Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » Повесть без названия


Повесть без названия

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Название:  Повесть без названия.
Рейтинг: PG13
Пейринг: Катя/Андрей
Жанр: Альтернатива НРК, в продолжении
Герои: Катя Пушкарева, Николай Зорькин,  Андрей Жданов, Роман Малиновский

Автор выражает искреннюю  благодарность читателю Oldman за помощь в разработке деталей сюжета.
Предложения читателей по названию фанфика приветствуются

Глава 1.
- Мама, а кто мой отец?
Катя застыла над столом, где резала овощи на салат. Нож выпал из ее рук и упал на пол. «Мужчина придет» - машинально подумала она, Елена Александровна в свое время немало примет вложила в ее голову. А еще мать сразу после рождения  Андрюшки предупреждала Катю: «Сын спросит, кто его отец. Что ответишь?»
Тогда Катя думала, что времени впереди много, ответ она придумает.
И вот этот день наступил и застал ее врасплох.   Что ответить сыну? Правду? Конечно правду, только в приемлемом виде. Не хочет она выставлять Жданова в неприглядном свете! Она сама, только сама виновата в том, что так получилось! Нельзя было влюбляться в почти женатого человека!  Нельзя было допускать близости с ним! И уж точно нельзя было не думать о безопасности секса.
Но тогда бы у нее не было сына. Не было бы счастья материнства. И никто не напоминал бы ей своим видом любимого мужчину. Чем старше становился  сын, тем больше  походил на отца – хотя куда уж больше, и так похож как две капли воды.
Она задумалась, отвлеклась, а сын ждет ответа - смотрит на нее напряженно.
Катя подняла нож, села за стол. Но тут же встала, убрала нож в раковину. Еще  одна примета: не должен нож лежать между беседующими, чтобы не обострять их отношения.
С трудом подняла взгляд на сына. Начала говорить.
- Андрюша, почему именно сегодня ты решил спросить об отце?
- Ма, я уже не маленький, понимаю, что детей не в капусте находят. У каждого ребенка должен быть отец!
- Конечно, ты прав. Биологический отец должен быть. И он у тебя есть!
- Ма, я не спрашиваю, почему он бросил тебя. Я хочу знать, почему он бросил меня! И когда это случилось? Я помню себя лет с четырех – его уже не было. Он плохой человек?
- Нет, нет, сынок! – Катя даже руками замахала,- он не плохой! Он очень хороший.  И он не бросал ни меня, ни тебя.  Я сама во всем виновата. Мы работали в одной компании.
Я влюбилась в него. А он был почти женат – помолвлен. Если бы я видела, если бы знала, что он любит свою невесту, ничего бы не произошло. Но он уверял, что женится по расчёту – компания принадлежала  их отцам, а слияние капиталов сулило большие выгоды. Я была слишком наивна, думала, что моя любовь, такая большая, такая сильная, заставит его отменить свадьбу – он ведь клялся, что тоже любит меня. Меня, а не невесту!
Но нет, этого не случилось! Свадьбу он не отменил – интересы компании для него были превыше всего! Для меня он отвел роль любовницы…  А я узнала, что беременна. И ничего ему не сказала. Я просто  уволилась и уехала из Москвы. 
Так что отец тебя не бросал, он просто не знает о том, что бы есть.
- Мама, почему ты не сказала ему обо мне?  Разве это правильно?  Может быть, он полюбил бы меня?  Мы могли бы дружить…
-Прости меня, сынок! Я думала только о себе.
Сын давно ушел, а она все сидела за столом, погрузившись в воспоминания.

                 ***
Подавая  заявление на увольнение, Катя боялась, что Жданов будет расспрашивать о причинах, будет уговаривать остаться – так и слышала его голос: «Катенька, потерпите, пройдет Совет, я отменю свадьбу с Кирой».  Она и ответ придумала достойный, но он не понадобился – Жданов ни о чем не спросил, молча подписал заявление, только посмотрел на нее с тоской и мукой в глазах. Решил видимо, что так будет лучше для них обоих: обрубить отношения разом! И жить дальше привычной жизнью  – каждый своей.
Она поехала в Питер, к двоюродной тетке, сестре отца. Родителям ничего не объяснила. Они, конечно, были против – отец ругался, мать плакала, но Катя проявила твердость, уехала, даже не созвонившись с родственницей – в никуда поехала.  Ей повезло, женщина оказалась доброй, уставшей от одиночества, и трепетно относящейся к родственным связям. Катю она приняла как родную дочь, но через пару месяцев  поняла,  в каком племянница положении, и сообщила брату.  Родители сразу приехали, укоры, слезы, уговоры пошли по второму кругу, но Катя и на этот раз устояла, не вернулась в Москву.
Она уже работала в банке, неплохо зарабатывала, могла снять комнату – тетя хоть и добрая, но жить под надзором, зная, что о каждом шаге будет доложено отцу, Катя не захотела. Да и тетка ее уже не удерживала – перспектива иметь под боком грудного ребенка ее явно не прельщала.
Валерий Сергеевич увидел внука только в годовалом возрасте, до этого лелеял обиду на дочь. Елена Александровна в душе, наверное, тоже  представляла иначе семейную жизнь дочери, но коли так все произошло, считала своим долгом помочь Катеньке. Она приехала к ней еще до родов, почти три месяца прожила и уехала только тогда, когда Катя окрепла и могла уже самостоятельно управляться с малышом.
Мать  сразу поняла, от кого у дочки ребенок – видела Жданова пару раз, а мальчик был его копия. Тогда-то она и сказала Кате:
- Подрастет сынок, спросит, кто его отец. Что ответишь?
- Когда это еще будет! Придумаю что-нибудь.
А Валерий Сергеевич был плохой физиономист, у него и солдаты все были на одно лицо, и дети. Он так и не знает правды.

Еще находясь в декретном отпуске, Катя стала подрабатывать  на дому.  Составляла  сметы, писала  отчеты для налоговой, бизнес-планы развития предприятия. Заказчиков хватало. Малых предприятий в те годы развелось великое множество, а позволить себе держать в штате экономиста не каждый предприниматель  мог. 
А потом Андрюша (так она назвала сына, а как же иначе?) пошел в ясли, детский сад, и наступила светлая полоса в жизни Катерины.
Андрюша рос крепким и здоровым, хлопот ей не доставлял. Отвести утром в садик, забрать вечером, в выходные  - культурное мероприятие: цирк, зоопарк, аттракционы, перед сном обязательное чтение рассказов о животных – сказки они оба не любили.
А когда встал вопрос  о школе, Катя задумалась: в школу нужно провожать, из школы забирать, причем не вечером, а в первой половине дня. С ребенком надо заниматься, на первых порах вместе делать домашние задания. А у нее работа! Она уже главный специалист в банке, ее ценят, уважают, но и работу поручают не обыденную, а особо важную, над которой  приходится думать не с девяти до шести, а порой круглосуточно – не нормированный рабочий день у главного специалиста. И как все это совмещать ?
Родители уговаривали вернуться в Москву – они еще в силе помочь ей, присмотрят за внуком. Но она уже не та покорная дочь, что соглашалась даже одежду носить ту, которую мама сошьет своими руками, согласовывая фасон с требованиями отца-солдафона.
Родители ее, конечно, очень любят, она в этом не сомневается, но в ней они по-прежнему видят только маленькую девочку, которую нужно направлять и  контролировать.
А она уже взрослая женщина, на работе - руководитель, дома – мать. Она привыкла к самостоятельной жизни. Даже неделю в гостях  ей бывает  трудно вытерпеть. Первый день – встреча, слезы, обнимания, разговоры взахлеб, а через пару дней уже приходится сдерживать эмоции, не всегда свое мнение высказывать. Ну а в последний день опять слезы – тяжело  расставаться, оставлять стариков – они такие жалкие в своем одиночестве. Но поезд отходит, слезы высыхают и мысли бегут уже к своему дому, к привычной жизни вдвоем с сыном. Им  хорошо вместе!
Была  у Кати и своя личная жизнь, но только вне дома. Еще до рождения сына она познакомилась с ресторатором Михаилом Борщевым – отмечали день рождения сотрудника банка в ресторане Мармеладофф, владельцем которого и был Миша. Он сразу выделил Катю, проявил к ней внимание, несмотря на то, что уже была хорошо видна ее беременность. Она решила сразу прояснить ситуацию.
- Миша, вы на меня не тратьте время! Вы же видите, я жду ребенка.
- Ну и что из этого? Вы же не замужем!
- Почему Вы так решили?
- Кольца на Вас нет, но это не главное – могли снять, при беременности пальцы отекают. А дело в том, что у замужних  женщин взгляд иной.
- И какой у них взгляд?
- А такой, что они будто всегда на мужа оглядываются: как он к этому относится? Не возражает ли?
- А я как смотрю?
- А Вы смотрите открыто, независимо! Хотя…
- Что еще Вы заметили?
- Да нет, ничего…
- Говорите уж, чего испугались.
- На незамужнюю вы тоже не совсем похожи - у них взгляд оценивающий, а у Вас равнодушный. Я Вам совсем не нравлюсь?
- Ну почему же, мне с вами интересно беседовать. А все остальное… Сами понимаете…

Они встречались и до родов, и после – гуляли, разговаривали, ходили в кино, ужинали в ресторане. Приятные были отношения! И длились они года два, или чуть больше – до тех пор, пока не попробовали отношения углубить. Катя решилась: пора устраивать свою жизнь! Ребенку нужен отец,  ей хочется иметь семью, ну и мужчину тоже – она же живая, она уже родившая женщина.
Михаил пригласил ее на свой день рождения – в ресторане, но только вдвоем!  Стол был очень романтичный: свечи в бокалах, экзотические  цветы под целлофановым колпаком - они боятся малейшего дуновения воздуха. И блюда соответствующие, необычные и по вкусу, и по внешнему виду – сам готовил!
Все было прекрасно, Катя чувствовала себя в сказке. И когда Миша пригласил ее продолжить вечер у него дома, она согласилась.
Он пошел на кухню приготовить какие-то особенные коктейли, а она стала листать старые журналы, и наткнулась на фотографию Жданова на отдыхе. Загорелый, в белой рубашке с коротким рукавом и в светлых брюках, в сандалетах на босую ногу – на берегу моря, позади него высокая волна с белым барашком на гребне, волосы  в беспорядке от ветра.
Закрыла журнал. Не посмотрела на подпись – зачем ей знать, где он? А сердце забилось тревожно и сладко…
Миша стал поить ее из своих рук чем-то приторным. Осторожно, словно примеряясь, поцеловал ее – она не противилась (она же решилась!), но сказки уже не было, и когда они оказались на диване, лицом к лицу, она закрыла глаза. Все, что произошло дальше, она воспринимала как сон, в котором вместо Миши был Андрей…
А когда глаза открыла – после всего , действительность предстала перед ней в ужасном виде: не до конца раздетые тела, потные руки, мокрые следы губ… И лицо! Чужое, не Андрея! Она дико закричала, забилась в истерике – бедный Миша ничего не понимал…
Больше они не встречались. Но это не значит, что они никогда не виделись – сталкивались
иногда. Петербург – большой город, но у каждого жителя своя среда обитания, свой круг общения. А Катя и Михаил вращались в одних кругах.
Катя с сожалением вспоминала те дни, когда они были просто друзьями, ей не хватало  тех дружеских отношений, но восстановить их она тоже не хотела – мешало чувство вины перед Михаилом. К тому же она прекрасно понимала, что все повторится в том или ином виде – Миша по-прежнему будет видеть в ней женщину, а она в нем – только друга.
Катя решила, что личная жизнь не для нее – не умеет она строить отношения с мужчинами  на основе  разума, без большой и пылкой любви. А другие могут! Коллектив банка большой, примеров - масса. Кто-то хочет закрепиться в большом городе, ищет партнера с квартирой, кому-то важно материальное благополучие – такие согласны быть на содержании богатого «папика», развлекаться с ним в клубах и барах, отдыхать на заграничных курортах. Были и такие, как Катя, с детьми, желавшие создать полноценную семью, но в отличие от Катерины, любовь они исключали из перечня требований.
Через какое-то время, когда инцидент с Михаилом забылся и не казался больше приговором для ее личной жизни, Катя предприняла еще одну попытку
построить семью.
В банке появился новый сотрудник, красавец  Денис, и сразу же обратил внимание на Катерину. Имя неприятно царапнуло – был в ее юности кавалер с таким именем, роман с которым закончился плачевно. Были и другие совпадения с прошлым: Кате вменили в обязанность помогать молодому  специалисту – раньше он работал в другой сфере, и теперь ему приходилось самостоятельно осваивать банковские программы. Катя помогала, опекала, выгораживала перед начальством, порой сама делала его работу.
Денис «расплачивался» мужским вниманием: ухаживал галантно, на старинный  манер – дарил цветы, угощал мороженым, читал стихи во время прогулок. Они жили в одном районе, и Катя часто подвозила его на своей машине (у него машины еще не было) до своего дома, а дальше он шел пешком, а она ехала в садик за сыном. Но иногда маршрут менялся – ехали до автостоянки, где она оставляла машину, и шли пешком до садика и потом до ее дома – это и была прогулка. Между прочим, во время таких прогулок часто встречался или мелькал на горизонте Миша… Что это было, как не напоминание о возможном горьком разочаровании? Может быть и это тоже  стало причиной того, что отношения с Денисом не получили развития. Основная же причина была в том, что Денис был моложе Катерины, и он был ее подчиненным. И отцу бы он не понравился! Денис не служил в армии, носил хвостик из длинных волос и совсем не понимал мужского юмора.
К тому времени, когда Андрюше исполнилось семь лет, у Дениса уже была своя машина, и их прогулки сами собой прекратились.
Вопрос  о школе, о переезде в Москву решился неожиданным образом. Кате предложили возглавить вновь открывшееся отделение банка в Москве! И дали ипотечный кредит!  Поскольку  условия кредита были очень выгодные, Катя решила купить квартиру большую, четырехкомнатную – на будущее, когда придет время забрать к себе родителей, когда повзрослеет сын, и всем будут нужны отдельные комнаты.  Район тоже выбрала не вблизи родительской квартиры – там же только хрущевки.

Родители пообижались, что дочь и внук будут жить отдельно, но смирились – это все-таки лучше, чем, если бы они остались в Питере. Далеко, конечно от них выбрала дочь жилье, пешком не дойдешь… Но зато есть прямая ветка метро! Зайдешь на станции,  что в пяти минутах ходьбы от их дом, и через 20 минут выходишь, а там и до дома дочери рукой подать!
Гимназия, куда приняли Андрюшу, тоже находилась недалеко, дорогу переходить не надо, и он уже со второго класса обходился без провожатых.
Восемь лет пролетели незаметно. Учеба давалась Андрею легко, поведение не вызывало нареканий, и кроме как на родительские собрания Катя в школу не заглядывала. Ее собственная карьера продвигалась  успешно – сказывались и талант экономиста, и прочные знания, полученные в университете, и ее увлеченность работой.
Могло сложиться мнение, что сыном она не занимается, но это было не так. У них было полное взаимопонимание. Да, по мелочам она сына не дергала - оделся не так, как она считала нужным, так главное, чтобы ему было удобно! Сначала играет в войнушку  на компе, а уроки делает потом - разве это принципиально?
И сын не капризничал даже по малости лет, если вместо похода в зоопарк в выходной день она была вынуждена пойти на работу. Пойдут в другой день, мама не забудет обещания, он это знал.
Катя не вела с сыном специальных воспитательных бесед на тему «что такое хорошо и что такое плохо», просто мимоходом оценивала поступки и его, и его друзей.
И он не пропускал мимо ушей ее слова, прислушивался к ее мнению.
Еще когда Андрей учился в пятом или шестом классе,  они с ребятами игнорировали  решение физрука провести лыжную гонку  во внеурочное время. Зима в том году выдалась теплая и малоснежная, занятия на  лыжах постоянно отменялись, заменялись уроками в спортзале, а тут выпал хороший снег, и температура была подходящая, а что будет через несколько дней, сказать трудно.
А в ближайшем кинотеатре в этот день шел новый фильм о Гарри Поттере – мальчишки «проголосовали» за кино! А в понедельник Андрей с негодование рассказывал Кате, что нашлись «предатели», которые на урок явились! Девчонок он в расчет не брал – они все тихони, зубрилки и трусихи, а вот тем троим пацанам они устраивают байкот!
- Сынок, во-первых, вы не правы – срывать мероприятие нельзя, а во-вторых, прежде чем устраивать бойкот, вы узнали, почему эти мальчики так поступили?
Сын недоуменно посмотрел на мать, ничего не ответил, но уже на следующий день  сказал за ужином.
- Ты была права, мам, бойкот мы отменили – пацаны не виноваты: Толик не знал о нашем сговоре, он болел, не был в школе накануне, Виталика мать привела, она в этой же школе работает, знала о мероприятии, а Вовка с самого начала был против – он хочет попасть в сборную школы по лыжам, а эта гонка идет в зачет по времени.
В другой раз, уже в девятом классе, было запланировано посещение  театра, и не просто театра, а оперы. Андрей пришел с тренировки – он занимается дзюдо – и, не переодеваясь, в кроссовках, старых джинсах и свитере собрался на спектакль.
Катя пыталась его остановить
- Андрюш, я понимаю, сейчас не ходят в театр в бальных платьях и фраках, но это все-таки опера! Пусть будут джинсы, но поновее, и не свитер, а кардиган, к примеру. И обувь… У тебя же есть, что надеть.
- Мамуль, мне так удобно.
Катя только вздохнула.
Пришел со спектакля Андрей взвинченный, недовольный
- Андрюш, тебе не понравился спектакль? Что вы слушали?
- Спектакль хороший, современный.
- А что тогда злишься?
  - Так… настроение плохое…
- А фотографии не делали? Всем классом, или с друзьями – на память, после девятого многие уйдут в колледжи или другие школы.
- Я не фотографировался.
- Почему?
- Да… Девчонки вырядились, ребята некоторые тоже… С бабочками! Что я буду вид портить.
- Вот видишь! Иногда и старших не грех послушать.
Недоработка у нас с тобой по внешнему виду. Видно в меня ты пошел - я тоже на одежду в молодости не обращала внимания…

0

2

ludakantl написал(а):

- Мама, а кто мой отец?
Катя застыла над столом, где резала овощи на салат.


Ludakantl, спасибо за новый ф/ф. У Кати уже такой взрослый сын.
Как это трудно - воспитывать детей в одиночестве,  знаю это не по наслышке.
Но... Мне  было легче в том плане, что мои дети не задавали выше озвученный вопрос.
Они с малых лет знали, что папа погиб и поэтому его нет.
Думаю, что очень больно ребёнку, когда подрастает и его начинает мучить этот вопрос.
Простите за длинный комментарий.
Жду продолжение. :writing:

0

3

розалия написал(а):

Жду продолжение.

