Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Проба пера » "В ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ"


"В ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ"

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

ПРОШЕЛ  ГОД…
Как и год  назад, Нина Алексеевна  Жданова, поменялась своим дежурством с другим врачом. Как и  год назад, Сергей Павлович Жданов, нервно ходит и ходит по холлу женской консультации. Мать просит его присесть, не маячить перед глазами. На третьем этаже этого здания, в родах, как говорят акушеры, находилась его жена Екатерина. Елизавета, ходила вдоль коридора третьего этажа, прислушиваясь к тому, что творилось  за дверью  родзала.
-Лизавета Павловна, поздравляю! У вас мальчик! 3600!  Лиза обернулась на голос молодой аку-шерки и мигом оказалась в палате. Катя уставшая, с красными глазами. Господи, не первый раз, а тужилась  неправильно. С другой стороны, плод для Катерины крупный, это девчонки у нее  были игрушечными.  Со счастливой улыбкой, мать обнимает  новорожденного, укрытого пеленочкой.
-Ка-а-тька… Этим «Катька», Лиза выдохнула все: - радость за счастье братишки с женой; успо-коение за благополучное  родоразрешение  невестки; здоровье племянника. Сожаление о своей неустроенной жизни. После переезда дочери в Забайкалье, Лиза стала чувствовать себя еще более одиноко. Катя совсем  ненамного младше ее, Лизаветы. Жизнь у нее только начинается. Она еще только начала рожать детей.  А Лиза уже бабушка! « Каждому – свое» - улыбнулась Лиза своим мыслям. Вот только дочь с семьей очень далеко от нее.
-Катька! Что я стою? Надо звонить! Там же ждут  дедушки, бабушки! А уж Сережка, тот же места себе не находит. Катя, ты только на него никогда не обижайся. Он по натуре такой – лишнего не скажет. Любит и переживает по- мужски, в душе. Всегда молча…
-Я знаю, Лизонька. Его молчание – дороже любых слов. Я знаю. За двоих умею я говорить, никогда этого не подозревала.
                                      За несколько месяцев до этого события:  Катя уставала до изнеможения. Настроение давно угнетенное. С трудом себя сдерживает,  чтобы не сорваться на родных. Когда Сергей на службе, с ней постоянно кто-то рядом: мама, свекровь, Лиза. Ночами от кроваток не отходит муж, дает ей  возможность выспаться. Забегает Ирина,  Малиновские теперь живут в соседнем подъезде. Если Игорь в командировке, тогда Ирина чаще остается в Москве. Приезжает Юлиана. От последней много шума и мало пользы. Но все ее ждут, как фею с зонтиком. С ее появлением настроение поднимается у всех. Девчушки узнают ее голос. Услышав ее, сестренки начинают гулить и  улыбаться беззубыми ртами. Юлиана, впервые увидев дочерей Ждановых, внимательно глянула и сказала подруге: - «Понятно, все понятно. Надеюсь, ума хватило не поставить этого проходимца в известность?»
Вот уже несколько дней дети отказываются брать грудь. Лиза привезла детскую смесь и полностью перевела их на искусственное вскармливание. Сытые девчонки спят; мать падает рядом. Самочувствие Кати с каждым днем все хуже. Молчит. Никому не жалуется и  своими подозрениями ни с кем не делится. Однажды вечером, отправилась к Ирине, увидев в окно, как та припарковалась возле подъезда.
-Катюш, как тебя угораздило? Чай, не девочка? Срок 4-5 недель – вердикт доктора.
-Мама сказала,  раз кормлю, можно не предохраняться.
-Да, крутой спец в деле планирования семьи, Елена Санна. А Жданов, он что, ребенок? Или обра-зования не хватает?
-И-и-ра, лучше скажи, что мне делать? Как мне быть? Как я родным-то скажу? Мне стыдно…   Чуть не плачет Катерина.
-Во-первых – это твое право решать, что делать. Главное – первым делом ставишь в известность Сергея. Решать вам вдвоем. Но думаю, его решение будет однозначным – рожать. Естественно, что две беременности  подряд,  нежелательны. Здоровья тебе это не прибавит. Но раз ума нет… взять неоткуда… Засмеялась Ирина. Тяжело поднялась, налила чаю. Положила руки на уже заметный животик,  погладила его. Да, Катенька, за тобой не угнаться. Способности… скажу  у тебя.
-Ира, а резус-фактор?
-Вы с Сергеем оба резусники. Здесь, я думаю, проблем не будет. Завтра прошу ко мне в клинику. 
-Как резусники? – удивляется Катерина.
-У Жданова вторая отрицательная. Ты разве не знала? Ну, ты, мать, даешь.
Катя не сразу от Малиновских пошла домой. Погуляла по поселку. Уже в кровати села, прижалась к боку Сергея. Приняла окончательное решение и твердо произнесла, глядя перед собой:
-Срок  четыре-пять недель. Хоть убей – буду рожать!
-Катерина… Пристально смотрит на жену.  А как не рожать? Тебе уже даже не тридцать…Через пять лет точно не родишь… В душе у Сергея все поет. Но природная сдержанность и умение дер-жать себя в руках, не дают выплеснуть эмоции.
-Спасибо. Откровенно назвал меня старухой.
- Катери-и-на! У меня просто слов нет! И целует,, целует. И делает заключение: - Катерина, Бог на нашей стороне. Операцию на ноге вновь откладываем. Вот только это и есть незадача. Относится с этого дня к жене,  как к дорогой вазе. Не шелохнуть, не дунуть, не уронить…

                                                             ГЛАВА   25

В маленькой кухоньке за столиком сидят двое. Столик накрыт обычной клеенкой. Веселая, голубая клееночка,  с ромашками по всему полю.
-Сашенька, я всегда боюсь произнести слово в твоем присутствии. Не знаю, что ты примешь с ра-достью, а что в штыки. Только, не обижайся. Выслушай до конца. Сделаем так, как решишь ты. Сева сидел за столом, сложив руки на столе как первоклассник. Наклонился ближе к собеседнице.
-Я могу жить здесь. Но предлагаю переехать ко мне. Пойми, не хочу тебя обидеть, но в моей квар-тире, нам будет удобнее. Еще  надо узаконить наши отношения. Тебя же не устраивает роль гражданской жены? Сева подбирал каждое слово. Выделял каждую точку и запятую. Боялся обидеть,  сидящую напротив женщину даже интонацией. Саша сидела, низко опустив голову.  Осторожно, ногтем указательного пальца, что-то невидимое сцарапывала с клеенки.
-Если бы ты не завел этот разговор, я  бы тебе  этого  никогда  не сказала. Это касается меня. Твое отношение к случившемуся, может быть любым. Судьба улыбнулась мне. Решение может быть одно – я буду рожать. Я беременна. Саша внимательно смотрела на свой палец, царапающий кле-енку. Говорила четко, ровным голосом. Не смущаясь, не подбирая слов. Было понятно: она все обдумала; решение приняла. Уверена в своей правоте. Сейчас, сказав все, удивилась, что так легко ей дался этот разговор. Готовилась несколько дней. Ждала удобного момента. Сева появился вчера вечером, после недельного отсутствия. Впервые, за прошедший год,  появился без цветов и шампанского.
-Цветы,  Саша, за мной.  Шампанское у нас есть. Я  просто хочу посмотреть на тебя и отоспаться. Просто выспаться.  Можно? Я устал страшно. Бешеная неделя. Ты почему не звонила? Спрашивал обо всем сразу, не делая пауз. Не успела Саша ничего ответить, он уже сидел на диване в комнате. Хозяйка еще не пришла в себя от такого натиска, как гость уже спал. Спал сидя, уронив голову на спинку дивана. Саша осторожно, чтобы не разбудить, помогла принять горизонтальное положе-ние, подняла и положила ноги на диван. Подумала и сняла с него носки. Укрыла пледом. Сева  что-то невнятно бубнил. Ушла в смежную комнату, служившую ей спальней. Проснулся  Сева  и пришел на кухню утром, только минут пятнадцать назад,  и начал разговор о переселении.
Ситуация…Ему ни разу,  ни одна женщина в жизни не говорила  о беременности. О детях  никогда не думал. Ему  такое и в голову не приходило.
-Саша, что, так бывает? Один раз и … беременная? Столько детского недоумения было в его взгляде, что  у Саши  сил не было на него обижаться. Севе показалось, что она никак не отреагировала на его реплику. Сева вскочил, подошел к ней со спины. Наклонился, делал какие-то странные пассы  над ней; обнял за плечи. Поцеловал в макушку.
-Сашенька, у меня с тобой все в  первый раз. Скажи, я сейчас, что должен делать? Растерянно спрашивал Синицкий. Саша только пожала плечами.  Что делать вот с этим большим, растеряв-шимся ребенком,  какой совет ему дать, Саша не знала. Сева почему-то убежал в спальню. Плюхнулся на кровать. Полежал, его осенила какая-то мысль. Вернулся в комнату и стал звонить Жданову. Саша, не шелохнувшись, продолжала сидеть на прежнем  месте.
-Андрей, мне срочно нужен доктор!
-Какой доктор? Синица, что случилось?
-Самый лучший женский доктор! У нас с Сашей будет ребенок! Жданов, слышишь, у меня будет ребенок. Андрей слышал восторг  в голосе друга.  Саша,  это  очевидно та, к которой они ездили в Текстильщики. Далеко отношения зашли  и рана уже не кровоточит. Понадобился другой врач, судя по восторгу в голосе.
-Записывай: центр «Белая Роза». Доктор Ирина Дзюба, запишитесь на ресепшене. Дел у Синицы, видимо, невпроворот, если даже не попрощался.
-Саша, я думаю, нам надо к врачу. К самому лучшему. Вот адрес. И надо тебе уволиться. Моих денег нам хватит за глаза. Тебе нужен покой. Са-шш-а, я не знаю, что я должен  говорить. Это, что – я буду папой? Будет малыш, наш? И будет говорить – папа?
Увольняться Саша и не подумала.  На учете она уже стояла у своего участкового врача. Ее это вполне устраивало. Со следующего дня,  потенциальный муж и отец, уже не очень слушал Сашу. Перестал бояться ее «закидонов», как он говорил. Начал активно перестраивать свою холостяцкую квартиру, где самая большая комната будет детской. До времени пришлось жить в Сашиной квартире. На пятом десятке лет,  эти люди отыскали в своих душах и сердцах  столько  нерастраченной любви, нежности  и желания заботиться о родном человеке,  что не подозревали сами. В лексиконе Синицкого появились слова, которые он произносил  с трепетом: «жена» «моя супруга» и просто «моя сказала», «моя то-то», и то-.то. Без шика и шума зарегисрировались. Настоял на смене фамилии. Мы семья. У нас должна быть одна фамилия. Саша в принципе и не сопротивлялась. Так на прием к доктору Ирине Малиновской, пришли супруги Синицкие. Очень приятные, во всех отношениях люди, которые ждали первенца.  (Только, в регистратуре,  будущий папаша,  требовал направления к доктору Ирине Дзюба, а их отправляли к Малиновской. Жена едва растолковала ему, что врач сменила фамилию. Сева выругался,  когда сие  наконец дошло до него).
Синицкий наконец-то успокоился. Доктор убедила супругов в том, что им абсолютно не о чем беспокоиться. Течение беременности Александры в первый триместр протекает без осложнений. Расслабившись, Сева спросил у Ирины: - «Давно,  Ирина Юрьевна, вас не видно было у меня».
-Где у вас?  Недоумение в глазах и голосе Ирины.
-Вы с друзьями раньше посещали бар «У Севы». Это мое хозяйство. Если, не ошибаюсь, больше года вас не видно. И друзей ваших.
-Вон вы о чем. Так теперь не до баров… Первым Сергей женился. Дети маленькие.  А без него Игорь по ресторанам не ходит. У меня работа… Игорь часто по командировкам… Стареем… За-смеялась Ира.
-Простите за женское любопытство, вы тоже ждете малыша?  Заинтересованно  спросила  Саша.
-Пора, а то все тянем-тянем. Не ломаясь, спокойно ответила  доктор.
Синицкие душевно распрощались с доктором. На прощание Сева настойчиво приглашал к себе в бар. Заверил, что Ира с мужем и друзьями,  будут самыми желанными гостями…
Дочери Малиновских не было и пяти месяцев, когда Ирина вышла на работу. Диссертацию нужно было заканчивать. К  ним переехала жить мать Ирины. Доктор Малиновская готовилась ехать до-мой, когда на сотовый,  ей позвонил Синицкий.
-Ирина Юрьевна! Помогите!
-Что случилось?
-Саша оступилась на ступеньке перед квартирой. Боль в животе и пояснице. Ирина Юрьевна, ей еще почти месяц  до родов! В голосе Синицкого столько паники, что Ирина не знает как его успо-коить.
-Еще ничего страшного не случилось, везите ее в  Центр.  Спокойно, не пугайте жену, в первую очередь  Я вас буду встречать. К утру у Синицких родилась дочь.  Немного недоношенная. С хо-рошим весом. Ирина вышла в приемный покой. Встретила Севу, поздравила. И только утром поя-вилась дома.

0

22

ГЛАВА  26

                                                 Прошел еще год…
В семье Синицких несколько дней назад произошли значительные события. Супруги обвенчались  и крестили дочь Ирину.  По этому поводу Синицкие устраивали большое торжество. Александра была против. Супруг настоял. По меркам Севы,  гостей пригласили немного. Все друзья юности (большинство с женами); деловые партнеры и родственники.  Число последних, не перевалило и за десяток.  Среди главных приглашенных – доктор Малиновская с мужем и друзьями.  Сева хорошо запомнил фразу, когда-то оброненную Ириной  о том, что муж по ресторанам,  без друга не ходит.  Таким образом, главный аргумент, который могла привести Ирина, для отказа принять приглаше-ние, был блокирован. Так решил Сева. В кабинет к Ирине Малиновской,  «Приглашения»  на четыре персоны, привезли всей семьей. Главным членом семьи было глазастое кучерявое чудо:- и мамино, и папино.  Пообщавшись, несколько минут с этими счастливыми людьми,  Ирина оценила приглашения только как  благодарность и желание поделиться своим счастьем.
-Ириночка Юрьевна, обязательно ждем на празднике Вас с мужем и друзьями. Обещаем, что будете чувствовать себя  очень комфортно. Не обижайте, вы очень дорогой для нас человек – не переставая,  вещал Сева.  Как отметила Ирина про себя, жена не произнесла и слова.
Утром, в субботу,  Ирина зашла на минуточку к Ждановым. С каким-то душевным восторгом опи-сала людей, от которых поступило приглашение. Сергей не мог вспомнить Севу, а заведение вспомнил сразу. Решение принял моментально: - «С детьми посидят дедушки с бабушками; Лиза им поможет. Конечно,  приглашение принимается; мы и  так нигде не бываем. Женщины, вы ре-шайте с подарками, На крестины идете».
С первых слов Малиновской Катя поняла, кто устраивает прием. День для  Катерины прошел не-легко. Прекрасно представляла, кого встретит у Севы. И придумать причину, чтобы не принять приглашение – не могла. Ее душевные терзания закончились тем, что вечером, ложась спать, сказала мужу прямо: - «Сережа, там будут люди, которых я не  встречала  много лет.  И видеть бы не хотела. В первую очередь там будет Андрей Жданов. С Севой они друзья юности.
-Т-а-ак, озадаченно произнес Сергей. И, что, будем прятаться всю жизнь? Через месяц-два, ты выйдешь из декретного отпуска. Начнутся у тебя постоянные встречи с деловыми партнерами; дела, главным образом будешь вести ты,  а не Волошин. Бизнес твой и тебе его вести. От дел ты не отойдешь, так? Выходит, без презентаций, встреч тебе не обойтись. Он женат (оба понимали, о ком идет речь), для тебя чужой человек. Почему ты должна бояться встречи с ним? Нам на таком мероприятии, просто надо побывать. Посмотрим, что-то «слямзим». Позже подобное сделаем для себя: детей надо покрестить и сами обвенчаемся. Бабушки на этом настаивают. Пора тебе выби-раться в свет. Работа у тебя такая. Никаких комплексов.  Ясно?  Сергей тихонечко щелкнул жену по носу, поцеловал и сказал:-«Все у нас будет прекрасно»
Обо всем Катерина рассказала Ирине. У той только глаза округлились.
-Катя, у меня куча знакомых  по всей Москве, в силу моей профессии.  У тебя-то откуда, да еще в таких кругах?
-У меня тоже издержки профессии. У тебя беременные женщины, а у меня бизнесмены и банкиры. Редко женщины, главным образом мужчины. Синицкий именно из этого круга. Ясно?  Только не проговорись. Пусть будет сюрпризом. Катя была уверена, что Игорь в эти тонкости будет посвя-щен и женой; и другом. Как говорит ее папа, тепленькая водичка ни у кого в одном месте не  удержится.  Решение было  единогласным – принять приглашение. До обсуждаемого торжества впереди целый месяц. Обидеть мужа Катерина никак не могла. Всю Пушкаревскую волю собрала в кулак, и начала подготовку к торжеству  со звонка Юлиане. 
-Юлианочка, мы с Сережкой должны выглядеть лучше всех. В камуфляже на таких мероприятиях не появляются. Сама понимаешь, кто там в приглашенных будет. Многие совсем мне ни дру-зья…Решение Сергея категорично – идем и все! Из моих рассказов он знает все обо всех. Что-то я выболтала ему в бреду. Многое, чтобы между нами не было ничего недосказанного, рассказала сама. У меня от него нет никаких секретов. Единственный, кого я бы хотела встретить – это Гер-ман…
-Катька, не тарахти, подожди. Вы приглашены на крестины к Синицкому? Списки я еще не смот-рела. Но вы-то с какого бока там оказались?
-Ирина вела беременность его жены; принимала роды. У Синицких  она уважаемый человек. А мы прицепом. Ирка ляпнула, что ее муж  подобные мероприятия, без друга не  посещает.
-Ясно. Я приглашена устроить этот праздник. Не дрейфь… Мне только на руку ваше появление. Морально, ты уже готова к любой встрече. А муж твой - такая умничка, и ты за ним как за каменной стеной. Я такое открытие праздника сделаю! Такую рекламу доктору Малиновской! Только, Катька, язык за зубами. Ты кремень, тебе я и так верю.

