Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Проба пера » "В ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ"


"В ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ"

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

Начнем как в задаче по геометрии:
Дано:  Прошло около семи с половиной лет после отъезда Екатерины  Пушкаревой в Египет.  Катерина Пушкарева и Андрей Жданов не помирились. Перед уходом из «ЗИМА-ЛЕТТО», с должности Президента компании, Катя  скоропалительно вышла замуж за крупного банкира. Умного,  красивого, с большими  амбициями и  перспективами. На семь лет старше Катерины. И уехала с ним в Питер. Брак вскоре распался,  и два года назад, Катерина вернулась в Москву. Теперь у нее в Москве свой бизнес, основанный  с помощью бывшего мужа,  которым она умело и грамотно руководит.
Жданов Андрей президент "ЗИМАЛЕТТО".  Заматерел, успокоился; постепенно растерял всех друзей юности. Брак с Кирой быстро распался. Кира вышла замуж и уехала за границу.
Малиновский дружит с Зорькиным. Коля удачно женат. Зорькин успешный банковский служащий; у Романа, свое, достаточно известное турагенство.
Катерина со Ждановым случайно встретились двадцать два дня назад на светской вечеринке. Жданов был не один, с очень юной, лет двадцати, девушкой. Пушкареву сопровождали Полянский со своим партнером. И через восемь лет Герман, при случае, оказывался рядом с Катериной.
Жданов представил свою спутницу как своего нового секретаря, умолчав о том, что через двадцать два дня она будет иметь статус его жены. Он умудрился отправить ее домой на такси, а сам правдами-неправдами оказался на лестничной площадке, возле двери Пушкаревой. Успел до ее возвращения домой.
И пошло-поехало: две недели Жданов с Пушкаревой никого и ничего не видели вокруг. Две недели некон-тролируемого сумасшествия - и днем, и ночью. По инерции работали их компании. По инерции они жили. Все погло-тила, их вернувшаяся любовь; их страсть.
Но Пушкарева-это Пушкарева... Стоило ей только домыслить об истинных отношениях Андрея с Катей Авде-енко - сразу сказала:-"Стоп!"
И ушла в сторону...
Д/С :Совпадения имен и событий является чистой случайность.

P.S. Отредактированный вариант живет здесь: http://nrkmania.ru/topic5403.html

Герои: Катерина, Андрей; Роман; другие герои ,  и новые, по мере развития сюжета.
Глава 1                     
                   
                                                                   Я на фото смотрю и роняю слезиночки.
                                                                    Сколько ласковых слов ты сказал мне тогда.                     
                                                                    Ненаглядной назвал и своей половиночкой,                 
                                                                    Поматросил меня  и забыл навсегда.                     
                                                                         
                                                                                                  Л .Рубальская "Посередине августа"
               
            Зачем, почему, как она оказалась у этого ЗАГСА на Басманной? Что ее в это время туда понесло? Можно же было ехать обычным маршрутом, но - нет, ей нужно было опробовать навигатор. Скажите, люди добрые - он ей нужен этот навигатор?
Все в ее жизни складывается не так...Еще эта боль в левой молочной железе никак не проходит, уже не-сколько дней.  (Позже узнает, что это сердечные боли, а пока не до этого.) Ну почему дождь так сильно заливает стекло? А все потому, что из белого лимузина выходил в черном фраке ОН – гад, сволочь, бабник и еще ряд слов, которыми папа награждает неугодных ему людей. И в отношении этого подлеца, и предателя она произносит их даже не мысленно, а вслух.           
                Она стояла перед светофором; стояла до тех пор, пока сзади не стали сигналить все машины. Она про-должала смотреть, как этот гад,  выходил  из лимузина. Взгляд выхватил из толпы Андрея с натянутой улыбкой (ее-то обмануть нельзя); улыбающуюся Маргариту Рудольфовну.
Растерянное, ничего не понимающего, что происходит, лицо Павла Олеговича. Катька, Катька - ведь ты могла бы быть  на ее месте почти семь лет назад! Да что там семь - еще вчера стоило тебе взять телефон и  набрать его номер, и все было бы по-другому. Много лет они не меняли свои номера. Не звонили друг другу. Но каждый надеялся, что однажды оживет дисплей со знакомым до боли номером. Но дисплей не загорал. До той встречи в "Лондоне", где каждый из них, проводил свои переговоры. Катя очередной раз убедилась, что жизнь – это череда случайностей. И от них  никуда не денешься.  А вчера, они оба сменили номера, не  сговариваясь. Для них, бизнесменов, смена номеров была поступком в принципе, глупым и накладным.
Из-за смены номера у каждого будет столько проблем и лишней работы. Но смена номера рвала нити, (вернее нить), связывающую их с прошлым.
Но Пушкарева, Это Пушкарева... Пусть ей будет плохо, сто раз плохо, но на уступки она не пойдет. Не только этому  подлецу, но и себе, своему Я и своей совести, гордости.
И вот теперь уже точно все...Конец,,,Теперь надеяться не на что, больше Андрей, никогда к ней не придет, никогда не позвонит. Последний звонок был неделю назад.
-Я слушаю. Ее голос потерял особую хрипотцу. Звенит, как натянутая струна.
-К-а-ать! Что с Валерием Сергеевичем? Зорькин сказал, у него был приступ. Тебе нужна помощь?
При этом "К-а-ать" она вообще потеряла дар речи.
-Нет, все нормально! Сейчас еду к нему. Прости, не могу говорить. Перезвоню позже.  Ему было ясно, просто не хотела говорить .Она не хотела травить себе лишний раз душу. Катерина с Андреем стараются быть друзьями, ничего из этого  не получается.
Недавно Зорькин ей сказал, что видел его с девушкой, чем-то похожей на нее, Пушкареву, молодую. Только цыплячья шея и точащие уши были как у него, у Кольки-подростка.
-Катька, какой-то гибрид между мной и тобой. Вроде бы как наше с тобой дитя!
-Прекрати!
         -  Да это не я сказал, это вывод Малиновского. Если бы мы с тобой поженились, у нас были бы такие дети.
             Катерина готова была расплакаться. Зорькин  приобнял ее,  и сказал:- Ну ,дурак я. Ну дурак! Прости! Я побежал. Дел -во!(Резанул ребром ладони по горлу.)
Катя знала, что как познакомились Колька с Романом в "ЗИМА-ЛЕТТО", так и дружат. Как это ни странно, но только с Малиновским друг может перемывать ей косточки.
Несколько раз, Катя видела машину Жданова у своего подъезда,  и не выходила из квартиры до его отъезда. А две недели назад не выдержала. Подъехала к подъезду, припарковалась. И бросилась к его "Порше". Собиралась высказать все, что она о нем думает.
Стояла перед кабиной его машины, держась руками за кромку стекла. Собрав всю волю, заикаясь,  сказала ему, чтобы перестал трепать ей и себе нервы, и определился с Авдеенко.
-Ведь свободное время проводишь с ней? Так зачем ты здесь?  И бросилась вверх, к лифту. На ее 18-й этаж приехали вместе. Она -  в пассажирском, он - в грузовом. Без приглашения или разрешения просто прошел в квар-тиру, остановился у стойки с зонтами. Катерина стоит, привалившись спиной   к входной двери. Андрей откинул голову вбок, руки в карманах:-"Все, решай! Или я остаюсь здесь навсегда, или ухожу навсегда..."
-Уходи , навсегда...Произнесла Катя, не открывая глаз. Что было после - оба плохо помнят. Как всегда, в не-частые их встречи, летела в разные стороны одежда,  катились  пуговицы. Безумство, присущее их свиданиям.  Уже после, успокоив дыхание, отвернулась, уткнулась в подушку. Наплакалась, нарыдалась. Он по привычке лежал на спине. Смотрел в потолок.
Не делал попыток успокоить Катюшу, а душа обливалась кровью.
-Уходи...Мешать я Авдеенко не буду! Ты так и будешь рваться между нами. Не хочу быть второй Кирой! Уходи-и...  Мешать этой девочке она не будет. Помогать - тем более. А что та когда-нибудь в будущем поймет, что ошиблась, Катерина не сомневалась.
     Тем не менее, в голове сумбур. Как не крути, а сумела Авдеенко довести Жданова до ЗАГСа. Удалось это ей. Как? Просто еще очень молодая,  беспринципная; не стесняется получить то, что хочет. А Жданова она хотела, не обращая внимания, ни на его возраст; ни на его прошлую жизнь и привязанности; привычки - вредные и дурные. Катя знала со слов Коли, что Жданов начал вновь курить и частенько его видели не просто выпившим, а попросту сильно пьяным. Такого с ним давно не было.
      Пушкарева не заметила, как выехала на МКАД. Скорее в Савелово, в бабушкин дом. Натопит печь, зароется в перину и даст волю слезам. Оплачет свою горемычную, неудавшуюся жизнь. Ей совсем уже не хочется быть крепкой, стойкой (как оловянный солдатик), сильной и даже богатой.
Хочется прижаться к родному плечу; выплакаться.   И плечом этим почти восемь лет представляется плечо Жданова. Теперь и мечтать об этом нельзя. К этому плечу прижимается Авдеенко.
Перед родителями она никогда теперь не раскисала. Держала лицо. Ну как их можно расстраивать? Им и так неуютно от ее неустроенной  личной жизни. У Кольки своя жизнь. Это он позавчера вечером пришел к ней, с  ново-стью о свадьбе Жданова с Авдеенко. Но пока ел пироги Елены Александровны и готовился, как бы ей поделикатнее эту новость преподнести, Жданов доложился сам.
-Кого принесло, на ночь глядя?  Катерина распахнула дверь, перед ней Андрей. Такой потерянный, поникший. Она таким его помнила после того Совета Директоров, в ее каморке. Сжимает и разжимает кулаки; сует руки в карманы брюк. Не  может найти им место.
-Андрей, я не приглашаю, поздно... -К-а-ать, я женюсь. На Авдеенко... Де жа вю. Каморка. « Катенька, я же-нюсь. Черт побери, женюсь, на Кире.»
Больше она ничего не помнит. Позже Колька рассказал ей, что Жданов успел ее подхватить на руки и занести ее в комнату. Зорькин его выпроводил, как только Катя стала приходить в себя. А сегодня навигатор привел к этому ЗАГСу. В Савелово, в Савелово! Подальше от Москвы, где уже поет и пляшет эта свадьба. Опять не ее. Опять чужая. Да, надо было родить ребенка или двух. От мужа ли, от Жданова ли... Все равно. Просто не было бы сейчас так горько и одиноко!
Звонит и звонит телефон. Она не взяла гарнитуру. А теперь еще прилетела СМС-ка. Не выдержала, открыла. Звонки от Зорькина; СМС-ка с незнакомого номера. "Катюш, девочка, родная моя, прости. Ты сама подвела к этому. Твой А." Где, у кого он нашел ее новый номер? И все… В глазах красные круги. Последнее, что помнит - перед ней черный джип. И лось. Красавец, который выскочил прямо из леса на мокрый асфальт, на встречную полосу.
Час пик. Дорога забита транспортом. Зверь поскользнулся на мокром асфальте, упал, поднялся на ноги. Едва удержался на ногах, бросился на другую сторону дороги,  и гордо неся рога, ушел в лес. Катя этого не видела .Уже в больнице вспоминала красивые ветвистые рога и темный, темный   окрас животного. Скрежет шин, визг тормозов. Куча мала. Все старались не задеть этого красавца. И не столкнуться друг с другом

Отредактировано розалия (2017-09-05 14:26:04)

0

2

Розалия, это замечательно, что вас так сильно задел фик Пален. На счет продолжения, я думаю, стоило бы, наверное, поинтересоваться у автора, нет?

0

3

Роза, зайдите в личку, я вам давно написала по этому вопросу. Прокрутите страницу наверх и нажмите Сообщения

0

4

Розалия, вы берете за основу произведения другого автора!  Когда вы писали продолжение по фику Кати, она вам разрешение дала на это. И конечно в своей теме вы вольны выкладывать свое творчество! Именно своё. Но, если , вы берете за основу другого автора, то как минимум, наверное нужно поинтересоваться у него, а хочет ли он продолжения своего произведения.

0

5

Ну, или хотя бы сделайте так, как Катя вам посоветовала в сообщении. Раз уж решились писать фанфик на фанфик. И не знаете как связаться с авторами.

0

6

ГЛАВА  2
                                             В ДЕНЬ КОГДА ТЫ УШЛА,
                                             СНЕГ ЗАСЫПАЛ ДОРОГУ У ДОМА.   
                                              ПО КОТОРОЙ  МОГЛА
                                              ТЫ ЕЩЕ ВОЗВРАТИТЬСЯ НАЗАД.
                                              В ДЕНЬ. КОГДА ТЫ УШЛА.
                                              ОТ МЕНЯ УЛЕТЕЛА СИНИЦА.
                                              Я ЛОВИЛ  ЖУРАВЛЯ.
                                              А СИНИЦУ НЕ СМОГ УДЕРЖАТЬ.
                                              ДЕНЬ,КОГДА ТЫ УШЛА
                                              БОЛЬШЕ НЕ ПОВТОРИТСЯ.
                                              СНЕГ МЕТЕТ ЗА ОКНОМ.
                                              И ОТ ХОЛОДА ВЕТКИ ДРОЖАТ.
                                                Л.Рубальская  "В день когда ты ушла"
                       Сегодня свадьба. Дожил. На лице приклеенная улыбка, которая должна отображать счастье. А его нет. В голове- пустота; в душе полный раздрай. Он с Катей Авдеенко в свадебном лимузине едут в ЗАГС. Все как хотела невеста. Она счастлива. Андрей рядом, на ней дорогое платье; подруги, завидующие ее счастью. А у него только свидетель-Синицкий. (Сева с недоумением пожал плечами, когда познакомился с невестой Жданова.) Больше никого из друзей не осталось. Один на один с Катей Авдеенко. Более полугода метаний и сделал предложение своей новой секретарше. А любимая (да, да любимая) ,которую встретил почти через восемь лет разлуки, этого ему не простила. Он знал, что она мучилась, плакала - но больше его к себе не подпустила, как только догадалась об истинных его отношениях с Катей Авдеенко.
                        Господи, сколько дней и ночей прошло с того показа, когда он сам себе признался, что влюбился. Впервые за тридцать с лишним лет.  Влюбился в Катю Пушкареву! Сколько прошло страшных дней и бессонных ночей после ее отъезда! Стыд перед ней,  и горе от ее исчезновения топил в вине. Как выкарабкался - до сих пор удивляется сам. Много лет Пушкарева снилась каждую ночь-всякая: с косичками, в которые вплетены разноцветные бечевочки; снилась в своих нелепых одеждах и без них. Спасибо ее родителям. Все, что спрятано было под ними - видел только он. Все принадлежало только ему. Снилось, какой способной она оказывалась ученицей. Как он, многоопытный любовник, учит ее всем тонкостям любви. Любви, а не секса. И в своей долгой, непутевой жизни, он любовью занимался только с ней. С его Катенькой. С остальными - сексом. (Этого ощущения полного удовлетворения, ощущения «благости» и  счастья, желания доставить эту благодать другому - он не получил больше ни разу в жизни. Надеялся  получить от Кати Авдеенко, но   не удалось.)  Потом просыпался в холодном поту; с  бешено  колотящимся сердцем - но рядом ее не было. После таких ночей, когда он звал во сне ее, свою Катеньку, не выдержала Кира. Подала на развод. Вскоре вышла замуж и уехала за границу. Теперь не общается даже с его матерью, Маргаритой Рудольфовной...

                                                   
                                                         ГЛАВА  2
В день, когда ты ушла,
Твое имя осталось
Среди горьких рябин
В облетевшем саду зимовать
     Л. Рубальская    «В день когда ты ушла»

Прошло почти восемь лет…  Все-таки встретил… Дождался…
О возвращении Пушкаревой в Москву Андрей Жданов узнал несколько месяцев назад от главной сплетницы Москвы Елены Шестиковой. В «Лиссабоне» он со своей новой секретаршей ждал управляющего банка «Континенталь». Тот задерживался, о чем уведомил Жданова по телефону.   поэтому секретарша была здесь. Шестикова подошла  к Жданову со спины. Бесцеремонно положила руки на плечи Андрею, одарила поцелуем в висок. Откровенным, оценивающим взглядом рассматривала спутницу Жданова. «Мой новый помощник, Екатерина» - представил Елене девушку. Что выражал взгляд Шестиковой, Жданов не видел. Но бросилось в глаза,  как съежилась под ее взглядом Авдеенко.
-Ты в курсе последних событий? После развода со своим банкиром,  вернулась в Москву радость твоя, Пушкарева.
-Радость-то она не моя. А тебе, Лена,  откуда это известно?   Якобы безразлично ответил ей Андрей.
-От Киры. Она интересовалась – появляешься ли ты с ней на тусовках. Но мне пришлось ее расстроить – у  нее роман с Полянским. Об этом гудит весь Московский бомонд. А ты что, правда,  не в курсе?
-Впервые слышу. В принципе мне и не очень это интересно. И чем она занимается, если не секрет?
-Еще пока  подробностей не знаю. Бизнес у нее, бизнес. По словам Зорькина с Малиновским – очень успешный. У нее по- другому и быть не может, сказал  Ромка. Хватка у нее – сам знаешь. Именно из-за своей успешности, и не ужилась с умным и богатым супругом. Это не я сказала, это людская молва! Танцующей походкой, в сопровождении своего фотографа, Елена отправилась в поисках новой жертвы. На следующее утро в бульварной прессе появилась небольшая фотография Жданова с Авдеенко. И всего одна строчка: - «Ностальгия президента модного дома». Девушка на фотографии была неказистой; совершенно не вязалась с публикой «Лиссабона». Через две недели после этого и случилось то, что случилось. Он грубо, не спрашивая разрешения, прижал Катю в углу своего кабинета. И потом злился, что она  не оттолкнула его, а сама проявила инициативу. Он был и удивлен, и шокирован. И взял то, что плохо лежало. Буквально две недели назад сделал ей предложение  и вот сейчас она стоит рядом с ним . Жданов чертыхнулся про себя: - «Какого черта именно сегодня он притащил ее на эту презентацию?». Тут ЕГО Катенька. Не одна. Полянский, этот женский сердцеед и его главный финансист не оставляют ее без внимания ни на минуту. А у него, Андрея,  Авдеенко, от которой не оторваться. Сам выби-рал, сам  спровоцировал  эту  ситуацию. Как, как оказаться с Катериной наедине? Как подойти? О чем заговорить? Андрей  не спускал с нее взгляда. Провожал глазами каждый ее жест, каждый шаг, поворот головы.  Красивая, недоступная, уверенная. Совершенно,  не обделенная, мужским вниманием. Наконец  Андрей приблизился к троице, которая уже довела  своим поведением его до белого каления. Еле себя сдерживал. Ринулся к ним, когда увидел, как представительный невысокий мужчина подошел к Полянскому с  Пушкаревой. А уж когда тот поцеловал ей руку! Бросился как танк, совершенно забыв  о присутствии Авдеенко. Кулаки сжаты. Ком в горле. Поздоровался. Неприступная светская львица Катерина Пушкарева,  величественно кивнула ему головой с высоты своего роста, «в метр с кепкой».  Катю Авдеенко представил как своего секретаря. И с этой минуты не воспринимал ее как свою невесту.
Удивление, промелькнувшее в глазах спутницы,  не заметил. Только почувствовал, что она вцепилась клещом в его рукав. Порадовался, что не сделал очередную глупость и не объявил о своей помолвке с Авдеенко.
Теперь в мозгу Жданова билась одна мысль: _ «Откуда так некстати взялась эта навязчивая девчонка, что стоит сейчас рядом,  вцепившись пиявкой в его рукав?».На  отсутствии  любви Андрея к ней, она не зацикливалась. Верила, что получила желаемое. У двери Пушкаревой впервые задал себе вопрос: - «Что меня связывает с этой  девушкой? Секс? Но у кого только в постелях  я не побывал, но предложений выйти  замуж никому не делал». Дальше додумать не успел. Из лифта вышла …ОНА… Правда в гости в этот вечер его не пригласила… Это все будет потом. А Полянского порвать он уже готов был сейчас.
   Для Кати Пушкаревой осталось тайной, как Жданову в этот вечер удалось раздобыть ее домашний адрес. К  своему  неописуемуму   удивлению,  Жданов ждал ее на лестнице, у  входной двери. Только Жданов знал, чего ему стоило отвязаться в этот вечер от своей невесты(!); узнать, что Полянский улетает куда-то (его совершенно это  не касалось!) через четыре часа. И пробыл этот  дамский угодник  на презентации совсем недолго.  Видел через стеклянную перегородку,  как Катерина с Германом попрощались. Герман аккуратно поцеловал Катерину в щеку, она погладила его по щеке, помахала рукой и куда-то исчезла. Больше в зале она не появилась. Жданов всеми правдами – неправдами затолкал секретаршу в такси и отправился караулить Пушкареву к ее двери. И ни разу не вспомнил, что Авдеенко уже через двадцать два дня будет по статусу его женой; не вспомнил, что Авдеенко уже не секретарша, а его невеста. Во всяком случае, себя Катя воспринимала только так.
В квартиру не пустила. Только сказала, что так поздно,  незваных  гостей, не принимает. Захлопнула перед носом дверь. Не простила. Ничего не простила… Видно по глазам. Очень красивая и очень чужая. А Герман- он гость или? Досталось ни в чем не виноватому рулю. Долго сидел в машине, не трогаясь с места, не представляя,  которые окна ее. Окон в этой элитной  высотке было множество. Катерина стояла за  занавеской одного из этих окон и плакала, не вытирая слез. Боялась выглянуть. Даже мысль не пришла, что Жданов ничего  не увидит на ее 18-м  этаже. Андрей, Андрюша(Какой же теперь Андрюша, когда у мужчины наполовину седая голова) наконец-то уехал. Еще постояла у окна. Что это было? Как это назвать?
По дороге домой некстати вспомнились слова Малиновского, сказанные в его бытность вице-президентом, тогда они еще были друзьями.
-Ну  поскачем мы еще козликами  несколько лет. А что потом? Много ли нам осталось? По два понедельника…
Подумай, Жданов,  подумай! Прислушайся к правде. В девочке только просыпается женщина. Да какая! Сможешь ли ты каждую ночь быть на высоте? Образ жизни и возраст потихоньку берут свое. Не спасут потом тебя ни влюбленность этой девочки к тебе, ни твои деньги. Вот  деньгами-то Жданов и не собирался делиться. Вон как интересно составил брачный контракт ! В случае развода жена ничего не получит. Катя или не вдумывалась в то, что читает ей семейный адвокат Ждановых,  или готова была на все. Возможно, надеялась прожить с ним долгую и счастливую жизнь.
.
Жданов  был уверен, что постепенно привыкнет к постоянному присутствию жены рядом. Полюбить? Возможно, как дочь, как сестру или любовницу. Но не как его Катеньку. Та любовь (он знает - какая она бывает  - ЛЮБОВЬ) – только к ней, к Катеньке Пушкаревой. Он осознавал, что порой ее ненавидит; скучает по ней, как мальчишка; ревнует Пушкареву ко всем мужчинам в радиусе километра от нее. После ее появления в Москве  - готов каждую минуту быть рядом с ней; без устали любоваться  ею. Порой злится  на Пушкареву  так, что готов просто ее убить. И это все о ней, о его любимой пигалице. А пигалица превратилась в самодостаточную, взрослую, богатую женщину. Только сказала ему, что семейная жизнь не для нее. А может быть врет и ему, и себе. Чтобы не обнадеживать ни его, ни себя.
      В данный момент, на собственной свадьбе, он думает о той, которой отданы многие часы воспоминаний. О той, которую многие годы, не скрывая от себя, называет  любимой. О той, которую любит. Которая вновь снится каждую ночь, после последнего разрыва. Прекратила все их встречи моментально,  как только домыслила истинные его отношения с Катей Авдеенко. Жданов с ужасом думает о том, что происходит с ним  в данный конкретный момент.
Почему сделал предложение другой? И с этой другой  рвать не собирается. Чем она его зацепила?  Сознайся себе, Жданов, тебе импонирует, что она постоянно говорит о своей любви к тебе; с ней легко; ПРОСТО; НЕ НУЖНО ПОСТОЯННО КОМУ-ТО И ЧЕМУ-ТО СООТВЕТСТВОВАТЬ. И ЕЩЕ ЛЕГКО ПРИРУЧАЕТСЯ. Он это понял сразу, как только увидел попытки  Авдеенко поменять себя. Но воля у Авдеенко не Пушкаревская, да и ума гораздо меньше. И еще никуда не денется из его постели. Хмыкнул, потому что так и подумал: - «Из моей постели». За какой-то месяц полгода назад он воспитал из нее горячую любовницу. Поэтому и  был уверен, что с ее темпераментом,  он привяжет Авдеенко к себе,  как собачонку. Сейчас ехал в свадебном лимузине и убеждал себя, что будет о жене заботиться; жалеть; баловать. Обеспечивать ее жизнь и комфорт. Не отказывать ни в чем. Лишь бы она ни слова худого не сказала о его Катеньке.
А что Пушкарева? Пушкарева все же не его женщина, Вернее ЕГО – но только ему не по зубам. Так сказал ему Полянский. Но и Герману оказалась не по зубам. Не срослось же что-то у них. А слухи о  романе Пушкаревой с Полянским, долго  переходили  из салона в салон. Может быть из-за него, Андрея Жданова, ее личная жизнь так и осталась неустроенной? До гробовой доски не забудет душераздирающую сцену их объяснения в любви друг другу в последнюю встречу. Андрей ей простил и будет прощать все. Она ему Авдеенко – никогда!
    Под руку вел невесту к столу регистратора и думал: - «Ну, и сволочь же ты, Жданов». Действительно сволочь. Потерял друга; а с Ромкой дружили с отрочества. Потерял  самого дорогого человечка – Пушкареву. Сколько  доставил ей горя и  неприятностей,  и продолжаешь портить Катеньке жизнь. И вот итог – остался один. Никого из близких нет рядом.  Выход в борьбе с одиночеством один – жениться на малышке Авдеенко.
Негативные мысли о невесте и происходящем бардаке вокруг, зародились  и чуть не разорвали черепную коробку в тот момент, когда ему привиделся в нескончаемом потоке машин на проспекте  ее серебристо-серый с розоватым оттенком «МЕРСЕДЕС».
ОНА или не ОНА? Душа кричала «К-А-АТЯ!!!» Что я делаю? Прости, девочка, другого выхода нет, и к нему меня толкаешь ты, Пушкарева!
   Господи, какая ерунда .Откуда в этот час она может оказаться здесь? Да и мало ли серебристо-серых «МЕРСов» в Москве?

