой во всех отношениях: они оба оказались одного склада и типа характера – задиры по жизни! Ромка со своей «Тропиканкой» зажигали по полной программе и там было ясно, что сегодня Малиновского удастся-таки «познать тропический прилив», а вот он…
Андрей совершенно не знал как вести себя с девушкой, которая…
Которая не обращала на него ни малейшего внимания!
«А ведь Ромка заливал, что она в меня влюблена по уши! Ну?! И где?!.. Опять глаза отводит… Да еще и мина такая на лице!.. Будто я ее не о семье спросил, а уксусу отпить дал!.. Блин! И как, скажите, найти к такой подход?».
Очередная попытка «завлечь» Катерину с треском провалилась. На вопрос о том, как она планирует провести выходные (все это в сопровождении многозначительного и красноречивого взгляда), девушка рассеянно глянула на своего шефа (которому еще утром была готова в рот смотреть!), и ответила что-то невразумительное, по смыслу напоминающее: «Обойдусь и без Вашего участия…».
Подольский, который в этот момент отвлекся от Шурочки, насмешливо хмыкнул, и это стало последней каплей. Жданов был готов разорвать эту странную, непонятную, нелепую девушку на миллион кусочков, а потому…
«Когда слова не действуют, надо переходить к уровню ощущений!».
- Катенька, - сладко почти пропел он, - а пойдемте танцевать?
Пушкарева чуть не подавилась своим апельсиновым соком, и Андрей был готов зааплодировать сам себе.
«Да! Проняло! И что ответишь? А?!».
Катя несколько раз моргнула и медленно поставила стакан на столик.
- А и, правда! – подхватил идею Малиновский. – Пойдемте! И музыка в самый раз…
И тут только Катерина обратила внимание на то, какая песня зазвучала…

Life is a moment in space
When the dream is gone
It's a lonelier place
I kiss the morning goodbye
But down inside you know
We never know why
The road is narrow and long
When eyes meet eyes
And the feeling is strong
I turn away from the wall
I stumble and fall
But i give you it all...

I am a woman in love
And i do anything
To get you into my world
And hold you within
It's a right i defend
Over and over again
What do i do?

With you eternally mine
In love there is
No measure of time
We planned it all at the start
That you and i
Would live in each other's hearts
We may be oceans away
You feel my love
I hear what you say
No truth is ever a lie
I stumble and fall
But i give you it all
Repeat chorus
I am a woman in love
And i'm talking to you
Do you know how it feels?
What a woman can do
It's a right
That i defend over and over again......

«Господи… Как же это все тяжело! Когда же все это кончится?.. Ведь они и правда думают, что им удалось меня обмануть… Да, уж! Конспираторы… И ведь как старался… Такой же как и все, хотя… Чего же я ожидала, когда я… такая… И все-таки так обидно! Все равно обидно, хоть мне и не на что надеяться…».
И вдруг…
- Катенька, - сладко почти пропел он, - а пойдемте танцевать?
- А и, правда! – подхватил идею Малиновский. – Пойдемте! И музыка в самый раз…
«Да, уж в самый раз, чтобы… Чтобы почувствовать себя еще раз самой что ни на есть дурехой, которая влюбилась в того, в кого влюбляться не следовало!
Но не показывать же, что тебя буквально током бьет от его прикосновений?!».
Пушкарева, набравшись смелости, поднялась с места и вложила свою ладонь в ладонь Жданова, и они вышли на танцпол.
Как они танцевали, Катерина не помнила. Все свои силы девушка потратила на то, чтобы «сохранить лицо», так сказать, и не дать возможности ему – этому наглому… этому бабнику… этому… Андрею Жданову, что она с ума сходит от любви к нему!
А потому она не заметила, как обе пары, танцевавшие рядом, исчезли (у каждой из них были свои планы…) и очнулась только тогда, когда над ухом раздался мужской шепот:
- Кать... Поехали отсюда…
И они покинули клуб.
- Куда мы едем? – спросила Катя.
- Ко мне.
«Интересно… Насколько же далеко хочет зайти мой шеф?».
- Интересно… - повторила она свои мысли.
- Что именно?
- Никогда не была дома у начальства, - тихо протянула Пушкарева.
- Никогда не поздно начать, - усмехнулся Жданов и подумал, что будет приятно «щелкнуть по носу» свою помощницу, которая сегодня даже больше, чем просто дерзка с ним.
Танцевал – будто со статуей…
Говорить толком и то не стала…
Зато вот дома! Дома он отыграется! Кунет ее по самое и…
Ладно… Надо силенок поднакопить…