                                       ГЛАВА    27

В семье Андрея и Екатерины Ждановых к вопросу о детях давно не возвращались. Стало понят-ным – тема закрыта. Андрей понял, что жена после последнего посещения Центра, (когда он увидел беременную Пушкареву), успокоилась. Отношения между супругами стали постепенно остывать. Все реже Андрей сопровождает  жену на встречи и  тусовки. Все чаще она посещает «девичники», где собирались ее подруги и  куда ему вход был заказан. Он туда и не рвался. К моменту возвращения жены с «девичника» - он мог принять хорошую дозу любимого виски. Жена по этому поводу ему никогда не выговаривала. Почти перестали проводить вечера в обнимку на диване. Раньше Катя  прижималась к Андрею, пряталась под большим телом мужа. Он гладил, ласкал ее, как котенка. Постепенно эти невинные, на первый взгляд, ласки перерастали в бурный секс. После таких минут, Жданов испытывал чувство восторга, внутреннего удовлетворения. Оба понимали, что все желания жены удовлетворены; он многое готов был отдать, чтобы увидеть ее взгляд, наполненный искренней любовью к нему, и неугасающим желанием. В последние месяцы, минуты физической близости  между супругами, становятся все реже. У Кати часто появляются отговорки: - «Ты пьян», «Я устала»,  «Не до этого» и т.п. Андрей,  не переставая,  казнил себя за произошедшее, две недели назад. Почти десять дней он ночевал на диване в кабинете или гостевой спальне. У жены бесконечные отговорки. ( Он  помнил, что в  первый год семейной жизни, ему по-рой приходилось охолаживать пыл жены). Несколько дней ,  Катя с вечера,  искала  причину для ссоры. Она хорошо знает, чем ссора закончится. Жданов примет хорошую дозу алкоголя и уйдет из спальни. Если не уйдет - это сделает она. Выражение лица при этом будет обиженным, оскорбленным. В тот вечер,  он не ушел из спальни и жену не отпустил.  Удержал силой. К лирике, жена не была расположена; но и он не железный. Плюнул на все ее выкрутасы и грубо, без каких-либо прелюдий овладел ею. (  Ни одна женщина не сказала бы, что он способен на подобное). Немного успокоил дыхание, ушел в душ. Вернувшись, такого наговорил, что самому  долго было неприятно:
-У тебя осталась единственная обязанность -  изредка спать со мной. Кроме тусовок и походов по бутикам,  ничем не занимаешься. А любовь ко мне у   тебя  стала просыпаться только тогда, когда деньги на карточке заканчиваются. Что, скажешь, я не прав? После своей пьяной обличительной речи, лег, отвернувшись к жене спиной. Сделал вид, что не видит, какая она обиженная.  Ему показалось, что жена плакала. Или только показалось?
По утрам, Катя уже давно не кормила его завтраками  и не провожала на работу. В это утро и по-давно… После обеда позвонила, холодно сказала, что у мамы проблемы со здоровьем. Она будет ночевать там, у мамы. Прекрасно знает, что там он не появится, ни за какие коврижки. У мамы, так у мамы.  Днем мучился над произошедшим. Понимал, как все было грубо, невыдержанно. Сам ее выбрал; видел и знал, какая она  юная. Сам же научил ее другому.  Старался беречь и охранять.  Так нет, сорвался. Не справился с непонятной  обидой  и простым  желанием, вызванным много-дневным воздержанием.  Хотел позвонить, за грубость попросить прощения, потом передумал. К вечеру пришел к выводу: - «Не девочка. Давно жена. Женщина. Должна знать, что с моим  темпе-раментом не стоит шутить»!
Последнее время, Жданова все чаще посещает мысль, посетить врача  и окончательно удостове-риться в невозможности иметь детей.  Его удерживают  ложный стыд и страх перед приговором.  О необходимости посещения врача, дней через десять  после случая в спальне, наталкивают не-приятные симптомы. За свою бурную жизнь он ни разу не подхватил никакую инфекцию. За всю жизнь,  он только дважды забыл про презерватив. Дважды в жизни потерял голову от возбуждения и близости самой желанной женщины. Но и тут все обошлось. У Катеньки не было никаких последствий. Катенька, Катенька… Прошлого не вернуть.  Где ты, с кем ты?  В минуты душевной боли и нахлынувшего  одиночества, приходили эти мысли в его буйную головушку. Ни одна жен-щина не сказала ему о беременности.
Жене за время брака Андрей не изменил ни разу.  Симптомы не проходят.  Мочеиспускание ста-новится все болезненнее. Переборов ложный стыд, посетил платного врача. Первое, что пришло в голову – это поговорить с женой. Разговор не телефонный. Она все еще прячется у матери.  Не-много успокоившись и вернув, способность спокойно думать, сделал логическое заключение: - зачем спрашивать жену, если и пьяному ежику понятно, откуда это у него.  Доктор успокоил его, что буквально  два- три дня, и следов  от инфекции не останется . Только пролечиться нужно параллельно с женой. В течение десяти дней воздержаться от половой жизни и алкоголя. Воздер-жимся и от того, и от другого. Не проблема. В зеркало, Жданов, посмотрись. Рога-то растут. Никуда ты их не спрячешь. Первое желание, после заключения врача, было порвать эту мартышку. Его и ее счастье, что жены не было дома. Дел бы в горячке натворил!  Побесился, поостыл,  выбрал другую, более продуманную тактику. Быстро организовал давно знакомого частного детектива.  Неприятно было, что следить нужно было за родной женой. Уже через несколько дней, к возвращению жены домой от матери, у него на столе лежали фотографии Екатерины с молодым хлыщом в обнимку. Справки от доктора вместе с рецептами. О случившемся, жене не сказал ни слова. Удивился своей выдержке. Весь вечер Катя пыталась обратить внимание мужа на себя. Ко-гда в постели начала его соблазнять, он взял подушку и сказал:- «Я устал. Не до этого». Ушел в кабинет. Утром сказал, что от Севы поступило приглашение  на крестины дочери.  Через  два дня.  Они обязательно должны там быть.
В пять часов вечера  этого же дня, Жданов был на приеме у доктора  Малиновской. Представился, краснея, как подросток, объяснил свою проблему. Ирина внимательно посмотрела на Жданова  и сказала: - «Я прекрасно помню вашу жену. Екатерина, отчества не помню. Молодая женщина, мо-ложе тридцати лет. Не удивляйтесь, сказала доктор, заметив удивленный взгляд Андрея. У меня профессиональная память. У вашей жены вторичное бесплодие, результат раннего аборта. Это не лечится. Детей ваша жена иметь не может. Было бы лучше, если бы вы на прием пришли вместе, еще в первый раз. Если желаете, могу затребовать ее карту из архива». Ирина, как завороженная, смотрела в лицо Андрея. На нее смотрели глаза ее крестницы, Сашеньки. И обезоруживающие улыбки  двойняшек. Только … эти улыбки и глаза принадлежали вот этому, незнакомому  чужому мужчине. Как сказал бы ее Игорь,  « К бабушке не ходи. Генетическая экспертиза не  требуется». И ничего Катькиного в дочерях нет.  Все вот от этого мужчины.  Только нежнее, они – девочки.
-Почему вы так на меня смотрите? Осмотрел себя. Погладил себя по пиджаку. У меня что-то не так?
-Все нормально. Просто очень за день устала. Не могу себя контролировать. С такими проблема-ми, как у вас, супругам желательно посещать доктора вместе. По поводу анализов – если хотите, можете сдать, ради самоуспокоения. Но думаю, у вас все нормально. Я повторяю, бесплодие  вашей  жены,  не лечится.   Причина не в вашем здоровье. И вновь перед глазами Ирины  близнецы:  Жданов потер ухо. Этим движением Санька чешет левое ушко, когда волнуется. Поистине, гены есть гены…
                                 *****
Прошлое, прошлое… Если бы была возможность его вернуть. Андрей отдал бы все… Но в прошлое возврата нет. Все то, за чем он хотел спрятаться, отгородиться от прошлого, оказалось настолько ненадежным и эфемерным. Как в омут с головой, бросился в объятия Кати Авдеенко. Минутное влечение  очень хотел принять за любовь. Такую любовь, в которой навсегда умрут воспоминания о другой Катерине. Его Катеньке.  Екатерине Пушкаревой.  Ничего не получилось. Он всеми силами взращивал любовь к юной девочке, которая по возрасту годилась ему в дочери. Отдавал ей все: нерастраченную мужскую, (порой и отцовскую) любовь. Всю нежность, на которую только был способен. Внимание и заботу. Катю отгородил от всех жизненных проблем и домашних забот. Жена к этому быстро привыкла. Давно не готовила завтраки; даже  не утруждала себя заправить постель. Есть штат повара и домработницы. Катя, его маленькая, юная Катя. Она его любила несколько лет назад так, что казалось, что этой любви не будет конца. Постепенно ее любовь к нему стала остывать. Супруги стали постепенно отдаляться друг от друга. Андрей бездумно щелкал пультом телевизора и анализировал события двух-трехлетней давности. Пришел к неутешительному выводу: душевной-то близости никогда и не было. Не было ничего общего, их ничего не связывало. Разговоров «по душам»  никогда не вели. Говорили же о чем-то. Вернее ни о чем. Начинал говорить о работе, проблемах в компании – так жене это было «до лампочки». Прикладывала ладошку к его губам и говорила: -«Зачем сейчас об этом говорить? Завтра в компании об этом подумаешь и все решишь». Получается, их связывала только постель и его деньги. Юная Катя быстро научилась быть темпераментной, умелой любовницей. И все...  Он в этом плане пропал. Больше в его постели не было ни одной женщины. Вместе с этим не было рядом родного, близкого человека; не с кем было поделиться наболевшим; пожаловаться, прислонить голову; не было настоящей  семьи. Теперь знает, что зря ждал от жены ребенка. Анализ, краснея, бледнея, в Центре планирования семьи, все же сдал. Абсолютно здоров в этом плане. А столько лет себя казнил.
Получилось так, что постепенно у каждого из них появились свои интересы. У каждого, практиче-ски, своя жизнь.  Встречаются  ночью, в постели. Ночи бывают разные. Но без прошлого желания  и страсти. Оно и понятно. У всех супругов отношения постепенно становятся ровными. Так полу-чилось и у них. Андрей в деталях помнит тот вечер, и как все произошло. Был не совсем трезв.   Слово в слово помнит, что в порыве гнева наговорил жене. После всех произошедших событий, сделал однозначный вывод: жена знала о заразе, которую подцепила. Ей нужно было дней десять, чтобы вылечиться. Тогда, тихо-мирно, рогатый муж ничего не узнает. Судьба распорядилась по  другому,  и получилось то, что получилось. Катерина была уверена, что внимательный, ласковый, готовый на все ради женщины; ее удовольствия – муж не способен на грубость. Как он поступил – было для нее шоком. Первый раз в жизни, он овладел женщиной, помимо ее воли и желания. В тот момент, когда в глазах все потемнело от желания, ему было наплевать на настроение и желание жены заниматься сексом. Позже нашел оправдание своему поступку: неделю мурыжит его своими отговорками. Он не железный. Она не девочка. Жена. И осталась у нее в семейной жизни одна обязанность – делить с ним постель. Радуйся, Жданов, точно знаешь, какие у тебя рога. И при-шлось еще и от…. Полечиться. Скажи спасибо молодой, любящей жене. Получил за свою супру-жескую верность.
Второй вечер, как жена вернулась от матери. Он пресек все возможные пути сближения. Перестал мучиться из-за упреков, которые зло выговорил ей в тот вечер. Постарался убедить себя, что ее любовь к нему зиждется на его деньгах и тех благах, которые ей дают статус жены бизнесмена Жданова. Про себя решил: до развода не получит на карманные расходы ни копейки. В остальном пусть живет, как жила. Выставит из квартиры в течение часа, как будет оформлен развод. Выста-вит, именно выставит вон. Пока молчит и готовится к торжеству у Синицкого. Появиться  на приеме у Синицкого должен в обществе жены, как ни в чем не бывало. Сплетни и домыслы все равно будут. Но лучше потом. После торжества у Севы. Жданов уверен, что у Синицкого встретит всех, с кем  не встречался уже лет десять. Из этих близких и любимых когда-то людей, не  будет только Пушкаревой. Катя, Катенька, где ты? С кем ты? С того телерепортажа ничего о ней не зна-ет. Только несколько минут видел ее в обществе молодого мужчины, когда ждал у Центра «Белая Роза» жену. Пушкарева, беременная Пушкарева (это его тогда поразило больше всего) выглядела очень счастливой. Он ее хорошо знал. Так притворяться нельзя.  Дай-то, Бог.  Он помнит, как про-сил у Бога, молил его только об одном – спаси и сохрани. Оставь ее в живых. Верит, что вымолил, выпросил.
Все эти годы, ее компанию, везде представлял Волошин, заместитель Катерины. При встречах с Волошиным, ни разу не отважился спросить о ней. Уверен, что Юлиана общается  и  все знает о Пушкаревой. Виноградова часто бывает в «ЗИМА-ЛЕТТО». Три месяца назад готовила с Милко показ  прошлых коллекций. Почти дневала и ночевала в офисе их компании. Вот у нее и осмелился, как бы вскользь, спросить о Катерине. Реакция Юлианы была крайне неожиданной. Она, с каким-то остервенением, стукнула зонтом о шкаф и сказала:
-Если, кто и счастлив в этой жизни, так это Катерина. И тебе запрещаю лезть в ее жизнь. Запомни, это! У нее все сложилось отлично. Семья, прекрасный, любящий муж, дети. Процветающий биз-нес. Вот за кого я искренне рада! Андрею показалось, что Виноградова с трудом удержалась, что-бы не плюнуть ему под ноги и удалилась, больше  не сказав ни слова. Юлиана, Юлиана… Ну, вот, что он сделал ей плохого? Сказала ведь, как в душу плюнула, что общается с ним только в силу необходимости. Про Ромку, лучшего друга, узнавал у Синицкого. Нормально развернулся со сво-им турагенством. Первые годы ему в финансовых вопросах помогали Зорькин с женой. Жена Зорькина много помогает Малиновскому, говорят она тоже хороший финансист. Эта парочка, по-сле ухода из «ЗИМА-ЛЕТТО», стала не разлей вода.  Все в этом мире перевернулось с ног на голову… И уснул… Давно не спал так спокойно, без сновидений. Проснулся, почувствовав рядом движение. Жена рядом, пытается устроиться у него под боком.
-Что ты здесь забыла? Мне надо отдохнуть. У меня впереди сложный день… Катя не стала пере-чить. С некоторых пор просто стала его бояться. Ушла в спальню.