0

7

ГЛАВА 3

МЕРЦАЛА БЛЕДНАЯ ЗВЕЗДА,
ПОСЛЕДНЯЯ, ПЕЧАЛЬНАЯ.
НЕ ПОНИМАЛА Я, КУДА
Я В ЭТУ НОЧЬ ПРИЧАЛИЛА?
Л.Рубальская         «Так и быть…»

      Сегодня на работе Зорькина заела какая-то текучка. И  конкретной работы не было, но и  покоя не было. Разбирался  с жалобой  заемщика.  Как только пришли с этим капризным нервным мужчиной  к консенсусу, так пришлось почти на два часа идти в валютный отдел. Молодежь никак не могла разобраться   с международными переводами.  Главное,  последний журнал  «Банковское дело»,  никто из них даже в глаза не видел.  Именно там была большая подробная статья на эту   тему. Когда Николай попытался попенять своим молодым коллегам,  они только посмеялись. Смеясь,  сказали ему, что у них- то любовь, то интернет. А для изучения умных статей у них есть умный начальник! Правда, девчонки  угостили его пирожком, парой  пирожных. Была плитка шоколада. После ухода Зорькина из отдела,  уже ничего не осталось.  Он в долгу не остался и ехидно сказал молодым сотрудникам: - «Умные мозги надо подпитывать,  а не очень – даже не стоит. А еще красивые фигуры надо беречь с  молоду».  Потом был отдел учета. Там мельком  встретился с женой. Предупредил, чтобы вечером рано не ждала. Обещал Малиновскому откорректировать бинес-план  и  отчет в налоговую. А из головы не шла Пушкарева. От Ромки сразу поедет к ней. Вера поймет. Вчера,  уже поздно вечером, он рассказал жене о визите Жданова к Пушкаревой. Супруга расплакалась.
   Романа, Вера  хорошо  знала, и они  были достаточно дружны между собой. Жданова видела  мельком и знала только по рассказам  мужа и Малиновского. С Катериной теплых отношений  не было. Никогда женщины не откровенничали друг с другом. Закрытый человек Катерина.  После возвращения в Москву закрылась даже от старого друга.  Катя трепетно любила своего крестника Ваньку и радовалась счастью Коли с Верой. Им завидует и Ромка.
       Малиновский с Катериной, если и встречаются случайно  у Зорькиных, стараются, не задевая друг друга, не  перекинувшись словом,  разойтись.
       Достаточно давно, засидевшись далеко за полночь, Коля с Романом, рассказали Вере историю об Инструкции.   
Вера  приняла  историю с Инструкцией без особого интереса. Пожала плечами и сказала:
- Катька от переизбытка мозгов придумывает излишние сложности. А  Жданов, кобель…  Никогда никого не любил и любить не будет. Да еще эти две дурочки , (Кира и Катя) , только ублажают его самомнение. А Катька ваша, хваталась бы за Полянского и мозги  никому не пудрила.  В первую очередь себе. Вот  Герман-то,  точно ее на руках носить будет.
Роман ее поддержал. Только все было сказано в более резких выражениях, сплошной ненормативной лексикой.
Ромка себя  бичевал, нисколько не пытался обелить  и оправдать свой поступок.  Сожалел о потерянной дружбе со Ждановым.
     -Знаешь, Вера, я такой – не хочет Жданов общаться со мной  - не надо. У меня есть Вы. Я не поменял вас на него.  Нет. А  вот Андрюха остался один… Ромка глубоко вздохнул,  отвернулся к окну. Спустя некоторое время взял, ранее наполненную  хозяином рюмку,  сказал:-«Грустить не будем. Жизнь продолжается».
       В его голосе прозвучала такая «безнадега»,  что супруги ничего не сказали, только переглянулись. Вера постелила Ромке в тот вечер на диване и никуда не отпустила.
   Все это так. Но на душе у Николая кошки скребут целый день. Боится за Катьку. Вчера ее внутреннее состояние было  сродни тому, когда она узнала об Инструкции. Но тогда   сутками рядом с ней был он. Вчера, напоив ее «новопасситом», уложил на диване и уехал домой. Уже из машины позвонил Юлиане, чтобы присмотрела по возможности  за Пушкаревой. Кабы  чего не отмочила. Юлиана не отвечала.
      Катька, Катька…Поменяла номер сотового. Зачем? Жданов имел его уже вчера и совсем не от него. Ведь  подруга обвинит Кольку в этом. А Жданов буквально вытряхнул новый номер из Катькиной секретарши.
      Коля раз за разом набирает Катин номер.  Звонки идут, не отвечает. В офисе ее сегодня еще не было. Дома нет. Где ты, Пушкарева?  Пушкарева, возьми трубку!!!  Так, черновой вариант Ромкиного бизнес-плана был готов еще вчера. Работы на час-два. Отчет тоже готов.
Сам Ромка,  развалившись  и заняв своим грузным телом все кресло, играл в какую-то «стрелялку»
- Ромио,  когда из детства вырастишь?  Спросил Николай.  За эти годы уже бухучет бы изучил и все новые программы.
-Зачем?   Пожав плечами, спросил Роман.
- У меня вы есть. Если очень попрошу, и жена твоя мне поможет, не откажет. И сразу без перехода, не отрываясь от игры, произнес:
-Да, сегодня Жданов женится. На этой…На клоне Пушкаревой…Поцокал  языком и продолжил :
-Нас не только не пригласили на свадьбу, даже в известность не поставили!
   - Зато Катьку вчера до обморока  довел своим известием. От тебя к ней поеду. Целый день на звонки не отвечает, напряженно вглядываясь в экран монитора, произнес  Зорькин.
   -У  Пушкаревой  мозгов -  палата…Малиновский оторвался от мышки и экрана. Растопырив пальцы, подняв руки к голове на уровне ушей, показал объем ее мозгов. Но как была дурой, так ею и останется. Что все усложняет? Ну, если  нужен ей этот Жданов – пусть идет к нему. Не придумывает  лишнего…Не усложняет… А какие мужики вокруг нее крутились! Воропаев в конце  концов женился. А Полянский по сей день,  слюнки пускает. Так нет, подайте ей этого секс символа!
Раздраженно, все больше распаляясь, вещал Роман.
-Сама же, Вера твоя  говорила, отдала его Авдеенки, а теперь в петлю с досады лезет! Нет, Николь, не понять мне  Пушкаридзе  с ее заморочками. Я бы сам на ней женился, если бы в ее мозгах не было  этого плейбоя. И нужен-то он ей только из-за ее ослиного упрямства. И как ты ее терпишь? И как Верка  твоя это терпит?  Ромку понесло и он уже не мог остановиться.
    -Ромка, заткнись! Она с пеленок часть меня. Как сестра-близнец. И друг друга мы никогда не предадим.
Роман  встал, прошелся по кабинету, почесал поочередно щеки и остановился напротив Зорькина:
       -Слышь, бухгалтер, может, отправим твою подругу куда-нибудь на Мальдивы? Подберем путевку со скидкой. Полянского подсунем, или кого помоложе… Вот и забудет и про Жданова, и про Авдеенко, и про их свадьбу!   Со стороны было видно, как он доволен своим планом.
-Малиновский, заткнись! Времени в обрез!
Когда Малиновский говорил об отправке Катерины на Мальдивы, у него появилось ощущение ДеЖаВЮ. Он ее как-то уже отправлял  на Мадагаскар, к лемурам. Без Полянского…

0

8

ГЛАВА 4
   
                 Где она? Боковым зрением увидела рядом мужчину в «камуфляже». И опять забытье. Сквозь шум в ушах, слышит незнакомый мужской голос.   
   -Серега, ты на дежурстве? На МКАДе  ДТП. Двое тяжелых. Одного забрала «Скорая»! Я везу девушку! Черепно-мозговая; перелом лодыжки правой конечности. Без сознания! Внутренних повреждений вроде бы нет. Нужен полный рентген! Хватит разглогольствовать! У меня  трехсотый! Ясно? Да,  не психую. От ее «МЕРСа» осталась груда металлолома! Серый,  не держи за мальчика».  Естественно, сделал все, что можно в данной ситуации.
      С трудом, через боль и  шум в голове понимает, что где-то слышала  это –« Трехсотый»… Что-то же это означает. Трудно дышать, ощущение, что на грудь положили мешок с песком.  Кое-как сфокусировала зрение.  Видит лицо молодого мужчины с огромными залысинами.  Кто это?  У нее нет знакомых лысых мужчин… После этой, вскользь промелькнувшей мысли, Катерина не приходила в сознание несколько суток.

                                          ГЛАВА 5

                                                                                                                       «Все бывает: и гусь мычит,
                                                                                                       бык летает»
                                                                                                         А.Маринина «Каменская»             
                                                                                                                       
   
В жизни бывает всякое: и гусь мычит и бык летает. Пятнадцать лет назад познакомились  на вступительных экзаменах  два  абитуриента  ленинградской военно-медицинской Академии .  Высокий, белокурый красавец Сергей Жданов и невысокий, крепко сбитый  с простым невыразительным лицом, Игорь Малиновский.
      В школе оба учились легко.
    Мама Жданова врач, акушер-гинеколог. Папа инженер-физик. Место работы отца , после окончания МГУ, одно-единственное. ОИЯИ – Международный институт ядерных исследований. Это была вся информация в семье о работе отца. С детства Сергей знал, что будет врачом. А именно хирургом.  Отрочество и ранняя юность пришлись на конец лихих 90-х. Сергей не попал ни в какую неблагополучную компанию. Был на радость родителей  и учителей,  примером во всем.  Имея внешность Аполлона, не бегал на свидания к девчонкам, подобно ровесникам. Мечтал о первом Московском  медицинском институте, который окончили его мама и сестра. Однако в последний момент подался в Ленинградскую военно-медицинскую Академию.
    Игорь Малиновский из семьи кадрового военного. Отец -  офицер-пограничник; дедушка – военный летчик. Это со стороны отца. Мама – прапорщик, связист. С маминой стороны тоже все военнослужащие: и ее два брата, и отец. Т.е. дедушка Игоря.
    Учился Игорь легко, но безответственно. Постоянные переезды родителей, способствовали этому. Помнит Игорь школу в Киргизии, где пошел в первый класс. Это был небольшой городок на границе с Китаем. Развалился Союз. Но погранотряд, как территория Российской Федерации, еще существовал.  Только-только пошел во второй класс, как отца перевели в бухту Провидения на Чукотке. Было еще хуже, чем там, в Нарыне. Здесь, На Чукотке вдобавок ко всему, были еще и полярные ночи. Ностальгии  по первой учительнице, не испытывает, он ее попросту не помнит. Как впрочем, и одноклассников. Школу окончил в Благовещенске. К этому времени  умные волосы практически покинули его буйную головушку. Облысел рано. Дед с отцом в этом нежном возрасте еще щеголяли  небогатыми шевелюрами. Брился Игорь под «нуль». В глаза это не бросалось, ибо практически все его ровесники имели подобные прически. Черта того времени.
    Отец, полковник Малиновский, к тому времени командовал погранотрядом. А мама – прапорщик Малиновская, всю жизнь за ним, как жена декабриста.
С детства Игорь знал, что будет офицером и это не обсуждалось. Престижность этой профессии в обществе,  постепенно теряла свою актуальность, но его решение  было непоколебимо. И  горячо поддерживалось родными. Дед предлагал еще после окончания восьмого класса отдать его в Нахимовское или Суворовское училище. Далеко ехать было не нужно.  Вот рядом,  во Владивостоке – Нахимовское; в Уссурийске – Суворовское. Но здесь мама пошла как на амбразуру – в защиту детства сына. И от себя до окончания средней школы не отпустила.
      Рос Игорь , по словам отца, раздолбаем. Шустрый, верткий, острый на язык – он всегда был в центре внимания. И не смотря на свой непрезентабельный внешний вид и невысокий рост, был любимцем девушек.  Часто старше себя. Его  роман с классной руководительницей, Ольгой Николаевной, произвел резонанс на всю школу. Мама пила сердечные;  отец стучал по столу кулаками и ругался матом. Хлопнул дверью, вызвал «УАЗ»  и уехал в часть. Не появлялся дома дня два или три, пока не объехал все заставы. К чему придраться там, он видимо нашел. Дома появился потный, грязный, но вполне умиротворенный.
     Ольгу Николаевну Острицову, его учителя химии и классного руководителя, выпускницу Хабаровского Государственного Университета, уволили из школы тихо. Раздувать эту историю никто не стал. Во благо самой Острицовой, семьи Малиновских  и престижа школы.  Была Ольга на пять лет старше Игоря.
     Самого Игоря родители быстренько отправили поступать в Московское пограничное училище. Стараясь хоть как-то насолить отцу, Игорь оказался в Питере. Военком не доложил полковнику Малиновскому о том, что сын поменял учебное заведение…
    Как в свое время судьба свела в Москве Андрея Жданова и Романа Малиновского, так в Питере свела Игоря Малиновского и Сергея Жданова… . Вторая пара  были моложе первых на десять лет и принадлежала немного к другому поколению, захватила уже другое время; имела другой менталитет.
Да, все бывает…
    За все время обучения в академии, эти двое совершенно разные по характерам  парни, почти не расставались. Очень правильный во всем Жданов, и  постоянно  готовый на любые авантюры Малиновский, создавали исключительный тандем.
    Когда появилась   у курсантов  Военно-медицинской академии возможность попасть в состав специализированной медицинской бригады «СКАЛЬПЕЛЬ» от госпиталя им. Бурденко – они буквально втащили  друг друга в эту команду. В этой паре курсант Жданов «вытягивал» теорию и практику по специальности. Малиновский – физподготовку. Быстрее бегал, прицельнее стрелял, лучше ползал и бросал гранаты. По вождению автомобилей оба получили «отлично». Так Курсанты Жданов и Малиновский за год до окончания Академии, побывали с бригадой  «СКАЛЬПЕЛЬ» на Северном Кавказе и в Афганистане. Принимали участие в антитеррористических операциях. Малиновский вернулся после этого с  боевой наградой. Эту парочку заметили сразу и «разлучили». То есть Игоря взяли в состав головного боевого отряда, а Жданова оставили в развернутом полевом госпитале. Сергей не только ассистировал, ему доверяли оперировать. Быть хирургом – это от Бога. Такой же талант, как рисовать, писать стихи, сочинять музыку. Старшие коллеги это отметили сразу. В это же время познакомились со студенткой четвертого курса второго Московского мединститута Ириной Дзюба. Ребята дружили. Заботились  друг о друге; по возможности старались скрасить нелегкие боевые будни. Вот только когда Малиновский отбывал на боевые операции, сердце его умирало от ревности. Он от себя не скрывал, что влюбился в Ирку. Ничего с этим не может поделать. А в его отсутствие, Ирка находится рядом  с красавчиком Ждановым. Потихоньку стала зарождаться неприязнь к Сергею. Твердо решил, что после возвращения на место дислокации отряда, поговорит с Серегой.
      Вначале разговора Жданов удивленно смотрел на друга. Потом начал хохотать, когда до него стал доходить  смысл сказанного Игорем. Они стояли за палаткой, в которой располагалась столовая. Сергей хлопнул друга по плечу и сказал:
-А я причем? Гога, да не родилась еще та, в которую я бы влюбился. Иди к Ирке, и ей объясняйся. Кстати о птичках: пока тебя не было, я столько дифирамбов наслушался в твой адрес от нее. Сечешь? Вот тебе и информация к размышлению.
Жданов развернулся и  неторопливо отправился в сторону госпиталя, оставив товарища в глубоком раздумье.
     После окончания Академии  они стали полноправными членами бригады «СКАЛЬПЕЛЬ». Где только с бригадой они не побывали: и в зонах боевых действий, и в местах природных катастроф.  Воинское звание «капитан»  оба получили досрочно.  Капитан Малиновский после последней командировки получил вторую правительственную награду. Все просто отлично. Только с Иркой  почти десять лет не могут найти простого решения: как быть? Им и врозь было скучно, и вместе тесно. Жданову уже стало надоедать выступать в роли миротворца. Но куда денешься? Эти двое, когда не вместе, всю плешь проедают Сергею поочередно. И кто там прав, кто виноват – неизвестно. Только встречает их борт Дзюба в любое время года, дня и ночи, откуда бы они ни возвращались.  И провожает тоже… Потом все начинается по кругу. Сергей серьезно их размолвки давно не воспринимает. Вывод сделал один: -«Милые ругаются – только тешатся». А другу как-то дал совет:
     - Ирке надо плюнуть на все свои диссертации, тебе на бесконечные командировки…Нарожать детей. И мне жить будет спокойней. 
Но увы…Его совет так и повис в воздухе…
     В отпуска друзья всегда разъезжаются в разные стороны: - Малиновский на Дальний Восток, в тайгу. Жданов – к горячему солнышку, к теплому морю.
    Несколько месяцев назад, для повышения квалификации  их направили в один  из госпиталей  на территории Московской области. Правда, специализацию получали в разных отделениях.  Капитан Жданов – хирург-травматолог. Капитан Малиновский – нейрохирург. В остальном они были нормальные, молодые, веселые жизнелюбы. Холостые и неженатые. Если не было дежурств, могли послоняться по ресторанам и барам Москвы. Если Малиновский с Иркой не находились в состоянии «холодной войны», она их сопровождала. В отличие от  ровесников выпивали немного. У врачей-хирургов,  должны быть светлыми мозги и крепкой рука.
     Одним из любимых баров, где они проводили время, был бар « У Севы». Синицкий в лицо знал всех завсегдатаев своего заведения. И постоянно приветствовал эту парочку, иногда втроем, со спутницей, вверх поднятой рукой. Ни их имен, ни рода их занятий Сева не знал. Они никогда не носили пиджаков. Синицкий давно проникся к ним уважением. Хозяин заведения уже знал: немного выпьют, потанцуют. Подвалят к девчонкам и уйдут - с ними; или без них.

0

9

ГЛАВА   6
             
         «Дворники» не успевают разгонять потоки воды с  лобового стекла. И   прямо  перед ними на дорогу из леса выскочил   лось.
Огромное красивое животное заметалось на дороге. Сержант-водитель выкрутил руль и «реанимобиль»  закрутился вокруг своей оси. Мимо проскочили два или три легковых автомобиля. Машины, ехавшие  за ними, уже вновь выстроились в длинную,  шевелящуюся змею.
            Господи, но что творится на встречной полосе, куда рванул зверь! Водитель выравнивает автомобиль в свой ряд. Игорь кричит:
     -Стой! И бегом направился через ограждение на противоположную  сторону. Еще в  машине увидел, как лось бросился почти на капот серебристо- серого «Мерседеса». Водитель «Мерседеса», стараясь уйти от столкновения с животным, не справляется с управлением и врезается  в ограждение. Сзади в него врезается фура и ложится на бок.  Что, и в какой последовательности происходило,  Игорь  восстановить в памяти не может, он просто этого не видел. Перед взором «МЕРС»,  превратившийся,   в груду металлолома. Женщина-водитель одной рукой держится за руль, голова лежит на руле. На лице кровь. Двери заклинило. С трудом  освобождают пострадавшую из подушек безопасности, спасших ей жизнь,  и   вытаскивают  ее  через  лобовое стекло. По распоряжению Малиновского несут ее в  его «реанимобиль».  Игорь осматривает салон, до «бардачка»  добраться не смог. Сумку с бумагами забирает с собой. Отметил про себя, что как-то не по-женски,  хранит документы на машину и права  за отворотом противосолнечного козырька. Все сбрасывает в сумку.  С другими пострадавшими разбираются  водители других  машин. Уже едут скорые и машины МЧС.
           Вводит противошоковые, обезболивающие… Бросает водителю:
     - Сирену! В госпиталь!
      - У нас, товарищ капитан, другой маршрут!
     - Сержант, в госпиталь!  Гаркнул Игорь.  Больше со стороны водителя не было никаких возражений.
        Практически без осмотра понимает:  черепно-мозговая – это естественно; неестественное положение правой нижней конечности -  сложный перелом лодыжки. Быстро раздевает. Пальпирует. Повреждений внутренних органов вроде бы нет. Внутреннего кровотечения – нет. Давление немного повышенное, и главное, что не падает. Но… Нужны рентген и УЗИ брюшной полости. И начинает звонить другу. Слышит мелодию чужого телефона. Телефон зажат у нее в руке. Малиновский с трудом разжимает ей пальцы. Непонятно, у нее что, новый телефон? Номера не забиты. Звонок только с одного номера; с другого SMS-ка.  Не успел разобраться с ее телефоном, как он зазвонил вновь. Звонок принял:
   -Пушкарева, ты что,  сегодня вымерла?. Где тебя носит целый день? , в трубке раздраженный мужской голос.
    - Извините, это не Пушкарева. Но телефон, видимо, ее. Как можно спокойнее произнес Игорь.
    -Как это, видимо ее? И кто Вы?  В голосе Николая недоумение.  Молодой. хорошо поставленный,  мужской голос ответил Зорькину:
-   Пушкарева попала в ДТП. Сейчас  мы везем ее в госпиталь №…В отделение травматологии . Вы кто ей будете? Нужно сообщить родственникам…
- По сути, я чуть ли не единственный ее родственник. Еще родители. Но с ними  надо быть поаккуратнее. У отца, старого подполковника сердце ни к черту…
-Да, ситуация.  Озадаченно произнес Малиновский.
-Подъезжайте в  госпиталь. (Называет адрес).  Спросите  на КПП капитана Малиновского. Я сдам больную в отделение и буду Вас ждать. Представьтесь, пожалуйста…
-Зорькин Николай Антонович. Горестно произнес Коля.

