Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » Дневник памяти


Дневник памяти

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Глава 1.
До рассвета еще очень далеко. Еще и звезды не померкли, и луна светит ярко, как прожектор – морозно на улице, и полнолуние.
Андрей  проснулся и даже не пытался вновь погрузиться в дрему – знал, что бесполезно это. Он уже выспался, четырех-пяти часов в его возрасте вполне достаточно для сна, а Кира уговорила его лечь пораньше. Он усмехнулся: понятно, что ей не терпелось поехать к внучке, а когда он в постели, ей спокойнее. И ехать ночным рейсом удобнее – утром будет уже в Питере! Здоровье позволяет ей совершать такие поездки, а вот ему это трудно, сердце пошаливает - вот и проснулся он от боли в левом боку.  Что ни говори, а уже три инфаркта. Хотя за такую долгую жизнь это и не так много.
Боль не отпускала, и он пожалел, что не послушал жену, не положил лекарства с вечера на прикроватную тумбочку – придется вставать…
Включил ночник, сел и увидел лекарства  и стакан воды на тумбочке. Значит, Кира сама положила, не понадеялась на него – заботится о муже… А уехала, как только его выписали из больницы, даже несколько дней не побыла с ним.
Ну что ж, это объяснимо – внучка ждать не может, вот-вот родит! Это будет уже второй их правнук – первый уже школьник.   
А кто ей поможет, если не бабушка? Родителей рядом нет – дочь с мужем  уехали в Лондон. Собирались на пару-тройку лет, а остались навсегда. Там и сыночка родили -  поздно, за сорок им уже было. А внучка тогда школу заканчивала и осталась с ними. Она им с Кирой вместо младшей дочери была, а у настоящей дочери  как бы новая семья образовалась.
Хорошо им было с внучкой, но недолго! Она рано вышла замуж и в Питер уехала. Кира теперь там пропадает, а он дома или в больнице, не ездок он…
Лекарство помогло, бок отпустило, и он стал терпеливо ждать  утра – сегодня его пригласили на юбилейный Совет Директоров, и он  немного волновался. Он давно уже не президент, но посещение компании всегда для него праздник! Зималетто – его дом родной.
Он ждал утра, и перебирал в память прошедшие годы.
Неплохая у него жизнь сложилась! Он много работал,  вывел компанию на мировой рынок, преумножил доходы и своей семьи, и других акционеров. Да и простые служащие не были обижены, получали стабильный заработок.
Основу экономического успеха помогла ему создать Катя.  Катя Пушкарева… Девочка с косичками и  в круглых очках … Влюбленная в него Некрасавица…
А он ее использовал… В своих целях, ради компании.
Хотя…  У него к ней были добрые чувства! Он ее любил – как умел, как считал правильным. У него было много женщин, и всех он любил по-разному: одних ради секса, других – ради приятного времяпровождения, третьих – ради должности. А еще -  для создания «правильной» семьи, для процветания компании. Должность, семья и компания – это Кира. На Кире он тогда женился, чтобы стать президентом, чтобы была у него образцовая жена. И для процветания Зималетто  Кира немало сделала! Она ведь была первоклассным специалистом, помогала ему грамотно и профессионально.
И вообще она была хорошей женой, прощала ему его мелкие интрижки, загулы с Малиновским, и даже неисполнение супружеского долга – бывало с ним и такое!
Вдруг становилось тошно от жизни, от жены, душа жаждала большого и светлого чувства, в которое окунуться бы с головой, захлебнуться эмоциями… Как в те две ночи с Катей…
Катя – Катя…Что с ней? Где она? Счастлива ли?
Он знал только, что она вышла замуж за своего ресторатора и уехала из Москвы.
Он тоже женился, и забыл о ней, не вспоминал ни при каких обстоятельствах!
Только вздрагивал, когда рядом кто-либо произносил ее имя: « Катя…», - и  тогда сердце билось глухо и сильно о ребра с левой стороны…
Это бывало чаще, чем можно было предположить – такое распространенное оказалось имя – Катя…
Потому и не выдерживало сердце, давало инфарктные трещины.
Кто бы мог подумать, что он, здоровый, спортивный мужчина, правда не ограничивавший себя в радостях жизни, станет настолько зависим от работы своего «пламенного мотора»?
У Киры было гораздо больше  поводов для переживаний – и гибель родителей, и дети с их болезнями и влюбленностями, да и он, как муж, не был идеалом. И любил он ее недостаточно! Не так, как она заслуживала!
Может быть, на стороне  ее любили больше? Были слухи, но он ей претензий не предъявлял – сам грешен. А сердце реагировало…
А у Киры сердце  крепкое… И вообще, на здоровье она не жалуется, очень даже бодрая для своих лет! Наградила ее судьба за прошлые страдания.
Память отвлекла его от ожидания утра, а оно уже наступило. В дверях ключ проскрежетал – домработница пришла. Можно вставать – пока он умывается, она завтрак приготовит, проверит приготовленную с вечера одежду – не домашние брюки и куртку «а ля барин», а серый костюм в полоску, который стройнил и молодил его, и в котором он всегда появлялся в компании.