Спасибо, что ждете!Только бы не слишком разочаровать вас. :dontknow:

0

4

Глава 2.
О подростковом возрасте много говорили: и на собраниях в школе, и по телевизору, и среди женщин-коллег по работе. Все стращали: и грубят подростки, и поведение их резко меняется, причем в худшую сторону, и привычки вредные (тьфу, тьфу, даже называть страшно!)
Родители перестают понимать своего ребенка, сталкиваясь с непривычным поведением, открытым сопротивлением, отчужденностью. Взрослые постепенно переходят от растерянности к раздражению. Стремясь сохранить прежние способы управления, они усиливают давление. В ответ подросток с нарастающей активностью отстаивает свою независимость. Учащаются конфликты. Как следствие – растущее непонимание, потеря близких доверительных отношений.
Катя слушала эти речи и втайне радовалась – у нее все не так! Ее Андрюша безболезненно миновал этот опасный возраст! Радость свою старалась не показывать – позавидуют, сглазят… Даже с родителями перестала делиться – они постоянно твердят, что мальчику нужен отец, ему необходимо мужское воспитание! А где его взять, мужчину, который бы стал и отцом ее сыну, и мужем ей, еще и любимым бы был…
Катя уже было поверила, что опасный возраст они успешно преодолели но, увы…
Все началось с перехода в новую школу после девятого класса. Сын утверждал, что уже определился с выбором профессии, и это точно будет не экономика!
И поэтому мучить себя математикой он не намерен -  не в маму пошел…  Катя уступила, определила его в дизайнерский класс на базе архитектурного факультета  университета. Параллельно он занимался живописью – для поступления на архитектурный факультет требовался диплом об окончании художественной школы.
Любовь к рисованию проявилась  еще в раннем детстве, но поскольку  оценки по всем предметам были отличные( и по математике в первую очередь!)разговора о гуманитарном образовании не возникало.
В прежней школе для Кати все было понятно: учеба, учеба и еще раз учеба!
А в новой школе часто устраивались тематические вечера, посвященные творчеству и классиков, и современных поэтов и прозаиков. Постоянно обновлялись художественные выставки в актовом зале. Там же выставлялись работы учеников – и это их обязывало!
Поначалу Катю это смущало – а как же точные науки? Но потом ей и самой стало интересно! Оказывается, существует и другая жизнь, не только банки-проценты.
Все было хорошо, до того момента, когда сын спросил об отце. Она не была готова, ответила, но чувствовала, что сын ее ответом не удовлетворен – он явно хотел знать что-то еще…
Вскоре он позвонил ей в рабочее время, чего никогда раньше не делал – может потому, что ничего сверхсрочного не случалось? Катя сильно испугалась, и тут же спустилась к нему – он звонил из вестибюля
- Андрюша, что случилось?
- Ма, все нормально! Мне деньги нужны… Дашь?
- Я же давала тебе на карманные расходы? Уже истратил? На школьные нужды собирают? И почему такая срочность?
- Мне лично нужно, - сын замялся, опустил голову и до конца разговора так и не поднял взгляд. –Меня на вечеринку пригласили, на день рождения одноклассницы… На подарок надо.
- У тебя появилась девочка? Ты не говорил! Что хочешь купить?
- Мы… деньгами решили, по пять тысяч. Она смартфон хочет купить.
Катя очень удивилась: смартфон стоит недешево! И пять тысяч – это уже не детский подарок. Но сыну ничего не сказала – кто знает, какие дети учатся в той школе, может для них это в порядке вещей?
- Так ты сегодня поздно придешь?
- Нет, мы только в кафе мороженое поедим.
- И все?
- Ну, коктейль, наверное, закажем…
Катя еще больше удивилась - похоже на сбор денег,- но опять промолчала.
У сына уже были девушки, и с двумя из них она его, грубо говоря, развела.
В седьмом классе он стал уделять внимание соседке по парте Лизе, она же была и соседкой по дому. Хорошая девочка, умница, Катя ничего не имела против нее, да она и отношения их воспринимала как детскую дружбу, а вовсе не любовь, пусть и первую.
А вот  мать, Елена Александровна, считала иначе. Она в отличие от Кати знала почти всех соседей, особенно тех, у кого были дети, близкого с Андреем возраста – водили детей в школу, встречали после занятий, поневоле знакомились. А если встречались бабушки, тайн семьи не оставалось.
- Катенька, ты бы подумала, как Андрюшку от Лизы отворотить.
- Зачем, мам? Девочка хорошая, да и какие у них отношения? Дети они!
- Не скажи! Молодежь сейчас ранняя… А про Лизу я тебе вот что скажу: у нее брат даун, а недавно сестра старшая родила, и тоже дауна.
Катя не придала значения словам матери. Андрюшка же не собирается жениться!
Но вскоре  соседка по площадке, сидящая в декрете с ребенком,  «доложила» ей, что Лиза проводит в их квартире очень много времени…
Катя отпросилась с работы и вернулась домой намного раньше обычного – Лиза действительно была у них, и наряд ее был весьма откровенный. И глаза у обоих бегали…
- Чем занимаетесь, молодые люди?- спросила она, стараясь не показать озабоченности.
- Лиза конспект переписывала по химии - она пропустила урок.
- А что же ты ей тетрадь не дал домой? Там бы и переписала.
Катя долго думала, как поступить, что сказать сыну – сомнений в том, что отношения с Лизой следует прервать, у нее уже не было.
Решила сказать все,  как есть, называя вещи своими именами. В конце концов, они в школе получают достаточно знаний и о генетике, и о сексуальных отношениях. Сын ее понял правильно! С Лизой они остались  просто друзьями и соседями.
После окончания девятого класса Катя  отправила сына на лето в спортивный лагерь, где отдыхали дети многих сотрудников банка. Вернулся Андрей довольный, буквально летал от счастья, хотя на ее  расспросы о том, что интересного было в лагере, вразумительного ответа дать не мог… Видно не в мероприятиях дело!
А вскоре Катя стала замечать, что ее ближайшая банковская подруга Зинаида    смотрит на нее как-то иначе, не так, как раньше. Они скорее приятельствовали, дружба предполагает более тесное общение, и не только на работе. А вне работы у них были совсем разные интересы. У Кати кроме работы был дом и сын, а у Зины – кроме мужа и дочки еще и любовники, причем и постоянные, и случайные.
Катя, наверное, так и не решилась бы спросить, что происходит – как спросить, если ничего конкретного сказать она не может, только чувствует.
Зинаида  сама начала разговор.
- Катерина, какой у вас сын замечательный! И умница, и красавец! И взрослый уже. Я думала он маленький, вы говорили о нем, как о ребенке, а он мужчина.
- Да обыкновенный он. И вовсе не взрослый, всего шестнадцать  лет.
- Не скромничайте. Признайтесь, специально скрывали такое чудо!
- Зачем мне скрывать? Не спрашивал  никто.
- Взрослые дети старят родителей… Зинаида печально вздохнула, но тут же приосанилась, тряхнула волосами и игриво продолжила.
- А какие стихи пишет!  Не захочешь, да влюбишься!
- Стихи? Он стихами не увлекается, а чтобы писать – никогда не замечала.
- Раньше может и не писал, а теперь пишет! Моя  Валюшка каждый день ждет. Откроет свою страничку в интернете, а там письмо! И такие слова!
- Они знакомы?
- Ну конечно! В спортлагере вместе отдыхали. Из-за него Валечка и на вторую смену осталась. А поначалу вообще ехать не хотела.
У Кати сердце заныло т этих слов. Сколько раз за время совместной работы Зина рассказывала, с восторгом, между прочим, о том, каким успехом пользуется ее дочь у мужчин.  С ее слов Катя представляла Валю взрослой девушкой, скорее даже молодой женщиной с богатым любовным опытом. А она оказывается лишь на два года старше Андрея.
Кто бы мог подумать, что взросление сына приведет к таким переживаниям…
Пожалуй, впервые Катя пожалела, что совсем ничего не знает о юности Жданова – могла бы предвидеть, что и сын будет влюбчив с раннего возраста. Интересно, как Маргарита Рудольфовна реагировала? В свое время от Юлианы слышала, что Жданова проповедовала  теорию «подходящего окружения» - к моменту взросления сыновей их должны окружать девушки соответствующего круга. И для этого надо заранее заводить дружбу с семьями, в которых подрастают дочери.
Похоже, она так и делала, дружила с Воропаевыми, у которых было две дочери. Кристина,  старовата для Андрея, а Кира – в самый раз. Он, конечно «брыкался», пытался избежать брака с Кирой, да видно так и женился… свадьбу-то не отменил…
Своими переживаниями Катя поделилась с матерью, а та отреагировала совсем иначе, чем Катя предполагала.
- Катя, ты зря так волнуешься.
- Мам, но она же…
- Я знаю, что ты хочешь сказать – девочка не из скромниц. Так это и лучше! Мальчик вырос, у него уже взрослые желания, а опыта нет. Вот она его и научит.
- Мамуль, это говоришь ты?
- Ты думала, что я совсем забитая? Ничего не понимаю в любви?
- Нет, в любви ты все понимаешь, иначе не было бы у вас такой крепкой семьи. Умеешь ты наладить «погоду в доме».
- «Погода в доме»… - Елена усмехнулась,- ее усмешка ее показалась Кате горькой,-
и продолжила:
  - В отношениях мужчины и женщины, Катенька,   есть три составляющих: семья, секс и любовь. Не всегда они совпадают…
- А у вас с отцом?
- У нас… Семья есть, мы оба ею дорожим. Секс-это только по отцовской части, а любовь – мое предназначение.
- А разве папа тебя не любит?
- Любит, наверное, по-своему. Только он обо мне не беспокоится, не жалеет меня, и подарков не дарит просто так – на день рождения нужную в хозяйстве вещь, да на Восьмое марта букетик, вот и все подарки
- Мам, а секс?
- И это не для меня. Он и не предполагает, что должен делать женщину счастливой – получила удовольствие - хорошо, не получила – твои проблемы.
- Мам, прости, я не должна была…
- Не извиняйся, я сама разоткровенничалась.  Я к тому это говорю, чтобы ты Андрюшку  не сильно притесняла.
Я передачу смотрела по телевизору, там говорили, что в Индии были специальные храмы, где жрицы обучали юношей искусству любви. Ты хоть книжки какие по этой теме покупай, да оставляй на видном месте – пусть изучает!
- Сейчас все можно в интернете найти.
- И то верно. Был бы отец, поговорил бы с ним, рассказал бы, что нужно.
«Да уж, Андрею Павловичу было бы что рассказать, - подумала Катя,- Может и за это тоже она  полюбила его так сильно? Денис, Миша,….. не затронули  ее женских струн» .
А Жданов- это… Это харизма! Недаром у него такая фамилия: по некоторым источникам  происходит от татарского  слова «видждан», которое означает  одновременно страстных любовников, и религиозных фанатиков. Фанатиком Андрей никогда не был, ни в каких проявлениях, а вот любовник … Женщины его обожали! Все, в том числе и брошенные!
Разговор с матерью так некстати разбередил душу - нахлынули воспоминания, причем не о конкретных событиях, а о чувствах, овладевших тогда ее душой, да и телом тоже, что уж скрывать – с ним, с Андреем Ждановым она стала женщиной, хотя и не он был ее первым мужчиной. Первый опыт, с Денисом, исчез из памяти навсегда, будто и не было его. А сколько слез, переживаний,  с ним связано - она тогда жить не хотела.
Роман с Андреем тоже закончился не счастливо, но его она никогда не забывала - благо напоминание всегда рядом с ней! Теперь уже и воспоминания сохранились только хорошие – вроде и не было ничего позорного в их отношениях, и счастливы они были, и любили. Не понятно только, почему расстались?

0

5

Спасибо. Прочитала. Появилась какая-то тоска, страх за Катю. :dontknow:

0

6

Спасибо, Розалия! Вы тут единственный читатель...

0

7

Глава3.
Прошлые переживания теперь казались сущей ерундой - стоило ли копья ломать, идти на конфликт  с сыном и его девушками? Принципиально ничего предосудительного в их отношениях не было! Он же не собирался, в конце концов, жениться. Со временем сам бы разобрался, кто чего стоит, и отношения бы угасли. А если не угасли, то значит,  это было не простое увлечение.
Теперь Катя это понимает, а тогда казалось, что ничего более страшного и быть не может.
Оказывается, может. И это страшное вторглось в их жизнь – она перестала доверять сыну.
Первый раз это произошло в начале учебного года, когда сын попросил довольно крупную сумму денег на подарок однокласснице
Деньги она, конечно же, сыну дала – не быть же ему белой вороной.
Но неприятное чувство осталось – глаза сын отводил…
А через несколько дней Катя встретила Лизу, бывшую одноклассницу Андрея, и та с восторгом говорила ей об Андрее.
- Тетя Катя, Андрей так изменился, я его еле узнала.
- Ты с ним встречалась?
- Случайно в кафешке увидела. Он с друзьям там был.
- Когда это было?
- Ну, неделю назад, наверное.
- Они день рождения отмечали одноклассницы.
- Не похоже. Девушек с ними не было. Мне показалось, что и между собой они не все друзья, а пара на пару – Андрей с другом, и два других.
Катя прикинула в уме, получалось, что это был тот самый день, когда сын просил деньги на подарок. Обманул, значит…
Если перестаешь человеку верить, начинаешь замечать  нестыковки  в словах, порой искусственно заостряешь внимание  на деталях, которые можно толковать двояко, и непроизвольно признаешь негатив.
Андрей стал больше тратить на школьные обеды, кино, мороженое  и другие мелочи. Причем ровно в два раза! Из чего Катя сделала вывод, что у сына появилась девушка, на которую он и тратится. Она даже обрадовалась! И отмела рассказ Лизы, как несоответствующий фактам – может Андрей и был в кафе с друзьями, но это другой случай, а деньги он брал на подарок! Легко поверить в то, во что хочешь верить…
В историю со скутером она тоже поверила.
Сын мечтал о скутере почти год, до дня рождения. И она ему подарила не просто скутер, а самую крутую модель! Такого  ни у кого в ближайшем окружении не было. Андрей так им гордился! Часами возился с ним: подкручивал, подвинчивал, протирал. Она даже позволила ему держать «машину» не в прихожей, а в дальней комнате, предназначенной для проживания Пушкаревых в будущем.
Скутер исчез с глаз, не мешал в прихожей и Катя о нем благополучно забыла. До того дня, как увидела точно такой же у парня из соседнего двора. Катя была уверена, что это именно Андрюшин скутер, а не похожий.  Придя домой, она, не раздеваясь, прошла в «родительскую» комнату – скутера там не было!
Сына тоже дома не было, а у нее все кипело внутри. Хорошо, что Андрей,  вскоре пришел, иначе страх, гнев, неизвестность разорвали бы ее на куски.
Увидев ее, сидящую на стуле посреди комнаты, в пальто и сапогах, он все понял – в эту комнату мать не могла зайти просто так, отдохнуть…
- Ма, почему ты здесь?  Почему не разделась?
- Андрша, где скутер? Он, конечно, твой, но это не книга или авторучка, он дорого стоит! Я имею право знать…
Сын опустил глаза, долго молчал
- Я жду, Андрей!
- Я попал в аварию… Скутер восстановлению не подлежит…
Она сразу забыла о подозрениях. Вечно она все выдумывает, предполагает худшее.  А все  просто и хорошо! Сын жив-здоров! На прошлой неделе он действительно пришел в синяках и ссадинах, сказал, что подрался. Она восприняла это как должное: мальчишки дерутся из-за девочек, возраст  такой.
- Почему ты мне не сказал?
- Я не хотел тебя расстраивать…

Червь сомнения все-таки застрял в ее голове, и когда она вновь увидела парня со скутером,  подошла к нему и спросила:
- Крутая машина. Дорогая? Где такие продают?
- В магазине дорого, а я у парня купил. Скутер в хорошем состоянии, а цена приемлемая.
- Что же он так продешевил?
- Ему деньги нужны были срочно, а у меня больше не было.

И опять сердце разрывается от боли. Сын пять обманул ее! И ведь так правдоподобно говорил!  Жалел ее так искренне. Артист! Она сама никогда не умела врать, и тем более изображать чувства – сцена не ее призвание! А сын… Так у него же есть отец!  Тот так правдоподобно изображал любовь к ней, неуклюжей дурнушке. Клялся луной.  И она верила! Потому что хотела верить! Потому что сама любила, и думала, что любовь нельзя изобразить, ничего не чувствуя   к человеку. Она ушла от любимого мужчины, чтобы не терзаться сомнениями.  Но и сейчас, вспоминая его, задает себе вопрос: «А если он все-таки любил?» Тогда получается, что она неправильно построила свою жизнь. И сын получил однобокое воспитание, и вот результат – сыну нужны деньги… Страшно подумать, для чего! Алкоголь, сигареты – это мелочи. Да и запаха   она не чувствует. Игровые автоматы? Наркотики?   
Компьютерными играми Андрей увлекается   в меру, игровые автоматы они с дедом Валерием  посещали – выигрывали игрушки, призы, а если деньги, то покупали мороженое. Но это было давно, а как сейчас обстоит дело? Она не знает… Если обратиться к наследственности – она человек разумный, даже слишком. Подумав так, Катя невесело усмехнулась. В молодости, когда она работала в Зималетто, Машка Тропинкина не раз говорила ей: «Катька, ты мозги-то выключи! Отдайся чувствам!»
Дважды она следовала советам подруги, и это были две незабываемые ночи!
«Опять ты о нем вспоминаешь, - одернула себя Катерина,-  о сыне надо думать! Решать надо, что делать, а прежде  понять, от чего и почему так случилось.
Опять вернулась мысленно к наследственности. Она живет разумом, а Жданов?  У него характер азартный, склонный к авантюрам. И вспыльчивый! Ввязаться в драку – это для него запросто, увлечься авантюрной идеей – тоже, а в азартных  играх, в казино замечен не был. Его азарт проявлялся в работе и в футболе.
Давно это было, ее сведения устарели, но вряд ли в солидном возрасте появились пагубные пристрастия. Наверное, стал внешне солидным, успешным в бизнесе, порядочным семьянином. Интересно, какие у него дети? Сколько? Похожи на него  или на Киру?
Катя сознательно избегала встреч с людьми, связанными с Зималетто, и журналы  глянцевые не покупала – не хотела ничего знать ни о компании, ни о ее президенте.
В Питере это было легко – чужой город, чужие люди. Да и в Москве к тому времени, когда она вернулась, связи с Зималетто были окончательно разорваны. С прежними подругами не общалась, они, наверное, и не знали, что она опять в Москве. Жила в другом районе, а это почти как в другом городе - Москва город огромный. Все годы она не чувствовала необходимости  в близких друзьях - Зорькина ей вполне хватало, чтобы поговорить о банковских делах. О личном с ним не делилась. Он не одобрял ее разрыв со Ждановым, и то, что она скрыла от него рождение сына, а любой разговор о ее делах сердечных  неизбежно затрагивал эту тему.
А теперь настал момент, когда мужская помощь ей просто необходима!
Вопрос о наркотиках крепко засел в ее голове. Вспоминались рассказы знакомых и случайных попутчиков о  том, что вовремя не заметили  пристрастия ребенка. Часто в пути люди доверяют попутчикам такие тайны, которыми  и не подумают поделиться с близкими.
И Катя всматривалась в лицо сына: не блестят ли глаза? Не расширены ли зрачки? Почему он смеется без причины? От чего настроение подавленное?
А главный признак, следы уколов, как их обнаружить?
Если бы он был маленький, осмотрела бы его с головы до пят, выискивая синячки и точки, но он взрослый юноша, он личность, она не может подвергать его такой унизительной процедуре!