                                           ГЛАВА 7
                   
                         Как много тех, с кем можно лечь в постель.
                         Как мало тех, с кем хочется проснуться…
                                                                         Э. Асадов
       Месяц назад Жданов позвал замуж Катю, своего нового секретаря. Проработала у него чуть больше полугода. Называл ее Катей, Катюшей. Не мог назвать Катенькой; не мог позвать на одном дыхании: - К-а –ать!
   Осознавал, что ему идет уже пятый десяток; девочка  по возрасту в дочери годится. У него и голова наполовину седая…  Но бес в ребро…Нормально принимал анекдотичность сложившейся ситуации.  Будущая теща,  с которой и словом  толком не перекинулся,  почти на год моложе его.
   Пушкарева замужем. Видел несколько лет назад  в журнале свадебные фотографии. Катенька смотрится  нежной красивой фарфоровой  куколкой рядом с уверенным, знающим свое место в жизни, мужчиною. Юлиана услужливо подсунула журнальчик, с  блеском в глазах  описала   все достоинства мужа-банкира. Высок, до безобразия красив, заметно старше Катеньки…Катенькины глаза, глубокого орехового цвета,  счастья и радости не выражают. Улыбается… Он-то знает,  какой бывает ее улыбка от счастья,  и каким  бывает счастливым ее  взгляд.
        Много лет костерит себя за то, что все это в ней убил он, Андрей Жданов...
Жданов окончательно пришел к решению: - жизнь надо когда-то устраивать.  Не вечно же приходить в пустую холостяцкую квартиру. Надоело ложиться в холодную постель. Рыться по вечерам в полупустом холодильнике с едой из ресторана или обходиться полуфабрикатами. Как еще не спился за эти годы – удивляется сам. Уверен, как и окружающие, что близок к бытовому пьянству. Практически не бывает дня без хорошей порции виски.
Три недели у него проработала Авдеенко. И однажды, не спрашивая ее согласия, грубо  зажал  в углу своего кабинета . Рядом стоял гостевой диванчик…  После ненавидел и злился на нее за то, что не оттолкнула его. Не только не оттолкнула его, а проявила инициативу. Потянула на красный гостевой диванчик. Часто смотрел на нее. Чем-то она напоминала ему Катеньку Пушкареву. Не эту светскую даму, которая смотрела с обложек глянцевых журналов, а ту… Была Авдеенко откровенно некрасива; одевалась еще нелепее, чем его Катенька при появлении в компании. У Катеньки одежды имели сложный крой; подобраны по цвету. Ему все нравилось в ней. Новая секретарша вообще не задумывалась об одежде.  Не очень новые джинсы и с ними вкупе какая-нибудь вечерняя блузка.  Что сделано, то сделано. Через месяц после появления Авдеенко в его приемной , отношения стали постоянными.  Он больше на нее не злился за то, что она его не оттолкнула в тот вечер.
Прошло  полгода, и Андрей хочет, чтобы эта девочка была с ним рядом; хочет ее осязать; видеть и реализовать свое желание о ком-то заботиться. Главное она его любит. Ничего не знает о его прошлом; верит каждому его слову. А самое главное – смотрит на него так, как когда-то давным-давно, в другой жизни,  на него смотрела   Катенька Пушкарева… Все будет… И будет он ее любить.  И будет у него дом, семья. Обязательно дети…
       Когда раньше приходила мысль о детях – он тогда  желал одного, чтобы детей уму родила Пушкарева. Не получилось. Родит другая. Наконец-то у родителей будут внуки. Они уже и не надеются.  Внуками считают Кириных детей. Последнее время  Кира со старшими Ждановыми  почти не общаются.( Никита не очень-то приветствует  их общение).
      И как гром среди ясного неба – В Москву вернулась Пушкарева! Встреч с ним не искала. Юлиана  ситуацию  держала под контролем! Не успела подруга появиться в столице – как Полянский  уже тут как тут!   Как Жданову не нравилась дружба  Катеньки с  Виноградовой! До сих пор Андрей  уверен: и увезла ее Виноградова из Москвы; и  убедила уйти из компании,  и банкира подсунула. Прямо летала от того, что устроила Катенькину жизнь. Пушкарева в Москве. Полянский не преграда…    Но как разрулить с Авдеенко?
Разрулить не удалось… Послезавтра свадьба…Вспомнил свадьбу с Кирой. Там было целое театрализованное   представление. Теперь намного все скромнее. Только в шоке отец.  Надежду обрела мама, что сын наконец-то будет хоть как-то пристроен. И кроме Севы Синицкого никого из друзей и приятелей.
      Павел Олегович с издевкой сказал накануне свадьбы:
   - Сватья годится в дочери; невестка – почти внучка. Мир перевернулся! Марго осуждающе глянула на мужа и вышла из гостиной.  А старший Жданов  негромко произнес:
- Видел Катю в «Ллойд-Морисе». Просто заходила. По- дружески навестить старого шефа.       Запомни, сын, ты не Катю потерял, ты жизнь потерял. А эта Катя настоящей женой тебе быть не сможет. Пройдет первая эйфория и … Что подразумевал отец под и…?
   Андрей ничего не ответил. Вскочил с кресла, попрощался,  быстро покинул квартиру родителей. Долго сидел в машине и поехал к Пушкаревой.      По дороге к дому Пушкаревой мучился вопросом:     -  зачем обязательно   ставить  ее в известность о его свадьбе?   
Вспоминал  Авдеенко. Уговаривал  себя, что за прошедшее время привязался к ней. Она нужна ему. С ней ему жить будет тепло и уютно. Представлял и почти чувствовал ее податливое тело; ладошки, ласкающие его щеки; пальчики, перебирающие  ему волосы. Что-то так напоминало уже забытое… Все это расслабляло, успокаивало. И только как-то немного неловко становилось ему, убеленному сединой мужчине, сверхъоткровенные ласки этой юной девочки. Эти ласки она дарила ему и просила этим же отвечать ей. В такие минуты, иногда думалось, что подобное  было чуждо для его  Катеньки. Но именно зажатость Катюши  всегда заводила его больше.  Гораздо больше, чем откровенные ласки любой другой  женщины…Но Авдеенко вот-вот станет его женой. Женой.  И все будет отдано ей – внимание, терпение, забота, верность. Да, да верность.  Он станет верным мужем.  Изменять жене он не станет…К свадьбе он подарил ей маленькую «BMV»-ешку. Как девочка радовалась!  Прыгала, целовала его с кончика носа до…Только ради этого стоило решиться на эту свадьбу! Он будет до конца своих дней счастлив с этой девочкой… И тем не менее,  брачный контракт он составил.
Условия брачного  контракта, при разводе с Кирой, были соблюдены до последнего пункта и подпункта. На составлении брачного контракта настоял Сашка. Сам присутствовал при его составлении. Вообще-то он, Жданов,  готов был уйти в чем был,  в свою холостяцкую квартиру, лишь бы не доставлять лишнюю боль Кире. Перед ней чувствовал себя виноватым до мозга костей.
Брачный контракт перед свадьбой с Авдеенко, составлял  при участии семейных адвокатов. Катю, кроме основных положений, в подробности не посвящали. Невеста и не пыталась в подробности вникнуть. Надо – значит надо. При совместном посещении адвоката накануне свадьбы, подписала каждую страничку, где стояла галочка и ее фамилия. Пока еще Авдеенко…
           И в это время в Москве объявилась… Пушкарева! Все в его жизни складывается неправильно.
Завтра Жданов приведет молодую  жену в свою квартиру. Пока она там еще не бывала. Не мог на это решиться. Часто ночевал у Авдеенко. Разрешения мамы как-то никто не спрашивал. Сейчас, по дороге к дому Пушкаревой, задался вопросом: - «А что испытывала ее мать? Зрелый мужик ночует с ее дочерью. Чем они занимаются  -  понятно. Звукоизоляции в их двухкомнатной квартире – никакой. Жданов, ты разучился уважать себя; а  не только тех, кто находится рядом».
         На звонок дверь распахнулась сразу и широко. Глаза – омуты… Утонуть  и  не жить.
    -Андрей, я не приглашаю… Поздно. (Сколько в поведении и поступках, уважения к себе самой. Сколько силы воли. Сколько  боли,  любви  в глазах и голосе. А больше всего, ослиного упрямства – промелькнуло у Жданова в голове за доли секунды).
          Опустил голову, перекинул тяжесть тела на носки; вновь на  -  пятки. Сжал кулаки.
     -К-а-ать, я женюсь. Завтра…На Авдеенко…
-К-А-А-ТЯ! Только крик из горла, хрип и руки успели  подхватить самое дорогое, что  есть  в жизни. На пороге Зорькин.
    -Андрюха, уходи. Уходи!!! Хватит ее мучить. Она не живет с тобой рядом. Из нее ежедневно жизнь уходит. Женишься – женись. Ее не мучай. Она жизни из-за тебя не видит.  Уходи… Прошу…
Колька, присев рядом с ней на диван, хлопал ее по щекам. Пошел в кухню за водой.
На комоде стояла вазочка в виде большого бокала,  а в ней насыпаны разноцветные камешки. Жданов взял один, зеленый.  Погладил его пальцами и положил в карман.
Ночевать  к  Авдеенко накануне свадьбы не поехал. Звонить не стал.  Напился…

0

10

ГЛАВА 8

                      Зорькин ай Антонович…
Доктор протянул Николаю руку и представился:
-Капитан Малиновский. Нейрохирург. Я случайно оказался на месте ДТП. Был на спецмашине. Будем считать, что ваша Пушкарева просто родилась в рубашке. Предварительное обследование показало, что повреждений внутренних органов нет. Травма головы. Два перелома. Правой нижней конечности и правой руки – предплечье. На ноге, видимо, нужна будет металлопластика. Но в нашем учреждении эта операция платная. Но это все ерунда – по сравнению с черепно- мозговой травмой. Сейчас ее оперируют. И еще у нее редкая группа…
- Я знаю.  Коля сидел, оперевшись ,  локтями в колени. Задрались рукава рубашки и пиджака,  обнажив тонкие, как у подростка запястья. Николай нервно потирал руки.
-Такая  же группа только у ее отца. Но… Дочери он жизнь отдаст, но… Он не донор. Очень плохое сердце. Не представляю, как скажу им о случившемся. Доноров буду искать. Деньги на операцию  - не проблема…
-Николай Антонович, вопрос с донорством остро не стоит. У нас на экстренные случаи есть банк крови. Вы сказали, что ее отец старый вояка?
-Да, и мой. Они почти всю жизнь прослужили вместе; и с Катькой мы друзья с пеленок…
Малиновский указательным пальцем правой руки почесал кончик носа.
-Попробуем, используя звание ее отца, что-то сделать через военкомат. Главное – это без проблем оставим лечиться в нашем госпитале.
Зорькин повернулся к Малиновскому.
- Главное, оставьте ее на лечение. Деньги есть. Это не проблема. Сколько нужно?
-Тысяч 200-250.
-Тысяч чего? Озадаченно спросил Коля.
-Рублей, с недоумением ответил доктор.
-Эту сумму мы осилим без труда. Совершенно не проблема…Лишь бы все было хоро-шо…Господи, прости, а то слепая, одинокая, безответно влюбленная. А теперь еще однорукая и хромая! И, правда, кому такая нужна? Только маме с папой…
Игорь не сразу ответил.  Через минуту-две озвучил:
-У вас черный юмор. Коля хмыкнул:
-Приходится. Не мы такие, жизнь такая.
Малиновского все больше начинал интересовать этот человек .
-Простите, Николай, а у вас есть семья?
-Да. Жена и сын. Катька обожает своего крестника. Ванька центр вселенной и для моих предков, и для Пушкаревых.
                                                      *****

Утром Зорькина в приемном покое встречал  настоящий  Апполон. Одет был доктор в такую же пижаму, как накануне доктор Малиновский. Привлекал внимание фонендоскоп непривычно красного цвета. Николаю в голову пришла нелепая мысль:- «Как бы Пушкарева не влюбилась в это чудо природы. Ей ведь только красавцев подавай. Этот Апполлон ей явно придется по вкусу.,. Я, ничего не понимающий в  мужской красоте, обалдел. Как на него смотрят женщины?»
- Я Зорькин. Приехал проведать Екатерину Валерьевну Пушкареву и привез необходимые вещи и документы.
-Капитан Жданов, лечащий врач Пушкаревой.
-Что???   Что выражал взгляд Николая . понять было трудно.
-Чем Вы так удивлены?
-Напасть какая-то…Вчера Малиновский, сегодня Жданов!
-И что?    Внутри Сергея поднималось необъяснимое раздражение и неприятие этого странного тощего, с тонкой цыплячьей шеей, человека. Все, начиная с очков и заканчивая дорогой одеждой, стало вызывать желание побыстрее с ним расстаться. Коля ответил:
-Да так…Приятели у Катерины есть. Если их можно так назвать…  Жданов и Малиновский.
-Ясно… Кое-что становится понятным. Да, к тому, что сказал вчера Вам доктор Малиновский, я пока добавить ничего  не могу. Только, если будут показания, ее могут перевести от нас в отделение нейрохирургии. В сознание она почти не приходит. Постоянно бредит. Зовет то Андрея, то Жданова. Это одно лицо?
-Да…
-Просит прощения у родителей. Уехала, ничего никому не сказала. Не дает ей покоя какая-то свадьба…  Сожалеет, что сама отправила его к другой женщине… Не помню фамилию. Ну, это и не важно…
-Любила и любит она этого Жданова. Много лет… Обидели они с Малиновским ее  когда-то... А вчера  он женился.
-Ладно, не будем об этом. Это нас с вами, особенно меня,  не касается.  Нужны доноры… кровопотеря большая.  Сейчас  нога на вытяжке.  Потребуется еще одна операция. Вам нужно подписать еще одно согласие на оперативное вмешательсво. Сама пострадавшая пока этого сделать не может.
Состояние тяжелое, но стабильное. Нейрохирурги  у нас прекрасные, вытянут вашу Катерину. Успокойте родителей. Я понял так, что больше у нее никого нет.
-Да, только родители.

                                                       ГЛАВА  9
   
Несет на руках в зал для торжеств невесту. Задействован бар «У Севы».  Не мог отказать другу. Сева предложил сам. Звучат тосты, поздравления.  Бесконечные крики «Горько».  Катя, прикрывшись  якобы стыдливо, от гостей фатой, целует  Андрея. Он целует, целует  молодую жену; но трепета в душе нет. Временами  чувствует какую-то дрожь в теле. Напрягает мышцы. Позже  старается расслабиться. Очень хочется чувствовать себя молодым рядом с этой  девочкой. Не уступать ей ни в чем.
Заметил, что родители перекинулись с матерью Кати несколькими фразами и разошлись в разные стороны. Родителям даже пообщаться не с кем.   Хотел пригласить Малиновского, но в последний момент передумал.  Все донесет Зорькину, а тот Пушкаревой. Или вообще все опошлит.
Танцевал с невестой.  Ласково называл ее женушкой. Целовал в шейку. Увидел молодую тещу:
-Жена,  а кто рядом с твоей мамой?
-Ее друг. Они в принципе давно вместе. У него семья и дети. Про себя  Жданов подумал: - «Во как! А все представлялась невинной овечкой! Возможно, встречались у нее, а я в последние месяцы «малину» портил».
Наклонился к Катиному уху и промурлыкал,( сам такого  не ожидал):
-А давай сбежим! Домой! Вместе!
-Давай, загорелись у девочки глаза.
Как и полагается, занес жену на руках в квартиру. Ногами  подпнул  шлейф платья и понес ее в спальню. За несколько дней до свадьбы позвонил в службу «Дом». Поменяли в спальне все:- кровать, шторы, комод. Выбросил постельное белье.То, кипенно-белое  с кремовой вышивкой, которое привезла мама из Лондона. Застилал один раз, когда единожды в гостях была Катенька…
Если можно так назвать – у них с Авдеенко первая брачная ночь. Он откинулся на подушки и до утра позволял девочке удовлетворять свои фантазии. Изредка, взмахом век показывал жене, что ему все нравится, чтобы продолжала. Чувствовал, что оттаивал душой. К утру, обняв жену покрепче, произнес: - «Давай спать». И подумал, что ни разу не вспомнил за ночь о  Пушкаревой. Стало стыдно перед женой (теперь уже женой!) за sms-ку, отправленную Катеньке в начале свадебного торжества. (Он должен, обязан вылечиться от этой болезни, которая носит имя – Катерина Пушкарева!).
Время подходило к обеду. Молодожены только-только пытались разжать объятия и начать новую жизнь. Жизнь в новом статусе. Андрей наклонился над женой, легонько-легонько поцеловал ее и сказал:
-Лежи, завтрак сегодня за мной. 
Обойдя квартиру, Катя пошла на кухню. Прижалась к спине Андрея  и прошептала ему в ухо:
-Муж… Мой муж… Я такая счастливая!
Никто им не звонил, не интересовался,  как проходит первый день их медового месяца. (После свадьбы с Кирой, телефон на второй день не умолкал. Теперь даже мама молчит, как партизан на допросе).
-Андрюш, мы куда с тобой поедем в свадебное путешествие?
-Я заказал тур, будет сюрприз. Вот только подготовлю, на кого можно оставить «ЗИМА-ЛЕТТО».
-А раньше на кого оставлял?   Последовало  долгое молчание.
-Я не оставлял. Президентом была Пушкарева…
Жена сделала вид, что не обратила внимания на неловкую паузу.
-Малыш, чем будешь заниматься в понедельник? Мне с утра надо в «ЗИМА-ЛЕТТО», закончить некоторые срочные дела.
В приемной у него  другая секретарша. Лена. Месяц назад, в ответ на предложение Андрея выйти за него замуж, Катя запрыгала, захлопала в ладоши, повисла у него на шее. Быстро-быстро целовала в губы, щеки, лоб. Он обхватил ее за талию и кружил, кружил  Катю по кабинету. Смеялся каким-то рокочущим голосом. Потом он посадил ее на свой стол.  Закончила Катя свои поцелуи фразой:
-Я теперь работать не буду. Как-то… некрасиво, что-ли…Что жена президента сидит в приемной. Да, дорогой, мой? Поцелуи этой девочки туманили мозг. Он соглашался  с любыми  ее предложениями.
-Мне по статусу не положено, да?
Прозвучало неожиданно. Но затуманенный мозг Жданова все это пропустил мимо сознания . Как-то мимо внимания Андрея прошли столь быстрые изменения в желаниях и поведении будущей жены. Соорентировалась Катя  мгновенно. Вечером,  прижимаясь к  нему всем телом, лаская его руками и губами, рассказывала ему о том, какое купит платье; украшения. Как будут ей ,  Кате  Авдеенко, завидовать подруги.  Андрей лежал на спине, закинув одну руку за голову; другой прижимал Катину голову к своему плечу и улыбался. Ему нравился детский Катин лепет; нравилась ее непосредственность. Рядом с этой непосредственной, открытой в своих желаниях девушкой, ему в тот момент захотелось перевернуть мир!  (Через десять дней встретит на презентации нового швейного оборудования  Пушкареву. С Полянским!  А  он, Андрей, с Авдеенко! Уже  его невеста! Все к черту! В жизни теперь есть только Катенька Пушкарева.)
Сегодня, в их первое утро с женой, он разливал кофе по чашкам. Бесцельно щелкал пультом телевизора. Жена обнимала его сзади. Крепко прижималась к его широкой горячей спине.
И вот! Раздел «Происшествия». На экране раскуроченный серебристо-серый «Мерседес». Рядом, лежащая на боку, фура.  Вокруг машины «Скорой помощи». Машины МЧС. Люди в форме.  Красивый голос диктора: - «ДТП на Московской кольцевой дороге в … километрах от Москвы. По предварительной версии женщина-водитель автомобиля «Мерседес» не справилась  с  управлением на мокром шоссе  и  врезалась на большой скорости  в придорожное ограждение. Машина восстановлению не подлежит. Есть жертвы». Диктор дальше продолжает читать бесстрастным, хорошо поставленным голосом.
-Телефон! Телефон! Где телефон?
Сбросил с себя руки жены. Бросился в спальню. Старый телефон в столе  «ЗИМА-ЛЕТТО». В новом номеров нет. Номера накануне не забил. Не успел со всей катавасией, связанной со свадьбой. 
Нужен Зорькин! Только Зорькин. На память его телефона никогда не знал. Домой, родителям звонить не рискнет, боится испугать стариков еще больше.. Как они? Жива или нет? Господи, спаси и сохрани ее! Больше он у бога просить ничего, никогда не будет! Господи, спаси и сохрани  ее.  Единственную в этой жизни. Малиновский!!! Малиновский знает, как найти Зорькина.  Ромка не отвечает.
С выпученными (именно с выпученными) глазами за ним  и его метаниями по квартире наблюдает жена. Он про нее забыл и попросту  не замечает.
Была визитка Зорькина! Была. Он ее недавно видел. Но где она? Из визитницы повытаскивал все и перебирает трясущимися пальцами.
-Колька, что с ней?
-В сознание не приходит. Состояние стабильно тяжелое. Большая кровопотеря. Множественные переломы. Жить,  сказали,   будет. Почти спокойным голосом вещал Николай.
-Зорькин, где она? Как родители?
-Не скажу. Остальное тебя не касается. Отвали от нее.  Коля выключил телефон. Жданов набирает Колю вновь.
-Что еще? Отвали и забудь. Непонятно?  Уже со злостью ответил Зорькин.  В голосе Жданова слышатся виноватые просительные нотки.
-Когда это случилось?   
«Именно в это время я отправил ей SMS.Я отвлек ее от дороги! Это я ее почти убил. Нет тебе прощения, Жданов!».
Ушел в спальню. Лег на живот, лицом к стене. В руке зажат телефон. Знает, что никто не позвонит. Все равно ждет. Сколько он так пролежал – не помнит. Ни о чем не думалось. Находился в каком-то состоянии полудремы. Молодая жена его не трогала и с расспросами не лезла. Слышал, что какое-то время назад ерзала на диване в гостиной. Скрипела  кожа обивки. Теперь наступила абсолютная тишина… Вероятно, уснула. Должны были сказаться вчерашний насыщенный день и бессонная ночь. «Все Жданов, бери себя в руки. Ты и так испугал свою девочку!».
В это время на пороге спальни появилась жена. Прошла к окну, задернула  гардины.
-Ужинать будешь?
-Ой, уже вечер? Надо же! А я проспал. Вот чем я обязан молодой жене. И как после таких ночей я работать буду? А… Малыш?  За шутливым покаянием старался спрятать душевную боль и беспокойство.
Помыл руки. Прошел в кухню, поцеловал жену.
-Как вкусно! Как красиво!    Сам ковырялся в тарелке, не чувствуя ни вкуса, ни запаха.  Не удержался, набрал  Малиновского. Ни здравствуйте тебе; ни до свидания.  Сразу в лоб:
-Ромка, какая у тебя группа?  (Роман догадлив как всегда. Добрых чувств к бывшему другу не питает).
-Ты ей в доноры не годишься!  Малиновский произнес такое… Жданов  перевел это так: - «Ублажай свою малолетку!». И отключился.  Жданов встал на стул, пошарил по верху навесного шкафа. Достал  сигареты, закурил. Закурил здесь, в кухне. Не открыв форточку. Не курил давно. Подошла жена, достала сигарету из пачки. Наклонилась и прикурила от его сигареты. На его удивленный взгляд она ответила: - «Я не часто. Сегодня такое настроение».
Позже позвонил Ромке вторично, находясь в ванной комнате. Тот не отвечал. Набрал Ромку еще раз. Он ответил.  От досады  Андрей чуть не  швырнул телефон в стенку.
Так прошел первый день медового месяца Андрея Жданова и  Екатерины Авдеенко.  Вернее уже Ждановой…

0

11

ГЛАВА 10
                                         
                                 

