Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » Новогодняя сказка


Новогодняя сказка

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название:
Рейтинг: PG 13
Пейринг: Катя + Андрей
Герои: Катя и Андрей
Жанр: Минифик в двух частях

                                             Часть 1.

Катя стояла в своей комнате у окна и размышляла. За окном было морозно, стекло покрылось волшебным узором,  через который не было видно реальности. Она оттаивала ладошкой небольшой кусочек и тогда видела покрытые инеем деревья, одинокий фонарь,  тускло освещающий часть двора перед ее окном. В свете фонаря кружились снежинки : как бабочки-однодневки, вылетающие летней июльской ночью из коконов и летящих на свет, на свою погибель. Снежинки в отличие от бабочек не умирают на свету, они тихо падают на землю и превращаются в пушистое одеяло снега. Стояла Катя давно: ранние зимние сумерки сменились ночью, а решение все не приходило. Вопрос был в том: идти завтра на новогодний вечер, или нет? В школе она на вечера не ходила: что толку подпирать стенку? Подруг у нее не было. Она часто меняла школы из-за переездов по месту службы отца и  настоящих друзей завести не успевала. Был только Колька, с ним она дружила с малых лет. Он жил в соседнем подъезде, а в этой квартире раньше жили бабушка с дедушкой,  и она гостила у них во время летних каникул.
Колька хороший друг, но он не танцует, да и она для него «свой парень», а не девушка…
В университете Катя тоже не посещала увеселительные мероприятия, но вчера…вчера произошло нечто невероятное: на группу выделили один билет на Новогодний вечер в клуб «Студенческий Меридиан», где соберутся студенты из разных ВУЗов, и она…она вытянула жребий! Обычно ей не везет в лотереях и розыгрышах, и вдруг…Все считали, что она откажется от билета, а она неожиданно для себя  подумала , что это знак судьбы, и на этом вечере может случиться то, что изменит ее жизнь…Билет она не отдала, а сама теперь мучилась сомнениями: что она  будет там делать никого не зная? Что одеть, если она все же решится пойти? Как уговорить папу, чтобы не приезжал за ней, как за маленькой?
Так и не решив ничего, легла спать, руководствуясь правилом: «Утро вечера мудренее!»

                                           
Утро было удачным во всех отношениях: мороз ослабел и сменился снегопадом – не вьюгой или пургой, а именно снегопадом, когда при полном безветрии с неба падают пушистые хлопья снега, а при малейшем дуновении с деревьев срывается иней и разлетается мелкими, искристыми снежинками. Отец с утра пораньше уехал по объявлению – он искал работу, после того, как его комиссовали из армии.
Они завтракали вдвоем с матерью, и Елена Александровна тоже была этому рада. Нет, семья у них была дружная, отца они любили, но…очень уж он был военный: командир до мозга костей, а командир, как известно, всегда прав! Побыть наедине, посекретничать
по-женски  им редко удавалось. И сейчас, услышав Катины сомнения, Елена заохала, запричитала.
- Катенька, что же ты сомневаешься? Идти надо, обязательно! Это же такой случай! Билет выиграла! Там же из разных институтов будут…встретишь кого…познакомишься… Ты же молодая, чего тебе с нами сидеть! А отца я беру на себя! Обещаю: не побеспокоит он тебя!
А что же одеть тебе? Нарядов-то у тебя немного…А если прошлогоднее, с выпускного вечера? Оно идет тебе очень…
- Мам, оно же детское совсем…папа же тогда настоял…
- Не детское, а скромное. Зато цвет какой красивый – бирюзовый!
Поскольку лучшего не было, остановились на нем.
- Катюш, может, ты в парикмахерскую сходишь? Прическу сделаешь?
- Мам, там сейчас народу полно, по записи …
- Тогда я тебе косу французскую заплету: короной вокруг головы…
- Не надо, мам, я как обычно…
- Ну, уж нет! Новый год, праздник, а ты – обычно.…Не хочешь короной, тогда бараночками  возле ушей – как у жены Пушкина…И не спорь!

На том и порешили.