0

8

Глава 4.
- Мама!? Что случилось? С папой?
Катя, в пижаме, с растрепанными волосами, испуганно смотрела на мать. В субботу она позволяла себе подольше поваляться в постели, а к Пушкаревым  они с сыном собирались на обед – вчера договаривались.
На шум вышел из своей комнаты и Андрей – тоже заспанный, взлохмаченный, но уже одетый в джинсы и футболку с длинным рукавом.
- Привет, ба! А ты что так рано?
- Разбудила я вас. Простите старую! Мне-то не спится. Валера рано уехал, а я тесто поставила. Дрожжи свежие, оно быстро поднялось. Передерживать не стала, вкус не тот будет, напекла пирожков, а вы когда еще приедете…  Вот и решила сама к вам с пирогами заявиться.
- Так это замечательно, мамуля! Проходи, что мы у порога толчемся.
- Мам, тогда я свободен сегодня? Никуда ехать не надо?
- Свободен, свободен. Сейчас позавтракаем, и свободен.
- Ура! Я тогда с ребятами на мотогонки пойду, - и он тотчас начал звонить по телефону.
Пока Катя и Андрей умывались, приводили себя в порядок (это больше к Кате относилось), Елена накрыла на стол, вскипятила чай для себя и дочери, а внуку заварила кофе.
Андрей ел на ходу, одновременно отбирая в пакет пирожки с разной начинкой – ребят угостить. Они согласились подождать его у метро с риском опоздать к началу гонок, и он хотел отплатить им добром за добро.
А Катя и Елена из-за стола не спешили выходить.
- Катенька, я беспокоюсь. У тебя случилось что-то?
-Да нет, мамуль, все нормально у меня.
- Нормально…  А глаза отводишь. Я же мать, я чувствую! Ты вот про Андрюшку все чувствуешь, и я так же.
- В том-то и дело, что чувствую, а не понимаю!
У Кати не было больше сил держать в себе боль и страх за сына, и она стала рассказывать матери, путаясь, перескакивая с одного на другое, прерываясь, когда слезы не давали говорить.
Елена слушала молча, не прерывая рассказ дочери. Только брала ее за руку, сжимала пальцы, приговаривала:
- Ничего, Катенька, все нормально будет, образуется.
И гладила ее по плечу, как в детстве, когда дочь рассказывала ей вои обиды.
Выговорившись, Катя успокоилась, и они стали вместе думать, как решить проблему. В том, что проблема существовала, Елена была согласна с дочерью: слишком много денег стал тратить Андрюша, и главное, неизвестно на что.
- Ты сама-то, что думаешь?
- Мам, я боюсь даже говорить. Даже думать об этом боюсь!
- О чем, Катенька?
- Я все перебрала в уме, проверяла его вещи, следила за ним - ничего не подходит.  Он не выпивает, не  играет в азартные игры, не посещает дорогие клубы, у него нет девушки. Остаются только наркотики… Мамочка, мне так страшно! Это же… Это…
- Подожди! Не думай о плохом наперед. Лучше подумай, как это выяснить.
- Я думала. Надо его осмотреть, проверить, есть ли следы от уколов.  А он все время одет, даже умываться  выходит одетый, ты же видела.
- Видела, правда твоя. Как же быть?
- На медосмотр его что-ли послать?  Но тогда надо с врачом  договариваться… А вдруг я все придумала? А слухи пойдут…
- Катя, а если в баню его сводить?
- В какую? Общественную? С кем? Кто будет его осматривать?
- Так с дедом!
- Мам, отец ведь не сможет сделать это деликатно. Да и видит он плохо.
- Права ты. Был бы отец…
- Мама!
- Молчу! Не сердись, я это так… А мы Колю попросим! Скажем, что у дяди Валеры колено разболелось, ему порекомендовали в бане колено прогреть, с мазью.
- Не пойдет Андрюшка в общественную баню.
- Так и не надо! Я же тебе не рассказала – отец сторожем нанялся на месяц. Его друг армейский, дядя Володя, ты его должна помнить,  работает сторожем в коттедже, хозяин за границей живет. Володя  в гости к родне поехал, отца попросил подменить его. Наверняка там баня есть! Звони Коленьке, договаривайся!

Катя звонить не стала. Вернее, позвонила и попросила встретиться – поговорить надо.
Она думала, что Зорькин поднимет ее на смех, скажет, что она раздувает из мухи слона.
Но он на удивление серьезно воспринял рассказ подруги. Оказалось, что Андрей занимал деньги и у него…
- Коль, сколько  ты ему дал? Я верну тебе.
- Пушкарева, я же не за деньги переживаю! И брать у тебя ничего не буду- он сам отдаст.
- Каким образом? Когда?
- Когда работать будет, тогда и отдаст. Мы так договорились. Я думал, он ради подружки старается. Вспомнил,  как Виктория из меня деньги тянула…
- Вот и рассказал бы ему! Вразумил по-мужски!
- Катька… Я же тогда счастливый был, хотя и понимал все…  Думал, и с Андрюхой такое случилось. А если все как ты говоришь, надо меры принимать.
- Так ты поедешь на банные процедуры?
- А у меня есть выбор?  Кто, если не я? Выбор  мужчин невелик.

Ехать решили  в пятницу после работы, чтобы в субботу с утра  заняться баней. И на Катиной машине – Зорькин справедливо решил, что Валерий Сергеевич заставит  его принять участие в распитии наливки.
Катя нервничала за рулем – она никогда не была в тих местах, дорога не была ей знакома. К тому же отец крайне приблизительно описал маршрут – его самого отвез однополчанин Володя, на своей машине, он особо и не вглядывался  в дорогу.
Пришлось Катерине включить навигатор
Дорога вначале проходила мимо шикарных коттеджей, и Катя непроизвольно гадала, какой особняк окажется пунктом их назначения.
Но приятный голос навигатора, лишенный всяких эмоций, скучно оповещал, сколько километров следует проехать прямо, куда повернуть.
Коттеджи сменились садовыми домиками, а потом и их не стало – впереди, насколько было видно, простирался лес и дорога через него. После очередного поворота, дорога стала проселочной: ухабистой и неширокой.  Быстро смеркалось – предзимье, ноябрь, день короткий!  Голые ветки деревьев тянулись через дорогу навстречу друг другу, и в сумерках казалось, что это руки сказочного Кощея стремятся схватить машину и утащить в свое царство. Катя ежилась от страха и уже не надеялась, что они выберутся из плена  лесной нечисти. Хорошо хоть спутники ее проявляли выдержку. Сын с самого начала поездки нацепил наушники и слушал музыку. Ехать он естественно не хотел. Баня, пикник с родственниками - это не молодежная вечеринка! Но он был мальчик разумный: если нельзя изменить обстоятельства, то надо им подчиниться и постараться получить удовольствие. На данном этапе это была музыка.
Зорькин ради Пушкаревой был согласен на многое. Помочь подруге – святое дело, а получив от Елены Александровны паек в виде пакета с пирожками и бутылочки активии, он насытился и впал в дрему.
Елена Александровна, как и Катя, нервничала, но виду не подавала, с вопросами и советами не лезла. Молча сжимала ручки объемной сумки с провизией и читала про себя самую короткую молитву: Господи, помоги!
Когда отчаяние Катерины достигло предела, и она подумывала уже звонить в МЧС или Службу спасения, за очередным поворотом, как из под земли вырос прекрасный замок. Конечно, это был просто дом, даже не самый большой, по сравнению с теми, что они видели в начале пути, но поскольку других готовых строений рядом не было – на огороженной территории в разных местах шла стройка, - то этот  дом казался сказочным дворцом, оазисом в пустыне.
На шум машины из калитки вышел Валерий Сергеевич, стал суетиться, метаться между
машиной с дорогими гостями и воротами: то ли груз достать из багажника, то ли ворота  открыть…
- Дядя Валера, Вы ворота откройте, Катя заедет во двор. А багаж я сам перенесу в дом. Андрюшка поможет.
- А вы заходите! Лен, хозяйкой будь, ты у нас главная.
- Это почему я вдруг главная стала?
- Так ведь ты при кухне! А пища для солдата …  Он  не договорил, ринулся вслед за машиной во двор, чтобы сразу запереть ворота – служба, прежде всего!
В доме чувствовалось тепло, но гости не спешили раздеваться – отогревались.
- Ну, чего же вы? Раздевайтесь, располагайтесь. Я уже и сауну нагрел.
- Пап, а почему сауну? И сегодня? Договаривались о бане…  Я думала, завтра затопим.
- Тут такое дело, Катюха…  Баня есть, но ею, похоже, хозяин не пользуется – там хлам всякий. Ее прибирать, отмывать надо. И не факт, что дымить не будет. А сауна – она в доме, в полуподвале. Отличная сауна, я испробовал.
- Ужинать, наверное,  после сауны будем? А то тяжело после еды париться. Давайте, мужички, идите греться! А мы с Катенькой над ужином  поколдуем.
Андрюшка отправился «отбывать повинность» как был, в наушниках, а  Зорькин – в очках (понятно для чего!)
Пушкарев остановил их перед входом в сауну:
- Это что за маскарад? Оставить все лишнее! Форма одежды: трусы!
Внук подчинился приказу – с дедом не поспоришь, себе дороже.
А  Николай приказ выполнил частично – очки оставил .
- Колюня, ты что, боишься оставить окуляры без присмотра?  Так я охрану позову – Катюху.
- Дядь Валера, мне врачи велят защищать глаза от всего: от ветра, дождя, солнца . И от горячего пара тоже.
- Ну, коли так… Вперед, гвардия!

Катерина настроилась узнать результаты осмотра сына завтра, сегодня запрещала себе думать об этом. Теперь, когда обстоятельства неожиданно изменились, она не находила себе места от волнения – сейчас решится ее судьба! Будет ли она и дальше жить спокойно и счастливо, или ее ждет тяжелая борьба за сына.
Елена Александровна пыталась отвлечь ее работой: салат нарезать, колбаску, сыр, но видя состояние дочери, отстранила ее – еще порежется.
Через некоторое время из-за двери сауны высунулась голова Пушкарева:
- Лен! Где мазь-то? Чем колено натирать?
Елена аж нож выронила…
- Катенька, - зашептала она, - что делать? Я про мазь и забыла совсем…
Катя задумалась, вновь возникшая проблема отвлекла ее от тревожных мыслей о сыне, мозг заработал в другом направлении, и она нашла выход.
- Мам, не волнуйся! Держи  - она порылась в сумочке и протянула Елене тюбик.
- Что это? Ты сама мазь купила?
- Это я тебе купила крем с алоэ, давно еще, и все отдать забывала.  Пусть мажутся, хуже не будет. Мам, ты спроси Кольку…
- Катя!  - Мать смотрела на нее непривычно строго, - ничего я спрашивать не буду! Вдруг помешаю в самый ответственный момент?  Терпи! Не вечно они там будут.

И опять душа переворачивается, и руки дрожат, и коленки подгибаются – не держат Катю ноги. Но сидеть и ждать еще хуже! И она двигается, ходит кругами, от окна к двери, от двери к камину, и опять к окну.
Наконец выскочил из парной Николай, крикнул громко, чтобы «сотоварищи» слышали:
- Катька! Ты бы хоть минералки принесла! Жара такая, всю воду из нас высосала!
А сам рукой ей машет, чтобы подошла ближе
- Задание выполнено, - прошептал еле слышно, - осмотрел каждый сантиметр. Чист твой отпрыск аки агнец!
У нее в ушах звенело от волнения, и она переспросила  охрипшим  голосом
- Что? Скажи, что?
- Успокойся! Все нормально с Андрюхой!
- Ты все осмотрел? Как тебе удалось?
- Секретное средство! - Он потряс зажатым в руке флакончиком
Катерина буквально выхватила его из рук Зорькина. «Настойка календулы» - прочитала этикетку и удивленно посмотрела на друга. Он смутился.
- Сказал, что это средство для накачки мышц. Всего его намазал, ну и осмотрел…
- Колька! Какой ты умный! Молодец! Спасибо тебе. Не ожидала даже.
-  Так я тоже переживал. Все, давай воду, и ждите нас к столу! Аппетит разыгрался!

0

9

Глава 5.
Дом затих далеко за полночь. Уставшие от долгой дороги, отогревшиеся в тепле сауны, разомлевшие от обильной пищи и «целебной» настойки, мужчины разошлись по комнатам, и вскоре по всему первому этажу разносился нестройный  ансамбль  звуков (храп, сопение, посвистывание…).
На первом этаже было две «гостевые» комнаты: в одной поселился Валерий Сергеевич, и к нему подселили Елену Александровну, как жену.
В другой комнате тоже было две кровати, там легли Зорькин и Андрюша.
А Кате достался маленький диванчик в каминном зале. Кухня соединялась через проем с большой столовой-гостиной, а в противоположной стене была арка, а за ней небольшой холл с камином, двумя креслами,  диваном и низким столиком для фруктов и напитков – зона отдыха и приватных бесед.
Елена Александровна помогла дочери перемыть посуду и тоже ушла отдыхать.
А  Катя не могла сомкнуть глаза – возбуждение, эйфория от благополучного результата мероприятия не отпускали ее, не давали  уснуть. Да и диванчик не был предназначен для ночлега – узкий, короткий, жесткий…  Лишний раз не повернешься без риска свалиться на пол. Промучившись не один час, она встала и решила подняться наверх - может там удастся устроиться удобнее.
На втором этаже, сразу за дверью, начинался широкий коридор, или удлиненный  холл, из которого открывались двери в комнаты, скорее всего спальни: родительская и две детские. Комнаты были полностью меблированы, но в них явно не жили – никаких признаков присутствия людей Катя не увидела: ни погрешности в заправленных  постелях, ни одежды, брошенной, где попало, ни забытых очков и книг на прикроватных тумбочках. Да мало ли из чего складывается жилой дух! Которого не было…
И только за самой последней дверью, она почувствовала: дом жилой, у него есть хозяева. Или хозяин? Отец вроде говорил только о хозяине, живущем в Америке. О хозяйке и детях он не говорил… Может просто не счел это важным?
Комната была очень большая и очень светлая – днем, конечно. Она занимала торцевую часть строения, одна ее стена состояла полностью из окон.
В комнате было две зоны, даже три.
В дальнем углу стоял массивный письменный стол, на нем компьютер последней модели. На приставном столике  - вся необходимая компьютерная техника: принтер, сканер.
Это рабочая зона, кабинет делового человека, бизнесмена.
У другой стены – диван. Удобный, широкий и мягкий - Катя попробовала присесть.
Рядом с диваном журнальный столик, довольно больших размеров. За ним можно и позавтракать, и поужинать, если провести ночь на диване – а это явно практиковалось хозяином! Постельные принадлежности аккуратно свернуты и сложены под  диванной подушкой. На столике лежат несколько пультов от телевизора, висящего на стене напротив дивана, от музыкального центра, расположенного  в простенке между окнами.
Это зона отдыха человека. Богатого или не очень, но скорее всего, одинокого – женатый человек не будет спать на диване!
Возле галереи окон, в самой светлой зоне,  Катя увидела мольберт, а рядом с ним столик, на котором в беспорядке ( в рабочем порядке!) лежали кисти, наборы красок, какие-то бутылочки и баночки – видимо, все необходимое художнику в процессе работы.
Это уже мастерская, студия. Значит ли это, что хозяин художник, а не бизнесмен? Скорее всего, художник-любитель.  А рисует часто - вот и сейчас на мольберте незаконченный рисунок.
На первый взгляд на нем ничего  не изображено, сделан только фон, серо-бело-голубой.
Но приглядевшись внимательно, Катя поняла, что это небо! Интересно, что будет на нем нарисовано?
Она взяла папку с этажерки у столика, открыла ее. Там были в беспорядке сложены листы с рисунками. На верхнем листе тоже небо, но такое светлое, пронизанное солнцем, и силуэт влюбленной пары - только контуры, обозначающие юношу и девушку. Но даже в таких бесплотных  фигурах просматривалась любовь: сильные руки мужчины обнимали крепко, но бережно, а девушка, совсем девчонка, с косичками, буквально растворилась в нем, видно только лицо, и глаза, излучающие нежность.
На следующем листе тоже небо. И тоже солнечное. И дождь сквозь солнце. И губы, слившиеся в поцелуе. И от этого поцелуя вокруг так светло и радостно – вот оно, счастье!
И еще один рисунок. Дом в пелене тумана. Серое, тяжелое небо, скрывающее крышу дома – оно словно лежит на ней, сползая  клочьями  на землю. Грусть и тоска.  Печаль и  безнадежность. Безысходность …
Смятение овладело  Катериной. В растерянности она села на диван,  пыталась побороть паническое волнение – о том, чтобы лечь и поспать на удобном диване, не могло быть и речи. Она терла виски, морщила в напряжении лоб – пыталась вспомнить  то, что никогда не видела. И все же рисунки казались ей знакомыми! Наконец, она ухватила мысль, слово, мелодию. Ну конечно! Она их слышала! Год назад  любимый певец исполнял новую песню. Она запала Кате в душу, но с первого раза не запомнилась, а больше не было случая послушать. Она все собиралась поискать в интернете и скачать, но события с сыном заслонили все, не до песен стало.
Катя достала из кармана джинсов смартфон, забила в поисковик вопрос, и через пару минут песня зазвучала:
«На небе след моих рук - это я обнимал тебя» - Катя лихорадочно стала искать нужный
рисунок, выхватила листок из пачки – вот оно, их объятие!
«На небе след моих губ - это я целовал тебя!»  - она уже твердой рукой не глядя взяла другой лист, - Вот же, вот их поцелуй!
В груди стало тепло и сладко. Вспомнилось свое, давнее.  Подставлять лицо под капли дождя, ловить ртом снежинки - как замечательно это было!
Голос певца изменился, он уже не был радостным.
«Я построил бы дом, но ты в нем не захочешь жить.И огромное небо, свернувшись, лежит на крыше…» - это  тот самый дом, где она сейчас находится, - подумала  Катерина,  - конечно это он, - она мысленно сверяла слова с рисунком, разглядывая его более внимательно – туман… крыша…безысходность…   
Злость и гнев поднимались из глубин ее души:
- Как она может! Та, которую он так любит!» Почему она его отвергла?
Катя ни минуты не сомневалась, что художник перенес  на бумагу свои страдания.
А еще колола в сердце зависть: почему не ей досталась такая любовь, такая верность?
Песня  закончилась и она, совершенно опустошенная пережитыми эмоциями, подошла к мольберту. Что будет на начатом рисунке? Крах окончательного разрыва? Или радость прощения и воссоединения? Этого ей никогда не узнать. Она – случайная гостья, оказавшаяся свидетелем душевной драмы неизвестного человека…
Катя аккуратно сложила рисунки в папку, положила ее на полку и машинально взяла другую папку. Открыла, и ее обдало жаром.
… До боли похожая сцена: маленькая комната, стеллажи с документами, на лестнице тоненькая фигурка девушки, она тянется к папке, вот-вот потеряет равновесие и упадет! Но внизу ее ждут крепкие руки – мужчина внизу  готов поймать «верхолазку»
… А вот девушка стоит на коленях на столе, а он, собравшийся уходить, оглянулся и тянет к ней руки, чтобы обнять…
… Постель. Две головы, склонившиеся друг к другу. Счастливая улыбка на ее губах, в его глазах нежность и забота …
Катя прикрыла глаза рукой, чтобы не видеть, не вспоминать – слишком все похоже, но не может быть правдой!
В руке оказался последний листок, и она открыла глаза.
… Маленькая, растрепанная девчушка, почти ребенок, с косичками и в пиджачке, похожем на школьную форму, бежит по футбольному полю, размахивая портфелем.
Она выронила рисунок и горько заплакала, опустившись на пол…
Сомнений больше не было – это все о ней…

0

10

Ludakantl, Спасибо за 5 главу. Такая добрая, такая лирическая, даже как-то стоит отдельно от предыдущих, как будто автор "расписался", вошел во вкус.
Дай бог, чтобы весь фанфик был такой же пронзительный, до последней точки. Спасибо.
Жду продолжения. :writing:

0

11

Спасибо, Розалия!