0

2

◊◊◊
Они, будто играя каждый по своим правилам, поднялись в квартиру Жданова, разделись, Андрей пригласил девушку пройти в зал, налил ей сока и опустился в кресло напротив нее.
Он просто сидел и смотрел на нее…
Она просто сидела и то и дело прикладывала к губам, которые от чего-то покалывало изнутри, стакан и немного отпивала ярко-оранжевой жидкости…
Они просто сидели и смотрели друг на друга, по большому счету, не понимая, что делают тут дргу с другом…
Игра зашла в тупик…
И Катерина не выдержала.
- Да, ладно, заканчивайте Вы этот цирк, я же все поняла, зачем Вы этот спектакль устроили… Малиновскому просто к Машке тропку надо было протоптать, а мы с Шурой – так… Дымовая завеса… А уж я-то… Вообще, слов нет… Простите, мне домой пора…
Он с грохотом поставила стакан на столик и поднялась.
Что-то такое в ее голосе было…
Что-то такое…
Пленяющее, манящее, и это было странно, потому, как голос принадлежал П-у-ш-к-а-р-е-в-о-й!
Жданов поднялся с места.
«Она хочет уйти от меня… ОНА от МЕНЯ! Немыслимое что-то…».
А потом мозг опалило ее же собственное: «Ведь в вашей компании я проведу только начало вечера, а потом…».
«И кто же это у нее на ПОТОМ?».
Пушкарева стояла вся такая маленькая, в своем костюмчике «а-ля 50-е годы», со своими косичками, взглядом этим своим…
И Андрей сделал к ней шаг…
Потом другой…
Третий…
Катя удивленно смотрела на шефа, в глазах которого зажглось что-то непонятное и ранее ею не видимое… Точнее, не видимое в его взглядах, обращенных на нее…
- Андрей Палыч… Что с Вами?
- Кать, а Вы думаете, что знаете все?.. Вы так всегда в этом уверены?
В его голосе появились те самые нотки, которые будоражили Катерину в ее снах. Девушка сделала шаг назад.
- В чем?
- В том, что насчет сегодняшнего поняли все… Вы даже представить себе не можете, зачем мы сюда приехали…
Шаг к ней…
Шаг от него…
- Я же сказала, Вы помогли другу и…
- Не-е-ет, Кать…
«Как же ему удается это «Кать» произносить?».
И еще два шага: к ней и от него…
- Вы действительно думаете, что я Вас отпущу, когда…
- Что когда?
- Когда Вы… ты совсем рядом… Сейчас…
«Да, Катерина Валерьевна! Я Вам покажу то, каким может быть Ваш шеф в определенных ситуациях!.. А что? Это будет даже интересно – с такой… Свет выключу, глаза покрепче закрою и… Все в этой жизни необходимо испытать! А про страшненьких женщин говорят, что они самые страстные… Хотя… Нет, я не настолько отважен… Сознаюсь наедине сам себе… Просто поцелую… Но так, чтобы…».
- Кать, ты что же, сама никогда не думала, что…
За спиной у Кати как-то слишком резко возникла стена, в которую она и уперлась. Отступать было некуда…
И Андрею осталось сделать только шаг…
Который он и сделал.
- Кать…
Его руки уперлись в стену, лишив девушку возможности убежать.
- Ведь не думала…
- Андрей Палыч, Вы что-то путаете и…
- Не путаю… Это просто ты не знаешь…
«И даже не мечтала, скорее всего!».
- Андрей Па…
- Просто Андрей, слышишь?
И мужчина приблизил свои губы к ее губам, полностью лишив ее возможности двигаться…
«Господи, ведь если… Я же не смогу справиться с собой!».
«Действует! Весь свой «порох» порастеряла… Получите, Катерина Валерьевна! А теперь еще один последний штрих… Вот поцелую и…».
И Андрей ее поцеловал, вот только «И…» не получилось, потому что…
Потому что в одно-единственное мгновение изменилось все. Все! И только потому, что Катя не испугалась, как думал Жданов, а ответила ему. Пусть немного растерянно, неумело, но…
Ответила!
Искренне и от всей души.
И эта правда чувства перевернула в Андрее все именно с помощью его собственных эмоций, о существовании которых мужчина даже не подозревал.
Никто и никогда не вызывал в нем такого…
Никто и никогда…
Всего лишь несколько минут назад он просто хотел развлечься. Использовав все свое мастерство, как любовника, «попробовать на вкус» то, какой женщиной окажется его помощница, но теперь…
За какие-то мгновения все изменилось…
И теперь мужчина не мог остановиться.
Да и не хотел, честно говоря…
Когда их губы соприкоснулись, то в первые мгновения Катя хотела прекратить все это, но… Но вскоре все мысли растворились в совершенно незнакомых ощущениях. Все, что было в этом мире, да и то, чего не было, теперь не существовало, потому что…
Был ОН…
Запах его туалетной воды дурманил сознание, а губы заставили позабыть не только о мире, но и о себе самой.
Странное дело, но их поцелуй имел… вкус…
Вкус, который не просто ошеломлял, а, лишая воли и всяческих сил, заставлял подчиняться своим тайным желаниям и желать много большего…
Катя чувствовала то, чего чувствовать была не должна, но…
Это уже ничего не могло изменить.
Девушка каждой своей клеточкой чувствовала все его тело, которое наливалось чем-то горячим, и этот жар Катя хотела поглотить, а потому…
Все теснее и теснее прижималась к мужчине…
Андрей, совершенно не понимая, откуда взялось у него это желание, сделал поцелуй глубже, желая только одного – растворить в себе это существо, которое доверчиво прижималось к нему.
Чем неопытнее на его ласки отвечала Катя, тем несдержанней становилось его желание скорее познать ее. С каждой секундой их поцелуя, неумелого, робкого, нежного с ее стороны, Андрей чувствовал, что теряет контроль, не только над ситуацией, но и над самим собой…
То, что захватывало все его существо в эти мгновения, было откровенно грубым, диким, первобытным и откровенным даже для него!
Ни о каких играх не могло быть и речи…
Мужчина оторвался от девичьих губ, и Катя не смогла сдержать вздоха разочарования, который тут же превратился в стон наслаждения оттого, что Андрей стал покрывать нежными поцелуями ее шею. Девушка задрожала. Все ее тело будто горело в огне и жаждало большего. Андрей немного спустил свои руки, обняв ее за бедра и прижав ее к себе еще крепче. Самой страшной преградой между ними стала одежда.
А жажда обоих друг в друге с каждым мгновением лишь усиливалась.
Жданов не мог дождаться того момента, как они оба окажутся в его постели, где он сможет сделать с Катей, все что захочет…
Откуда появилась эта жажда, это желание, это стремление как можно прочнее привязать ее к себе?
Андрей не знал, но заметил в себе еще одну перемену…
Как только он уложил Катерину на кровать, ему захотелось большего, чем простое обладание. Будто кто-то предложил ему испытать самое необыкновенное, самое удивительное в жизни ощущение, а какое – Жданову не сказали…