0

23

ГЛАВА  28
За два месяца, до намечающегося торжества у Синицкого, Катерине сделали вторую операцию на травмированной ноге. Вообще-то должны были через полгода после первой. Операция была несложной; необходимо было удалить часть «металлоконструкции», как называл это муж. Но… У нее все не как у людей. Первая беременность; за ней сразу вторая. Кормление грудью сына. Свек-ровь с мужем настаивали, уже через три-четыре месяца, перевести сынулю на искусственное вскармливание. Катя этого никак не могла допустить. Малышу, она считала, и так никаких вита-минов не досталось после сестренок, и еще лишить его маминого молока? Катерина была фана-тично влюбленной, в своих детей, мамой. Она готова была,  ради своих кровиночек на любые жертвы, А уж кормление грудью? Да это же необъяснимое счастье. Так, однажды и сказала мужу: - «Как  могут женщины доверять своих детей кормилицам? В это время, во время кормления, я умираю не только от любви к своему «дитятке», но и  к тебе. Я просто не могу это передать сло-вами». Сергей, скупой на выражение чувств, погладил жену по плечу, наклонился, осторожно прикоснулся губами к щечке сына и оставил Катю с сыном одних, только коротко бросив: - «При-ятного аппетита. Пойду маме приготовлю обед» и  принес ей большой бокал чая с молоком. Этот бокал она выпивала, утоляя,  мучившую  ее  жажду, во время кормления. Так своего ненаглядного  сынулю  и баловала до десяти месяцев. Ел ребенок практически все. За столом взрослых, мог ута-щить в рот все, до чего мог дотянуться. Аппетит его никогда не подводил. Сестренки росли плотными крепышками. Вовка, в годовалом возрасте, ростом догнал сестренок. Рос длинным, тощеньким. Дед Пушкарев звал его «Наш глистик». Дочь обижалась; зять только посмеивался.  Нина Алексеевна вспоминала, что Сергей рос таким же. Пришли всей семьей к выводу, что были бы кости, а мясо нарастет. Две недели, которые Катерина провела в больнице, показались ей вечностью. Что только в памяти не перебрала, но все крутилось только вокруг мужа и детей. Оправилась быстро; через двадцать дней ходила без костылей, но с тростью. Свекор, ко дню выписки, подарил ей красивую, резную трость. «Какая изящная!», воскликнула Катя и поцеловала свекра. Тот такого не ожидал. Видно было, что ему очень приятно, особенно, если учесть, что со старшей невесткой они вообще не общались.
Именно, после выписки Катерины из госпиталя, Ирина принесла приглашения на крестины  дочери Синицкого. Надо полагать, чем закончилась ее просьба  Юлиане: - «Юлиана, мы с Сережей должны выглядеть на этом вечере лучше всех!» И начался месяц кошмаров; ее муж уже через неделю готов был отказаться от данного мероприятия и никуда не идти. Но уж если  Юлиана с Катериной за что-то взялись… Держитесь все… Никому мало не покажется. Десять дней посещали ежедневно небольшую квартирку Ольги Вячеславовны. И гений творил чудеса… Перед собой Милко поставил цель: - «Жданов живым не будет! Пушкарева, я тебе обещаю. Твоему мужу, надо на подиуме модели демонстрировать, а ты его в больнице замуровала!» Наконец-то, сегодня,  праздничный фрак и платье готовы. Забрали, отвезли к Пушкаревым, откуда отправятся на торже-ство. Сергей никак не мог понять, для чего весь этот сыр-бор с фраком, платьем? Они женились – он в кителе; она в простом брючном костюме. Эскизы наряда, детального обсуждали Милко и Юлиана. Катя им только поддакивала. Сергей  в это время, был  почти сторонним наблюдателем. Вечером, как всегда, сидя в кровати, Катя объяснила мужу, для чего они с Юлианой это все затея-ли.
-Понятно… Произнес Сергей. Чтобы здохли от зависти все Ждановы, Воропаевы и т.д. и т.п. Я прав? Засмеялся, обнял жену за плечи, заглянул в глаза. Такая вот маленькая месть? По-женски, но не лишено смысла. Я бы до такого не домыслил.
-Сереженька,   пойми,  в этих кругах,  встречают по одежке… Грустно, с горечью в голосе, произ-несла Катя.
-Да и провожают не по уму.  Катерина, я это знаю. Насколько проще работать в мобильном госпи-тале. Видна твоя работа; и ценят тебя по  твоим  рабочим  качествам. Успокойся,  я умею  носить не только армейский мундир, но и фрак от Милко.  Поставленная задача ясна. Цель понятна. Дорогая  моя половинка, все будет по высшему классу!
                                               *****
Гости, в бар к Синицкому, начали съезжаться за час до начала объявленного  торжества. Сева са-молично встречал каждого. Постоянно забегал в кабинет, проверить, как чувствуют себя дочь с женой. Устроительница праздника, Виноградова, старалась помочь Севе встретить и разместить по залу гостей. Сюрпризом даже для нее, Юлианы, было появление Киры. Подъехали Минаевы вместе с четой Воропаевых. Юлиана, достаточно уделила внимания Кире, с которой когда-то дру-жили.  Кира после родов несколько располнела, но все отметили, что это нисколько  ее не портит. Прибавилось еще, если можно так сказать, величественности. К столику, сестру и жену, под руки подвел Воропаев.  Виноградова отметила про себя, как Кира откровенно рассматривала жену  Жданова. Видно, что увиденное,  доставляет Кире удовольствие. Во взгляде так и читается злорадство. Подошел Минаев,  Юлиана кивнула ему головой и пошла к новым гостям. Подумалось: - «Катька, Катька, сюрпризов будет больше, чем ты ожидала! Но Пушкареву из седла не выбить, тем более она ко всему готова». Юлиана заметила Андрея Жданова. (Странно,  как  могла пропустить его появление? Или пришел гораздо раньше)? Он сидел на высоком стуле, на углу барной стойки. В руках уже бокал с виски. Рядом жена. Всегда удивлялась  внешнему виду жены Жданова. Молодость молодостью, но какие-то правила существуют. Виноградова ее всегда встречала в одном и том-же: джинсы и блузка из прозрачной ткани. Сегодня виден дорогой бюстгальтер в тон кофточке. Прогресс!  Как Жданову удалось? Сам  Андрей одет в серые брюки и в цвет рубашка-апаш.  В душе  Юлиана  с нетерпением ждет появления Катерины с Сергеем. Произведут фурор,  уверена  Юлиана.  В конце концов,  доктор Жданов,  прекратил сопротивляться и принимал все, что предлагали Юлиана с Милко. Осталось десять минут. Юлиана не сводит глаз с входной двери. Наконец-то! В дверях Ирина с Игорем. К ним с распростертыми  руками идет Синицкий. Именно пассаж  друга, привлек к себе внимание Жданова: - «Самые дорогие наши гости»! Наклоняется, целует женщине руки. Пара достаточно колоритная. Оба  среднего роста. Впечатление, что женщина на высоких каблуках, несколько выше спутника. Мужчина в классическом черном костюме;  женщина в изящном маленьком черном платьице с V-образным вырезом горловины; дорогие украшения. Черные туфли-лодочки на высокой тонкой шпильке. Класс!  Такой пары пока сегодня здесь  нет. (Боковым зрением Жданов замечает, что к Воропаевым с Минаевыми подходят Ромка Малиновский с Полянским).  Женщину Жданов узнал, врач из Центра, у которой он был на приеме. Мужчину он тоже где-то видел, но вспомнить не может. Почти шаг в шаг за ними, еще более яркая пара. Со стороны видно, что их знакомят с Синицким. К ним подлетает Виноградова. Жданов, про себя отмечает, что именно эта пара, судя по внешнему виду, пришла на светский раут. Высокий, стройный мужчина одет во фрак цвета слоновой кости. Лацканы   из белоснежного атласа. Уголок вишневого платка выглядывает из кармашка; в тон неширокий шейный платок. И, боже мой… Андрей прикрыл глаза. Это Пушкарева… Катенька… Вишневое  платье. Фигура четко очерчена. Небольшой шлейф. Белые туфли на плоском каблуке. Носочки этих матовых туфелек выглядывают из-под подола платья. И только нитка жемчуга,  в тон фрака спутника, украшают шею женщины. На руке золотые часы на жестком золотом браслете. В руке Кати  Андрей  видит  трость. Все дорого,  неброско, со вкусом. Рассчитано на знатока и на свое удовольствие. ( Все это Жданов выхватывает взглядом моментально).
Ирина представляет Синицкому Ждановых. Сергея Сева узнал сразу. Жмет ему руку. «Рад, очень рад. Давно  не заходили!».  Смотрит на его спутницу, и,  заикаясь,  произносит:
-Катя?  Пушкарева?  Глазам не верю! В глазах  удивление. Где же ты столько лет  пропадала?
-Она, она!  Смеется Юлиана.
-А почему это?  Сева указывает на красивую резную трость  в руке Катерины.
-Ерунда. Скоро расстанусь. Недавно прооперировалась. Сева под руку ведет Ирину к сцене в центре зала. В зале, в сопровождении Юлианы, появляется Саша. Сева забирает у нее дочь. Поднимаются на сцену. Синицкий обнимает за талию жену, к груди прижимает дочь, поворачивается к микрофону:
-Друзья! Сегодня здесь  собрались  самые дорогие и близкие  мне люди! Спасибо! Сегодня нашей дочери Ирочке исполняется год! Ее первый юбилей! Это счастье нам подарила  вот эта женщина!  Самый дорогой человек в моей семье – доктор Ирина Юрьевна Малиновская! Дочечку я назвал ее именем! На сцену выносят огромный букет роз. Ирину за ним почти не видно. Юлиана перехватывает у Севы микрофон и спрашивает у него:
- «Сева, ты, против  не  будешь,  если  я приглашу на сцену еще двух замечательных врачей? Суп-руга Ирины Юрьевны и его друга?  Три года назад эти два доктора, спасли и вернули  к жизни замечательного человечка, которую многие из вас знают. Мою лучшую подругу – Катерину Валерьевну Пушкареву.  Поднимайтесь, ребята! Сергей легко приподнимает за талию жену, помогая подняться на  сцену. Раздаются аплодисменты. Катя берет на руки дочь Синицких. В микрофон гости слышат:
-Сережа, смотри какое чудо! А кудри, кудри! Папины. (В это время, у барной стойки,  разворачи-ваются свои страсти). Задачу Роман Малиновский поставил себе  простую: чтобы его выступления слышал Жданов.
-О-ба-на! Эту,  стервочку, ничего не берет! Ее жизнь бьет, а она только краше! И где, мужики, у нас глаза были? Как ни крути, а все при ней: молодой муж; процветающий бизнес; трое детей! Другие от одного расползаются, как булочки, а на эту приятно глянуть, глаз радуется!  В Ромкиной речи не проскользнуло ни одного слова, оскорбляющего или унижающего Катерину. Только восторги! (Жданов в ответ на эти восклицания, только зубами скрипит).
-Один твой любимый третий размер чего стоит, произнес Воропаев. Удивления от увиденного и услышанного, в  голосе Александра было достаточно; не  было ни капли   сарказма или ехидства, присущего ему.   Жена была не в курсе  событий десятилетней давности; Кира только смотрела и с трудом понимала, что речь идет о Пушкаревой.
-Рома, это Пушкарева? Комок в горле, едва позволил произнести эту фразу. Говорили, что она после аварии… Кире не дал договорить Полянский. Он перебил Киру:
- Как трое? Когда успела-то? Окружающим было понятно, что Герман никак не может переварить Ромкину информацию.
-Девчонкам-близняшкам по два года и  сын  погодок, продолжал Малиновский делиться своей осведомленностью.
Все не отрываясь, наблюдают за действом, развивающимся на сцене. Юлиана, приобняв, за талии мужчин, продолжает: - «Два военврача, нейрохирург, капитан  Малиновский и хирург-травматолог, капитан Жданов,  вернули к жизни Катюшу, поставили ее на ноги. Прогнозы после автокатастрофы, были самые  неутешительные. Вам слово, господа!» Естественно, первое слово за Малиновским.
-Попала Катерина сразу в руки этого костолома, указывает на Сергея. Заключение сделал он  одно: - «Все лишнее, порванное, переломанное, отсекаем (Малиновский делает характерное движение, напоминающее работу ножницами) и выбрасываем! На его пути встал я, и не позволил отрезать голову, ибо  голова моя прероргатива, как нейрохирурга. Цени, Катерина! В своем репертуаре ер-ничал Игорь. Густой сильный голос Сергея, без микрофона, перекрыл гул в зале.
-Я внесу небольшие поправки, Юлиана Филипповна! Нас, врачей, спасающих Катерину,  было трое.  Третья -  акушер-гинеколог Ирина Дзюба, теперь Малиновская. Были мы все в то время молодые, холостые, неженатые. Именно Ирина вынесла главный аргумент: Катерина молодая женщина и ее предназначение рожать детей. Именно благодаря этому доктору, ее настойчивости,  выдержке, знаниям – мы с Катериной не просто счастливые люди, мы очень счастливые родители. Я не умею красиво говорить, но поверьте, это самое главное в жизни человека. Ирка, дай я тебя поцелую! Больше никогда не  найду подходящего случая и не сумею высказать тебе это! Жена Си-ницкого осторожно вытирает слезы
-Жену целуй! Детей тебе Катюшка родила! Отмахивается  Ирина. Голос Юлианы: «Горько!» Пер-вым откликнулся на ее призыв Сева, обнял одной рукой жену и поцеловал. Целуются  Малинов-ские; Сергей наклонился над женой и очень осторожно прикоснулся к ее губам, Андрей  видит только   Катенькину  ладошку на затылке Сергея. Пальцы Катерины непроизвольно, инстинктивно зарылись в шевелюру мужа. В зале слышатся шум, аплодисменты. Из разных сторон слышатся крики «Горько» и в динамиках  послышался голос Катерины: - «Юлька, убью»! Юлиана продол-жает делать свою работу:
-Дорогие женщины, обращайтесь в Центр  «Белая Роза».  Вам  рады  будут  всегда   и будете награждены вот такими подарками, как наша именинница! Ее старшая тезка для этого сделает все. Сева высоко над головой поднимает дочь. Передает  ребенка  жене,  и широко раскинув руки, призывает гостей отдыхать и общаться в свое удовольствие. В программе вечера, по задумке Виноградовой, выступления известных певцов и танцевальных групп.
Катерина тихонько сообщает Сергею, что за столиком около окна находятся все, о ком она ему рассказывала. Даже Кира...
-Андрей здесь?  Без особой заинтересованности спросил муж.
-Да, сидит на стуле, у барной стойки. Спиной к нам его жена… Почти обреченно произносит Катя.
-Понятно. Собирай волю, улыбку и пошли здороваться, как положено по этикету. С улыбкой гово-рит Сергей. Твердо берет жену под руку; второй она опирается на трость. Направляются к столику, все сидящие за ним, наблюдают за приближающимися супругами.
-Сергей, познакомься, пожалуйста! С этими господами я когда-то работала в компании «Зима-Летто». Кира Юрьевна, ее брат – Александр Юрьевич. Сделала шаг в сторону  поднявшегося из-за стола, Полянского. Обнялись, Катя прижалась щекой к груди Германа.
-Господи, как я рада тебя видеть. Именно о тебе,  столько лет скучала. Прости, Герман, если я перед тобой виновата. Обернулась, и с удивлением смотрит на общение  мужа с Романом Малиновским.
-Вы знакомы?  На мужа смотрят огромные глаза-черешни.
-В тебе, Катерина, течет почти два литра крови Романа Дмитрича. Он был твоим донором после аварии, и во время первых родов. Без вопросов! Роман Дмитрич  убедительно просил не посвя-щать тебя в это. К слову, вы с ним как доноры и реципиенты, идеально подходите друг другу.
Катерина подходит к Роману.
-Спасибо. Что я могу вам еще сказать? Жаль, что в жизни, мы   были  скорее врагами, а не друзьями. Спасибо. Как я еще могу вас благодарить?
-Катенька (даже не заметил, что назвал ее так, как много лет назад, когда она еще сидела в камор-ке), не надо меня благодарить. Достаточно Колькиной благодарности и вашего мужа. Все, Катенька, в прошлом…
-Меня никто  никому представлять не будет. Я правильно понял? С сарказмом спросил Андрей, находясь в полуметре от остальных. Катерина отошла от Полянского, плотнее прижалась к руке мужа, оперлась на трость:
-Сережа, это Андрей Павлович Жданов, действующий  президент компании «Зима-Летто». У Кати с детства идеальная дикция. В данную минуту проговорила каждый звук, четче любого логопеда на занятии по постановке звуков. Сергей протягивает руку для пожатия, привставшему со стула, Андрею.  Оба улыбаются своими неотразимыми улыбками. Видит это только Катя. Ее не обма-нуть. Улыбка Сергея спокойная;  муж уверен в своей силе и правоте. У Андрея натянутая; чувст-вует себя потерянным. Обоих мужчин она знает как облупленных.
-Сергей Павлович Жданов, пожимает руку Андрею.
-Андрей, в ответ на рукопожатие, Жданов произносит только свое имя. К ним подходит Полянский. Берет с подноса, подошедшего официанта бокалы. Предлагает Сергею: - «Виски, коньяк»?
-Жена не любит,  когда от меня пахнет виски. Мне коньяк. Катерина, ты что-то выпьешь? Вы давно все не виделись. Я вас оставлю. Придвигает стул, помогает жене присесть.
-С твоего позволения, я приглашу на танец Киру Юрьевну, женщина скучает одна. Ты же против не будешь ,  Катерина?  Сергей с Кирой сразу обратили на себя внимание окружающих. ( Катя и Герман вспомнили, что когда-то, украшали  своим присутствием  танц-пол. Оба промолчали. Вслух  никто ничего не сказал.)  В танце, Сергей с Кирой двигались идеально. Полянский спросил Катю:
-Кира училась хореографии. Он тоже?
-Кто? С недоумением спросила Катя.
-Твой муж, Катюша. Катя вдруг рассмеялась, с удовольствием наблюдая за танцем мужа с Кирой.
-Если честно, я впервые вижу, как красиво и умело танцует мой муж. Я-то танцор теперь нику-дышный, да и в свет мы выбрались первый раз. Спасибо Малиновским.
-Катюша, положив руку на ладонь Катерины, ты счастлива? Спросил Герман.
-Да, Гера. Да. Он меня вытащил не только с того света, он вытащил меня из прошлого измерения. После рождения детей, я никому, даже себе не могу объяснить, что он для меня значит. Весь мир и вся моя  жизнь, сосредоточены на нем,  и на детях. Прости, меня, Герман, что у нас ничего не по-лучилось. Катя гладила руку Германа. Андрей все видел и слышал, и только делал вид, что на-блюдает за Воропаевой и мужем Катерины. Вскоре нашел момент спросить у Кати: - «Мужа выбирала по фамилии или по отчеству»? В ответ услышал: - «По любви и человеческим качествам». Кате не хотелось портить вечер мужу. Она устала. Но потерпит.  Муж получал истинное удовольствие от всего происходящего.  Настроение приподнятое. Он, оказывается, умеет и любит танцевать. С Кирой нашли общий интерес. Видно, Кира тоже давно не имела хорошего и умелого партнера по танцам. Чувство приподнятости, эйфории не покидало их. Практически они не уходили с танцевальной площадки.  Медленный  танец сменяла латиноамериканская румба; на смену вальс – где только эта пара брала силы! Катя с Никитой были рады за супругов.  Его жена не может танцевать, Минаев боится подойти к танцевальной площадке. Катерина с Никитой, впервые познакомившись на этом вечере, оказались хорошими собеседниками. Вскоре к ним присоединился Саша.
-Никита, уже находясь   в небольшом подпитии, говорил Воропаев, я люблю умных женщин. Но Пушкарева меня всегда пугала. У нее ума больше, чем у нас с тобой, вместе взятых. Как-то так  получилось, что  Малиновские со Ждановыми,  легко вписались в компанию старых друзей. Кира с Катей  что-то вспоминали (теперь делить им нечего); общей темой стали разговоры о детях. Закончился вечер выпадом Игоря, в адрес Ждановых: подошли с Иринкой и спросил у Сергея:
-Ждановы, а вы не загулялись? Ночь на дворе, дети без присмотра, а они танцуют, да виски потя-гивают.
-Не пора! У нас, к твоему сведению, сегодня законная увольнительная, до восьми ноль-ноль. Се-годня парадом командуют подполковник Пушкарев и две бабушки. Что, съел? Малиновский в долгу не останется.
-Увольнительная, говоришь? Только после таких увольнительных,  Катерине всегда требуется консультация моей жены. Скажешь, не так? Хохотнул Игорь. Сергей чувствовал себя в этой компании расслаблено; можно сказать  по- свойски. Видел и чувствовал, как душевно отнеслись к его жене люди, с которыми она боялась встретиться. Показал себя душой компании. Понравился всем. Поэтому и ответил  другу, немного  пошловато:
-Стало быть, и хотим, и могем! Да, жена? Покрепче прижал Катерину к себе.
-Господи, ребята… Только и произнесла Катя,  и покраснела как помидорина. Прижала ладошки к щекам. У Андрея зашлось сердце, когда он увидел, как не разучилась краснеть Катенька. На  этом же сердце Андрея, появился за этот вечер не один рубец…