Служебную машину с шофером, навечно закрепленную за ним, прислали задолго до начала собрания, и он не стал ждать, поехал заранее, чтобы дольше побыть в родных стенах, подышать воздухом молодости. И все помещения обойти -  и производство, и кабинеты, и каморку…
Но вышло все иначе. Едва он появился в приемной, молоденькая секретарша вскочила обрадовано со стула
- Андрей Павлович! Как хорошо, что Вы пришли! Вас дожидаются…
- Кто?!
Секретарша заглянула в свой ежедневник и торжественно произнесла:
- Борщев, Михаил Алексеевич.
Сердце ухнуло и замерло в ожидании - в их годы не ждут хороших известий…
                  Глава 2.
За окном брезжил рассвет, Катя спокойно спала в своем номере, а он так и не уснул – вся его жизнь предстала ему этой ночью в другом цвете, перевернулась с ног на голову!
А ведь он считал себя счастливым человеком! И Катю считал самой лучшей женой…
Да она и есть лучшая! Столько лет они прожили душа в душу. И ни разу она не повысил  на него голос, не устроила истерики. Обижалась, конечно, не без этого – на его увлеченность работой, на неинтересные ей кулинарные изыски, на любовь к байкам отца, которые сопровождались обильными возлияниями… Был за ним такой грех! Но обиды ее были недолги – он проспится, и она уже и не напоминает.
И детей родила! Не хотела второго рожать, но уступила его желанию – она всегда ему уступала.
Они в Египте познакомились. В первый день Катя строгая такая была, в круглых очках и закрытом платье, а потом Юлиана ее преобразила: сводила к стилисту, купила ей модные вещи. Он ее даже не узнал в новом обличье! Это ее бежевое платье, в котором она была в тот вечер, он хранит до сих пор. В первые годы после женитьбы просил надевать его в день их знакомства, а потом, когда оно перестало быть ей впору, он просто доставал его и вешал на стул.
С замужеством она тоже ему уступила. Пришла вдруг к нему и сказала, что согласна уехать с ним в Питер. Решительно так сказала, он даже растерялся – не планировал так быстро жениться. Но счастья своего не упустил!
И все у них было хорошо, замечательно просто – детей вырастили, внуков уже нянчили, в Москву вернулись, чтобы родителям ее помогать, пока те живы были. И детям помогали, и внукам… А правнука Катя уже не знает… Год назад, перед его рождением, она заболела - память потеряла. Ударилась головой и все забыла. Если бы хоть авария была! Так нет, ничто  не предвещало такой трагедии . Врачи говорят, что ее мозг устал и отключил память, чтобы уменьшить информацию и таким образом выжить.
Внешне она не выглядит больной, живет обычной для ее возраста жизнью, но не узнает ни его, ни детей – общается с ними как с посторонними.
Дети настаивают, чтобы он вернулся домой, жил нормальной жизнью – он ведь еще не старый, он крепкий, и даже работоспособный!
А он не может оставить ее одну в пансионате… А как же иначе? Они же клялись быть вместе в горе и в радости, в болезни и здравии…
По большому счету, он ей и не нужен здесь – в пансионате прекрасные условия, вышколенный персонал, опытные врачи, а то, что он ее муж, она все равно не помнит.
Врачи уже не дают ему надежды на благополучный исход, и сколько она проживет в таком состоянии, неизвестно. Другим не заметно, а он видит, как она угасает. Мозг отключил ее память, а заодно и интерес к жизни, а без этого жизнь угасает.
Последняя попытка достучаться до ее памяти -  это чтение старых писем, просмотр фотографий. Так старый фельдшер посоветовал, и он за любую соломинку готов уцепиться.
Неделю назад сын привез альбомы, а писем у них и не было – они не расставались, всегда вместе были. Только открытки поздравительные, да еще сын  привез старую тетрадь в твердом переплете – Катин дневник, который она начала вести  еще в школе. Она говорила об этом, но сам дневник он не видел и не читал.
Стал читать ей вслух, и поначалу ничего не происходило – Катя внимательно слушала историю о девочке с косичками, которую все обижали. Нахмурилась, когда читал он про Дениса, но не более – просто некрасивая история с некрасивой девочкой. К себе она это не отнесла.
Все началось с момента ее поступления  на работу в Зималетто – он читал, а она плакала… Неужели вспомнила? Но на его вопрос она не ответила.
Его и самого история их любви с начальником (а это, несомненно, была любовь!) взволновала. Он вдруг понял, что совсем не знал свою жену! Ее душа, ее сердце остались для него тайной. Может быть, она и не любила его? Играла роль верной жены, а не любила?
Он считал ее сдержанной в чувствах, а их может быть, просто и не было?
А чувственная и страстная она была не с ним, а с тем, с другим – со Ждановым?
Как же она жила? Одна жизнь -  внешняя, всем понятная, правильная жизнь порядочной женщины, а другая – скрытая глубоко в сердце, спрятанная ото всех, не находящая выхода…
Немудрено, что ее мозг не выдержал.
Так или иначе, но он должен использовать этот шанс. Это очень тяжело, но он попробует – он поедет к Жданову, он попросит его увидеться с Катей – вдруг ее память оживет?