Голод, который он испытывал сейчас, когда смотрел в широко раскрытые от изумления и страсти глаза девушки, был ни с чем не сравним до этого… Ненасытность… Вот что он испытывал в этот момент! Чувственную ненасытность в ней… Мягкой, нежной, неопытной…
Андрей понял, что хочет видеть ее обнаженной. Ему надо было раздеть девушку.
Катя покраснела, поняв его намерения, но тут же позабыла обо всем, потому что Андрей, запустив свои пальцы в ее волосы, начал медленно и осторожно расплетать ее косички…
Ее волосы доходили ей до плеч… И были на удивление мягкими! Как шелковые нити, что медленно «просочились» между его пальцами...
- Кать… - вдруг неожиданно для самого себя прошептал Андрей и поцеловал чуть приоткрытые губы девушки.
Через несколько минут он целовал уже ее шею, впадинку у ключицы, с каждой лаской спускаясь все ниже и ниже…
Он раздевал ее, целуя каждый миллиметр обнажавшейся кожи, а Катя только прерывисто дышала и вздрагивала от его смелости, нежности и ласки, которые он дарил ей.
Она – такая внимательная и дотошная! - даже не заметила, да, если говорить начистоту, ее это и не волновало, когда оказалась обнаженной. Теплый воздух комнаты ласкал кожу девушки наравне с руками и губами Жданова, который дразнил ее то успокаивая, то возбуждая. Он всеми силами разжигал ее страсть.
- Никогда не знал… Никогда даже не думал… о том, что… - прошептал Андрей, целуя нежную кожу груди девушки, - ты такая…
Он был восхищен ее восхитительно-шелковистой кожей, которая, несмотря на ее «трудоголичность», а значит, всякое отсутствие времени на искусственный загар, имела красивый золотистый оттенок.
- Катя…
Она не могла ответить, а только улыбнулась ему, и в тот же миг Андрей накрыл ее своим телом. Но ласки на этом на закончились. Его ладонь медленно поглаживала ее, спускаясь ниже и ниже. ОН готовил ее к тому, чего было уже не избежать…
И Катя доверчиво открывалась ему навстречу, и это сводило с ума!
Андрей изо всех сил старался унять свое жгучее желание, которое захватывало его высокой волной, напоминающей цунами. Ему хотелось смаковать это сладостное удовольствие от ее губ, ее кожи, ее волос, е прерывистого дыхания, ее покорности. Но каждое мгновение, когда Катя подчинялась его желаниям и отвечала на его поцелуи, мужчина сознавал, что так быстро он никогда не терял контроля.
Он обнял девушку, которая почувствовала, что что-то неуловимо изменилось. Андрей, нежно сжимая Катерину в объятиях, стал осторожно проникать в нее.
Что-то промелькнуло в его сознании, похожее на разочарование – он у нее не первый – но тут же растаяло, и было вытеснено совершенным ощущением восторга, которое накрыло его с головой, как только он подался еще немного вперед.
Сдерживая себя, как только это было возможно, Андрей то двигался, то останавливался, будто даря девушке возможность «перетечь» только что возникшим чудесным ощущениям из одного тела в другое. Но это продолжалось ровно до тех пор, пока Катя, нетерпеливая и совершенно неопытная, не начала двигаться ему навстречу.
Жданов готов был зарычать. Откуда же ему было знать, что вот такие неловкие и неровные движения могут свести с ума? Он сжал ладонями ее бедра, будто направляя, подчиняя ее как себе, так и тому неспешному ритму, которого он придерживался, чтобы растянуть наслаждение. И Катя послушалась. И это было похоже на сладкую пытку!
Мужчина не сумел сдержаться от стона и, склонив голову, прижался горячими губами к девичьей шее.
- Андрей! – коротко выкрикнула Катя, боясь открыть глаза. Все вокруг нее в этой блаженной темноте, даже сейчас ходило ходуном.
Все тело сотрясалось от сладкой дрожи, а тот, кто был всему этому причиной, нежно двигался над ней, доставляя безумное и почти нереальное наслаждение. Когда девушка услышала его стон, то поняла, что и он переживает что-то прекрасное, и улыбнулась: оказывается в близости с любимым человеком можно стать совершенно безумным…
Таким, каким становится сейчас Андрей…
Катя обхватила его за плечи и откинулась назад, что соблазнило мужчину еще сильнее прижаться к ней.
- Еще… - вдруг сорвалось с ее губ…
- Что? – сначала не понял Андрей.
- Еще… - повторила девушка, мечтая только об одном, чтобы это волшебное мгновение продлилось и дальше.
Андрей накрыл ее рот поцелуем, и сейчас Катя уже знала, как ей быть… Что-то такое внутри подсказало ей, что делать. Она страстно ответила на эту ласку и обвила ногами бедра Андрея, стараясь слиться с ним в одно…
«Господи!» - пронеслось у Андрея в голове, и он почувствовал, как что-то обжигает все его тело.
Девушка улыбнулась и выгнулась дугой еще раз. Она потеряла счет времени, также как и мужчина, который дарил ей эти мгновения счастья…
А потом…
Потому случилось то, ради чего было все это!
В ней будто что-то росло и никак не могло выйти наружу. Катя хотела освободиться от этого, но никак не могла. С каждым толчком это «ЧТО-ТО» становилось все больше и больше, и девушка, закусив губку, стала коротко стонать.
- Кать… – услышала она сбивчивое и невнятное даже не свое имя, а дыхание Андрея. – Ну, же, Катюш! Ты же сможешь… Вместе со мной!.. Иди же!
И тут Катя просто расслабилась и…
Все…
Она воспарила куда-то высоко-высоко! Не достанешь! И тела, которое содрогалось от пережитого только что, не чувствовала! Только слышала, как по венам изнутри бьет кровь…
Одна волна за другой…
Кровь-любовь…
Правильно кто-то заметил, что это лучшая рифма на свете…
Андрей стал ее любовью, а сейчас…
Сейчас он растворился в ее крови…
Навсегда…
Катино тело все еще трепетало, когда Андрей с криком, наполненным восторгом, буквально упал на нее.
И тут же ее руки нежно обняли его и начали гладить по спине.
Его сердце так стучало, что, казалось, заглушало все остальные звуки, а Катерина теперь не слышала даже своего собственного пульса…
Покрытая капельками пота, похожего на росу, в конец ослабевшая, совершенно не представляющая, что это с ней происходит, как, впрочем, и с ее телом, Катя прижалась к Андрею, который никак не мог отдышаться.
- Кать… - наконец, удалось ему сказать.
- Да?
- Моя, — договорил он, поцеловал ее ладошку и, притянув ее к себе, мгновенно уснул.
Катя, слабая, но счастливая и живая, как никогда почти беззвучно, едва шевеля губами, призналась:
- Я люблю тебя, Андрей Жданов. Я знаю, что у нас нет будущего, но… - она нежно откинула непослушную прядь со лба мужчины и договорила: - Я все равно люблю тебя…
И заснула…
Ровно на два часа…