0

24

ГЛАВА  29
Проводил взглядом  Катерину с мужем. Скрипел зубами, пока она обнималась,  прощаясь  с По-лянским  и Синицкими. Видел, насколько заботлив муж. К концу вечера, он  практически нес жену, обняв за талию. (Как ему, уже « взрослому мальчику», хотелось  быть на месте  ее  мужа).  Ка-терина Жданова… Издевательство судьбы. Кривая улыбка момента.  Весь вечер уговаривал себя, что рад ее счастью. Провожая взглядом удаляющуюся пару, Кира сказала ему, не стесняясь присутствия  его жены: - «Да, Пушкарева сделала всех. И тебя, в первую очередь.  Браво!» Прозвучало грубо, в духе Киры. Когда Кира была не в «духе». Как только скрылись из поля видимости Ждановы(!) с Малиновскими (Что за ирония судьбы!), резко встал со стула и бросил через плечо: - «Пошли!».  Ехали  молча; молча вошли в квартиру. Андрей сразу прошел в кабинет и закрыл плотно дверь. Вскоре на пороге появилась жена: - «Это все из-за Пушкаревой»? В голосе слышатся слезы. Весь вечер, она кожей чувствовала, как весь интерес был прикован, к неизвестно, откуда взявшейся  Пушкаревой. Старалась не смотреть в ее сторону. Видела и слышала, как все были удивлены внешностью этой пары. Кира откровенно не скрывала своего восторга; о чем не преминула сказать Андрею. К Кире, внимание Кати приковала Пушкарева, когда поздоровалась  и начала знакомить с ней мужа. Нахалка!  Зато своего презрения к ней, жене Андрея Жданова, бывшая жена и не скрывала. (Эти женщины, жена бывшая - Кира, и жена настоящая – Катя, только знали  друг о друге, но никогда не встречались).  Жене Андрея, так хотелось  бросить в лицо Воропаевой, что Жданова она, а не кто-то другой. Но усидела, не  произнесла,  ни слова, и никто этого не заметил. Для всех она была и осталась пустым местом, мимолетный интерес к ней пропал,  вскоре после их скоропалительной свадьбы со Ждановым. Андрей  остановил тяжелый взгляд на жене и грубо произнес:
-Выйди. Без тебя тошно… Лег на диван. Закинул руки за голову. Принял любимую позу.  Уставился взглядом в потолок. Встал, принес из бара бутылку с бокалом. Принял контрастный душ. Ничего не помогает. Он видел сегодня, какими счастливыми бывают люди. Видел глаза Пушкаревой, когда она отвечала на вопрос Полянского и гладила его по руке. Сегодня впервые видел Синицкого с семьей! Севка, Севка… Уж этот-то  ловелас,   сам   не предполагал, что когда-нибудь женится. А дети для него -  это было что-то из мира фантастики.  Что сделалось с ним, когда ему родили ребенка? Это никак не укладывалось в голове Андрея с той минуты, как он увидел Севу с ребеночком на руках. Без него,  Жданова, стала спокойной и умиротворенной  Кира. И только он, Андрей Жданов, остался в одиночестве. Ничего у него не сложилось. Мозаика его жизни состоит из отдельных осколочков, и никак эти осколочки не хотят собираться в красивую картинку. Катенька… он мог быть рядом с ней. Быть таким счастливым, как этот мужчина. Тот, кого она называет мужем. Про него она сказала Герману, что именно он, стал  для нее центром  вселенной. Когда-то таким центром для нее был он, Андрей. Сам не удержал; сам все поломал. Мысли пошли по кругу. Знает, что теперь уже не уснет. Этому мужчине, Катенька  родила  детей,  не раздумывая.   Сел на диване. Вспомнил, где он впервые встретил однофамильца. Возле Центра, он помнит Катеньку беременной. С силой сжал голову руками. Что хотел добиться своим никчем-ным вопросом: - «Как мужа выбирала»? На его глупость никак не отреагировала. Умница, что он еще может сказать? Сам себя старается убедить, что именно такой мужчина,  как Сергей, должен быть рядом с Пушкаревой:  умный, красивый, и не бабник. Не бабник.   Он-то знает, как они,  гуляки выглядят. Сидит и удивляется, почему ее муж спокойно смотрел на общение жены с Германом. У него, Андрея, чесались кулаки. Не мог смотреть, как  Катенька гладила Полянского по руке. Однофамилец (так  Андрей про себя называл Сергея), все видел и хоть бы хны. Только крепче прижал к себе Киру в медленном танце. Так и  приглашал Киру – танец за танцем. Им аплодировал весь зал. И только он просидел на своем стуле. Его не трогали  ни  выступления артистов, приглашенных Севой; ни разнообразие блюд, предлагаемые  официантами; ни жена, потерянная, никем не замеченная. В первую очередь им, родным мужем. Только теперь вспомнил, что жена, как и он, просидела весь вечер на одном месте. Спиной к залу…
                                        *****
Утром проснулся с больной головой.  Сил хватило на контрастный  душ,  и сразу уехал в «Зима-Летто». Жена пыталась его остановить.
-Сегодня воскресенье. Давай побудем дома, или вместе куда-нибудь сходим… Катя прилагала все усилия, чтобы наладить отношения с мужем. Андрей не обернулся на ее слова. Только хлопнула входная дверь. Проверил кучу документов; уточнил условия предстоящих контрактов. Несколько часов провел на производственном этаже. Заехал поужинать в незнакомый маленький  ресторан-чик. Накормили, на удивление, вкусно и качественно. Самое удивительное – это дома его ждал накрытый стол. Андрей, не замечая внимания жены к своей персоне, открыл холодильник. Взял бутылку воды и удалился в кабинет. Когда Катя появилась на пороге кабинета, у него были уже включены телевизор и ноутбук. Сосредоточенно что-то печатал. Катерина не произносила ни слова. Боялась нарваться на его гнев. Про себя удивлялась, что обида мужа никак не проходит. Обычно, его хватало на два-три дня. Уже сама пошла на перемирие. Никакой положительной реакции со стороны мужа. Попробовала подойти со спины и обнять.
-Я работаю. Оставь меня одного. Завтра к одиннадцати приедешь в «Зима-Летто».  Без опоздания. Не позволил жене к себе прикоснуться. И вновь уткнулся в монитор.   Давно поняла, что начинать плакать, показывая обиду,  не имеет смысла. Эта уловка уже давно на Жданова не действует.  Усугублять  затянувшийся конфликт,  не стала. Осторожно вышла из кабинета и плотно прикрыла за собой дверь. Очень хотелось закричать, хлопнуть со всей силы дверью. Затопать ногами и прокричать ему в лицо все, что она думает про ненавистную ей Пушкареву.
Без четверти одиннадцать  Катя  была в «Зима-Летто». Поднялась на этаж; не одарив своим вни-манием секретарей компании, прошла в кабинет Жданова. Буквально минут через пять, отправились по неизвестному  адресу. Жданов  только обронил секретарю в приемной: - «Раньше шестнадцати меня не будет». Катя едва успевала за его широким размашистым шагом. В кабинете адвоката,  их ждали. (Хорошо иметь деньги, связи. Личного адвоката.  Все вопросы, с разводом ,  решены  без  проволочек.). Жданов наотрез  отказался от предложенных  кофе и чая. Только сказал: - «Давайте, сразу перейдем к делу». Адвокат положил перед Катей стопку бумаг и стал показывать, где ей необходимо расписаться. Поменял стопки, и вновь указывал на галочки. И последний пункт, сказал адвокат,  согласно условиям брачного контракта, в случае развода, жена возвращает  себе девичью   фамилию.
-Какого развода? Какую фамилию? Договорить и выяснить что-то у адвоката, Андрей ей не позво-лил. Поднялся из-за стола и попрощался.  Под руку взял жену,  и быстро удалились  из приемной. Не вдаваясь в подробности,  в  машине без разговоров, положил   на колени жены,  конверт. Катерина, трясущимися руками,  его открыла. Справки  из Центра планирования семьи; справки, анализы, рецепты – по поводу ее лечения у венеролога.
-Я бы понял все. Простил бы все. Но не обман и измену.
-Какую измену? Тычет пальцем в справки от венеролога. Это только ты мог принести в семью. Я просто боялась тебе сказать. Ты бы все равно обвинил меня. Так и получилось.
-Я не мальчик. И тронулся с места. Оправдываться перед тобой не буду. Из  внутреннего кармана пиджака, достал еще один конверт. С фотографиями. Старыми, еще  до отъезда Виктора из Моск-вы. (Какая же она  была  дура, что держала их в альбоме. Какая была необходимость,  забирать альбом у мамы? Ей никогда не приходила в голову мысль, что муж может рыться в ее  личных, еще девичьих вещах). С новыми, после возвращения старого возлюбленного в Москву. Они с Ви-тей в «Аквамарине»,  целуются в ее машине. Витя на месте водителя. На  последних  фотографиях – они  у входа в гостиницу: на фотографиях разное время. Дураку понятно: время, когда приехали; и время, когда покинули гостиницу. Ясно, у мужа есть оригиналы снимком, обвинить его в фотомонтаже не удастся. Земля у нее, поистине разверзлась под ногами. Это конец. Это действительно развод.  Похоже, муж ее не пугает. Она перенесла бы любой его рык; крик; крушение всего вокруг. Но это его молчание и полное отчуждение от окружающего, было страшным.  Обреченно она поднималась в квартиру,  шагая следом, за мужем. В этот момент, она впервые почувствовала свой юный возраст на фоне этого мужчины; глупость, которую она сотворила. Чего ей не хватало? Денег? Теперь их у нее не будет. Внимания? Заботы? Так просто она этого не найдет. Мужчину, во всех смыслах, тоже не найдет. Заигралась, Жданов этого не простит. Запер дверь и прямо в прихожей произнес:
-Собирай вещи. К четырем я должен быть в офисе. Посторонних людей, в квартире я не оставляю,  без моего присутствия.
-Андрей, как я? Куда? Потерянно, совершенно не понимая, что происходит, говорила Катя.
-Выходного пособия ты не заслужила. Вакансий в «Зима-Летто» для тебя нет. Устраиваться на работу придется самой. Быстрее, я  опаздываю. (На душе у Андрея, так  гадко  и  пакостно,  нико-гда не было. Сам не понимал, что творит. Твердо знал одно, если уступит на минутку, уступит чуть-чуть,  то   больше не сдержится. Простит. Ему очень страшно остаться одному. Одному, в этой огромной квартире, которую он покупал, в расчете на большую семью. Прощать нельзя. Обида без следа не пройдет. Впервые, реально осознал,  что  разница в возрасте  с женой, слишком велика. Обман и измены со стороны жены, будут вновь  и вновь периодически  повторяться.  После всего случившегося, был  в этом   уверен.). Прошел в прихожую,  забрал связку ключей жены. Отцепил ключ от машины, бросил его на тумбочку:
-Если подарят в скором времени новую, эту поставишь к моему подъезду. Сдам на металлолом.
До офиса в этот день не доехал. Долго ездил по улицам Москвы; подъехал, минут сорок,  простоял около подъезда Малиновского.  Едва удержался, чтобы не подняться. Уехал во двор Пушкаревых, не останавливаясь, резко развернулся и уехал. Возле своего дома, не вылезая из машины, смотрел на окна своей квартиры.  Сколько времени просидел, не помнит.  Андрей осознавал, что этот  развод, стоит ему многих седых волос.  Почти четыре  года с этой женщиной под одной крышей, не прошли даром.
                                                    ГЛАВА   30
Через две недели, после торжества у Синицких,   Новый год! А перед праздником еще событие, которое никогда не радует Катерину. Ее День рождения. Проснулась рано. Подумалось, что все события наслоились одно на другое. Вечером обсуждали с мужем Новогодний вечер в госпитале. Катерина настаивала, чтобы они пошли в нарядах  от Милко.
-Я, что на клоуна похож? Ты думаешь, что на службе  я  появлюсь в этом шутовском фраке? Дос-таточно, потешил публику. Удовлетворил  твою и Юлькину блажь.  Успокоил ваши душеньки.  Твое платье, не спорю, класс! Но я, я больше  в этом фраке, среди порядочных людей не появлюсь. Вот к Севе на юбилей, если пригласит,  только во фраке! Там публика оценит!   Проснувшись, приподнялся на локте, повернулся к ней:
-Катерина, радость моя! Наклонился над женой, осторожно поцеловал в уголок губ. Мамочка наша, поздравляю с «Днюхой», солнышко. Вставай, солнышко, принимайся за домашние дела и начинай  принимать  подарки и поздравления! Покрепче обнял. Из-под подушки достал коробочку, серьги с кольцом. Умеет Сергей выбирать красивые вещи, этот гарнитур  - тому подтверждение.  Умеет дарить. За столом, размешивая сахар в чашке, вдруг спросил:
-Кто первым после меня, поздравит тебя?
-Как это кто? Родители мои или твои; или Зорькин.  С недоумением ответила Катерина.
-Не угадала. Давай поспорим на мою любимую шоколадку? Это будет мой однофамилец! С каким-то нескрываемым торжеством в голосе произнес муж. Катерина замахнулась и незлобиво ударила мужа кухонным полотенцем, которое держала в руках.
-С какой это стати он меня будет поздравлять? Что ты себе напридумал? Может еще и  ревновать начнешь?  И как будет поздравлять? Телефона моего не знает; Коля с Юлианой, никогда не дадут. Ерунду не городи. Поторапливайся, опоздаешь.
-Ревность – это чувство, которое недостойно ни меня, ни тебя. Мы не просто любим; мы друг другу доверяем и уважаем. Ревновать – значит не доверять.  Но думаю, «Аленку» я сегодня заработаю. Собирай «тревожный чемодан», без перехода продолжил Сергей.  ( «Тревожный чемодан» - это сумка с  детскими вещами).  Папа заедет за вами часов в десять. Я вечером привезу Пушкаревых. Малиновские приедут сами. Зорькиным и напоминать не надо. Явятся раньше хозяев.
С первых дней совместной жизни Катерины с Сергеем, повелось, что все семейные торжества отмечались в Дубне, доме родителей Сергея. Вот и сегодня,  друзья и родные,  соберутся на выходные в большом, гостеприимном доме старших Ждановых.
Катерина убирала со стола, после ухода мужа. Зазвонил ее сотовый. Ткнула пальцем громкую связь, продолжая свои дела.
-С Днем рождения, девочка! Счастья тебе, девочка. Я помню  все. (Плохого  человека - лучше не вспоминать! А может, счастливый, вот  ведь легок на помине! )
-Спасибо! И, засмеялась.
-Что смешного в моем поздравлении? С неподдельным удивлением в голосе спросил Андрей.
-Я сегодня проиграла мужу его любимую шоколадку. Он сказал, что ты будешь вторым, кто по-здравит меня. Я отрицала. А он  предложил поспорить. И выиграл.
-Раньше ты говорила, что из двух спорящих – один всегда дурак. Выходит, ты ею и оказалась? Разговор получался нелепый, ни о чем. Как будешь отмечать?
-Поедем к родителям Сергея в Дубну. Привыкли все торжества отмечать там. Андрюша, спасибо за поздравление. Но мне нужно собирать детей. За нами,  с минуты на минуту, должны   заехать.  До свидания. И отключила телефон. С некоторым смятением стала ходить по квартире, собирая детские вещи, и очень хотела, чтобы кто-то из детей проснулся и позвал ее. В ответ на ее мысли из детской послышалось: - «Мама!». Послышалось целое  разноголосие. И все отступило на задний план. Ушла вся сумятица. Осталось только настоящее – дети. Весь ее мир.
В доме Ждановых царила суета большой семьи. Женщины готовили стол. Дед Жданов, не мог и не умел совладать с троицей внуков. Еще и дочь Малиновских. Постоянно на помощь звал кого-то из женщин. В конце концов взмолился: - «Катя, иди, разбирайся с этой гвардией, я лучше матери по-могу на кухне»!  И раздался звонок в дверь. Лиза пошла открывать.
                                    *****
Сергей заехал за тестем с тещей. Исполнительный Валерий Сергеевич, что называется, сидел на чемоданах. Только взяли приготовленные коробки с провизией и подарками. У подъезда встретились с Зорькиными,  они  решили заехать и забрать Пушкаревых.
-Езжайте, сказал Коля. Мы только Романа домой завезем и вас догоним.
-А где Роман?  Поинтересовался Сергей.
-В машине ждет. Не знал, что мы поедем в Дубну. Заехал вечерок скоротать. А мы вот ему свинку подложили, смеется Коля. Сергей открыл дверцу Колиной машины, пожал руку Роману:
-Роман, куда домой?  У Катерины день рождения. Поехали отмечать. И относится она к тебе очень человечно, не сочиняй. Не понравится, сам тебя в Москву отвезу. Лады? Все единогласно, пришли к выводу, что делать Роману одному, в пустой квартире в выходные, нечего.
Лиза открыла на звонок дверь. Стояла в проеме двери и с недоумением смотрела на незнакомого мужчину, в обнимку с большой коробкой. Роман попросту потерял дар речи. Перед ним стояла высокая, одного с ним роста, до безобразия (так позже себе объяснил Ромка) красивая женщина.  Его любимый формат!  Роман,  не отрываясь, смотрел ей в глаза: - «Карельские озера»!!!  Позже Ромка задавал себе вопрос: - «Почему Карельские»? У него, как назло, руки заняты этой дурацкой  коробкой.! Он чувствовал себя, в обнимку с этой коробкой, ПОЛНЫМ ИДИОТОМ!
-Чего застыли? Не май на дворе! Вносил ясность в происходящее, Зорькин.  Лизка, чего стоишь? Принимай гостей! 
Лиза отошла в сторонку, пропуская,  шумную ораву. Уже в комнате, оказавшись соседом Лизаве-ты за столом, Роман сказал: - «Нас познакомят»?
-Вы разве не знакомы?  Удивился Сергей. Странно… Моя сестра – Лизавета Павловна. Это Роман Дмитрич, тебе будет яснее, если я скажу, что он был донором Катерины. Поэтому, я считал, что в больнице вы пересекались. Так, что прошу любить и жаловать. Атмосфера, царившая в доме Жда-новых, была им привычна. Ощущалось, что все дорожат этим. Роман и не помнит такой семейной суеты. Суеты, которая не угнетает, а от которой отдыхает уставшая душа. Дети, которые носятся по дому; вместе с детьми впадают в детство взрослые дядьки. Уму непостижимо, каким бывает Зорькин;  два деда. Роман сразу выделил детей Ждановых. Понятно, вот они, девчонки-двойняшки и  мальчонка, копия Сергея. Девчушки,  Роману очень кого-то напоминали. Заморачиваться не стал, не похож на отца, значит, похож на мать, на Пушкареву. Интересно, как они их различают? Совершенно одинаковые. Но отзываются девчушки  на разные имена. Все происходящее вокруг, Роману  очень нравилось, и уезжать в Москву в ближайшее время, в его планы не входило.
За столом  гости  постепенно разделились на группки. Появилась гитара. Особенно старались Игорь с Сергеем; красиво вели две партии. На восторженный взгляд Романа, Игорь ему ответил: - «Было у нас время, с этим обалдуем,  и спеться, и спиться». Сергей запел;  через несколько нот, подхватил Игорь:
                      Ночь коротка, спят облака,
                      И лежит у меня на ПОГОНЕ, незнакомая ваша рука…
Пели в старой интерпретации. Пушкарев пригласил дочь;  а Роман… насмелился  и пригласил Лизу. Практически никогда не танцевал.  Катя отошла к зашумевшим детям. Вернувшись, присела рядом с мужем, подперла щеку рукой,  и виновато  заглядывая ему в глаза, положила перед  ним шоколадку «Аленка». Сергей немного под-шофе. Восторг в глазах: - «Звонил»?
-Сразу,  после твоего ухода. Поздравил, от моего голоса проснулись дети. Сказала, что проиграла спор и мне пора поднимать детей. Вот так, провидец мой.
-Не провидец, а знаток мужской психологии.
                                          *****
В Рождество, вечером, раздался звонок в дверь старших Ждановых. Дверь открыла Катерина.
-Роман Дмитрич? Неожиданно. Проходите.
-Катя, я на минутку. Извините, можно на минутку Елизавету?
-Проходите, раздевайтесь. Садитесь ужинать с нами. Если будет не трудно, отвезите Нину Алексе-евну на работу, а Лизу заберете. Других вариантов предложить не могу. Отказываться от ужина Ромка не стал. Мужчин дома не было. Только дети и женщины. Сегодня он трезвым взглядом, спокойно  рассмотрел близняшек. И захотелось от удивления  закрыть   глаза, помотать головой и… Но чуда не бывает. На него, с детским  интересом, смотрели глаза старого друга.  Девочки  баловались,  пытались привлечь к себе внимание гостя, и улыбались неподражаемыми Андрюхиными улыбками.  Да, вот  что это получается, полька-бабочка…
С этого дня зачастил Роман в Дубну, в старый коттедж  семьи Ждановых. Если дежурство Лизы,  приходилось на пятницу, она менялась сменой. Чаще всего с мамой. К лету Роман стал почти чле-ном семьи. Перед тем, как пригласить Лизу впервые к себе в гости, Роман перевернул всю квартиру. Женских вещей в его квартире не должно быть. Но чем черт не шутит?  Точку в их встречах, поставила Юлиана. Как-то поздней весной, все встретились в Дубне. Сидели на улице: кто  на крылечке;  кто в беседке.  Роман командовал парадом – жарил шашлыки. Юлиана бесцеремонно ткнула зонтиком Ромку в плечо. И спросила:
-Лиза, а в Москве нет беременных женщин и роддомов? Долго вы еще, как пионеры, будете дру-жить, держась за ручки? На следующей неделе, в этой же беседке, отметили свадьбу этой пары. Уже ночью, поправив одеяльца  на детях, Сергей крепко-крепко обнял жену и сказал:
-Катерина, ты не представляешь, как я рад за сестру. Прижал ее еще крепче, стал целовать. Цело-вать.
-Сереженька, что только в жизни не бывает. Я разделяю твои чувства. Рада за обоих.  Даже  в страшных снах мне не могло присниться, что Ромка станет главным и любимым  родственником.  Дай Бог им счастья. Не могли же они встретиться немного раньше. Может  им Бог и детей бы дал.
-Все может быть. Не так им и по многу лет. Это их жизнь, спи родная…