Секретарша  уговаривала его не ждать – Андрей Павлович очень болен, он может совсем не приехать на Совет Директоров…
Но тот приехал, и Михаил увидел его, все еще стройного, красивого, с седой шевелюрой без признаков лысины (не то, что у него…).
Первый вопрос Жданова, после того, как секретарша доложила, кто его ожидает,  был:
« Что с Катей?», - из чего Михаил заключил, что его жена не безразлична этому мужчине, и он правильно сделал, приехав сюда.
Их разговор не был долгим – как-никак они оказались соперниками.
Михаил изложил свою просьбу, Жданов, не раздумывая, согласился ее исполнить.
Уходя, Михаил положил на край стола Катин дневник, и  визитную карточку пансионата.

           Глава 3.
В эту ночь они жили  их общим прошлым.
Андрей,   уже в который раз,  читал Катин дневник.   В первый раз он прочитал  его быстро. Детство, школьные годы, учебу в университете, стажировку в Германии, работу в банке проглядывал мельком, пролистывал некоторые страницы – ему не терпелось узнать,  почему она покинула его, почему вышла замуж за Михаила? Полюбила? А его разлюбила?
Лучше бы он не торопился… То, что она писала, будучи его секретаршей, а потом помощником и финансовым директором, потрясло его до глубины души – она всегда любила его! Только его… С первого взгляда! И до последней записи в дневнике за час до свадьбы с Михаилом…
«Сегодня я выхожу замуж. Как бы я хотела, чтобы этот день стал самым счастливым в моей жизни, чтобы рядом со мной рука об руку шел самый любимый, самый умный, самый красивый, самый лучший  человек на свете – Андрей Жданов!
Но этого  не будет. Его не будет больше в моей жизни!  Я не буду больше мешать его правильной во всех отношениях жизни. Я не подхожу для нее…И я не буду бороться за свою любовь. Я просто уйду – в другую, подходящую для меня жизнь, и постараюсь сделать ее счастливой! Не для себя. Для тех людей, что будут рядом со мной.
Прощай, Жданов  Андрей!»
На этом записи обрывались.
Он сжал виски и раскачивался, как от зубной боли – каким эгоистом надо было быть, чтобы не заметить этой любви! Не понять, как самоотверженна эта девочка – все для него, для Андрюши, для его спокойствия, для его легкой и безбедной жизни…
Ради него она обрекла себя на такое испытание.
Второй раз он читал вдумчиво, страницу за страницей. Пытался проникнуть в ход Катиных  мыслей, оценить события с ее позиций. Не всегда это удавалось – все-таки многое их рознило: разное воспитание, разное отношение к жизни и к людям.
Хотя,  если вдуматься, в главном они были похожи – любили свою работу, жалели родителей, мечтали о семье и детях. А все остальное можно было преодолеть!
Можно было, но они этого не сделали… Он не сделал! Потому что поверил в ее нелюбовь, усомнился в ее чувствах… И свои чувства не разглядел.
Не потому ли так болит сердце?
Кира звонила, беспокоилась о его здоровье. Но приехать в ближайшее время не обещала…
А и к лучшему! Не придется выдумывать причину, по которой он поселится на некоторое время в пансионате. А может быть и навсегда…Если Катя его вспомнит.