                                             &

Народу собралось много. Поначалу она испугалась, но потом прочитала вывешенный возле гардероба распорядок вечера и успокоилась: будут не только танцы! В отдельном зале  демонстрируются  короткометражные фильмы, в баре – не столики на четверых, а «шведский стол» бесплатно, и напитки за свой счет, в фойе разместилась выставка работ студентов художественных ВУЗов, а в холле возле танцзала планируется демонстрация модной одежды. Так что и без танцев развлечений хватит…А потанцевать все ж таки хочется! Она  любила танцевать, в детстве занималась в танцевальной студии…
Еще на входе она заметила красивого молодого человека: смуглого, черноволосого, кареглазого, элегантного. С ним была не менее красивая девушка, но в отличие от него вся светлая: белокожая, светловолосая и сероглазая и тоже очень элегантная…
Переходя из зала в зал, она постоянно натыкалась на них глазами: то ли они так выделялись из общей массы, то ли притягивали именно ее.
Катя собиралась посмотреть фильм, но в этот зал можно было пройти только через танцевальный. Она не успела, начался новый танец, образовалась непроходимая толпа, и она вынуждена была остановиться у стены.
Она не сразу поняла, что обращаются к ней, и оглянулась, только когда ее тронули за плечо.
- Девушка, можно Вас пригласить?
Перед ней стоял Он! Тот красавец! И улыбался… так обаятельно…
- Вы меня ?
- Ну, конечно, Вас! Я же уже за плечо Вас держу! Идемте?
- Да…, -  пролепетала она еле слышно…
Он подал ей руку, обнял за талию, и они закружились в вальсе…
Едва его пальцы коснулись ее руки, неуловимая  снаружи (а может уловимая?) дрожь пробежала, как электрический разряд от кончиков ее пальцев по всему телу, оно стало легким и невесомым. Голова кружилась, ноги не чувствовали пола, и было ощущение полета над этим залом, над этими людьми…полета с ним…в его руках…
Но музыка закончилась, он не  успел довести ее до места, как к ним подошла  та белокурая красавица и увела его, при этом ехидно заметив:
- Андрей, тебя нельзя оставить ни на минуту…Зачем ты эту «пионерку» пригласил? Неужели мало нормальных  девушек?
Она говорила что-то еще, но Катя уже не слышала. Слова красавицы больно ранили ее душу, но  пальцы еще помнил его легкое пожатие, и это ощущение затмевало горечь слов.
Она  увидела их еще раз, когда после фильма вышла в холл – они имели какое-то отношение к показу модной одежды, находились в кругу моделей .Там  что-то произошло между ними, блондинка резко отвернулась от него и быстро пошла прочь. Он последовал за ней.

Кате вдруг расхотелось быть здесь. Она оделась и вышла на улицу. Но и домой ехать не хотелось: начнутся расспросы: что да почему, и она решила прогуляться, благо погода располагала к этому: было тепло и безветренно, но гуляющих  почти не было – все спешили домой, или к друзьям, чтобы успеть к праздничному столу до наступления Нового года.
Свернув за угол, увидела, как остановилась иномарка, из машины выскочила давешняя блондинка, и пока ее спутник обходил машину, она уже поймала такси и уехала.

Он стоял, облокотившись на капот машины, и, видимо, решал, что делать: догонять беглянку, или…
В этот момент Катя проходила мимо, и он окликнул ее:
- Девушка! Мы с Вами даже не познакомились, - сказал, когда она остановилась рядом, - меня  зовут Андрей, а Вас?
- Катя…Что, поругались? Сердитая она у Вас…Вы бы догнали…Новый год скоро…
- Нет, догонять я не буду. Во- первых, я не знаю, куда она поехала, а во-вторых,…впрочем, это не важно…Давайте, я Вас подвезу, а то Вы тоже опоздаете.
- Нет, не нужно…Я погуляю…
- Отличная идея, между прочим! А можно я с Вами тоже погуляю?
- Вам что, негде встретить праздник?
- Мы планировали здесь встретить, в клубе, теперь поздно менять планы. Так  что, Вы берете меня в компаньоны?
- Беру! Идемте!
- Как « идемте»? У меня же машина, я думал, мы поедем…
- Я никуда не поеду… до свидания…
- Подождите, я ничего такого не имел в виду…Ну, не могу же я бросить машину посреди улицы…Давайте до стоянки доедем, а потом будем гулять.
- Я Вас здесь подожду…Я не поеду…
- Думаете, здесь стоять безопаснее? Ну, честное слово, я не маньяк и не насильник! Поедемте, здесь недалеко стоянка…

                                         &     

Потом она не один раз задавала себе вопрос, почему она  поверила ему и села в машину?
Стоянка действительно была недалеко и уже через десять минут они шли по сверкающей гирляндами и неоновыми вывесками улице. Им было хорошо вместе. Они не испытывали неловкости, потому видимо, что она не старалась понравиться ему, уверенная в случайности и краткосрочности их встречи, а он не старался завлечь ее, также уверенный в том, что их прогулка – это просто стечение обстоятельств. А пригласить ее на ночь у него и мысль не возникала: ясно же, что она для этого не предназначена!
Они непринужденно переговаривались: тем для разговора было предостаточно, хотя они практически не были знакомы и ничего не знали друг о друге, а если и молчали, то молчание не было тягостным.
Заглянули в попавшийся на пути двор: скатились с горки на детской площадке,  перебросились снежками: она спряталась в крепость, построенную мальчишками, и почти не пострадала от его «снарядов», а ему досталось изрядно – она кидала метко! Разгоряченные игрой, вернувшиеся на какое-то время в детство, вновь вышли на улицу, по которой гуляли. Катя, продолжая дурачиться, подпрыгнула, ухватилась за ветку, потянула ее на себя и отпустила. Тотчас на них обрушилось такое количество инея, что они стали похожи  на снеговиков. Тут только она заметила, что Андрей без головного убора, и теперь его волосы покрыты снегом.…Она испугалась, стала стряхивать  снег варежкой, но подумала, что это ему неприятно, сняла ее и продолжила отряхивать его волосы уже рукой.
- Извини, Андрей, я не подумала…Тебе надо скорее домой, высушить голову…иначе застудишь…
- Нет, домой не стоит.…Одному встречать праздник.…А погреться не мешает. Давай зайдем в кафе…
- Ты думаешь, там есть места?
- Устроим!
И действительно устроил: пошептался с официантом, положил ему что-то  в карман, и вот уже их подводят к столику, на котором до этого стояла табличка «служебный».