0

25

ГЛАВА  31
Андрей постепенно привыкал к одиночеству. Но нисколько не жалел о разводе. Чаще стал бывать у родителей.   Они ни  разу не спросили, и не поинтересовались причинами развода.  Просто этого вопроса не касались. Полностью ушел в работу. Это принесло  заметные  результаты. Росли объемы  производства и реализации, конкурентов практически не было. Вечера проводил дома. Часто вспоминал вечер у Севы. Вспоминал свои звонки Пушкаревой. В день  ее рождения. Она смутилась, это он почувствовал.  И быстро свернула разговор. Поздравление с Новым годом приняла;  поздравила в ответ; передала привет родителям; жене. О его разводе не знает. Он ей об этом изменении в своей жизни говорить  не стал. Передал привет ее родителям. О детях и муже не заикнулся. Восьмого марта несколько раз порывался набрать ее номер. На последней цифре сбрасывал. Так с Женским днем Катеньку и не поздравил; а  прилично  в одиночестве выпив, решил, что  у нее есть, кому ее поздравлять.
С наступлением теплых майских дней, стал по выходным приезжать в Дубну. Впервые он попал в этот городок с Пушкаревой. Это было тогда, в последние их счастливые дни. У Катеньки была встреча с питерским банкиром. Андрей поехал с ней. В те дни, она еще не знала о существовании Авдеенко. Андрей  Пушкареву не отпускал от себя ни на минуту. Везде сопровождал. Так они попали  в Дубну. Сняли номер в небольшой гостинице «Дубна». Номер № 108. В старом крыле гостиницы.  Их поразила  и очень  обоим понравилась обстановка номера.  Мебель, старше их намного, середины прошлого века. Выкупили всю секцию. Душевая  комната – каких  они  никогда не встречали.  В годы, когда строился город, все это было высший класс. Теперь -  вчерашний день, если не позавчерашний. Сантехника тоже из прошлого века. И огромные окна… Завтракали здесь, в ресторанчике при гостинице. Два дня гуляли по прекрасному городку. Так в памяти и остались тихие улочки, по ним не проносились вереницы автомобилей; изредка попадались прохожие; сосны вдоль аллей. Они  целовались через каждые десять шагов, как подростки. Порой ему кажется, то ли это было, то ли приснилось.  Он только слышал, что это городок физиков. Наукоград. Катька только вздыхала и мечтала, как бы переехать жить в этот город-парк. В по-следнюю ночь, почти до четырех утра, гуляли по набережной Волги, подолгу сидели  в ротонде. И вновь целовались. Разгоряченные, не помнили,  как  возвратились  в номер. Утром с трудом поднялись, отправились в Москву. До сих пор сожалеет, что  в тот вечер,   не поднялся вместе  с Катенькой в квартиру,  и не убил Авдеенко,  которая устроила сцену ревности Катерине прямо  на лестничной площадке. Сколько она ждала Пушкареву на лестнице, около квартиры, он не спрашивал. Пока он заехал в магазин и поднялся в квартиру Пушкаревой, все закончилось. Вообще-то ему показалось, что он видел Авдеенко, когда поднимался к Катеньке. И больше Катенька его не пустила к себе домой, больше ни на какие встречи не соглашалась. Правда, не нужно гневить судьбу, еще была ночь прощания. Сумашествие,  перед их свадьбой с Авдеенко.  С того  памятного вечера, встречи у Севы, вот так и стоит перед глазами счастливая женщина.  Это не игра, не притворство. И любит она этого  врача. И еще, она стала матерью. Матерью детей этого мужчины…
                                                *****
          Поселившись вечером в знакомом  108 номере гостиницы, Андрей  посетил уютный ресто-ран при гостинице. Приятная  музыка; рассеянный свет. Хорошая кухня и обслуживание. Все располагало к приятному времяпровождению. Расслабился; поистине отдохнул от суетливого дня.   Не удостоил  своим  вниманием  крашеную  блондинку. Взгляды ее были очень красноречивыми. Возможно,  зря не удостоил? Четыре женщины, что-то отмечали. У трех подруг вскоре появились ухажеры. И только блондинка оставалась без кавалера. Тем не менее, он ни на какие провокации, не поддался.  В номере немного поработал. Разобрал бумаги. После завтрака пошел гулять  по городу. Каждый раз забредал в новые, незнакомые дворики. Спустился к Набережной Волги. Вокруг ротонды было грязновато, но не стал на этом заострять внимание. Сидел уже около получаса. Про себя решил, что немного посидит, отдохнет, купит у девочки узбечки початок вареной кукурузы, и отправится в номер. Отдых отдыхом, а работу никто не отменял. Нет верных друзей и соратников, на которых можно свалить часть работы, и быть уверенным, что сделают лучше его самого. Все научился делать сам. Нет рядом ни Ромки, ни Катеньки.   С того места, где находится Андрей,  хорошо  просматривается  стоянка автомобилей.  В десяти минутах ходьбы от гостиницы. Популярностью она у автолюбителей не пользуется.  Зато забиты  стоянки рядом с гостиницей. И рядом с одиноко стоящим автомобилем, остановилась машина Ромки Малиновского! Андрея удивило даже не это, а то, что за столько лет, Ромка не поменял машину. Одновременно открылись передние дверцы. О-го! Андрей оценил спутницу Ромки. Без слов, просто красивая женщина. Все при ней. Ромкина ровесница. Вот это и странно. Своих бабочек он выбирал гораздо моложе. И кем она проходится Ромке? Почему-то, Андрею показалось, что она должна быть учительницей или врачом. « И что их, под старость лет, потянуло на учительниц?» - подумалось  Жданову. Вторым, он имел в виду Синицкого. Ромка со спутницей открывают задние дверцы машины. Прямо в руки каждому, выпадают две девчушки. «Девочки, аккуратно, не пачкайтесь» - голос Романа.  Взял каждую за ручку, присел перед ними на корточки, и что-то им говорит.   Поправил на одной воротничок платьица; второй - белые банты на  темных косичках. Чудо-чудное,  Малиновский в роли няньки. Не успел Жданов додумать эту мысль, как подъехала вторая машина. Зорькины.
-Что еще никого нет? Зря торопились. Фальцет Зорькина. Не успели эти поздороваться, как подъе-хал уже знакомый Андрею «ПЕЖО»- кабриолет. И этот уже несколько лет не меняет свой «Пежо».
-Как всегда, нужно ждать эту веселую семейку, делает заключение Игорь. Андрею хочется спря-таться и не выглядывать из ротонды. Ясно кого ждут.
-Они пока весь свой колхоз соберут – голос жены Зорькина.
-Кого собирать?  Полколхоза здесь. На всю стоянку слышен командирский голос Игоря. Жданки, где ваши родители?
-В Москве, пискнула одна.
-У мамы переговоры, важные, пискнула вторая.
-А вы почему здесь? – опять голос Игоря. - «Нас, мама, Роме доверяет», голос одной из девчушек.
-Интересная  полька-бабочка, получается. Ромке доверяет, а нам нет.  Позвольте,  узнать, почему?
-У вас свой ребенок без внимания. А нас воспитывать надо, явно со слов взрослых, вещала одна из сестренок. Сквозь листву, Жданов видел довольнющую  физиономию Романа. Девочки держались за руки Малиновского,  одна за - правую, другая – за левую. И держась,  за ладони  Романа, одинаково подпрыгивали на месте. Поочередно, с ноги на ногу. И подпрыгивали в разные стороны бумбончики  на    гольфиках. Вот от этих беленьких бумбончиков,  и синих платьиц,  Андрей   не мог оторвать глаз. Неотрывно, смотрел на девочек, не мог сосредоточиться, ибо они растекались, как шарики ртути.  Все присутствующие, поочередно их успевали вылавливать. Сестренки  обежали  за несколько минут все машины.  Жданов ждал, уже знакомый, когда-то джип. На стоянку завернул УАЗ «ПАТРИОТ». 
-Наконец-то, прибыли почитатели российского автопрома!  Игоря слышно далеко. Ромка, оказав-шийся рядом с прибывшей машиной, открывает пассажирскую дверь и помогает выйти Катерине. Мужчина берет из  машины на руки ребенка и опускает его на землю. К нему с разных сторон, с криком «ПАПА», летят двойняшки.  Обхватывает  дочерей  за талии  и начинает кружиться, те восторженно кричат: _ «Вертолет, папа вертолет»! Начинает хныкать мальчик, Ромка подхватыва-ет его под мышки и высоко подбрасывает над головой.
-Ромка, не урони!  В голосе Кати слышится паника.
-Господи, Катенька, пора бы знать, что мужчина никогда не уронит две вещи: ребенка и… Катерина продолжила: - Женщину?
- Какую женщину? Темень, ты Пушкарева, темень. Бутылку! Вынес окончательное решение Малиновский. Все ушли далеко вперед по Набережной. Замешкались только Роман с Катериной. Ромка посадил на плечи малыша, приобнял за плечи Катерину,  наклонившись, что-то говорил ей на ухо.
-Поторопитесь, громко сказал, ушедший вперед  Сергей. Скоро посадка закончится!
Андрею стало ясно, что вся эта компания собралась покататься  на катере, курсирующем по Волге. Вышел из ротонды, встал посередине аллеи и смотрел вслед удаляющейся группе. Засунул руки в карманы и перекатывался с носков на пятки, и назад. Как всегда,  делал  это  непроизвольно, в ми-нуты душевного волнения. Больше всего его убили отношения Ромки с Пушкаревой! Что же это в мире-то творится - детей  своих она ему доверяет, в обнимку по Набережной гуляет, о чем-то шеп-чется?
-Катя, Андрюха в ротонде. Что он здесь делает? Партнеров в Дубне никак быть не может.
-Я видела. Роман  остановился, повернул Катю к себе лицом и спросил:
-Кать, мы  свои люди.  Скажи честно - девочки Андрея?
-А ты не видишь?  Генетическая экспертиза, и  дураку понятно, что не нужна. Сергей и его семья все знают. О моей беременности сначала узнал Сережа, а уже потом я. Вот так, Роман Дмитрич,  интересно  девки пляшут.
-Кать, он все еще наблюдает за нами. Мне его жалко, не поверишь, до слез. Порой так хочется плюнуть на все. Взять бутылку, завалиться к нему и сказать, что подулись друг на друга, подурили и хватит. И если бы не Лиза, наверное, так бы и сделал. Просто, Катенька, я теперь счастливый. За своим счастьем, обычно не замечаешь боль, и одиночество другого.
-При, чем его  одиночество? У него жена, родители.
-Давно никакой жены нет. Он развелся накануне  Нового года. Я ее, после развода,  сколько раз встречал по клубам. Приучил  Жданов  ее к красивой жизни. Видно издалека, как ищет богатень-ких «папиков». При случае, не забывает намекнуть, что в прошлом, она госпожа Жданова. Глупенькая девчонка, по слухам, что-то отмочила, чего Жданов не стерпел. Ленку Шестикову, говорят, Жданов припугнул, чтобы молчала; если не хочет неприятностей.
-Давай без подробностей. Мне как-то это уже не интересно.
                           *****
Андрей размашистым шагом  пересек сквер и минут через пять был в номере гостиницы. Включил  ноутбук. Сигнал  WI-FI в номере был неустойчивый. Располагается в холле; около аквариума. Администраторы привыкли к тому, что он часто работает здесь, в холле. Ничего не замечает вокруг. Открывает сайт « Одноклассников». Но у Пушкаревой все не как у людей. В «Одноклассниках» не зарегистрирована; в других соцсетях тоже не нашел. Пойдем другим путем – ищем Сергея Жданова. Возраст – минус пять от Катиного.  В соцсетях  тоже  нет. Поищем в другом сообществе. Например, Ленинградская медакадемия. Вот, то, что ищем. Личные фото. Фото свадьбы  на крыльце Дворца Бракосочетания г. Дубны. Катерина в инвалидной коляске; без Виноградовой нигде и ничего не происходит. Юлиана на переднем плане. Ого, а вот и спутница Ромки Малиновского.  Юлиана  с  Зорькиным все знают, и ничего от них не добьешься. Следующая фотография, привлекшая внимание Жданова – крыльцо  роддома. В руках Сергея  два кулька, перевязанные розовыми лентами. Андрея заинтересовала только дата в углу фотографии. Открывает календарь в телефоне; через некоторое время,  достает из бумажника маленький кусочек картона с календарем. И как бы ни считал, все крутится вокруг того дня, когда они с Катенькой провели свою последнюю  ночь-прощание. Ночь-безумие; ночь слез и   взаимных упреков. Он всегда сам заботился о безопасном сексе. Катя к этому привыкла. А в ту ночь он ни разу о презервативе и не вспомнил. Это он точно помнит. Вот семейное фото  - Катерина сидит в кресле; на руках держит сына. На подлокотнике стоят девочки, за их спинками стоит отец и придерживает детей  руками. И наконец, крупное фото детей. Все  трое.  Темноволосые,  темноглазые, улыбчивые девочки и мальчик, с совершенно,  соломенными  волосами и голубыми  глазами.  Насколько похожи между собой сестренки, настолько не похож на них братишка.  Дата на фото – начало этого года. Распечатывает две фотографии –  семейную  и детей. В номере долго рассматривал фотографии. Сомнений нет – на него смотрели его глаза, и улыбались  девочки его улыбками. Как провел ночь – не помнит. Какие только мысли не рождались в  голове;  какие только не рождались планы удочерения детей. Только кто ему  позволит даже подойти к детям? А что  близнецы его, Андрея Жданова, сомнений у него не было. Девочки не просто не имеют ничего общего с отцом, Сергеем Ждановым, они совершенно не похожи и на мать, Катерину Пушкареву. Вот такую  злую шутку сыграла с ним судьба.