Глава 6
Осень в этом году всем порядком надоела. Началась еще в августе – холодными дождями, ночными заморозками. И в сентябре было сыро и пасмурно – всего несколько солнечных  дней «бабьего лета». А уж октябрь и вспоминать не хочется – деревья рано сбросили листву, стояли голые, почерневшие от избытка внешней влаги.  А потом обледеневшие, когда в середине месяца, на Покров, вдруг подморозило так, что промерзли  лужи до дна, а оставшиеся на деревьях редкие листочки покрылись ледяной коркой и выглядели как старинные елочные игрушки. Ждали снега, ждали раннюю зиму, но, увы, еще целый месяц шло единоборство: то зима ляжет, то осень вернется – предзимье.
В ноябре светлого времени почти не было. Погода  стояла  пасмурная, серое, тяжелое от скопившейся  влаги небо  не пропускало на землю ни свет, ни тепло. И в помещениях  даже днем было сумеречно,  и приходилось держать включенными люстры и лампы.
А сегодня Катя проснулась от яркого солнца и света - и это ранним утром! Глянула в окно, а там белым-бело!  Ночью выпал снег и укрыл белым ковром осеннюю черноту: и землю, и крыши домов, и голые ветки деревьев. И теперь все это искрилось от лучей солнца, которым путь был открыт. Настоящая зима! И термометр за окном показывает минус восемь - и вправду зима!
Катя оделась по-зимнему, шла на работу в прекрасном настроении: не ежилась от холода, не проклинала сырость и сверху, и снизу. Она  довольно щурилась, поставляя лицо яркому, но по-зимнему  не жаркому солнышку. Еще и выходные впереди!
Катя часто вспоминала поездку на выходные в дом-коттедж, думала о его хозяине - в том, что это был Жданов, она не сомневалась, а  его рисунки вызывали смятение в ее душе. Неужели он любил ее? Или так выражалась его тоска по дому? По Зималетто? Уж компанию-то он любил, в этом сомнений не было!
Если бы побыть в доме дольше, осмотреть все внимательно, может,  нашлось бы объяснение  этим рисункам?
Думала ли Катя об Андрее постоянно? Все прошедшие пятнадцать лет? На этот вопрос она скорее всего ответила бы «нет», но вспомнить могла в любую минуту, подходящую, и неподходящую – вдруг всплывал его образ, его голос, его взгляд и она удалялась в то далекое теперь время. И сколько не анализировала Катя происходящее с ней (а она привыкла все анализировать), так и не могла понять, почему воспоминания настигли ее именно в тот момент. Так было всегда, а после посещения  дома – практически постоянно.
Образ Андрея согревал ее в холодные пасмурные дни осени, а в такой солнечный зимний день возвращал в молодые годы – хотелось бежать в припрыжку, ловить ртом снежинки, кричать, что есть мочи: «Ааааандрееей»!

Возле банка толпился народ – был звонок, что в помещении заложена бомба. Охрана освободила помещения, но никто не расходился – ждали МЧС. Большинство были одеты легко, еще не утеплились на зиму, и выказывали  недовольство неопределенностью ситуации - мерзли. Саперы  задерживались, и руководство банка решило распустить народ по домам, объявив день нерабочим – все равно будут обсуждать событие больше, чем работать. Катя хотела незаметно пройти вовнутрь и взять документы, чтобы поработать дома, но бдительная охрана не допустила этого. Еще и попеняли ей:
- Дамочка, Вам жизнь не дорога? О близких подумайте!
« Что я делаю, - устыдилась Катерина, - у меня же сын, родители! А я все о работе думаю. Не убежит она, работа, а если и правда взрыв случится?»
Обратная дорога не была такой радостной, но, тем не менее, настроение не испортилось окончательно, и, подходя к дому, она уже планировала, как проведет вынужденный выходной. Прежде всего, уберет комнату сына - когда он дома, он не разрешает ей «наводить беспорядок» в его вещах, делает уборку сам, но какая это уборка?
Сейчас Андрюша еще на занятиях, и она тщательно уберет и помоет.

Бытует мнение, что преступника тянет на место преступления. Аналогично, мать тянет к тому месту, где ребенок набедокурил.
В детстве был у нее случай: она нечаянно услышала разговор родителей, и узнала, что на день рождения ей купили сережки. Катя о сережках мечтала, хотелось увидеть их до невозможности, а до дня рождения еще почти месяц. Судьба подкинула ей шанс. Родители ушли в гости, и она решилась – стала искать сережки. Найти их не составило труда, у матери украшений было немного, лежали они все в одной шкатулке, там же Катя нашла и серьги. Не удержалась, примерила, повертелась перед зеркалом и пошла, учить уроки.  Не заметила, как время прошло, родители вернулись, а она в сережках.  Как выйти из комнаты? Не придумала ничего лучшего, как надеть берет и замотать шею шарфом – якобы собралась к Зорькину, задача не решается.
А мать, едва разувшись, прямиком направилась к заветной шкатулке…
- Катя! Где  сережки? – разгневанная Елена Александровна стояла на пороге ее комнаты с пустой бархатной коробочкой.
Много чего тогда услышала Катя в свой адрес, и наказана была, а серьги хоть и получила в подарок в положенное время, так и не носила.

Зайдя со шваброй и ведром в комнату сына, Катя  направилась  к письменному столу - мать так научила ее убирать комнаты, справа от окна. Открыла верхний ящик, и сразу увидела «мешок с драгоценностями» - полиэтиленовый пакет, внутри которого сверкали от солнечных лучей  драгоценные камни.
Силы оставили Катерину. Она даже не взяла пакет в руки, не посмотрела, что там внутри, может стекляшки дешевые? Она сразу решила для себя: драгоценности.
Смогла только набрать номер Зорькина и сказать:
- Приезжай. Срочно.

0

12

Глава 7.
Сколько она просидела в полной прострации? Казалось минуту, а в дверь уже звонят, потом стучат, и на пороге уже Зорькин..
Оглядел ее с головы до ног, вздохнул успокоено, стер с лица рукой тревогу.
- Коль, спасибо, что приехал. Ты даже не спрашиваешь, что случилось.
- Ты жива, не покалечена, это главное. Остальное решим в рабочем порядке.
- У меня душа покалечена, Коля…
- Рассказывай!
Катерина не стала ничего говорить, достала пакет и протянула другу.
Он пакет взял осторожно, двумя пальцами, высыпал содержимое на стол.
Украшений оказалось всего два: Кулон и браслет с большими камнями тёмно-зелёного цвета, прозрачными и изящно обрамленными в золото.
-Где-то я такое видел… А ты видела?
- Нет, не помню. Ты же знаешь, я не ценитель таких вещей, в ювелирные магазины не захожу.
- Сдается мне, я видел их на женщине…  Зорькин говорил неуверенно, одновременно фотографируя украшения на телефон.
-Зачем ты это делаешь?
- Подумаю на досуге, повспоминаю.
- А сейчас-то что делать, Коль?  Неужели Андрюшка…
- Подожди делать предположения и тем более выводы. Дождемся Андрея, пусть все расскажет, а потом будем думать. Пошли, попьем чаю. И вообще время обеденное.
- Я покормлю тебя, пойдем на кухню. Хотела сегодня обед приготовить, как положено, из трех блюд, раз уж день выдался нерабочий. Приготовила, называется.
- Зря управляющий вас распустил по домам. Я звонил, ничего в банке не нашли. Опять пошутили. Шутники, блин…

В прихожей послышались голоса – сын пришел, и, похоже, не один. Сбылось утверждение Елены Александровны, что к накрытому  столу всегда гость жалует. Раньше-то всегда Зорькин приходил, а теперь кто?
Сын пришел с парнишкой его же лет. Лица его не было видно - когда Катя вышла к ним с кухни, парень вешал куртку на вешалку, а сын смотрел испуганно, как затравленный волчонок.
Вышел и Николай.
- Андрей, нам надо с тобой поговорить. Наедине!  - Голос Зорькина был тверд и не предполагал отказа. Катя и не знала, что он умеет так говорить. – Пусть твой друг подождет в комнате, а ты пойдешь с нами! – он слегка подтолкнул его, увлек в гостиную, где на столе лежали драгоценности.
- Андрюша, сынок, что это? Откуда? – голос Кати дрожал, слезы были на подходе.
- Мам! Мама! Ты не думай, я ничего плохого не сделал. Это не мое, друг попросил подержать у себя…
- Он что, ворует?
- Нет, дядя Коля, он хороший, но у него трудности, ему негде жить.
- Так, подожди, давай все с самого начала рассказывай: кто он, где познакомились, почему бомжует.
- Познакомились мы в школе, учимся вместе. Мы сразу подружились, когда я перевелся в эту школу. Нас даже близнецами дразнят! Он тоже Андрей, но все зовут его Рэй, он свое имя не любит. Мы с ним похожи, только он светлый.
Он не бомжует, у него есть жилье, только он с мачехой не ладит, а отец уехал в прошлом году  по делам за границу, и не возвращается.  Рэй от мачехи сбежал, снимал угол у дворника, пока деньги были на карточке, и мы помогали, собирали деньги. А теперь дворника уволили, и ему негде жить. Он  на вокзале ночует, а там могут обокрасть, он и попросил подержать его вещи, временно.
- Сынок, а где его родная мать?  - нехорошее предчувствие  закралось  у Кати в душу.
- Его мать погибла в автокатастрофе, они тогда в Праге жили, Рэй  еще не учился тогда. А драгоценности принадлежали  его матери, ему отец отдал перед отъездом, велел хранить.   
В прихожей послышался шорох, а потом раздался голос Рэя
- Андрей, я пошел, пока!
Катя выскочила в коридор раньше сына.
- Куда же ты! Сейчас будем обедать, оставайся!
Парень замешкался у двери, видимо перспектива нормально поесть,   его привлекла, и он решил остаться. Повернулся от двери, стал вновь  раздеваться
А Катя смотрела на него не отрывая взгляда, и не могла вымолвить ни слова – перед ней стояла копия ее сына, только в светлом исполнении –волосы и глаза были Кирины, а все остальное – от Жданова, в этом не было сомнений.
Она разогрела обед, усадила мальчиков за стол, а сама пошла звать к столу и Зорькина – он в ее комнате возился с компьютером, куда-то звонил.
- Коль, иди обедать, а то остынет.
- Сейчас, сейчас… подожди…
- Что ты там ищешь?
- Уже нашел, смотри – он отодвинулся от экрана, чтобы ей было лучше видно.
Навесь экран было выведено изображение руки  и шеи женщины, на которых красовались колье и браслет –т е самые!
- Коль, кто эта женщина?
- Смотри, - он уменьшил изображение, стало видно всю фигуру
- Это… Это Кира?! Как ты догадался?
- Это фото с юбилея компании Зималетто, помнишь, когда ты только устраивалась туда на работу, тетя Лена нам журнал показывала? Там вместе с Кирой Вика была, я потом журнал выпросил, дома часто любовался на Вику, вот и запомнил. Сейчас позвонил Вике, она подтвердила, что было у Воропаевой старинное колье, только она не помнит, какой в нем камень. Я нашел ту фотографию в интернете, чтобы удостовериться.
- Значит,  мальчик не врет, и его мать – Кира Воропаева.
- А отец? Как его фамилия?
- Сейчас спросим. Похож он на Жданова…
- Я не слышал, что Жданов женился на Кире. После твоего бегства в Питер, он тоже исчез из Москвы.
- Ладно, Зорькин, сделаем перерыв в расследовании. Главное мы выяснили – драгоценности не ворованные. Остальное я потом сама выясню.
Катя усадила друга обедать, а двух Андреев отправила в комнату сына. Рэй опять собрался уходить – зимний день короток, уже темнеть стало. Сын смотрел виновато, то на друга, то на мать - она догадалась, о чем он хочет ее просить, сама предложила
- Рэй, я думаю, ты бы мог пожить у нас, пока не прояснится вопрос с твоим отцом. У нас есть гостевая комната.
- Мам, спасибо тебе, - Андрюшка просиял, обнял ее и от избытка чувств поцеловал. Ты самая лучшая мама!
- Ну, что ты, сынок, я обычная мать.
- Мам, а можно еще попросить?
- Проси, раз надо.
- Можно мы в моей комнате будем жить? Нам места хватит.
- А на чем Рэй спать будет?
- А мы из гостевой кресло раскладное перенесем
- Я не против, только сами обустраивайтесь. И чтобы порядок был!

         ***
На следующий день Рэй поехал на вокзал за вещами – он держал сумку с одеждой в камере хранения, а Андрей остался , чтобы сделать перестановку в комнате.
Катя зашла поговорить с сыном, выяснить некоторые детали биографии Рэя.
- Андрюш, а какая фамилия у твоего друга?
- Минаев, Андрей Никитич Минаев.
Наверное, Катя побледнела, потому что сын обеспокоенно схватил ее за руку.
- Мама, что с тобой? Тебе плохо?
- Все нормально, это давление скачет – погода меняется.
- Ма, помнишь, я спросил тебя об отце?
- Помню, Андрюш.
- Ма, это он? Минаев?
- Нет, что ты! Почему ты так решил?
- Ты так отреагировала на фамилию Минаев. Ты знала его? Вы вместе работали?
-Я его знала заочно. Наши фирмы были связаны по работе.
- Он мой отец?
-Нет, что ты, нет.
-Но мы с Рэем так похожи!
- Андрюша, твой отец  Жданов Андрей Павлович.
- Жданов?
- Что тебя удивляет? Тебе знакома эта фамилия?
- Рэй рассказывал, что отец, когда напивался, называл его Ждановским отродьем.
Значит, он тоже сын Жданова?
- Этого я не знаю. Это знала только его мать, и возможно отец. Нас это не касается.
Будем просто жить вместе, жизнь расставит все по местам.

Стали они жить втроем. Хорошо жили, дружно, только Катерине забот прибавилось – двое подростков, вдвое больше переживаний. И если Андрюшу она знала, могла предугадать его поступки, объяснить их, то с Рэем  было сложнее – чужая душа –потемки… Он старался! Дорожил тем, что его взяли в семью, но… срывался. Потом расстраивался, переживал. Сам признавался:
-Я только привыкну жить по вашим правилам, а встречу старых приятелей, они начнут подзуживать, и я поступаю так, как делал это раньше, когда жил один.
Катя его успокаивала.
- Ничего, Рэй! Москва не сразу строилась. Повзрослеешь, станешь тверже, сумеешь дать отпор. Всегда только помни: У тебя есть мы, Андрей и я.
Родители открыто не осуждали Катю, но в душе, конечно, были против такого ее решения – повесила на себя такую обузу.
Только верный друг Зорькин ее понимал и не осуждал.
- Я сразу знал, что ты так поступишь. Ты бы любого друга Андрюшки приняла, а уж сына Жданова - без сомнения!
Николай помог Кате разыскать мачеху Рэя, но она наотрез отказалась от него – муж неизвестно, где, а ей, зачем такая обуза?

В детстве Андрюша очень любил сказку «Теремок», Катя постоянно читала ее сыну, пока он сам не научился читать. И играли они в теремок – построят избушку из кубиков  и сажают туда зверушек.  Один сажает, а другой угадывает, кто в теремочке живет.
Теперь приходя с работы, она от порога спрашивала:
- Терем-теремок, кто в тереме живет?- и мальчики отвечали, если были дома
- Я, Андрей!
- И я , Рэй!
- Ну, и я, Катя, - заканчивала она. А про себя думала: появится ли кто –нибудь еще в их теремке?

0

13

Глава 8.
Америка, Америка… Вожделенная  страна!  Кто приезжает жить в Америку? Разные люди приезжают: желающие заработать много денег, достичь высот в науке, обрести безбедное существование и спокойную старость. А в целом, за счастьем приезжают, хотя не у всех это получается.
А как оказался в Америке он, Андрей Жданов? У него ведь все было, чтобы чувствовать себя счастливым. К тридцати годам он был вполне состоявшимся бизнесменом, президентом модного дома! Имел хорошую  квартиру, крутую престижную машину, и не менее  престижную  невесту. Правда он ее не любил, должен был жениться  в интересах бизнеса и для того, чтобы получить ее голос при избрании президента. Но с ее стороны это вполне благоразумно восполнялось тем, что она позволяла ему любить на стороне. Умная женщина! И он всегда возвращался к ней. А еще была у него любимая женщина – не временная любовница, а именно любимая женщина. Но он тогда этого еще не понимал.
С этого все и началось – он отпустил Катю! Она подала заявление «По собственному желанию», и он подписал. Не спросил, по какой причине она уходит, не уговаривал остаться. Решил, что так будет лучше всем. Он обязан жениться на Кире, а Кате может предложить только роль любовницы, пусть даже и постоянной, но не более. А Катя на такое не согласится - не так воспитана. Катя ушла из компании и из его жизни. И унесла с собой и его сердце (оказалось, что он любил ее всем сердцем), и успех в работе. Он привык полагаться на ее советы, доверял ей больше, чем самому себе. Она была его помощницей не только по должности, но и  по самой сути. Ей впору было самой управлять компанией, а она держалась в тени, все успехи приписывала ему, любимому Андрею Павловичу.
А вскоре от него ушла Кира! Очень неожиданно… Всех любовниц ему прощала, а Катю не простила. Случайно узнала о их связи уже после того, как Катя ушла из компании, а значит и связь с ней оборвалась, но все равно не простила. Не смогла смириться с тем, что променял ее на невзрачную секретаршу!
Андрей не слишком обеспокоился уходом невесты – как ушла, так и вернется. Свадьба не за горами, ресторан заказан, приглашения  разосланы, платье который год пылится в шкафу. Только все пошло не так, как он думал. Кира не вернулась, более того, она отменила свадьбу! Свадьбу с Андреем отменила,  и тут же зарегистрировала брак с Никитой Минаевым!  Вскоре они уехали  в Прагу, на постоянное место жительства. И ребенка Кира родила, как положено, через год, а Жданову твердила, что детей заводить им еще рано, для себя надо пожить. Андрей на этом не зацикливался, его вполне устраивала бездетная жизнь, но когда узнал, что Никита стал отцом, его это задело.
От того ли, что душа его была неспокойна, или от того, что помощников поубавилось – один Малиновский остался в команде, - но  компанию стали преследовать  неудачи.
Прокололись с узбекскими тканями – контрабандными оказались. А Катя не позволила бы ему ввязаться в эту авантюру! Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, - говорила она.
Провалилась коллекция из дешевых тканей – Кира бы точно отговорила его от пошива изделий из таких тканей.
Воропаев пронюхал о трудностях в компании, и требовал выплаты своей доли капитала.
Наконец все это дошло до Жданова старшего, и он хозяйской рукой отправил сына, а заодно и его друга на производство, а в президентское кресло посадил Александра.
Андрей вспылил, наговорил отцу много лишнего (хотя ничего кроме правды!) и уволился из компании. Если бы,  Павел сам встал у руля, этого бы не произошло, а работать под руководством Воропаева, который ничего не смыслит в модном бизнесе, исполнять его бессмысленные указания, или доказывать очевидные истины Андрей не посчитал нужным. Вместе с ним уволился и Малиновский – ради дружбы. Ну и потому, что без Андрея Воропаев его все равно бы выгнал.
Андрей не хотел, чтобы ему сочувствовали, уговаривали остаться – коллектив был за него горой, да и отец понимал, что без него компания развалится. Гнев прошел, а разум подсказывал, что Александр может  только руководить, а делать дело – это не по его части.
Андрей  «обрубил концы»: продал квартиру и  машину, снял вклад в банке, чтобы иметь не только акции, но и наличные средства. Предупредил Романа, что возвращаться не будет ни при каком условии - пойдет работать хоть дворником, но не вернется, пока не станет богатым и успешным. Он докажет отцу, Сашке и себе в первую очередь, что способен сам достичь успеха, без опеки родителей.
Малиновский только спросил:
- Палыч, а зачем так далеко ехать? Чем Европа хуже? Там мы как рыба в воде, там все знакомо, а Америка…
- Вот потому и не хочу в Европу, что там много наших, куда не сунься, везде знакомые лица. В Лондоне живут родители, в Праге – Кира, а расстояния в Европе небольшие, все рядом друг с другом. Я там буду на виду, за мной будут пристально наблюдать и обсуждать каждый мой шаг, каждый поступок. А тебе может и вправду лучше в Европе обосноваться? Ты любишь быть в центре внимания.
- Нет, я с тобой! Мы же всегда вместе.