                                Даже если  ты тысячу раз прав,
                               Какой в этом толк,
                                Если ЖЕНЩИНА ТВОЯ плачет?
                                           В.С. Высоцкий
Ромка распрощавшись с Зорькиным , решал - куда пойти, куда податься?     Постояв на улице, погладив себя по уже достаточно объемному брюшку, решил ехать домой. Прикинул, что в супермаркет может не заезжать. Холодильник забил «под завязку» еще в субботу. Забирал ключи у консъержа, когда зазвонил телефон.
-Николя-я, что тебе старче от меня нужно? Я хочу сегодня…    Зорькин перебил его многословную тираду:
-Ромка, Пушкарева разбилась.  Тяжелая черепно-мозговая травма. Переломы… Там мне нагово-рили… Жить вроде будет. В сознание не приходит. Гад…Этот…  Коля изо всех сил сжал рулевое колесо.  – За минуту до этого прислал ей  sms-ку с покаянием и любовью. Задушил бы эту сволочь. Всю жизнь  Катюхе переломал! Если что, Дмитрич, ни слова Жданову о Катьке. Про-шу… До встречи.
-Черепно-мозговая?- говоришь? Малиновский хохотнул:- «Может теперь мозги у Катерины на место встанут?». Прости, Коль…
-Не ерничай, Роман. Мне еще  надо к Пушкаревым съездить. Как я им скажу?
Роман походил по квартире. Потыкал мышкой. Проверил е-mail почту и «Одноклассников» . Включил любимый концерт Евгения Дятлова. его маленькая слабость, о которой не знает никто. Даже Жданов не знал; а знали они друг о друге почти все. Посидел на кухне. Опять в мыслях Пушкарева и параллельно с ней Жданов. сегодня Пушкарева разбилась в ДТП; а Жданов женился. Жданов никого из них старых приятелей не пригласил на свадьбу. Отмочил Андрюха, дочку взять в жены.Роман подумал, что на такое он,Малиновский, не способен. За его внешним, якобы неприятием любви, В душе было огромное желание влюбиться. Но...Это осталось там, в юности. Он очень любил светлую, улыбчивую, как весеннее солнышко, девушку. Девушку по имени Кира Воропаева. Она отвечала ему тем же. Но предпочла ему,веселому и бедному провинциалу, мальчика- мажора Жданова. Так и сказала, что в браке с его другом она получит статус жены Жданова и невестки Ждановых. На прощание поцеловала его и попросила прощение:-«Не оби-жайся, Ром»…    Тем не менее много лет устраивала свидания с ним, Ромкой. Чувствовал Роман себя гадко-гадко по отношению к другу. Зарекался, что последний раз поддается на ее уловки. И снова по первому зову шел к ней. Встречались везде и всюду: гостиницах, домах отдыха,  в  ка-бинетах  «ЗИМА-ЛЕТТО».(Последняя тема, о встречах Романа и Киры позаимствована у «Я-Любимая», из произведения «Да, я  такого боялся всегда»).  В его машине. В квартире Жданова. Но никогда она не была в его квартире. Жданов с Катериной были… А Кира нет. Теперь,  как-то все забылось и даже уже не болит. История с Пушкаревой, подстроенная им, была скорее в отместку ей, Кире. И вся вереница моделек,  которых   Роман подсовывал Жданову, была ответом и местью ей, Кире. Катерина привлекла его внимание с первой минуты появления в компании. Его внимание сразу потянулось к этой неформатной, абсолютно некрасивой, с богатым внутренним миром, девушке. Умная, образованная,  нестандартно  мыслящая; всегда имеющая свое мнение; всегда имевшая свое «Я». Роман видел, КАК она смотрела на Жданова. И любила его друга так, как любят один раз на миллион. Ромка понимал,  ЧТО  ТАК, КАК на Жданова, на него Романа,  Катя смотреть никогда не будет.
Прошло почти восемь лет после того, что случилось тогда.  Жданов оказался смелее и  порядочнее. Признался в том, что любит Пушкареву. Признался всем. Потерял все… Катерина  никого не простила. Малиновский и здесь преклонялся перед ней. Сейчас, в одиночестве, Роман признавался себе: -  если бы полвзгляда бросила Катерина тогда  на него,  он сразу же бросил бы игру на публику. Сделал бы очень счастливой Пушкареву и был бы счастлив сам. Но, увы…  Под благовидным предлогом пошел на подлость. Разбил эту чистую светлую любовь.  Хороших, дорогих ему людей.  Разбил так, что только осколки летели. Этого он не хотел. Так получилось. Заигрался… В этом вечная его вина перед Катькой…
И что теперь? Его единственная любовь в Праге с Минаевым; Жданов со своей малолеткой; он в одиночестве на диване… А Катька?  Хоть бы выжила! Упадет перед ней на колени, попросит прощения и позовет замуж…Пусть сдохнет от зависти Жданов;  облизнутся Воропаев и Полянский. Кто там еще увивался вокруг нее? И вдруг осенило:  - «Большая кровопотеря?». Резко сел. У нее же, как и у него,  Ромки,  четвертая отрицательная! Доноров таких немного – он знает. Ему неединожды предлагали стать донором.  Но… Он зябко пожал плечами…Боится… Просто боится, когда его укалывают.
Второй час ночи. Звонит Зорькину.
-Рома, ты что спятил? На часы смотрел? Мои все спят!
-Колька, у меня четвертая отрицательная.
-Знаю, уже думал, как к тебе подкатить.
-Да не нужно подкатывать. Утром поедем вместе. А что с ее фирмой?
-Об этом тоже думал. Во-первых, есть ее зам – Волошин. Но что-то придется на себя взять нам с тобой. Я с Верой можем  только неофициально контролировать. Какие-то встречи, переговоры, контракты придется взять тебе.
-ОК,  спокойной ночи.    А где она спокойная ночь?
                                   *****
С ним разговаривала немолодая женщина  -  майор медицинской службы. Подробно расспросила  про здоровье; вредные привычки; хронические заболевания и т.д. И перепоручила его молодой медсестре. Она и повела его на экзекуции.
-С вашим здоровьем и весом можем за раз взять 400-450 граммов,  « порадовала» его  сестра. Ко-гда в пункте переливания  Света колола ему вену (он успел познакомиться с симпатичной сестричкой), Роман был на грани потери сознания.
-Светочка, наркомана из меня никогда не получится. Я боюсь уколов!     Теперь с Катькой они не могут быть врагами. В ней будет течь его кровь. Она будет их роднить. Ему очень хотелось в это верить!     Малиновский выпил крепкий чай с шоколадом. Помимо этого,  доктор буквально заставила съесть  порцию наваристого борща и гречневой каши с тушенкой. Но тем не менее,  у него немного кружилась голова и  «мягкими» были ноги. Зорькин повез его в офис,  сам уехал в банк. Еще в машине Роман увидел непринятые звонки от Жданова. Перезванивать не будет. По-думал: - «Редиски. Они и в Африке редиски».  Вечером на звонок ответил.  Ой, Жданов, как я тебя знаю! И все интонации тоже. Милая рядом, а тебе хочется узнать про Катеньку. Жданчик, а мы тебя прокатим!
-Роман, какая у тебя группа? (Перевел Ромка так:-какая у Пушкаревой группа крови?)
-У Катеньки?  Ты в доноры ей не годишься!  Далее Ромка применил такой выразительный рус-ский мат, что можно было перевести  на нормальный язык так: Ублажай свою малолетку! Ч-ю-юз! Телефон  Роман отключил. Стал заваривать чай. Снова звонок Жданова:
-Как она и в какой больнице?
-Без рук, без ног – но жить будет. Остальное тебя не касается. Благотворительность от тебя не принимается. И вообще пошел ты на …. Пожалуйста. Конец связи.

                                     ГЛАВА 11

Сегодня смена выдалась – врагу не пожелаешь… С утра огнестрел. У стола простояли почти два с половиной часа. Потом разборки с милицией. Надо пойти посмотреть, что с пациентом. Ране-ний много, но жизнь его вне опасности. Хуже состояние второго. Его оперировали  во втором оперблоке.   Позже привезли подростка. Из школы верховой езды. Повредил тазобедренный сустав и ключицу. Сергей старается детей не оперировать. Но… Бывает всякое… Через два часа дежурство заканчивалось и вдруг нарисовался Малиновский. Умоляет, чтобы он взял девушку после ДТП. Странно. Первый раз. Ну,  раз надо.  Сделаем. Задержаться придется после смены  часа на три, как минимум.  Быстро выпил большую кружку крепкого чая и своей бригаде:
-Ребята, везут с ДТП. Переломы, все как обычно. Первичный осмотр, рентген. Придется задер-жаться после окончания смены до окончания операции. Передать следующей смене не можем…
                                  ******
Из операционной прошел к себе,  не в кабинет, а в свой закуток, который оборудовал  в ординаторской.    Б-р-р-р. Опять Марина. Придется подвозить. Специально поджидает. Как он устал от ее навязчивого внимания и подковырок коллег по этому поводу. Малиновский  дожидается его в ординаторской.
-Игорь, а ты почему не дома?
-Как пациентка?
-Что как? Сам видел- переломы. Руку загипсовали. Ногу на вытяжку. Нейрохирурги назначили лечение. Но… организм молодой, сильный. Заживет как на собаке. Ты определился правильно: повреждений внутренних органов  нет. Прекрасное изобретение – подушки безопасности. Вот только по лицу подушкой и прилетело. Ростом  маловата. Ушибы, гематомы. Ладно, Малинка, ни ты, ни я  пока ничем ей не поможем. Поехали по домам!  Сергей посетил душ, переоделся и по-ехал домой. Дома,  поужинал всухомятку,  тем, что нашлось в холодильнике. Включил телевизор и уснул.
На дежурство заступил утром. Обошел все палаты. Внимательно осмотрел своих больных. Осталась одна женская палата. Посмотрел в карту. Пушкарева Екатерина Валерьевна… Год рождения… Род занятий… Адрес… Про группу крови знаем. Та-а-к… Не замужем. Детей нет. Абортов нет. Болезни,  перенесенные в детстве – ангина, ОРЗ, грипп, краснуха и т.д.  Обычный набор. Постовая медсестра доложила:   температура тела в норме; из реанимации два раза в сутки делают обезболивающие из группы опиатов. Аллергии на медпрепараты нет. В сознание не приходит. Бредит. Раны не кровоточат. Прошел в палату. Положил руку на лоб, самый надежный способ  проверить температуру. Поправил на больной одеяло. Был уже у входной двери палаты, когда услышал:
-Жданов, почему, ну почему ты не подарил мне ребенка? Сейчас, Жданов, когда ты навсегда ушел к Авдеенко, я не была бы такой одинокой. У меня была бы твоя копия. Мамочка, прости, что  уехала и ни тебе, ни Кольке ничего не сказала. Мамочка, мне так плохо… Андрей сегодня женится…Мамочка, я сама отдала и отправила его к Авдеенко. Господи, зачем?
Доктор Жданов вернулся и сел на стул рядом с кроватью. Смотрит на Пушкареву. На голове по-вязка-чепчик. Обрита наголо. Впавшие глазницы; скулы обтянуты тонкой кожей. Поверх одеяла лежит красивая ладонь с тонкими, маленькими, почти детскими пальчиками. И вновь:
-Мамочка, ну  как я теперь буду жить?  Теперь никакой надежды. Без Жданова я не могу. Я его ненавижу. Я его не могу простить. Жданов, я не могу без тебя… Андрюша… Андрюша…  Сергей сидел на стуле как пригвозжденный. Каждый раз, когда Катя называла его фамилию, он наклонялся к ней и ловил бессвязный лепет. За день переделал массу дел, в том числе встречался с  Пушкаревыми и Зорькиным. С Романом Малиновским обговорили, что в случае необходимости он будет готов   быть донором. Донором для Катерины Роман оказался идеальным – группа, резус-фактор, индивидуальная переносимость.
После окончания смены, Жданов не уехал домой, а занял добровольный пост  в палате Пушкаревой. Ему было не просто жаль эту молодую женщину. Сергею не хотелось, чтобы ее тайны смаковали сестры и слышали несчастные родители.
Заключение нейрохирургов и невропатологов было однозначным: тяжелое   сотрясение мозга; стресс. Но после лечения все должно пройти без следа.

                               ********

В закутке Жданова пили кофе  Сергей и его друзья,  Игорь Малиновский и  Ирина Дзюба.  Когда  появилось предположение о беременности Пушкаревой, доктор Жданов, не задумываясь, при-гласил для консультации  Ирину. Ирка свой человек. Несколько раз вылетали вместе  на Север-ный Кавказ. Теперь всерьез занялась наукой. Правда в последнее время между Игорем и Ириной пробежала черная кошка. Иринку Сергей не видел давно. И вот… Воспоминания юности: - когда-то они часто сидели втроем в палатке, которая заменяла приемный покой. И говорили…Обо всем. Чаще Сергей  рассказывал о проведенных хирургических операциях.  Игорь о том, как прошла боевая операция в горах. Иринка только теснее прижималась к боку Малиновского. И сейчас, как раньше, они сидят в закутке Сергея и говорят, говорят, говорят. Порой,  перебивая друг друга. Новостей скопилось… Давно вместе не собирались. Только раньше Ирка с Игорем сидели на одной скамеечке, прижавшись плечами друг к другу,  и накрывшись Серегиным буш-латом.
-Ирк, что скажешь?
-Беременность три-четыре недели. Сама, я думаю, о беременности еще не подозревает. Я запро-сила ее карту. Гинекологически здорова. Не посещала гинеколога с января этого года, с прошло-го медосмотра. Беременность первая. С учетом ее нынешнего состояния, резус-фактора, возраста, необходимости оперативного вмешательства  -  сохранять беременность не считаю целесообразным. Вынесла свое решение Дзюба. У капитана Жданова было другое мнение.
-Ирка, но с учетом всего перечисленного, и надежды на вторую беременность у нее нет.
Сергей не сказал друзьям, что в бреду,  Катерина очень сожалела, что у нее не было детей. И Пушкаревой нужен был ребенок, с остальным бы она справилась.
-Решать этот вопрос мы не можем. В сознание сегодня она пришла. Через день-два  поставим ее в известность. Ее право решать -  как быть… Сергей встал, с хрустом потянулся и сказал:
-Ладно, друзья, будем ждать.  А пока можно я чуть- чуть посплю? А вы, как раньше , садитесь у меня в ногах и целуйтесь себе на здоровье!
Через четыре дня  доктор Жданов привез из Дубны опытного  акушера-гинеколога Нину Алексе-евну Жданову. Свою маму…

Отредактировано розалия (2015-05-14 19:40:53)

0

12

ГЛАВА  12

Катя обвела взглядом палату. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы не понять, где она нахо-дится. Рядом на стуле сидит доктор. Кудри у него… Прямо есенинские.
-Здравствуйте! Кто вы? Что со мной? Где я?
-Здравствуйте…Сразу столько вопросов! Давайте по порядку…Я ваш лечащий врач Сергей Жданов. Вы попали в ДТП. Прекрасно, что очнулась,  наконец. Резких движений не делайте. У вас переломы. Через несколько дней позволю  вам вставать. Прооперирую, соберу все косточки на ноге – вот и опять побежишь по дорожке.
-Как пришьешь новые ножки?,  улыбнулась Катерина. Жданов в ответ только улыбнулся, погладил Катерину по здоровой руке и ушел.
Катерина подумала: - «Жданов. Еще один Жданов». Что же она не спросила у доктора, как давно она здесь? Где-то в подсознании выплыло: ливень, лось, джип… Свадьба… Только бы  вновь не потерять сознание. Хочется есть. Сильно, сильно.
Час или два к Катерине никто не заходил. И вот сразу двое – доктор и медсестра.
-Как себя чувствуем? Улыбка. Катя в ответ просто не могла не улыбнуться.
-Хорошо. Кушать хочу.
-Сейчас сестра сделает необходимые процедуры,  и мы с вами поговорим и покушаем. Наденька, как закончите, позовите меня.   На бейджике сестры «Надежда».
-Надя, я давно здесь?
-Восемь суток. Вы были без сознания. В бреду плакала и бредила. Звала маму, Андрея… Доктор был постоянно возле вас. Даже домой ночевать,  почти не ходил.  Консилиумы собирал. Врачей не только из других отделений, даже из других клиник приглашал! Сестра наклонилась к лицу Катерины и заговорщицки произнесла: - У нас все в Сергея Павловича влюблены! Он такой… такой… умница.
-Да, Наденька, молодые девчонки всегда в своих шефов влюбляются. Хоть секретарши, хоть медсестры…
Надежда обтерла Катерину спиртом, сделала инъекцию в ягодицу. Ощущение, что там уже живого места не было.
                                       *****
После утреннего обхода, Сергей Жданов наконец  добрался до палаты № 408. Улыбнулся. При-сел на стул рядом с кроватью больной. Погладил Кате здоровую руку. –« Катерина Валерьевна, нам нужно в вами очень серьезно поговорить! Учтите, я доктор. Будьте предельно откровенны, не стесняйтесь. Я еще раз повторяю: перед вами доктор, а не человек с праздным любопытством. И так… К нам вы попали восемь дней назад. Вам просто повезло, что рядом оказалась наша спецмашина и опытный врач. Через день-два я позволю вам вставать. Посмотрите, какие красивые костыли я вам раздобыл. При проведении металлопластики ноги вам был сделан спинномозговой наркоз. В силу открывшихся,  позже,  обстоятельств  – это был минус в наших действиях. Но… Катерина, вы в курсе, что беременна»?
-Н-е-ет,  заикаясь произнесла Катерина.
-Срок три- четыре недели. Беременность первая?
-Да, первая. Срок знаю до часа… Что Пушкарева была ошарашена этой новостью – это ничего не сказать. (Жданов это видел). Здоровой рукой теребила одеяло и старалась сфокусировать взгляд на докторе.
-Хорошо, Катерина Валерьевна, не волнуйтесь. Мое мнение таково: беременность можно и нужно сохранить. Только не обижайтесь на мою прямоту: с учетом возраста, семейного положения, самое главное резус-фактора крови, здоровья после ДТП – надежды на вторую беременность у вас  практически нет. Главное, что мне нужно знать – группу, а точнее резус-фактор крови, предполагаемого отца ребенка. Мы ведь будем рожать, Катерина?
-Третья положительная.
-Это точно?
-Да, точнее не бывает…
-Ситуация сложная, не скрою. Я консультировался со специалистами. Беременность сохранить вполне возможно и уже через семь- восемь месяцев вы будете мамой чудесного малыша! Я, доктор Жданов это вам обещаю.
-Спасибо. Катя подняла на него  свои близорукие глаза. Без линз и очков. В них было желание жить. Не было тоски и безысходности. Сергей быстро встал и вышел. Шел в свой закуток в ор-динаторской и повторял про себя: - «Я доктор Жданов, Вам обещаю. Обещаю подарить этого ре-бенка»…
Через день Жданов вновь обход заканчивал палатой №408.
-Как себя чувствуем? Беремся за «балканку»…
-За что?
-Вот эту перекладинку над кроватью, на своем сленге , мы зовем «балканкой». Теперь осторожно опускаем ноги на пол. Вот тапочки. Под здоровую руку берем костыль. Будем учиться ходить. Сегодня со мной, не бойтесь, я вас не уроню. Потом позвоните тем, кто сможет вам помогать. Катерина, вам ходить необходимо не только из-за ноги. Главное из-за беременности. Катерина вцепилась руками в пижаму доктора и закрыла глаза.
-Что с вами, Катерина?
-Сильно голова кружится.
-Это естественно. Как же я не подумал? Из-за травмы предплечья, не представляю, как вас по-ставить на костыли? В конце дежурства, перед уходом домой, Жданов вновь зашел в 408.Заставил Катю постоять рядом с кроватью; сделать какие-то несложные физические упраж-нения.  Помог лечь в кровать.
-Ну… Катерина Валерьевна, что вы любите читать? А каким рукоделием занимаетесь?
-Умные книги. А рукоделием… рукоделием никаким.  Озадаченно ответила доктору Катерина.
-Никаким. Ужасно… ужасно. До завтра, Катерина.

                                 *****

Через сутки у Сергея дежурство ночное. Обошел всех пациентов и напоследок зашел в 408.
-И что это у нас?    Стул и тумбочка были завалены папками с бумагами.
-Работа.
-Какая работа?
-Наверное, канцелярская. Простите, доктор.  И Катерина отложила  бумаги, которые держала в руках. У Жданова в руках тоже была  стопка бумаги.
-У меня , наверное, тоже канцелярская…Кошмар какой-то. Полдня дома пытался свести концы с концами – ничего не получилось. То лишний больной, то не хватает. То одно лишнее, то другое. И как только Нина Петровна с этим справлялась? Жданов пожал плечами .
-А давайте попробуем вместе. Я не думаю, что ваш отчет сложнее нашего. Только объясните,  что к чему.     Катя поудобнее села на кровати, Жданов подоткнул ей поудобнее подушки под спину и поднял изголовье кровати. Помог устроить на подушку больную ногу… И через два часа в его отчете сошлись и больные, и кровати, и койко-дни; все пилюли и перевязочные материалы.  У доктора Жданова стало ритуалом: обойдет все палаты и идет в единственную женскую палату. Заставляет Катю вставать; заставляет хоть немного с его помощью ходить по палате. Получалось плохо. Со стороны казалось, что Катя не ходит, а ее по палате носит доктор. Она едва здоровой ногой касалась пола.
После того, как Катя помогла Жданову с его отчетом, он часто приносил ей какие-то бумаги. Медсестры приносили рулоны нарезанной марли – она крутила и складывала в биксы, так называемые «шарики». Биксы отправляли на стерилизацию.
Прошел месяц. Повторный рентген показал, что переломы срастаются правильно. Доктор сказал, что это очень важные снимки. Делать ей лишний раз  рентген совсем-совсем нежелательно. Вместе с бумагами он приносил то яблоко, то киви. Маленькие свежие огурчики, редиску, первую зелень, которая появилась на огородах, а значит и на рынках.
У Катерины начался токсикоз. Ее изматывали тошнота и рвота. Каждый позыв на рвоту отзывался страшной болью в ноге  и предплечье. Швы на ноге сняли.  Доктор сказал, еще неделя-две и снимет гипс с руки. А там и выпишет.

                                    *****

В палату вошли Жданов и светлоглазая женщина. Из-под ее голубой шапочки выбивались прямо-таки пшеничные локоны.
-Здравствуйте, Катерина Валерьевна. Как мы себя чувствуем?   Катя улыбнулась.
-Почти хорошо.
-Что значит  «почти»?   Ждановы  заметили на блюдечке   ломтики соленых огурцов и перышки зеленого лука.
-Токсикоз?  Утвердительно спросила женщина.
-Да. Смутившись, ответила Катя.
-Катерина, познакомьтесь – это доктор Жданова Нина Алексеевна, акушер-гинеколог. Она вас проконсультирует по некоторым вопросам.
-Вы мама Сергея Павловича?  - спросила Катя.
-Похожи, да? С рождения он моя копия. А сейчас , Сережа, ты нас оставь наедине. Ты хоть и доктор, но у нас с Катей будут свои женские разговоры.
-ОК, я пошел. Если буду нужен, сестры меня всегда найдут.
Нине Алексеевне понравилась открытая, застенчивая улыбка молодой женщины.
-Катя , извини, я всегда обращаюсь к своим пациенткам по имени и на «ТЫ». Ты не будешь про-тив?
-Что вы? Мне так даже как-то проще, теплее, что ли…
-Не будем ходить вокруг да около. Сергей сказал, что беременность у тебя первая и ты хочешь ребеночка. Теперь твоя главная  задача – родить здорового ребеночка. Я считаю это возможным. Будет трудно…Ты обо всем этом уже знаешь, тебе объяснили. Для этого ты должна выполнять все предписания врачей. У тебя должен быть позитивный настрой на жизнь. И никакой депрессии. Катенька, вслушайся(!) – у тебя будет РЕБЕНОК! Это такое счастье для женщины. У меня их трое. И, поверь, это самое главное в моей жизни! Поверь, в первую очередь для женщины  дети, а все остальное потом. Умная, умудренная жизненным опытом женщина, как-то незаметно разговорила Катю. Катерина, где со смехом, где со слезами (а больше со слезами) рассказала Нине Алексеевне всю историю своей незадачливой любви. Из всего рассказа  Жданова уяснила себе, что Катина беременность  - это просто для нее счастливая  случайность. Близки-то эти двое были всего несколько раз за все восемь лет.