0

26

ГЛАВА  32
С чувством ожидания неприятностей,  Катя  приехала  в офис. Никак не могла начать работать. Такое с ней бывало очень редко. Старалась не думать о том, что делал Андрей в Дубне. Уже несколько лет воспоминания о нем, ее не выбивали из колеи. Поговорила по телефону с мамой; позвонил муж. Вечером будет в Москве и заберет ее от родителей. Наконец-то погрузилась в работу с головой. По селектору секретарь сообщила: - «Екатерина Валерьевна, к Вам президент «ЗИМА-ЛЕТТО»,  Андрей… не успела договорить, как широко открылась дверь и на пороге Жданов. Екатерина успокоила секретаря и вопросительно посмотрела на посетителя. В одну секунду Андрей оказался рядом с ее столом. Из внутреннего кармана пиджака достает конверт, вынимает  из него фотографии. Наклоняется над столом Катерины и прямо перед ней раскладывает фотографии. Вернулся и плотно прикрыл дверь в приемную. Ураганом вернулся к столу:
-Как это понимать? Кто это?
-Понимать совершенно нечего. Это наши с Сергеем дети. Что тебя еще интересует в моей жизни?
-Одно. Интересует только одно – почему дети Сергея Жданова похожи на Андрея Жданова? Как ты это мне объяснишь? Андрей горой возвышался над Катей. Сняла очки. Потерла глаза. И подня-ла на него близорукий взгляд. И сквозь плотно сжатые зубы, не сказала, скорее прошипела:
- По-шшш-ел  вон! 
Как влетел к ней в кабинет, с такой же скоростью вылетел из него  Андрей. Трясущимися руками, Катерина бессмысленно перебирала на столе бумаги. Крутила между пальцами ручку. Выпила стакан воды. Надо собираться ехать на деловой обед. Понимает, что сосредоточиться не может. Пошла в кабинет к Волошину:
-Борис, проведи встречу. Я не могу. Объяснять тоже не могу. Волошин без разговоров и разглогольствований начал собираться. Катя вернулась в кабинет, села за стол и подумала, что во время нахождения  здесь  Андрея, чувствовала себя волчицей. Волчицей, оберегающей свое логово, своего волка и своих  волчат...
                                        *****
Ночевать у родителей наотрез отказалась. Отказалась заехать к Ромке с Лизой. Дома вечер прошел в привычных хлопотах – ужин; купание и укладывание детей; долго и скрупулезно готовила оде-жду детям на следующий день. Наконец-то добралась до спальни. Сергей  читал какой-то меди-цинский журнал. Отложил в сторону справочник «Лекарственные средства» Машковского, в ко-торый он заглядывал чуть ли не каждый вечер. Как-то жена его спросила: - «Что ты там умудряешься находить новое»? Катя заняла свое место на кровати, откинулась к спинке кровати, оперлась на нее. Положила голову на плечо мужа, потерлась щекой.
-Давай, рассказывай. Что у тебя случилось, ты весь вечер не находишь себе места.
-Так заметно? С удивлением спросила Катя.
-Просто я вижу тебя насквозь. И скрывать ты ничего не умеешь. Давай, «колись»! Жена подробно рассказала о посещении Жданова.
-Я ждал чего-то подобного. Как он предсказуем. Я же его видел в ротонде, на Набережной. И ви-дел, как вы с Ромкой шептались. Думал, что ты мне расскажешь о нем еще в субботу. Молодец, выдержка хорошая.
-Сережа, я такого даже не могла предположить. Ну, видел он нас всех, и ладно… Знаешь, я чувст-вовала себя в тот момент волчицей. Волчицей, охраняющей свое логово, волка и волчат!
-Скорее, львицей. Псовые, никогда не тронут щенков. Ни своих, ни чужих. А вот лев, он старается уничтожить львят. По- детски, удивленный взгляд; недоумение в голосе:
-Почему?
-Закон природы. Во - первых, уничтожает будущих конкурентов в борьбе за власть в прайде;  во-вторых, самка быстрее будет готова к спариванию.
-Кошмар какой-то. Катя передернула плечами.
                                 *****
Утром,  собрав детей, Сергей повез их в детский сад. Перед этим предупредил жену, что вечером Катерина сама их  должна забрать. С утра у него дела в госпитале; потом  поедет в Москву;  вече-ром опять в госпиталь. Будет дома поздно.
Около десяти утра, из лифта на этаже «ЗИМА-ЛЕТТО», вышел офицер. Представился секретарю рецепшена:
-Майор Жданов, мне к президенту компании. Не стал спрашивать, где находится кабинет, пошел прямо туда. В приемной, не задерживаясь, прошел мимо потерявшей дар речи Тропинкиной. Коротко постучав, зашел в кабинет. Подошел к столу; хозяин кабинета встал ему навстречу и  подал руку для приветствия. Поздоровались.
-Давай на  «ты», без церемоний. Сказал Сергей. Андрей Палыч, тебе примерно ясно, почему я здесь. Я не буду качать права, скандалить. Давай,  все вопросы будем решать с тобой, по-мужски. Побережем нервы Катерины. Вот где ты был и чем занимался в мае 20.. года? Правильно, загорал с молодой женой  на пляжах Испании. Я в это время вытягивал Катерину с того света. Я восемь суток, попеременно с Колей Зорькиным, дежурил у ее кровати. Чтобы ее секреты не мусолили медсестры, и не слышали несчастные родители. О ее беременности, я узнал первым, по анализам. Сама Катерина о беременности не  подозревала. Решение врачей было однозначным: беременность сохранять нельзя по  ряду  причин. Но я себе поклялся, что  подарю, сохраню ей эту беременность. У нее будет ребенок.  Чего это стоило -  знаем, только мы с ней. Моя мама и Ирка Дзюба. А потом я понял, что влюбился. Впервые в жизни. В тридцать с лишним лет, в свою пациентку, Екатерину Пушкареву. И сложилось, как сложилось. После рождения дочерей – нежданная вторая беременность. Решение Катерины было однозначным, только рожать. Реально понимала, что здоровья это ей,  не принесет. Поверь, мне не стыдно сказать тебе, что более счастливых людей, чем мы с женой – нет. И после этого, подумай, кто отец детям? Даже Катери-на, не отрицает, что девочки сначала мои; а потом уже мамины. Они мои, с утробы матери.  Через сутки, после аварии, я уже выходил из палаты,  когда услышал себе в след: - «Жданов,  подари мне ребенка. Почему ты не подарил мне ребенка»? Она обращалась ко мне. Я был ошарашен, это позже я понял, что есть еще Жданов. Жданов, которого она любила, и который ее сильно обидел. Я выслушивал все ее секреты… Восемь суток она бредила. Восемь суток мы с Колькой, выслушивали ее признания  в любви тебе. О ваших  отношениях, я знал больше, чем вы сами.  Больной мозг лечил себя, избавляясь от  ненужного. Я никогда, не называю ее Катенькой, Катюшей. Так звал ее ты.  Я зову  жену только Катериной.  В те дни, я приезжал сюда, в «ЗИМА-ЛЕТТО». Искал тебя. Рассчитывал, что твое появле-ние, вернет ей сознание. Но, увы... 
Сергей, не прощаясь, пошел к двери. Вышел в приемную, резко вернулся. Положил на стол, перед Ждановым  визитку.
-Андрей, здесь все мои телефоны, кроме домашнего. Если захочешь познакомиться и пообщаться с детьми, я не буду   против. Только не будем сюда впутывать Катерину. Мне важен ее покой,  прежде всего. Послезавтра,  она на три-четыре дня улетает в Питер. У меня выходные. Захочешь встретиться, звони.
                                   *****
-Хорошо. Я буду ждать тебя на повороте на двадцать шестом километре, в  шестнадцать часов. Мою машину ты знаешь, ответил Сергей на звонок Андрея. Звонок застал Сергея в ординаторской, на следующий день после его посещения «ЗИМА-ЛЕТТО».
Заметив машину Андрея, Сергей помигал ему фарами, предлагая ехать за ним. Подъехали к поселковому детскому саду. Поздоровались, спокойно, с уважением пожали друг другу  руки.
-Первыми заберем девочек, потом зайдем за Вовкой. Из игровой комнаты выбежали и с криками бросились к отцу двойняшки. Сергей присел, что-то поправил в одежде дочерей. Каждую поцело-вал. Одна из дочерей погладила отца по щеке и засмеялась:
-Ты колючий! Мама тебя опять ругать будет. Вторая также погладила отца по другой щеке.
-Не будет мама ругаться. Я дежурил целые сутки. Она же понимает, что я работал и не мог по-бриться. А вы же про меня ей не расскажете? Давайте, девочки, побыстрее собирайтесь. Нам еще братика надо забрать.
-Ему скучно. Мы с Санькой вместе. Он один, да, папа? Казалось, что эти два живчика, могут стоя  на месте,  провертеть  дырки в полу. О чем Сергей и сказал Жданову. Наконец девочки, почти самостоя-тельно, оделись и выбежали  из приемной группы. Моментально вернулись назад , взяли какие-то свои вещи из кабинок и вновь, шариками выкатились на улицу.
-Девочки, это мой друг. Зовут его Андрей. Вы с ним подождете  меня с Вовой  здесь. Можете покататься на горках. Покажите Андрею, где горки. Потом пойдем гулять в парк. Обратился к Андрею:
-На поводу у этих красавиц не иди. Их не бойся. Это они поймут быстро,  возьмут над тобой верх и будут хозяйками положения. Этого допускать нельзя, с улыбкой инструктировал Сергей однофамильца. Я пошел. Ждите меня на горках. Андрей позвал детей. С волнением в душе взял девочек за ручки, так, как их в тот памятный день держал Ромка. Уже через секунду,  двойняшки выхватили свои ладошки из рук Андрея и убежали на детскую площадку. Вскоре появился Сергей с сыном.
-Справляешься? Поинтересовался Сергей. Характеры – покруче маминого. Кроме меня, никто с ними толком справиться не может, с гордостью произнес  отец. Сейчас погуляем в парке, если будешь не против,  приглашаю к себе.
Андрей неловко носил девочек на руках, пытался с ними прыгать, бегать. В кафе ели мороженое. Сделал несколько снимков.  Саня с Анькой, являли собой верх коммуникабельности  и дружелюбия.  Вовка – ни  кого, кроме отца не признавал. Двойняшки свободно общались с Андреем; вызывая огромное умиление. Про себя, не переставал удивляться, их похожести между собой, и насколько они похожи на него, Андрея. Как быть с этим? Катиного ничего в них не находил, за исключением упрямости. Отец так и сказал, что если что-то себе вобьют в головки, с места не сдвинешь. Жданов от приглашения Сергея, отказываться не стал. И еще – не хотел расставаться с детьми. Что творилось у него в душе весь этот час общения с детьми, он не мог объяснить себе. Просто боялся даже дышать.
В обнимку со своими котомочками, девчушки мигом поднялись на третий этаж и устроили там возню. Сынишка, уже на полпути начал  капризничать и проситься на руки. Отец на его капризы, не обращал никакого внимания. Андрей взял ребенка на руки.
-Хреновый из тебя воспитатель, Андрей. Быстро он тебя раскусил. Со мной этот номер бы не прошел, воспитывал его Сергей.
Вошли в маленькую, тесную « прихожку».  Типовая трехкомнатная «хрущевка». Андрея пригласили в гостиную. Дети разбежались по квартире. Несли Андрею игрушки, книги. Включили телевизоры. Никто из них не смотрел ничего. Андрея поразило, что Сергей не пытался с этим бороться. Быстро накормил детей ужином.
-Дети, быстро, быстро в ванну, купаться. Быстро, ловко искупал дочерей. Принес из ванной. Держа каждую под мышкой. Передал детей Андрею:
-Помоги им одеться. Вот пижамки,  я пока с Вовкой разберусь. Ушел, оставив Андрея наедине с детьми. Сашка с Анькой бесцеремонно, взобрались на руки Жданову. Одна из них погладила его по щекам и засмеялась: - «Ты колючий, как папа»! (Сердце почти остановилось: - «КАК ПАПА»!). Вторая тут же начала гладить его по щекам. Андрей только боялся, что в этот момент войдет Сергей и увидит слезы в его глазах. Прижал оба тельца к своей груди, спрятал голову между детьми, и пытался навечно запомнить запах детей. Девочки стояли на его коленях, обнимали за шею и пытались подпрыгивать. Вот только за один этот момент в его жизни  – он готов отдать все. И, кажется, понял, ради чего стоит жить.