◊◊◊
Он проснулся оттого, что ему стало холодно. Андрей не мог бы вспомнить, когда он засыпал бы с кем-нибудь в одной постели, и ему было так хорошо и тепло…
И вдруг стало холодно!
Мужчина открыл глаза и осмотрелся в поисках Кати. В спальне ее не было. Жданов поднялся с постели, одел домашние брюки и почему-то стремительно кинулся в большую комнату, но тут же замер, увидев Катю, стоящую у окна спиной к нему.
- Простите… Я… Я просто не смогла открыть дверь… - тихо, но отчетливо и спокойно сказала она, и Жданова поразили перемены, произошедшие в ней.
Куда делась та страстная, нежная, искренняя девушка, которая всего лишь два часа назад шептала ему «Еще…», доводя его этим шепотом до исступления?
Теперь перед ним стояла его деловая помощница. Та, которая сопровождала его на переговорах и внушала благоговение и трепет партнерам.
- Я собралась и хотела уйти, но Ваш замок…
- Кать, что ты такое говоришь? – спросил Жданов, подходя ближе к ней.
- Нет! Не надо! – вдруг отшатнулась от него Катерина. – Я… Я не должна была… Не должна!
- Чего ты не должна была?
- Давать волю своим желаниям… стоит мне только представить, что Вы обо мне думаете, я… Я просто…
Она плотнее сжала губы…
Вся такая собранная, аккуратная, снова с двумя косичками своими тугими…
И очки эти!..
- И что же я могу подумать?
Жданов изо всех сил скрывал улыбку.
- То, что я такая же, как все! Легкая, пустая, ветреная… А это не так… Не так!
- Я знаю…
- Нет, Вы подумали! Подумали, когда…
Она покраснела и отвернулась.
- Это было еще в институте, - вдруг тихо начала она. – У нас на курсе появился новенький.. Его звали Денис… Он… Он начал относиться ко мне не так, как все остальные и… Мне казалось, что я влюбилась и…
- Кать, я…
Но девушка продолжила:
- Это было на день Святого Валентина, а потом… Потом я узнала, что он просто на меня поспорил.
- Что?
- Поспорил с дружками, что именно он уложит в постель первую скромницу, страшилу и умницу курса… Я понимаю, что… Вам сегодня было любопытно.. И Роман Дмитричу помочь надо было, и…
И Жданов не выдержал. Он в одно мгновение оказался рядом с ней и повернул к себе.
- Кать, я был с тобой не из-за спора, не из-за любопытства, ты ошибаешься…
Прямой пробор… Собранность… Холодность…
Нет! Это не настоящая она! А ему нужна (вот кто бы ему такое сказал всего лишь несколько часов назад?!) та, другая, настоящая, которая прячется за всем этим «фасадом» и которую он обязательно выманит вновь!
Забранные волосы, очки, а мужчине вдруг захотелось пропустить ее волосы меж своих пальцев, целовать ее личико, слышать страстные вздохи и шепот, вновь испытать ее страсть, которой она поразила его.
Им обоим казалось, что за прошедший вечер они прожили целую жизнь и научились понимать друг друга даже без слов. Но сейчас надо было сказать…
- А тогда… Почему?
- Потому… что хочу тебя…
И Андрей, обняв девушку, начал целовать ее. Когда ласки стали требовательнее, Катя, у которой снова были распущены косички, и губы стали влажными от поцелуев, прошептала:
- Пообещай… Пообещай, что завтра это все закончится… Дай слово, что это только на одну ночь.
«Потому что если это продолжится, я не выдержу… А если так, то… То я внушу себе, что все это было только сном, и… То тогда еще есть шанс выжить!..».
- Хорошо… Пусть только одна, но, Кать… Кать, ночь эта будет долгой.
И мужчина, подхватив девушку на руки, вернулся с ней в спальню…

◊◊◊
Катерина спала. Тихо, мирно, устало спала, а Андрей…
Андрей почувствовал страшную необходимость полюбоваться на это.
Склонив голову набок, мужчина смотрел на нее, будто впервые, изучал и…
Восхищался!
Где были его глаза все это время? Как он мог не заметить ее нежного личика и этого изгиба ресниц, за который можно отдать все на свете? А как красиво «нарисованы» ее брови? А кожа, похожая на шелк, когда ты дотрагиваешься до нее?
Да, она не была яркой, кричащей. В ней не было той привлекательности, к которой все привыкли в последнее время, но…
Иногда предрассветная дымка или мягкий лунный свет, рассеянный на полу в комнате, могут дать много больше, чем что-то «конкретное», четкое, красивое, но… Бездушное и стандартное…
Катя была тем самым лунным светом, который мог подарить все, что захочешь, потому как… Заставлял работать твою же собственную фантазию!
Сейчас, видя в его постели седьмой сон, Катерина была для Андрея самой привлекательной женщиной в мире.
В ней все было словно создано для него.
Жадный ждановский взгляд снова пробежал по ее телу…
Он снова хотел ее!
Хотел ласкать ее грудь, осыпая поцелуями, хотел почувствовать, как ее ноги оплетают его за талию, как ее волосы щекочут его плечи и руки, как она отвечает на его ласки – неумело, но всем своим существом, словно берегла для него одного всю свою страсть!
Не сдержавшись, Андрей нежно дотронулся пальцами до лица Кати, и в тот же миг девушка открыла еще сонные глаза, но…
То, что увидел в них Жданов, заставило его буквально затрепетать.
В глазах Кати таилась такая чувственность, такая нежность, такая страсть, что у него перехватило дыхание.
- Андрей…
Мужчина придвинулся ближе.
- Что-то случилось? – спросила девушка.
- Нет, просто я захотел еще раз узнать, насколько нежной ты можешь быть… Как ты?
Катя молчала и только краснела под его горящим взглядом.
- Ну, Кать…
- Мне снился…
- Кто? – вопрос вырвался сам собой и Андрей почувствовал, что готов убить того субъекта, к которому во сне Катя питает такие нужные теперь ему самому от нее чувства.
Да! Он был собственником, но никогда не мог подумать о том, что в таких масштабах! А Катя…
Катя с сегодняшнего дня, точнее – ночи – должна была стать только его!
- Так кто?
Глаза девушки засияли изнутри.
- Я никогда не думала, что ты можешь кого-то ревновать после всего того, что случилось…
- Не кого-то, а тебя! Кто?
- Сумасшедший… Ты! Кто ж еще?.. Только все это мимолетно и лишь на одну ночь… Мы же договорились?
- Да… Договорились, - прошептал Андрей, целуя ее подбородок и уже не понимая слов, которые они говорили друг другу.
- Андрей…
- Что?
- Ты… Ведь ты же не…
- Кать, молчи…