0

13

ГЛАВА  13

Нина Алексеевна отказалась, чтобы сын отвез ее домой.
-Я, сынок, люблю ездить в поездах и на электричках. Спокойно думается, можно отдохнуть от суеты. На Черной речке меня встретит отец и прогуляемся до дачи.
Проводив мать, Сергей отправился домой в самом радужном настроении. Прогнозы мамы в от-ношении беременности Пушкаревой были самые оптимистичные. Зашел в квартиру и застал на своем диване друга, лежащего в майке, трусах и носках. Давненько Сергей не видел Игоря  в таком виде в своей квартире. В честь чего Игорь напился? Журнальный столик был заставлен разнообразной  нарезкой сыров и колбас. В середине этого великолепия возвышалась литровая бутылка «ЕЛЬЦЫНА».
-Что празднуем?  Или с Иркой поругался?
-Не просто поругался! Она меня выставила, да еще матом крыла! Серый, я даже не представлял, что она такие слова знает! Что творится в этом мире? Ирка Дзюба ругается  м-а-а-том! 
-Значит допек! Что я еще могу сказать?   Пока Сергей переодевался и мыл руки,  Игорь разлил водку по рюмкам. Поставил другу тарелку и придвинул ему пуфик.
-Штаны-то оденешь, или так и будешь в трусах за столом?  Незлобиво спросил Жданов
-В трусах буду! И пить будем за мужскую дружбу и солидарность!  Да, что-то случилось серьезное, если Игорь напился. Вернее, выпил больше дозволенного. Обычно он себе такого не позволяет. Сергей взял рюмку,  посмотрел на содержимое и произнес:
-Малинка, а я влюбился…  Влюбился. Сам себе признаться боюсь. .. Впервые в жизни… В Катерину Пушкареву.
Когда Игорь Малиновский находился  в узком кругу друзей, его речь состояла исключительно из ненормативной лексики. Он умел двумя-тремя словами, отсутствующими в словаре Ожегова, выразить всю гамму чувств, эмоций; любую мысль; поставить задачу; сделать выводы и т.д. Когда Сергей впервые пригласил Игоря в гости к родителям, первое о чем попросил: - «Малинка, ни одного мата.  Мои не поймут»…
-Ха-ха-ха, им переводчик нужен?  Но Малиновский, это Малиновский…У Ждановых сложилось впечатление, что они познакомились с очень воспитанным,  образованным молодым человеком из хорошей семьи. В данный конкретный момент, Малиновский откинулся на диванные подушки, поставил на столик рюмку. Подтянул ноги на диван, сел по-турецки. Посмотрел на друга совершенно трезвым взглядом.
-Серый, ты что,  о…..л?    И далее….Сергей эту тираду  на нормальный русский язык перевел так:- «Друг, ты сошел с ума! Что больше никого нет вокруг,  кроме этой старой, больной, к тому же беременной женщины?»
-Старше она не так и намного. Разница в пять лет. Но… Но знаешь, я уверен, что это МОЯ жен-щина и МОИ дети. И я их уже никому не отдам!
-Какие дети?    Малиновский протрезвел окончательно, даже забыл про Иринкины «выкрутасы».
-Мама сказала, что у Катерины двойня.
-Час от часу не легче. Ну, ты, дурак… Жданов. Ну, дурак.

                            ГЛАВА   14

Ура!!!  Великолепно! Она счастлива! Она, Катя Авдеенко, будет Ждановой! Такое, полгода назад, ей не могло присниться в самом счастливом сне. Она обожглась один  раз на любви к Диме. Сколько боли и сил ей нужно было, чтобы вытравить из души и памяти эту любовь. Вытравила, как только увидела Жданова. Вначале было страшно. Но не смотреть на него она не могла. Пре-данно, с любовью. Бежала к нему по малейшему его зову.  С готовностью выполняла все его поручения. Не заметить этого он не мог. А потом… потом… Его поцелуи. Его ласки. О том,  что такое может быть, с Димой она даже не представляла. То, что он на год старше ее мамы – вполне нормально. Подруги от зависти лопнут: Она, Катька Авдеенко, отхватила такого папика! После первого случая их близости в его кабинете, Жданов делал вид, что ничего не произошло. Рядовая ситуация. Только быстрее старался покинуть приемную и ее не задерживать у себя в кабинете. Через месяц мама позвонила ей в обеденный перерыв. Она ушла в «Ромашку».  Трубку взял Жданов. Мама попросила его передать дочери, что она срочно уезжает. Проблемы со здоровьем сестры, приедет недели через две. Вечером он приехал к ней домой. Прямо в дверях сграбастал ее в охапку, отнес на кровать. Позже, успокоив дыхание, наклонился над ней и сказал:- «И никуда , девочка, ты от меня не денешься»! И закрутилось! Каждую минуту он старался прикоснуться к ней; поцеловать; погладить – целомудренно и не очень. Почти каждую ночь ночевал у нее. Приезжал ближе к полуночи. Утром уезжал, оставив ей деньги на такси. Приехала мама. С ней почти не разговаривали на тему Жданова.   О чем? О том, что у нее ночует взрослый мужчина и чем они занимаются, ясно без слов. Звукоизоляции в квартире почти никакой. А Жданов и не привык себя в чем-то сдерживать или ограничивать. Такова его натура. И сегодня Андрей сделал то, о чем она даже  не смела мечтать. Было очень прозаично: начальник подошел к столу секре-тарши, оперся руками на стол.  Произнес: - «Выходи за меня замуж, хватит прятаться по углам». Как он ее кружил и как она его целовала. Через несколько дней ее место в приемной заняла дру-гая, Лена.  И вдруг как ушат холодной воды – каким-то шестым чувством, почти звериным чуть-ем она почувствовала соперницу! Жданов впервые позвал ее на презентацию какого-то оборудования (ей это оборудование по барабану!), уже не секретаршей, а невестой.  Авдеенко видела взгляд, глаза Жданова, когда он смотрел на эту женщину. Катя поняла, что это и есть Пушкарева. О ней говорила в «Лиссабоне» Шестикова, о ней в кулуарах, продолжают говорить в «ЗИМА=ЛЕТТО».  В данный момент,  рядом с ней те, с кем Андрей сегодня должен заключить сделку. Катя с первого взгляда поняла, что ей до Пушкаревой, как до Джомолунгмы пешком. Жданов представляет ее как своего секретаря. (!) И все пытается сбросить  ее руку со своей. Катя чувствует, если она отпустит его рукав, то попросту упадет и не встанет. Жданов буквально « ест» Пушкареву взглядом, а ее спутника готов порвать, «как Тузик грелку».  Спутник Пушкаревой и Жданов,  договорились  о встрече на следующей неделе, т.к. он сегодня улетает. Во время разговора Германа с Андреем, Пушкареву пригласил на танец Воропаев. Его Авдеенко знала.  Когда танцевали  Герман с Катериной , многие, присутствовавшие на вечере, не спускали с них глаз.  Оба умели и любили танцевать. Чувствовалась школа. Невеста Жданова почувствовала в этот момент, что она уже и не невеста; а секретарша. Внимание жениха полностью было приковано к этой женщине, которая неизвестно откуда взялась здесь. После танца, эта пара исчезла. Но и Жданов ночевать к ней, Авдеенко,  не поехал. Отправил домой на такси. В этот вечер не позвонил. И несколько дней она ежедневно его разыскивала, чтобы якобы решить вопросы со свадьбой. Андрей ей ни в чем не отказывал. Отмахивался как от назойливой мухи; ссылался на множество неотложных дел и предлагал все вопросы со свадьбой ей решать самостоятельно. Он занят, ему не до глупостей…
Потом случилось …Катя не могла найти  дома места. Собиралась съездить в Дом обуви. Вчера она все же встретилась с Андреем и убеждала его поехать  с ней, купить свадебные туфли. Жених не ограничивал ее в средствах, но поехать не мог. С полпути она повернула  в «ЗИМА-ЛЕТТО».  На ресепшене ей девочки сказали, что у начальника женщина: - «Такая… Не модель. Но… И прошла в кабинет никого не спрашивая. Они ее здесь никогда не видели. Впечатление, что она пришла как к себе домой.». Не говоря, ни слова,  Катя пронеслась в кабинет. Новый секретарь только успела сделать какое-то замысловатое движение рукой. Картина, открывшаяся взору молодой невесты ,  ее шокировала. В углу, на диванчике сидели  Пушкарева с Андреем. Она, эта женщина сидела  на коленях ЕЕ ЖЕНИХА! Одной рукой он обнимал Пушкареву за талию и было очевидным, как он старается ее прижать к себе. Другой - за плечи. Она, эта бесстыдница, обнимала его за шею и целовались. Целовались так, что ни на что не обращали внимания . Катя стояла рядом и кричала. Ее слышали все, кто находился на этаже. Целующаяся парочка на ее присутствие не отреагировала. Ни коим образом не попытались оторваться друг от друга. Под взглядом жениха Авдеенко должна была превратиться в пепел и провалиться сквозь землю. Пушкарева только убрала одну руку с шеи Жданова, вскользь посмотрела на Авдеенко. Указа-тельным пальцем аккуратно убрала свою помаду с верхней губы Андрея  и сказала, глядя ему в глаза: - «Почему без стука здесь  твоя секретарша и как долго она будет здесь верещать»? Эта сцена убедила ее в том, что Пушкарева Жданова ей не отдаст. Да он и сам Пушкареву никогда не бросит! Бежать, бежать  подальше! И побыстрее! Забыть его навсегда.  Катя пулей вылетела из кабинета. Чуть не сбила с ног Марию Короткову .В составе Женсовета она была еще Тропинкиной. Бежала из «ЗИМА-ЛЕТТО» и не видела ничего вокруг. Понимала, вновь в ее жизни что-то не получилось. Вновь кто-то оказался более счастливым и удачливым.
Чего стоило Катерине Пушкаревой сыграть эту сцену – знает только она. После бегства невесты Жданова (Катерина после истерики Авдеенко уяснила, что чем называется), она аккуратно осво-бодилась из объятий Андрея… И залепила ему  такую оплеуху! Та, которую он получил когда-то  возле  дома Ольги Вячеславовны, просто отдыхала. Откинулся на спинку диванчика, прижал ла-донь к щеке. И только шептал, не переставая: - «Катенька, Катенька…Любимая, послушай»…Встал, пытался ее обнять за талию и осел на колени перед ней, обнимая за ноги. Просто перешагнула через кольцо его рук.
-Жданов, Жданов… Ничего не меняется. Мешать этой девочке я не буду. И проклятий в свой ад-рес не хочу. И Кирой второй тоже не буду.  Неторопливо подошла к настенному зеркалу, поправила прическу, подкрасила губы. Дала совет: - «Поменяй рубашку, чтобы от  тебя не пахло моими духами». Говорила тихо, вполголоса, знала , что  « подслушивающие жучки» все в работе. Неторопливо, с достоинством королевы, покинула кабинет президента. На минутку задержалась в приемной президента, перекинулась несколькими фразами с Марией. Пообещала  заехать не сегодня-завтра , и тогда или сходят куда-нибудь, или так поболтают. Не виделись давно.
Бежать и забыть Жданова у Кати Авдеенко не получилось. Что произошло между Ждановым и Пушкаревой – она не знает. Никогда его об этом не спрашивала. Поняла одно: что-то не срослось у Жданова с Пушкаревой, если он через неделю стал совершать визиты к ней. После первых его посещений она пыталась его прогонять. Но обоим было ясно,  что это игра на публику. И регист-рация  в  ЗАГСе должна состояться на этой неделе.  «Не забирать же заявление? И Сева рассчитывает на прибыль, да»?, – с обезоруживающей улыбкой спросил Жданов. 
Ольга Вячеславовна, уже очень старенькая, сказала ей накануне свадьбы: - «Девочка, что ты де-лаешь? Ты ему в дочери годишься!» И совсем тихо: - «Да и не забудет он ее никогда»… О том, что произошло в кабинете президента в последнее посещение Пушкаревой,  говорил весь офис и старые работники производственного этажа. Сердце Ольги Вячеславовны разболелось так, как давно уже не болело. Слишком они были для нее  родными,  эти любимцы-упрямцы. Катюша и Андрюша. Пришлось вызывать «Скорую» и был рядом с ней только ее верный Милко. Свадьба Андрея, а позже известие об аварии,  добили  добрую женщину окончательно. Больше в «ЗИМА-ЛЕТТО» она не вернулась.
С Пушкаревой,  Катя, теперь уже Жданова, больше не встречалась. Справки старалась наводить. Она знала, что Андрей с ней не встречаются. В ней, Кате Авдеенко,  жил страх .Страх, который ужасом сковывал ее всю, что в любой момент,  при малейшей прихоти Пушкаревой, Андрей уйдет к сопернице. Уйдет, не оглянувшись. О Пушкаревой никогда не заводили разговор. Оба делали вид, что Катерины Пушкаревой в их жизни не было.
Вчера на руках Андрей занес ее сюда, в его квартиру. Теперь это ЕЕ дом. Утром он ласково-ласково ей сказал: - «Лежи, сегодня завтрак за мной».
Катя оглядела спальню. Теперь это их, нет ЕЕ, спальня. Теперь ОН ЕЕ муж! ОНА ЖДАНОВА! И не страшна ей никакая Пушкарева. Катя обошла всю квартиру, заглянула в ванную комнату. «Джакузи»! Она уже знает, что будет делать с этим  великолепием!
Телерепортаж о ДТП. Очевидно, что пострадала Пушкарева. Муж мечется по квартире. Не знает кому и куда позвонить. На два успешных звонка вразумительных ответов не получил. Как тяжелобольной или пьяный, завалился на кровать. Не поднимался до вечера. Катя его трогать не стала. В ее душе наступило облегчение.  Грех так думать, но возможно Пушкаревой нет. Теперь точно, никто не стоит между нею, Катей Ждановой и ее мужем, андреем ждановым…

Отредактировано розалия (2015-05-13 16:02:05)

0

14

ГЛАВА  15

Сегодня доктор Жданов ушел с дежурства,  не заглянув в 408. Дня через два-три готовит  к выписке Пушкареву. Скорее всего отправят к родителям в Москву. Сиделку придется нанимать. Родители ей не помощники. С отцом Сергей общался. Нравом крутой подполковник. Но физиче-ски уже сдал… Как-то не по возрасту.
Прямо от КПП, не заезжая к себе, поехал в Дубну, к родителям. В таком смятении душа капитана Жданова еще никогда не была. Очень хотелось поговорить с Лизаветой, старшей сестрой. В се-мье их трое – старшая сестра Лиза; средний – Анатолий и он, мамин любимчик-подскребыш.
Анатолий как-то после женитьбы отдалился от родителей. Больше общался с родителями жены.  Ирина была избалованная, единственная дочь. Со Ждановыми так и не нашла общего языка. Ро-дители Ирины и Ждановы жили почти рядом, через квартал. Практически не общались. Внуки к Ждановым нечасто приходили в гости с папой. Родители Сергея с этим давно смирились. Личная жизнь сестры Елизаветы не сложилась. От ее горячей юношеской любви осталась Настенька. Для дедушки с бабушкой Настенька скорее  была четвертым ребенком. Она полностью находилась на  их попечении , пока Лиза заканчивала институт. И ему, Сережке,  Настя досталась. Ровесники на свидания, а ему эту козу девать некуда. По сей день Настя – это свет в окошке для всех Ждановых. Работала Елизавета в женской консультации на правом  берегу Волги. С матерью в одном отделении. Жила с родителями, в небольшом старом  уютном коттедже на улице Курчатова. Вот к ней любимой Лизаветке и ехал младший брат. Постараться с ее помощью разо-браться с тем душевным раздраем, который поселился у него в сердце.
Навстречу Сергею выскочила Настенька, бросилась на шею: - «Сережка! Я так соскучилась»!
-Господи, Настаська! Ну и тетя выросла! Это сколько же я тебя не видел? К удивлению Сергея перед ним стояла взрослая девушка, а не тот гадкий утенок, которого он видел последний раз лет пять назад.
-Красавица! Следом вышла мама, Нина Алексеевна.
-Ты лучше спроси, что эта красавица отмочила?
- И что же?
-Сережка, я замуж выхожу! Представь!  В октябре свадьба. Кончится полевой сезон и свадьба.
-Какая свадьба? Ты еще ребенок!
-А ребенку-то, Сереженька, уже двадцать второй год!
-Да вы что?  Действительно удивился  Жданов.
-Сережа, поторапливайся с женитьбой, а то я как-то неловко себя чувствую. Так хотела до своей свадьбы маму замуж выдать, тебя женить. Но, увы… Вдруг вы останетесь бобылями. Не до се-дых же волос мне ждать, пока вы созреете! Все вместе поднялись на крыльцо. Кормить ужином стали одного Сергея.
-Ну, колись , милая, кто он? Откуда? Чем занимается? – спросил Сергей, выходя из ванной.
-Сережка, убей меня сразу. Мама уже пыталась.
-Пока не вижу причины убивать… Сел за стол. Ждет, пока сестра поставит тарелки.
-Он старше меня на тринадцать лет; геолог. Разведен. Сыну – десять лет. Платит алименты. Ис-правно. Жилье, как  и у большинства геологов – временное. В деревянном бараке. Убьешь?
-Да, нет. Внимательно посмотрел на племянницу, пожал с недоумением плечами. –Причин не вижу. С сыном познакомилась? Настя села за стол рядом с матерью. Смотрела, как Сергей потихоньку помешивал ложкой в тарелке.
-Он замечательный мальчишка. Летом постоянно в партии с отцом. Мы часто с ним ездим по бу-ровым. Иван даже стал ревновать Сережку ко мне. Сына, как тебя, Сергеем зовут. Мол, он обща-ется со мной больше, чем с отцом!
-Поня-я -тно.  Протянул Сергей. Домой надолго?
-Нет, захотела вас попроведовать. Просто появилась оказия,  попасть в Москву, Вот и отпроси-лась на недельку. Вообще-то, Сережка,  я счастливая. У меня все складывается и получается. Го-ворят, геолог из меня получится. Бывшая жена Ивана тоже геолог. С рождением Сережки зани-мается камералкой. У нас с ней неплохие отношения. К моей профессии она относится еще отрицательнее, чем наш дед. Прикинь?
-Да, как то все запутанно. Прямо Санта-Барбара какая-то.
-А что ты хочешь? Вспылила Настя. Что ваша больница, что наш поселок геологов !  Все друг друга и всё друг про друга знают. Ничего не скроешь.
-Ясно… Свадьба-то где будет?
-Как где? С недоумением спросила Настя. Там, в Забайкалье. Вы же приедете?
-Ну время покажет,  ответил дядюшка, вытирая губы салфеткой. Загадывать не будем. Лишь бы ты счастлива была , Настька. А там – старше, младше, дети, ни дети – это второстепенно. Не могу, не имею права ни отговаривать, ни подталкивать к этому шагу. Набьешь шишек – так они твои будут. Отодвинул тарелку, Лиза поставила перед собой, и перед ним чашки с чаем. Сестра вновь села напротив, подперла щеку рукой. Внимательно смотрела на братишку: - «И что же у тебя, мальчик, случилось, если ты так расфилософствовался»?  Лиза знала, надолго его не хва-тит. Все расскажет, стоит им только остаться наедине. Это повелось с детства. Сергей все доверял своей любимой «нянюшке». Родители всегда работали, и почти до семилетнего возраста Сергей был на попечении  сестры. Единение их душ, зародилось там, в детстве…

                                ГЛАВА 16

                                                                  «Береги ту, у которой есть к тебе чувства.  Иначе потом
                                                            придется быть с той, которая видит в тебе только выгоду».
                                                              (Из сайта «Одноклассники»,  Лента.)
           
Десять дней, проведенные в Испании, пролетели как один день. Для жены все было интересно. Восторгам Кати, ранее нигде не бывавшей, не было предела. Жданов считал своим долгом по-знакомить жену со всем тем, где и среди чего будет проходить жизнь Екатерины Ждановой. Научить пользоваться этими благами и уверенно чувствовать себя в этой среде. Катя была во всем прекрасной ученицей. Жданову самому нравилось, как он выглядит в свои сорок с небольшим…И не льстил себе. Крепкий, подтянутый, тренированные мышцы…Седина придавала дополнительный шарм. Из отношений с женой окружающие понимали, что Катя  - это не дочь, не любовница, Она жена. Вот такая молодая жена. Не задумываясь, не сомневаясь, Андрей  заменил свои деловые дорогие костюмы на джинсы, молодежные майки и свитера.
Вернувшись, домой, с головой окунулся в работу. Женсовет, от состава которого осталась только Мария Тропинкина, теперь Короткова, по-прежнему с упоением перемывали косточки начальству.
Все они, включая  Федора и  Потапкина отметили  изменения в поведении и манере одеваться своего президента.  «Старый дурак, впадает в детство» - вынесли заключение Коротков с Потап-киным.
Все в компании знали о беде с Катей Пушкаревой. Никто не знал подробностей. Маша съездила к Пушкаревым, успокоилась. Но  ехать куда-то в область, чтобы навестить Катерину – не было  ни времени,  ни сил. Да и привязанности и дружбы былой, тоже не было.
-Мария, вы не знаете, что с Катериной Валерьевной? Как ее здоровье? – спросил как-то Жданов, когда она занесла ему документы на подпись.
-Жива, сказали,  жить будет. Подробностей не знаю. Вроде бы, не ходит.
-Ладно, если увидите, передавайте привет.  («Как бы не так», -  подумала Мария.)
Часто вечерами отправлялся с женой в рестораны или клубы. Катя  была  не любитель театров и выставок. Стала предпочитать молодежные  тусовки. Жданов порой чувствовал себя на них несколько неуютно.  Впервые очень не в своей тарелке почувствовал  себя на одной презентации, когда жена наотрез отказалась идти в вечернем платье.
-Что я, старуха столетняя?  На этот ее выпад он не нашелся , что ответить.
Так получилось, что на этой гламурной вечеринке, его жена появилась  в джинсах и  майке из легкой, летящей ткани. Весь ужас состоял в том, что там были родители. Мама этого понять не могла и прямо спросила сына: - «А в тон блузки, белья у твоей жены не нашлось? Именно синий бюстгальтер должен выглядывать в вырезах розоватой майки? Она, что, на пляже? Объясни ей, что она ЖДАНОВА! Я понятно выразилась? ЖДАНОВА»
Родители с его женой ни разу не пересеклись после свадьбы. К молодым в гости не ходили, к себе  не приглашали. Временами интересовались у Андрея о будущих наследниках. Но данная тема оставалась открытой. Сам Жданов никаких мер предохранений не предпринимал уже задолго до свадьбы. Беременность Авдеенко, тогда еще не жены, была для него желанной. Насколько становилось понятным Андрею, Катю устраивал  образ жизни, который она вела в статусе жены крупного бизнесмена. Связывать детьми она себя не торопилась! Так уже через три-четыре месяца, первая эйфория от семейной жизни с молодой супругой, стала проходить. Наметились на горизонте первые нотки непонимания; порой раздражения от присутствия рядом жены или мужа,. .Смотря с чьей стороны смотреть…