Сергей уложил малышей  в постели и предложил Андрею почитать им сказку, пока уберет в кухне после ужина детей. Минут через двадцать пришел в детскую,  выключил свет, оставил только ночник над столом. Поцеловал всех по очереди и сказал:-«Спать, спать». (Андрею показалось невероятным, как ловко и умеючи Сергей обращается с детьми).
-Андрей, ты еще придешь к нам? С тобой интересно играть. Придешь? Ты нам понравился, делились впечатлениями  дети.
-Конечно, приду. Вы мне тоже понравились. С трепетом поцеловал каждого, и вышел следом за хозяином. Жданов еще не понял, что  его сердце приняло всех троих детей: улыбчивых, жизнерадостных, открытых девочек; неулыбчивого, недовольного всем окружающим и капризного мальчика. Про дочерей, Сергей сказал, что они как бабушка Лена. Любят всех и в ответ получают много любви от окружающих. Сын, копия дедушка Павел. Похож не только внешне, но и все повадки его. Лишний раз не улыбнется, не пойдет ни с кем на контакт. Гены есть гены, никуда от этого не денешься. Ему только маму подайте. До приезда Катерины,  придется терпеть его плохое настроение.
-Пошли ужинать, посидим. Стол был накрыт совсем не по-холостяцки. В центре стола стояла литровая бутылка водки и две стопки.
-Сергей, (про себя Андрей отметил, что впервые обратился к однофамильцу по имени), мне ехать.
-Завтра суббота. Заночуешь у меня. Может быть, нам больше не придется встретиться в такой обстановке. Врагами, нам думаю, быть не стоит. Так? Я прав?  И начал разливать водку по стопкам.  О чем говорили, трудно вспомнить. Периодически, Сергей вставал из-за стола, и шел в детскую. Андрей, как привязанный, шел следом. Отец поправлял одеяла, перекладывал на другой бочок Аньку. Возвращались в кухню. Андрей предполагал, что в Питере у Катерины встреча с бывшим мужем и напрямую спросил у Сергея, не ревнует ли он Катерину? У Сергея был абсолютно непонимающий взгляд.
-Мало человека любить. Ему надо доверять. Только тогда любовь правильная, понимаешь? Пытался Сергей донести  свою мысль до Андрея. Просидели за столом,  чуть ли не до четырех утра.
-Поеду потихоньку, пытался несколько раз  распрощаться Андрей.
-Ложись в гостиной, и не придумывай. И вновь начинали какой-то разговор. Последнее, чем поинтересо-вался Андрей: - «Кате расскажешь»?
- Не завтра, но  расскажу. Не умеем мы друг от друга хранить тайны. Андрей, это все, чем я могу тебе помочь.
                                    *****
Выехав, из поселка, где жили Катерина с Сергеем,  Андрей остановился и вышел из машины. Прошел немного в глубь леса. Сел на траву, поджал ноги. (Со стороны, картина чем-то напоминала сцену из фильма «Семнадцать мгновений весны», когда Штирлиц возвращается в Берлин). Такого умиротворения и ощущения счастья, как сегодня утром, у Жданова  очень  давно не было. Сегодняшнее чувство незаконченного счастья, было сродни тому, которое он испытывал очень давно. В первую ночь, проведенную с девочкой по имени Катя Пушкарева. Эти чувства он испытывал, когда рядом находилась его Катенька. Еще до ее отъезда в Египет.  Андрей сидел на траве; был уверен,  что теперь, он  не одинок на этом свете. Он найдет способы  и возможности, чтобы принимать участие в жизни дорогих и родных ему людей; сумеет  стать другом отцу дочерей. Его, Андрея Жданова,  дочерей. Сейчас он благодарил Бога и судьбу, благодарил провидение  и Сергея Жданова. Благодарил за спасенную жизнь Катеньке; за дочерей. Он никому не имеет права портить своим присутствием жизнь. Он сделает все, чтобы Катенька не считала его врагом; не считала черным гением ее жизни. Добьется ее прощения. Руки Андрея, до сих пор чувствовали два крепеньких детских тельца, которые он прижимал к груди. И боль за грудиной от слов малышек: - «Ты колючий, КАК ПАПА».
На обед, в воскресенье, Андрей поехал к родителям.  С возрастом, родители, практически постоянно,  жили в Москве. Радовались каждому  визиту сына. После обеда, собрались на кофе  в гостиной. После светских разговоров ни о чем, Андрей положил перед родителями все фотографии: те, которые распечатал со страницы Сергея; и те, которые снимал сам. И совершенно бесстрастным голосом, как будто его это нисколько не касалось, рассказал все. Почти слово в слово, передал рассказ Сергея. Павел Олегович отошел к окну, сложил руки на груди. В правой руке держал фотографию и внимательно рассматривал. На фотографии Андрей держит на руках Анну. Маргарита не отрываясь, смотрит  на сына; прикрыла ладошкой приоткрытый рот. Молчание нарушил Павел: - «Я всегда любил эту девочку. И погладил пальцем лицо Катерины на фотографии. Значит, она родила наших внуков. Но не нам…»
-Андрюш, они очень похожи на тебя. Я мать, я помню тебя маленьким. А между собой, они очень похожи? Вопросов у Маргариты возникало все больше и больше.
-Я практически не мог их различить…
                             Через три с половиной года…
Синицкие отмечают очередной День рождения дочери.  Любимому, родному, единственному чаду, сегодня пять, целых пять  лет! Это стало традицией, с того первого,  Иришкиного праздника. Гости были постоянными. И собирались в этом, самом первом, Севином клубе. Впервые, за все четыре года, с трудом супругам удалось уговорить Ирину Малиновскую и Катерину Жданову, принять приглашение. Аргумент у женщин был железный: мужья в командировке в одной из стран Юго-восточной Азии, где произошло катастрофическое землетрясение. В конце концов, под давлением Юлианы приняли приглашение. На этом настаивали и мужья, с которыми женщины постоянно созванивались. Все было готово к открытию торжества, когда вихрем пронеслись по залу двое мужчин в камуфляжной форме. Только вскрики. «Сережка», «Гошка»! И,  подхватив на руки жен, они закружили их вокруг себя.
-Вот и самые дорогие гости!  Ну, что ж, господа! Танцы! Маэстро, музыку! Сообщил хозяин. Сергей наклонился, что-то сказал жене, сидящей за столиком у окна, поманил за собой Малиновских,  и легко подпрыгнув, оказался на сцене.
-Господа! Приносим с другом извинения за наш внешний вид. Наш борт приземлился всего три часа назад. Нам очень повезло. Но времени у нас мало: через двое суток борт улетает. Нам надо повидаться с семьями. Вообще-то, я вот зачем поднялся на сцену. Не буду оригинальным, если скажу, что самая лучшая женщина на свете – это моя жена. Но четыре года назад, здесь, в этом зале,  я имел честь познакомиться с очень красивой женщиной. И больше нам с ней встретиться не пришлось. Кира Юрьевна, прошу, разрешите пригласить Вас на первый вальс. Приглашаю Вас, открыть танцевальный вечер!  И печатая шаг, пошел к  столику, где сидели Минаевы с Воропаевыми. Что-то сказал Никите, склонил голову перед Кирой, подал ей руку, и согласно всем  правилам этикета, повел ее на танцевальную площадку. Присутствующие встали, начали аплодировать. Громче всех аплодировали Саша и Сева Синицкие. Малиновские, Ирина с Игорем  пели дуэтом. Любимый вальс: «Ночь коротка, спят облака,
                                          И лежит у меня на погоне, незнакомая ваша рука».
Только Андрей сидел в одиночестве на углу барной стойки. Хотел подойти к Катерине, но с ней за столиком, были Ромка с женой и Юлиана. Даже при Ромке с женой, подошел бы. (Жданов  помнит, как  удивился, когда  узнал  от  Сергея, что  Ромка женат (!!!) на  его  сестре. Женатый  Малиновский! Официально женатый! Сергей не скрывал, что очень рад счастью сестры с Ромкой. Тот вечер общения с детьми и Сергеем, больше не повторился. Сколько раз набирал номер Сергея, и почему-то сбрасывал на последней цифре.  В месяц, примерно раз или два подъезжает к детскому саду, посмотреть со стороны на детей. Чаще всего детей забирала Катенька; раза два, Ромка с женой. И ни разу Сергей. К нему бы,  Андрей подошел…)  Но присутствие  Виноградовой… Ее ехидных замечаний и улыбок не перенесет. Остался на своем месте. И смотрел, как Сергей ведет Киру в танце. Спокойно подумалось, что талантли-вый человек, во всем талантлив. И еще:  без  него, Андрея,  Кира спокойна и счастлива; тоже самое, можно сказать, и про Пушкареву. Он, Андрей Жданов, видимо, только приносит  несчастья женщинам?  Закончился танец, Сергей ведет Киру  к мужу, и подходит к нему. Облокотился на стойку бара. Взял бокал с коньяком.
-Пошли к нашему столику. Что один скучаешь? С Лизой, крестной Сашеньки познакомлю. С остальными ты знаком. Прости, Жданов, я  почему-то долго, после того вечера, ждал твоего звонка. Думаю, что тебе на меня обижаться не на что.
-Кто крестная Анютки? Вопрос в глазах Андрея.
-Крестный – Коля; а крестная – Иринка Дзюба, вернее Малиновская. Вовкиных крестных ты не знаешь. Спокойно, дружелюбно ответил Сергей. Катерина, я думаю, готова к встрече с тобой. Правда, досталось мне, за тот вечер на орехи. Но она вполне адекватный человек. Поразмыслила, и сказала, что  это мое право,  встречаться нам с тобой или нет. Только боится, чтобы  в силу наших с тобой  природных темпераментов, физиономии друг другу не набили. Но, просит  ее уволить  от этих авантюр. Это же Пушкарева, как говорит Ззорькин. До встречи, Андрей. Нам пора ехать. Завтра нам с Игорем на погрузку самолета. Медоборудование и медикаменты, нам надо принимать лично.
-Сергей, ты не работаешь больше в госпитале?  А как ребятишки? Если честно, с того дня,  они так и стоят, все трое, у меня перед глазами. Андрею интересна любая информация о Ждановых.
-Нет, не работаю. Дети подросли, и я вернулся в «Скальпель».  Вернусь из командировки, звони. Встретимся. Посмотришь, как выросли ребята. И Вовка больше не куксится. И живем в Москве. Катерине так удобнее. Да и квартира больше.  Думаю, и с Ромкой стоит тебе помириться.
-Ладно, миротворец, шагай. Скоро у всего зала шеи посворачиваются, на нас глядючи. Кира скоро из кожи вылезет.  А Катя устала делать безразличный вид.
                                        *****
На свой  день рождения  Катя с детьми поехала к родителям. Еще не вставала с постели, когда позвонил муж. Поздравил, наговорил кучу приятных слов.  « Катерина, жди меня, и я вернусь!  Катерина, удовлетвори мое праздное любопытство: - Андрей звонил?  Поздравил? Нет? С шоколадкой у меня  облом?». Каждый год, не признается себе, что  ждет поздравления  с Днем рождения от Андрея.  Уже три года не поздравляет. Сергей шутит, что третий год остается без шоколадки. Сбежать от гостей Катерине  не удалось. Все родственники и друзья были уже у Пушкаревых. Задача у всех одна – откушать вкусностей Елены Александровны.  Удивительно, но вся «молодежь», вместе с детьми, всегда прекрасно себя чувствовали у Пушкаревых, и у старших Ждановых в Дубне.  Семейные праздники и торжества, Сергей  с  Катериной  устраивать  у себя дома не умели. Не получалось сердечности и непринужденности. Отяжелевший, после праздничного стола, Роман ушел к детям. Сам удивлялся, с каким удовольствием и желанием возится с ребятишками Ждановых. Дочь Малиновских, такого трепета, у него не вызывает. А когда приезжала Настя, так выяснилось, что ее детей он любит больше Лизы. Дедушка из него получился классный. Все единогласно решили, что Пушкарев, как дед, ему в подметки не годится. А про деда Жданова и говорить не стоит.  Валерий Сергеевич как-то сказал им с Лизой: - «Лизка,  роди ты ему парочку детей! Посмотри, как он млеет от ждановских. Роди, Лизка, роди.»
                         
