Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » jedilady » Развод


Развод

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Автор: jedilady
Название: Развод

Рейтинг: PG-13

Пейринг: Катя/Андрей

Дата: 06.07.2011 – 08.08.2011


https://www.youtube.com/watch?v=xrgMjobbJT0

1

Катя была очень целеустремлённым человеком. Она всегда знала, что далеко не красавица. Учась в школе и в университете, она ещё надеялась на то, что встретит своего принца, верила в сказки, но история с Денисом, когда он переспал с ней на спор, а потом растрезвонил об этом всему курсу, окончательно убедила Катю, что чудес не бывает. Тогда она приняла очень важное для себя решение: да, у неё никогда не будет мужа, детей, не будет семьи, но это же не значит, что она должна похоронить себя, и большее на что она может рассчитывать – это хрущёвка в спальном районе Москвы. Нет, она умная и талантливая, а значит, сможет добиться успеха в карьере. И она обязательно станет классным специалистом, за которым пол Москвы гоняться будут.     
Для начала надо было получить отличное образование. Тут проблем не было, Катя прекрасно училась и потому без особых трудностей закончила МГУ с красным дипломом. Причём этот диплом она действительно заслужила. Следующими шагами была стажировка в Германии и работа в «Ллойд Морис». В банке она зарекомендовала себя как прекрасный специалист, на которого всегда можно рассчитывать даже в самых трудных ситуациях. И всё там было хорошо, но вот перспектив не было, и Катя пошла ва-банк – она уволилась. Потом, пытаясь в течение нескольких месяцев, найти работу она пожалела об этом решении много раз. Когда наткнулась в одной из газет на объявление о вакансии в модном доме «ЗимаЛетто», пошла на собеседование без особой надежды. На удивление её взяли на должность секретаря президента компании. Не Бог весть что, но для старта пойдёт. Главное показать, на что ты способна.
Её начальник – Андрей Павлович Жданов – вызывал у Кати противоречивые чувства. С одной стороны он был очень красив, а весь предыдущий, хоть и небольшой жизненный опыт, научил Катю, что красивым мужчинам доверять нельзя, их надо опасаться, и, по возможности, обходить стороной, и лучше вообще их внимание не привлекать, так как насмешки это меньшее из того, что можно от них получить. С другой стороны Жданов, также как и Катя, хотел доказать, что он на многое способен. Только в отличие от Кати, которую родители всегда поддерживали во всём, Жданову приходилось постоянно доказывать что-то именно своему отцу. Идеи Андрея Павловича не были плохи, они были очень рискованными, риск был не всегда оправдан, но, тем не менее, он действительно хотел добиться успеха для своей компании. Он прекрасно разбирался в работе фирмы, знал её до мелочей и был уверен, что знает, как обеспечить «ЗимаЛетто» процветание. И Катя решила ему в этом помочь, тем более, что тем самым она помогала и самой себе, набираясь опыта, новых знаний и, что не менее важно, полезных знакомств. 

В целом работа ей нравилась. Да, Жданов бывал, несдержан, кричал на неё почем зря, но прислушивался к ней, ценил её мнение. К сожалению, ей не всегда удавалось его убедить, но на то он и шеф, чтоб принимать своё собственное единственно верное решение. 
Был в Катиной работе один неприятный момент. Андрей был любвеобильным мужчиной, настоящим ловеласом, и вроде Катю это не должно было касаться, но касалось самым непосредственным образом. А дело всё было в том, что у Андрея Павловича была невеста – Кира Юрьевна Воропаева, по совместительству акционер компании и начальник отдела продаж.
Именно благодаря помолвке с Кирой, Андрей и занял кресло президента. Кире Юрьевне очень хотелось знать обо всех похождениях своего вечно неверного жениха и по возможности эти похождения свести к минимуму. Из женской солидарности Катя, может быть, и помогала бы Кире, но та невзлюбила девушку с первой минуты как увидела, и дело было не только в нестандартной внешности Кати. Кира хотела видеть секретарём Андрея свою подругу Викторию, чтобы та докладывала ей о проступках Жданова. А Андрею нужен был толковый секретарь. И Жданов нашёл выход – он взял на работу их обоих: и Вику, и Катю.         
Проблемы с Кирой Юрьевной начались у Кати уже на второй рабочий день. Пушкарёва случайно услышала, хотя не услышать было невозможно, потому что Кира тихо разговаривать не привыкла, как Жданов с невестой обсуждали очередную любовницу Андрея Наталью Ларину. А через несколько минут выяснилось, что эта самая Наталья с нетерпением дожидается Андрея у ресепшена. Конечно, Катя могла бы просто зайти в кабинет шефа и, несмотря на присутствие невесты, доложить о приходе дорогой гостьи. Но как бы на это отреагировал Жданов? И о какой дальнейшей работе Кати в компании могла бы идти после этого речь? Вот и пришлось Кате изображать из себя спортсмена-легкоатлета, чемпиона по бегу с препятствиями. Когда казалось, что все препятствия успешно преодолены и Жданов с Лариной покинули стены «Зималетто», Вика донесла Кире о приходе Лариной, а Маша – секретарь ресепшена, доложила, что Катя была в курсе происходящего, хотя до этого Пушкарёва изо всех сил убеждала Воропаеву, что Андрей на переговорах. Скандал получился отменным, в результате Пушкарёву Кира уволила, но Андрей вернул Катю в компанию. После всей этой истории своё неприязненное отношения Воропаева даже не пыталась скрывать, а Катя стала вынуждена кроме своих непосредственных служебных обязанностей, ещё и прикрывать многочисленные похождения шефа. Но в этом был и плюс – Андрей стал ей доверять практически безгранично.
Доверял он ей на столько, что повысил Катю до помощника президента компании, а через некоторое время предложил возглавить новую фирму, «Никамоду», которая в случае если «Зималетто» окажется в затруднительном положении, могла бы стать буфером между компанией и кредиторами. Катя была польщена таким доверием шефа, но одна с делами фирмы она бы не справилась, а потому предложила место финансового директора своему лучшему другу – Николаю Зорькину. Только вот Жданова об этом в известность не поставила, зачем нагружать начальника лишней информацией?

Планы у Жданова были грандиозные, но, к сожалению, всё пошло наперекосяк. Катя предупреждала Андрея, что использование дешёвых тканей может привести к неприятным последствиям, но она даже представить не могла насколько всё окажется плохо. Продажи резко упали, компания несла огромные убытки. Они попытались выкрутиться: набрали кредитов, закупили новую партию качественных узбекских тканей. Катю, правда, сразу насторожило, что цена на них слишком низкая, но Малиновский, вице-президент компании и лучший друг Андрея, убедил Жданова и вот результат – всю партию тканей конфисковали, они оказались контрабандными. В результате у «Зималетто» куча долгов, так что ни один банк кредитов не даст, для выпуска новой коллекции нужны ткани, а их нет, как и денег, чтобы их купить. И тогда кредиты стала брать Катя на «Никамоду», помогли её старые связи в банке «ЛлойдМорис». А гарантиями под выдачу кредитов стали закладные «Зималетто». Так «Зималетто» фактически оказалась в залоге у «Никамоды».
Надо добавить, что в компании существовала почти подпольная неформальная организация – женсовет – основной своей задачей, считавшая обсуждение сплетен и личной жизни сотрудников компании. Женсоветчицы к Кате отнеслись хорошо, и они очень скоро подружились. Только вот, что отвечать на постоянные вопросы о себе любимой Катя не знала. Она в основном отмалчивалась или старательно переводила разговор на другую тему. Но однажды эти её попытки были пресечены забавным замечанием о том, что Катя что-то от них скрывает и это что-то – влюблённость в Андрея Жданова. Катя растерялась на мгновение от такой нелепого предположения, а потом расхохоталась: 

– Что?

– Да ладно тебе это же естественно, – авторитетно заявила Таня Пончева, очаровательная толстушка, работающая в отделе кадров. 

– Что естественно? – не поняла Катя. 

– В него все влюбляются. В него просто невозможно не влюбиться, – а это уже Маша Тропинкина – секретарь ресепшена, девушка, обладающая поистине впечатляющим бюстом.

– Да, но до добра это ещё никого не доводило, – добавила бухгалтер Светлана и грустно усмехнулась.

– Да нет девочки, что вы. У меня есть парень. Да, его зовут Коля. Николай Зорькин… 

После этого Катя минут 30 расписывала своего «ненаглядного парня». Может и дольше бы пришлось, но к счастью для Кати, закончился обеденный перерыв, и дамочкам пришлось вернуться на рабочие места, а Катя обзавелась «женихом». 
Совершенно случайно Андрей узнал о том, что Катя работает в НикаМоде не одна, эта новость его, мягко говоря, не обрадовала. Катя, конечно, пыталась его убедить, что Коле можно доверять, и ей это даже почти удалось… И вот, в один не очень прекрасный день, Таня прямо при Жданове заявила Кате, что ей звонит жених – Николай Зорькин. А теперь через пару дней Андрей с Романом «делают» Кате такое предложение. Их объяснения Пушкарёвой сразу показались нелепыми, и она прекрасно поняла истинную причину. Да, неприятно конечно, что тебе не доверяют, но с другой стороны, насколько бы она сама смогла доверять, если бы речь шла о её компании? И о таких огромных деньгах? 
Что же всё-таки ответить? Может согласиться? А, что хоть ненадолго побыть в этом статусе. Посмотреть на лицо Киры, заявившей недавно, что Пушкарёва на женщину даже не похожа. Почему бы и нет? Только пусть он скажет ей всю правду, всю. Пусть их брак не будет строиться на любви, и уж тем более на страсти, но пусть они с самого начала не будут друг другу врать.

2

Со страхом поглядывая на дверь каморки, Андрей ругал последними словами Малиновского. Это же надо такое сотворить! Да, они жутко испугались, что об их афере знает ещё один человек – этот некий Катин друг, о котором она почему-то молчала, и которому она почему-то всё рассказала, и это при том, что Жданов много раз ей повторял, что всё должно оставаться в тайне. Да, ещё больше они испугались, когда узнали, что этот друг вовсе и не друг, а Катин жених. Точнее испугался Малиновский и стал строить предположения одно дурнее другого, что этот жених мог позариться только на Катины деньги, которыми Жданов её щедро снабдил. И выход теперь у них только один.

– Жданов, ты должен влюбить в себя Катю. 

– Вот сам этим и займись!

– Уникальный случай, уникальный! Правда, здесь я абсолютно бесполезен.

– Это почему это? Смотри, во-первых, ты не её начальник, раз. Во-вторых, у тебя нет никаких чувств, два. В-третьих, ты лишён моральных, этических, политических принципов. Ты идеальная кандидатура. И вообще мне показалось, что вчера это были просто твои очередные шуточки, пьяный развод. 

– Жданов, какие шутки? О каких шутках может идти речь, когда Катенька ради любимого Коленьки в любой момент может унести в кармане своего пальтишка всю бывшую некогда твоей компанию? Вот это будет развод, так развод!

– И что единственный выход влюбить в себя Катю? 

– Заметь, не я это предложил. 

– Да, не могу я.

– Почему не могу?

– Что значит «почему»? Я сам не знаю «почему». То ли потому что она такая… 

– Что? Страшная?

– Преданная. Да, какая страшная. Я не это хотел сказать… 

– Жданов, ну так ты должен жениться на Кате… 

И чего ж ты Малиновский такой громкий? И чего ж ты Катя так тихо и не вовремя приходишь?

– Кто на мне должен жениться, Роман Дмитрич?

– Жданов, – не растерялся Малиновский, – А Вы что, Катенька, против? 


Потом Ромка принялся уверять Пушкарёву, что это они так просто шутили. Только вот Катя не поверила, Андрей по глазам её видел, не поверила. И что же теперь делать? Он, разумеется, может просто извиниться за Малиновского и даже Ромку заставить прощение просить может, но вот только… 

– Андрей Палыч!

– Кать, а я задумался, и не услышал, как Вы вошли.

«Снова не услышал. Может её заставить ходить на каблуках? Ну, чтоб стук слышался издалека. Хотя судя по её взгляду уже поздно».   
– Андрей Палыч, я хотела с Вами поговорить. 

– Да, Кать, присаживайтесь. Кать, я хотел извиниться… 

– Я именно об этом и хотела поговорить, – Катя явно скандалов устраивать не собиралась, что Жданова немного успокоило. – Скажите, только честно, прошу Вас, Вы перестали мне доверять? Это из-за Коли?