0

15

ГЛАВА  15

Сегодня доктор Жданов ушел с дежурства,  не заглянув в 408. Дня через два-три готовит  к выписке Пушкареву. Скорее всего отправят к родителям в Москву. Сиделку придется нанимать. Родители ей не помощники. С отцом Сергей общался. Нравом крутой подполковник. Но физиче-ски уже сдал… Как-то не по возрасту.
Прямо от КПП, не заезжая к себе, поехал в Дубну, к родителям. В таком смятении душа капитана Жданова еще никогда не была. Очень хотелось поговорить с Лизаветой, старшей сестрой. В се-мье их трое – старшая сестра Лиза; средний – Анатолий и он, мамин любимчик-подскребыш.
Анатолий как-то после женитьбы отдалился от родителей. Больше общался с родителями жены.  Ирина была избалованная, единственная дочь. Со Ждановыми так и не нашла общего языка. Ро-дители Ирины и Ждановы жили почти рядом, через квартал. Практически не общались. Внуки к Ждановым нечасто приходили в гости с папой. Родители Сергея с этим давно смирились. Личная жизнь сестры Елизаветы не сложилась. От ее горячей юношеской любви осталась Настенька. Для дедушки с бабушкой Настенька скорее  была четвертым ребенком. Она полностью находилась на  их попечении , пока Лиза заканчивала институт. И ему, Сережке,  Настя досталась. Ровесники на свидания, а ему эту козу девать некуда. По сей день Настя – это свет в окошке для всех Ждановых. Работала Елизавета в женской консультации на правом  берегу Волги. С матерью в одном отделении. Жила с родителями, в небольшом старом  уютном коттедже на улице Курчатова. Вот к ней любимой Лизаветке и ехал младший брат. Постараться с ее помощью разо-браться с тем душевным раздраем, который поселился у него в сердце.
Навстречу Сергею выскочила Настенька, бросилась на шею: - «Сережка! Я так соскучилась»!
-Господи, Настаська! Ну и тетя выросла! Это сколько же я тебя не видел? К удивлению Сергея перед ним стояла взрослая девушка, а не тот гадкий утенок, которого он видел последний раз лет пять назад.
-Красавица! Следом вышла мама, Нина Алексеевна.
-Ты лучше спроси, что эта красавица отмочила?
- И что же?
-Сережка, я замуж выхожу! Представь!  В октябре свадьба. Кончится полевой сезон и свадьба.
-Какая свадьба? Ты еще ребенок!
-А ребенку-то, Сереженька, уже двадцать второй год!
-Да вы что?  Действительно удивился  Жданов.
-Сережа, поторапливайся с женитьбой, а то я как-то неловко себя чувствую. Так хотела до своей свадьбы маму замуж выдать, тебя женить. Но, увы… Вдруг вы останетесь бобылями. Не до се-дых же волос мне ждать, пока вы созреете! Все вместе поднялись на крыльцо. Кормить ужином стали одного Сергея.
-Ну, колись , милая, кто он? Откуда? Чем занимается? – спросил Сергей, выходя из ванной.
-Сережка, убей меня сразу. Мама уже пыталась.
-Пока не вижу причины убивать… Сел за стол. Ждет, пока сестра поставит тарелки.
-Он старше меня на тринадцать лет; геолог. Разведен. Сыну – десять лет. Платит алименты. Ис-правно. Жилье, как  и у большинства геологов – временное. В деревянном бараке. Убьешь?
-Да, нет. Внимательно посмотрел на племянницу, пожал с недоумением плечами. –Причин не вижу. С сыном познакомилась? Настя села за стол рядом с матерью. Смотрела, как Сергей потихоньку помешивал ложкой в тарелке.
-Он замечательный мальчишка. Летом постоянно в партии с отцом. Мы часто с ним ездим по бу-ровым. Иван даже стал ревновать Сережку ко мне. Сына, как тебя, Сергеем зовут. Мол, он обща-ется со мной больше, чем с отцом!
-Поня-я -тно.  Протянул Сергей. Домой надолго?
-Нет, захотела вас попроведовать. Просто появилась оказия,  попасть в Москву, Вот и отпроси-лась на недельку. Вообще-то, Сережка,  я счастливая. У меня все складывается и получается. Го-ворят, геолог из меня получится. Бывшая жена Ивана тоже геолог. С рождением Сережки зани-мается камералкой. У нас с ней неплохие отношения. К моей профессии она относится еще отрицательнее, чем наш дед. Прикинь?
-Да, как то все запутанно. Прямо Санта-Барбара какая-то.
-А что ты хочешь? Вспылила Настя. Что ваша больница, что наш поселок геологов !  Все друг друга и всё друг про друга знают. Ничего не скроешь.
-Ясно… Свадьба-то где будет?
-Как где? С недоумением спросила Настя. Там, в Забайкалье. Вы же приедете?
-Ну время покажет,  ответил дядюшка, вытирая губы салфеткой. Загадывать не будем. Лишь бы ты счастлива была , Настька. А там – старше, младше, дети, ни дети – это второстепенно. Не могу, не имею права ни отговаривать, ни подталкивать к этому шагу. Набьешь шишек – так они твои будут. Отодвинул тарелку, Лиза поставила перед собой, и перед ним чашки с чаем. Сестра вновь села напротив, подперла щеку рукой. Внимательно смотрела на братишку: - «И что же у тебя, мальчик, случилось, если ты так расфилософствовался»?  Лиза знала, надолго его не хва-тит. Все расскажет, стоит им только остаться наедине. Это повелось с детства. Сергей все доверял своей любимой «нянюшке». Родители всегда работали, и почти до семилетнего возраста Сергей был на попечении  сестры. Единение их душ, зародилось там, в детстве…

                                ГЛАВА 16

                                                                  «Береги ту, у которой есть к тебе чувства.  Иначе потом
                                                            придется быть с той, которая видит в тебе только выгоду».
                                                              (Из сайта «Одноклассники»,  Лента.)
           
Десять дней, проведенные в Испании, пролетели как один день. Для жены все было интересно. Восторгам Кати, ранее нигде не бывавшей, не было предела. Жданов считал своим долгом по-знакомить жену со всем тем, где и среди чего будет проходить жизнь Екатерины Ждановой. Научить пользоваться этими благами и уверенно чувствовать себя в этой среде. Катя была во всем прекрасной ученицей. Жданову самому нравилось, как он выглядит в свои сорок с небольшим…И не льстил себе. Крепкий, подтянутый, тренированные мышцы…Седина придавала дополнительный шарм. Из отношений с женой окружающие понимали, что Катя  - это не дочь, не любовница, Она жена. Вот такая молодая жена. Не задумываясь, не сомневаясь, Андрей  заменил свои деловые дорогие костюмы на джинсы, молодежные майки и свитера.
Вернувшись, домой, с головой окунулся в работу. Женсовет, от состава которого осталась только Мария Тропинкина, теперь Короткова, по-прежнему с упоением перемывали косточки начальству.
Все они, включая  Федора и  Потапкина отметили  изменения в поведении и манере одеваться своего президента.  «Старый дурак, впадает в детство» - вынесли заключение Коротков с Потап-киным.
Все в компании знали о беде с Катей Пушкаревой. Никто не знал подробностей. Маша съездила к Пушкаревым, успокоилась. Но  ехать куда-то в область, чтобы навестить Катерину – не было  ни времени,  ни сил. Да и привязанности и дружбы былой, тоже не было.
-Мария, вы не знаете, что с Катериной Валерьевной? Как ее здоровье? – спросил как-то Жданов, когда она занесла ему документы на подпись.
-Жива, сказали,  жить будет. Подробностей не знаю. Вроде бы, не ходит.
-Ладно, если увидите, передавайте привет.  («Как бы не так», -  подумала Мария.)
Часто вечерами отправлялся с женой в рестораны или клубы. Катя  была  не любитель театров и выставок. Стала предпочитать молодежные  тусовки. Жданов порой чувствовал себя на них несколько неуютно.  Впервые очень не в своей тарелке почувствовал  себя на одной презентации, когда жена наотрез отказалась идти в вечернем платье.
-Что я, старуха столетняя?  На этот ее выпад он не нашелся , что ответить.
Так получилось, что на этой гламурной вечеринке, его жена появилась  в джинсах и  майке из легкой, летящей ткани. Весь ужас состоял в том, что там были родители. Мама этого понять не могла и прямо спросила сына: - «А в тон блузки, белья у твоей жены не нашлось? Именно синий бюстгальтер должен выглядывать в вырезах розоватой майки? Она, что, на пляже? Объясни ей, что она ЖДАНОВА! Я понятно выразилась? ЖДАНОВА»
Родители с его женой ни разу не пересеклись после свадьбы. К молодым в гости не ходили, к себе  не приглашали. Временами интересовались у Андрея о будущих наследниках. Но данная тема оставалась открытой. Сам Жданов никаких мер предохранений не предпринимал уже задолго до свадьбы. Беременность Авдеенко, тогда еще не жены, была для него желанной. Насколько становилось понятным Андрею, Катю устраивал  образ жизни, который она вела в статусе жены крупного бизнесмена. Связывать детьми она себя не торопилась! Так уже через три-четыре месяца, первая эйфория от семейной жизни с молодой супругой, стала проходить. Наметились на горизонте первые нотки непонимания; порой раздражения от присутствия рядом жены или мужа,. .Смотря с чьей стороны смотреть…

0

16

ГЛАВА  17

Выздоравливала Катерина  на удивление быстро. У нее  всегда было хорошее настроение. Постоянно что-то напевала. С удовольствием занималась делами, которые ей «подкидывал» из  офиса  Волошин; помогала с какими-то бумагами лечащему врачу.  Достаточно быстро в  отчетах,  сметах, справках, докладных и т.д. разобрался после того, как Катя терпеливо объяснила ему принципы составления графиков, схем. Все вносила ему в компьютер. Ноутбук, практически постоянно находился на коленях Катерины. Жданова,  когда начал работать заведующим  отделением,  раздражало это огромное количество бумаг.  Он практикующий врач – зачем ему эти бумаги?   Но  такова работа администратора и пришлось смириться. На его счастье из отпуска вернулась старшая сестра отделения. Разгрузила его.
Пушкарева не переставала благодарить судьбу и Бога. Она будет мамой. Она не будет одинокой. И еще огромное спасибо доктору Жданову и его маме. Как много они для нее сделали. Про себя Катя решила однозначно: - если будет сын, то  будет Сережа. Если дочь  - назовет Ниночкой, как доктора Жданову. А раньше всегда думала, что если бы у нее был сын – то только Андрюша. Катерина была очень послушной пациенткой. Старательно выполняла все предписания врачей. Главное из них – больше двигаться. Двигаться, чтобы плацента не приросла к матке. И она двигалась, порой со слезами на глазах. В свое дежурство ей помогал  доктор Жданов; не оставляла ее без внимания молоденькая медсестра Надежда. С Надей Катерина вообще подружились. Длинными  ночами, Надя со своего сестринского поста, приходила к Катерине в палату. Надя делала какую-то свою работу, Катя по возможности ей помогала. И однажды, длинной, дождливой ночью  рассказала ей  про своего Андрея. Рассказала этой девочке о своей горькой любви, и   ей стало легко, легко.  Пушкарева в этот момент поняла, что с ним, с воспоминаниями о нем, вообще с той жизнью расстается навсегда. Да и не было уже давно никакой любви. Была просто какая-то рабская зависимость. Эта зависимость не давала жить. Теперь все где-то там… Ничего не держит. Она свободна… Она отпустила его и освободила от него себя!
-А ребенок его?  - тихо спросила Надя.
-Нет, мой. Теперь только мой…  Счастье и умиротворение выражал взгляд Пушкаревой.

                                       *****

Утром « прилетела» Юлиана. Как всегда  шумная, жизнерадостная, полная оптимизма. Целует Катерину.  На тумбочке пристраивает какие-то пакеты. В угол ставит на просушку складной зонт. Катя  весело смеется. Кивает на зонт: - «Что за замена»?
-Понимаешь, подарили нового щенка,  копия Джерьки. К тебе с ним не пустили, потом увидишь.  С рук не спускаю.  Вот пришлось  купить складной -  для прямого назначения. На улице дождик. Погода прелесть! Так классно!  Катя не могла вставить ни слова.  Подруги не виделись почти четыре месяца. Юлиана уезжала со Ждановым в Екатеринбург, там  проводили  показ. Оттуда уехала в Питер. Она продолжала держать шефство над ресторанным бизнесом Борщева.  Далее короткий отдых в Греции. И только вчера,  после обеда, заехав в  ЗИМА-ЛЕТТО, узнала дикие новости  от Марии  Тропинкиной.
-Милко, что с Ольгой Вячеславовной?
-Не говори! Не вспоминай! Как я буду без Олечки? Очень, очень стала плохая… Все этот тиран! Убил Пушкареву, убил Олечку.  В это время в мастерскую ( в которой за прошедшие  восемь лет  ничего не изменилось) вошел Жданов: - «Я сейчас еще тебя убью»! Милко, не обращая на президента никакого внимания, продолжал вещать: _ «Тиран! Тиран! Ни о ком не думает. Не будет тебе счастья, Жданов! Ты – эгоист»!  Сделал последнее заключение  гений.
-Андрей, что с Катериной и где она? – спросила Юлиана.
-Юля, я действительно не знаю. Ты бы лучше меня поздравила. Все-таки, я наконец, счастливый, женатый человек!
-Дурак ты безмозглый, поэтому и счастливый. Милко во всем прав. Готовь все материалы к показу. Я заеду послезавтра.  Пока посмотрю помещения,  если не хочешь проводить показ в  ЗИМА-ЛЕТТО.   Как родители?
-Нормально,  глухо ответил Андрей. Юлиана развернулась, в упор  глядя,  на Жданова спросила:
-Обиделся? Хочешь – обижайся, хочешь – нет .Но растерял, ты Жданов, всех друзей. Только я с тобой общаюсь, и только потому, что это моя работа. До встречи!  Удалилась, как большая, большая туча. Это раньше, еще лет пять назад, упорхнула бы как легкое облачко. Уже из коридоров офиса был слышен ее голос: - «Николай Антонович! Мне нужен адрес больницы, где находится  Катерина. И почему мне ничего не сообщили?».
Не прошло и суток… Юлиана в палате у Пушкаревой. По распоряжению капитана Жданова, ее пропустили без проволочек через КПП. Фурией пронеслась по коридорам госпиталя, привлекая к себе внимание медперсонала и больных. При виде единственной подруги, Катерина расцвела в прямом смысле. Медсестра Надя принесла витамины в капсулах. Делать инъекции Кате делать перестали. Она еще две недели назад взмолилась, так как  на ягодицах уже не было живого места.
-Катерина Валерьевна, воскликнула Наденька, какая вы сегодня красивая и счастливая! Как  будто-то  влюбилась!
-Точно,  Наденька, влюбилась! Я, Наденька, в жизнь влюбилась, Я хочу жить. Просто  жить. Мне так хорошо. Когда эта женщина рядом , все мои проблемы уходят. Она решит все!.
Открылась дверь, широким уверенным шагом , вошел Жданов.
-Сергей Павлович, познакомьтесь! Моя единственная подруга, самый дорогой мой человек! У нее редкое имя – Юлиана! Юлианочка, это мой лечащий врач – Сергей  Павлович.
- Вот как! Широко взмахнула руками Юлиана.  А сообщить самому дорогому человеку о том, что случилось – не судьба? А отвечать на звонки  - не судьба?  Юлиана продолжала обличительную речь.
-Я поменяла номер, тихо произнесла Катя.
Юлиана крутанулась вокруг себя, обдала всех присутствующих тонким запахом духов и воскликнула: - «Хочу лечиться! Если меня будет лечить такой красивый врач, как  Сергей  Палыч, я готова на любые экзекуции. Сергей Палыч, не пугайтесь! Для вас я старовата! Но прошу, подыщите мне что-то похожее на Вас. С такой же хоризмой»! Юлиана засмеялась, с ней вместе засмеялись присутствующие в палате. Юлиана открыто, не ломаясь, указала всем. и  самому  Жданову на его красоту и обаяние.  Сергей не ожидал от себя, что способен растеряться под натиском этой красивой женщины.
-Общайтесь, я зайду позже. Жданов развернулся и ушел. Удивился тому, что хозяйкой положения чувствовала  себя  эта женщина, а не он, доктор. Ушел, унося с собой  запах Юлианиных духов, хорошее настроение и необыкновенную улыбку своей пациентки.
Юлиана присела на стул. «Ждановский»,  так его называла про себя  Катя.  Рассказывала о проведенных показах ЗИМА-ЛЕТТО в Екатеринбурге. О Мишиных ресторанах в Питере и Москве.  О своих бесконечных, коротких бурных романах.
-Но почему, почему я ничего не знала о тебе? Полтора месяца! Как такое могло случиться? Катька, скажи честно – это получилось из-за свадьбы Жданова? Юлиана пристально смотрела на подругу. Катя лежала на боку, подперла голову рукой:
-Юль, какая глупость! При чем тут Жданов и его свадьба? Это все давно ушло в прошлое. Понимаешь, веришь – ну, вот ни с какой стороны меня это не трогает и не колышет. Просто случай! Лось, во всем виноват красавец лось, от столкновения с которым  я не сумела увернуться. Когда- нибудь  расскажу тебе об этом подробно, сейчас нет желания. Машину жалко. Да Бог с ней. Пусть с ней уйдут все горести; быстрее новую куплю.
-Опять какой-нибудь  бронетраспортер?   В голосе Юлианы звучало ехидство.
-Юль, именно большая, тяжелая машина спасла мне жизнь. От моего  «МЕРса»  сказали,  осталась только груда металлолома. Росточка чуть-чуть не хватило, подушка безопасности в лицо прилетела… Была бы какая-нибудь мини – так ни  машинки бы, ни меня. Юлиана не отрываясь, смотрела в лицо Пушкаревой  и спросила:
-После всего этого ты сядешь за руль?
-Обязательно. С завидной твердостью в голосе  ответила  Катя. Женщины проговорили еще около получаса. Вдруг Юлиана  низко наклонилась над Пушкаревой,  и  улыбаясь, спросила:
-Он женат?
-Кто?
-Дурочкой не прикидывайся. В принципе, и жена не стена. Можно и отодвинуть. Со знанием дела произнесла Юлиана.
-Господи, Юлиана! Я действительно не знаю  ничего о его семейном положении. И как-то , мне все равно. Юлиана безнадежно махнула рукой и  стала собираться.
После посещения Юлианы настроение Катерины улучшилось во сто крат. Убедилась, какая она прекрасная – жизнь,  и сколько в ней  места для нее и ее ребенка. Ребенок! Ее сыночек. Сереженька. С большими темно-шоколадными глазами. Катя потихоньку пыталась ходить вдоль кровати. Встала, сквозь сорочку погладила свой животик. Абсолютно  плоский  при ее худобе. Тряхнула головой, улыбнулась и удивилась своему поступку. Что ее удержало поделиться самым главным с Юлианой? Страх, что подруга ее не поймет? Нет, Юлиана  только поддержала бы. Что расскажет еще кому-нибудь? Но ведь Юлиана – если это не ее секрет  -  могила. Никогда и никому. О Катиной радости знал только Колька и то от Жданова. Родители были не в курсе. Этим своим счастьем она пока ни с кем не желала делиться.
После выписки,  ей однозначно,  нужно ехать жить к родителям. Вот тогда и порадует их. Мама обрадуется, а вот папа? Господи, Пушкарева, о чем ты думаешь? У тебя будет ребенок! Частица тебя. Что еще нужно женщине? Ради этой частички ты будешь жить, радоваться жизни. Себя любить и беречь. Теперь понятным становится, ради чего, вернее кого, стоит работать не покладая рук. Ради того, который уже больше месяца заявляет, что ему нравится, а что нет. Правда, токсикоз перестал ее мучить. Пройдет чуть-чуть больше полугода и она будет не одна. Будет со своей частичкой, с сыночком Сереженькой! А сейчас с самым большим счастьем она ложилась спать. 
-Спать, сынуля, спать. Нам с тобой нужно много сил.

                                   ГЛАВА  18

Сергей вышел на улицу. С начала  50-тых годов в коттедже жили две семьи. Несколько лет назад  Ждановы выкупили вторую половину у соседей . Родители Павла умерли, но сам Павел с женой  покидать дом не желали. Жили с дочерью Лизаветой. Надеются, что будут  по дому бегать внуки и правнуки. Постоял у калитки. С Волги тянуло свежестью. Хотел пойти на набережную, но с крыльца его окликнула сестра.
-Сережа…
-Лиза, пойдем на набережную.
-А давай посидим на крылечке. Что-то я сегодня напрыгалась за смену… Сергей  подошел,  присел на ступеньку  ниже. Оба закинули головы вверх   и смотрели в темное-темное небо. Сегодня, в безлунную ночь, звезды мерцали особенно ярко.
-Сережа, что ты хочешь мне рассказать?
-Лиза, я влюбился. Первый раз в жизни. Она моя пациентка…
-Мама ее консультировала?  С заметным интересом спросила сестра.
-Да. Лиза, она постарше меня. Раненая, беременная. У нее двойня, мама сказала. А меня это все умиляет. Я готов ночевать на пороге ее палаты и коршуном ее защищать. Представляешь?
- А она знает?
-Нет, не догадывается. И не знаю, как ей это преподнести. И что вообще подумает, если я ей об этом скажу. А сказать надо. Завтра придут анализы и если все ОК, послезавтра я ее выписываю. Вот такие дела, нянюшка. Сам-то о себе знаю,  если у нас что-то получится, я буду хорошим мужем и отцом. Я уже столько провозился с ней, что беременность ее неотделима от моей жизни. Ее еще  неродившиеся  дети,  мне роднее, чем ей; такие у меня ощущения.   Игорь сказал, что не представлял, какой я дурак. И прежде всего предлагал подумать  не о том, что Катерина старше. А смогу ли я  быть отцом чужому ребенку. Последние дни, Лиза, я только об этом и думаю. К ее палате меня как магнитом тянет. Только я знаю, каких сил мне стоит быть сдержанным, внимательным, ничем не выдавать своих чувств. И с каждым днем мне это дается все труднее. Лиза, ты как  женщина, скажи, можно вот так, с бухты-барахты, объясниться почти незнакомой женщине?
-Почему незнакомой?  Удивилась  Елизавета. Ты знаешь ее уже почти два месяца. Так? Мне мама много рассказала о ней. Особого женского счастья у нее, видимо, не было. Знаешь, Сережка, как бы я хотела, чтобы  в свое время у меня появился такой Сережка, как ты. А у моей Насти – папа…  не дедушка, который пытался  ей заменить отца; не ты… А именно ЕЕ папа. И всю жизнь  девочка этого хотела и об этом мечтала.  Сестра вдруг заплакала. Мне, сережка, так хотелось  СВОЕГО дома. Своей кухни. Хотелось  своих кастрюль и тарелок; каких-то бытовых мелочей.  Которые были бы не наши с мамой, а МОИ.  И мужа хотелось… Теперь, что об этом говорить? Вон уже дочь замуж собралась. Мне сорок, а жизнь уже считай за плечами.
Сергей сидел, опираясь спиной к стенке крыльца, подтянув к груди длинные ноги. Руки положил на колени, свесил ладони. Очень хотел обнять и успокоить сестру Но какая-то интимность момента, не позволила ему это сделать.
-А ребенок, продолжала  Лиза, свой-чужой…Чужих детей тоже кто-то должен воспитывать. А какие они чужие, если с утробы твои? Вырастил же папка меня. И никогда, в первую очередь по -моему у него, не возникло у него чувство, что я ему не родная. Меня он любил и любит больше, чем вас с Толей. Вот и не свой ребенок!
-О чем ты, Лиза?  - Сергей повернулся к сестре.
-Мне было Пятнадцать лет, когда баба Марта (мать Павла)  рассказала тете Любе, что  мама вышла замуж, «чтобы грех прикрыть». Вот так. А папка мне всегда роднее всех. Так что иди, братик, к своей  Кате. Без длинных объяснений позови замуж. Порой нужен именно такой поступок. Без рассусоливаний. Хочешь я с ней поговорю? Так сказать по-бабски?
Нина, сидевшая у окна в кухне, и Павел – в спальне, слышали разговор детей. Никто из них не предполагал, что  дочери известна тайна ее рождения. Они сами никогда об этом не вспоминали. Никогда не говорили. Это давно забылось. У матери сильно заболело сердце. Нине стало жалко дочь, лишенную простого женского счастья, которая хотела устроить счастье другой женщины. Нина дочери помочь ничем не могла. Хотелось сказать: - «Доченька, сорок лет – это не конец. У тебя еще все впереди. Только не прячься в своей скорлупе. А сдругой стороны на что надеяться? На работе – одни женщины, и доктора и медсестры. И пациентки – только беременные и роженицы. Где ей искать свою половину»?
-Лиза! Да будет еще на нашей улице праздник! И мне невеста найдется, и тебе жених.