◊◊◊
Андрею снова стало холодно.
Катя вновь оставила его в постели одного. Андрей улыбнулся, потянулся на кровати и позвал:
- Кать!.. Ты где?
Но никто не отозвался.
Через пять минут ему было ясно, что девушки в квартире нет.
- Разобралась-таки с замком, - улыбнулся мужчина, и задумался о том, что произошло с ними вчера.
Это было…
Чудо! Чудо, которое случается раз в сто лет и только с теми, кому везет по-настоящему! Сказка наяву… ОН никогда бы не мог подумать о том, что Катя Пушкарева может быть такой… Такой… Такой…
Какой была…
И ему это очень понравилось!
И самой удивительно, что за все это «спасибо» надо сказать Ромке!
Правда, только частично. Потому что это он сам понял, какая чудесная женщина его помощница…
И все?
Или что-то еще?
Здесь точно было что-то еще…
Потому, что то, что случилось точно нельзя было назвать простым занятием любовью.
Это было…
Это было много больше…
И будучи уверенным в том, что то, что началось вчера будет иметь продолжение и сегодня, и завтра, и послезавтра, Андрей Жданов отправился в «ZIMALETTO».
Но то, что ожидало его в компании не вписывалось ни в какие известные ему рамки.
Катя была чужой, холодной и неприступной.
- Вы сказали, что все это лишь на одну ночь… Больше ничего не нужно…
- Я не понимаю… - шептал Жданов, не отпуская девушку, которая упрямо уворачивалась от его поцелуев. – Какая одна ночь, когда… Что не нужно, Кать?.. Кому не нужно? Не нужно кому? Тебе? Мне? Ведь сегодня ночью ты узнала меня… Как никто другой узнала… И сейчас мне нужно… Ты знаешь…
Он сжал ее в объятии еще сильнее, но девушка каким-то немыслимым способом освободилась и, посмотрев на Андрея, вытянула руку вперед.
- Не надо… Я Вас очень прошу… Ваш каприз пройдет и…
- Так ты считаешь, что это каприз? – возмутился Андрей.
- А разве нет? Разве что-то может быть серьезное у Вас?
- Так вот как ты обо мне думаешь!
- А что-нибудь случалось, что не давало мне повода так думать?
- А-аатлична! Думай! И убеждайся!
И Жданов вылетел из ее каморки мечтая только об одном – доказать Екатерине Валерьевне Пушкаревой, что она сделал самую большую ошибку в жизни не ответив на его…
А что собственно это было?
Просто желание?
Правда – каприз?
А может…
Андрей резко качнул головой, отгоняя все ненужные мысли, и набрал Малиновского.
- Ромка?.. Да… Так какие у нас планы на вечер?..
А Катя, слыша его нарочито громкий (специально для нее) баритон, закусила губу и зажмурила глаза.
Она уже сделала самую большую ошибку в своей жизни, потеряв контроль над собой вчерашним вечером…
И чувствуется, что эта ошибка еще долго будет напоминать о себе…

+1

3

2.
В моем окне сегодня полная луна,
А за окном пушистый белый снег.
Как жаль, что ты сегодня далеко,
Как жаль меня с тобою рядом нет...
Я знаю, ты тихонечко грустишь,
И думаешь конечно обо мне.
А я скучаю без тебя малыш,
И грусть свою топлю в сухом вине.
Но знаю я, наступит скоро час,
И будем мы с тобой опять вдвоем.
Я вновь увижу блеск веселых глаз,
И снова утону в тепле твоем.
Ты будешь таять вновь в моих руках,
Игриво улыбаясь и смеясь.
Я подарю тебе всего себя,
...И это счастье будет лишь для нас...!
(Д. Грустный)

Я хотела сказать: "Прости..."
Прошептать: "Я себе не прощу..."
Но за нежным моим "Пусти..."
Ты услышал "Тебя хочу!"

И желаньем наполнив до дна,
Я рассталась с сомненьем своим:
"Я сегодня, сейчас Твоя..."
"И ты тоже побудь Моим..."

В вихрь ласки твоих милых губ,
Я как в омут шагнула на миг.
Обхватила кольцом своих рук,
Чтобы страсть разделить на двоих.

Мы отдали частицу себя
Ради нашей с тобою любви.
Я как прежде хочу тебя,
Но в объятьях молю: "Пусти..."
(-)

Прошел месяц…
Со стороны могло показаться, что в отношениях между шефом и его помощницей не изменилось ничего, но…
Это только на первый взгляд…
Да, работа спорилась, и дела шли не надо лучше, но вот личные отношения…
Личные отношения, так сказать, как раз-таки, оставляли желать лучшего.
Андрей всеми силами старался показать, насколько ему безразлична Катя как женщина, насколько он увлечен своими «левыми» отношениями, вот только…
Хватило его недели на две…
«Крутя амуры» и исподтишка наблюдая за Пушкаревой, он как-то понял, что все это – «выкрутасничейство» его больше не увлекает. Совершенно!
Глядя на высоких, красивых, блондино-брюнето-шатенок, Жданов видел то, что как-то уплывало от его взора раньше. Ему сразу становилось ясно, для чего именно всем этим девчушкам была нужна связь с ним. Карьера, связи, деньги, просто классный ни к чему не обязывающий секс и…
И все…
Мужчина, как бы это странно ни звучало, словно открыл глаза, бывшие до этого момента крепко зажмуренными…
А вот Катя… Как она тогда сказала?..
«Я не такая…»…
И это была правда…
Ей не было нужно ничего из того, что он теперь ясно видел, но тогда…
Тогда что же ей было нужно?!
Мужчина никогда и ни с кем не переживал ничего подобного…
Он не мог освободиться от тех ощущений, которые ему подарила та случайная ночь, да и не хотел, чувствуя себя околдованным тем, что произошло, и, не желал отказываться от этого волшебства…
Вот только хотел, чтобы первой свою ошибку признала именно Катя! Ведь это она сказала ему «Нет!». И только для нее Жданов продолжал всю эту комедию с новыми девочками и модельками, только…
Только у самого скоро нервы не выдержали. Те деловые переговоры, которые он проводил вместе с Катей, «приучили» его к «умным» женским разговорам, а потому щебет «рыбок» и «бабОчек» страшно его раздражал и выводил из себя. А потом…
Даже Малине он не сознался бы в том, что эта… - пигалица! - стала для него кем-то, кого не хотелось отпускать от себя… Разлука, которую теперь он видел в качестве выходных, стала для него невыносимой. И хотя с каждого понедельника, Андрей, можно сказать, мучил девушку, не видеть, не слышать, не «осязать» ее, вроде бы как случайно, он уже не мог.
Жданов с каждым днем все больше и больше замечал, как меняется Катя…
Как бледностью окрашивается ее нежно-золотистая кожа…
Как глубже и печальнее делаются ее глаза…
Как пролегают под ними глубокие темные тени…
Как иногда девушка застывает у большого окна в его кабинете, думая, что он не обращает на нее никакого внимания…
Но вместо того, чтобы наслаждаться видом таких изменений в помощнице и чувствовать себя победителем, Андрею становилось все хуже… Он чувствовал ее боль как свою, но никак не мог понять одного: почему она не может уступить их общему желанию? Ведь именно в этом выход!
И однажды мужчина не выдержал. Ему стало ясно, что Катя не сделает к нему первого шага, а потому решил взять инициативу на себя.
Тем вечером Юлиана Виноградова уволокла все «ZIMALETTO» на выставку в какую-то супер современную галерею. И Пушкарева, конечно же, отправилась туда в первых рядах! И что было делать бедному ее начальнику? Правильно: отправиться вслед за ней!
Он долго бродил по залам, кое-где останавливаясь и вглядываясь в нечто изображенное на картинах (а может, это был кто-то… Черт его разберет!). Но его спокойствия хватило ненадолго. До тех пор, пока в одном из залов он не увидел Катю.
Маленькая, несгибаемая девочка…
С косичками…
Которая так ему нужна!
«Жданов, только держи себя в руках, понял?!».
Но самовнушение помогало мало.
Катя стояла и смотрела на какую-то совершенно дурацкую картину, когда Жданов не выдержал. Он заметил, что в зале кроме них в настоящий момент больше никого не было, подошел к девушке, уверенно повернул ее к себе, решительно взял рукой за подбородок ее личико и…
Поцеловал со всей страстью, которая копилась в нем целый месяц!
Катя рванулась, было из его объятий, но он не дал ей вырваться и только крепче прижал к себе.
- Увидят же! – хотела сказать Пушкарева, но Андрей, видимо догадавшись об ее опасениях, шагнул за колонну, спрятав и ее и себя от чужых глаз, но целовать эту строптивицу не перестал.
Он знал науку поцелуя до мелочей, но с этой девушкой… С этой девушкой моментально растрачивал все свои знания! Но, несмотря на это, через несколько минут после очередной ласки, сумел добиться ответа. И какого, боже мой…
Андрей получил в ответ такой же глубокий и чувственный поцелуй, каким был и его собственный... От Катиных сдержанности и невозмутимости не осталось и следа, и Жданов не преминул этим воспользоваться.
Он прижался к ней сильнее, чтобы она почувствовала всю силу его желания…
- Кать… - только и смог он вымолвить, наслаждаясь ее теплом, ароматом, нежностью, и вдруг…
- Нет, Андрей Палыч… Нет, отпустите меня…
- Почему? – громким шепотом спросил он, еще не выйдя из состояния блаженства.
- Нет, и все.
Но Жданов не выпускал ее из своих рук.
- Кать, я же вижу… Я же чувствую, черт побери, что тебя тянет ко мне так же, как и меня к тебе! – его шепот был похож на крик. – Нам было так хорошо той ночью…
Краска залила лицо Пушкаревой, но не убавила решительности.
- Я не могу, слышите? Не могу и все… Ведь Вы же говорите только о любовной связи, а я…
- Что ты?
Тут она посмотрела мужчине в глаза, и у того перехватило дыхание от того выражения, которое застыло в них. Это была такая смесь, что разобраться в ней было почти невозможно. Боль, гнев, страсть, нежность, отчаяние, желание, возбуждение и…
Что-то еще, чего Жданов никак не мог понять…
- Я никогда не буду Вашей любовницей, Андрей Палыч… Никогда не буду, слышите? И все только потому, что с Вами – именно с Вами – мне такая малость не нужна…
Она сказала то, чего он услышать не ожидал. Именно от НЕЕ услышать!
Руки его сами собой опустились, и Катя, как могла, более спокойно поправила кофточку и, проведя рукой по волосам, посмотрела на мужчину еще раз, ушла, оставив его думать над двумя вещами: почему любовная связь с ним для нее малость и…
Что же еще было в ее глазах? Ну, что?

0

4

3.
А ты знаешь, мне все надоело!
Я сегодня проснулся другим:
Я твое обнаженное тело
Не отдам ни своим, ни чужим!

Я твою белоснежную душу
Не позволю забрать никому –
Я мечом своим стены разрушу,
Чтоб тобою владеть одному.

На щите, что одену на плечи,
Нарисую два белых крыла –
А ты вышла ко мне бы навстречу?
А у всех на виду б обняла?

Я оставлю пустые сомненья,
Я повергну соперников в прах,
Лишь затем, чтоб на долю мгновенья
Отразиться в любимых глазах!

Будет скалиться щелью забрало,
Будет меч мой двуручный звенеть –
Я хочу, чтоб ты, милая, знала:
Мне ни жить без тебя, ни лететь!

Я прорвусь сквозь сплошные кордоны,
Я засады сомну на пути,
Чтоб бровей твоих тонких изломы
В темноте мог губами найти.

Я ворвусь, весь в пыли и надеждах,
Пред тобой на колени паду,
И тебя, на твоих же одеждах,
Навсегда и от всех украду…
(Егоров Юрий)

Теперь спустя два месяца после той их с Катей «неслучайной случайности», Андрей лучше понимал все то, что произошло. И почему он тогда обиделся? Разве у Кати была возможность поверить в то, что за одну-единственную ночь он – бабник, легкомысленный повеса и прожигатель жизни – мог измениться и полюбить ее? Разве это вообще возможно? Нет, конечно, теперь, чувствуя и думая по-новому, Андрей был уверен в своей любви как ни в чем другом, но вот Катя… Поверит ли она ему после всего того, что было между ними? Его поведение в самом начале их совместной работы… Девочки, клубы, постоянные измены Кире, в пору, когда она была его невестой… Разве можно хоть за что-то зацепиться, чтобы поверить в него? Да, еще и эти проблемы с компанией!
Андрей ударил кулаком по столу и выругался…
По всем параметрам проигрыш!
Вот только…
Ее глаза…
Ее удивительные глаза…
В них по-прежнему зажигалось что-то такое… На мгновение, но… это вселяло какую-то надежду…
И только эта надежда помогала как-то жить, вселяя сладкие надежды на почти несбыточное…
Теперь, когда «ZIMALETTO» находилось целиком и полностью в руках Кати (деловые отношения Пушкарева ставила выше своих личных переживаний и по-прежнему была верной своему начальнику), Малиновский, которой уже и думать забыл о Маше Тропинкиной, даже план по совращению Катерины своему другу предлагал, как подстраховку от банкротства. Ох, и получил же он за эту свою инициативу! Только он и думать не думал о том, что между этими двоими все уже было и…
Намечалось нечто, что будет…
Вот, чувствовалось это и все!
Как будто вулкан силенок подкапливал…
Ну, а что после этого происходит? Правильно! Как правило – начало извержения!
И оно таки случилось…
На очередной предновогодней презентации «ZIMALETTO», на которую Катя пришла… вместе с Николаем Зорькиным – великим и ужасным! И это, как ни странно, было самым правильным ее шагом за последние недели, потому как «Отелло», живущий в крови у Жданова, в отличие от шекспировского, принес больше пользы.
Увидев Катю под ручку с каким-то очкариком, Жданов почувствовал, что его ударили под дых, так было неожиданно увидеть ее с кем-то… Вообще… А потом…
Потом просто начал наблюдать за ней, пользуясь тем, что пока она его не видит…
Как же он соскучился по ней! Даже видя ее каждый день…
Сейчас, когда Андрей знал, какая Катя на самом деле, он видел то, чего не замечали другие: ее нежность, женственность, мягкость, внутреннюю гармонию и красоту…
Господи, да он этого Зорькина (а то, что это был тот самый пресловутый друг детства, сомневаться не приходится!), убить был готов только за то, что он ее за руку держал! Как же он ему завидовал… Этому очкарику…
«Жданов, выше нос! Ты тоже в окулярах, и потом… Катя должна понять то, что они созданы только друг для друга!».
И Андрей, по-прежнему незамеченный Пушкаревой, прошел вслед за ней в зал.
А в зале…
И кто вообще придумал то, что происходило дальше?
А в зале Жданов как-то потерял из виду свою помощницу, у которой теперь появилась возможность тоже «посмотреть интересное кино».
А все из-за Малиновского, который, обнимая какую-то очередную модель, ляпнул на ходу:
- Не узнаю Жданыча… Мрачный, нелюдимый, как леший какой-то! И никак не растормошишь его! Даже вы, девочки, не в силах помочь!
Катя, при виде этой парочки, шагнувшая из зала за двери, ведущие на служебную лестницу, задумалась. Действительно, Жданов в последнее время был сам не свой… И что тут за причина?
Ее взгляд скользнул в зал, и девушка застыла.
Ее отсюда видно не было, а вот ей отлично было все…
И это ВСЕ было очень интересным!
На «празднике жизни», который был устроен в стенах «ZIMALETTO», Андрей Палыч Жданов был… один-одинешенек. Мало этого, стоял в уголке и молча попивал… АПЕЛЬСИНОВЫЙ СОК! Мужчина был мрачен и холоден. Попытки некоторых моделек расшевелить его закончились тем, что он в довольно резкой форме «отшил» их с таким зверским выражением лица, что после четвертого захода президента оставили в покое. Он, одновременно и скучный, и грозный, и мрачный сел в угол и замер.
Катерина почувствовала, как ее сердечко забилось быстрее и…
Наполнилось немыслимой надеждой!
А вдруг?..
Как проверить?
Может…
И Пушкарева вошла в зал, искоса поглядывая на Жданова, который только заметив ее, расплылыся в улыбке, типа «украл у чеширского кота», схватил какую-то девочку, которая «подвернулась под руку», и усадил ее к себе на колени.
Катерина удержалась от улыбки, потому что Жданов, точно так же как и она, искоса нет-нет, а смотрел именно на нее!
Тут к ней Подошел Колька.
- Знаешь, Пушкарева, скучно тут у вас… Ни музыки классной, ни танцев…
И после его слов, будто специально, раздались аккорды песни «Жизнь в розовых очках», которая так нравилась друзьям-товарищам.
- Ни танцев, говоришь… - вдруг хитро улыбнулась Катя. – А вот эта песенка тебе подходит?
И парочка начала танцевать. Катерина подумала, что правильно она решила сегодня «выйти в свет» не одна, и ласково провела рукой Кольке по волосам. Ожидаемая реакция последовала незамедлительно – девочка слетела с колен Жданова также стремительно, как и оказалась на них. Катерина улыбнулась другу – ждановская улыбка превратилась в оскал… А дальше… Дальше Катя решила не рисковать…
Правда, еще с полчаса она «поиграла» и в «невесту», и на нервах и президента, пока…
- Все, Пушкарева, я выдохся и сдулся, – прошептал Николай с ослепительной улыбкой на лице. – Как шарик воздушный проткнутый иглой… И потом… - тут он быстро-быстро договорил и сделал шаг назад. – Если я не хочу, чтобы мой номер «Пассия Е.В. Пушкаревой» на арене Вашего «ZIMALETTO» не оказался смертельным, то мне надо делать ноги… И срочно!
Его взгляд был направлен куда-то за спину Кати, и когда девушка, повернув голову, увидела приближающегося к ним разъяренного Жданова, то как-то само собой у нее вырвалось:
- «Беги, дядь Мить»…
- Так уже…
И Колька исчез в неизвестном направлении.
Вот только спокойнее девушке от этого не стало, так как Жданов, схватив ее за локоть, буквально поволок ее за собой, только и бросив на ходу:
- Пойдем-ка со мной…
- Андрей Палыч, я…
- Пойдем!
И они вдвоем поднялись на административный этаж. Точнее, в президентский кабинет.
Какие-то бестолковые фразы никак не хотели выстраиваться в связный разговор, и Катя решила закончить на этом.
- Мне пора, - тихо сказала она и прошла к выходу, но Жданов, ударив рукой по двери, закрыл ее, не дав возможности Пушкаревой выйти.
Катя подняла на него свой встревоженный взгляд.
- Почему ты тогда так сказала? – спросил он у нее.
- Что я сказала?
- «Я не согласна быть Вашей любовницей. С Вами – именно с Вами – я на такую малость не согласна…». Почему?
- Зачем Вы мучаете меня? Вам это приносит удовольствие? – голос был наполнен горечью, усталостью и страданием, но Жданов не убрал руки и не выпускал Катерину из своего кабинета.
- Скажи мне… - его шепот, который должен был умолять, отчего-то приказывал, и Катя не выдержала.
- Потому что я люблю Вас… С самой первой секунды, как увидела в коридоре компании, когда ползала на коленках и собирала с пола то дурацкое пирожное и…
Катя тут же оказалась зажатой между дверью и телом Андрея, который, потянувшись к ней, обнял и прижал ее к себе, почти насильно сунув ее голову себе под подбородок.
- Слава Богу… Значит, это правда… Чувствовал правильно… Правда… - прошептал он в ее туго забранные в пучок волосы. - Катя… Катенька… Сказала все-таки… Маленькая моя… Родная… Любимая…
И тут же он начал покрывать ее лицо поцелуями, пока Катя не опомнилась от его слов и ласк.
- Что ты делаешь? – вырвалось все-таки у нее.
- То, что надо было давно сделать…
Андрей притянул девушку к себе и, наплевав на все шпильки, держащие ее волосы в аккуратном пучке, «разломал» ее прическу, а потом, наклонившись к ней, поцеловал.
Он прекрасно помнил, как она неумело и робко целуется. Два месяца он «снил» себе это каждую ночь, и все равно реальность оказалась прекраснее, чем любое воспоминание!
Андрей вдохнул в себя ее запах, и чуть не застонал: это была его самая что ни на есть погибельная распогибель! Ее тонкий, чувственный аромат… Свежий и сладкий одновременно…
Следуя за каждым движением ее губ, мужчина мечтал только об одном – чтобы она поверила ему.
И тут ее губы дрогнули и раскрылись ему навстречу. С воодушевлением и всей страстью, на которую он был способен, Жданов начал ласкать их, покусывая и нежно обводя языком…
Катя приникла к нему всем своим существом, и вдруг всхлипнула.
Андрей тут же опомнился.
- Кать, что такое? Катюш?
- Я… Я не понимаю ничего, я…
- А все просто, как оказалось… Я тебя люблю…
Девушка заглянула на самое дно его глаз и замерла.
Андрей тоже застыл, понимая, что именно сейчас решается все, что может быть между ними. Он ждал… Снова ждал, как эти два месяца…
- Скажи только одно слово, - вдруг прошептала Катерина.
- Какое?
- Это… Правда?
- Правда.
- А когда… ты понял?
- Дня через три после того, как в галерее и…
Катя закрыла глаза, и по ее щекам сбежали слезы.
- Кать, ну, Кать… Ну… Не плачь, маленькая моя… Я же не знаю, что…
- Поцелуй меня… Просто поцелуй и все…
И Андрей послушался. Ее шелковистые волосы ласкали его пальцы, и он вновь погружался в ее сладкий и одновременной свежий аромат. В ней было все, о чем он мечтал, чего ждал, чего хотел, о чем грезил…
Катя почувствовала, как в одно мгновение под ее ладонями тело мужчины превратилось буквально в камень, неожиданно напрягшись…
- Кать… Тебе снова придется отпрашиваться на всю ночь… - прошептал он.
Девушка улыбнулась.
- Крику будет…
- Переживем… Так как завтра, когда я тебя сватать приеду, крику еще больше будет…
Катя раскрыла свои глаза, которые стали похожими на глаза маленького олененка.
- Сватать?
- Да… Ты только сейчас не отвлекайся…
- Андрей…
- Все… поехали ко мне, иначе…
- Стой…
- Что такое?
- Еще один вопрос… Ты… У тебя с этими…
- Не было у меня ничего с этими… Ты меня как приворожила!.. Пигалица моя…
- Вот не поверю ни за что!
- А вот приедем ко мне, докажу…
Тепло его тела стало напоминать жар огня, а, сливаясь с тем пламенем, которое разгоралась внутри нее – девушка не могла не откликнуться на этот всплеск страсти, вообще грозило превратиться в пожар.
- Хорошо… Доказывай… - прошептала девушка, и они вдвоем тут же вылетели из президентского кабинета.
◊◊◊
И вот они там, куда так спешили. В квартире Жданова, а точнее, в его спальне.
Стоят друг напротив друга и смотрят один другому в глаза...
- Кать...
- Андрей...
- Веришь мне?
- Да... Когда любишь, то... и веришь...
- Раньше я так не считал... То есть... Мне об этом даже задуматься не позволяли...
- Я не такая...
- Я знаю...
Руки мужчины, лежавшие у нее на плечах были нежными и теплыми, но постепенно их будто накачивало огнем. Казалось, что жар тонкой струйкой перетекал черед пальцы из его тела в ее, и скоро от плеч заструился по спине, бедрам, а потом достиг ее самых сокровенных глубин, где медленно, но верно начал разгораться костер. Легкие прикосновения одновременно и дразнили, и обещали, и соблазняли, и обжигали подобно языкам пламени...
Как они оба оказались раздетым и лежащими на постели, Катя даже не заметила. Она только чувствовала. Там, где Андрей касался ее, тело легко покалывало и, казалось, что пальцы мужчины оставляют свой таинственный след на ее коже. Девушка трепетала в ожидании того, чего они оба так долго ждали. Дыхание легко, почти незаметно дрожало. А Андрей, будто нарочно, стал еще неторопливее, и в то же время еще настойчивее.
Охваченная каким-то пока неясным томлением, Катя изогнулась в руках Андрея и что-то прошептала... Жданов улыбнулся и ответил так же непонятно, как и она...
Его ладонь мучительно медленно погладила ее бедро, а потом скользнула между ног...
- Анд-рей...
Она вся открылась навстречу ему, подчиняясь ласке, желанию, любви, и эта покорность и доверие почти свели мужчину с ума...
Почти, потому что не хватало только одного...
Одного-единственного слова...
И дождался!
Когда мужчина склонился и дотронулся губами до ее груди, Катя, запрокинув голову, прошептала:
- Еще...
- Катя...
Ее руки взлетели вверх, пальцы зарылись в его густые черные волосы, а губы все шептали и шептали:
- Еще... Еще... Еще... Еще...
Вот теперь Андрей сошел с ума окончательно!
Ему хотелось ласкать ее везде и сразу, и ласкать так, чтобы и она потеряла ощущение реальности, как и он.
Кончиками пальцев он очертил впадинку ее пупка, в ответ на что мышцы девичьего живота сжались, а через мгновение все ее тело расслабилось, а вся она стала мягкой и податливой, как сам соблазн... И Жданов не устоял.
Он прижался к ней и начал судорожно гладить все ее тело, запоминая каждую его линию, а потом…
Они стали едиными целым...
И оба не только брали, но и отдавали столько же другому. Андрей целовал Катю, и девушка тут же целовала его в ответ. Где бы ее тело не получило ласку, там же не менее страстную ласку получало его тело...
- Никто и никогда тебя не получит, Кать... - прошептал Жданов каким-то чужим голосом, хриплым от желания. - Ты только моя...
- Согласна... Только твоя...
- Запомни, что пообещала...
- Навсегда...
И они растворились друг в друге. Больше ничего и никого не существовало.
Они узнавали друг друга глубже, лучше, нежнее...
И продолжали друг друга удивлять!
Но самое поразительное произошло на самом пике. Когда Андрей прошептал что-то неразборчивое, Катя – тихая, скромная, маленькая Катя Пушкарева - рассмеялась как-то по-новому и приподняла бедра, чтобы он оказался еще глубже в ней. Андрей даже задохнулся от того восторга, который, подобно урагану, подхватил его, а потом и вовсе внутри него произошел…
Взрыв! Не меньше!
Какие-то вспышки, а может взрывные волны сотрясали все его тело, и мужчина, который в своей жизни занимался любовью с десятками, если не сотнями женщин, впервые почувствовал, что такое головокружение. Катерина что-то прошептала ему, но он не слышал. Тогда она поцеловала его куда-то в шею и тут…
Андрей Павлович Жданов куда-то провалился…
А вслед за ним туда же отправилась и Катерина...
Какое-то время они пролежали без движения и в полном молчании.
Андрей не чувствовал своего тела и был не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой… И эта слабость вдруг заставила его рассмеяться, тихо, но ото всей души.
- Катерина Валерьевна, а, Катерина Валерьевна?
- Что? – также тихо прошептала девушка.
- Вы меня ухайдохали окончательно! – счастливо сказал он и медленно перевернулся на бок.
- Ой, ли! – улыбнулась Катя, нежно дотрагиваясь до его лица.
- Со-вер-шен-но!
- Но ты, вроде бы, доволен?
- Да... Но еще больше доволен буду, когда ты станешь моей женой...
Катерина села на кровати.
- Ты серьезно?
- Да...
- Но ведь ты был так настроен против свадьбы, что...
- Кать! Так и невеста-то была не ты!
- А я в качестве невесты тебя устраиваю? - ее глаза сияли счастьем.
- Вся штука в том, - Андрей медленно притянул девушку к себе и уложил ее на себя, - что моей невестой, а потом женой только ты быть и можешь...
- И как же Вы это поняли, Андрей Палыч?..
- Опытным путем... Иди сюда...
- Андрей! Что ты... Андрей!

0

5

4.
Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах, ни во мгле.

Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал - как слепой вдруг расширит глаза.
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.

Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: "Хорошо, что в душе преломляется лед?"
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю - и любовь - о любви - для любимой — поет.
(Константин Бальмонт)

- Андрей...
- Что, солнце?
- Ты спишь?
- Уже нет, а что, у тебя есть какие-то предложения?
- Да... Давай никуда не пойдем, а?
- И...
- Ой, ну ты же знаешь, что нам надо упаковать подарки твоим родителям и...
- Это подождет...
Густой, медовый мужской шепот обволакивал и соблазнял, как и руки, пальцы, губы, да и все тело потрясающе красивого мужчины, который лежал рядом со своей самой любимой и желанной на свете женщиной – собственной женой…
Их последние месяцы были…
Сказочно наполнены событиями, как приятными, так и нет.
Ну, сначала декабрь!
Свадьба, которая для всех явилась полной неожиданностью, но для них самих была самым долгожданным и важным событием в их жизни.
Завоевание Ждановым новых «рубежей» в семье Пушкаревых.
Катя была права: крика было!..
Но Андрей все преодолел! Даже мытье полов и чистку картошки! И все это на фоне медленно, но верного преображения Кати, которая стала одеваться так, как советовал муж… В чем, в чем, а в одежде он толк знал!
День рождения Кати, на праздновании которого Жданов «скорешился» с Зорькиным и понял, за что его так любит Катерина… Хороший он парень! Но предупреждение на всякий пожарный сделал: «Коль, ты пойми, Катя теперь - моя… Жена… И это навсегда». Зорькин в ответ расхохотался и попросил дать пару уроков по охмурежу женщин.
- Прости, Коля, это тебе к Малиновскому надо… Для меня теперь только одна женщина существует, и я ее буду охмурять, а другие… Зачем они мне?
Потом…
Потом не очень приятное для них обоих: «знакомство с родителями» Андрея. Точнее, поездка к ним в Лондон на Рождество и…
Полное фиаско. Ждановы были настроены скептически, а Маргарита вообще враждебно. Ее надежды на возвращение сына к Кире все еще имели место быть, а тут это недоразумение в очках, которое окрутило ее мальчика!
Но все попытки матери надавить на Андрея закончились ничем. Катю он терять не собирался, а потому 26 декабря, собрав вещи, они с Катей вернулись в Москву, где замечательно отметили Новый год и Рождество в квартире Пушкаревых!
А еще они устраивали свой быт, переделав все в квартире Жданова, работали над реализацией вывода компании из кризиса и…
Любили друг друга…
А потом был март и Совет акционеров, на котором произошло нечто такое, что перевернуло с ног на голову.
Истинное положение вещей, которое так тщательно скрывали Андрей, Катя и Роман, было эффектно представлено Воропаевым, который рассказал все о НИКА-моде и залоге «ZIMALETTO». Кира, которая тут же встала на сторону брата, была первой, кто высказался за смещение Андрея с должности президента. Глядя на девушку, которая смотрела на бывшего жениха с презрением и торжеством, Маргарита не узнавала своей любимицы. И именно в этот момент прозвучала фраза, которая и определила дальнейший ход событий.
- А вообще, Жданов, - ухмыльнулся Александр, - ты молодец! Это ты ведь со свадьбой подсуетился, чтобы «ZIMALETTO» в руках удержать? Ведь с такой «красоткой» жить…
Андрей готов был разорвать Воропаева на куски и уже вскочил с места, но Катя удержала его, небрежно бросив:
- Даже если это и так, то это очень ловкий ход... Не находите?
Она крепко держала мужа за руку под столом, а потом спокойно спросила у Воропаева:
- А Вы-то что хотите сделать с компанией? Когда-то я краешком уха слышала, что Ваша мечта поскорее продать «ZIMALETTO». Ну и? Мечты не изменились?
Павел, на которого вывалилось слишком много новостей за короткий промежуток времени, принял решение перенести Совет на завтра и на следующий день принять решение о дальнейшей судьбе компании.
Когда Катя с Андреем приехали домой, мужчина, подхватив жену на руки, сел с ней на диван и, уткнувшись носом ей в шею, спросил:
- Кать… Ты же не думаешь, что Воропаев прав?
Девушка улыбнулась и погладила мужа по волосам.
- Глупенький ты мой… Я же тебе уже говорила, что люблю тебя и верю ТЕБЕ. ТЕБЕ верю, а не другим.
- Кать… Как хорошо…
- Чего ж хорошего, если ты компанию можешь потерять!
- Главное, что ты со мной, а компания… С компанией что ни решится, а я все равно от своего не отступлюсь… Я докажу отцу, что…
- Ну, докажи… - вдруг раздался за их спинами голос Павла, который, решив сам поговорить с сыном, приехал к нему и, увидев, что дверь в квартиру не закрыта, воспользовался этим. – Расскажи, как все это вышло, и что ты хотел делать дальше.
И Павел узнал, все, что хотел. Только не от Андрея, а от дуэта «Андрей-Катя», потому как эти двое, дополняя друг друга, за считанные минуты обрисовали ему общее положение дел, а потом около часа забрасывали расчетами и цифрами, которыми его сын владел теперь не хуже своей помощницы-жены.
Жданов-старший был поражен…
И не только этим…
К слову сказать, весь этот серьезный разговор как-то незаметно из большой комнаты перешел на кухню, где, сопровождая процесс объяснения процессом приготовления обеда, Катерина чувствовала себя как рыба в воде. Да, и эта обстановка придала происходящему менее напряженный характер.
Павел, который имел привычку при серьезном разговоре что-то вертеть в руках, взял зеленое яблоко из бумажного пакета, лежащего на столе и тут же был приятно удивлен тем, что Катерина, напряженно следившая за его движениями, сказала:
- Возьмите мытое, пожалуйста…
- Спасибо, Катерина Валерьевна… Чувствую, что Андрей попал в заботливые руки.
- Ты даже не представляешь себе, пап, до какой степени, - рассмеялся Жданов-младший.
- Приходиться быть даже излишне заботливой, Пал Олегович…
Тут мужчина взял еще одно яблоко и опять услышал:
- Ну, вот опять… Мытые – они вот тут: в тарелке, а эти я еще не успела.
Павел улыбнулся и посмотрел на еле сдерживающегося сына, который вдруг приподнял крышку сковородки и что-то такое вкусненькое стянул.
- Нет, ну это просто болезнь Ждановых – вечно хватать все немытое, неготовое и из-под руки! – ударила девушка мужа полотенцем. – Ты лучше про франшизы отцу бы рассказал, чем огнЯнное мясо руками воровать!
- Ну, что ж я, виноват, что ты так вкусно готовишь? – оправдывался Андрей, и тут Павел понял, что эти двое поженились вовсе не потому, что это было кому-то выгодно…
Он понял, что дело тут серьезное…
Жданов помучил сына и невестку деловыми вопросами еще около часа.
Потом поужинал вместе с ними…
Посмотрел фотографии, которые те успели сделать во время отдыха в деревне, куда ездили с Пушкаревыми на 23 февраля…
Совершил экскурсию по переделанной квартире сына, которую тот охотно провел сам, и…
На следующий день оставил Андрея на посту президента «ZIMALETTO», к полной неожиданности для всех, кроме Маргариты, с которой у него состоялся серьезный разговор накануне. Павел поделился своими впечатлениями от разговора с сыном и Катериной, от тех ощущений, которые вызвали в нем эти двое, и сделал свой вывод:
- И знаешь, Марго… По-моему… По-моему наш сын не просто влюблен, а любит… И, причем, случилось это с ним – раз и навсегда.
Маргарита молчала, а потом задала свой вопрос, который для нее, как для матери, был важнее:
- А она его?
- И она его тоже… я сейчас думаю, почему раньше я этого не замечал? Они когда друг на друга смотрят… Это просто волшебство… Даже странно такие слова произносить… Давно перестал считать себя романтиком, но… У них оно есть!
И Маргарита решила, что к этой… Что к жене ее любимого сына… Любимой жене… К Кате Пуш… Нет! Ждановой надо просто присмотреться повнимательнее… Одна семья, все-таки…
И то, как засияли любовью и гордостью глаза ее невестки в тот момент, когда Павел заявил о том, что Андрей остается на посту президента компании, открыло глаза свекрови на многое! И теперь Жданова не собиралась «закрывать» их снова…
Это и положило начало сближению старшей и младшей половине семьи Ждановых…
◊◊◊
А теперь была уже осень!
И приближалось День Рождения Павла, для которого, собственно, и покупались подарки, которые надо было заворачивать…
- Андрюш…
- Что?
- А я ведь и тебе тоже подарок приготовила… - промурлыкала Катерина.
- Как? Еще один?
Девушка рассмеялась, выскальзывая из объятий мужа и выпрыгивая из постели.
- Кать! Ну, ты куда? Ты же знаешь, какие подарки я люблю от тебя получать…
- Андрюш… Это потом…
- Точно?
Катерина опять рассеялась. Она накинула на себя халат и, открыв шкаф, достала с верхней полки какую-то достаточно большую коробку.
- Вот… Андрей, это тебе, - и Катя протянула ее ему.
Жданов, усевшись на постели, как ребенок рванул блестящую бумагу и…
Замер от тех ощущений, которые охватили его.
Катя подарила ему…
Железную дорогу!
Детскую железную дорогу, о которой он мечтал, когда ему было семь, и которую он так и не получил…
Мечта…
Еще одна сбывшаяся мечта, которую подарила ему Катя…
Его Катя…
Катенька…
Катюша…
- Андрей… Ты… Тебе неприятно? – забеспокоилась девушка и села рядом с ним на постель.
- Нет… Я просто…
Он вдруг прижал ее к себе… Крепко-крепко!
И прошептал:
- Я люблю тебя, Кать… я так люблю тебя!
Девушка расслабилась и улыбнулась.
- Только тут одна загвоздочка… Я не знаю, будете ли вы играть в нее втроем или вчетвером…
- А трое или четверо, это кто? – смеясь, спросил Андрей.
- Ну! Глупый вопрос! Ты, Колька, Ромка…
- А кто четвертый?
- Или четвертая…
Катя помолчала, улыбаясь, глядя на мужа, а потом добавила:
- Я просто думаю, вдруг девочке не понравится такая игрушка и…
- Кать… - наконец, Жданов понял. – Ты…?
- Да… И по всем подсчетам, в июле…
Она сидела перед ним…
Такая любимая, такая желанная, такая…
- Родная моя… Счастье мое… Жизнь моя…
Андрей встал перед женой на колени и прижался к ее животу лицом.
- Я не знаю, как бы я жил без тебя… Не знаю… Наверное, просто не жил и все…
- Не говори так…
- Но это правда…
Через минуту они уже целовались, позабыв про все на свете…
- Кать! А тебе разве…?
- Можно… Я спрашивала… Только очень…
- Осторожно и нежно… Я понял…
Еще один поцелуй…- А
- Что ты мне там обещала еще?
- Маньяк…
- Обещала!
- Ну, раз обещала… То…
Подарки остались не упакованными, но это было и не нужно, потому как в этот день было просто не до них.
Известие о том, что Андрей с Катей станут родителями было важнее всего!
Так вот и получилось, что случайность стала залогом счастья этой большой семьи…
Но случайность ли?..
Вот в чем вопрос…

P.S. А в железную дорогу они все-таки играли вчетвером.
Анна Андреевна Жданова с папой замечательно справлялась с должностью начальника поезда, а дядя Рома с дядей Колей классно изображали паровозный гудок!
Так что, прав был кто-то, говоря: «Случайности не случайны»…
И это и есть жизнь!


(КОНЕЦ)

0

6

http://se.uploads.ru/t/ybGYp.jpg
Такой замечательный фанфик, просто фееричный!

0

7

Очень необычная альтернатива сближения главный героев - Андрея и Кати.
Я бы сказала, что это самый чувственный гимн их любви.
Не удержалась и оформила фанфик фотографиями.

http://f6.s.qip.ru/sGa1lsXW.jpg

Скачать можно здесь (Внимание!!! Высокий рейтинг - после 18)

Скачать файл

(Всем, кто в списке, отправила по почте)

0

8

Дорогая Леночек! :flag:  Спасибо за восхитительный рассказ о любви наших любимых героев Андрея и Катеньки.  :flag:  Стиль изложения великолепен. Читается легко, с удовольствием.  :flag:  Желаю тебе творческих успехов и побольше произведений по теме НРК.  :flag:  Счастья тебе и здоровья. http://s3.uploads.ru/t/R02cT.png      http://sd.uploads.ru/t/gyrSc.png

Отредактировано РусаК (2017-07-15 18:33:47)

0

9

Леночек!  :love:  Поздравляю вас с Днём Рождения!
Желаю вам всего самого наилучшего в жизни.
Я много ваших произведений перечитала и сейчас перечитываю
вашу очень замечательную работу «СЛУЧАЙНОСТЬ или...» или
как вы ещё назвали "СЛУЧАЙНАЯ ночь".

Благодарю вас за доставленное удовольствие от чтения ваших работ.
Желаю вам творческого вдохновения в написании ещё работ по теме НРК.
  Пусть будет каждый день неповторимым,
Хорошим, добрым, радостным, счастливым,
И самые чудесные мгновенья
Ждут впереди!
Удачи, с Днём Рожденья! 
 
  http://sd.uploads.ru/t/Gpfon.jpg

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Леночек » СЛУЧАЙНАЯ ночь