Катя тоже думала в эту ночь о дневниковых записях. Накануне Михаил Алексеевич начал читать ей интересную историю о некрасивой девочке.
Странно, что он уделяет ей столько времени… И вообще странно, что он живет в пансионате для одиноких – у него такие замечательные дети и внуки!
О себе она старалась не думать – попытки вспомнить, что было до пансионата, не были результативны и доставляли лишние мучения. Она пыталась придумать свою прошлую жизнь, рисовала в воображении картины счастливой семейной жизни, но ее окружение  было расплывчато: муж, дети, родители существовали отдельно от нее, не срастались с ней.
Она бросила  это занятие, и просто жила – без цели, без интереса… А хотелось жить иначе! Но для этого надо было ощущать свою причастность к чьей-то жизни, надо было любить, а как это сделать, если прошлое скрыто в неизвестности, а для будущего уже нет времени?
Все изменилось, когда прозвучало имя Андрей Жданов – она вспомнила!
Андрей Жданов… Жданов Андрей…Музыка этих слов звучала в ней, наполняя ее сердце сладкой истомой…Яркие, отчетливые картинки прошлого вставали перед глазами
…Танино пирожное, которое она собирает с пола, а он нависает над ней, как исполин, его улыбка обжигает, заставляет трепетать ее душу.
…Они в ресторане, она у него на коленях, она фактически признается ему в любви, хотя и не произносит этого слова, а он делает вид, что не понимает. Он играет с ней…Он теребит бант ее блузки и лукаво спрашивает взглядом «Развязать?»
«Конечно нет», - отвечает она тоже взглядом, а сама хочет этих «развязных» действий.
Это противоречит ее воспитанию, она этого не допустит, но как же хочется, чтобы развязал, и поцеловал! И он, похоже, знает это, чувствует …
…Его первый поцелуй, от которого она потеряла сознание. Их первая ночь, сблизившая и отдалившая их – теперь они не могли быть просто друзьями, а быть его любовницей – это же совсем не то, о чем она мечтала!
Что было дальше? Пока память вернула ей только эти моменты. Но она была безумно рада этому! Теперь она могла мысленно выстраивать свою жизнь с конкретным человеком.
И мечтать увидеть его наяву…
Весь следующий день Катя провела в одиночестве. Михаил Алексеевич не заходил, его не было в пансионате – уехал к детям, сказали ей за обедом.
Она не расстроилась, так было даже лучше – никто не мешал ей придумывать жизнь.
А вечером пришел ОН! Андрей…Совсем не такой, каким она его помнила, очень старый, и видимо очень больной – боль была во всем его облике. Так ведь и она не молодая, и вовсе не здоровая… Столько лет прошло, целая жизнь!
- Здравствуй, Катя! Ты вспомнила меня?
- Я тебя никогда не забывала, Андрей!
- Прости меня, Кать…
- За что? Что так долго не приходил? Наверное, ты не мог…
- Не мог…
- Ты был далеко? Не знал, что я заболела?
- Далеко. Я не знал, а когда узнал…
- Ну, конечно, ты сразу приехал! Ты же не мог оставить меня здесь одну! Мы же клялись…
Она не дала ему ответить, продолжала возбужденно говорить сама.
- Андрюш, со мной такая странная вещь приключилась, я много забыла. То есть я знаю, чувствую, что это было, а вот как это было, не помню. Ты расскажешь мне?
- Конечно, расскажу. Я сделаю все, что ты захочешь.
- Тогда расскажи мне про нашу свадьбу!
- Свадьба… Замечательная у нас была свадьба! И ты была такая замечательная! Такая красивая… Милко сшил тебе необыкновенное платье. Он назвал его «Безе со взбитыми сливками»
- Да? Я не помню…Какое оно было?
- Чуть бежевое, отделанное итальянским кружевом.  Кира из Милана привезла.
- Кира? Кто это?
- Это….сотрудница. Она ездила в командировку, и я заказал.
- Ты всегда был такой внимательный… Помнишь, ты привез мне коробочку английского печенья из Лондона? Я пустую коробочку хранила. Там у меня иголки, булавки, пуговицы лежали. Потом дети порвали… У нас ведь есть дети?
- Есть, Катюш. У нас все есть.
- Я так счастлива, Андрюш, что все вспомнила! Теперь у меня только одна мечта осталась…
- Какая?
- Ты помнишь нашу клятву у алтаря? «И в горе, и в радости, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас…» Ты помнишь?
- Помню…
- Уже все было: горе и радости, здравие и болезнь. Осталась только смерть…Я не хочу, чтобы она разлучила нас!
- Ты хочешь  как в сказке: «Жили они долго и счастливо и умерли в один день…
- Да, я хочу так… Мы ведь уже долго жили? И счастливо…
- Долго, Катюш. И счастливо. И будем вместе до конца!
- Я чувствую,  что умру сегодня…
Он прилег рядом с ней на кровать, взял за руку, стал целовать ее пальцы, когда-то такие тоненькие, а теперь скрюченные и узловатые.
Вспомнил, что забыл взять из дома лекарства, но  тут   же подумал, что теперь это ни к чему – он не хочет больше жить без нее, без женщины, любившей его так сильно.
Это была их третья ночь… Последняя…

Конец
Апрель 2012г

0

2

Дорогая Людочка!!  :flag:  Солнышко, вы сотворили шедевр, это произведение невозможно читать без слёз. http://s5.uploads.ru/t/UrbCz.gif
  Я так вам благодарна за доставленное душевное наслаждение. http://s8.uploads.ru/t/cLXuQ.gif    О, Боже, какие чувства и как вы бесподобно их описываете. http://s2.uploads.ru/t/4qOB9.gif  "Дневник памяти" помог им пережить счастливые минуты молодости, что они вспомнили благодаря Дневнику.  Хотя бы последние минуты своей жизни они были рядом и счастливы благодаря своим воспоминаниям. http://s6.uploads.ru/t/E90xG.gif    Людочка, будьте счастливы и пишите по теме НРК, у вас блестяще получается. http://sf.uploads.ru/t/eBcWv.gif
   Желаю вам удачи и творческого успеха.  http://s0.uploads.ru/t/SUCvo.png   http://s8.uploads.ru/t/jyani.gif

Отредактировано РусаК (2017-08-05 18:08:09)

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » Дневник памяти