0

17

ГЛАВА  19

Сегодня доктор Жданов ходил по отделению не в новомодной пижаме, в  которых его привыкли видеть,  а в белом халате и шапочке. Стопка историй болезней на согнутой в локте левой руке. Рядом семенит невысокого ростика медсестра. Сергей, как обычно, широким уверенным шагом, заходит в 408. Останавливается около Кати и вынимает  ее историю  из стопки.
-Сестра, оставьте , нас одних. Мне нужно поговорить с Екатериной Валерьевной перед выпис-кой…дверь за сестрой закрылась. Катя попыталась сесть поудобнее. Опираясь на руки, подтяну-ла  тело к спинке кровати. Оперлась спиной на спинку кровати, руки сложила поверх одеяла и подняла глаза на Жданова.
-Здравствуйте, Сергей Павлович. Я рада Вас видеть. Правда… 
-Катерина, я не умею много и красиво говорить. Я предлагаю вам следующее:  выходи за меня замуж. Я буду хорошим мужем и отцом. Я люблю тебя. А дети – в этой ситуации, они скорее мои, чем твои. Я сделал все, чтобы они были. Подумай. Послезавтра я должен тебя выписать. За ответом зайду завтра  вечером. Прошу, подумай. Как всегда, это вошло у него в привычку, по-гладил Пушкареву по здоровой руке и стремительно вышел из палаты. 
Сегодня у Сергея Жданова неоперационный день. Но хватает текучки и административной работы. Хорошо, что нет операций. С таким душевным состоянием, как сегодня, нельзя  даже вскрывать фурункул. Удивлялся: сколько дней представлял, что и как скажет Катерине. А зашел к ней и сказал то, что сказал… Пошел не к себе в кабинет, а в закуток в ординаторской.   Звонок от сестры:  -  «Лиза, я  все ей сказал. Жду ответа. Сестренка, нянюшка моя дорогая,  не знаю, как дожить до завтрашнего вечера. Ночевать приеду к вам. Не смогу один в пустой квартире»… Вот так, боевой доктор Жданов! Капитан медицинской службы, что ты так расслабился?  Сергей не представлял себе, что может быть так одиноко и тяжело оставаться в пустой квартире, в которой прожил уже около года…
                                                            Ты на рассвете задремал
                                                             И видел сон таинственный.
                                                             И сам не знал, что ночью стал
                                                             Ты для меня  единственным.
                                                                     Л. Рубальская.   «Так и быть»…                                                   

Катя, приложив правую ладошку к приоткрытому рту, смотрела  вслед доктору. Что это было? Как это понимать? В голове вата. Думать не может. Постепенно в голове вроде бы уложилось все по полочкам: - Доктор Жданов  позвал ее замуж. Пообещал быть хорошим мужем и отцом. По-степенно ее окутывал какой-то покой. Какая только ерунда не крутилась в голове у Кати. Нако-нец, после четырех часов дня приехал друг Колька. Заговорил о выписке. Сказал, чтобы не сопротивлялась, повезут к родителям. Они будут за ней присматривать,  в случае необходимости  Колька всегда подъедет. На месте будет ясно.   И  вдруг:
-Колька, а меня Жданов замуж позвал.   Зорькин мешком осел на стул.
-А…А куда Авдеенко денет? Разведется?
-Господи, Зорькин, да не тот Жданов.  Катя смотрит на друга. А доктор, Сергей  Павлович. Что мне делать? Завтра вечером я должна дать ответ.  Катя разглаживает на пододеяльнике каждую складочку. Колька покривил губы. Сморщил нос. Что-то такое, витиеватое,  нарисовал рукой в воздухе.
-Пушкарева, а что ты теряешь? Ребенок, как и положено,  будет Ждановым.  Так? Родишь в браке. Дядь Валера, будет  двумя руками за!  Думай. Я, думаю, Пушкарева, надо соглашаться. Ну не получится, так мало что ли, ты ошибок делала?  Уйдешь… А ребенку нужен отец, подумай. А там, глядишь, стерпится – слюбится. Такого, как этот Жданов, грех не любить. Открой свои гла-зенки подслеповатые, да оцени обстановку. Думай, а я пока поехал. Завтра  к  десяти приеду. На-клонился, поцеловал в щеку. Ушел
Ехал в Москву и думал: - «Ну, чудеса…То Пушкарева на дух никому была не нужна. Теперь сра-зу два претендента на ее руку.  Не далее, как два дня назад, Ромка Малиновский, за рюмкой вод-ки, сказал им с Верой: - «Упаду перед ней на колени. Попрошу прощения и позову замуж».  Гос-поди,  да что же это творится-то в мире?  О разговоре с Пушкаревой, как  и о ее беременности, Колька молчал как рыба. С детства они умели хранить тайны друг друга.
А тем временем Катя не знала покоя. Вдруг страшно захотелось есть. До ужина оставалось около часа, когда она,  наклонившись, начала рыться в тумбочке. Только яблоко и киви. Съела яблоко; есть захотелось еще больше. Господи, когда ужин-то принесут?
Перебирала какие-то бумаги. Открыла ноутбук. Пыталась работать, потом читать; потом смотреть  фильм про любовь. «Весна на Заречной улице».  Цветной вариант. Нет, черно-белый лучше, более знакомый с детства. И вдруг все стало четким. Как в фокусе фотоаппарата.
-Я выйду замуж за Сергея  Павловича. Что значит любить? Сходить с ума почти восемь лет?  Ничего и никого не видеть вокруг. Жданов все  эти годы жил полноценной жизнью. Она, идиотка, хранила ему какую-то непонятную верность. С мужем не смогла жить… Вместо него, всегда представляла рядом Андрея. Муж умный, интеллигентный человек, однажды не выдержал и сказал: - «Катя, не нужно насиловать себя. Не нужно, чтобы в постели нас было трое. А бизнес… Мы умные люди, сумеем остаться друзьями и партнерами». И вот что из этого получилось. Юлиана это ее поведение и осуждала: - «Катька, соберешь ты все болячки от многолетнего воздержания»!  Пушкарева, а  может ты любишь доктора?  Может быть любовь бывает и такой?  Она постоянно ждет прихода доктора. Ей необходимо, чтобы он рассказывал ей о течении ее беременности;  говорил о погоде. Катерине доставляло удовольствие помогать ему в работе с его бумагами. Признайся, себе, Пушкарева, как тебе становится тепло и уютно от рук Сергея Павловича, когда он учит тебя ходить. Вернее, почти носит по палате, обняв за талию. Будь честной перед собой, ты рада этому предложению. Неожиданно. Даже в голову не могло придти, не могло и присниться. Наберись мужества и скажи  «Да». Не придумывай лишние сложности и условности. Сделай так, как требует твое глупое, неугомонное сердечко. И стала молить:
-Сергей Павлович, Сереженька, только не передумай до завтра. Не прими другого решения. А я за тобой хоть в огонь, хоть в воду. Хоть в Забайкальский Военный Округ! Спасибо, что ты есть, капитан Жданов. Только сыночек Сереженька, которого ты назвал своим, будет с черными прямыми волосиками и глазами цвета темного шоколада. А ведь, ты, Сергей Павлович, родился с есенинскими светлыми кудрями и  голубыми  мамиными глазами. Сергей Павлович, но,  увы, у меня родится с шоколадными глазами и ничего с этим не поделаешь. Намного темнее моих. Но ты, Сергей, решил признать его своим. Сергей Сергеевич Жданов! Звучит. Прости, Сергей Пав-лович, но так сложилось в нашей жизни.
Спала Катерина или не спала, она толком не помнила. Как прошел день – тоже  помнит плохо. Но дождалась вечера. Дождалась 22 часов.
Доктор Жданов обошел все палаты. У него впереди суточное дежурство. Проверил журналы назначений. Вроде бы все…  И пошел в 408. Как на приговор. Как на эшафот.  На него смотрят огромные глаза- черешни.  Такие будут у детей, только такие.
-Катерина…
- Я согласна,  Катерина не дала договорить Жданову. Перебила его речь.  Я выйду за вас замуж, Сергей Павлович.  Спасибо.
-Катерина, спасибо. Я люблю тебя. Правда- правда…  И вышел. Заглядывал в палату ночью, Ка-терина спала. Очень спокойно. Он тихонько выходил и не чувствовал  взгляд из-под опущенных ресниц.
Утром, в шесть часов утра на звонок сестры ответил:
-Лиза, поздравь. Я женюсь. Прямо завтра…

                                        *****
К моменту выписки приехали Зорькин, Елизавета и  Нина Алексеевна. Женская половина Жда-новых познакомилась с Зорькиным. В палате,  Коля сказал Кате, чтобы она не сопротивлялась  и он  безоговорочно, везет ее к родителям. В ответ Нина Алексеевна сказала просто:
-Зачем в Москву? Если Сережа с Катей решили пожениться, то и везти ее надо сразу к Сереже. Ближе, не нужно задействовать спецтранспорт.  И неужели, мы, три медика в семье, не сумеем  обеспечить должный уход?
Так получилось, что Пушкарева поселилась в маленькой квартирке Сергея Жданова. Лиза с ма-мой  все здесь приготовили; для жизни почти самостоятельна  не ходящего  больного, прикован-ного к постели.  Через месяц во Дворце бракосочетаний города Дубны был зарегистрирован  брак между Екатериной Пушкаревой и Сергеем Ждановым. Остались от этого события фотографии, бережно хранимые в альбомах Ждановых, Пушкаревых, Зорькиных , Юлианы и Ирины Дзюбы. Игорь Малиновский был в очередной командировке,  очередной горячей точке.
А в ординаторской в этот день плакала медсестра Марина. Об этих слезах никто не знал. Марина просто подписала приказ о ее переводе в другой госпиталь.

                                       *****

Как-то незаметно пролетели три месяца. Катерина уверенно ходила по квартире. Из квартиры самостоятельно, выходить ей было категорически запрещено. Сразу за ДОС-ами (Дома офицерского состава)  начинался сосновый лес. Здесь они подолгу гуляли. Из Германии друзья привезли Сергею специальное приспособление для травмированной ноги Катерины. Оно давало возможность Кате больше ходить, т.к. сильно уменьшало нагрузку на больную ногу.
Жданов сам разработал комплекс упражнений для Катерины.  Во многом ему помогли мать с се-строй и доктор из кабинета ЛФК при госпитале. Беременность протекала без осложнений. Ждановы всем семейством следили за этим.
-Пойми, питание твое должно быть абсолютно сбалансированным. Ты ни в коем случае не должна набирать лишний вес. Тебе вторую операцию на ноге перенесли из-за беременности. Тебе вреден наркоз, вреден и лишний вес…Катя смеялась и сказала как-то в ответ: - «Доктор Жданов, я никогда даже не видела, как делают операции. Но, кажется, проведу любую. А уж проконсультировать  по травматологии или  гинекологии – вообще не вопрос!"
Как-то без притирок, просто и естественно,  складывались отношения супругов. Со стороны, складывалось впечатление, что живут они десятилетие, не меньше.  Ночами, удобно расположившись под боком Сергея, Катя часто смотрела на мужа и думала: - «Господи, за что  мне такое счастье? Видимо, я столько должна была перетерпеть, чтобы Бог послал мне вот это белокурое чудо»!
С восклицанием – «Ой, правда, что-ли»? – встретила сообщение о двойне.  И  разочарованно: - «Обе девочки»?
-А ты хотела мальчика? – спросила Нина Алексеевна.
-Да, Сереженьку…
- Ну, Сереженька будет следующий раз -  засмеялась свекровь.
Из того, как сложилась ситуация с браком Сергея и Катерины, можно понять восторг Валерия Сергеевича. Зять – не просто зять, а офицер! Это что-то значит. Настоящий мужчина. Так старый вояка и сказал: - « Я всегда знал, что у моей дочери будет самый лучший муж»! Родные Сергея приняли Катерину так, как если бы только ее и ждали. Катя стеснялась, смущалась от того, что была старше Сергея. Так, краснея, бледнея, смущаясь и заикаясь, сказала ему, когда они остались наедине в первый день в его квартире: - «Твои родители решили, что  окрутила я тебя, молодого. Мало того, что старая, так еще слепая, хромая и беременная! Это, дорогой доктор Жданов, надо было так вляпаться! Сдержанный на проявление эмоций, Сергей испытывал восторг от Катиных признаний.
-Дурочка, ты Катерина, дурочка. Я не вляпался, я влюбился! Я  искал тебя всю жизнь. Честно-честно. 
-Сереженька, не говори больше так. Пожалуйста…
-Как? – удивился муж.
-Честно-честно…
-Хорошо, было бы сказано.
Ежедневно, Сергея дома ждал незамысловатый ужин. Улыбка до ушей и поцелуй жены. Катя теперь без стеснения, закидывала уже в прихожей руки на шею Сергея и тянулась за поцелуем. И доктор Жданов, совсем  не как доктор, а просто как муж, как будущий отец, просто как любящий мужчина,  гладил Катю по уже достаточно большому животу. Все отмечали, что именно начиная с шестого месяца, быстро начал увеличиваться ее живот. (В присутствии посторонних,они не по-зволяли себе  никаких  лишних  проявлений чувств. Только  мать  Сергея  видела, что скрывается,  за показным равнодушием молодых).

                                                *****

На учете Катерина стояла в женской консультации в г. Дубне. Нина Алексеевна и Катин участковый врач, не видели никаких отклонений. Но сам Жданов, все же договорился с Ириной Дзюбой, на дополнительные обследования Катерины в Центре репродуктивного здоровья  женщины «БЕЛАЯ РОЗА», где работала Ирина. Поэтому Ждановы должны в пятницу  ехать в Москву, в этот самый центр здоровья. 
В четверг вечером, накануне поездки в Центр, в гостях у друзей  был Игорь Малиновский. При-летел из очередной командировки. Был на Дальнем Востоке;  там, где был эпицентр землетрясе-ния. Взахлеб, с горящими глазами рассказывал  о спасенных в завалах. С особой болью расска-зывал об оперированном полугодовалом ребенке.
-Серега, я ведь только на практике видел, как деток оперируют. А здесь, сам понимаешь, выбора не было. До материка еще лететь и лететь. Но у меня все получилось! Вот где я о тебе вспоминал. Еще Игорь поражался работе собак, которые без устали работали со своими проводниками.
-Придет время, я вернусь в «Скальпель». Вернусь! . восклицал Сергей. Вот только с Катериной и детьми решу все.
Попутно он ходил по комнате и собирал справки, анализы, медполис, медкарту Катерины для завтрешнего приема у Ирины.
-Катерина, вот все бумаги в папке. Я прихожу в 14 из госпиталя и сразу едем. Будь готова. Ясно?,  строго, чтобы не забывали, кто есть кто, произнес муж.
-Ясно. Только не надо так строго, все равно не боюсь, засмеялась в ответ жена.
-А вы куда и зачем? – не удержался любопытный Игорь.
-К Ирине, в Центр. У Катерины все в порядке. Но мы с Ирой думаем, что не помешает дополни-тельное обследование. В Дубне даже в помине нет того оборудования, что есть в Центре.  Почему бы не воспользоваться, если есть такая возможность.
-Зачем тебе бежать с работы? Я прекрасно увезу и привезу Катерину. Какие проблемы?  Игорь чуть
не подпрыгивал на месте.
-У меня проблем нет.   С улыбкой ответил другу Жданов. Насколько я понимаю, это у тебя про-блемы с Иркой? После того раза вы с ней так и не виделись? Верно? И теперь под прикрытием моей жены ты желаешь навести мосты? Угадал? – Засмеялся Сергей.
-При чем Ирка? – Возмутился Игорь. А вдруг пробки? Катерину нужно везти аккуратно. Вот и вы-едем пораньше. Да и садиться в мою машину Катерине удобнее, она намного ниже твоей. Мали-новский был уверен, что привел все аргументы в свою пользу.
-ОК. Выезжайте пораньше, я подъеду, как освобожусь. – Милостиво разрешил Жданов.
Таким образом, Малиновский нашел причину и способ, чтобы встретиться с Ириной. Он прекрасно осознавал, что жена друга  самостоятельно не в состоянии  перемещаться, по огромному медцентру. Ей нужен будет сопровождающий, т.е. он, Игорь Малиновский. Сергей понимающе ухмыльнулся.  Он эту уловку друга разгадал сразу, о чем позже,  уже в постели,  поведал жене.
-Ради этого я просто обязана ехать! Даже, если мне не нужна Ирина консультация!

0

18

ГЛАВА 20

Отношения Андрея Жданова с молодой женой напоминали качели. Объятия, поцелуи, бессонные ночи… Следом долгое недовольство друг другом.  Могли не  общаться или разговаривать сквозь зубы… потом затишье; спокойное, наполненное заботой и любовью. И опять взрыв – в ту или дру-гую сторону. Андрей часто стал вспоминать слова отца о том, что пройдет первая эйфория и тогда… Правда, окончательно, он еще до конца  не осознал это и «тогда»… Все реже ему хотелось сопровождать юную супругу   в бары или на молодежные тусовки. Все чаще хотелось, после рабочего дня, на любимый диван, к любимому телевизору. Все реже хотелось  в угоду ее прихотям, жертвовать очередным футбольным матчем с любимой командой. Чаще стал позволять себе этот самый диван и бутылку с виски рядом. Времени после свадьбы прошло и не так много. Его все больше волновал другой вопрос: время шло, мер предосторожности они не предпринимали, а желанная беременность у жены не наступала. Именно поэтому по настоянию Андрея было  организовано посещение Екатериной самого лучшего  Центра репродуктивного здоровья женщины. Им посоветовали очень  грамотного, и  даже модного доктора – Ирину Дзюба.
В солнечный сентябрьский день, Жданов ждал жену, не  выходя из  машины.  Екатерина была против, чтобы он с ней поднялся на прием к врачу. Он вообще-то и не рвался туда. Сидел в маши-не, обиженный на весь  белый свет, положив руки на рулевое колесо, посматривая вперед испод-лобья.  На парковочную площадку  справа от него, припарковался небольшой «ПЕЖО»-кабриолет. Жданову подумалось, что  на фоне его  джипа, этот кабриолет выглядит,  как игривая девчушка,  рядом с солидным мэтром. Андрей должен был чем-то занять себя. Положил голову на подголов-ник и стал рассматривать  «ПЕЖО» и его пассажиров. На самого Жданова никто не обратил внимания.  Да и увидеть не могли. Окна у него тонированные.
Водитель «ПЕЖО» - невысокий, плотный молодой мужчина, обошел свой кабриолет и начал за-ботливо помогать выйти из машины…Пушкаревой! Нет, Жданов ошибиться не мог. Никак не мог. Это…Катенька Пушкарева. В  левой руке Катерины трость. Спутник обнял ее за талию, встав с правой стороны.  Они начали движение в сторону входа в Центр. Это все ерунда… Если не считать, что Пушкарева … беременная. Глубоко беременна. В это время, еще через парковочное место, припарковался солидный джип. Из него вышел высокий светловолосый мужчина  лет тридцати-тридцатипяти. Летящей походкой подошел к паре и предложил: - «Катерина, давай, я тебя  донесу до лифта»!
-Отдыхай, мы сами с усами,   ответил ему спутник Кати.
-Сами, так сами,  ответил хозяин джипа, а Катенька в ответ засмеялась.
Светловолосый  подошел к «ПЕЖО» со стороны Жданова. Оперся на автомобиль, сложил руки на груди. Андрей обратил внимание крепкую, тренированную фигуру соседа. Светловолосый прищу-рился, смешно сморщил нос и безмятежно подставил лицо солнышку. Эта его расслабленная поза, вызвала такое раздражение  у Андрея, что захотелось заскрипеть зубами. Ну, есть же типы, у которых никаких проблем! Щурится, как кот, возле миски со сметаной. Ветерок шевелил его мягкие волосы,  прядка упала на лоб. Хозяин  выпятил нижнюю губу и дунул так, что прядка почти вернулась на место. Андрей не выпускал из поля зрения Катеньку Пушкареву. Передвигалась она медленно. Даже с помощью костыля и этого… Кто он ей? На правой ноге заметил что-то вроде сапога из серого  пластика.  Легкий, яркий, длинный сарафанчик  подчеркивал ее беременность. Катя со спутником подошли к крыльцу. Множество ступенек крыльца уходили далеко вперед и заканчивались большой площадкой.  В этот момент светловолосый резко повернулся и легкой по-ходкой пошел к удаляющейся паре.
-Катерина, давай,  все  же донесу до лифта! Но именно в тот момент, когда светловолосый почти подошел к Кате, ее спутник нагнулся и легко подхватил Пушкареву на руки. Катерина засмеялась  и обняла его за шею. Скулы свело от напряжения у Андрея. Он думал, что вычеркнул Пушкареву из памяти и из сердца. Вон как среагировал и душой, и телом. Почему? Глупость, Жданов! Глу-пость, успокойся.
Спутник, легко, не напрягаясь, донес Катерину по лестнице до крутящихся дверей, и поставил на ноги. Она, смеясь, повернулась к светловолосому и  игриво, как девчонка, показала ему язык. Он махнул рукой и ушел в свою машину.   Пушкарева, беременная(!!!) Пушкарева, скрылась за две-рью Центра.
                                                           *****
Катерина с Игорем  подходили к кабинету Дзюбы, когда из него вышла пара средних лет. В кресле, напротив кабинета, сидела молодая,  немногим больше лет двадцати женщина. Игорь сказал на ухо Катерине: - «Всегда удивляюсь,  отчего эти малолетние лечатся? С начала аборты в пятнадцать лет,  потом лечат бесплодие. Спорим?»
-Не буду. Мало ли что в жизни бывает… Не будь злым.  Катерина узнала Авдеенко.  Открылась дверь кабинета, вышла Ирина с медкартой в руке; чуть не столкнулась с Катей и Игорем.
-Господи, капитан, вечно ты под ногами путаешься!  С нотками удивления и  радости в голосе,  произнесла Дзюба.
-Не капитан, а майор! Прошу учесть и не путать. – Самодовольно ответил Игорь.
-Катюш, здравствуй! Как себя чувствуем? Я же говорила тебе: - «Не записывайся. Я тебя всегда приму.»
-Я не записывалась, мягко улыбнувшись,  ответила Катя.
-А как же? Ирина вновь посмотрела на карту и лист приема пациентов. 16-20! Екатерина Жданова! Посмотрела внимательнее   в карту,  и продолжила: - «Ну, надо же,  как бывает!»
-Ирина  Юрьевна, да,  так бывает. Я не записывалась, повторила еще раз Катерина.
-Катюш, подожди минут 15-20 и я полностью в вашей власти. Только приму последнюю пациент-ку.
-ОК! Мы готовы ждать тебя хоть вечность, а не 15 минут!  Отрапортовал Малиновский. Ирина одарила его уничтожающим взглядом. Открыла дверь в кабинет и пригласила, обращаясь к Кате, Авдеенко-Ждановой.
-Пожалуйста… Проходите.
Катерина с Игорем устроились в креслах и стали просматривать рекламные буклеты. У Малинов-ского был на все свой взгляд и  порой шел в разрез с его профессией.
-Катя, я понимаю, всякие бывают проблемы здоровья… Но зачем ЭКО? Это так сложно, проблемно, стоит больших денег, нервов, здоровья. Могу еще продолжать. Ну. не может твой мужик, так дай кому-нибудь. Совмести приятное с полезным.  Я бы  сам, точно, согласился поучавствовать в такой программе.
-Игорь… Только и произнесла укоризненно Катерина.
-Некоторых индивидов, подобно твоему мужу, можно вообще на поток ставить.
-Игорь, уймись… Ты врач.
-Я серьезно. Моя профессия мозги вправлять, что я успешно делаю. У тебя есть ко мне претензии? Продолжал ерничать Малиновский. А искусственных  детей? Зачем? Если есть возможность сде-лать так, как задумала матушка-природа. И еще при этом получить массу удовольствий.
-Сережка меня с тобой больше никуда не отпустит, как  познакомится с твоими теориями. Ох, Игорь, Игорь…

                                                         *****

В это время в кабинете шел тяжелый разговор Ирины с пациенткой.
-Ваш диагноз – «вторичное бесплодие», результат осложнений после аборта, к тому же осложнен-ный воспалительным процессом. Воспаление вовремя не лечилось. Успокаивать, и давать ложную надежду,  я вам  не буду. Это практически не лечится. Описывают в специальной литературе еди-ничные случаи. Это исключения.  Я  в своей практике не встречалась.
-Что мне делать? Из-за беременности у нас ухудшаются отношения с  мужем. Он очень хочет де-тей.
-Простите, я ничем помочь не могу. 
-К какому доктору мне обратиться, если вы ничем помочь не в состоянии? – с раздражением спро-сила пациентка.
-Попробуйте, обратиться к доктору Лесникову. Правда, у него запись на полгода вперед. Прием только платный. Недешево… Спокойно, выдержанно, не поддаваясь на раздраженный тон Кати, отвечала Ирина.
-Меня цена не волнует! – с каким-то неприятным превосходством, произнесла пациентка. Ирину, хорошего профессионала, повидавшую на своем веку всякого, выпад Екатерины не задел. Из рав-новесия не вывел. Ирина записала координаты доктора  Лесникова  и подала листочек. Екатерина  выхватила из рук доктора все бумаги и, бросив на ходу «до свидания», вылетела из кабинета. Главным  врагом и виновницей происходящего, посчитала Пушкареву. Пушкареву, которую уви-дела, сидящей в кресле. Пушкарева откинулась к спинке кресла и сложила руки на животе, переплетя пальцы.  Спутник  стоял у нее за спиной и что-то нашетывал  ей  на ухо.  Катерина улыбалась и отмахивалась от  его  нашетываний.
Екатерина Жданова-Авдеенко быстро шла к выходу. В голове билась одна мысль: - «Почему в са-мые неприятные минуты у нее на пути встречается Пушкарева? Пушкарева – это ее проклятие?  Надо же,  с какой радостью ее встретила врачиха. Хорошо знакомы. И почему она их перепутала?  Ведь перепутала, это было очевидным. Как странно докторша смотрела в ее карту, а Пушкарева, чтобы отвлечь внимание Дзюбы, поспешно говорила:
-Так бывает, так бывает.  Что так бывает? Действительно бывает – выжила же Пушкарева после той автокатастрофы. Вроде, как не должна была. Имеет то ли мужа, то ли поклонника. Главное, еще и беременная. Срок, судя по животу, большой. Своей головной боли мало, так теперь еще будет думать о Пушкаревой. Жданов, скорее всего, мог видеть Пушкареву, у входа в Центр. Видел или нет?  Пушкарева, эта старая выдра, беременная. Она нет. В 17 лет, после аборта, ей сказали, что детей, скорее всего у нее больше  не будет.  Не будет и не надо. Тогда она нисколько не рас-строилась. Даже обрадовалась… А теперь вот как  все складывается. Жданову приспичило иметь детей, старый идиот. Бездетный брак он ей не простит. Вдруг оказалось, что ему нужна полноценная семья. Разговоры, о ее беременности и детях, всплывают почти каждый день. Черт, что делать? Вот когда на память Кате вспомнились  условия брачного контракта. Да, недооценила она мужа. Совсем он не прост. С этими мыслями, где был один негатив, Катя запрыгнула в машину к мужу. Пристегивала ремень безопасности, когда Жданов спросил:
-Ну и как?
-Что как? У меня абсолютно все нормально. Я МОЛОДАЯ ( она выделила голосом – это МОЛО-ДАЯ) и здоровая. Стоит, провериться тебе. (В душе надеялась, что муж на это не согласится)
-Мне, так мне,  зло произнес Андрей и рванул с места.