Прошел Новый год. Все собрались в Дубне. Сергей с Игорем к празднику из командировки  не вернулись. Катя  понимала, что чувствовала себя сиротой, в этом праздничном водовороте. Звонили Игорь с Сергеем,  в строго отведенные часы. Боялась за мужа; скучала. И ко дню рождения дочерей Сергей не вернулся. Сегодня их девочкам исполняется по семь лет. Осенью пойдут в школу. Раньше, в шесть лет, Сергей не разрешил отдать дочерей в первый класс. Настоял на своем. Что еще годик походят в садик. Окрепнет за этот год нервная система; станут старше, ответственней. И родителям проще; и детям легче. Сергей умудрился позвонить пораньше и поздравить детей до ухода из дома. Дети соскучились по отцу больше всех. Разговоры детей последние дни крутились вокруг имени отца. Еще одно подтверждение тому, что дети очень ждут папу. И… подарки.
В дни семейных торжеств, когда не было рядом мужа, Катя чувствовала  себя крайне неуютно. Еще хуже, чем  обычно.  Не находила себе места и не могла сосредоточиться на работе. Так было и сегодня. С грехом пополам сосредоточилась на работе. От работы ее оторвал звонок секретаря по внутреннему телефону: - «Катерина Валерьевна, вам звонит президент компании «ЗИМА-ЛЕТТО», Андрей…
-Соединяйте.  Катя  подумала, что Жданов желает  поздравить  детей с Днем рождения.
-Слушаю…  Андрей  не поздоровался. Казенным, сухим, почти без интонаций  голосом, произнес:
-Согласно решению и постановлению акционеров и совладельцев компании «ЗИМА-ЛЕТТО», Жданова  Павла Олеговича (паспортные данные) и Ждановой Маргариты Рудольфовны (паспортные данные),  их доля акций Компании передается в равных долях Ждановой Анне Сергеевне (анкетные данные) и Ждановой Александре Сергеевне (анкетные данные). До наступления совершеннолетия вышеназванных лиц, право распоряжаться и совершать финансовые операции с переданными акциями, за исключением продажи и передачи  другим лицам, передается Жданову Сергею Павловичу (паспортные данные). Екатерина Валерьевна, передайте Сергею Павловичу, что заседание акционеров состоится 25 января 20.. года в десять утра. Мы дополнительно его поставим в известность. Не успела Катя ничего ответить, как из трубки раздались  длинные гудки…
Катерина откинулась в кресле, вытянула ноги. Старательно переваривала новость. Не могла собрать мысли. Наконец проговорила вслух:
-«ЗИМА-ЛЕТТО» остается семейным бизнесом… Семейным бизнесом…

              КОНЕЦ…

                Февраль.  Бремерхафен, ФРГ - Апрель. Краснокаменск, Забайкальский край.

Отредактировано розалия (2015-05-15 07:52:25)

+1

27

:flag: Поздравляю с первым завершённым! Это событие!

0

28

Я-любимая написал(а):

:flag: Поздравляю с первым завершённым! Это событие!

+1 :cool:

0

29

Девочки, спасибо! Катерина, как ты все успеваешь? Мое уважение к тебе растет в геометрической прогрессии!

+1

30

Розалия, Вы большая умничка. Мне очень понравилась ваша работа на "Ветер перемен". И вот дождалась продолжение "В прошлое возврата нет" . Очень понравился ваше произведение, но на душе тяжело. И вроде и Катька счастлива и вроде ХЭ, но увы... не с тем, кем бы мне хотелось. На протяжении всего чтения не покидало чувство сожаления и горечи за Андрея. Профукал он свою жизнь и свое счастье. Неужели думал, что будет счастлив с Авдеенко? Почему не бросил ее, как только с Пушкаревой наладилось? Не понимаю. И все же не верю, что Пушкарева на 100% счастлива с Сергеем, что разлюбила Андрея. Больно очень за героев, спустя годы, судьба подарила им шанс, а они не поборолись за собственное счастье. Продолжайте писать, Розалия, у вас отлично получается. Вдохновения вам и сил. Я теперь ваш благодарный читатель навеки. Спасибо огромное.

Отредактировано farayla (2015-05-19 20:35:47)

0

31

А я не поздравляю.
Полагаю, что это откровенное хамство брать чужую идею без разрешения и похабить ее.
Тем более, что связаться с обеими авторами никакой проблемы нет, а есть полное нежелание и неуважение к чужому творчеству.
Очень прискорбно. Не ожидала такого на наших форумах.

Отредактировано МИФ (2015-05-31 21:19:55)

0

32

Розалия, спасибо за отличный рассказ.  :flag:  С удовольствием читала.  :flag:  Вы использовали различные жизненные ситуации людей, которые встречались вам на жизненном пути и воплотили их в жизни наших героев.  :mybb:  Я правильно вас поняла? Талантливо написано и интересно.  :flag:  А на всяких,как МИФ, не обращайте внимания. Видно у человека плохое настроение.  :rain:  Розалия пишите рассказы по теме НРК. У вас хорошо получается.  :flag:  Удачи вам и творческих успехов. :flag:  :flag:

0

33

РусаК, спасибо большое. Доброе слово и кошке приятно :surprise:

0

34

Розалия, спасибо за доставленное удовольствие! История всколыхнула мои чувства,но осталась некая горчинка... дурак Андрей Жданов, но мне его жалко! Известный плейбой на старости лет остался у "разбитого корыта". Не сумел оценить и удержать своё счастье. Такое ощущение, что в этой истории Андрей Катю и не любил по настоящему! Почему он не искал Катю, не добился её прощения, а по прежнему жил в своё удовольствие, крутил романы. Почему, когда Катя вернулась и у них всё сладилось, Жданов не поставил жирный крест на малолетке, а упорно готовился к свадьбе? А какой тогда большой любви может идти разговор! Правильно Катя врезала ему по физиономии, заслужил.  Да, на двух стульях не усидеть. Судьба сама его наказала, за Киру, за Катю! Не понравился мне в этом произведении Андрей Жданов, поэтому наверно появился другой Жданов, положительный со всех сторон. Что ж, у автора своё видение! Одно могу сказать, что равнодушной я не осталась! :mybb:

Отредактировано Мадам - МАСКА (2016-08-10 05:42:01)

0

35

Спасибо большое, Мадам Маска!
Основная  сюжетная линия – это что-то из моей личной жизни. Только судьба – это порой жестокая штука.
И когда ушла совсем на пенсию, не зная чем заняться – попробовала этот свой опус. Не имея ничего, никакого умения. Просто набирала текст и  отправляла в «эфир». Позже,  Я -Любимая,  подсказала как это сделать правильно.
Осознаю, что не шедевр.  Было  как-то желание  все удалить. Но подумала - зачем? Был же крик души. .  Не талант… Зато от сердца. :tomato:
Спасибо.  :writing:

Отредактировано розалия (2017-04-26 14:16:33)

0

36

Уважаемая Розалия, в вашем произведении чувствуется, что сюжет истории взят из жизни, всё пережито и прожито. Перенося всё на бумагу, вы делитесь своими чувствами, ваша душа облегчается, трогая наши души. Очень сожалею вам, что такая трагедия случилась в вашей жизни, действительно мир жесток! Возможно поэтому нам так не хватает сказки в жизни, и этот пробел мы восполняем придумывая и читая красивые истории со счастливым концом. Спасибо вам ещё раз!

0

37

Солнышко наше, Розалия!  Повторно перечитала это великолепное произведение "В прошлое возврата нет".
То, что год тому назад читала подзабыла. Но наткнулась на текст в НРКмании, но там он не весь, по комментам поняла, что есть полный текст а Архив Фан-арте и стала искать. Нашла и стала читать.
Столько эмоций пережила при чтении. При повторном чтении воспринимается всё немного по другому. Очень больно и радостно за Катю Пушкарёву, столько она всего пережила и любовь, и беду, и предательство, и восстановление себя физически и духовно, и приобретение чувства любви, нежности от детей и Сергея Жданова. Она приобрела с ним счастье, чувство успокоения и уверенность за детей и себя.  :flag:
Да, Андрея жалко, что так разбазарил и своё чувство любви, и свою жизнь променял на поверхностные сиюминутные ощущения, а главного не смог увидеть и разглядеть любовь Кати Пушкарёвой к нему. Пролетело счастье мимо него. Искал лёгкого пути в жизни.
Очень жаль, что так у него всё сложилось в жизни.  :flag:
Знаете Розалия, мне кажется, что можно вам написать 2-ю часть жизни наших героев, как бы продолжение, где вполне герои меняются отчасти и обстоятельства и жизнь их выходит к другому заключению. Но это в вашей власти.
Желаю вам счастья, удачи и творческого успеха и вдохновения.  :flag: http://sg.uploads.ru/t/rnayh.gif   http://sa.uploads.ru/t/JTjtD.jpg  http://s1.uploads.ru/t/re80c.gif  http://s5.uploads.ru/t/R5xqr.gif

Отредактировано РусаК (2017-09-07 16:10:40)

0

38

Девочки, всем большое спасибо за отзывы, за то, что прочитали.
Я никак и не на что не претендую. Моя писанина - это желание выплеснуть внутреннее состоянии, облегчить душу. И это даже не дневниковые записи. Мои сочинения - это неулюжая попытка уйти от одиночества и  бесконечных воспоминаний.
Во всех излагаемых  мной историях,   в основе имеют место быть реальные события с реальными людьми, только несколько интерпретированы во времни и в пространстве.
Если что-то похожее Вы уже читали, побросайте в меня тапками, камнями, словами. Но не сильно... Возраст уже не тот, чтобы выстоять под натиском неприятностей. Поверьте, даже мыслей в зародыше не было заняться плагиатом.
Все свои неулюжести в первых сочинениях хотелось исправить, что-то поправила. Но совсем удалить рука не поднимается.
"Подправленный" вариант  "В  ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ"  нашел прописку здесь: http://nrkmania.ru/topic5403.html

0

39

Дорогая Розалия!   :flag: Вы отлично пишите! Ваши произведения очень жизненны и правдоподобны.
Это замечательно, что у вас есть потребность писать и пишите пожалуйста. Это очень хорошо!  :love:
Не забывайте нас и радуйте своими великолепными произведениями. Я повторно перечитала ваш восхитительный труд "В ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ".
Жаль, что так сложилась жизнь у Андрея на данном этапе так, он сам во всем виноват, стечение обстоятельств и характер Кати Пушкарёвой. http://s4.uploads.ru/t/WNMzu.gif
Было бы очень замечательно, если бы вы написали продолжение этого произведения. Очень интересно, а как бы сложилась дальше жизнь у Кати Пушкарёвой, у Ждановых Сергея и Андрея, у девочек - дочек Андрея.  :flag:
Вы очень талантливо пишите. Ваши произведения интересно и легко читать, стиль изложения у вас великолепен.
Желаю вам счастья, здоровья, удачи и творческого вдохновения. http://s7.uploads.ru/t/xsa6g.gif
   http://sg.uploads.ru/t/9RLvg.gif

+1

40

РусаК,  спасибо большое!
Очень благодарна за теплое отношение. Спасибо!!!

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Проба пера » "В ПРОШЛОЕ ВОЗВРАТА НЕТ"