                                       ***
С распростертыми объятиями Америка их не ждала, но впустила вполне гостеприимно. Молодые, красивые мужчины при деньгах вполне вписались  в праздную жизнь  - первый месяц по плану друзья отвели отдыху. Хотелось посмотреть все и сразу, а уж потом, определиться с местом проживания  и отдыха в будущем.
Из России прилетели рейсом Москва-Нью-Йорк, и путешествие начали из этого города. В агентстве на Таймс-Сквер купили тур «Два океана», арендовали машину через это же агентство, и через день отправились в путь по знаменитой трассе Route 66.
А полтора дня посвятили Нью-Йорку. Атмосферу города создают не только архитектура и небоскрёбы, но и сотни тысяч людей, которых успеваешь встретить во время прогулки по городу: туристы, белые воротнички, спортсмены, обычные прохожие десятка национальностей.
Важную достопримечательность - Статую Свободы  - осмотрели, отправившись
на пароме на Стейтен-Айленд. Маленькая хитрость – это абсолютно бесплатный способ проплыть мимо Статуи Свободы и полюбоваться отличными видами города.
- Палыч, ты хотел бы поселиться здесь? – спросил Малиновский вечером, когда они завершали экскурсионный день  порцией виски в номере отеля.
- Ты знаешь, наверное, нет, - ответил Андрей слишком серьезно, для шутливого разговора двух отдыхающих,   – суетно, как в Москве.
- Так ты всегда любил московскую суматошную тусовку?
- Разлюбил как-то вдруг. Словно родился заново. Наверное, удары судьбы иногда полезны – получаешь пинок и перескакиваешь  расстояние, по которому тащился бы еще долго.
Утром отправились уже собственно в путешествие по Америке, с востока на запад, через весь континент по по дорогам легендарной Route 66 и американским хайвэям.
На Route 66 Америка предстаёт в своём истинном облике, показывает своё  настоящее лицо, не прикрытое небоскрёбами, метро и потоками такси.
Восемнадцать штатов  друг за другом сменяют себя, обнажая разнообразную природу Америки – от зеленейших кукурузных полей Иллинойса до бескрайних пустынь Нью-Мексико.  И города, большие и маленькие:
Филадельфия – один из первых американских городов, в котором  сохранилось очень много построек былых времён. Невероятно, но в двух шагах от небоскрёбов в переулке можно найти одну из самых старых жилых улиц США.
Вашингтон – официальный, и одновременно такой домашний, позволяющий жителям играть в футбол прямо на лужайке перед Капитолием.
Питтсбург, город сталеваров, побратим российского Новокузнецка, украинского Донецка и казахской Астаны.
Индиаполис, знаменитый ежегодными автомобильными гонками  на автодроме   «Индиаполис Мотор  Спидвей»
И наконец, Чикаго. Город гангстеров и мюзиклов, родина джазовой музыки и небоскребов,   разделённых  гигантскими парковыми пространствами и красивейшими набережными. Отсутствие огромных неоновых реклам, ровные линии, стекло и бетон - это Чикаго!
И никакого однообразия . Route 66,   удивляет  на каждом углу и за каждым поворотом  - только что вдоль дороги тянулись улицы маленьких городков, и неожиданно открывается вид на самый большой, огромный, бесконечный, длиннющий Гранд Каньон.  Птицы пролетают далеко внизу, и, кажется, что стоишь на краю бездны.
Долгожданный Вегас  по мере приближения  словно вырастает из пустыни.
Он насквозь пропитан атмосферой веселья и азарта. Грандиозный развлекательный центр, в который превращен весь город, предлагает все законные развлечения: шоу, концерты, азартные игры, шикарный отдых и шоппинг.
И наконец, Лос-Анжелес, город на берегу другого океана , Тихого. Он совсем не похож на Нью-Йорк. Улицы города очень просторные, одно удовольствие кататься по бульварам и хайвэям, чувствовать океанский бриз, любоваться пальмами, наблюдать за людьми размеренно и не спеша идущими  по своим делам.
Конец путешествия – Сан – Франциско. До него ехали с ветерком  вдоль Тихоокеанского шоссе.
Это, пожалуй, самая живописная трасса во всей Америке – целый день едешь по тоненькой дороге вдоль океана, за каждым поворотом виды всё более и более захватывающие : лежбище морских львов на берегу, а в океане, если повезет, можно увидеть  настоящих китов.
Сан-Франциско — достаточно компактный, четвертый по величине город Калифорнии, занимает всего 18 кв. км - в силу чего он является наиболее плотно населенным городом Америки после Нью-Йорка. Несмотря на это, благодаря расположению у воды, холмам и множеству парков город кажется не таким уж маленьким.

                                                ***
Путешествие закончилось,  и надо было думать, где осесть на постоянное жительство.
Жданов не прочь был остаться здесь – его все больше привлекало уединение, а город , хотя и незаслуженно, производил впечатление небольшого и провинциального.  Благодаря расположению у воды, обилию парков и холмистому рельефу тут невозможно было охватить взглядом сразу больше, чем несколько кварталов. Поэтому все время, кажется, будто находишься в небольшом городке, а не в центре мегаполиса.
А Малиновскому город не понравился.  Пугающая крутизна улиц, высокая плотность населения, и туристов в том числе, не позволяли быстрой езды на автомобиле, а он любил простор и скорость .
Но он был ведомым в их паре, и вынужден был подчиниться – они остались в Сан-Франциско.
Еще пару недель провели в праздности: шатались без дела по улицам, посещали бары и другие увеселительные заведения,  вдыхали  ветер океана, аромат кофе, аппетитные запахи из множества кафе, специализирующихся на морепродуктах. Гулять можно с утра до вечера, особенно на пирсе – он превращен в  торгово-развлекательный центр
На пирсе расположены многочисленные сувенирные магазины, рестораны и кафе, кинотеатры, игровые центры и аттракционы, аквариум. Пирс знаменит калифорнийскими морскими львами, которые выбрали его  местом своего проживания.

В Москве друзья имели славу гуляк и завсегдатаев тусовок,  но все это происходило после работы, в выходные дни. Отдых у моря тоже продолжался не более десяти дней. А все остальное время занимала работа, непростая, напряженная.
И через месяц праздного существования они заскучали, все чаще задумывались о том, где приложить свои силы и опыт.
Жданов хотел бы открыть свое дело, финансовое положение  позволяло это сделать, но как это осуществить  в незнакомой стране?
У Малиновского финансов было гораздо меньше, и намерения его были не столь серьезны – поддался минутному дружескому порыву, а когда  пришло время принимать серьезные решения, сник. В Москве у него осталось все, чего он достиг: квартира, машина, престижная работа – даже если не в Зималетто, он без труда найдет работу в другом месте, у него везде связи и нужные люди. В Америке его держал только Андрей, их дружба.
Они сидели в баре. Малиновский пил уже третью порцию виски, хмурился и молчал.
Для  Жданова не остались незамеченными метания друга. Он понял, в чем дело и сам начал разговор.
- Ром, ты сам скажешь, или предоставишь это мне?
- Я…О чем сказать?
- Роман, мы же не первый год знаем друг друга. Я все понял: ты хочешь вернуться?
- Понимаешь, Андрюха, - Малиновский продолжил так, будто самое главное уже сказано, - я не вижу здесь для себя места! У меня нет средств, чтобы помочь тебе встать на ноги, я не хочу затруднять твою жизнь заботой еще и обо мне – а ты это обязательно будешь делать, я тебя знаю. Идти в дворники или почтальоны тоже не хочу. Не обижайся и прости меня, я оказался слаб. Я вернусь в Москву. А ты?
- Я останусь. Попытаюсь продлить визу  и найти  способ зарабатывать деньги. Я должен доказать, что я не только папин сын, не только богатый наследник.
Друзья расстались. Дороги их разошлись.

Отредактировано ludakantl (2018-02-02 23:36:39)

0

14

Глава 9.
«Никогда не знаешь, где тебе повезёт»,- говорил великий Шекспир.
Жданову повезло в маленьком кафе, куда он заходил  обедать – очень ему нравился крабовый суп в хлебе.
В этот раз кушанье не радовало вкусом – настроение было паршивое! Он все еще не определился с работой. Простую, не требующую больших знаний и образования работу можно было найти без труда – агентства предлагали неплохие места, а ему хотелось работать в солидной фирме, пусть и на скромной должности – пока! Главное зацепиться, а потом он продвинется, покажет себя. Но для солидной  фирмы нужны рекомендации солидных, уважаемых людей.
Задумавшись, Андрей  не сразу услышал свое имя, не сразу понял, что обращаются к нему, да еще и по-русски.
- Андрей! Жданов! Это ты?
Невысокий, лысоватый человек  стоял за его спиной, похлопывал по плечу.
Кто он? Не русский, но из России… Видимо, они знакомы, раз так панибратски ведет себя, но лицо не знакомое…
- Извините, но я не могу припомнить, не узнаЮ…
- Понимаю, я сильно изменился – лет-то прошло сколько… Двадцать, наверное? Мы в школе вместе учились. А ты вполне узнаваем, не изменился.
При упоминании школы, в голове Андрея стало проясняться, возник образ тщедушного  мальчишки, черноволосого, кудрявого. Как же его звали?
- Ну конечно, Семен!Френкельман! , - обрадованно воскликнул Жданов, - И где твои  кудри? И откуда животик?
- Нажил непосильным трудом! – засмеялся в ответ  Семен.
- Ты как здесь оказался?  - произнесли одновременно, и опять рассмеялись. Встретить земляка на чужбине, всегда радостно, даже если не знакомы, а если знакомы, радость вдвойне.
- Вижу, ты на отдыхе? – первым начал Семен, - а я из России десять лет, как уехал, но жил в Израиле, родители и сейчас там, а я сюда перебрался. Дед оставил мне свой бизнес по завещанию, думаю, что с ним делать: продать или вести дальше.
- А в чем проблема?
- Да фирма неприбыльная. Чтобы продать, надо долги выплатить, а для этого, надо работать с прибылью.
- А что мешает?
- Оборудование старое, модернизация нужна, а денег нет. И банки кредит не дают, из-за долгов. Замкнутый круг. - А ты как? В полном шоколаде? Слышал от одноклассников, живешь шикарно.
- Жил! А теперь вот здесь - сбежал ото всех, достали! Хочу в Америке обосноваться, но не знаю как. Нужна другая виза, нужны рекомендации, чтобы найти приличную работу…. Да много трудностей.
- Слушай, Андрей, у тебя проблемы, у меня проблемы…  А если нам объединиться?
С визой я тебе помогу, есть такая возможность. Жилье тоже не проблема – там, где я живу, жилье недорогое – не центр, конечно. А ты будешь работать в  моей компании – вложишь средства, и оформим  тебя как соучредителя, станем компаньонами. У тебя образование какое?
- Техническое, легкая промышленность, швейное производство.
- Отлично! Тебе и карты в руки, будешь модернизировать производство. Я-то спец по торговле: достать, купить дешевле, а что купить, что нужнее не понимаю, тут меня обмануть легко.
- Неожиданно… Подумать надо. Что производите – то?
- Электрооборудование для станков, комплектующие детали.
- Вполне приемлемо, приходилось сталкиваться.
- Тогда по рукам?
- А давай! Надо же с чего-то начинать.
- С переводом  денег проблем не будет?
- У меня есть вклад в американском банке, так что без проблем.
Так началась серьезная жизнь Андрея Жданова в Америке, не отдых, а трудовые будни.
                                            ***                     
В течение года Андрей неплохо адаптировался к жизни в другой стране: улучшил знание языка, для чего посещал курсы английского языка и брал индивидуальные уроки. Поменял первоначальную квартирку на более престижную, завел домработницу. На работе трудностей больших не было, работа на производстве ему нравилась всегда. Совместные усилия с Семеном дали свои результаты – фирма стала прибыльной, давала неплохой доход. Семен стал больше времени проводить в Израиле, где жила его семья, и Жданов стал фактически самостоятельно руководить коллективом.
И все же стать истинным американцем  у него не получалось – интегрироваться в американское общество он не смог. Он хорошо говорил по-английски, но думал по-русски… Он слушал русское радио, смотрел русские телевизионные каналы…И домработницей у него была не мексиканка, и не негритянка, как у большинства, белоруска, с которой они очень подружились,  и часто коротали вечера вместе, разговаривая на родном языке.
Он не понимал американских  развлечений – например, праздник с обливанием начальства водой казался ему диким, как и напитки со льдом в ресторанах  даже в холодную погоду… И то, что местные жители не пьют чай, а только кофе. Сам он кофе любил, а вот Катя…
С чая все и началось – он стал по любому поводу вспоминать Катю – наверное, от одиночества? Или выпустил наружу то, что было спрятано глубоко? Теперь прятать было не от кого…
Первый отпуск, через три года, провел  в России, но не в Москве – еще не хотел встречаться с бывшими знакомыми, хотя уже было ясно, что как бизнесмен он состоялся.
Уговорил Малиновского поехать за Урал, в горнолыжный курорт  Абзаково. Он так соскучился по настоящей зиме, по снегу! Заранее списались, Роман все организовал, и они провели десять замечательных дней: катались на лыжах, снегоходах и на собачьей упряжке, парились в бане и кедровой бочке, купались в зимнем бассейне – после крепкого морозца за окнами, вода в бассейне казалась парным молоком.
Жданов стал приезжать «домой» регулярно, и всегда зимой – выбирал пансионат  в глубинке. ПО нескольку дней гостил у Малиновского – инкогнито. Пансионаты вскоре наскучили – везде одно и то же, стеснять Романа было не удобно – у него  всегда бурная личная жизнь, а Жданову хотелось уединения. Тогда он купил дом недалеко от Москвы, но не в коттеджном поселке, а в заброшенной деревушке, перестроил его, осовременил: обставил хорошей  мебелью, оборудовал современной техникой. И стал приезжать по-настоящему домой. Ненадолго, на несколько дней, в любое время года.
Для присмотра за домом нанял одинокого мужчину, бывшего военного, Володю.

В Америке у Андрея появилось новое увлечение – рисование. Сам себе удивлялся, и никому не говорил – не поверят. Любитель женщин, горячительных напитков и веселой жизни у моря под пальмами – и вдруг уединение, рисование, зимние пейзажи за окном…
Стоило поселиться на другом краю земли, возле океана, чтобы полюбить  дом в лесной глуши, и чтобы пережить заново моменты, которые,  оказывается, и были счастьем, и которые подарила ему смешная женщина-девочка с косичками. Больше такого не было в его жизни, остались только воспоминания. Он рисовал эти воспоминания – картинки из прошлой жизни. И почти в каждом рисунке была она, Катя, такая, какой он ее помнил.
                         ***
Прошло десять лет – спокойных, размеренных,  и…скучных… Его азартная натура требовала риска, преодоления препятствий, и победы, как результата его усилий – так было в Зималетто. Правда, победа оказалась поражением… Но он бы все равно ее достиг, если бы ему дали возможность довести дело до конца.
А здесь Андрей не мог работать так, как хотел, не мог рисковать. Семен предпочитал пусть и меньшую, но стабильную прибыль и рисковать бы не позволил – Жданов и не пытался его убеждать. Он хотя и вложил свои средства, хозяином фирмы не был…

Жизнь не стоит на месте, все когда-то кончается, и плохое, и хорошее.
Закончился и спокойный период  жизни Андрея в Америке.
Первый звонок прозвучал от отца. Андрей предполагал, что когда-никогда  этот звонок раздастся.
С родителями Жданов общался редко. В основном поздравлял с праздниками, заодно справлялся  об их здоровье. Вживую встречались всего  три раза: когда погибла в автокатастрофе Кира, они, как и он, приезжали в Прагу на похороны. Тогда даже не поговорили – и родители, и Никита почему-то винили Андрея в случившемся. Как будто он виноват, что Кира пристрастилась к спиртному, села нетрезвая за руль и разбилась. Минаев  смотрел на него волком, и даже не пригласил в дом, не познакомил с сыном. Ждановы-старшие тоже мальчика не видели. Родственники Никиты посчитали, что мальчик слишком мал, и лучше ему не быть на церемонии.
Второй раз Андрей виделся только с Маргаритой – она прилетала в Израиль делать пластику, а он был там по делам фирмы.
А третий раз встреча состоялась в Лондоне – отец сильно болел, и Андрей навещал  его.
Еще тогда Павел начинал разговор о судьбе Зималетто, но Андрей не был готов к такому разговору - возвращение в Москву не входило а его планы.
Теперь же ситуация изменилась. Их фирму готова была перекупить более крупная компания.  Семен склонен был осуществить сделку. У него уже был бизнес и в Израиле, он хотел жить стабильно там, американская фирма была ему больше не нужна, а нужны были деньги.
Андрей опасался, что рано или поздно это произойдет, производство возможно перенесут в другую страну, где более дешевая рабочая сила. Тогда ему предстоит  начинать жизнь опять с нуля… В этом свете возвращение в Москву было неплохим вариантом.
Павел Олегович уже давно вернулся к управлению компанией. Александра пришлось отправить  в министерство, где он работал раньше, поскольку он пристрастился к азартным играм в казино, тратить личные средства на оплату проигрышей он не хотел, жадничал, и запускал руку в финансы компании.
Но возраст давал о себе знать, Павлу было трудно справляться с большим объемом работ – компания  разрасталась, а из помощников у него был только Малиновский.
Вернувшись из Америки, Роман пробовал себя на разных поприщах: реклама, торговля, ресторанный бизнес, но нигде долго не задерживался – не лежала душа, тянуло его в Зималетто.
Как только он узнал, что Воропаев больше не президент компании, он  обратился к Павлу, и тот его принял на прежнюю должность. А со временем Малиновский стал фактически управлять компанией – Павел предпочитал жить в Лондоне, да и здоровье его пошатнулось. Такое положение дел Роману не нравилось, он не любил брать на себя ответственность, предпочитал быть вторым лицом.  Он и подводил Жданова-старшего к мысли вернуть Андрея.
Павел позвонил Андрею, попросил прилететь в Лондон для серьезного разговора и принятия окончательного решения.
Андрей пообещал встретиться, но не тотчас, а приурочить встречу к его поездке  в Прагу по делам фирмы.
А вскоре прозвучал  еще звонок – из России, и Андрей   срочно вылетел в Европу.

0

15

Глава10.
«Маленькие детки спать не дают, а с большими сам не уснешь» - эту пословицу Катя вспоминала очень часто!  Андрюша и Рэй по вечерам дома не сидели, то у них тренировка, то вечеринка, а то и просто «балдеют» на улице. А она ждет! То в одно окно посмотрит, то в другое. Конечно у них есть мобильные телефоны, но звонить они забывают, а сама она старается лишний раз не надоедать звонками-  кто знает, как отнесутся к этому их друзья? Могут и посмеяться, и маменькиными сынками обозвать.
Катя не была против дружбы мальчиков, тем более что предполагала, что они братья – сводные. А они в этом даже не сомневались.
Но она все больше убеждалась, что характер Рэя более твердый, он подчиняет доброго и податливого Андрюшу, влияет на него и не лучшим образом.
Рэя воспитывала улица – мать погибла, отец (тот, что по паспорту) оставил его мачехе,  а сам уехал в Прагу и остался там, ограничил свое участие в судьбе мальчика редкими денежными подачками.  Мачехе он не нужен (как и она ему!), а настоящий, биологический отец не знает о его существовании.
А улица – воспитатель суровый, со многими соблазнами, пороками. Рэй уже курит,  не скрываясь, а значит, и Андрей покуривает  втихаря. И пивом балуются, а может и чем покрепче. В квартире Кати, где никогда никто не курил, это легко прослеживается по запаху.
Как с такими мыслями уснешь?
С родителями своими опасениями  не делилась – они сразу были против того, что Катя разрешила Рэю жить у себя. Близких подруг у нее никогда не было – не получалось у нее дружить с женщинами. В одинокой женщине, какой она была, также одинокие женщины всегда видят соперницу, а замужние -  разлучницу.
Хорошо, что есть Зорькин! Он Катю выслушал, опасения ее признал правильными.
- Пушкарева, признавайся! С воспитание юношей ты не справляешься.  Им нужно мужское влияние, причем постоянное, а не разовое, какое могу дать я или дядя Валера. Отец им нужен, иначе попадут они под влияние чужого дядьки, не факт что порядочного, скорее из криминальной среды.
- Коль, но я же хорошо справлялась! Раньше…
- Ты еще вот о чем подумай: Андрюшка твой сын, ты за него в ответе сама перед собой, а Рэй? Ты можешь брать на себя ответственность за его воспитание? Если хороший человек вырастет, тебе все равно спасибо не скажут, а если он свернет на кривую дорожку? Кто виноват будет? Ты! Как ты оправдаешься тогда?
- Что же делать?
- Надо сообщить Жданову.
- Ты думаешь, он откликнется? Он же говорят,  в Америке живет?
- Не знаю, как он себя поведет, но попробовать надо.
- Как ты это представляешь? Ни адреса, и телефона мы не знаем.
- Найду Малиновского, думаю, он знает координаты Жданова. Расскажу ему, попрошу позвонить.
- Коля! Только про Рэя расскажи! Про Андрюшку я сама скажу, потом. Если он приедет.
Вскоре в Америке прозвучал звонок из Москвы, заставивший Андрея Жданова срочно вылететь в Европу.
                            Глава 11.
Андрей планировал     в первую очередь посетить родителей, послушать отца, его предложения насчет Зималетто – если раньше он не мыслил своей жизни без Зималетто, то теперь у него вполне налаженная жизнь в Америке.
Но звонок Малиновского  изменил его планы. Сначала в Москву! Там у него сын! Хотя это еще надо доказать, надо сделать анализ ДНК- мало ли что ребенок придумал. И Минаева надо найти, допросить его «с пристрастием», что он думает по этому поводу. Если вспомнить, как он смотрел на Андрея на похоронах Киры, вполне возможно, все так и есть: ребенок Киры не от него. Тогда понятно, почему их семейная жизнь не сложилась, почему Кира стала выпивать. Не понятен  только поступок Киры – зачем она отказалась от свадьбы с Андреем , если была беременна от него? Или она еще не знала о беременности? Сделала это в порыве оскорбленной гордости? Ждала, что Жданов побежит уговаривать ее, извиняться и просить прощения? В таком случае, она могла послать Никиту куда подальше – о чужих чувствах она никогда не задумывалась. За что и поплатилась…
Но сын ни в чем не виноват! Он родился, чтобы быть счастливым, а оказался никому не нужным. Никому, но не Жданову! Он заберет его с собой, увезет в Америку, они будут жить вместе. У мальчика появится дом и семья, пусть и не полная, а у Андрея появится смысл жизни.
И родители будут довольны, они так ждали внуков. А тут внук, да еще от Киры!

И все-таки он заехал вначале в Прагу – так получилось с билетами, но на один день, не более – не большая  отсрочка от встречи с сыном.
В Праге случилось маловероятное: на улице лицом к лицу столкнулся с Никитой Минаевым! Не похоже, что тот собирался возвращаться в Москву к жене и сыну - шел под руку с  женщиной, явно не разовой девицей, а вполне порядочной и не слишком молодой, но подходящей для совместного проживания.
То ли он не узнал Жданова, то ли  не хотел узнавать – собрался пройти мимо, но не тут-то было! Андрей  крепко ухватил его за рукав.
- Никита! Я собрался тебя искать, а ты вот он. «На ловца и зверь бежит»,- как говорится
- Что тебе нужно от меня?
  - Поговорить. И не отказывайся, я все равно не отстану.
- Поговорим, только не долго
- Давай не здесь, не на улице. Зайдем в кафе, поговорим, выпьем.
Последнее предложение возымело свое действие, Минаев что-то сказал своей спутнице, она недовольно поджала губы, но не возразила, и удалилась.
Разговор продолжился за столиком в кафе, поддерживаемый изрядными порциями чешского пива.
- Где твой сын, Никита? Почему ты его бросил?
- Почему ты так решил? Он в Москве,  с мачехой.
- Он бомжевал на вокзале!  Это большая удача, что его приютила Катя Пушкарева!
- Катя? Твоя Катя? Так вам и карты в руки – это же твой сын.
- Ты так считаешь?
- Мне Кира призналась.  Ты не думай, я не зверь, я бы его растил как родного, если бы…
- Если бы что?
- Если бы Кира любила меня. Хотя бы старалась … А она тебя забыть не могла.
- Но ведь это она меня бросила! Я, признаюсь, давно охладел к ней, но если бы знал, что она беременна, женился бы непременно!
- Что теперь говорить… Ты узнал, что хотел? Что дальше?
- Я так понимаю, ты в Москву возвращаться не собираешься? И сын тебе не нужен?
- Здесь у меня работа хорошая, и вообще. .. А сын… Я, конечно, предложу ему жить в Праге, раз он ушел от мачехи, но боюсь, он не захочет. Не сложились у нас с ним отношения.
- Я заберу его! Сделаем анализ на отцовство, и суд мне его отдаст! Ты же не будешь против?
- Не буду. У меня скоро свой ребенок родится!

0

16

Глава 12.
Нетерпение Андрея было столь велико, что он не поехал в свой дом, а сразу из аэропорта позвонил Зорькину, чтобы узнать адрес Пушкаревой – не ехать же к ее родителям, она явно там не живет, а старики неизвестно как отреагируют на него.
Николай адрес не сказал, дал только телефон Кати, и не стационарный, а мобильный, побоялся, видимо, что Жданов сразу свяжется с сыном.
Катя звонку Жданова обрадовалась, чего он не ожидал – расстались они нехорошо по его мнению. Он даже не узнал, почему она уволилась. А за прошедшие годы ее обида, скорее всего только возросла.
- Андрей, ты приехал! Я должна тебе сказать…
- Кать, я знаю, у тебя живет сын Киры, мой сын. Спасибо, что приютила, я тебе очень благодарен! Я хочу с ним встретиться.
- Андрей, давай сначала мы встретимся и поговорим. Вдвоем.
- Я приеду! Где ты живешь?
- Не обижайся, но давай встретимся пока в кафе.
- Ну, хорошо, - Жданов был удивлен такой секретностью, но ставить условия в данной ситуации, не его право.
Договорились о месте и времени встречи.
Катя не опоздала ни на минуту, Андрей пришел раньше, успел заказать ужин.
- Андрей, достаточно было кофе.
- Кать, я двое суток в пути, перелеты, пересадки, кормежка в самолетах.
- Прости, я не подумала. Ты ешь, а я только кофе выпью
- А я заказал  чай, раньше ты кофе не любила
- Ты  помнишь?
- Помню Кать, я все помню, и вину свою помню. Но об это мы потом поговорим, ладно?
- Как скажешь.
- Спасибо, что понимаешь. Ты всегда меня понимала, как никто другой. Скажи, когда я смогу увидеть сына?
- Да хоть сегодня. Какие у тебя планы насчет него? Я бы не была против, чтобы он жил у меня, но я чувствую, что не справляюсь. Все-таки он не домашний мальчик, улица его затягивает. Я боюсь упустить момент. Зорькин настоял на том, чтобы сообщить тебе.
- Он прав, это моя обязанность.
- А тебе он не будет помехой, как Никите?
- Что ты, Кать. Я безумно рад, что у меня, оказывается, есть сын! Я увезу его в Америку, он получит дом и семью, образование – все, что могу, я ему дам.
- Это очень хорошо…
Андрею показалось, что она сказала это с печалью, но он был одержим  идеей увидеть сына, и не придал этому значения.
- Кать, так мы поедем к тебе? Я увижу сына?
- Поедем. Увидишь, и не одного… Я должна сказать тебе… Предупредить… Я виновата перед тобой!  Я должна была сделать это раньше, сказать тебе…
- О чем ты, Кать?
- У тебя есть еще один сын! Мой сын. Он твой сын. Он тоже Андрей, у тебя теперь два Андрея.
Нелегко далось Катерине это признание. Словно в холодном омуте побывала, и не могла отогреться, руки-ноги тряслись.
А Жданов оцепенел. Он даже не обрадовался, насколько это было неожиданно.  Мысли хаотично кружились в голове: «Она была беременна… Он не отменил свадьбу с Кирой…Не сказала ему, чтобы не осложнять его жизнь… Как она пережила все… одна, без поддержки… Только Зорькин, родители явно не одобрили...»
И все - таки обида, жалость к самому себе вышла на первый план
- Кать, как ты могла так поступить? Почему лишила меня общения с сыном? Разве я не имел на это права?
- Прости, я хотела как лучше. Ты был безразличен ко мне, я подумала, что и к ребенку так отнесешься. И Кира…Она бы постоянно попрекала тебя…
- Я признаю свою вину: не поинтересовался, почему увольняешься, не нашел, не выяснил причину. Но и наказание я получил – не слишком сурово ты наказала меня?
- Что ты имеешь в виду?
- Ты лишила меня общения с сыном, ты вообще не сказала мне о его существовании!
Я не видел его грудничком, малышом. Как он тянулся к погремушке, как учился ходить, как сказал первое слово…  Этого ведь не вернешь!
- Да, не вернешь. Что сделано, то сделано. И не изменится уже ничего! Ты заберешь Рэя, вы уедете в Америку, а мы останемся с Андрюшкой, будем жить, как раньше.
- Ну, уж нет! Никуда я не поеду! Что же ты думаешь, я одного сына буду воспитывать, а другого забуду? Хочешь ты или нет, но я буду видеться и с ним!
- Почему же я не хочу. Я хочу, чтобы вы подружились. А уж как он хочет…
- Все, Кать, поехали!  Наши отношения и обиды потом обсудим, а сейчас – к сыновьям!

        Глава13
Андрей попросил остановить машину  (ехали на машине Кати, и она была за рулем) возле супермаркета – должен же он купить гостинцы, не с пустыми же руками в гости идти.
Вернулся с четырьмя полными пакетами, которые заняли оба задних сиденья.
- Не стоило столько накупать, мальчики уже все приготовили. Я им звонила, сказала, что у нас будет гость,- ответила она на недоуменный взгляд Жданова.
Андрей бодрился, старался выглядеть жизнерадостно – Америка научила этому, но перед дверью квартиры заметно сник, видно было, что очень волнуется.

Дверь открыла Елена Александровна, чем удивила не только Жданова, но и Катерину - не ожидали они ее присутствия.
-Мама?
- Мне Андрюша позвонил, хотел проконсультироваться, что лучше приготовить на ужин, сказал, что гость у вас будет. А я подумала, лучше я сама приготовлю! У меня и холодец был, и голубцы. Да и отец  уехал  однополчанина проведать – болеет он. Чего мне одной дома сидеть, пока ноги ходят? А Вы проходите, Андрей Павлович!
- Спасибо, Елена Александровна. Не забыли меня?
- Да как же можно – памятка при нас…
- Мам, подожди, надо же мальчиков познакомить.
-Андрюша, Рэй! Это Андрей Павлович Жданов, ваш отец.
- Андрей…Павлович! Это ваши сыновья, Андрей и Андрей! Три Андрея! Запутаюсь я с вами!
Шутка Катерины разрядила обстановку, и Елена  внесла свою лепту - стала рассаживать всех за столом, накладывать в тарелки салаты. В ее присутствии разговор шел оживленнее - мальчики ее не стеснялись, она же бабушка, и Жданов чувствовал, что она на его стороне. Так оно и было, Елена радовалась, что у внука будет отец. Ничего страшного, что сыновей двое, мальчики подружились. Было бы лучше, конечно, если бы Андрюшка один был, вся любовь ему бы досталась, но тут уж ничего не поделаешь – раньше надо было поставить Жданова в известность.
На чай Елена не осталась – она пожилой человек, в дорогу жидкость употреблять опасается. Катя вызвала такси, Андрей проводил Елену до машины, а вскоре и сам засобирался
-Пожалуй, и мне пора. Поздно уже.
Мальчики расстроились – Андрей подарил им диски с новыми компьютерными играми, которых еще не было в продаже в России, и им не терпелось опробовать их.
- А ты куда поедешь?- поинтересовалась Катя
- В гостиницу. К Малиновскому неудобно без предупреждения, а в загородный дом далеко, да и без машин я, а таксист не всякий поедет в такое время.
И Рэй, и Андрюшка смотрели на Катю умоляюще, и она поняла их не высказанную просьбу.
- Андрей, куда ты, на ночь глядя пойдешь. Оставайся, у нас есть свободная комната, там можешь разместиться.
- Наверное, это неудобно? Но мне очень хочется остаться!
- Вот и оставайся.
- Пап, оставайся! – в два голоса подхватили два Андрея, а третий от такого обращения –сразу отцом признали! – обнял их обоих одновременно, и расцеловал.
До полуночи они втроем осваивали новые игры. Катя не противилась такому нарушению режима - пусть пообщаются, они так ждали этого момента.
Она постелила Жданову постель, приготовила ему полотенце для душа, и «по английски», не привлекая к себе внимания, ушла в спальню. Было обидно, что она вроде как и не нужна им…  Но это мелочь по сравнению с радостью сына. Она столько лет лишала его этой радости, и вот заслуженная расплата!

Уснуть не получалось. Она пошла на кухню выпить молока - иногда ей это помогало от бессонницы.
В ванной комнате горел свет – мужчины забыли выключить. Катя зашла и увидела на стиральной машине рубашку Жданова – привык, видимо, оставлять. А есть ли у него с собой свежая? При нем никаких вещей она не видела. Что он наденет завтра?
Закрыла плотнее дверь, чтобы не шуметь, налила в тазик воды, постирала вручную, высушила в полотенце, а выгладила в спальне – у нее всегда там утюг, чтобы перед работой погладить вещь, если потребуется. Готовую рубашку повесила на стул возле двери в комнату, где ночевал Андрей - увидит утром!

Уснуть не удалось – мысль о том, что рядом, через стенку, находится тот, которого любила, и которого, как оказалось, любит и сейчас, будоражила сознание, не давала ему погрузиться в спасительный сон. А она-то считала, что забыла Жданова! Наивная…
Едва забрезжил рассвет, Катя вышла на кухню – решила приготовить более капитальный завтрак. Обычно они ограничивались  кофе с бутербродами. Катя перекусывала потом с сотрудницами в баре, так было принято в их отделе. У женщин, обремененных детьми, мужьями и даже внуками, не хватало утром времени на себя, и Катя позволяла им устраивать быстрый ланч, и сама к ним присоединялась.
У мальчиков в школе тоже был завтрак после первого урока, посещать его старшеклассникам   не обязательно, но Катя регулярно оплачивала завтраки обоих, и строго наказывала не отлынивать.
Сегодня другое дело. Сегодня у них гость, и не простой. Она не была любительницей кулинарии, но кое-что переняла от матери. Например, сырники и блинчики получались у нее отлично. Не стала раздумывать, что выбрать на завтрак, решила приготовить и то, и другое – времени предостаточно! Мальчишки проспят еще часа два, не меньше, а Андрей… Это его дело, когда встать, ему не на работу. Разбудить мужчин она не боялась – кухня расположена далеко от остальных комнат.
Сырники призывно скворчали на сковороде, распространяя запах ванили – Андрюша любил с ванилью, а первый блин пришлось скинуть в мусорное ведро - не доглядела, пригорел блин. Она стала следить внимательнее, и горка румяных, тонюсеньких блинов уже достигла внушительных размеров.
В это время ей стало неловко, беспокойно, словно в спину что-то кололо. Катя оглянулась – в проеме стоял Жданов, уже полностью одетый, выбритый, пахнувший морской свежестью. За столько лет не сменил парфюм!
В первый момент ей показалось, что он смотрит как прежде, ласково, но тут же его взгляд стал жестким, обвиняющим – как в кафе, когда она сказала ему о своем сыне.
Конечно, он винит ее, что скрыла рождение ребенка. И он прав!
Но Кира тоже скрыла! Но ее не обвинишь, ее нет больше.
А может он и при жизни не стал бы упрекать ее, смирился бы, что его ребенок воспитывается другим мужчиной – он же не любил Киру, она это точно знала.
А ее разве любил? Если сейчас упрекает, может, зная о ее беременности, он поступил бы иначе? Женился бы на ней, была бы у них семья, дети - не один Андрюша…
Катя тряхнула головой,  отгоняя глупые мысли. Почти равнодушно спросила:
- Андрей, ты чего так рано?
- Не смог заснуть, столько волнений. Да и дел сегодня много.
- Что за дела?
- Навещу Малиновского, надеюсь он даст мне во временное пользование одну из своих машин. Съезжу в загородный дом – хочу пригласить вас туда на шашлыки в выходные. Переговорю пока по телефону с отцом. Мне надо знать, на что я могу рассчитывать в Зималетто, вернувшись в Москву. Ну, и надо, наконец, снять номер в гостинице на время , пока риэлторы подыщут квартиру для покупки.
- Ты твердо решил вернуться в Москву?
- А как иначе? Я не хочу терять сыновей.
- В таком случае, у меня к тебе просьба.
- Какая? Говори, я постараюсь ее исполнить.
- Не переезжай в гостиницу. Мальчики очень расстроятся – они уверены, что теперь ты всегда будешь с ними.
- Кать, я не хочу усложнять твою жизнь. Мужчина в доме – это лишние заботы, сама знаешь.
- Откуда мне это знать? В моем доме взрослых  мужчин не было, только дети. О них я привыкла заботиться. Она усмехнулась.
- Был у меня один Андрей, потом их стал два, теперь третий появился.  Где два, там и три – справлюсь!
- Ну смотри, если что, выгоняй! – он тоже улыбнулся, и уже весело продолжил.
- Ты больше командуй, мы будем помогать.

Дни проходили в привычном ритме: у мальчиков -  учеба, тренировки, у Кати – работа, домашние дела, готовка. Андрей, узнав, что отец планирует передать ему должность президента компании, целыми днями пропадал в Зималетто, знакомился с состоянием дел – он готов был немедленно приступить к любимой работе, но нужно было дождаться Совета Директоров, чтобы оформить все по протоколу.
После Зималетто он заезжал в супермаркет, закупал продукты – эту обязанность он взял на себя.
А вечером все собирались на ужин за большим, красиво сервированным столом.
Раньше Катя особо не обращала внимания на посуду, да и ужинали порознь, кому когда удобно, и кому что нравилось – брали из холодильника, грели в микроволновке и ели.
Теперь ждали, когда соберется вся семья, Катя водружала на стол приготовленное блюдо, раскладывала по тарелкам – в ход были пущены «праздничные» сервизы. А чего им пылиться в шкафу?
Хорошо было дома! И уходить никуда не хотелось, разве что в гости к Пушкаревым – там все тот же круглый стол, и пирожки, и наливка.
Катя была счастлива, но знала, что это временно – настанет день, когда Андрей должен будет вернуться в  Америку, закончить там дела, а потом… Что будет потом, она старалась не думать.

И этот день настал.
Закончив уборку на кухне, она собиралась готовиться ко сну. Андрей, обычно проводивший вечер с сыновьями, на это раз остался с Катей на кухне, помогал перетирать посуду, убирал ее в шкаф.
Когда все было закончено, взял Катю за руку, усадил напротив себя.
- Кать, я должен поехать в Америку, закончить там дела, оформить документы на отъезд.
- Я понимаю, езжай, конечно.
- Я что подумал… У ребят каникулы  начинаются… Я хочу показать им Америку - когда потом получится, а сейчас удобно… Отпустишь?
-Почему нет? Пусть поедут.
Жанов повеселел, сорвался с места
- Пойду, порадую ребят! Они не верили, что ты согласишься!
Катерина горько усмехнулась, подумала:
« Они уже все обсудили. Без меня…»

0

17

Глава14
Они уехали, а она терзалась сомнениями. Еще и Колька подливал масла в огонь.
- Пушкарева! Ты вроде умная женщина, - говорил он, - как ты могла отпустить сына со Ждановым?
- А как я могла не отпустить? Он и его сын тоже! Жданов имеет право.
- Дура ты благородная! А если он не вернется? Передумает? Там у него налаженная жизнь, останется  вместе с мальчишками – они ведь его сыновья. Судиться будешь? Так еще не известно, как суд решит! А нервов сколько, а денег…
- Зорькин, ты же мне друг, зачем ты говоришь мне это? Я и так ночами не сплю, переживаю. Неужели Андрей может так поступить?
- А почему нет? Ты же поступила, не сказала ему, что была беременна, что сына родила от него.  Так что вполне может отплатить тем же.
- Ну что же делать, Коль?
- Только ждать. Он когда обещал вернуться?
- Точной даты он не говорил – как дела уладит.  Ну и ребятам на практику нужно  через месяц.
- Вот и жди, не переживай заранее. По телефону с ними говоришь? Или по скайпу?
- Только с Андрюшкой,  не каждый день – они с Рэем путешествуют, пока Жданов занят оформлением  документов. Как он мог отпустить их одних?
-  Сразу видно: мужское воспитание! К самостоятельности приучает – это ты  каждый шаг контролировала. Для того отец и нужен, чтобы мужчина вырос, а не маменькин сынок.
- Понятно, только ведь это временно – если и вернется Жданов, заберет Рэя, а мы с Андрюшкой опять одни останемся.
- Не скажи!  Одни, да не как прежде! Я уверен, Жданов будет принимать участие в воспитании! Приходящий отец – лучше, чем никакой.

                       ***
Они вернулись неожиданно, через три недели.
Катя пришла с работы, а в квартире такой бедлам. Вся прихожая заставлена чемоданами, баулами, коробками. А в воздухе витает запах мяса, дыма  и средства для мытья посуды.
На звук открывшейся двери выбежали все трое, и все из кухни, перемазанные мукой, свеклой и с застывшем  жиром на губах - пробовали свое произведение  кулинарии.
Рэй подошел степенно, поздоровался, а Андрюшка повис на шее, не выпускал из объятий.
Жданов молча стоял в проеме, облокотившись на косяк, улыбался. И только когда пространство вокруг  Катерины освободилось – мальчишки рванули на кухню, там что-то угрожающе зашипело и запахло газом, - подошел, коснулся рукой плеча, хотел прижать к себе, но не решился, ослабил напор, произнес тихо:
- Здравствуй, Кать.  Нас долго не было?
- Мог бы позвонить…
- Мог, но не знал, что сказать.
- Я волновалась.
- Ты волновалась?  Из-за того, что мальчики путешествовали одни?
- И поэтому тоже.
- А еще почему?
Она не успела ответить, прибежал Андрюша
- Мам, пап, идемте скорее! Мы с голоду умираем.
- Мы уже идем, сынок!
Катя обняла одной рукой сына, другой подтолкнула Жданова, и они отправились к праздничному столу – это же настоящий праздник, что они опять вместе!
После обильного ужина (не иначе, Жданов закупил все полуфабрикаты в кулинарии), осоловевшие братья  отправились спать, пообещав перемыть посуду завтра- сказывалась  перемена часового пояса, а Катю Жданов попросил  задержаться.
- Кать, нам надо поговорить.
- До завтра не подождет разговор? Говорят, утро вечера мудренее.
- Мне не терпится. Но если ты устала…
- Нет, нормально, я готова, говори.
- Я о том, как нам жить дальше.
- А что тут непонятного – ты заберешь Рэя, я останусь с Андрюшей.
- Я не хочу так!  Нет, я рад, что он у меня есть,  я его люблю, хотя не любил его мать. Но я не могу расстаться с Андреем! Он плод нашей любви. А ты прекрасная мать, не могу же я отнять его у тебя…
- Этого я и боялась. Думала, останешься в Америке, сына оставишь у себя.
- Как ты могла такое подумать? Я же не законченный подлец, по крайней мере, теперь.
- И что же нам делать? Какой выход из положения ты предлагаешь?
- Давай начнем с тебя?
- У меня нет никакого предложения, а у тебя видимо есть, так что начинай ты.
- Кать, нам надо оформить брак! Я не вижу другого решения проблемы.
- Фиктивный?
- Если у тебя кто-то есть, я не буду  мешать твоей личной жизни. Но наши сыновья будут вместе, у них будет полноценная семья, отец и мать! Ради этого стоит  чем-то пожертвовать.
Катя долго молчала, и Андрей уже подумал, что таким образом она подготавливает его к отрицательному ответу, но  она вдруг повернулась к нему и сказала с вызовом:
- А, пожалуй я соглашусь!
Теперь Жданов не знал, что ответить – он готовился к долгому уговариванию, а Катя сразу согласилась.
- Не ожидал? - она усмехнулась краешком губ, - а я ничего не теряю,  жертвовать мне не чем, так что будем жить, как жили в последнее время. Только у меня условие, точнее просьба.
- Проси что хочешь! Я согласен на все – главное, что ты согласилась!
Жданов был искренне рад, это невозможно было не заметить.
- Если ты не возражаешь, останемся жить в моей квартире?
- Я и сам об этом хотел сказать – я не подумал заранее, заказал риэлтору трехкомнатную квартиру, а теперь вижу, что этого мало, надо искать другую. Вообще-то у меня есть загородный дом, можно жить там.
- Летом можно и там, на природе, а пока не стоит переезжать – у мальчиков выпускной класс, надо готовиться к ЕГЭ.

  Глава 15
Брак оформили без шумных торжеств. Кроме регистрации в ЗАГСе, пришлось оформлять документы на усыновление, на смену фамилии и отчества - затянулась регистрация.
Ждановых-старших не стали беспокоить, те  собирались на отдых и лечение в Швейцарию, и менять их планы Андрей не счел нужным. Их известили о переменах в жизни сына по телефону, клятвенно пообещали приехать всем семейством, познакомить с внуками, а пока послали по электронной почте кучу фотографий – пусть изучают на досуге, обсуждают, сравнивают – знакомятся.
Пушкаревых же посетили с Катей вдвоем – Жданов, как положено, просил у них руки  их дочери.
Валерий Сергеевич растрогался, глаза увлажнились. Внука он любил, но то, что Катя родила его без мужа, нет-нет да прорывалось тяжелым вздохом. Елена Александровна просила не посвящать мужа во все перипетии отношений Кати и Андрея, в том числе и об отцовстве Жданова – мало ли как отреагирует Пушкарев.
Сама она обо всем давно догадалась, но тоже не заговаривала об этом – захочет Катя, расскажет. Замужеству дочери она искренне радовалась – пора Катеньке в полной мере испытать женское счастье.

Все проблемы были решены, все были довольны, и только Катя все чаще задумывалась о том, правильно ли поступила, согласившись на брак.
Она это сделала под впечатлением рисунков Андрея – он любил ее!
А получилось иначе…  Жданов продолжал жить в гостевой комнате, попыток сблизиться не делал…
Во всем остальном он был идеальный муж и отец. Мальчикам уделял много внимания. Они вместе ходили в  спортзал, посещали  футбольные матчи, он помогал Рэю готовиться к экзаменам – у Рэя были пробелы в знаниях, за тот период, когда он жил, где придется, и часто пропускал занятия.
И Катю он окружил заботой! Многие домашние дела перекочевали с ее плеч в его руки.
Но… Брак был фиктивный… Пока об этом знала только Катя, но могли заметить и другие.
Мама, например. Ее внешним благополучием не обманешь, она сердцем чувствует душу дочери.
Да и сын, Андрюшка, уже многое понимает. Недавно спросил Катю – стыдно ему было, в глаза не смотрел, но все-таки спросил!
- Мам, а почему отец все еще в гостевой комнате  живет?
- Так у нас же нет больше комнат. Где же ему жить?
- Но вы же теперь муж и жена, официально. Почему он не с тобой?
- А, ты об этом! – Катя сделала вид, что только сейчас поняла вопрос сына, это дало ей время придумать достойный ответ.
– Сынок, мы же уже не молодые, долго жили не вместе. У нас сформировались свои привычки. В зрелом возрасте многие супруги имеют каждый свою спальню, если условия позволяют - так удобнее.
- Значит у вас все хорошо?
- Конечно, хорошо. Не беспокойся!
Андрюшка убежал по своим делам, радостный и успокоенный. А Катя всерьез задумалась: как выйти из создавшегося положения?
Снова и снова прокручивала в уме их разговор со Ждановым. Когда прозвучало слово «фиктивный»? Чье это было предложение?  Не она ли сама озвучила это? Или все же Андрей?
Его понять можно – он любил ту Катю, девочку с косичками. Ее он рисовал! А теперь Катя другая: взрослая, самодостаточная женщина, изменившаяся внешне и внутренне. Больше нет неуверенной, закомплексованной девчушки, а есть…
А что есть? И внешне она не стала супер-моделью, и внутренняя неуверенность  в поступках  сохранилась.  Она научилась скрывать эту неуверенность, маскировать деловыми качествами, только и всего.
Неделю назад Андрей не ночевал дома, предупредил, что поедет в загородный дом, уладить кое-какие дела. Вполне это могло быть правдой, а могло быть и по-другому, он мог ночевать у женщины, возможно и в доме. Катя всю ночь не  спала, ревность душила ее. А если их брак фиктивный? Какая может быть ревность? И Жданову не нужно в этом случае ничего придумывать, у него должна быть личная жизнь - не монах же он.
« Надо поговорить. Надо расставить точки над i» - решила Катерина.
А вскоре и случай подвернулся.

0

18

Глава 16
Приближался Новый год. Жданов предложил встретить его на природе, за городом. Год был не простой, богатый на события, эмоции и проводить его хотелось в тишине.
Всем идея понравилась, начали с энтузиазмом готовиться к поездке.
Но вышло не так, как задумали.
Из Забайкалья  в Москву приехали давние друзья Пушкаревых, и они вынуждены были отказаться от  поездки за город.
И ребята не могли поехать – Рэю неожиданно предложили место в команде лыжников. На отборочных  соревнованиях он в команду не попал, а теперь один из участников сломал ногу и не мог поехать на гонки, вместо него предложили поехать Рэю, а Андрюшу брали запасным - все знали, что они друг без друга никуда. За неделю до Нового года мальчики уехали на тренировочные сборы в подмосковный пансионат.
- Ну что, Кать? Поедем одни, или останемся в городе? – спросил Андрей  за ужином.
- Поедем, конечно, готовились же.
- Замечательно! Хорошо, что ты согласилась, а то я уже Володе-сторожу пообещал выходные на праздничные дни - ему в лесу уж надоело. Прямо сейчас и позвоню, пусть собирается.

                               ***
Декабрь был малоснежный, а за два дня до поездки вдруг, словно небо прохудилось – снег валил и валил. Когда подъехали к дому, увидели, что до крыльца не добраться - сугробы намело.
- Вот не делай людям добра, - с досадой произнес Жданов,- зачем отпустил Володю до нашего приезда? Теперь дорожки не расчищены.
- Кто же знал, что столько снега выпадет. Расчистим сами, не переживай.
- Ладно, пойду в сторожку за лопатой.
- Куда ты, подожди! До сторожки в два раза дальше, чем до входной двери. Надо зайти в дом, переобуться, а потом уже идти за лопатой. Пойдем! Я первая пойду, у меня сапоги высокие.
- Сапоги высокие, да сама ты низкая. Тебе по пояс снег будет. И легкая ты. Я со своим весом  по твоим следам все равно буду проваливаться. Так что, давай за мной. А лучше так! – он подхватил Катерину на руки и двинулся по направлению к крыльцу. Но успел сделать всего пару шагов от ворот, поскользнулся (под снегом видимо был лед), и рухнул вместе с драгоценной ношей в сугроб. Попытались встать, но не тут-то было – положение неудачное: головы ниже ног, опереться не на что. Комедия положений, да и только! Жаль, снять на видео некому.
Барахтались в   сугробе, но почему-то не злились, а смеялись. До тех пор веселились, пока случайно не оказались лицом к лицу. И он ее поцеловал… Горячо, страстно поцеловал, и тут же отпрянул – испугался ее реакции. Брак - то фиктивный… Пока не понял, что она ответила ему на поцелуй!  Проверил, чтобы убедиться – поцеловал еще раз. Ответила!
- Кать?! Ты любишь меня?
- Люблю. Не ожидал?
- Зачем тогда фиктивный брак?
- Я тоже хотела спросить у тебя об этом.
- Но это же твое условие?
- Мое? Разве не ты предложил?
- Конечно, нет! Я предложил оформить брак, а ты…
- Ради детей, я помню. Но про любовь ты не говорил. Значит, брак фиктивный
- Ты права, я все не так сделал. Конечно, откуда тебе знать, что я любил тебя все эти годы.
- Я узнала. Недавно, полтора года назад. Поэтому и согласилась на брак, а ты…
- Кто тебе сказал?
- Ты сам. Я объясню тебе, только давай встанем как-нибудь. Я уже насквозь мокрая. Примерзнем и превратимся в ледяные статуи – она засмеялась, перевернулась и, опираясь на Андрея, встала. Подала ему руку, и он тоже поднялся на ноги. Пошли «паровозом» к двери. И тут оказалось, что ключи в одной из сумок, а сумки в багажнике.
Пришлось Жданову проделать путь к машине еще раз. Но было уже не так трудно - вдвоем они протоптали дорожку.

   ***
В доме было жарко. Как только они переступили порог, замерзшие и промокшие, Жданов тут же отправился в подвал, где находилось оборудование отопления, и установил его на максимум. Катю он отправил в ванную, отогреваться. Он не прочь был и сам с ней пойти, но она так на него посмотрела, что он не решился озвучить свое желание. Но в сауне грелись уже вместе. Было не слишком жарко, сауна еще не успела набрать жару, и сидеть там было комфортно: тепло и сухо, приятно пахло сосной. На сушилке развесили промокшую одежду, сами закутались в банные халаты, пили кофе, в который Андрей добавил приличную порцию коньяка – чтобы не заболеть простудой!
А еще они целовались – безудержно, как школьники, впервые  познавшие это удовольствие. Халаты вскоре стали не нужны, а поцелуи получили свое законное продолжение…
Как оказались в спальне, Катя не помнила. Кажется, Андрей предложил отдохнуть и остыть. На постель рухнули как подкошенные, и моментально уснули.
Проснулись одновременно, словно были не двумя разными людьми, а единым организмом. Но дальше повели себя по-разному.
Андрей с улыбкой сладко потянулся, хотел обнять Катерину, а она вскочила испуганно, забыв даже, что совсем не одета, со словами:
- Жданов! Уже ночь! Мы проспали Новый Год!
- Кать, не паникуй. Если и проспали, все равно, это лучший Новый год в моей жизни!
- Ну, как же… Мы же готовились… Мы собирались… Я платье новое купила… - в ее голосе слышались слезы, вполне искренние.
- Кать, тебе не понравилось, как мы провели время? Ты жалеешь?
- Понравилось, конечно. Замечательно просто! Но платье… Ты не увидел…
- Так увижу! Одевайся и будем накрывать стол – сколько бы ни было времени, у нас будет Новый Год.

Когда она вошла, изумительно красивая в вечернем платье, Жданов растерял все слова
- Катя, какая ты… Рядом с тобой нужен мужчина в смокинге… а я не захватил с собой.
- Ты и так красивее всех, не прибедняйся.
- Нет, подожди. У меня, кажется, здесь был выходной костюм, из старых запасов. Я быстро!
Он вернулся в костюме, очень похожем на тот, который она помнила с прежних времен. Подошел к ней вплотную, погладил обнаженные плечи, дотронулся до груди
- Здесь чего-то не хватает. Как ты думаешь, чего?
- Твоего поцелуя,- она стыдливо потупила глаза.
- Это обязательно! – радостно улыбнулся Андрей, - но еще вот это,- он открыл футляр, который принес после переодевания, достал колье, сверкающее как миллион солнц, надел ей на шею, поцеловал все места, где колье соприкасалось с кожей.
- Я очень тебя люблю, Кать. Быть с тобой для меня счастье. А ты?
- Я тоже тебя люблю. Всегда любила. Очень.
- Ты не сказала мне, откуда узнала, что я тебя люблю?
- Я поняла это из твоих рисунков
- ?!
- Дело в том, что я была в этом доме
- Каким образом? Здесь никто, даже Роман, не был.
- Года полтора назад, папа здесь работал – подменял дядю Володю, и мы его навещали. Я заходила в твой кабинет, видела рисунки. Я не знала, что дом твой.
Я смотрела рисунки, слушала песню « В небе» - рисунки ведь связаны с песней?
- Да, она отражала мои чувства.
- Я так злилась на ту женщину, которая бросила художника! А потом я увидела другие рисунки, из нашего прошлого, и поняла, что художник – это ты, а та женщина – я.
Было ужасно больно осознавать, что я потеряла. Я проплакала всю ночь.
- Ты лежала на этой подушке? На этом диване?
- Да.
- Теперь мне все понятно. Когда я приезжал потом,  меня преследовал запах фиалок – так раньше пахли твои волосы.  И духи ты выбрала фиалковые – помнишь, мы заходили в парфюмерный магазин?
- Я и сейчас люблю этот запах. Ничего не изменилось.
- Ты права, ничего не изменилось! Мы по-прежнему любим друг друга. Мы будем счастливы вместе, поверь мне.
- Я всегда тебе верила. Во всем.
Катя вдруг вспомнила, что на мольберте тогда был чистый лист. Что на нем теперь нарисовано?
Она подошла к мольберту, стала разглядывать рисунок.
Тот же дом, но не мрачный, а весь залитый солнцем. Чистое голубое небо. Цветущий сад: яблони в белом цвету, и фиалки по всей земле. А на крыльце – женщина, облитая солнечными лучами, в светлом платье в цветочек, стоит, раскинув руки, ждет. Издали, к ней приближаются  три фигуры: одна большая, и две поменьше. Под яблоней, если присмотреться внимательнее, угадывается детская коляска.
У Кати сжалось сердце. Эта картина – мечта художника. Он мечтает, он надеется… Сможет ли она дать ему это счастье?

                       Глава17

Праздники закончились, все вернулись домой, и жизнь продолжилась в прежнем ритме.
Жданов по-прежнему обитал в гостевой комнате, и только поздней ночью тайком заходил в спальню Кати, и уходил рано утром. Они думали, что никто ничего не замечает.
Напрасно они на это надеялись! Дети все замечают, а взрослые дети и понимают!
В один из вечеров, отправляясь в свою комнату, Андрюша обернулся, и, потупив глаза сказал:
- Родители, хватит играть в прятки и целоваться по углам!  Пап, перебирайся-ка ты в спальню, а комнату пусть Рэй занимает. Нам готовиться надо к экзаменам, вместе не получается.
- Ну что, Кать, - обратился  Жданов к жене, - найдется место моим вещам в твоем шкафу?
- Найдется, если вещей немного. А можно и еще один шкаф купить.
- Тогда я собираю пожитки.
Сыновья не дожидаясь приглашения,  прибежали на помощь – чтобы не передумали родители! За полчаса все сделали, «великое переселение народов» состоялось.
                     ***
Как только от Пушкаревых уехали гости, Елена Александровна заговорила о семейном застолье – виданное ли дело, ни Новый год, ни Рождество вместе не встретили. А приметы говорят, как Новый год проведешь, так и весь год.
Праздник найти не трудно, если задаться такой целью. Впереди еще Старый Новый год, Крещенье, Китайский Новый год…
Выбор пал на Новый год по китайскому календарю. У китайцев новый год – это, прежде всего воссоединение семьи, и это сыграло главную роль при выборе праздника. Кроме того, в этот год огненного петуха он выпадал на двадцать восьмое января, и времени для подготовки было вполне достаточно.
Имело значение  и то, что после отдыха и лечения за границей в Москву приедут к этому времени Павел и Маргарита – надо же всем познакомиться друг с другом,  семья-то разрослась!
Заодно пригласили ближайших друзей: Малиновского, Зорькина, Юлиану.
Роман после возвращения из Америки сблизился с Юлианой Виноградовой.Одно время работал в ее рекламном агенстве. А став фактически у руля Зималетто постоянно пользовался  услугами, как агентства, так и самой Юлианы – она женщина деловая, у нее большой круг знакомств,  и она охотно сводила Малиновского с нужными людьми. Деловые отношения сами собой переросли в личные, а затем и интимные. На  момент возвращения Жданова Роман и Юлиана жили вместе.
А Зорькин, бедный Коля, любитель женской красоты, был опять свободен. Дважды он был женат официально, дважды разведен, а гражданские браки никто и не считал.
А все Виктория виновата! Не мог он забыть ее. Понимал умом все ее недостатки, а как только поманит она его, как допустит до себя(во время финансовых трудностей после очередного расставания с богатым спонсором), так он забывает о семье, о жене или подруге. Хорошо, что детей не завел – хватило ума.
Праздновали опять в загородном доме – в квартире Пушкаревых всем не уместиться.
Елена Александровна рвалась все приготовить сама, но Жданов справедливо рассудил, что это не под силу пожилой женщине. Он организовал выездной ресторан, а теще позволил приготовить только ее любимое блюдо -  холодец, а пироги она напекла по привычке.
Праздновали широко, громко и весело. Жгли петарды, водили хороводы вокруг елки в саду, и кричали «горько» для новоиспеченных супругов…
Павел вел разговоры с Андреем о Зималетто. Вначале он  был насторожен, а когда понял, что сын простил его и не держит обиды, расчувствовался, обнимал его за плечи, похлопывал по спине, к месту и не к месту хвастался, какой у него умный  и хозяйственный сын.
А Маргарита уединялась с внуками, о чем-то секретничала с ними, и Катя уже стала волноваться, не уговорила бы она Рэя поехать в Лондон – она ведь Киру любила, как родную дочь, а он ее сын.
Андрей пресек волнения жены одним предложением.
- Кать, я никуда его не отпущу! Я отец, я главный!
Катя поверила, успокоилась, но как потом оказалось, зря…
Хотя потом она совсем иначе уже реагировала -   на то были причины.
                             Глава18
Время! Как же оно неравномерно  движется. Стоит появиться проблемам, или случиться неприятностям (про горе и поминать не стоит, явится тотчас!), так долго их приходится преодолевать. Даже если это всего один день, он тянется и тянется, и нет ему конца.
А если вдруг счастье посетит, если жизнь радостная и положительная во всех отношениях, не заметишь, как годы пролетят. Ну, точнее месяцы – не бывает, чтобы за весь год проблем не было.
Вроде только вчера Ждановы праздновали Новый Год, а уже весна, уже выпускной вечер у сыновей прошел. Вплотную приблизился вопрос  о поступлении в институт. Этот вопрос не раз обсуждали на семейных посиделках  после ужина.
Школа была престижная, знания мальчики получали хорошие, поступить  могли в любые ВУЗы, по призванию, а не туда, где конкурс меньше.
Жданов надеялся, что сыновья пойдут по его стопам, получат профессии, востребованные в производстве модной одежды.
После его ухода из Зималетто, там не раз менялись президенты, коллектив постепенно сменился. Новые работники были профессионалами в своем деле, но не было единства, сплоченности. Люди трудились за деньги, не болели душой за престиж компании.
Андрею нужны были единомышленники, соратники и желательно люди азартные, не боящиеся проявить инициативу. Нужна была сплоченная команда. Пока их, соратников, было двое: Жданов и Малиновский. Андрей надеялся на приход в компанию сыновей.
Катя тоже этого хотела.  Сама она уходить из банка не хотела, там она состоялась как хороший руководитель, ее ценили и уважали. В Зималетто другой масштаб, там ее опыт и профессиональные качества не будут востребованы в полном масштабе. Была и еще причина: она боялась работать вместе с мужем, под его руководством. Одно дело их отношения дома – Жданов не настаивает на своем мнении, подчиняется ей, особенно в мелочах. А в компании  он главный, его воля – закон, а она привыкла сама командовать. Не возникнут ли трения? Конфликты? Тем более, что Модный дом – это скопление женщин, красивых женщин, свободных в проявлении чувств. Зачем ей видеть, как они вьются вокруг столь привлекательного мужчины, как Жданов?
Ее присутствие не убережет от серьезного увлечения, если оно случится, а видеть ничего не значащие улыбки, взгляды, слышать сплетни и пересуды – это зря тратить нервы
Сыновья выросли, пусть они помогают отцу.
Разговоры о профессии велись, но ничего конкретного не решили – мальчики не высказывали своего мнения.
Время шло, пора было подавать документы, и Жданов решил действовать более решительно – решил поговорить с сыновьями наедине, без Кати.
Случай подвернулся, она уехала к родителям. Елена Александровна принимала активное участие в благотворительных акциях при храме. В настоящее время проходил сбор вещей для пострадавших  от пожара, и Катя повезла одежду сыновей, из которой они выросли.
- Ну что, ребята, поговорим по-мужски? Куда вы «лыжи навострили»?  Молчите, шепчетесь, нам ничего не говорите…
- Пап, мы решили в Лондон поехать,  решительно заявил Рэй.
- Куда?!
- В Лондон,  в Лондонский колледж моды -  Андрюшка был менее решителен, но смотрел с вызовом.
- Понятно, бабушка Маргарита постаралась. Как же я упустил из виду …
- Пап, ты расстроился? Почему?
- Я столько лет жил без семьи… Я так мечтал иметь детей! И теперь, когда я приобрел, и семью, и сыновей,  оказалось, что вы уже выросли, хотите жить самостоятельно. Я опоздал… Не пришлось видеть как вы росли.
- У тебя еще будет такая возможность!
- С внуками? – усмехнулся Жданов,- Внуки это хорошо, но это не дети.
- Ну, почему с внуками. У вас с мамой будет ребенок, будете его растить вместе. Ты все наверстаешь.
- Это проблематично – возраст  уже… Получится ли…
- Но ребенок же уже есть! Ты не знаешь разве?
- Что?! Что ты сказал?
- Ну…мама беременна… как я понял…
- А с этого места поподробнее! Откуда ты узнал?
- Мама с бабушкой Леной говорила, я услышал. Случайно.
- Когда это было?
- Вчера утром, по телефону. Мама еще сказала, что это не телефонный разговор, она приедет, и они поговорят.
- Понятно. Вот значит, какая благотворительность. А Лондон – это из-за ребенка?
- Нет, мы раньше решили. Нам хочется мир посмотреть.
- Так ездили бы отдыхать.
- Отдыхать – это другое. Отдыхать хорошо на море. Рэй жил в детстве в Праге, а я нигде не был. Только в Америке, с тобой. Я узнать хочу, как живут люди за границей, почему рвутся туда.
- Хочешь остаться там?
- Наверное, нет. Вернусь к вам, в Зималетто, чтобы с тобой. Я тоже мечтал – об отце, чтобы жить вместе.
- Ладно, закроем тему. Учитесь где хотите. Матери я сам скажу, не переживай.
- Спасибо, пап! Тогда мы пошли?
- Куда это?
- Я разве не сказал? На дискотеку, нас пригласили.
- Уж не девушки ли?
- Да, девушка, одна. Это Рэя девчонка.
- Что матери сказать? Когда вернетесь?
- Мы… это…с  ночевкой…
- Это как понимать?  У девушки будете ночевать?
- Нет, мы с бабушкой Леной договорились, у них переночуем – к ним ближе, рядом почти.
О том, что у Пушкаревых будет ночевать только он, Андрюша умолчал. Может, не раскроется обман? Он придет поздно, старики будут уже спать, а утром Рэй обещает вернуться пораньше.
В другое время Жданов бы предположил, что в этой ночевке есть подвох, докопался бы до истины, но сейчас у него в голове были другие мысли.

                   ***
Жданов метался по пустой квартире. Сыновья ушли веселиться, жена уехала к родителям (или куда?), он остался один со своими мыслями и обидой.
Как она могла так поступить? Через семнадцать лет опять те же грабли на их пути.
Тогда не сказала про беременность, и теперь тоже. Тогда он был виноват перед ней, а теперь почему не сказала? Напрашивается вывод, что хочет скрыть, рожать не хочет.
Может она вовсе и не к Пушкаревым поехала? А к врачу? Или от родителей к врачу, чтобы было алиби. При нынешнем уровне медицины, при маленьком сроке, хватит десяти минут, и ребенка не будет. И тогда уже никогда не исполнится его самое заветное желание…
Андрей заскрипел  зубами от напряжения. Надо успокоиться и обдумать проблему трезво. Но вместо этого он достал бутылку виски, плеснул, не глядя в стакан – получилась изрядная порция, больше половины стакана, и также не глядя опрокинул жидкость в рот.
Налил еще, опять выпил, и все размышлял, почему Катя с ним не откровенна? Он к ней со всей душой, а она, оказывается…
Очнулся от того, что головой ударился об  стол – заснул видимо.
На автомате пошел в спальню – надо лечь, но не дошел, повернул в другую сторону, в комнату, где началась его жизнь в этом доме. Там и лег.

Щелкнул замок входной двери – Катя пришла!
Андрей закрыл глаза, для верности прикрыл их рукой, пусть Катя думает, что он спит. Ему категорически нельзя сегодня с ней разговаривать! Он сорвется, наговорит лишнего, потом это будет трудно, или даже невозможно исправить. Он хоть и обижен на нее, но терять ее, а значит и семью не намерен. Завтра они поговорят.
А Катя, как назло, была в прекрасном настроении, и не намерена была проводить  вечер в  одиночестве.
- Мальчики! Я пришла! – сообщила она, войдя в квартиру, а, не услышав отклика, задала  вопрос  уже громче.
- Анрюша! Рэй! Андрей Палыч! Где вы?
Тишина была ей ответом. Озаботившись таким положением дел, она прошла по комнатам, обнаружила на кухонном столе ополовиненную бутылку виски, а в теперешней комнате Рэя – спящего Жданова.
- Андрей, ты, что здесь разлегся? Напился, уснул в чужой комнате… Вставай, давай, иди в спальню! Мальчики вернутся, увидят тебя пьяного… Какой пример ты им подаешь?
Жданов стойко молчал, играл роль спящего, но она каким-то неведомым чувством поняла, что он не спит.
- Хватит притворяться! Вставай немедленно!
Жданов сел, посмотрел на жену  - нехорошо посмотрел, но гнев сдержал.
- Кать, я здесь сегодня лягу.  Ты иди. – Он легонько подтолкнул ее даже.
- Андрей, что случилось? Что все это значит?
- Ты о чем?
- О том: виски, твой тон, раздельная ночевка…  Объясни!
Не хватило у Жданова выдержки! Не смог больше держать в себе обиду.
- Это ты мне объясни! Почему ты так поступила? Почему через семнадцать лет ты повторила свой поступок?
- Что я сделала?
- Ты опять не сказала мне о беременности! Родители знают, сын знает, а мне не сочла нужным сказать! Я что, не причастен к этому? Ты не хочешь рожать, ну  так и скажи!
- Андрей, успокойся, я все объясню.
- Я не могу успокоиться. Пробовал, пил, не помогает. Он не давал ей слово вставить, обида прошлая и нынешняя изливалась из него, как из рога изобилия.
- Ты была у врача? – он не спрашивал, утверждал.
- Была.
- Ты хоть понимаешь, чего лишаешь меня? Второй раз…
- Андрей, я…
- Уйди, Кать! Прошу, уйди.
Жданов снова лег, отвернулся к стене. Катя выключила свет и тихо вышла, зажав рот рукой – рыдания рвались наружу.
Это была их первая  ссора.

Катя ушла, а он вдруг успокоился. Выплеснул на нее обиду, и теперь совершенно иначе оценивал ситуацию. У Кати могла быть сотня причин не сказать ему о беременности. Не была уверена в результате теста – она же явно делала тест. Не было подходящего момента – рядом постоянно дети, не при них же сообщать такую новость. Были  сомнения в его реакции на свершившееся – она ведь не знает, что он мечтает держать в руках живой комочек, который не что иное, как его продолжение в жизни.
Может быть, она хотела сказать об этом в интимной обстановке, или в особо романтической – при свечах, с бокалом шампанского…
А он все испортил! Набросился на нее с обвинениями, не пошел в спальню.
Андрей резко сел, обхватил голову руками, стал раскачиваться из стороны в сторону, как при зубной боли. Только душевная боль гораздо сильнее, и ее не так просто вылечить!
Надо идти к жене, каяться, просить  прощения, умолять, стоять на коленях – все, что угодно, но надо помириться с Катей, пока незаслуженная обида не проросла в ее душе  чувством отторжения – тогда уже ничего не исправить, тогда как мужчину, как человека, она его  не приемлет. Вперед, Жданов! У тебя только один шанс, одна надежда – на ее любовь и прощение.
Осторожно, на цыпочках подошел к двери в спальню, прислушался – тишина.
Зашел, приблизился к кровати – Катя лежала на самом краешке, закрывшись одеялом с головой, только нос наружу – дышать же надо.
Опустился на колени, отодвинул с лица Кати одеяло – ресницы подрагивали, значит, не спит, притворяется.
- Кать… Катя…. Прости меня…
Она открыла глаза, сказала спокойно, но губы дрожали, и глаза блестели от влаги.
- Мне не за что тебя прощать, ты прав, это я виновата, не сказала тебе первому о том, что беременна.
- А ты беременна? Точно?
- Точно. Врач подтвердил
- И рожать будешь?
- Не знаю…
- Как бы ты не поступила, что бы ни решила, ты имеешь на это право! Я приму любое твое решение. Ты не должна думать о моих чувствах, моих желаниях – все зависит только от тебя, от твоих возможностей, от твоего здоровья.
- Нет, все зависит от того, нужен ли тебе еще один ребенок. Хочешь ли ты? Готов ли ты к трудностям, которые нас ждут.
- Кать, я был бы счастлив! Но думать будем только о тебе – тебе его вынашивать, тебе рожать, а дальше – вместе! Я постараюсь все заботы взять на себя!
- Значит, решили – рожаем. Ну, смотри, Жданов, ты сам хотел.
- Хотел, хочу!
- Сейчас конкретно чего хочешь?
- Любить тебя хочу. Всю ночь.
- А с этим придется потерпеть – врач запретил секс, угроза выкидыша большая.
- Не вопрос! Секс же не главное в нашем возрасте.
- Как же ты будешь любить меня?
- Я буду тебя обнимать, гладить, целовать, говорить нежные слова.
- Какие слова ты знаешь?
- Я…тебя…люблю…
Она закрыла глаза, прошептала еле слышно.
- А еще?
- Честно-честно, - также тихо ответил он и поцеловал, нежно, в уголок губ, а потом долгим и страстным поцелуем, так, что она едва не задохнулась.
- Если ты так меня будешь целовать всю ночь, у меня губы распухнут, и все подумают, что я их накачала.
- Я буду целовать не только губы. Всю буду целовать! Ты же вся моя?
- Твоя. Вся. И не одна уже…
Он снова потянулся к ней, но она отодвинулась, сказала со смехом
- Ты бы разделся и лег, что ползаешь на коленях по полу.
Ему не надо было повторять два раза!
Быстрее чем солдат по тревоге разделся и нырнул под одеяло – в ее объятия!
И задохнулись оба от восторга.
- Катя, - он слегка отодвинул жену, - нельзя же…
- Ой, я и забыла. Тогда…Тогда я обниму тебя, поглажу, поцелую, - свои слова она сопровождала действиями, и результатом был стон-вздох Андрея.
Мир в семье был спасен!

      Послесловие
Что было дальше? А дальше была жизнь: с радостями и горестями, проблемами и успехами – обыкновенная жизнь, но счастливая!
После отъезда сыновей на учебу в Лондон, Катя и Андрей словно вернулись на много лет назад, в ту точку, от которой тогда пошли в разные стороны – теперь они этого не допустят! Научены горьким опытом. Если бы она не сбежала, если бы он ее не отпустил, уже тогда они вот так же ждали бы ребенка , а потом растили его вместе, радуясь каждому новому достижению – зубик прорезался, сказал «мама», написал контрольную на отлично…
Родится дочка, и они пройдут этот путь, вместе, рука об руку, может даже более счастливо, чем это было бы в молодости – теперь они знают цену счастью.

Конец.
Январь 2018г

0

19

Дорогая Людочка, ludakantl!!! Как я рада, что увидела вашу работу "Повесть без названия". http://s9.uploads.ru/t/G0dRK.gif
О-ё-ёй, какое замечательное произведение, я в восторге! http://sg.uploads.ru/t/4ymLS.gif
Сколько радости от того, что читаю и получаю такое живое ощущение и переживания за Катерину, её сына Андрюшу.
А какой замечательный друг Колька, волнуется и за Катьку и за Андрюшку.
Как во время вы вставили напоминание о песне в исполнении Ф. Киркорова "На небе". http://s7.uploads.ru/t/CzquW.gif
Я прослушала эту песню и такие нежные чувства вызвали слова и мелодия в душе.
Катерина стоит в комнате дома, рассматривает рисунки, на которых изображена драма чувств
мужчины, и она среди рисунков узнаёт напоминание событий её жизни, когда они с Андреем
были вместе в ЗЛ и была она счастлива. http://sh.uploads.ru/t/4fvIY.gif
Катерина добрая, отзывчивая, любящая душа. Прекрасна поняла сына и приняла его друга Рэя,
который оказался сыном Андрея Жданова и Киры.
Да, жизнь нашла свои приоритеты, судьба так расставила всё на свои места: Кира узнала о связи
Андрея с Катей и ушла от Андрея, отменила свадьбу, вышла замуж за Минаева Никиту. http://s9.uploads.ru/t/4NE9h.gif
Андрей оставил ЗЛ, после того, как пошли неприятности, которые посыпались как из рога изобилия,
и отец узнал о неприятностях в компании, освободил Андрея от президентства и назначил Александра
Воропаева.
Андрей решил "обрубить все концы" и уехал в Америку вместе с Романом.
Но там вместе они были недолго. Присмотрелись, по путешествовали по Америке и Роман понял,
что это не его место для житья, а Андрей остался и стал искать способ зарабатывать деньги встать
на ноги в Америке. И он добился результата, стал успешным бизнесменом, проработал 10 лет.
Сложились так обстоятельства, что для компании ЗЛ требовался руководитель в лице Андрея Жданова.
Павел Олегович слаб здоровьем, Малиновский не любил быть на первых ролях, да ещё звонок из России.
Катю беспокоило поведение мальчиков и она боялась, что не справится, по совету Николая, решила,
что надо связаться с Андреем и сообщить через Малиновского о Рэе. Жданов Андрей срочно вылетает в Москву. http://sh.uploads.ru/t/cGr2K.gif
Андрей вернулся в Москву, встретился с Катей и с сыновьями, по предложению Кати остановился у Кати.
Мальчишки были рады отцу. Андрей предложил жить вместе, вступив в законный брак. Катя согласилась. http://sd.uploads.ru/t/WtKf0.gif
Оформили документы, усыновив мальчишек, изменив их регистрационные данные.
После Нового года сблизились, горячо любили друг друга. http://sd.uploads.ru/t/8VEg3.gif
Дети заканчивали школу, Андрей надеялся,
что сыновья продолжат его дело и будут ему помощниками.
Всё наладилось в семье Ждановых. Дети поехали учиться в Лондон и жили у Ждановых старших,
бабушка Марго уговорила.
А Катя и Андрей не одни остались, они ждут пополнение третьего ребёнка, чему очень рад Андрей. http://sd.uploads.ru/t/NZifr.gif
Любовь, терпение победили все преграды и счастье поселилось в их семье.
Дорогая Людочка, благодарю вас за восхитительное произведение, радующее душу, полное любви.
  http://s7.uploads.ru/t/bBy76.gif
Желаю вам счастья, удачи, здоровья и творческих успехов.

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » Повесть без названия