                                                           *****

-Катюша, заходи! Ну, как дела?
-Нина Алексеевна считает, что поводов для беспокойства нет. Но… Сережа...
-Катенька, как тебе  с ним повезло! Я всегда была уверена, что кому-то он принесет большое сча-стье. Как вы?
-Ириш, я никогда не предполагала, что можно быть такой счастливой. Сережа – это как данность, данная мне свыше… А что у вас с Игорем? И заговорщицки, понизив голос, сказала,  - «Сережка сказал, что Игорь везет меня на прием только затем, чтобы встретиться с тобой!».  Взгляд Катерины выражал заинтересованность и участие.
-Мы знакомы почти десять лет, с четвертого курса. Познакомились на четвертом курсе в госпитале Бурденко,  на практике.  И все десять лет трепим друг  другу нервы, и  морочим головы. И любим…  Ничего не попишешь, так и живем. По выражению твоего Жданова – нам вместе тесно и врозь скучно. Ира вздохнула, поправила бумаги на столе. Потерла ладони друг о друга; потом сделала движения, как бы намыливая руки.
-Короче, два упрямых осла, как сказал о вас Сергей.  Сделала заключение Катя.
-Катя, а ты знакома с предыдущей пациенткой?  Без перехода, спросила Ирина. У меня сложилось впечатление, что вы уперлись взглядами    друг в друга, как в стену. Ирина не отрываясь, положа руки в карманы куртки, смотрела на  Катерину.
-Да… В тот день, когда я разбилась на машине, она вышла замуж за Андрея Жданова.
-Во-о-т, оно, что… Она намного моложе мужа? – Ира по-прежнему, не отрываясь,  смотрела на Катю.
-Да. Лет на двадцать, если не больше...
-Все понятно.  Мужу понадобились дети. Ему тянуть некуда.  ( Ирина  не сказала  подруге, что дважды,   они  с Игорем   встречали  ее в  «Аквамарине»,  в обществе молодого человека.  Ира, со слов Кати,  примерно знала, как должен  выглядеть Андрей Жданов. Спутник  Авдеенко был ее ровесник и ничего общего с Андреем не имел.  Отношения  между ними были далеко не товарищеские. И еще Игорь его назвал альфонсом.  Глаз у Игоря  острый. За  спутника, банковской картой,  всегда расплачивалась Екатерина ).
-А что у нее?, при всей своей воспитанности,  Катя как и любая женщина, не могла скрыть любо-пытства.
-Катя, врачебная тайна.
-Ясно… Разочарование звучало в каждом звуке Катиного голоса.
-Детей она иметь не может и в ее случае медицина бессильна. Ладно… Давай о тебе.
После проведения всех процедур, неспешных женских разговоров, молодые женщины вышли из кабинета. В коридоре их ждали любящие, очень-очень любящие их мужчины. Сергей стоял, обло-котившись спиной  на подоконник. Игорь  сидел в кресле и рассматривал какой-то буклет.
-И что нам скажет доктор Дзюба? – вопрос Сергея.
-Я только подтверждаю заключения Нины Алексеевны. Вот, что значит талант. Без современного оборудования ставит  абсолютный диагноз. Нормально все, Жданов. Нормально. Две чудные девчонки растут и развиваются.
-Ирина, поедем к нам. Прости ты этого… охломона. Давайте, миритесь, - умоляюще произнесла Катя.
-И, еще, сегодня хотим обмыть его погоны. Первый раз меня обошел! – Сергей подошел, обнял Ирину за плечи. Попытался заглянуть в глаза.
-И-ир-ка, давай мириться! Давай жениться! Я как Жданов, хочу стать папой. Я, к семи утра,  при-везу тебя в клинику. Вещал Малиновский  просительно, сложив руки на груди. (Про себя думал, что  готов встать на колени, только бы уломать Ирку).
-Завтра суббота,  нерабочий день, Малиновский.
-А кто говорит, что завтра? У меня вообще две недели отпуска.  Ирка врезала ему дружеский подзатыльник. Все вместе  поехали к молодым Ждановым.

0

19

ГЛАВА  21

Жизнь берет свое. Катится по накатанной колее. Самые известные  ловеласы  Москвы потихоньку утихомириваются и начинают вить гнезда. Не остался в стороне и Синицкий; нашел свою полови-ну. Своим выбором удивил окружающих, не меньше, чем Жданов. В противоположность жене Жданова, избранница Севы была женщиной,  уже нашедшей себя  и утвердившейся  в жизни. Взрослой,  самодостаточной.
Когда Сева впервые увидел ее на автобусной  остановке, назвал про себя «синим чулком». Сильный дождь.  Ветер погнул спицы ее зонта. Вряд ли,  это кособокая полусфера, спасала ее от потоков воды. Скорее всего – нет. Синицкий сам не понял своего порыва. Дает задний ход, выходит, открывает заднюю, правую дверь. (У Севы «Тойота-марк» с правым рулем). И только потому, что по юношеской привычке, нужно «выпендриться» перед старыми друзьями.
-Садитесь!
-Спасибо. Не надо, скоро подойдет  27  троллейбус.
-Садись! Промокла до костей.  Сева забирает у женщины сумку, забрасывает на сиденье и  бук-вально вталкивает ее в салон.
-Куда ехать? (Ни хренаськи, нашел пассажирку! Это сколько же ему пилить  с  Таганской площади  до Текстильщиков?  Кажется, и не был он в том районе никогда. Ладно – был, не был – сам напро-сился.) В дороге разговорились.  Александра, можно просто Саша (так представилась  спутница), жила одна, в одной из четырнадцатиэтажек  по улице Юных ленинцев. Так Сева начал знакомство с рабочими районами столицы. Через два дня, он вновь увидел свою случайную знакомую, на той же остановке.  Тормозит, открывает заднюю дверь: - «Запрыгивай, учителка!». На удивление ему и себе, она не отказалась,  и оказалась в машине.
-Едем по старому адресу? - сам смотрел в зеркало заднего вида.
-По- старому. Саша беспричинно рассмеялась. Только как я буду рассчитываться?  И тут же пожа-лела о сказанном. В ответ прозвучало:
-Я беру только натурой!
-Сева, остановите, пожалуйста, на остановке. Как-то, не подумав, я согласилась на ваше предло-жение. Простите, остановите, пожалуйста… В голосе спутницы было столько разочарования…
-С предложением ехать - согласилась,  а с формой оплаты – нет.  Я правильно понял? Саша, это я по привычке некрасиво пошутил. Так-то я мальчик смирный. Простите, прошу. Задушевной бесе-ды, как прошлый раз – не получилось. Когда расставались у подъезда, Синицкий подал Саше свою визитку и сказал:
-Возьми, на всякий случай. В позднее время, всегда могу выполнить,  роль личного водилы. У ме-ня это хорошо получается. Согласись! Саша, лишь бы не обидеть своего спасителя, взяла визитку. Про себя решила, что уезжать теперь от сестры будет с другой остановки или с пересадкой в мет-ро.

                                                     *****

Синицкий не виделся со Ждановым со дня свадьбы последнего. И вот на тебе!  Жданов сидит у стойки бара с бокалом виски. Все возвращается на круги своя!
-Привет! Сбежал от молодой жены?
-Она сегодня встречается с подругами, я решил заехать к тебе. Считай, сто лет не виделись!
-Андрюха, у меня тут дело небольшое. Давай прокатимся в Текстильщики. Ненадолго.
-Что ты там забыл?
-Честно? Хочу даму одну повидать, и с тобой расставаться неохота.
-Что за дама? И почему так далеко забралась?  В глазах Жданова появилась заинтересованность.
-Как говорится, стыд признаться и грех утаить. Но, правильная, как твоя Пушкарева. Зверский взгляд  Жданова исподлобья не отметил. –Кстати,  где она? Совсем о ней ничего не слышно.
-Не знаю. Не интересно…
-Да не скажи. Притворяться не умеешь…Она у Виноградовой?
-Ну, сказал же, не знаю. Не интересно.  Повторил Андрей.
-А как с женой? Все-таки молодая она совсем… Как общий язык-то находите? Или в постели все равны?
-Хватит, Синица. Скажи, куда едем-то?
-Сказал же, в Текстильщики…

                                        *****

Две недели Сева караулил остановку. Ее было видно из окна кабинета. Но увы… Из разговора с Сашей, он примерно знал, в котором часу она возвращается. И вот, третий день подряд,  он парку-ется возле ее подъезда. (В юности девчонок возле подъездов не караулил!)
-Рассказывай, рассказывай, как жизнь складывается?   Отец от дел совсем отошел? Кто у тебя за-мом?  Думаю, без Малины с Пушкаревой, тебе не просто. Так? - Синицкий откинулся назад, руки закинул за голову, пальцы сцепил в замок.  – Почти никого из вас не встречаю. По клубам теперь тусуются другие. Эх, Андрюха, вернуть бы лет пятнадцать назад! Жили же весело и дружно. Малиновский – пузо отращивает; Воропаев – детьми обзавелся. В пеленках и памперсах погряз. Нигде его вообще не видно.
- Синица, с Полянским  встречаешься? Спросил Андрей.
-Нет, с Германом не пересекаемся. У нас всегда были разные интересы. Да и переговоры в таких заведениях, как мои,  не ведутся.  Ну-ка, погоди, и Сева вылетел из салона. Раскинул в стороны руки и своей танцующей походкой, пошел  навстречу  женщине, появившейся из-за угла здания. На первый взгляд, она была их ровесницей, лет сорока. Выше среднего роста, нормальной комплекции. Сразу цепляли глаза. Большие, темные, широко открытые. А над ними – густые, вразлет, черные брови. Не нарисованные, не выщипанные. «Соколинные».  Те, которыми ее наградила природа. Больше ничего особенного в ней не было.
Жданов профессионально оценил ее одежду. Одета как среднестатистическая женщина ее возраста – прямая черная юбка из недорогого материала. Белая трикотажная блузка. Ворот отделан хорошим кружевом. Темные волосы. Натуральные. Неокрашенные. Стрижка каре. Черные туфли на удобном, широком каблуке. Короче, увидишь такую в толпе, и не заметишь. Небольшая черная сумочка, в пакете не то тетради, не то книги. Перекинулись с Севой парой фраз. Она обошла его и пошла к подъезду. «Так, Синица, облом тебе» - подумалось Жданову. Сева продолжал стоять с разведенными в стороны руками и с недоумением смотрел вслед собеседнице. Со стороны было видно, насколько Сева ошарашен. Андрей все свое внимание сосредоточил на хвостике Синицкого. Сева стоял, как ледяной столб и  хвостик, который всегда был в движении, замер. За много- много лет, Жданов видел это впервые. «Да, что-то новенькое» - подумалось Жданову. А Саша всего-навсего сказала Севе следующее: - «Сева, на легкий роман или флирт я не способна. А большего между нами быть не может. Мы очень разные. До свидания.»  Обошла его. Ему показалось, как пустое место. Пошла к подъезду, не обернулась. Сева постоял, постоял, чертыхнулся и вернулся в машину.
-Черт! Как быть? А Жданов? Впервые решил начать серьезные отношения. А меня пинком! Пин-ком под зад! В жизни такого не было. Я  же, говорю тебе, копия твоей Пушкаревой!
-Я тебя просил, заткнись на эту тему! – Глаза Жданова метали молнии,  кулаки по привычке сжа-лись.
-Да, заткнулся, заткнулся! Только как же мне быть? И не умею я за такими правильными ухаживать. Синицкий сплюнул в открытое окно и тронулся с места.
-А ты к Полянскому на консультацию сходи! – ехидненько посоветовал другу Жданов.  «Что, сильно зацепила?» - продолжил он, пристегивая ремень безопасности.
-Да не то слово, Андрюха. Прикинь – весь день вспоминаю - по поводу и без повода;  ночью – она перед глазами.  Да не было со мной такого никогда! Любая бы уже и телефоны оборвала, и сама в постель залезла. А эта, Пушкарева  - (здесь вклинился голос Жданова – «Сказал же,  убью, если не перестанешь!») – смотрит на меня, как на пустое место. Да, ты, Жданов, не обижайся… Вот с первой минуты, как увидел, так ассоциируется с Пушкаревой. Ничего общего, а что-то такое есть…То ли воспитание; то ли умение уважать себя в любой ситуации; то ли… Сева выматерился,  достал сигарету.
-Ты вроде бы давно бросил?  Жданов смотрит на друга.
-Бросишь тут, как же… И столько было в его голосе безысходности, что Андрей решил больше не сыпать другу соль на рану. Такой открытой раны у Севы не было.  Зацепило, так зацепило…

0

20

ГЛАВА  22   

Много-много лет Саша жила как в вакууме. Забралась в свою раковину и оттуда не высовывалась. Любила очень родителей; пока были живы. Любит сестру, брата; до безумия любит племянников.  Отдает  им всю нерастраченную любовь. Живет так, как будто бы не существует мужчин, любви,  личной жизни. Уже много лет в ее жизни есть только работа в школе;  ученики, книги. В последние годы еще компьютер и интернет. Главное – постоянное самообразование. Александра – эн-циклопедически образованный человек, она прекрасный собеседник. Все это привлекает к ней; но так случилось в ее жизни, что нет у нее, ни одной  близкой  подруги. Когда подруги стали обзаводиться семьями, Саша стала еще более одинокой. Чтобы не вызывать необоснованную ревность подруг к своим мужьям, Саша просто прекратила с ними общение. Ей достаточно своего мира, который она построила вокруг себя. Уважением (не любовью, а именно уважением) пользуется у родителей учеников, детей и в первую очередь у своих старших коллег. В их глазах,  глазах старых педагогов, она и есть настоящий учитель. Таких теперь нет. И, вдруг сейчас, стоя в кухне у окна, она заплакала. Плакала, провожала взглядом машину Севы. Стояла, опершись руками на подоконник. Слезы текли. Она не пыталась их вытирать. Они текли и текли. Со слезами вытекала вся боль и освобождалась ото льда, застывшая много лет назад душа. Оттаивало, по-крытое ледяным панцирем, сердце.
Ей не было и восемнадцати лет, когда она познакомилась с Иваном. На остановке автобуса. Она опаздывала на тренировку. Вторая встреча… Он подвозил ее  домой, на стадион. Встречаться стали чаще. Приходил к ним домой. Им было комфортно вместе. Посещали театры; выставки; читали одни книги; он не пропускал ни одного ее выступления в спортзале.  Саша смотрела на него как на Бога. Он был старше  на десять лет. За полтора года он не делал попыток,  чтобы их отношения перешагнули за грань дружеских. Его отношения, к ней не отличались от Васиных, ее брата. Саша не знала его адреса; знала, что он жил с мамой. Работал в  закрытом НИИ «ЗАРЯ». Всегда изысканно одет, гладко выбрит, всегда дорогой  парфюм. Все самые лучшие эпитеты, Саша приписывала своему кумиру.  И вот однажды… Они были одни в их огромной, сталинской постройки,  четырехкомнатной квартире. Прошло почти  двадцать лет. Она до сих пор, с содроганием вспоминает, это и сейчас. (Возможно, если бы тогда, она юная девочка, получила помощь психолога; поделилась с мамой; кто-то ей помог морально – все бы забылось, не осталось вечного ужаса). Она этой помощи не получила. Остались страх и неприятие мужчин. А тогда… Иван схватил ее, начал тискать; срывать и рвать на ней одежду. –«Скажи, только скажи, ты девка или нет?» В его словах было столько грубости, несдержанности; было что-то животное. Это так не вязалось с тем романтичным образом, который Саша взрастила в своем мозгу. Порваны и сорваны коготки; где-то валяется разорванная блузка; разорван по переднему шву бюстгальтер. Ивана трясет. Целует противными мокрыми губами. Как ей удалось, она не понимает до сегодняшнего дня, сгруппироваться и пнуть его в грудную клетку. Тренированное тело сделало свое дело. Тот, кого она обожествляла,  стоял перед ней с опущенными  до колен брюками. Она впервые видела перед собой голого возбужденного мужчину. В данной ситуации, Саша кроме ужаса, чувства страха и гадливости,  ничего не испытывала. А уж в облике голого,  до крайности возбужденного мужчины, не было ничего красивого или эстетичного, как писали в любовных романах. Она сидела, забившись в угол. (Ее кровать стояла вдоль стены). Старалась прикрыться руками. Расширенными от ужаса глазами взирала на это… Без плавок и брюк. Иван кое-как заправил брюки, повернулся и пошел. Хлопнула входная дверь… Позже,  она обнаружила его плащ,  в прихожей на вешалке-стойке. Несколько лет он висел у нее в шкафу, пока она не встретила  Ивана  в супермаркете. Не поздоровались. Он был с женщиной,  двоими достаточно взрослыми  (лет по 10-12) детьми.  Так этот плащ нашел свое место в мусоропроводе. И закончился ее опыт общения с противоположным полом.  Воспоминания  со временем сгладились.
Новое знакомство на остановке. Саша постоянно думает о нем,  О Севе. Сангвиник по типу харак-тера; глубоких знаний в какой-либо одной  области не имеет; все по вершкам - такое впечатление сложилось  у Саши.  Достаточно богат, по меркам Саши. Одинок…Но… Лучше держаться по-дальше. Больно уже было. Давно. Больше ее психика не выдержит.
Никогда в ее жизни не было мужчины. Никогда не было физической близости с мужчиной. Не знают она и ее тело,  мужских ласк и поцелуев. Так прошла ее жизнь. Другого ей не надо. Не нуж-но ломать тот стереотип, который у нее сложился. Не нужен ей этот Сева. Не нужно ничего.
Слезы текли и текли… Как тот дождь, под струйками которого, она встретила его на остановке.

                                           ГЛАВА  23

Нина Алексеевна Жданова сегодня специально поменялась дежурством. Так же она поступила почти  двадцать три года назад, когда дочь Лиза рожала Настеньку. Сегодня в родзале Катя. Сер-гей, врач со стажем, тоже отказался присутствовать в родзале;  вопреки модному теперь поветрию – присутствию мужей на родах.
Сергей ходил, мерил и мерил  шагами холл женской консультации.  Знал,  что все нормально. Ни-каких эксцессов не должно быть. Но волнение его не отпускало. При первых, начавшихся схватках у жены, привез Катерину в роддом. Поднял с постели маму и сестру. Перепугал Зорькина. Тот в ответ, привез в роддом города Дубны  Ромку Малиновского. Решение Зорькина  было однознач-ным, скоропалительным, но в принципе, правильным: - «Пушкарева «старая», первородка, у нее двойня – ей может понадобиться донор. Лишним не будет». И как накаркал. Действительно понадобились услуги Романа. Вновь Малиновский просил, чтобы Пушкарева не знала о его донорстве. Не хотел, и все тут…
Все позади. В палате у Кати свекровь, Лиза и Сергей. Все в бахилах, стерильных пижамах, шапоч-ках и масках.
-Красавицы, констатировала Нина Алексеевна.
-По заключению врача неонатолога - абсолютно здоровы,  сказала Лиза.
-Мамины дочки, темноглазые и темноволосые – сказал отец. Завтра с утра привезу Елену Александровну с тестем. Несколько дней  поживут  у родителей, чтобы ежедневно не мотаться в Москву. Мои коллеги подарили коляску. Катерина, там не коляска, а целый фаэтон. Веришь?  Ира с Малинкой все в квартире переделали. Всему место нашли. Комната, как-то даже, свободнее стала. Ну, ладно, спи, отдыхай. Лиза будет здесь. Поможет. Я – в госпиталь; а утром в Москву.
Все по очереди, через маски, перецеловали Катерину и  покинули  палату.  Катя осторожно встала и подошла к кроваткам. Чувствовала то, что чувствует любая женщина при виде своего дитя. Ма-теринский инстинкт
- сильнее всех остальных. Сердце Кати  зашлось, когда она стала вглядываться в  маленькие, раз-мером с кофейное блюдце, лица. Смуглость кожи, просматривалась уже у новорожденных детей. И как себя не уговаривай, и не придумывай, эти длинные, лежащие на щечках ресницы, почти черные волосики -  не ее. Это Ждановское, Андрея. Прости , Сереженька, так у нас с тобой сложилось. Переделать я уже ничего не могла, даже если бы очень хотела. И про себя засмеялась. Не ляпнуть бы,  в порыве любви и откровенности Сергею. Как она благодарна всем своим Ждановым за заботу, внимание, понимание. Ей еще только  на грудь положили  малышек, как к ней подошла Лиза. Она обняла Катю за плечи, низко к ней наклонилась, прижалась и тихо, тихо прошептала: - «Я рада твоему счастью. Твоему и твоих девочек! Катька…  поверь, такое счастье выпадает не каждой!»
Жданова Екатерина Валерьевна знает – не каждой….

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Проба пера » "В ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ"