Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » jedilady » Оксюморон


Оксюморон

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Всем привет!!!

На Юбилейном месте была вот такая заявка: "115. Вика/Рома. Вика специально притворялась той, кем она была в фильме - недалекой, примитивной, расчетливой дурой. В самом деле она умная и высокообразованная. Может быть, владеющая несколькими языками и (или) другими умениями. Зачем она притворяется? Какие у нее цели? Тут на волю автора. Может быть шпионаж, ее психологические проблемы или что-то еще. Характер Вики тоже на волю автора. Может быть, жесткая и целеустремленная, а может быть, добрая, ранимая в глубине души. Роман случайно узнает ее тайну (влипает в ее проблемы или мешает выполнению ее целей). В конце любовь и happy end
(желательно, но необязательно) Можно и без любви и без happy enda для Вики, но для других героев благополучное окончанмие истории обязательно."
И я решила попробовать ее исполнить. Не уверена, что получится, потому как канонная Вика и ум понятия мало совместимые, отсюда и название фика  :pooh_lol: . Неуверена я, что Вика получится умной, но что тут сделаешь. Вика - это Вика (почти с).

Название: Оксюморон
Автор: jedilady
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Вика\Рома, Андрей\Кира, Андрей\Катя (но будут скорее всего только мелькать)

1

«Какие же бабы - дуры!» О нет, Вике не казалось, что она открыла Америку. Скорее она удивлялась этому факту и поражалась. Да-да, Виктория Аркадьевна Клочкова была поражена. Хотя казалось бы, чему удивляться, если сама довольно давно выбрала для себя похожую линия поведения. Или все-таки непохожую?
Вика, вы не поверите, была отличницей. Закончила обычную питерскую школу с золотой медалью и поехала покорять Москву. Не сиделось ей в северной столице, казалось, что здесь все слишком зациклены на великом прошлом, а Вика мечтала о великом будущем. Но какой бы золотой не была ее медаль, а поступить в МГУ ей не удалось, видимо знаний все-таки не хватило. Тогда она воспользовалась старыми связями отца, хотя еще пару месяцев назад от такого рода помощи с его стороны отказывалась категорически, и поступила в МГИМО. Но и тут все оказалось не таким как мечталось. Ей хотелось свершений, а большинство ее однокурсников были зациклены на гулянках, ей хотелось чего-то добиться, а ее соседки по комнате мечтали попасть на закрытую вечеринку в новом клубе.
Вика никогда не была сосредоточена исключительно на учебе, почти все предметы давались ей довольно легко, кроме того она всегда была девочкой общительной, а потому Клочкова не стала навешивать ярлыки, а попыталась своих подружек понять. И открылась для нее совсем другая реальность, всё оказалось не таким, как ей представлялось.
Викусь, ну какая наука? Я тебя умоляю! Где ты собралась этой самой наукой заниматься? Да и какой? - начала объяснять ей соседка по комнате Яна.
Не знаю, - честно призналась Клочкова,- Я решила попробовать, посмотреть и тогда…
И тогда всех нормальных парней разберут.
Причем тут это?
При всем. Ты что действительно думаешь, что твоя «наука» кому-то нужна? Кто-то всерьез ею занимается? Ты знаешь сколько на это денег надо? А где их взять, ты знаешь? Другое дело удачно выйти замуж. И вот тут, я тебе скажу, ты попала по адресу -  такого количества богатых холостых мужчинок с переизбытком тестостерона, как в окрестностях МГИМО, где-нибудь еще найти будет крайне сложно. И главное для них знаешь что? Красота будущей жены. Твоя ученая степень никого интересовать не будет, денег ты за нее много не получишь, а вот если удачно выйдешь замуж, то тебе не придется ни о чем беспокоиться долгими зимними вечерами на Гавайях. Сможешь навсегда забыть о нашем противном снеге и гололеде, нищите и грязи и прочих ужасах.
Сначала Вика не поверила, но когда через пару месяцев Янчик, подцепив-таки сына какого-то дипломата, перевелась на заочное и укатила в дальние дали, задумалась. А что ей действительно надо от жизни? Да, хотелось чего-то большого, но просто чего-то. Чего конкретно, она и сама не знала. Что будет делать когда закончит ВУЗ? Куда и кем пойдет работать? А за окном как раз началась зима, и весь город был покрыт тем самым грязным снегом…
Викуль, пойдешь с нами?
Куда?
Ну как куда? В честь нового года вечеринка. Идешь? Там куча народа будет…
И Вика пошла, несмотря на то, что через несколько дней должна была начаться сессия. Вечеринка была большой и шумной, собрались студенты не только МГИМО, но и из других учебных заведений столицы. Клуб буквально трещал по швам.
Вика почти оглохла от этого шума. Но скоро забыла обо всем растворяясь в царящей атмосфере смеха и веселья, сдобренного алкоголем и кое-чем позабористей.
И вот в какой-то момент она заметила его. Парень, блондин, был не один, со своим другом, высоким брюнетом. Но привлек ее внимание именно светленький. Он постоянно хохмил, отчего улыбка не сходила с лица его друга. Вика подобралась поближе к ребятам насколько это было возможно…
А как тебе та? - спрашивал брюнет, - Как раз в твоем вкусе: ноль мозгов максимум груди.
А что очень может быть…
И тогда Вика принял для себя решение. «Минимум мозгов»? Ну что ж пусть будет так.

Красивые наряды найти в студенческом общежитии - небольшая проблема. Тем более, что оплатить аренду таковых всегда можно, дав списать лекцию, или выполнив за знакомую практическую работу. Фигуркой и лицом бог не обделил, так что дело оставалось за малым - чтобы кто-нибудь клюнул. И этот кто-то тоже вскоре нашелся. И даже предложение сделал.
Кирилл Квашенников - владелец заводов, газет, параходов… Будущий муж, кроме того что был неприлично богат, казался Вике человеком порядочным, он красиво ухаживал, сыпал комплиментами, дарил дорогие подарки. После свадьбы Вика поняла, что он действительно порядочный, но не столько человек, сколько себялюбец. Как Яна и предсказывала, ум жены его не интересовал абсолютно, он ему даже мешал. Кирилл настоял, чтобы Вика ушла из института, это ей «не по статусу». Не ей, конечно, а ему, но тогда он еще формулировал так. Квашенникову нужна была постоянная законная спутница в качестве красивого приложения к нему. Вика пару раз попыталась вникнуть в его дела, он очень вежливо (то есть без мата) попросил ее не вмешиваться, с чем Вика в итоге и согласилась.
Дальше была роскошная и беззаботная жизнь, о которой, по большому счету, до этого можно было только мечтать. В Викины обязанности входило только появляться на мероприятиях, блистать очередным бриллиантом и улыбкой, после чего она могла делать что угодно и где угодно. Правила были, но ей они казались не такими уж и строгими, и почти не ограничивающими ее жизнь. Муж дома практически не появлялся. В конце концов, Вику это даже устраивало, потому что о чем с ним говорить, она не знала. В свои дела он ее не посвящал, а рассказывать ему, что она в очередной раз купила себе в очередном сверх дорогом бутике как-то глупо. Самое удивительное, что почти все ее новые знакомые «с рублевки» вели себя точно также. Изредка какая-нибудь из них занималась своим собственным бизнесом. Но такие представительницы элиты до беседы с их кругом «понаехали» не опускались. Были те, которые занимались благотворительностью, но лишь тогда, когда это было выгодно их мужьям. Вика заикнулась о подобном Кириллу, после этого больше рисковать не пыталась.
И вот после нескольких лет не такого уж и ужасного брака, в один не очень прекрасный день ее муж заявился домой и сообщил, что подает на развод, потому что… Впрочем, почему, он не удосужился объяснить. Видимо, решил, что и это не Викино дело.
Хотя надо отдать ему должное: он оставил ей квартиру в Москве, видимо, какие-то понятия о том, что «скажут люди» у него все-таки были, а может быть, оставить бывшую жену совсем уж без ничего было ему «не по статусу»… Новая его пассия пышногрудая блондинка была как две капли воды похожа на Наталью Ларину, плакатами с изображением которой была увешена практически вся Москва. Видимо, блондинки вошли в моду, вот Квашенников и решил поменять масть.
Когда же Вика заявила, что согласно семейному кодексу она имеет право на долю в совместно нажитом имуществе, он ответил, что знаком не только с семейным, но и уголовным кодексом, а что еще важнее, знает как обойти и тот и другой. Вика благоразумно намек поняла и больше мужу не докучала.
Развод прошел тихо и спокойно, даже без суда удалось обойтись, ведь детей у них не было. Спустя год совместной жизни, Вика поднимала этот вопрос, но муж был против. А спорить с Кириллом Клочкова к тому времени уже не решалась.
Что делать? Этот вопрос возник еще до получения свидетельства о расторжении брака. Но как же правильно ответить на него? Вике нравилась та жизнь, которую она до этого вела. Не все конечно, были моменты, которые ее не устраивали, но… Но все же… У Кирилла был очень большой бизнес, который приносил огромные деньги и требовал времени и сил. Может быть попытаться открыть собственное дело? Хотя судя по тому как вел дела муж, для такого рода занятий нужна, простите, «крыша», а у Вике такого добра не наблюдалось. Да и не хотелось ей влазить в такие дебри. Что тогда? Просто работа? Очень может быть, но вряд ли работая «на дядю» можно будет иметь то, что имела Клочкова недавно. Что еще? Новый брак? Но до этого надо как-то жить. Как? Все-таки заняться образованием. Да, наверное стоит. Чтобы найти потом работу по душе. Хотя опять же чем именно она хочет заниматься? Но с этим можно подождать. Сначала надо решить более важные проблемы. Деньги - вот камень преткновения нашего времени. Все упирается в них. Точнее в их отсутствие. Продолжить образование Вика не могла. Без образования найти работу было не сложно, а практически невозможно. Замкнутый круг.
Был еще один вариант - вернуться домой, в Питер. Но это был еще тот невариант: отец с самого начала был против Викиного брака, считал, что дочка слишком на многое замахнулась… Остается только снова выйти замуж? В конце концов, ведь получилось один раз, причем довольно быстро, получится и во второй. А значит надо продолжать держать марку: носить дизайнерские вещи, ездить на крутых тачках, и ходить по не менее крутым мероприятиям. Принцип тот же: продолжаем изображать из себя пустую глупую куклу, а там разберемся.
Однако, найти второго мужа оказалось не так просто, как первого. Холостые мужчины в круг ее знакомых не входили, потому что мало кто решился бы переходить дорогу Кириллу. На то чтобы завести новые знакомства были нужны время и все те же деньги. Вике удалось за время замужества накопить небольшую сумму. Помногу она брать не решилась. Муж в любой момент мог поинтересоваться, куда исчезла с карточки та или иная сумма. Чеки не требовал, но рисковать Вике совершенно не хотелось. Так что кое-что насобирать удалось, еще немного одолжила у подруг, пожаловавшись на тяжелую послеразводную жизнь, на первое время хватит. А вот дальше? Нужна работа и срочно. И тут пригодилось относительно недавнее знакомство - Кира Воропаева.
Вику эта девушка поражала безмерно. Воропаева обладала великолепным вкусом, красотой и относительным умом, ее интересовали не только гулянки и шоппинг, она работала в собственной фирме, но Кира была абсолютно зациклена на своем женихе. Когда они познакомились, Вика как раз разводилась с Квашенниковым, и старалась поддержать в обществе образ несчастной брошенной женщины, которой в принципе и была. Киру никто не бросал, но ее жених ей постоянно изменял. А вот почему его не бросала сама Кира понять было невозможно. Воропаева в подробностях и красках описывала похождения своего Жданова, видимо, надеясь найти у Клочковой понимание и поддержку. Вика поддержала, в свою очередь, надеясь на то, что в будущем такая дружба может принести ей пользу, и не ошиблась. Через несколько месяцев после знакомства. Воропаева предложила Клочковой работу. Разумеется не за просто так - Вика должна была следить за Андреем Ждановым,  тем самым вечно неверным женихом.
Собеседование Клочкову повеселило и обнадежило. Начальник отдела кадров компании, Урядов Георгий Юрьевич, практически «поселился» в декольте Викиного платья. Он похоже вообще ничего кроме не видел и не замечал. Виктория, которая пробыла за последние пять лет заграницей больше времени, чем в России, попробовала изобразить полное незнание английского языка, риска почти никакого - ее ведь и так возьмут. И этот старый … нашел это милым, забавным и что уж там просто восхитительным и великолепным. Конечно, от Урядова кроме повышения собственной самооценки для Вики толку никакого, но все же приятно. Может работа в компании принесет не только деньги, но и мужа…
Один кандидат нарисовался довольно быстро. Вика его почти сразу узнала - тот самый блондинчик, а «подследственный» Андрей Жданов оказался его другом - брюнетом. Сколько лет прошло, а не забыла… Теперь она знала как зовут «мужчину ее мечты» - Роман Дмитриевич Малиновский. Впрочем, толку от него было мало, на роль мужа Вика его не рассматривала, она давно уже избавилась от своей прежней наивности, но почему бы не провести время с удовольствием. Хотя если быть честной… Она подумала, да, представила себе «а вдруг…». «Люди не меняются», - говаривал Кирилл. Что ж он оказался прав. Больше всего на свете Малиновский боялся за свою свободу. Ему так нравилось перелетать с цветка на цветок. Тот еще мотылек! Грех не подрезать ему крылышки.
А вот и более перспективный будущий муж объявился - брат Киры - Александр Воропаев.
Хотя от него толку было не намного больше, чем от Малиновского. «Другого такого напыщенного самовлюбленного придурка найти, наверное, сложно», - решила Вика после первого свидания с ним. Но дальнейшие события показали, что Клочкова ошибалась: Воропаев не просто придурок, он извращенец и подонок. Стал вести себя с ней как с девочкой по вызову. Сама виновата, конечно, не надо было с ним связываться, но деньги нужны, образование нынче дорогое, и что плохого если бы ей заплатил Александр за шпионаж за Ждановым. Но одно дело за шпионаж, а другое… Сволочь!
«Ох, Викуль, не слишком ли ты разборчива стала?» Хотя лучше подумаем об этом завтра, потому что сегодня, благодаря женсовету можно сыграть на нервах обоих мальчиков. Дамочки поставили ей диагноз - беременность, просто так от нечего делать. Понятно, что этим клушам заняться нечем, но чтоб додуматься до такого!!! Куда только Кира смотрит?! Хотя куда она смотрит понятно - на своего Жданова. А тот в свою очередь смотрит куда угодно, но только не на Киру. Интересно как долго Воропаева собирается это терпеть? Или действительно так хочет за этого кобеля замуж? Зачем? У нее денег куры не клюют, найти себе другого… даже проще, чем раз плюнуть. А она вцепилась в этого Жданова мертвой хваткой. Вот зачем он ей?
Но чем больше Вика общалась с Кирой, а что делать, Андрей Клочковой все равно реальной работы не давал, все переложил на свою верную страшную помощницу, тем больше она ей сочувствовала. Клочковой было Киру жаль. Это может показаться абсурдным, но она действительно ее жалела. Еще немного и Кира превратиться в неврастеничку, ей скоро понадобится врачебная помощь, хотя скорее всего уже пора. Жданов доводил ее до фиолетового свечения, а она ему это позволяла, прощала и все начиналось по новой. Этому не было видно ни конца, ни края. И главное, что было не понятно зачем им это? Обоим, зачем? И если на Жданова, Вике было наплевать, то Кира… Она была совсем одна, до нее, по большому счету, никому не было дела. Ни брату, которой был занят исключительно собой и своими амбициями, ни сестре, которая находилась в постоянном поиске чего-то слишком большого и очень светлого.
Андрей изменил Кире в очередной раз, кажется счет уже шел на десятки, если не на сотни. А Воропаева его снова простила и даже больше. Еще вчера Кира надеялась на то, что Изотова не будет участвовать в показе, она даже Милко пыталась уговорить, но ведь всем фактически было плевать на ее желания, и великому гению тоже. Она поставила ультиматум Жданову: он должен был уволить либо Изотову, либо так ненавидимую Кирой Пушкареву. Но тот даже не попытался осуществить ее пожелания. Изотова в показе не участвовала, да, но не потому что Кира просила, а потому что та, идиотка, напилась. А уж чтоб уволить Пушкареву! И Воропаева после всего простила своего Андрюшеньку опять, и у них снова «все хорошо»!
Вику эта ситуация взбесила даже больше, чем то, что пришлось прекратить трепать нервы своим двум поклонникам. А они, черт побери, так здорово бледнели и зеленели при одном ее виде, у них самих токсикоз начинался. Ну любо дорого посмотреть!
Чего не скажешь о виде в очередной раз поверженной Воропаевой. И вот тогда… И вот тогда Вика решила вмешаться…
За последние несколько месяцев Кира стала для нее… почти подругой. Причем ни одной из тех многочисленных подружек и знакомых, а именно настоящей, пусть и почти. Кира делилась с ней всеми своими горестями и была с ней искренней, как пожалуй никто. Пусть Вика и не могла ответить ей тем же… Хотя… Хотя разве Кира не знала все о самой Вике? Ну хорошо, пусть не все, но самое главное. Клочкова не делилась с Кирой тем на что ей нужны деньги, что кроме работы в компании она еще и учится, хотя надо признать, что с учетом особенностей ее работы совмещать и то и другое не составляет большого труда. Вике нужны новые знакомства. Разве Кира об этом не знает? И для чего ей эти знакомства нужны… Да, Вика решила продолжить образование, но по большому счету так и не определилась, что будет дальше. Ей нравилась обеспеченная беззаботная жизнь. Да, она хотела работы, интересной работы, но думала, что достаточно денег она вряд ли принесет. Другое дело богатый муж… Но зачем все эти тонкости Кире? Да и не поймет она их.
Сама же Воропаева от Клочковой не скрывала ничего, она доверилась ей в очень важных вопросах, она ждала от нее помощи и поддержки. И в какой-то момент Вика поняла, что просто не имеет право ее подвести.

- Ромочка…
- Прости, Викуль, но денег нет…
«Господи, Малиновский, какая у тебя убогая фантазия!»
- Может поужинаем?
- Викуль…
- Какое-нибудь тихое уютное место, где никто нам с тобой не помешает обсудить кое-какие вопросы…
- Викуся…
- Отсутствие денег, - Вика сделала паузу, притянула Романа за лацкан пиджака и прошептала на ухо: - У компании…
- У какой компании?
Надо отдать Малиновскому должное - удивление было абсолютно искренним. Хотя вполне возможно, что он считал Вику настолько дурой… Ну что ж можно гордиться собой - значит свою роль до этого она игра не так плохо.
- А вот это мы и обсудим за ужином. Кстати, платишь ты.
Роман, судя по всему, собирался отказаться от предложения, потому Вике пришлось снова притянуть к себе этого предателя:
- Юридический вестник, - прошептала она.
И после этого получила возможность насладиться сменой выражения лица этого подлеца.
- Едем на твоей машине, - это было уже сказано нормальным тоном, - Жду тебя на стоянке, около твоего БМВ, - ну а на прощание Вика не смогла отказать себе в еще одном удовольствие и чмокнула это застывшее ничтожество в щеку.

+1

2

2

Пока ехали в ресторан, Малиновский болтал без умолку. Видимо, успел прийти в себя пока ходил за пальто и ключами от машины. Слова лились как из рога изобилия, как всегда у Романа, впрочем. И как у него это получается? Загадка. Вроде бы и знает же Вика, что не стоит серьезно относиться к этому потоку, ведь не врет он, пожалуй, только в предлогах, а все его шутки-прибаутки и комплименты рассчитаны на то, чтобы затащить очередную барышню к себе в постель, после чего забыть о ней раз и навсегда, но… Но зачем он ей-то все это рассказывает? Нервничает и пытается это скрыть? Очень может быть. А может это у него уже рефлекс, причем безусловный - сел с дамочкой в машину и начался словесный понос.
То ли чтобы поразить воображение, то ли чтобы задобрить Малиновский привез Клочкову в Лиссабон. Если учесть, что до этого они ужинали у него, то можно считать это прогрессом. Хотя… Точно, она же его еще один раз завтраком накормила - холодными макаронами. Ну что тут скажешь, готовка никогда не была Викиным «коньком», а необходимость поддерживать себя в форме не способствовала развитию этого навыка.
Роман поулыбался метрдотелю, передал небольшую сумму, и уже через несколько минут они заняли отдельный кабинет. Что ж браво, Ромочка - не стоит вести подобные разговоры в зале, где полно знакомых.
- Викуличка, - «Сколько ж еще вариантов моего имени он способен придумать? Вот что значит опыт!» - Скажи мне, хорошая моя, что за литературу ты читаешь перед сном.
Вике вспомнилось её первое свидание с Воропаевым. Тот тоже пытался выяснить, чем Клочкова увлекается. Но делал он это исключительно для того, чтобы потешить свое раздувшееся до безумных размеров «Я». Вика была уверена, что если бы стала ему рассказывать о своих увлечениях, он и тут бы нашел в чем ее унизить и оскорбить. А то, что о вкусах не спорят, ему вряд ли известно. Впрочем тогда Вика надеялась, что это у него юмор такой своеобразный. Ну где-то первую минуту надеялась… или секунд тридцать…
Хотя к чему теперь вспоминать Воропаева? В данный момент перед ней сидит другой представитель гадов ползучих, на внешний вид, надо признать, гораздо более привлекательный, да и манеры у него получше будут, но по сути… Но именно в его сути Вике и предстояло сейчас разобраться. Наученная опытом общения с Кириллом Вика не хотела рисковать, поэтому и поехали они на машине Малиновского… Ну а еще потому что грех было не воспользоваться возможностью - сэкономила на бензине. Впрочем, экономия была относительной, потому что завтра придется добираться на работу на такси. А может уже и сегодня вечером понадобится воспользоваться услугами наемного транспорта, потому что от Малиновского можно ожидать всего чего угодно. В любом случае Викин бюджет это не подорвет. Дела у нее идут явно лучше, чем у компании «ЗимаЛетто»…
- Про мои настольные книги мы поговорим как-нибудь в другой раз. А сегодня я хотела бы тебе рассказать о замечательном журнале: «Юридический вестник».
- И где же ты нашла такой?
- Во входящей корреспонденции нашей замечательной компании, упокой Господь её душу.
«Бедненький», - посочувствовала Вика Малиновскому, который после её последних слов подавился вином.
- И что там пишут интересного? - поинтересовался он осипшим то ли из-за вина, то ли из-за волнения голосом.
- Ты знаешь, много интересного. Например, компанию «ЗимаЛетто»… Слышал о такой? - Роман как-то нервно кивнул, - Отделяет от банкротства несколько месяцев…
- Викунёчек, - снова попытался прийти в себя Малиновский, - А ты название компании правильно прочла? - удивительно, но такую по сути своей оскорбительную фразу, он сумел произнести с особым придыханием. Одним словом - «соблазнитель».
- Не стоит, Ромочка…
- Ну или опечатка… Всякое ж бывает…
- Да? Тогда надо позвонить и потребовать, чтобы они напечатали опровержение. Завтра же этим и займусь…
- Не надо! - воспротивился Малиновский.
- Как скажешь, милый, - согласилась Виктория.
Вино было действительно неплохим, поэтому Вика позволила себе еще один глоток, за одно можно было успокоиться и обдумать все еще раз. «Стоит или нет? В конце концов, если Кира узнает, то уж точно не обрадуется… Но и допустить, чтобы все продолжалось в том же духе…»
- И сколько же ты хочешь, Викусь?
- Что?
«Ну конечно, деньги, - поняла она, - Что же еще может ей предложить Малиновский? Хотя даже интересно, где он их брать собирается? Неужели ради будущего компании своими пожертвует? Как-то в это слабо верится.»
- Думаю, Ром, нам не стоит изымать из оборота дополнительные средства…, - в этот момент подошел официант, и они сделали заказ…
- Тогда что? - спросил переставший в кой-то веки хохмить Малиновский.
- Ты не поверишь. Все очень просто. Ни тебе, ни твоему дружку не придется расстаться ни с одной копейкой.
- Я весь во внимании…
- Пушкарева…
- Что Пушкарева? Уволить Пушкареву? Андрей никогда на это не пойдет…
- И не надо. Я хочу, чтобы он приударил за Пушкаревой.
- Что?! - Вика мысленно себе поаплодировала: никогда не думала, что ей удастся настолько поразить Малиновского, - З-зачем? - прозаикался он.
- Только не говори, что эта мысль не приходила тебе в голову. Более того вы даже обсуждали ее с нашим дорогим, во всех отношениях, президентом.
- Как?…
- Вы слишком громко это делали.
- Но… Вик, это шутка была…
- Я не знаю шутка это была, или что-то еще. Не знаю и знать не хочу, почему эта идея пришла в ваши головы. Но я хочу, чтобы Жданов начал встречаться с Пушкаревой.
На самом деле кое-какие мысли по этому поводу у Вики были. Не трудно догадаться, что раз никто из акционеров о залоге не знает, значит заложена компания кому-то «своему», и Пушкарева на эту роль подходит как никто другой.
- Зачем тебе это? - удивился Роман.
- Потому что когда Кира об этом узнает…
- Нет! - Ромка замотал головой, - Этого нельзя допустить… Она его по стенке размажет.
И вот тут Вика разозлилась. Разозлилась по-настоящему.
- Правда? А может уже пора! Или только твоему разлюбезному другу можно заниматься подобными вещами?
- О чем ты?
- О чем?! Ты знаешь, что с ней было вчера? Может быть ты или твой дружок отвезли ее домой после показа? Может быть это у кого-нибудь из вас на плече она рыдала? Или может быть кто-нибудь… Он, этот твой друг, попросил у нее прощения? Нет! Он выставил ее дурой в очередной раз, а потом сам её ещё и виноватой оставил. Это же абсурд! После того что он ей устроил, она у него прощения просила! А сегодня вечером… Где Жданов? Молчишь? Так я тебе скажу: поехал к Нестеровой! А Кира думает, что у них все хорошо! Действительно, все опять хорошо, но только у Жданова!
- Они обсуждают договор…
- Который раз… И почему в такое время? Ну и главный вопрос: если они обсуждают договор, то почему он с собой не взял свою Катеньку?
- Вика… Ты не понимаешь…
- Я все прекрасно понимаю, Рома! И я считаю, что нельзя так долго и упорно издеваться над живым человеком. Никому нельзя! Поэтому либо Жданов начнет встречаться с Пушкаревой, или «Юридический вестник» увидит Кира.
- Викуля… Все не так просто… Я понимаю, ты обижена и на меня, и на Жданова. Но может нам лучше обсудить другие варианты? Как насчет прибавки к зарплате?
- Знаешь, Малиновский, я думала, что разочаровать меня еще сильнее, ты уже не сможешь. Я ошибалась, - Вика встала, - У тебя есть два дня. Если вы не согласитесь, я отдам журнал Кире.
Хлопать дверью совершенно не хотелось, она этого и не сделала, ведь в конце концов, ресторан не виноват, что некоторые его клиенты…

На следующее утро Роман пришел на работу раньше обычного, даже раньше Жданова, но толку от этого было немного. Он так и не определился, что же делать, а ведь всю ночь не спал. Кто бы мог подумать, что он, Роман Малиновский, может не спать почти всю ночь из-за женщины, которая в этот момент не находится с ним в одной кровати. Было в этом что-то неправильное и сверхъестественное. В конце концов, и президент пожаловал в компанию, о чем Малиновскому доложила Шурочка. Ромка даже сходил, так сказать, навестить его, но о вчерашнем разговоре с Викой рассказывать ему не стал. Пока… Настроение у Андрея было приподнятое, видимо, вечер с Нестеровой прошел неплохо, и портить ему впечатления не хотелось. Малиновский о подробностях расспрашивать не стал, не до того как-то было, но Андрей этого казалось и не заметил даже. Выйдя из президентского кабинета Малиновский устроился за Викиным столом. Он как-то никогда не обращал на него особого внимания, гораздо больше его интересовала владелица этого предмета офисной мебели, а сейчас оглядел более внимательно. И тут было на что посмотреть: все документы были разложены аккуратными стопочками, папки подписаны, никакого тебе художественного беспорядка. Малиновский с удивлением для себя отметил, что ни разу не слышал, чтобы у Вики пропал хоть один документ. Хотя казалось бы это должно быть нормальным, учитывая способности Клочковой, но нет, ни разу за время её работы у неё ничего не пропадало, во всяком случае Малиновский не слышал ни о чем подобном. Вообще, он никогда не слышал ни о каких нареканиях в отношении выполнению ею служебных обязанностей. То есть совсем никаких. Конечно, много Вика не делала, Андрей не давал. Но так или иначе, к ней поступало множество различного рода документов, на сколько Роман знал, она их регистрировала, сортировала передавала по отделам… Чем еще она занималась? Встреча гостей, подготовка к совещаниям. И тут тоже никаких особых проблем. Разве только… Воропаев… Да, тот вечно жаловался на ее кофе, но это же Воропаев. К жалобам Жданова тоже серьезно относиться не стоит, для него Вика была вечно раздражающим фактором, по причине связи с Кирой. Правда, и самого Романа она вкусным кофе тоже не баловала. Но тут вроде как понятно, в свете, так сказать, недавних событий. И все же… Малиновский проверил тумбочки стола… Точнее попытался их открыть. Закрыто, на ключ…
- Ищешь журнал? Неужели считаешь меня такой дурой, Ром? Да и кроме того, нет никаких проблем достать другой экземпляр.
Вика не выглядела обиженной или разозленной, скорее удивленной его глупостью.
- Ну что ты, красавица! Не в коем случае… Я просто ждал тебя, хотел пригласить на обед… Я плачу! - он особо подчеркнул последнюю фразу, и вот теперь она действительно разозлилась.
- А ты считаешь, что я не могу без тебя пообедать?
- Нет. Конечно нет, но…
Его постоянные упоминания денег порядком Вике надоели:
- Скажи мне, Ром, я хоть раз просила у тебя денег? Хоть раз говорила, что нуждаюсь в твоей финансовой помощи? Ах да… Вчерашний ужин, но за удовольствия всегда приходится платить…
- Но…
- Еще однажды ты мне отдал конверт… Для нашего с тобой «ребенка»… Но ведь я тебя не просила ни о чем таком, верно? Более того, я тебе даже ни разу не говорила, что беременна. Не так ли?
- Но… Женсовет…
- Женсовет, но не я… А теперь пошел вон с моего места!
- А обед?
- А ты уже принял решение? Поговорил со Ждановым?
- Нет, но…
- Тогда и говорить нам не о чем. Пока, Малиновский. Мне надо работать!

Работать? Виктории Клочковой надо работать! Еще вчера подобная фраза вызвала бы у Романа приступ дикого смеха, но сегодня ему было не до того. Он никогда не считал, что «все бабы дуры». Нет, он знал, что женщины бывают разные. Некоторые красивые, вроде моделей Милко, некоторые гении - вроде Пушкаревой, у некоторых получается и то и другое, например, Юлиана. Все это так, ясно и понятно. Разумеется, они используют все эти свои женские штучки, чтобы получить свое. И это «свое» тоже у каждой свое, простите за тавтологию. Одна хочет участвовать в следующем показе, другой что-то необходимо для бизнеса, третьей - для души. Но во всех этих хитросплетениях Роман разбирался прекрасно, и всегда точно знал от кого и чего стоит ждать. И никогда не ошибался, ни разу… до вчерашнего дня. Виктории Клочковой нужны деньги, более того, она хочет замуж, ну и самое главное - она дура. Интригующе завлекательна в постели, но стопроцентная дура, которая вечно нуждается в деньгах. Ни больше и ни меньше. Малиновский был в этом уверен. Но что-то с ней произошло, что-то случилось… Нет, конечно, даже из Пушкаревой можно сделать красавицу, для этого надо или очень много выпить, или сводить ее к пластическому хирургу. Но кто и что сделал с Клочковой? Очевидно, что никто и ничего. Значит она все это время притворялась. Но зачем? И как ей удалось притворяться так, что даже он, великий знаток женских сердец, ни о чем не догадался?
Трудности Романа никогда не пугали, а потому он отправился в приемную президента как раз перед обедом, когда туда же пришла Кира, пригласить Андрея в ресторан.
- Вика, - тут же начал Малиновский, - Вы сегодня прекрасны, как никогда. Я сражен на повал. Не откажите мне, отобедайте со мной, о свет очей моих!
Своими речами он вверг в ступор и Вику, и Киру. Но отмахнуться от него на глазах Воропаевой Клочкова себе позволить не могла. На что Роман и рассчитывал.
- Беги, подруга, - подбодрила Вику Кира и зашла в кабинет президента.
Роман улыбался во все тридцать два зуба, а у Виктории так и чесались руки его улыбку подпортить, терпеть его общества больше необходимого не было никакого желания.
- Я пойду с тобой, но только при одном условии…
- Каком?
- Ты прекратишь свои дурацкие подкаты.
- Викусь, я серьезен…
- Или так, Малиновский, или Кира увидит журнал прямо сейчас.
- Как скажешь! - тут же согласился Роман.

Обедали они на сей раз в довольно милом кафе, недалеко от «ЗимаЛетто». Расчет все тот же - как можно меньше знакомых. Для Женсовета дороговато, да и привыкли они обедать в «Ромашке», а для акционеров и прочих заинтересованных лиц - простовато. Но еда была вкусной, а что еще надо.
- …Это не так просто, - пытался отстоять свою точку зрения Роман.
- Это ваши проблемы.
- Но, Вик, - он как и обещал ей, старался быть предельно серьезным, - Катя… Она же не дура, её не так легко обмануть. Да, и в конце концов, о чувстве прекрасного у Андрея тоже не стоит забывать.
- Меньше всего меня волнуют чувства Жданова…
- А Катерина, - попытался ухватиться Малиновский, - Как же она?
- Она?
По большому счету, Вика ничего против Кати не имела. Во всяком случае, ничего настолько глобального как Кира. Но тем не менее, Пушкарева так или иначе, отобрала у нее, у Клочковой, часть работы, а Вике дополнительный опыт совсем не помешал бы. Опять же, Пушкарева - одна из причин постоянных терзаний Воропаевой, что снова не добавляла к ней теплых чувств. Ну и кроме того… Вика тоже не всегда жила в достатке, но выглядеть так как Пушкарева… А еще строит из себя умную… Нет, она может и умная и высоко моральная и что-то там еще, но выглядеть таким образом… Да, это не грех, конечно. С другой стороны, наличие такого мужика, как Жданов, рядом, может сподвигнуть её на подвиги, так что девочке только на пользу пойдет…
- Это будет для нее хорошим уроком. А если вы со Ждановым сумеете все правильно организовать, то и сказкой. А сказки, Рома, нужны всем.
- Возможно… Но… Когда мы со Ждановым об этом говорили… Мы серьезно об этом не думали.
- Ну так подумайте! Или ты хочешь сказать, что два таких дамских угодника, как вы, не способны очаровать Катю Пушкареву?
- А Кира?
- А Кире надо увидеть, что из себя представляет её жених. Иначе, ей действительно дорога одна - в психушку. Ты ведь как-то говорил, что ты её друг. Так вот побудь ради разнообразия другом именно ей, а не Андрею. Опять же, кто знает, вдруг Катя Пушкарева - это его настоящая любовь, вторая половинка или что-то в этом роде… - Вика махнула рукой, и было очевидно, что она в это не особо верит, но все-таки Роман решил уточнить:
- Вот уж никогда бы не подумал, что ты веришь в подобное…
- А я и не верю, - Вика встала из-за стола, отвернулась от Малиновского, и тихо, почти шепотом, добавила: - Уже не верю, Ром.

+1

3

О! Вика - Мата Хари! Любопытно!

0

4

Sonya-nrk-fan написал(а):

О! Вика - Мата Хари! Любопытно!

Ага, мне тоже любопытно куда меня кривая выведет.

Прости, что сразу не ответила, почему-то уведомление не пришло.

0

5

Кажется я сформулировала, что меня здесь согрело - щелчок по носу Ромочке от Клочковой.
Видимо во мне очень сильна женская солидарность.

Отредактировано Sonya-nrk-fan (2016-03-10 00:53:33)

0

6

Sonya-nrk-fan написал(а):

Видимо во мне очень сильна женская солидарность.

А что ж нам еще остается, при учете того какие у нас в каноне мальчики.  :D

0

7

3

Последние несколько дней Малиновский чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Очень мягко говоря. Сделанный Клочковой финт ушами перевернул его такую прекрасную налаженную и беззаботную жизнь на целые… сорок восемь часов, плюс-минус. Долго? Очень. Но тут можно сделать скидку на то, что почти одновременно на его светлую голову обрушилась такая куча новостей. Во-первых, Клочкова небеременна! Во-вторых, Клочкова небеременна! Новости только кажутся похожими, на самом деле, это абсолютно разные ситуации. Сначала ведь Ромка испугался, опять-таки мягко сказано, и первая новость сродни освобождению из тюрьмы причем досрочно и по амнистии. Нет, на амнистию-то он право имеет, полное, но почему-то до этого суд не хотел учитывать его полную непричастность к делу. Вторая новость - после разговора с Юлианой, идея иметь ребенка ему почти пришлась по душе. Это ж новый способ кадрить девушек, техника номер сорок семь - «давим на жалость». Техника, действующая почти без промаха, но у Романа практически не было случая к ней прибегнуть, потому что жаловаться-то особо не на что. Ну а третья новость была ошеломительнее обеих предыдущих: Клочкова оказывается умеет читать, более того, еще и "Юридический вестник" читает. Кто бы помог подумать?! Ладно. Забудем о прошлых ошибках. В конце концов, то что она умеет читать, и то что она вдруг озаботилась судьбой своей подруги Киры, еще не говорит о том, что Викторию нельзя обвести вокруг пальца. Она-то может верить во что угодно, но его Романа Малиновского так просто еще никому не удавалось водить за нос. Тут совершенно некстати вспомнилась все та же историю с мнимой беременностью, но вспомнилась она абсолютно некстати, и каждый мужчина может ошибиться раз в жизни. Как минимум раз. Жданов вон тот вообще на Кире жениться собрался, и ничего.
Кстати о Жданове. Говорить ему о шантаже Клочковой не хотелось совершенно. Зачем зря лучшего друга расстраивать, тем более, что Малиновский решил, что и сам прекрасно с ситуацией справится. Главная задача состояла в том, чтобы уговорить Андрея на роман с Катериной. И дело было не только в Клочковой. Да, изначально эта идея, да даже не идея, просто шутка, очередная его Ромкина шутка, он вообще специалист по всякого рода таким сумасшедшинкам, пришла ему в голову дабы развеять грусть-печаль Жданова перед показом. Кто ж знал, что Клочкова кроме того, что умеет читать еще и подслушивать умеет. Но тут дело все-таки не в Виктории, тут дело в другой девушке - Катеньке Пушкаревой. Еще одной темной лошадке, как выяснилось. Причем она потемнее Клочковой будет. Существование жениха Зорькина, само по себе так возбудившее президента, с точки зрения Малиновского ничего плохого в себе не несло. Ну есть и есть психи. В конце концов, и на Пушкаревой, наверное, можно жениться, Андрей же на Кире собирается. А то что одна страшная, а вторая страшно ревнивая, так у каждого свои недостатки, и вопрос лишь в том, кому что по душе. Для него, Романа Малиновского, желание жениться само по себе показатель некой ненормальности мужчины. Но опять же, Ромка прекрасно понимал, что каждому свое.
Другое дело, что Пушкарева оказывается давала своему жениху не только секретную информацию, но и доступ к счетам фирмы. И это только на первый взгляд кажется, что к счетам «НикаМоды». Роман-то прекрасно понимал, что счета «НикаМоды» - это тоже самое, что и счета «ЗимаЛетто», и вот тут появилась та самая причина, по которой Николай Зорькин мог закрыть глаза на то, что Пушкарева не красавица. Жданов тоже мог закрыть глаза на ревность Воропаевой ради голоса на Совете Директоров, и ради того, чтобы та хотя бы иногда сдерживала своего замечательного братца. Это было уже опасно. Слишком опасно. И «предложение» Виктории приобрело совсем другой смысл. Мало вероятно, чтобы Клочкова принесла Кире ту злосчастную статью - если бы хотела, давно бы это сделала. Да, и толку от этого Вике никакого. Если же она вдруг решит рассказать Воропаевой о том, что у Жданова роман с Пушкаревой, то Кира ей не поверит. В такое вообще ни один здравомыслящий человек поверить не может. Так что тут можно плевать на то, сдержит ли Клочкова обещание не рассказывать или нет. Что же касается "Юридического вестника"... Ну что ж с таким же успехом, статью и Воропаев может увидеть, да и сам Павел Олегович, так что нет. Проблем быть не должно.
От возникшей идеи о том, что Вика может быть не так проста как кажется, Роман предпочел отмахнуться. С одной стороны, доказательств этому не так уж и много, с другой - никто не мешает ему к ней присмотреться более тщательно, ну и главное - проста она или нет, но в последствиях ее шантажа - это мало, что меняет. Но присмотреться все-таки надо. Да.
Осталось дело за «малым» - уговорить Жданова. 
Немалое - это очень большое преуменьшение. Андрей сопротивлялся изо всех сил. Нет, его конечно можно понять, но не может же Малиновский взять Катюшу на себя. По многим причинам, и все они начинаются на букву «К».
Жданов же уперся, уверяя, что «у него еще остались принципы». Откуда он слова такие знает? «И вообще нехорошо так поступать с Катей». Можно подумать разорить компанию родителей, причем не только своих, но еще и невесты, - это хорошо?!
В конце концов, Жданов сдался. Ромка не был уверен, что в этом его стопроцентная заслуга, подозревал, что не последнюю роль в решении Андрея сыграло гадание Амуры, согласно которому у Катюши и Коленьки все будет хорошо и даже лучше, а чтоб склевать их деньги никаких кур не хватит.
Да! Если для Жданова действительно так много стали значить гадания, значит до финиша осталось уже недалеко. Ладно. Главное дело сделано. Сегодня у Катюши великий день! Можно за нее порадоваться. А Ждановская печень… Ну она и худшие времена переживала. Или все-таки не переживала? Ничего, лучше Жданчика лечить, чем Катюшеньку ловить.
А жизнь-то налаживается!

Вика смеялась в голос! Громко и искренне! Роман ей даже позавидовал… чуть-чуть.
- А вы всерьез на большее рассчитывали?
У Малиновского появилось огромное желание выглянуть в коридор, и проверить не прибежали ли на шум любопытные сотрудницы. Ни конференц-зал, ни приемная, ни конечно же его кабинет, для совещаний с Клочковой никак не подходили. В итоге, они выбрали кабинетик, находящийся на этаже на один ниже административного, но и тут от чужих глаз и ушей страховки нет, особенно если Вика так громко веселиться будет. А снова идти обедать… Не стоит поощрять ни Клочкову, ни слухи. Впрочем, что-то подсказывало Роману, что Вика обедать с ним не пойдет и сама. Она и до этого-то особым желанием не горела…
- Я просто подумал, что ты можешь посчитать один поцелуй недостаточным… - вдруг начал оправдываться он.
- Один пьяный, - подчеркнула Вика, - поцелуй!  Ну что ты Рома. Это более, чем достаточно, - Малиновский успокоился. Зря… - Для того чтобы отпугнуть Пушкареву раз и навсегда.
- Что?! - эти слова оскорбили его до глубины души, - Это еще почему?
- Да, потому что ни одной уважающей себя девушке не понравится, когда ее начальник целует ее по пьяни. Ну за исключением разве что Марии Тропинкиной… Хотя о чем это я. Та уж точно себя не уважает.
Вика действительно была в шоке. Эти двое всерьез рассчитывали затащить Пушкареву в постель. Во всяком случае, Малиновский, действительно, считал, это вполне возможным вариантом развития событий. И это-то с Катериной! Вика отошла к окну, выглянула на улицу. И… Да… От собственных слов на душе стало не по себе. Катя не так проста… А вот она сама… Вика тряхнула головой. Сейчас надо не об этом думать.
- К такой девушке как Катя нужен особый подход.
- Что еще за подход?
- Романтика. Малиновский, ты в курсе, что такое романтика?
- Разумеется! - похоже ее слова оскорбили великого, как он о себе думал, ловеласа до глубины души.
Какая жалость, что там не так уж и глубоко. Снова вздохнув, Вика поинтересовалась:
- Помощь нужна? - спросила это, надеясь, что он откажется.
Роман и отказался.
- Мне сначала надо Жданова в нормальное состояние привести.
- Ну аспирина Катерина ему сама принесла.
- Дело не в аспирине. Он попросил меня его с ней наедине не оставлять. А ты говоришь!
- Он что думает она на него набросится? Вы еще более самонадеянные…
- Да нет, конечно, - Роман произнес это с уверенностью, которую сам не ощущал.
Он и сам не знал, почему это вдруг Жданов так общества Катерины испугался. А тот нормально объяснить так и не смог. Нет он пытался, но Малиновский ничего толком не понял. Но признаваться в этом Виктории разумеется не хотелось.
- В любом случае, пить ему больше не позволяй. Иначе отпугнете ее окончательно.
- Как скажешь, mon général!
Но Клочкова его снова не оценила, бросила очередной презрительный взгляд и вышла.

Отредактировано jedilady (2016-05-15 19:45:53)

+1

8

:cool:  :crazy:  Хорош Ромочка! Хорошо двигается повествование!!

0

9

Sonya-nrk-fan, спасибо!!!  :flirt:

0

10

4

Встречать новый год одной… В этом нет ничего страшного. Иногда даже полезно. Особенно если учесть альтернативные варианты. А так можно посидеть, подумать… Подготовиться морально к наступающему году. Отец сделал Вике подарок - поездку в Египет. То ли издевка, то ли от чистого сердца? Надо отношения налаживать, надо. Единственный ведь родной человек… Но все-таки забавно… Наступление 2005 года Виктория Аркадьевна отмечала… Хотя какая разница где… Теперь это не имеет никакого значения. Чтобы и когда бы не происходило, сейчас это недостижимые высоты для нее. Плохо? Да что ж тут хорошего. Но все же «после разводовая» депрессия пошла на спад, что не может не радовать, и глаза на многое открылись. Да, Вика потеряла практически все, но ведь нельзя сказать, что ничего не приобрела. И дело не только в свободе, можно больше не бояться мужа, а то с Кириллом всякое бывало, некоторых после ужина с ним так и не нашли. Что же касается путешествий… Да, сейчас она в этом ограничена, но ведь уже успела побывать во множестве мест, так что стоит ли переживать по этому поводу? И стоит ли платить за такие возможности такую высокую цену? Скорее нет, чем да.
В предновогодние дни проходило множество презентаций и Вика, спасибо Кире, побывала на многих из них, и имела замечательную возможность ознакомиться с потенциальными женихами. Хотя что там… Большинство из них были глубоко женаты и расставаться со вторыми половинками не спешили - бизнес. Да и не хотелось Клочковой быть на вторых ролях. Вот взять, например, новую жену Кирилла. Стоит ли ей завидовать? Вряд ли. В следующий раз захочет он масть сменить… И что? А ничего. Пойдет блондиночка как миленькая, куда муженек пошлет, только пятки сверкать будут. Нужно ли Вике такое? Нет. Уже кушали подобное блюдо, больше не надо. Есть конечно и другие менее экстремальные варианты, что-то вроде Малиновского или Жданова. Конечно окольцевать таких дело непростое, но еще сложнее будет удержать их от поползновений по чужим постелям. Опять же оно ей надо? Это вот Кира развлекается.
Кира… Вика уже давно пожалела о своей идеи с шантажом. Воропаева оказалась еще более непробиваемой, чем Клочкова о ней думала. На Викины намеки она не реагировала, не хотела верить ни собственным глазам, ни ушам. Андрюша снова изменяет? Может быть и так, но мы будем искать его мифическую любовницу где угодно, только не у него в каморке. Интересно, если Кира застанет Жданова, скажем, целующегося с Катериной, она и тогда оправдание ему найдет? Вика была уверена, что найдет. Даже искать долго не будет. А ведь Клочкова всерьез рассчитывала, что Воропаева откроет, наконец, глаза, пошлет Андрюшу и заживет… Глупо было на это надеяться и еще глупее было втягивать в эту историю Катерину. Хотела как лучше, а получилось…
Испытывала ли Вика угрызения совести из-за Пушкаревой? Скорее нет, чем да. И дело было не в отсутствии у Клочковой совести. Дело было в самой Кате. Вика ей даже немного… или много… завидовала. Серьезно. Пушкарева преобразилась. Нет она не поменяла свои жуткие наряды на более нормальные, не сменила очки, и не избавилась наконец от своих косичек, вовсе нет. Но вот ее глаза… вид… аура что ли… Что-то в ней изменилось настолько сильно, что не заметить этого могла только Кира со своей упертостью. Даже женсоветчицы и те были в курсе. Пусть и не знали о предмете Катиной страсти, но о самих чувствах… А что делала эта мышка с двумя прожженными ловеласами… Даже у Вики бы так не получилось, при всем желании. А этой стоит только заикнуться, что она опять бросает Андрюшу… И все… Конец света у двух конкретно взятых «гениев» по части покорения женских сердец. Еще бы. Катюша же в стандартные схемы не вписывается: ее подарками не задобришь и глупыми комплиментами не обманешь. Комплименты… И все-таки очень уж они у Малиновского хорошо получаются. И главное врет так… самозабвенно… Да и вообще в эту игру ему очень нравится играть, он аж расцветает, когда Кате очередное послание сочиняет… Красавиц все-таки… Как не крути. А толку?
Правильно, Вика, толку от него никакого. Поэтому пора задумываться о будущем. Не зря же на репетиторов потрачены время и деньги. Пора думать о будущем: куда поступать? На кого учиться? Чем заниматься? Не всю же жизнь у Жданова в приемной сидеть. Это пока он не в курсе, спасибо на сей раз Малиновскому, Викиного шантажа. А что будет если узнает? Крик ведь опять поднимет. Вот же буйный. И как только с ним Катя справляется?! Да, именно Катерина. Кире такое не под силу. А мышка дверью перед лицом президента хлопнула, и все… Он уже ради нее на все готов. Чудеса.
«Так что с новым годом, Викусь! Пусть, наконец, и твоя жизнь изменится к лучшему!»
Или не стоит быть эгоисткой? Надо и о других подумать. Ну что ж давай подумаем. О ком? Кира? Ну тут сделано все, что только можно было, и даже то, что делать точно не стоило. Малиновский… Чего ж ему-то пожелать… Жданов, ну этому уж точно ничего. Катя… Пушкарева… А что Пушкаревой желать? Она из этой истории в любом случае выйдет победительницей. Да-да-да. Вика была в этом уверена. Даже если вдруг Малиновский и не сумеет придумать красивый конец их с Андрюшей любви, Катя сама справится. Есть в ней что-то такое… Что-то, что не даст сломаться. Она переступит через Жданова и пойдет себе дальше, с высоко поднятой головой. Или это Вика так свою совесть успокоить пытается? «Ну что ж тогда, за Катерину! Пусть у нее в новом году тоже все получится!»

Беда пришла откуда не ждали. Хотя… Хотя надо было ожидать, что Малиновский со Ждановым наломают дров.
- Что значит вы не знаете, что происходит?
Первые пять минут Роман Дмитриевич пытался изобразить из себя следователя и с помощью наводящих вопросов выпытать у Виктории не в курсе ли она, что случилось с Катенькой. В конце концов, Клочкова приперла его к стенке, и Малиновский сдался.
- Не знаю… Она… Она стала перед нами этим Зорькиным своим…
- Николаем?
- Да! Говорит, что между ними ничего, а потом…
Вика рассмеялась:
- А вы ревнуете?
- Тебе смешно?!
- А что ж мне плакать что ли. Катюша вам рога наставила. Причем судя по выражению твоего, Ромочка, лица, вам обоим!
- Ты не понимаешь!
- Чего? Того, что вы переписали на Катюшу компанию?
Блеф? Да. Но ведь получилось.
- А ты откуда знаешь? - и глаза такие круглые!
- Не сложно догадаться. И что теперь?
- А теперь… У Зорькина есть доступ… Хотя зачем я тебе это рассказываю.
- Ты руками-то, Малиновский, не размахивай, а то не дай Бог еще взлетишь.
- Не смешно.
- Все так плохо?
- Еще хуже…
- Ладно. Обработаю я вашего Зорькина.
- Что?
- То. Он ко мне клеился. Ну вот и узнаем, что хотел и имеет ли он доступ к Катюшиным богатствам.
- Подожди…
- Боишься, что и я к ним доступ получу? Расслабься, Малиновский, мне чужого не надо.
- Вика, а что ты понимаешь под «чужим»?
- Ромочка, когда же ты, наконец, начнешь мне доверять? Я в отличие от тебя никогда тебе не давала обещаний, которые не могла выполнить.
- Вика…
- Тихо! Не надо, Ром. Правда, не надо. Ты вот возьми улыбнись как только ты умеешь. Только без комплиментов ладно? Им я больше не верю. Да и в улыбки твои тоже, но они у тебя очень уж хорошо получаются. Я узнаю у Зорькина, что происходит и тебе расскажу. Зачем мне это надо? Чтобы держать руку на пульсе. В конце концов, судьба «ЗимаЛетто» и мне не безразлична, я же здесь работаю… пока.
- Пока?
- Пока-пока, Ромочка.

Но от Зорькина ничего добиться не удалось. Судя по всему, он с Пушкаревой просто дружил, или так же как и большинство представителей его пола, был не прочь сбегать налево. Что же случилось с Катериной? То она Жданова боготворит, верит ему, ради него на все готова, а теперь «любовника» себе завела. Привязать хочет? Возможно. Но как-то это на нее не похоже. Совсем. Да, и вид у Малиновского уж очень виноватый. Как будто он что-то натворил, только вот что никак не признается. Что же происходит? И главное - что делать? И стоит ли делать что-нибудь вообще?

+1

11

:flag:  История едет вперед!! Вот, новый поворот!

Спасибо Алеся!

http://s4.uploads.ru/t/Fw2LC.png

События похожие на канон, но подоплека не совсем канон...    :rolleyes:

0

12

Все такие живописные и убедительные! Даже Малину, как обычно, не хочется побить...

0

13

Sonya-nrk-fan написал(а):

История едет вперед!! Вот, новый поворот!

Ага. А то как-то давно тут проды не было ;-)

Sonya-nrk-fan написал(а):

Даже Малину, как обычно, не хочется побить...

Ну это вообще замечательно. Попробуем развить тенденцию  :D

0

14

Алеся ты умеешь многих облагородить. Наверное потребность души видеть людей лучше.

И все-таки очень уж они у Малиновского хорошо получаются. И главное врет так… самозабвенно…

Ты сделала Р.Д. привлекательнее. Увлекательная линия намечается!  8-) 



...

Канонный Ромочка примитивно льстил женщинам, убого писал, и был уверен в своих дарованиях. Ну да ну его.

0

15

Sonya-nrk-fan написал(а):

Ты сделала Р.Д. привлекательнее.

Пытаюсь. ;-)
Спасибо, Сонь, большое, что не оставляешь мои писанины без внимания.  :blush:

0

16

Спасибо что пишешь!

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » jedilady » Оксюморон