– Кать…

– И предложение Роман Дмитрича было вызвано именно этим? – и смотрит на него так, словно насквозь видит.



Вспомнил, как она также сидела напротив него несколько месяцев назад, прятала глаза, жутко волновалась, но, несмотря на это продолжала говорить: 

– Андрей Палыч, я совершила недопустимое. 

– Что именно?

– Я согласилась взять комисси… комиссионные «Ай-Ти Коллекшн» за то, что пролоббирую их продукцию, уговорю Вас подписать с ними контракт. 

Она пыталась ему объяснить, что давить на него не хотела, что всё как-то само получилось, что Андрей сам принял это решение. Он с этим не спорил, «Ай-Ти» тогда для них оказалось просто находкой. Но как она могла, как она могла согласиться взять эти «тридцать серебряников»? 

– Там не тридцать, там больше ста тысяч долларов.

Озвученная сумма повергла его в шок. Но гораздо больше его удивило другое: 

– Катенька, я не понимаю, а как… А зачем… Зачем Вы мне об этом рассказали? Вы же могли спокойненько взять этот гонорарчик, и тихонечко там обделывать свои дела. 

– А как бы потом я с Вами продолжала общаться? Вам в глаза смотреть? 


Нет ничего проще, чем ей сейчас соврать. Но вот только это не поможет ему избавиться от сомнений? С другой стороны, если он, действительно, разыграет перед ней любовь, то… Как он сможет ей смотреть в глаза и врать? Разве можно поступать так с человеком, который столько сделал для него и для компании? Как же ей снова поверить, или как убедиться, что верить ей нельзя?


– Кать, Вы должны меня понять. Я не знаю этого Вашего Николая, а он знает обо мне всё. Даже то, о чём не знают мои родители и моя… 

– Я понимаю Вас, Андрей Палыч. Спасибо Вам за честность. И если Вам так будет спокойнее, то я согласна.

– Согласны?

– Да, я согласна стать Вашей женой.

Через пару минут в кабинет вице-президента ворвался ураган «Андрей Жданов».
– Малиновский, я тебя убью! 

– Андрюх, спокойней, спокойней. Прежде чем убивать объясни нормально за что. 

– А ты не понимаешь? 

– Нет, я не понимаю. 

– Она согласилась.

– Кто на что согласился? Волочкова с тобой поужинать, а ты не знаешь в какой ресторан её пригласить? И чем заняться потом? 

– Катя.

– Что Катя? Катя согласилась с тобой поужинать? Да, Жданов, понимаю не самая приятная компания на вечер, но с другой стороны Кира ревновать не будет.

– Идиот!

– Ты так самокритичен сегодня.

– Заткнись! 

– Ладно, всё, уговорил, молчу. Так что у тебя случилось? 

– Катя согласилась выйти за меня замуж.

– Сама? 

– Нет, с твоей бесценной помощью.

– Подожди, то есть она мне не поверила? 

– Она всё поняла. Что мы усомнились в ней, и… 

– Так, а чего ты кричишь? Это же здорово! 

– И что же в этом хорошего?

– Как что? Если ты станешь её мужем, то сможешь контролировать ситуацию. Можно составить брачный контракт, в нём предусмотреть всё, что надо и… 

– И как ты себе всё это представляешь? У меня другая свадьба через три месяца. 

– Какой ты у нас популярный всё-таки. Девки за тобой уже в очередь выстраиваются.

– Малиновский!

– Ладно, ладно. Слушай, тут возможны два варианта: либо отменить свадьбу с Кирой, либо жениться на Кате тайно. 

– Либо не жениться на ней вообще. 

– А это ещё почему? Андрюх, а может она специально тебе это сказала, чтобы бдительность притупить. А сама тем времен… 

– Чёрт! 

– Жданов, счастье само идёт к тебе в руки, нельзя его упускать. Поженитесь, а когда с долгами расплатимся, разведётесь. Ты же говорил, что идея влюбить нашу красотку в себя тебе не нравится, а тут и влюблять её не придётся. Подумай, Андрюх.
Что всё надо хорошо обдумать, Андрей был с Ромкой полностью согласен, а потому вечером поехал к себе. Во избежание очередного скандала с Кирой, предусмотрительно выключил телефоны. Главный помощник во всех размышлениях – бутылка виски, но пить много он не стал. Налил себе один стакан, решил ограничиться этим. 
Жениться? Наверно, действительно неплохой выход. Тем более Катя сама предложила. А Кира… Нет, тайный брак в его ситуации дело опасное. Кира любит рыться в чужих вещах, как в своих собственных, найдёт улики, и что потом? Так что лучше всё-таки всё сделать открыто, но по возможности без шумихи. А чтобы Воропаев, любимый Кирин братец, после этого не разнёс компанию, надо просто…

3



Пожалуй, впервые в жизни Кате не хотелось идти на работу. И что на неё вчера нашло? Услышала разговор Жданова с Малиновским, и тут же вспомнилась история с Денисом. Но Катя понимала, что на этот раз в большой степени виновата сама. А фантазии этих двоих просто больше ни на что не хватило, кроме как на такой способ контроля над ней. Не последнюю роль в её решении сыграл утренний скандал с Викой, которая заявила женсовету, что «врать надо правдоподобнее, а в то, что у Пушкарёвой есть жених, может поверить только тот, кто ни разу её не видел». Кира присутствовала при этом, и хоть ничего и не сказала, но последняя фраза Клочковой её явно повеселила. Вот Катя и решила, что согласится на этот брак. Если Жданову от этого станет спокойней, то пусть будет так. 
Только Андрей спокойней не стал, пробормотав что-то непонятное, вроде, «спасибо, Кать», он сообщил, что совсем забыл об очень важной встрече и вылетел из кабинета. Потом позвонил уже ближе к вечеру, сказал, что в офис сегодня не вернётся. Хотела Катя как лучше, а получилось как всегда. Всё запуталось ещё больше. Теперь не только надо убедить Андрея, что Коля не представляет для них опасности, но ещё и вчерашнее своё поведение как-то оправдать. КОшмар, как говорит Милко, да и только. 
Жданова на рабочем месте не оказалось. Хорошо это или плохо Катя так и не определилась. Чтобы отвлечься от грустных мыслей погрузилась в свой любимый мир цифр, причём настолько увлеклась, что даже не услышала, как пришёл Андрей.

– Доброе утро Катя! Очень хорошо, что Вы уже здесь.

– Здравствуйте Андрей Палыч, – «ну что оправдываться уже начинать или лучше сделать вид, что вчерашнего разговора вообще не было?» 

– Кать, позвоните, пожалуйста, вот по этому телефону, – Андрей протянул ей визитку, – и договоритесь о встрече, желательно на сегодня.

– Конечно, Андрей Палыч.

– Вы должны будете пойти со мной. 

– Как скажете… Адвокат по семейный делам? 

– А что, Катенька, Вы передумали? – «неужели Малиновский был прав, и вчера это был просто тонкий ход с её стороны?»

– Андрей Палыч, я… Нет. Я не передумала. Но Вы уверены? И Кира Юрьевна… Она…

– С Кирой я всё решу, сам.
"
Свежо предание…" 
Кира Юрьевна не заставила себя долго ждать. Она бы и раньше появилась, но её подруга Виктория умудрилась покинуть свой пост в приёмной президента за минуту до появления Андрея, а потому о приходе Жданова доложила Воропаевой с опозданием.
Кира была как всегда в бешенстве, что Андрея на сей раз очень радовало. 

– И где же ты вчера был?

– Дома, Кира. Я вчера был дома. 

– А почему… 

– Потому что я там живу, – повысил голос Жданов, и Кирюша тут же притихла. 

– Хорошо. Но могу я рассчитывать на твоё появление у меня хотя бы сегодня вечером? 

– Я не знаю. У меня много работы, скорее всего, придётся задержаться. Нам с Катей надо… 

Кира всегда нервно реагировала на упоминание о незаменимой его помощнице, на это Андрей и рассчитывал, и не прогадал. 

– С Катей… Жданов, а ты не замечал, что Катя у тебя везде и всегда. И с ней ты проводишь гораздо больше времени, чем со мной. А я, между прочим, твоя невеста! Я, а не она! 

– Кира, ну что ты говоришь?! 

– Правду. Жданов, ты своей мышке-норушке слишком многое позволяешь и слишком доверяешь, а она начинает... 

– Кира, Катя просто работает, хоть кто-то должен здесь работать!

– А я, значит, не работаю, так получается? Или тебя что-то в моей работе не устраивает? Или, может, это я тебя не устраиваю, в отличие от Пушкарёвой? Так может тебе на ней жениться, а не на мне? 

Хоть Андрей и был уверен, что Кира будет кричать, обвинять его во всех смертных грехах, но о таком подарке судьбы он и мечтать не мог.

– А что, Кира, отличная идея! Катя!
– Да, Андрей Палыч. 

– Катя, Вы выйдете за меня замуж?

«Ну, вот, Пушкарёва, решайся. Посмотри, как Кира, презрительно улыбается». 

– Да, Андрей Палыч. 

– Что? – крик Киры был слышен, наверное, по всему «Зималетто». – Что ты сказала? Да, как ты… 

– Кира… Катя, идите к себе. Кира… 

– Жданов, ты слышал? И это тоже ей с рук сойдёт? 

– А что такое, Кир? Разве не ты…

– Ах, вот как. Женись, Жданов, женись. А я на это посмотрю. Сволочь.

Хлопнула дверь и наступила долгожданная тишина.   
– Катя! Кать! Катя, хватит там прятаться.

Дверь каморки приоткрылась и появилась бледная как мел Катерина. 

– Кать, Вы… ты… Раз уж мы теперь жених и невеста, думаю можно и на «ты»? – она неуверенно кивнула. – Ты дозвонилась до адвоката? 

– Да, – нервно сглотнула. – Сегодня. В пять. 

– Хорошо. Спасибо. 

Катя снова кивнула и скрылась в каморке. «Боже, во что я ввязалась?»

4

Злой как чёрт Воропаев появился около трёх. 

– Жданов! 

– Сашенька, и я рад тебя видеть. 

– Я тебя убью, слышишь, я тебя… за сестру… 

– Воропаев, а что не так? Не ты ли мне говорил, оставить Киру в покое. Так вот, пожалуйста, и заметь, я её не бросал, она сама…

– Жданов… 

– А что разве не так? Чем я её обидел или оскорбил?

– А этот твой подпольный монстр? 

– Ты поосторожнее в выражениях. И кроме того это её выбор.

– Ну, что ж. Хорошо. Тогда я забираю свою долю и долю сестёр из «ЗимаЛетто». Что замолчал? Испугался? Или может и забирать уже нечего? 

– Ты за сестёр бы своих не говорил. Да, и вообще словами не разбрасывайся, а то вдруг я сразу соглашусь, и шанса передумать тебе не дам. 

– Не надейся, Жданов. Не передумаю.             
"Похоже это конец." Андрей всерьёз надеялся, что Воропаева остановит тот факт, что Кира сама его бросила. Не остановило. Что же теперь делать? Вот чёрт! 
Но фортуна сегодня была на стороне Жданова. 

– Кира, мы должны продать акции, – вот уже полчаса уговаривал сестру Воропаев. 

– Нет, Саш, ни за что.

– Кир, ты что говоришь? Он же тебя… 

– Он характер свой продемонстрировать решил. А ведь и Маргарита, и Павел меня предупреждали, чтобы я в его дела с Пушкарёвой не вмешивалась. Ну, ничего надолго его не хватит. Он всегда ко мне возвращался, а от неё, так тут никаких сомнений и быть не может. Вернётся, как миленький, вернётся. 

– Кира, да ты что?

– Нет, Саш. Я хочу выйти за него замуж, и я выйду за него замуж. Поэтому акции я не продам, и ты не делай этого. Прошу тебя, не делай. Ему же крутиться тогда придётся, придумывать, как деньги из оборота вытащить, и она ему в этом поможет, дрянь, обязательно помогать начнёт. Нет. Этого нельзя допустить. Потерпи, Саш. 

– Ты уверена? Зачем он тебе, я понять не могу?

– Просто нужен. Я это заслужила. Сашка, ты со мной? 

– Ладно, хорошо. Ты же знаешь, я ни в чём тебе отказать не могу. Но только давай ты уедешь. Не хочу, чтобы ты здесь была, пока он…

– Спасибо, Сашка, ты лучший.

– Да, только радовать я твоего женишка этой новостью не буду.

– И не надо пусть помучается от неизвестности. 


Жданов и мучился, пока через два дня Кира с братцем не улетели к Кристине в Непал. Это событие они решили отметить с Малиновским в баре «У Севы». 

– Вот видишь, Андрюх, а ты боялся. 

– Я и сейчас боюсь. Но останавливаться уже нельзя.

– И это правильно. Что у нас дальше по списку? Как ваш поход с Катюшей к адвокату? 

– Всё прошло нормально, мы с ним обговорили, что именно должно быть прописано в контракте. Он обещал подготовить все необходимые документы в течение недели. 

– И можно жениться? 

– Да. Только сначала надо поговорить с родителями Пушкарёвой. 

– А с твоими? 

– А с моими успела поговорить Кира. 

– Представляю… 

– Не представляешь. Мама со мной не разговаривает, а отец… Но лучше так, чем они правду узнают. 

– Тоже верно.

5



За долгие годы дружбы Коли с Катей много чего происходило и случалось, а потому знали они друг друга очень хорошо. И то, что последние несколько дней с Катькой творится что-то неладное, не заметить Зорькин просто не мог.

– Привет. Ты чего-то рано сегодня. Жданов сжалился что ли? 

– Да. Что-то вроде того.
Катя села на диван, откинулась на спинку и закрыла глаза. Колька присел рядом: 

– Кать, что случилось? Что-то на работе? 

– Можно и так сказать.

– Кать, эти твои неоднозначные ответы на мои однозначные вопросы меня беспокоят. 

– Не стоит переживать… – и через короткую паузу. – Я замуж выхожу. 

– Что? За кого? 

– За Жданова, – всё тем же спокойным голосом ответила Катерина.

– Пушкарёва, ты перегрелась? Так вроде зима на улице. Слушай у вас, что система отопления сломалась? Какая у вас температура в офисе? 

– Нет, Коль. 

– Катя… 

– Я сама виновата, понимаешь? Сама, – Катя, наконец, открыла глаза. – Я не сказала Жданову и Малиновскому, что тебя в «Никамоду» взяла. Они когда узнали страшно испугались и придумали… В общем, я согласилась выйти замуж за Жданова, в качестве гарантии, что компания никуда не денется. 

– А куда она деться-то может?

– К тебе Коля. К тебе. 

– Не понял.

– Они решили, что… Понимаешь, я девочкам на работе рассказала, что ты мой жених, и…

– Жданов решил… А то, что по себе людей не судят, он в курсе? 

– Он испугался.

– Ты его ещё и защищаешь? Подожди, Пушкарёва… Кать, ты, что в него влюбилась?

– Нет, конечно, Коля, ну какая любовь?! – абсолютно искренне возмутилась Катерина.

– Тогда просто плюнь и уйди из их драгоценной компании. Пусть сами разбираются. 

– Не могу я. Понимаешь, не могу. Ведь и из-за меня тоже всё так получилось. Проблемы начались с той провальной коллекции, а это я уговорила их шить одежду из дешёвых тканей. Да, и про тебя надо было сразу им сказать. 

– Да, дела. И что теперь? 

– Замуж выходить. Только что я родителям скажу?

– А ты не говори. 

– В смысле?

– В прямом. Пусть этот твой Жданов сам и выкручивается. Ему же гарантии нужны. 

Одно дело сказать, другое дело подставить лучшую подругу под удар. Что Катины родители, в особенности Валерий Сергеевич, сделает со Ждановым, Кольку, в общем-то, особо не беспокоило, но вот то, что потом и Катьке достанется по первое число, сомневаться не приходилось. А потому пришлось Зорькину ради подруги жертвовать собственным здоровьем.

6



Конечно, Андрей представлял примерно, что такое знакомство с родителями, но все его представления были достаточно условны, а реального опыта в таких делах у него не было. Его отношения с девушками до этого этапа практически ни разу не доходили. С родителями же Киры знакомиться не пришлось, поскольку старшее поколение Воропаевых и Ждановых дружили ни один десяток лет, ещё с институтских времен. Ситуация усугублялась и тем, что с родителями Кати надо не просто познакомиться, а ещё и объявить им, что они хотят пожениться, и непросто в принципе когда-нибудь, а как можно скорее. И свадьба не должна быть шумной и многолюдной, потому что устраивать такую Андрею совершенно не хотелось, в том числе и из-за того, что придётся объяснять, почему не приехали Ждановы-старшие. Кстати, это ещё и Катиным родителям объяснить надо: сослаться на занятость Павла Олеговича, плохое самочувствие Маргариты Рудольфовны. 
К счастью для Андрея, Пушкарёв был готов к приходу дорогого гостя. Колька постарался: уговорил, хотя долго уговаривать и не пришлось, Валерия Сергеевича научить его, Зорькина, пить. Мол, в бизнесе без этого навыка некуда. 
Наливка была сказочная, количество достаточное, поэтому Пушкарёв был в прекрасном настроении и весь Ждановский поток слов выслушал относительно спокойно. Даже после того, как Андрей сказал: «Мы с Катей решили пожениться. Свадьба будет на следующей неделе». Пушкарёва хватило только на одно возмущённое «Что?!» и уже не настоль повышенных тонах: «Как ты посмел?» и «Теперь понятно, почему ты, Катерина, так часто задерживаешься!» Впрочем, оскорблённый вид этих двоих убедил Пушкарёва, что его обвинения несправедливы, что немного успокоило Катиного отца. 
Елена Александровна отнеслась к новости, как показалось Андрею, спокойно. Но это ему только казалось. Пушкарёва-старшая, в отличие от мужа, не любила рубить с плеча и торопиться с выводами. 

– Катенька, ты уже проснулась? – заглянула она в комнату дочери на следующее утро. 

– Доброе утро, мамочка. 

– Доброе! Катя…

– Папа уже встал?

– После вчерашнего? Нет, конечно. До обеда спать будет. Катя, я хотела…

– Мам, ты прости, что я тебе ничего не сказала, не предупредила… 

Елена Александровна присела к дочери на постель: 

– Катюш, что происходит? 

– Всё хорошо, мам, всё, правда, хорошо. Пожалуйста, успокой папу. 

– Что значит всё хорошо? Ты вдруг так неожиданно выходишь замуж? Кать, ты беременна?
– Нет, мам, нет. Ты что? Дело не в этом. Просто… понимаешь… так нужно. 

– Что значит, так нужно. Катя…

– Мам, я тебе сейчас всё расскажу и объясню, но я тебя очень прошу, поговори с папой. 

И Катя рассказала матери обо всём: о залоге «Зималетто», о реальной причине создания «Никамоды», о том, что взяла Кольку на работу без ведома Андрея, и о том, что Жданов теперь боится, и виновата в этом она сама.

– Катя, мне всё это абсолютно не нравится. Чтобы ему было спокойнее, ты с ним жить будешь? 

– Мам, ничего страшного не случится. Всё будет хорошо. Не переживай, пожалуйста. Мам, и я тебя очень прошу, поговори с папой.

– Катюш, я не знаю. Не нравится мне всё это. 

– Мам, мамочка, Андрей, он неплохой человек. А я хоть смогу узнать, что такое быть замужем.

– Катюш, вот встретишь человека…

Поняв, что маму по-другому не убедить, Катя решилась пойти на обман.

– Я его уже встретила. Я люблю Андрея, понимаешь, мам. И это мой единственный шанс просто быть рядом с ним, хоть какое-то время, понять, что значить быть его женой, именно его. Он замечательный, ты даже себе не представляешь, какой он хороший. Но я ему не нужна, а так хоть немного, хоть ненадолго… Мам, пожалуйста, помоги мне, поговори с папой. 

Не нравилось всё это Елене Александровне, очень не нравилось, но она привыкла доверять своей дочери. Если Катя была уверена, что ничего страшного не произойдёт... Хотя доверяй, но проверяй, поэтому с Кати и Андрея было получено обещание приходить к тёще на ужин, если и не каждый день, то через день точно. Елена Александровна тем самым надеялась получить возможность контролировать ситуацию: если что-то с её дочкой будет не так, она это поймёт. 
За долгие годы брака Пушкарёва-старшая научилась убеждать мужа, так что хоть и не сразу, скрепя сердце, Валерий Сергеевич дал своё согласие на брак. 
Вот так, скрепив своё решение подписями в книги регистраций и в брачном договоре, Андрей и Катя стали мужем и женой.

7

Кира Юрьевна Воропаева прекрасно знала себе цену. Точнее она была уверена, что она сокровище, умница, красавица, и просто прелесть, и потому все вокруг должны быть ей благодарны, просто за то, что она есть. Всё это Кирюша вынесла из своего детства, когда её холили и лелеяли все вокруг. Ей всё разрешалось, всё позволялось и выполнялось чуть ли не любое её желание. Вот как раз желать Кирочке и нравилось больше всего. Так, например, однажды Кирюше очень захотелось получить Андрюшин бинокль, настоящий, морской, одно загляденье. Канюча, выпрашивая, вымаливая и немножко угрожая (Сашенька постарался), Кирочка получила его себе в подарок. Правда, получив, не могла понять, что с ним делать. Так чудо расчудесное оказалось в одном из ящичков огромного Кириного шкафа, а потом и вообще пропал неизвестно куда. Ну и ладно, поэтому поводу Кира уже особо не переживала.                               
Последние несколько лет Кира Юрьевна мечтала о муже, причём не о каком-то там, а о самом лучшем. Таким повезло оказаться Андрею Жданову. Правда, Андрей почему-то степень своего везения не оценил. Ну, ничего, Киру это не особо волновало. Он потом обязательно поймёт, да даже если и не поймёт, главное это ведь получить. В ход пошла женская хитрость и Маргарита Рудольфовна – мать Андрея. Женщина мечтала о дочери, но судьба ей дочку не подарила, а потому в Кирочке она души не чаяла, и также как и все вокруг готова была выполнить любое её желание. Кроме того она была уверена, что лучшей жены Андрюше просто не найти, с чем Кира, разумеется, была абсолютно согласна. 
Постоянные измены Жданова Кира переносила относительно спокойно. Потому что, во-первых, можно снова убедиться, что ты, Кирочка, гораздо лучше этой красотки Наташеньки-Лерочки, во-вторых, можно проявить своё благородство, в очередной раз простив Жданова, в-третьих, если вдруг Андрей уж слишком долго не возвращался к своему счастью, всегда можно было пожаловаться Маргарите, и получить Жданова обратно, в целости и почти сохранности. 
Нелепое заявление Андрея, что он собирается жениться на этой уродине Пушкарёвой, Кира восприняла, как попытку Жданова проявить свой взрывной характер, и показать, кто в доме хозяин. Андрей почему-то наивно полагал, что хозяин он. Странное заблуждение, ну да ладно, у каждого свои недостатки. Кирочка решила немного Андрея проучить, уехала, отключила телефон, чтобы ему искать было сложнее, и принялась ждать. Ожидания её скрашивали красоты Непала и ежедневные разговоры с Маргаритой, от которой Кира всё надеялась услышать, что Андрей сильно переживает из-за того, что не может до неё, Киры, уже который день дозвониться. То, что Жданов до сих пор не пожаловался матери на свою ужасную участь, Кира списывала на недогадливость и скрытность Андрея. 
Сегодняшний вечер, как и большинство предыдущих, Кира решила провести в своём номере в мечтах о свадебном путешествии, потому что в списке её желаний путешествие шло следующим за самой свадьбой, а продумать, где именно и как его провести надо заранее. Кира как раз пыталась понять, куда же она хочет больше в Индию или на Гавайи, когда ей позвонила Маргарита. То, что ей сказала потенциальная свекровь Киру повергло в шок: 

– Маргарита, Вы ничего не путаете?

– Нет, Кирочка, к сожалению, нет. Паша разговаривал с ним по телефону полчаса назад. И он ему сам об этом сказал. Представляешь? Так и заявил: «Папа, поздравь меня, я женился». Я до сих пор в себя прийти не могу. Это же уму непостижимо, не понимаю. Я ничего не понимаю. Радует только одно, он брачный контракт подписал. Ты знаешь, я думаю, может он так обиду тебе свою демонстрирует. Кирюш, тебе нужно вернуться и вразумить его. 

– А Вам он сам что об этом сказал? Как-то это объяснил? 

– Нет, Кирюш. Ты же знаешь, после его нелепого, как мне тогда казалось, заявления я с ним не разговаривала. Он общался только с отцом.

Первым Кириным желанием было позвонить Сашке, который как раз вчера вернулся в Москву, и сказать ему, чтобы он продал свои акции, и по возможности куда-нибудь на сторону. Но всё-таки Воропаева решила с этим не спешить. Кира Юрьевна проигрывать не любила. А тут до проигрыша ещё очень далеко. В конце концов, ну не любит же Жданов Пушкарёву. Это же смешно. Нет, он не может её любить. Кира в этом вопросе очень доверяла вкусу Андрея. Клюнуть на такое недоразумение, как Пушкарёва, он просто не мог. Значит Маргарита права, и он так обиду демонстрирует, на Киру обижается за то, что она уехала. Видимо решил так, ты уехала, меня бросила, объяснить ничего не дала, только сказала «женись», ну вот я и женился. Что ж, пусть так. Надолго Андрея точно не хватит, терпеть такой ужас рядом. Пусть помучается, а потом Кирочка вернётся и спасёт его. Да, отличная идея. Ну, а чтобы за время Кириного отсутствия Жданов не успел завести очередную интрижку, что может как-то скрасить его брак с Пушкарёвой, Кирочка решила позвонить своей давней подружке – Лене Шестиковой.

8

Если Вам нужно, чтобы о чем-то узнала вся Москва, то Вам стоит обратиться к Шестиковой. Тут главное её заинтересовать. Леночка обожает сплетни, слухи, скандалы и ради хорошей статьи готова практически на всё. Кира со своей сногсшибательной новостью, обратилась точно по адресу. Леночка тут же почувствовала сенсацию. Тут же у неё возникла идея заголовка: «Президент модного дома сошёл с ума» и по тексу «променял красавицу на чудовище». Не то чтобы у Леночки был на Жданова зуб, но в том чтобы сделать гадость ближнему Шестикова никакого криминала не видела. Кроме того антиреклама, тоже реклама. Да, и вообще, почему она должна задумываться о судьбе героев своих статей? Единственное, нужны доказательства. Кира посоветовала обратиться к Виктории Клочковой – секретарю Жданова. Викуся, действительно, довольно быстро, уже на следующий день, принесла Шестиковой фотографию новобрачной, из личного дела Пушкарёвой. И тут... Врать Леночка умела и любила, и не только врать, ещё она умела так преподнести факты, что вроде и не соврала, и в то же время ничего общего с действительностью. Но врать это одно, а вот говорить правду, тем более такую. Да, никто в жизни не поверит, что Жданов мог променять красавицу Киру, на это нечто. Шестикову засмеют просто напросто, этим всё и закончится. Здесь нужна такая фотография, чтобы ах и ох. Супруги должны как минимум целоваться и фотошоп тут не поможет. Факт того, что Жданов женился на некой Пушкарёвой Екатерине Валерьевне Шестиковой в одном из ЗАГСов Москвы подтвердили. А потому в прессе всё-таки появилась статья о том, что известный ловелас и любитель красавиц, Андрюша Жданов, по совершенно непонятным причинам изменил идеалам красоты и женился на девушке «далеко не идеальной внешности». Читателям предлагалось самим догадаться, с чего вдруг такая поспешность в заключении брака со стороны Жданова. И одной из возможных причин было названо сумасшествие Жданова, после того как его бросила невеста Кира Юрьевна Воропаева. 
Леночка в результате получила кучу благодарностей от Киры, и надежду на скорую сенсацию, так как теперь Шестикова мечтала заполучить фотографию новоявленной парочки. Ждала Леночка не зря, правда, шанс ей представился спустя почти полтора месяца после свадьбы Андрея.

9



Гораздо больше появившихся в прессе статей Андрея беспокоил вернувшийся в Москву Воропаев. Чего ждать от пока несостоявшегося родственничка Жданов не знал. И лишний раз встречаться с ним Андрею совершенно не хотелось. Но удача была на стороне заговорщиков. 

– Андрюх, победа! – счастливый до неприличия Ромка ворвался в президентский кабинет.

– Поздравляю! Какая из бабОчек Милко на сей раз не устояла перед твоим обаянием?

– Жданов, какой ты всё-таки иногда бываешь… А я между прочим не только по бабОчкам специализируюсь. 

– Ромка, ты меня пугаешь.

– Будешь продолжать в том же духе, и я не скажу тебе, что Павлов сдался. 

– Ты серьёзно?

– Абсолютно. Новая коллекция произвела на него впечатление, и он согласился, причём на покупку не только эксклюзива, как обычно, но и… – Малиновский замолчал. 

– Ромка, прекрати. 

– Он покупает всё. 

– Серьёзно?

– Да. У него появился новый «бзик», он решил расширить ассортимент и мы для него то, что надо. Жданчик, ты представляешь, что это значит? 

– Кать!

Катерина появилась в президентском кабинете уже через пару секунд.

– Кать, Павлов согласился. Просчитай, пожалуйста, что мы с этого получим. Малина…

– Понял, не дурак. Вот, Катенька, все документы, – Роман протянул Кате толстенькую папку. – Аванс он перечислит в течение недели. 

– Эти деньги можно пустить на выплату кредитов, – предложила Катерина.

– Точно раньше расплатимся с долгами, раньше… – но закончить Малиновский не успел. 

– Нет, друзья мои. Мы пойдём другим путём. Ромка, у тебя остались наши наброски по франшизам: предполагаемые партнёры, контакты? 

– Конечно, но, Андрюх, ты уверен? Может лучше… 

– Я займусь франшизами, а вы с Катериной останетесь здесь. И если появится Сашенька… 

– То нам передать ему от тебя большой привет…

– Пламенный. Конечно, он может потребовать созвать внеочередное Собрание акционеров, и уже там потребовать свою долю. Но… Надеюсь, я смогу убедить отца, что пока это невозможно именно из-за франшиз, ведь это требует вложений. И нам удастся потянуть время.

– Ты думаешь, нам его хватит, – усомнился Ромка.

– Я надеюсь. Кать?

– Можно попробовать. В любом случае денег на выплаты Александру Юрьевичу у нас нет, а уж тем более на выкуп долей всех Воропаевых. А франшизы и сами дадут нам со временем дополнительный доход.

– Ну что, решено? 

Уехать из Москвы Жданову хотелось не только из-за Воропаева и назойливых журналистов, но и из-за изменившейся так резко собственной жизни. Андрей очень остро реагировал на любое вмешательство в своё личное пространство. Появление в своей квартире даже Киры он расценивал, как незаконное вторжение. А уж жить с практически незнакомым человеком. Как настоящий джентльмен, он уступил Кате спальню, а сам перебрался на диван в гостиной. Но диван хоть и удобный это всё-таки диван. И чужой человек в доме, пусть и появившийся, вроде как, по твоей собственной воле, всё-таки раздражал. Андрей понимал, конечно, что свой характер в данном случае лучше не демонстрировать, как никак сам напросился, но тем не менее… В общем, в командировку Жданов отправился с огромной радостью. 
Полтора месяца разъездов с редкими посещениями Москвы пролетели как один день. Удалось побывать во множестве городов, неплохо отдохнуть, а уж контрактов подписал… В результате, время провёл с пользой и не только для себя. Кроме того редкие посещения родного дома пошли на пользу их с Катериной взаимоотношениям. Оказалось, очень приятно, сообщив заранее о своём приезде, обнаружить дома вкусный ужин. Чемоданы, разобранные и собранные вновь, казалось сами собой, и порядок в квартире тоже безумно радовали. Приходящая два раза в неделю Полина Павловна убиралась в квартире, но трогать вещи Жданова, она не решалась после одного из скандалов учиненных её работодателем. А вот Катерине каким-то чудом удавалось навести порядок на рабочем столе Андрея так, что вроде и бумаги не валялись везде и всюду, и в то же время он находил документы именно там, куда их положил. Удивительным оказалось праздновать Новый год в тихом семейном кругу. В Лондон к родителям он поехать не мог, с ужасом представляя, что его там ждёт. А в уютной обстановке, без постоянных вспышек фотокамер, праздник действительно стал каким-то тёплым и радостным, словно из детства. 

Катерина тоже пользовалась отсутствием Андрея по полной программе. С одной стороны, ей было непривычно жить не с родителями, и она наслаждалась самостоятельной жизнью. С другой, радовалась представившейся возможности побыть женой. Пусть и не совсем по-настоящему, но тем не менее. Безумно интересно оказалось наблюдать за своим начальником, так сказать, в неформальной обстановке, ставить эксперименты в области кулинарии, к которым Андрей благосклонно относился, хотя надо признать, что у Кати получалось всё-таки не всё и не всегда. Но первые опыты были более чем успешные, поэтому к последовавшим нескольким промахам, Андрей отнёсся спокойно. 
Так что первые полтора месяца их брака прошли тихо, без особых эксцессов. 



10



– Жданов, ты, наконец, вернулся в родную компанию! Жалость-то какая!

– Ромка, место освободил. Быстро! 

– Чёрствый ты, Жданов, человек, – Ромка в последний раз крутанулся на Ждановском кресле и всё-таки встал, – А где твоя «любимая» жёнушка? 

– В банк поехала. Как у нас тут дела? – Андрей занял своё законное место и с удовольствием провёл рукой по президентскому столу. 

– Всё отлично. Продажи растут. Милко, в конце концов, успокоился по поводу франшиз и занялся новой коллекцией. Кредиты выплачиваем. Воропаев не появлялся. Жданов, я заслужил премию! 

– Только ты? 

– Ладно, так и быть, можешь и себе чего-нибудь начислить, ну и Катеньке. Я сегодня добрый. 

– Ромка… 

– Ну чего ты злой такой? Я, между прочим, к твоему приезду подготовился.

– Да? И как же?

– Нас с тобой сегодня ждёт к себе Синицкий. И, конечно, не только он…

Стоит ли говорить, что девочки были что надо? У Синицкого по-другому и быть не могло. Кроме того, они не задавали лишних вопросов, из разряда «что же случилось с тобой Андрюшенька?» и «никогда не думала, что ты любишь Киру так сильно!» Жданов вернулся домой под утро, довольный и счастливый. Не менее счастливой полетела в родную редакцию и Леночка Шестикова. Ей было не до сна, ведь в завтрашних, хотя нет, уже сегодняшних газетах появятся фотографии Жданова, пусть не с супругой, но тоже неплохо. Очень даже неплохо. Как же хорошо иметь своих людей везде и всюду. Надо не забыть Кире экземпляр послать.

Женсоветчицы, вот уже полтора месяца прибывавшие в состоянии шока от внезапной свадьбы Катерины, и всё это время пытавшиеся выяснить у неё ну хоть какие-нибудь подробности, увидели злосчастные фотографии в «Зималетто» одними из первых. И конечно не преминули доложить о них своей подруге. Кроме того они хотели уточнить не из-за загула ли Жданова Катя пришла сегодня одна, и что она сделала со своим неверным мужем. В случае чего женщины готовы были помочь в воспитании президента компании, и то, что воспитуемый был президентом, их совершенно не останавливало.

Пушкарёва прекрасно поняла ещё вчера, о каких срочных делах с Малиновским рассказывал ей Жданов, уговаривая не ждать его вечером. Но вот на то, что его гулянки не остались незамеченным для всей Москвы Катерина разозлилась. Хотя на что собственно злиться? Разве от Киры он когда-нибудь особо скрывался? Если и скрывал свои похождения, то только так для вида, стараясь особо сильно не наглеть. А кто такая Катя, чтобы он думал о ней? И о том, что она теперь должна говорить подругам и родителям? И что Клочкова с самого утра радуется Ждановской измене, чуть ли не больше, чем зарплате и любое появление в поле зрения Кати не забывает прокомментировать чем-нибудь вроде «а что ты ждала, Пушкарёва?»

Андрей появился на работе после обеда. И ещё на ресепшене натолкнулся на странный взгляд Марии Тропинкиной. Не менее зло на него смотрели и остальные секретари административного этажа. Чтобы не искушать судьбу и выяснить что происходит до того как его поймают и убьют, Андрей направился в кабинет вице-президента, где друг ему дал почитать занимательный репортаж с их вчерашней вечеринки. 
Если честно, особых угрызений совести Жданов не почувствовал. С чего бы вдруг? Ведь он ни в чём и ни перед кем не виноват. Так он полагал до того момента, пока не вошёл в собственную приёмную. 

– Что, Жданов, Пушкарёва уже надоела? Вообще, странно, что ты так долго продержался? 

– Клочкова!

– А что ты на меня кричишь-то? Пойди на свою красотку покричи. Она ж не Кира. Тебе скандалы устраивать не будет, как бы ты себя не вёл.

– Что ты несёшь?.. 

В кабинете его уже ждала Катя, вышедшая, когда услышала шум в приёмной. 

– Привет. 

Чего именно ждать от неё Андрей не знал. До него только сейчас стало доходить, что все вокруг считают их мужем и женой, и что его загул как бы то ни было, ударит, прежде всего, по ней. 

– Привет, – ответила Пушкарёва совершенно спокойным тоном. – Как себя чувствуешь? 

– Нормально. Прости, я… 

– Родители нас ждут сегодня на ужин. 

– А они… 

– В курсе. – Жданов побледнел, представив реакцию Валерия Сергеевича. – Не волнуйся. Я сказала им, что это заказная статья, фотомонтаж и… 

– Спасибо. 

– Не за что. Я знала за кого выхожу замуж.

– Кать… 

– Давай оставим эту тему. Ты свободный человек и можешь поступать так, как тебе вздумается, – проговорила это таким тоном, что стало понятно насколько ей всё равно.

– Кать…

– Не надо, Андрей.
Он кивнул, они поговорили ещё о делах, и Катя ушла к себе. 

Чёрт! Нет, вечер был замечательный, но только вот почему за его радости пришлось расплачиваться Катерине? Когда оправдывался перед Кирой, никогда такого не чувствовал. Всегда возникало ощущение, что именно его оправдания ей и нужны. Кате же всё это было не надо, и проблемы эти с ним тем более. Она восприняла их как должное только из-за «особенностей» их брака, а если бы… Она бы просто развернулась и ушла. И понимание этого поразило Андрея больше всего. 
Весь вечер Катины родители возмущались современными газетчиками, которые готовы за деньги опорочить честного человека. Андрей смотрел на опустившую глаза Пушкарёву. Что же он делает с этой девочкой? Мало того что втянул её в свои сомнительные махинации, навязал, будь честным сам с собой, ей брак, так ещё она должна и твои загулы покрывать перед родителями. За что ты так с ней, Жданов?

0

2

11

Всё-таки в самостоятельной жизни есть несомненные плюсы. Можно вот как сегодня погрустить с самой собой наедине, и не оправдываться при этом ни перед кем, не пытаться объяснить что-то про головную боль, усталость, проблемы на работе. Можно просто залезть с ногами на диван, слушать песни, из недавно купленного сборника «Песни из кинофильмов», не включать свет, вот так просто сидеть почти в тёмной комнате, освещённой только камином. Сегодня четырнадцатое февраля – День всех влюблённых. Странный праздник. Для некоторых можно сказать профессиональный. Вон, как Жданов сегодня сиял. Интересно, каких на сей раз фотографий будет больше? В профиль, в анфас? Похоже, скоро можно будет организовать собственный «Эрмитаж». И главное совести ещё хватило: «Мне сегодня надо будет уйти пораньше». Ещё скажи, что у тебя деловая встреча, и я сделаю вид, что тебе верю. Хотя злилась Катя на Андрея скорее просто по инерции, после случившегося никак успокоиться до конца не могла. А он ей в качестве извинений цветы подарил, чем разозлил ещё больше. И зачем ей был нужен от него букет? Привычки от Киры унаследованные что ли? Может ещё сегодня с валентинкой придёт? Ну а что, любовнице любовь, жене валентинку. 
Хотя чего она к Жданову прицепилась? Ведь он, в общем-то, ни в чём не виноват. А она ему даже благодарна должна быть хотя бы за то, что его сегодня дома нет. Катя себе понаглеть немножко разрешила – позаимствовала из бара Андрея бутылку вина. Пила Пушкарёва редко, и сейчас напиваться не собиралась, но было в таком сидении у огня с бокалом что-то особенное, согревающее что ли. И день сегодняшний и праздник ни в чём не виноваты. Если кто и виноват, то только она сама, что была тогда, три года назад, такой наивной дурой, поверившей в сказки и любовь.

В долине Тигра и Ефрата, 

Где древних тайн земля полна,

С неповторимым ароматом

Есть роза чудная одна.

В недобрый час тоски и гнева,

Час пробужденья тёмных сил,

Спустился белый ангел с неба 

И эту розу посадил.

Там, где она расцветает, 

Там никто не солжёт,

Там никто никогда не солжёт.

Лишь звёзды небесные знают,

Где она расцветёт,

Где однажды она расцветёт.

Пусть вид её порою жалок,

Как скромный Золушки наряд.

Но ложь сворачивает жало

Её заслышав аромат.

В любую крепость, дом и замок

Он проникает без труда.

И ощутивший этот запах,

Солгать не сможет никогда. 

Там, где она расцветает,

Там никто не солжёт, 

Там никто никогда не солжёт. 

Лишь звёзды небесные знают, 

Где она расцветёт,

Где однажды она расцветёт…

– Хорошая песня. 

Катя, совсем не ожидавшая такого скорого возвращения мужа, вздрогнула и постаралась как можно быстрее и незаметнее вытереть слёзы. 

– Да, мне тоже нравится.

– А ж до слёз? Всё в порядке? 

– Всё… Всё замечательно. – Катя старалась на него не смотреть, чтобы он не заметил ее состояние, вспомнила про учинённое самоуправство. – Я тут… Вино… Прости.

– Не волнуйся. 

Когда понял, что она плачет, почувствовал себя как-то странно, неуютно, и попытался перевести разговор на другую тему: 

– Я с Полянским встречался. Тебе просто заранее говорить не хотел. Они согласились на лизинг. Договор подписали.

– Здорово, – правда, особой радости в Катином голосе не ощущалось. 

– А откуда она? 

– Что? 

– Песня.

– Это из «Не покидай». Сказка. Детская. Та роза, она была голубая. Таких нет. Не бывает, – Катя снова всхлипнула или ему показалось. 

– Ну, это не повод расстраиваться.

– Не повод, – согласилась Катя. – Но очень жаль, что такой нет, – наверное, если бы не вино, она бы дальше не продолжила, – можно бы было знать, когда люди врут, а когда правду говорят. А то… появится, наговорит, наобещает, ещё и про любовь вспомнит, а потом… 

– Кать, тебе просто не повезло, что ты встретила… 

– Нет, Жданов, – взглянула на него зло, – мне просто до этого очень везло, что не встречала. А на самом деле все всем врут, и ты… – вовремя успела остановиться, если это вовремя. – Извини. Спокойной ночи. 

Ну и зачем ты наговорила ему всё это, Пушкарёва? Он-то при чём? Жданов тебя, что ли, обманывал? Ну да, хотели он с Малиновским… А ты уверена, что это не были очередные шуточки Роман Дмитрича?.. Язык у него, как говорится, без костей. Так что чему тут удивляться. А Андрей не врал, тебе не врал. И кстати, был он сегодня у Полянского, а ты себе уже напридумывала чёрт знает что. А что у вас в брачном контракте значилось, что он тебе верность хранить должен? Не было такого. Ну, не повезло ему, не подумал, что Шестикова за ним следить будет и через полтора месяца после столь знаменательного события в жизни Москвы. Так за что ты на него злилась, Пушкарёва? Гадостей наговорила? А в чём ты Жданова обвинила? Во вранье? А сама что, лучше? Ты разве не врёшь? Своим и его родителям, подругам разве не врёшь? Может, стоит всё-таки к нему поспокойней относиться, муж всё-таки, ещё месяца на три муж. 

Андрей давно уже к этому привык к женским слезам, насмотревшись вдоволь на Кирины истерики, Жданова они особо уже не трогали. Но сегодня Катя его поразила, и дело было даже не в самих слезах, а в её… искренности, реальности, «настоящести». Она не играла, она действительно так чувствовала. И вот эта искренность поразила его больше всего. Что бы было, если бы он согласился на план Малиновского? Эту чистую девочку они бы просто растоптали.

12



– Кать! Катя!

Последние несколько дней Андрей вёл себя, по мнению Кати, странно, стал внимательным. Неужели это её слезы на него такое впечатление произвели? Даже в каморку её сам заходил; можно подумать, она выйти к нему не может. Хотя судя по теперешнему крику президента, он успокоился, и всё вернулось на свои места. Вот и хорошо.

– Что случилось, Андрей?

– Ничего не случилось, мы с тобой сегодня идём на дегустацию вин. 

– Нет. – Провести вечер в «высшем» обществе и выставить себя на посмешище, Пушкарёвой совсем не хотелось.
– Да, Кать. Да. Я только что разговаривал с Юлианой. Она занималась организацией…

– Я не думаю… 

– Подожди, не перебивай. Там будет Кравцов. 

Встретиться с этим владельцем сети магазинов женской одежды Жданов мечтал уже несколько месяцев.

– Серьёзно?

– Да, Кать. Ты же знаешь, сколько времени я пытался добиться встречи с ним. Он там будет. Кать, это наш шанс.

– Я уверена, ты справишься и… 

– Конечно, мы справимся.

– Андрей.

– Кать, в чём дело?

– А ты не понимаешь?

– Нет. Я не понимаю. Что не так? 

– Там будут все эти люди, и я… Я не впишусь. 

– Кать, ты не один раз ходила со мной на деловые встречи и при этом… 

– Это были именно деловые встречи, а не великосветские рауты. Да, и к тому же я тогда не была твоей женой. 

– Кать, ну какие рауты?

– Тебе что, фотографий было мало? 

– Ты из-за той истории, что ли?

– Да, нет же, Андрей. Просто они все налетят и… Я буду слишком выделяться. Раньше это никого особо не интересовало, но сейчас я не просто твоя помощница.

Он, кажется, понял. Ну, конечно, её внешний вид. А он, признаться, и забыл об этом. И уже давно. Просто перестал замечать. А может, это шанс. Его возможность помочь и порадовать её. Уж в чём в чём, а в одежде он разбирается.

– Мы что-нибудь придумаем.

– Я не хочу ничего… 

– Так, Катерина, я не только твой муж, но ещё и начальник. И ты должна выполнять мои приказы. Мы с тобой идём на эту дегустацию, а об одежде позабочусь я и наш гениальный дизайнер. Я не шучу, – добавил Андрей полушутливым тоном. – Кать, ну брось. Кроме того, этого такая возможность позлить Милко. Тебе разве не хочется? 

– Не думаю, что злить нашего гения, это хорошая идея. Да, и… 

– Иногда, это полезно. Кать, пожалуйста. Ты же знаешь, какой Кравцов дотошный. Я без тебя не справлюсь. Ты со мной?

13

Милко, невзлюбившему Катю с её первого дня работы в компании и утверждавшему, что Пушкарёва своим видом распугивает его вдохновение, он не может творить, когда перед глазами такое, идея Андрея категорически не понравилась. Кроме того, дизайнер был очень дружен с Кирой, сшил для неё свадебное платье, а потому женитьбу президента компании на Пушкарёвой воспринял как личное оскорбление.                                                                                                         
– Нет. Нет. Нет. И ещё раз, нет. 

– Милко, успокойся. 

– Андрей. Я не заставлял тЕбя жениться на этой лЯгушке. Так что теперь…

– Катя – моя жена, и как моя жена, она представляет нашу компанию, то есть тебя. И ты хочешь сказать, что тебя это не волнует? 

– Это низкий подлый шАнтаж. 

– И поэтому ты согласен. 

– Ей нИчего не пОможет.

– Докажи мне. Ну, хуже-то не будет. 

– Куда уж хуже. 

– Тем более.

– Ты тИран!
Милко очень долго и дотошно выбирал модель. В итоге заставил Пушкарёву надеть платье из последней коллекции, своё любимое платье. Просто хотел доказать Жданову, что эта лягушка способна испортить всё. Но убедился в обратном. Катя выглядела великолепно, что Милко тут же приписал себе.                         
– Жданов, я гений! 

– Кать, ты… 

– Всё так плохо, да? – Пушкарёва смотрела на потрясённых мужчин и никак не могла понять, насколько всё катастрофично. 
Катя и раньше пыталась измениться. Предпринимала какие-то попытки, но ни к чему хорошему они не приводили, поэтому и сегодня она ни на что не рассчитывала. Была уверена, что затея Андрея с грохотом провалится. 

– Нет, Катюш, ты великолепно выглядишь. Вот только… 

– Я звОню своему стилисту, – пришёл в себя маэстро.

– Мы так не договаривались, – запротестовала Катерина, ладно ещё одежда, но эксперименты над собой…

– Кать, не бойся, всё будет хорошо, – а потом шёпотом, чтобы Милко не услышал: – ты его победила. И нам надо будет заехать в оптику. 

– Андрей, я не могу и не хочу. Я не умею. Я… 

– Боишься? – она кивнула. – Но я же буду с тобой, – улыбнулся. – Выше нос. У нас всё получится. Ты Кравцова боишься?

– Нет.

– Ну, вот, а я не боюсь всей остальной толпы.


14



– Кто звонил? 

– Что? Кать, как у тебя так тихо получается ходить? Даже на каблуках?

– Это ты просто иногда слишком в себя погружаешься, ни на что не реагируешь.

– Правда? 

– Иногда. Кто звонил? У тебя вид расстроенный.

– Да, это Юлиана. – А ведь если он сейчас ей скажет, что Кравцова не будет, Катя никуда не пойдёт, а для него почему-то стало очень важным, чтобы она пошла. – Уточняла, будем ли мы. А расстроенный? Нет, тебе показалось. Ну что, ты готова к подвигам? 

– Не уверена…

– Зря. Ну что ты переживаешь. Вон Малиновский тебя не узнал и даже приставать начал.

– Да. И в этот момент объявился ревнивый муж, – мимолетная улыбка, и Катя стала ещё очаровательней. 

– Я очень ревнив, – кивнул Жданов. – Пойдём, неверная жена.

15



Вечер был шикарным, что неудивительно, ведь организовала его королева пиара, Юлина Виноградова. Гостей было множество, вино было превосходным, всё на высшем уровне. Как только Катя вошла в зал, страх вернулся с прежней силой.

– Ты чего? 

– Я не могу.

– Кать, посмотри на меня. Кого ты испугалась?

– А вдруг я сейчас опять что-нибудь опрокину или разобью или…

– Тогда попадёшь на первые страницы газет…

– Вот… 

– И Милко будет счастлив. Такая реклама его коллекция!

– Андрей.

– Успокойся. Всё будет хорошо.

Появление Жданова в обществе незнакомой симпатичной девушки не могло остаться незамеченным. На них поглядывали, обсуждали, что Катю очень смущало. Андрей же держался абсолютно спокойно, и не отпускал Катю ни на минуту.
– Жданов!

– Шестикова!

Андрей приобнял Катю и улыбнулся подошедшей журналистке.

– Познакомься, милая, это Леночка Шестикова – главная сплетница Москвы.

– Жданов, ты мне льстишь. А ты не хочешь представить свою спутницу? – Леночка уже довольно потирала ручки, мысленно конечно, в предвкушении новой статьи с перчиком, и слегка удивляясь наглости Андрея, который появляется с очередной любовницей в открытую, никого не боясь и не стесняясь. 

– Конечно. Екатерина Валерьевна Пушкарёва – моя жена. 

Кате стоило прийти сегодня хотя бы ради того, чтобы посмотреть на лицо журналистки, она побледнела и позеленела одновременно, ещё чуть-чуть и пятнами пойдёт. Однако Шестиковой всё же удалось взять себя в руки. 

– Вот как. А я слышала… 

– Лен, позволь дать тебе совет, слушай поменьше, а то недоброжелателей у меня много. Чего только не придумают. Ещё и фотомонтажом занимаются, – откровенно издевался Андрей.

В этот момент к ним как раз подошёл Леночкин фотограф. 

– Ну что ж, Жданов, а настоящую фотографию? 

– С удовольствием.
Катюш! 
Конечно, это был не первый их поцелуй. Первый был в ЗАГСе, Андрей Катиных губ коснулся, чтобы факт женитьбы подтвердить. Были ещё поцелуи при её родителях, там он отделывался поцелуями в щёчку, вроде как не решаясь при них на большее. А сейчас он поцеловал её по-настоящему, и вовсе не из-за Шестиковой, а потому что очень этого хотел. Катя напряглась в первый момент, а потом на поцелуй ответила, и даже вспышки фотоаппарата её перестали волновать. Андрей на неё посмотрел и улыбнулся тёплой ободряющей улыбкой. 

– Прости, Леночка, у нас есть ещё дела. 

Шестикова удалилась. Заиграла лёгкая музыка. 

– Потанцуем? 

– Я не умею.

– Всё ты умеешь. 

Вечер прошёл замечательно. Они перепробовали все вина, натанцевались, наобщались. Правда, Кравцов так и не появился.

– Не переживай, – попросила Катя, когда они ехали в такси домой. 

– Из-за чего? 

– Встретишься ты с ним обязательно.

– Ты о Кравцове? – Катя кивнула.
– Я и не переживаю. Я признаться тебе хочу. Я знал, что его не будет, Юлиана позвонила, предупредила. А тебе я соврал, потому что… Хотел чтобы ты отдохнула хоть немного, а то всё работа, да работа. А ты сегодня такая красивая, – сказал абсолютно искренне. – Нельзя было допустить, чтоб такая красота пропала. 

Катя сначала хотела обидеться, разозлиться на его ложь. Но напомнила себе, что и сама далеко не идеал честности. А он, похоже, искренне хотел помочь.

– Отдохнуть? Это не отдых. Это работа.

– А что для тебя отдых? Мне, правда, интересно. Что?

– Театр, музей… 

– Атлично! Куда ты хочешь завтра? 

На следующий день они никуда не пошли, зато пошли через несколько дней на вновь открывшуюся выставку, побывали в театре, в галереях, даже попали на закрытый показ нового фильма. Это всё были Катины пожелания, но Андрею тоже понравилось. Хотя больше всего ему нравилось видеть её счастливой, когда она радуется чему-то или чему-то удивляется. Было так удивительно просто наблюдать за ней, за своей женой. И он был счастлив, когда мог быть сильным и смелым для неё. Но было и то, что Андрея пугало – ему очень нравилось её целовать, но от этих поцелуев он просто пьянел, и очень боялся переступить черту, не удержаться и Катю напугать. Поэтому целовались они только по большой просьбе фотографов и журналистов. Но именно из-за таких редких поцелуев, Жданов упрямо тянул Катю на очередную вечеринку.

16



Прошедший месяц выдался очень тяжёлым. Они с Андреем работали не покладая рук, и это дало свои результаты. Сегодня был последний платёж по последнему кредиту. У «Зималетто» больше нет долгов перед «Никамодой». Компании теперь свободны друг от друга, и в сохранении их с Андреем брака больше смысла нет. А значит скоро придётся всё начинать сначала. Надо будет уволиться из «Зималетто», работать там бок о бок с бывшим мужем Кате казалось неправильным, это может создать множество никому ненужных проблем. Так что она уйдёт к Юлиане, они уже договорились. Кроме этого надо будет съехать с квартиры Андрея и вернуться, по крайней мере пока, домой к родителям, которым надо будет всё объяснить, придумать какие-то слова. А ещё надо будет учиться жить по-новому. Андрей помог ей выбраться из её скорлупки и превратиться, по словам Милко, «из гусЕницы в бабОчку». Она стала уверенней в себе, ей понравилось общаться с интересными людьми, а этого в работе пиар-агентства будет с избытком. Только вот Андрея в этой её новой жизни уже не будет, и на его поддержку больше рассчитывать нельзя. А она так привыкла к его присутствию в своей жизни, научилась ему доверять. Если честно, до недавнего времени она считала его достаточно поверхностным себялюбивым красавцем, слишком легко относящимся к жизни. За последнее время убедилась, что всё это было внешнее, наносное. Ему просто было удобно и выгодно казаться таким. 

– Ты чего грустишь?

– И это ты мне говоришь, что я умею подкрадываться незаметно. Привет. 

– Привет.

– Как съездил?

– Всё в порядке. Как здесь дела?

– Отлично. Провели последний платёж по кредиту. Так что осталось только подписать бумаги, и всё, наконец, закончится.                                                           

Вроде и говорит о хороших, да что там хороших, отличных новостях, а вид всё равно невесёлый. Она устала, он это давно понял. Вся эта ситуация… Но она права, скоро всё закончится и прежде всего их брак. И она, наконец, сможет отдохнуть, и от него в том числе. Хотя ему и грустно от этого. Привык, наверное. К хорошему быстро привыкаешь. А им ещё как-то предстоит всем объяснять причины развода. Что-то придумывать, а делать это ему совсем не хочется.

– Кать, давай после показа уедем на пару недель куда-нибудь. А адвокаты за это время как раз успеют подготовить все документы и по фирмам и по… – почему-то произнести вслух это слово он не решился, и за него продолжила она: 

– Разводу. 

– Да. Разводу. И потом не придётся никому ничего объяснять, пусть кто что хочет, тот то и думает. Что скажешь?
– Давай, – согласилась Катерина, стараясь не смотреть Андрею в глаза и пытаясь понять, почему ей вдруг стало так страшно.


Всю следующую неделю до показа они работали как проклятые, и времени на отдых и развлечения уже не оставалось. Новая коллекция была принята на ура, Милко был горд и счастлив. Так что с чувством выполненного долга Андрей и Катя отправились в двухнедельное путешествие по Европе. 
Видимо, Катя действительно сильно устала за последний месяц, потому что когда соглашалась на поездку, совершенно не подумала о том, что им придётся лететь самолётом.

– Что с тобой?

– Я летать боюсь. 

– Что ж ты у меня трусиха такая? – произнёс так трогательно, что Катя невольно улыбнулась. 

– Не издевайся. Я, правда, боюсь. 

– Да я и не издеваюсь. Издеваюсь я по-другому… 

Он начал ей рассказывать историю из их с Ромкой бурной молодости. Катя посмеялась над тем, что эта самая «буря» ещё в самом разгаре. После лёгкой перепалки по этому поводу Жданов всё-таки вернулся к прерванному рассказу, и тут взревели турбины. Катя вздрогнула, а Андрей накрыл её руку, вцепившуюся в подлокотник кресла, своей рукой.

– Только умоляю, не сломай самолёт. Мы только с долгами расплатились. – Катя взглянула на него зло, а потом рассмеялась. 

– Жданов!

– Так ты хочешь узнать, чем всё закончилось? 

Страшно было, но рядом с ним страх отступал. И почему так происходит?

За две недели они успели побывать в Париже, Риме и Берлине. Причём если по первым двум городам экскурсоводом был Андрей, то в столице Германии эту роль взяла на себя Катя. И всё же, несмотря на красоты Европейских столиц, непонятно откуда возник страх перед скорым расставанием, в котором они и сами себе боялись признаться, что уж говорить о том, чтобы рассказать друг другу. Всё было как обычно, как всегда. Они много гуляли, общались, но что-то всё-таки было не так и оба это понимали. Вроде вели обычные разговоры, обсуждали увиденное, поражаясь, как могут измениться знакомые места от свежего взгляда на них, и в то же время старались друг в глаза не смотреть. Андрей всё пытался свой пыл умерить, и убеждал себя, что Кате этого не нужно, она гораздо большего заслуживает, а его дикое желание, это просто стечение обстоятельств, обстановка соответствующая. Её восторженный взгляд и улыбка, способные преобразить всё вокруг, в этом виноваты. Катя же смотрела на него и ловила себя на мысли, что очень жалеет, что поблизости журналистов нет, а так бы хотелось, чтобы он её поцеловал, в последний раз поцеловал, ведь совсем скоро он станет совершенно чужим, нет, он и сейчас не её, но всё-таки. Его поцелуи будили в ней что-то волнующее, незнакомое. Но это было не главным. Между ними возникло что-то новое, неведомое. Друг перед другом не надо было притворяться, не приходилось подбирать слова, можно было почти ничего не стесняться. И оба понимали, что с возвращением в Москву это всё закончится. У каждого начнётся своя отдельная жизнь. Вот и не хотели они оба этого возвращения, хотя при этом время торопили, надеясь, что начало новой жизни поможет от царящего в голове сумбура избавиться.

17

– Ну, вот и всё, – они вышли из ЗАГСа и направились к машине Андрея. 

– Да, «с корабля на бал». 

– Что самолёт – корабль, я ещё соглашусь, а вот что ЗАГС – бальный зал… – Андрей хмыкнул и покачал головой. – Ты своим звонила? 

– Да.

– Сказала?

– Нет. Вечером приду с вещами, и они… Не выгонят же меня. 

– Если хочешь, я пойду с тобой.

– Нет. Не волнуйся, – они остановились около машины Андрея. – Я попросить тебя хотела… Можно я не буду две недели отрабатывать? 

– Конечно. А в чём дело?

– Юлиана уезжает в Египет. Там конкурс какой-то будет. И я еду с ней. 

– Когда едете?

– Завтра. С утра. 

– Так ты не «с корабля на бал», ты с корабля на корабль, – попытался пошутить он, а продолжил уже совершенно серьёзно: – Это чтобы от расспросов родителей сбежать?

– И это тоже.

– Уже придумала, что им скажешь? 

– Нет.

– Можешь всё свалить на меня.

– Не хочу, – с каким-то странным волнением проговорила она. 

– Тебя подвести?

– Нет. Не волнуйся. Я к нам… к тебе. Вещи соберу и… 

– Может помочь?

– Не надо. Я справлюсь. Пока. 

– Пока. 

Интересно, куда Жданов с Малиновским отправятся сегодня вечером? Впрочем, её это больше не касается. Оторвутся сегодня по полной. А у Кати своих проблем по горло: вещи собрать, потому что они за последний месяц с Андреем умудрились столько всего накупить; с родителями поговорить… Пока собиралась, вроде особо в меланхолию не впадала, а вот как в очередной раз убедилась, что всё готово, накатила тоска. Откуда она взялась? Провела рукой по спинке дивана, подвинула статуэтки на каминной полке, оглянула комнату в последний раз, а потом непонятно почему разревелась.

18

– Жданов, ты свободен? Поздравляю! А что вид невесёлый?

– Не знаю Ромка. Как-то невесело мне.

Андрей прошёлся по своему кабинету, и, в конце концов, сел на гостевой диван, так и забыв при этом выгнать Ромку из президентского кресла. 

– Это, наверное, развод так влияет. Событие само по себе настолько замечательное, что… 

– Ром, заткнись, пожалуйста. 

– Ладно. Вечером… 

– Только давай без твоих обычных увеселительных программ. Просто посидим где-нибудь. 

– Как скажешь. «У Севы» тебя устроит? – безразличный кивок в ответ. – Что у нас с местом главного финансиста? Ты Катьку не переубедил?
– Я и не пытался. У неё новая жизнь начинается, зачем ей я… фирма в качестве нагрузки? Она Зорькина предложила.

– И что ты думаешь? 

– Думаю. 

– Ладно. Думай. Не буду тебе мешать. Странный ты какой-то.

Андрей на это Ромкино замечание ничего не ответил. Малиновский посидел ещё несколько секунд, а потом вышел из кабинета. 

Веселиться не хотелось совершенно. Если честно, не хотелось совсем ничего. А если ещё честнее, то очень хотелось домой, но было устойчивое ощущение того, что там, дома, что-то не так, и от этого становилось по-настоящему не по себе. Ромка с увлечением кадрил какую-то красотку, портить праздник ещё и ему совершенно не хотелось, но другого выхода Андрей так и не нашёл: 

– Ром, можно тебя на минутку. Ты в ООО «Мотель» или домой? 

– Думаю с ней только О О Ооооооо…. 

– Тогда, дай ключи от квартиры. – Ромка огляделся в поисках прелестницы, с которой Жданов собирается уединиться, но так никого и не обнаружил. 

– Я просто домой идти не хочу, – правильно расценил Андрей поиски Малиновского. 

– Андрюх, что с тобой?

– Да всё нормально. Ключи дай. 

Если бы у него была возможность, он бы и следующим вечером домой не пошёл, но Ромка смотрел на него уж слишком пристально, а подогревать его подозрения и вести с ним душеспасительные беседы совершенно не хотелось.
Дома было как-то слишком пусто, слишком холодно, и слишком светло. Он разжёг камин и выключил свет, сел на диван, налил себе в бокал вино, вместо привычного виски, и очень долго смотрел на огонь, пытаясь понять, что же с ним творится и почему ему так паршиво. Сегодня Кравцов позвонил, не сам, конечно, секретарь его, о встрече договориться хотел, а Андрей бросился к каморке радостной новостью поделиться. А потом вспомнил, что Кати там нет и не будет, даже через пару недель не будет, никогда не будет. И тогда эта тоска и накатила с новой силой. Что происходит, Жданов?

На следующий день вернулась Кира. И как ни в чём не бывало прошествовала в его кабинет. Он знал, что так и будет. Когда только всю эту афёру со своей женитьбой продумывал, был уверен, что этим всё и закончится. Как только Кира узнает о разводе, вернётся. Просто не может не вернуться, а он выпросит у неё прощение, покается во всех грехах и заживёт как раньше. Он поэтому и насчёт разлада с родителями особо не переживал, зная, что Кира сама все нужные слова подберёт и мать успокоит. А отец… Отца он, конечно, разочарует опять, но лучше так, чем Павел узнает о том, до какого состояния его сынок довёл компанию. А сейчас глядя на улыбающуюся вечную свою невесту, он осознавал, что меньше всего на свете ему хочется с ней мириться. Прощение попросить, да, а вот мириться… 

– Здравствуй, милый!                                                                                                           
Кирочка была сегодня сама любезность, уверенная в том, что Андрей всё понял, всё осознал, именно поэтому и развёлся с этой своей лягушкой Пушкарёвой. Конечно, Воропаева получила в подарок от Шестиковой фотографию поцелуя Жданова с какой-то девицей в умопомрачительном платье, и, конечно же, ни на секунду не поверила, что это Пушкарёва. Похоже, Андрюша совсем заскучал, вот и начал уже нести полную чушь. Поэтому больше Кирочка на фотографии не смотрела, а ждала сообщений о разводе. Её очень удивило, когда «влюблённая» парочка отправилась в Европу, и она даже начала беспокоиться, но все волнения остались позади, когда после возвращения они развелись, о чём Кире сообщила всё та же Шестикова. И вот Воропаева здесь, вернулась победительницей. 

– Здравствуй, Кира. Ты отдохнула, и решила вернуться к работе? 

– Лучше, любимый. Я решила вернуться к тебе. У меня сегодня замечательное настроение, поэтому можешь даже обойтись без извинений. Я понимаю, что жить под одной крышей с Пушкарёвой, само по себе для тебя послужило наказанием. Так что я тебя прощаю. Ты рад?
Он кивнул без особого энтузиазма, но Кира предпочла этого не замечать, подошла, обняла его, попыталась поцеловать. Андрей дёрнулся. 

– Кир, не надо. 

– Жданов! 

– Кир, я давно должен был перед тобой извиниться… 

– Андрюша… 

– Дай я договорю. Я вёл себя с тобой как свинья… 

– Я тебя прощаю…

– И я очень надеюсь, что за прошедшее время ты поняла, что я тебя недостоин.

– Ну, это не тебе судить. 

– Кира, между нами всё кончено.
– Жданов, у меня всё ещё хорошее настроение, и я всё ещё могу сделать вид, что я ослышалась. Я понимаю, от проживания в одной квартире с Пушкарёвой можно и тронуться, но ты всё-таки в себя приди. Я и так слишком на многое закрыла глаза. Тебе не кажется, что ты в своих играх слишком далеко заходишь?

Андрей смотрел на эту женщину, которая должна была стать его женой, и не мог поверить, что делал ей предложение в здравом уме. С ужасом представил себе их возможную совместную жизнь и нервно сглотнул. 

– Кир, ты мне угрожаешь? 

– Андрей…

– И что же ты сделаешь? Братцу позвонишь? 

– Если ты меня вынудишь. Наш брак вопрос решённый. 

– Кем и когда, и почему я не в курсе? Насколько я помню, ты была моей невестой, а потом я женился на Кате, так что невестой ты быть перестала. Или я что-то упустил? 

– Мне твои игры… 

– Это ты играешь всю жизнь в какие-то игры. А мне это не нужно. 

– Вот значит как. Тогда попрощайся со своей драгоценной компанией. Я звоню Саше. Ты почему молчишь?

– А что я должен сказать? Или ты его телефон забыла? Тебе напомнить? 

– Сволочь!

Конечно, Кира позвонила Воропаеву, конечно, Воропаев потребовал свою долю, конечно, Ждановы-старшие в срочном порядке прилетели из Лондона. Но всё это Андрея на удивление не особо волновало. Он и сам не понимал, почему так происходит. Нет, он переживал. Вызвонил Зорькина, и они втроём с Малиновским прорабатывали план дальнейших действий. Отбивался от нападок Ромки, а на его вопрос «Жданов, ты что спятил?», не знал что ответить. Наверное, правда спятил, потому что прийти домой и вместо пусть даже грустной Кати, которая в очередной раз спалила сковородку (почему-то в последнею неделю, перед отъездом, у неё постоянно что-то пригорало), увидеть святящуюся наигранной улыбкой Киру ему совершенно не хотелось. И это при том, что и Кати в его жизни больше нет. Она там где-то далеко, неизвестно кому улыбается, а его это злит почему-то. 
Воропаев потребовал свою долю, правда, только свою, а не сестёр. Кира рассчитывала, что Андрей поймёт, что это не шутки и одумается. Маргарита названивала сыну и требовала того же. Пришлось идти к ним на ужин, чтобы успокоить и объяснить. Хотя почему пришлось? Всё лучше, чем сидеть в своей квартире один на один с камином.

– Мам, что ты от меня хочешь? 

– Чтобы ты помирился с Кирой. 

– И это после того, что она творит? 

– Девочка обижена, её можно понять. 

– А меня понять можно? С чего я должен с ней мириться? Я развёлся несколько дней назад. Но мириться со своей женой ты мне не предлагаешь.

– Ты же осознал, понял. 

– Что? Что тебе могут быть рады, просто потому что тебе рады, а не потому что так надо и это кому-то выгодно? 

– Андрей, что ты говоришь? 

– Правду. Просто кто-то замуж очень хочет, и почему-то именно за меня. 

– Андрей! 

– А что я не так сказал, пап? Или ты считаешь это нормальным, когда тебя пытаются заставить на себе жениться? 

А потом вернулся в свою пустую квартиру к темноте, камину и снам, которые сводили его с ума.

– Жданов, хватит гипнотизировать улицу.

– Я её не гипнотизирую. 

– Андрюх, если б я тебя не знал столько лет, я бы решил, что ты влюбился. 

– Что? 
Влюбился?
А ведь и правда, влюбился! В Катю Пушкарёву! Свою бывшую жену! 

– Ромка, что же мне теперь делать? 

– О Господи, Жданов! 



19



– «Самая красивая девушка на свете, волосы ласкает тёплый южный ветер». Кать, эта песня про тебя. – Пушкарёва взглянула на подошедшего к ней Мишу, и несколько натянуто ему улыбнулась. – Спасибо, но мне так не кажется. 

– Ты просто скромничаешь. Почему снова грустишь? Ребята решили воспользоваться днём отдыха, и будут нырять с аквалангами. Можем присоединиться. Хочешь?
– Нет.

– Почему?

Катя пожала плечами: 

– А ты если хочешь…

Вот если бы здесь был Андрей. Он бы её уговорил, хотя даже особо и уговорить бы её ему не пришлось. Потому что с ним… Если бы он был. Это необъяснимое желание появилось, как только она вышла из его квартиры. Надо вернуться. Она не хочет уходить. Списала все эти мысли и чувства на боязнь перед предстоящим разговором с родителями. И боялась не зря. Отец принялся возмущаться и утверждать, что он так и знал, что всё этим закончится, мама вздыхала, а Катя защищала Андрея и радовалась, что завтра с утра самолёт. Действительно, была рада, потому что за последние две недели летала не один раз, и страшно уже вроде и не было. Не было, только, как выяснилось, без Андрея страх вернулся с прежней силой. Египет встретил солнцем, тёплым морем, и работой. Работы было много, отдыхать практически некогда. И Катя была почти счастлива, но… Ей его не хватало. Какое-то время она уговаривала себя, что просто привыкла к постоянному присутствию в своей жизни Андрея Жданова, и надо срочно что-то с этим делать, отвыкать надо. А не оглядываться в поисках его, каждый раз как видишь что-то интересное, чтобы увидеть его реакцию. Надо прекращать, когда Юлиана предлагает примерить очередной наряд, думать понравится ли он Андрею; улыбнулся бы он сейчас или рассмеялся; а чтобы он сделал, а чтобы сказал. Но с каждым днём, тоска становилась всё сильнее, и всё сильнее хотелось ему позвонить и просто услышать его голос. Звонок стал её навязчивой идей, и она все пыталась придумать себе оправдание. Но ведь надо очень. Позвонить. Видеть. А у него новая жизнь, другая с ней не связанная, и девушка какая-нибудь, наверняка, уже появилась. Возникло какое-то незнакомое неприятно чувство. Пушкарёва, ты что, ревнуешь? И вроде появившийся в её жизни Михаил, должен был помочь с тоской справиться. Но его восторженные взгляды почему-то пугали и раздражали. Ты не просто привыкла к нему, ты подпустила его к себе слишком близко, и никому другому теперь места рядом с тобой нет. Тебе только он нужен. Ты влюбилась, Катька. Ты любишь Жданова.

20



Да, Пушкарёва, умеешь ты сама себе трудности организовать. Вот зачем, зачем тебе было влюбляться в Жданова? Влюбилась бы лучше в Мишу. У него тоже есть дело всей его жизни, только в отличие от Андрея, ты ему явно нравишься. Он тоже заботливый, и кстати, как и Жданов во время полёта пытался тебя заговорить, чтоб ты не боялась, а ты… Вместо того чтобы успокоиться, только нервничаешь больше, и наврала ему, что таблетки подействовали, и ты засыпаешь. Вот теперь сиди с закрытыми глазами и думай, что будешь делать дальше. А делать что-то надо.
Родители в телефонных разговорах тему развода не затрагивали, но Катя прекрасно понимала, что ждут они только её возращения, а уж там… А что она им сказать может? Вот Юлиана, например, сразу всё «поняла»: «Кать, он тебе изменил? Ну, это же Жданов, с ним ни на что другое рассчитывать и нельзя было». Да, при чём тут измены? Дело же не в изменах. Ну не может она на Андрея наговаривать. Он не изменял ей, потому что никогда не должен был хранить верность. И сейчас ничего не должен.                                                              Хорошо ещё, что она уволилась из «Зималетто». Правда, когда принимала это решение, думала о том, что её присутствие рядом с бывшим мужем будем мешать личной жизни Андрея. Его подружки будут задавать ему вопросы, на неё смотреть будут с сочувствием, которое её особо конечно волновать не будет, но зачем Андрею трудности создавать. А теперь? Она до безумия хочет его увидеть, а ведь прекрасно понимает, что ему не нужна. Юлиана обмолвилась, что Кира вернулась, так что у Андрея теперь дел и забот… Изначально случайные встречи с Андреем после развода на вечеринках и презентациях представлялись вполне нормально, они же не врагами расстались, так что могут и парой слов перекинуться и не парой… А теперь… А если он ещё, не дай Бог, будет не один. А он будет, это же Жданов. И что ей делать? Куда от него прятаться? А если он обо всём догадается? Так её ещё и жалеть начнёт. Ужас какой-то. И от родителей, видимо, съезжать придётся. Она и раньше задумывалась об этом, а теперь отец от неё не отстанет, пока до правды не докопается. А вот правду ему говорить совсем не хочется. Да, и никому не хочется рассказывать, как вышла Катя Пушкарёва замуж по расчёту, а потом в собственного мужа влюбилась, и поняла это только после развода. 
Так что, Пушкарёва, сиди и думай, у тебя ещё время есть до вечера, раз ты родителям сказала, что сначала вам с Юлианой надо в офис. И когда ты врать так научилась?

21

Он за неё переживал с самого её отъезда. А вдруг что-нибудь случится? А вдруг её кто-нибудь обидит? А его не будет рядом, чтобы ей помочь. Но сейчас понял, что на самом деле на переживания списывал свою ревность и желание знать о ней всё. Андрей никогда не думал, что способен ревновать, вот Кира, да, может, а он нет. Каким же ты был наивным, Жданов? От мысли, что сейчас его Катя (его?) с кем-то гуляет под ручку по пляжам Египта, он просто сходил с ума. И что ему делать? Отказаться от неё? Оставить всё как есть? Он же для неё вроде этого и хотел: чтобы она изменилась, стала уверенней в себе, начала новую жизнь. А теперь что? Прийти и сказать, что… Что-что? Нужна ли ей его любовь? И поверит ли она ему? «…Все всем врут, и ты…» «И я врал, Кать. А сейчас не вру». С чего бы это вдруг? Столько времени прожили под одной крышей, и тут вдруг до тебя дошло? Кто в это поверит? Но и доказательств… Какие могут быть доказательства? Но ведь она иногда так смотрела… И улыбалась… И ей было хорошо… Или ему только казалось... 

– Малиновский, мне нужен шикарный букет из голубых роз. 

– Андрюх, ты решил покорить Милко? 

– Идиот!

– Я заметил. Это у тебя ещё до развода началось, даже раньше, ещё до свадьбы…

– Ромка, мне надо. 

– Да, понял я, понял. Только таких не бывает. 

– Ты уверен? 

– Абсолютно. Хотя нет ничего невозможного. На самом деле надо купить всего лишь «шикарный букет» обыкновенных белых роз, ставишь их в воду, добавляешь туда чернил и ждёшь, через некоторое время они станут голубыми. 

– Это откуда ты знаешь? 

– Была у меня одна художница… 

– Понял, можешь не продолжать. Спасибо за идею.

22



Он стоял в аэропорту среди встречающих, всё пытался понять, правильно ли он поступает. В себе он был уверен, а вот Катя… Если ей… если она… Вдруг ему только показалось, что ей хорошо рядом с ним, что она тоже что-то чувствует к нему, а на самом деле и нет ничего. Вдруг… Но попробовать-то стоит, хотя бы попытаться. Он заметил её сразу, она шла с Юлианой и ещё каким-то типом, ревность проснулась тут же, но Жданову удалось с ней совладать: может, этот тип к Кате никакого отношения и не имеет, может, это новый будущий муж Виноградовой, какой он там четвёртый? 

– Кать!

Все трое вздрогнули и обернулись. Юлиана явно была удивлена, этот который её «муж» насторожился, значит, всё-таки Катин. Но главное не они. Катя в первый момент тоже удивилась, а потом засмеялась и бросилась к нему, точнее хотела броситься, именно подбежать и обнять, обрадовалась безумно, что он пришёл. Но в последний момент себя остановила, напустила побольше серьёзности и пошла к нему, стараясь изобразить полное спокойствие. 

– Привет. Ты что здесь делаешь? Что-то случилось? «Зималетто»? 

Наверно, правильным было её куда-нибудь пригласить, увезти и поговорить уже там, но ждать совершенно не было сил, он должен всё решить здесь и сейчас. 

– Много всего случилось. И мне надо с тобой поговорить, – потом вдруг опомнился и протянул Кате розу. – Это тебе…

– Спасибо… 

– Я хотел подарить голубую. Помнишь как в той песне? Даже выяснил, как её сделать можно. Но потом понял, что это было бы неправильно, ведь это тоже будет ложь. Таких цветов не бывает.

– Андрей… 

– Выслушай меня, Кать, пожалуйста. – Андрей очень пристально посмотрел на неё. – Если честно, я не умею… Мне ещё никогда… Но я очень хочу чтобы ты меня поняла и чтобы ты поверила. Ты права, у компании проблемы. Коля тебе ничего не рассказывал, потому что я просил его об этом. Не хотел тебе отдых портить и расстраивать тебя зря. Воропаев потребовал свою долю и… И вчера тоже самое сделала Кира. Думаю, скоро и Кристина присоединится к ним. 

– Но почему? То есть… Я не понимаю. Если бы раньше, а сейчас… 

– Это долгая история, – Андрей усмехнулся. – Но если коротко, я отказался жениться на Кире, а она натравила на меня братца. Ты не подумай, я рассказываю это всё тебе не для того, чтобы жалость вызвать или о помощи попросить. Я просто хочу, чтобы ты знала это и не подумала, что я от тебя скрыл что-то специально, что это мой очередной план.

– План… 

– Мои планы закончились уже давно. Даже на сегодняшний день моего воображения не хватило. Хотел устроить романтический ужин при свечах, встретить тебя с огромным букетом. Но ты ведь не такая, Катюш. Тебя это не убедит, я знаю. А то, что я хочу тебе сказать. Ты просто поверишь или нет. Я… – Катя смотрела на него испуганно, видимо, что-то страшное себе уже придумывала. – Я очень сильно… Я люблю тебя, Кать, – испуг не ушёл, а к нему добавилось недоверие. – Поверь, пожалуйста. Я и сам в это поверить долго не мог. Но мне без тебя плохо. Я соскучился безумно по нашим прогулкам, разговорам. У меня никогда ни с кем такого не было, чтобы просто можно было быть собой. Ты удивительная девушка, Катюш, и что тут невероятного, что я в тебя влюбился? Я не знаю, как тебе это доказать. Как вообще это можно доказать? Есть перестал, спать перестал, пить начал? Но это правда, Катюш. И мне показалось, что ты… Тебе тоже… – он снова взглянул на неё и увидел, что она плачет. – Господи, не плачь, пожалуйста, я же не требую от тебя ничего. Я просто, чтоб ты знала. Я же всё понимаю. Если не нужен, просто скажи и всё. Только не плачь, прошу.

А она не могла ему не поверить. Вот почему-то именно сейчас и именно ему верить очень хотелось. И страха уже почти не осталось. 

– Нужен. Ты мне очень нужен. Я люблю тебя. 

– Кать!

Он обнял её и закружил. А через минуту пожалел, что не отвёз её выяснять отношения домой. Боялся, что от волнения не доедет. Это теперь он не доедет.

– Юлиана, а это кто? Он Катин родственник, да? 

– Нет, Миш, это её муж. Видимо, уже не бывший. Никогда подумать не могла, что развод может так благотворно сказаться на отношениях.

* * *

Они снова поженились через полгода, когда оба убедились, что любовь им не приснилась, и они действительно не могут жить друг без друга. Катя осталась работать у Юлианы, что Андрея слегка раздражало, не сама работа, конечно, а то, «все эти вокруг тебя так и вьются», но стоило его любимой жене его поцеловать, как обо «всех этих» он тут же забывал.       
С выплатами Воропаевым компания справилась достаточно легко, правда не обошлось без определённых трудностей, но и на краю гибели «ЗимаЛетто» посчастливилось не оказаться, а всё благодаря новому финансовому директору – Николаю Зорькину, и тому, что Кристина Юрьевна свою долю забирать не стала, потому что так и не поняла, каким образом это может помочь новому виду медитации.
Александр Воропаев организовал собственный бизнес, и всякий интерес к Андрею Жданову потерял, чем безумно обижал свою младшую сестру. Кира Юрьевна пылала праведным гневом довольно долго, уговаривала Шестикову Жданова на чём-нибудь подловить. В конце концов, Леночке охота за призраками надоела, и пришлось Кире искать себе новую жертву, ой, простите, мужа. В поиске она находится до сих пор.
Родители Кати встретили новость о свадьбе дочери с бывшем мужем с радостью. Валерий Сергеевич всё пытался выяснить у зятя, что между ним и его дочерью произошло в прошлый раз, но ответа так и не добился, за что Жданова стал уважать ещё больше. Родители Андрея, особенно Маргарита Рудольфовна, конечно, особой радости по поводу свадьбы сына не проявляли, но даже её сердце растаяло, когда через полтора года на свет появилась её маленькая внучка, и все знакомые стали уверять, что она как две капли воды похоже на бабушку.



Конец

0

3

Оригинальная сюжет истории! Ни Андрей, ни Катя не могли и предположить, чем закончится для них их фиктивный брак, как он их изменит!
Спасибо!
http://s0.uploads.ru/t/qPWkj.png

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » jedilady » Развод