И заказ принесли на удивление быстро, так что они успели наполнить бокалы и выпить вино с последними ударами курантов.
С удовольствием поели: еда  была вкусной или аппетит нагуляли? От  тепла, еды, выпитого вина, Катю разморило, и глаза у нее начали слипаться.
Андрей тронул ее за плечо
- Эй, на борту! Не спать! Разве спят в Новогоднюю ночь? Пойдем, потанцуем…
Музыканты ушли отдыхать и играл только аккордеон, и было ощущение, что они не в настоящем времени, а в далеких 50 – годах, которых они и помнить не могли, поскольку их тогда еще и не было на свете, но ощущение было: видимо сохранилось в памяти от старых фильмов.
Они стояли совсем близко: его руки обнимали ее спину, а ее -  лежали у него на плечах. И если еще чуть-чуть сблизить их, то обнимут его за шею…
Она была намного меньше его ростом, и на уровне его губ были ее косички, заботливо уложенные, а теперь изрядно растрепавшиеся. От них пахло медом и клевером, а может другими луговыми цветами, но он подумал, что это клевер. Это был запах из детства, когда ранним утром он шел через луг с удочками на речку.
Если бы на ее месте был кто-то другой, он давно бы уже и обнимал крепко и целовал жарко, а с ней не мог так запросто, поэтому спросил:
- Можно, я тебя поцелую?
- Зачем? Ты же меня не любишь?
- А разве…, - и осекся, поняв, что для нее признание в любви, поцелуй, предложение руки и сердца связаны неразрывно и именно в такой последовательности. Но все же сделал еще попытку.
- Но ведь Новый год…как же…
И она почему-то подумала,  что  в Новый год это обязательно…
- Хорошо…поцелуй…
Он склонился к ней и поцеловал…сначала  глаза, которые она закрыла – от страха что ли? Или от непозволительности того, на что дала согласие?
Веки чуть подрагивали. Ресницы взлетали на миг и снова опускались.…И он поцеловал их…а потом нашел губы…Почему они такие сладкие?...Ах, да…она ела шоколад…но это не только шоколад…это губы…сладкие…

В кафе они пробыли до закрытия: танцевали, слушали музыку, разговаривали…
- Кать, а ты желание загадала, когда часы били?
- Нет, не успела…
- И я не успел…жалко…
- Мы раньше за Уралом жили, там разница во времени с Москвой. Так мы сначала встречали Новый год по местному времени, а потом по московскому…Можно было загадать во второй раз, если в первый не успел…

Когда вышли на воздух, Катя поежилась: стало зябко с тепла.
- Я, наверное, домой поеду…
- Тебе холодно? Ты совсем легко одета…я  заметил,…когда танцевали…
- Нет…мне не холодно…только поздно уже…родители…
- Ну, еще  немного погуляем, и по домам, ладно?
- Ну, давай…

На улице стало людно – народ высыпал освежиться  после обильного застолья, перед тем, как  засесть за телевизор уже до утра – Новый год! Спать не положено! Традиция!

                                            &

В парке, куда они забрели вместе с толпой, играла музыка, сверкала огнями елка, работали аттракционы. Андрей предложил прокатиться на карусели, и она не стала отказываться, хотя всегда боялась высоты.
Сели в двухместную «люльку», пристегнулись, и колесо стало поднимать их ввысь.
Уже через пару минут он понял, что дело плохо: Катя вцепилась в его руку, побледнела и была ни жива, ни мертва от страха.
- Кать, что с тобой? Тебе плохо?
- Я высоты боюсь, …у меня голова кружится…
- Что же ты не сказала.…Ты не смотри вниз.…Скоро спустимся…
Повернул ее к себе лицом, прижал голову к своей груди, чтобы не видела  высоты…
- Не бойся…все будет хорошо,…говори что-нибудь…не думай…
  Ну, вот и все!  Кааать…Открывай глаза…Приземлились …
Довел ее, еле стоявшую на ногах, до скамейки. Посидели, пока она не пришла в норму.
Пора  было домой, но расставаться не хотелось, и оба тянули время, не зная, что бы еще придумать.
- Андрей, а что в том здании? Реклама мелькает, я не могу прочитать…
Он напряг зрение, и радостно сообщил:
- Там кинотеатр, круглосуточный! Пойдем, посмотрим фильм?

Народу в зале было не так уж и мало, как можно было предположить, исходя из времени. Видно не только им не хотелось расставаться. На экран никто не смотрел, все целовались, и они тоже. И было это как бы само собой разумеющимся: раз все, то и они…
А потом она уснула.…Вход в  кинотеатр был постоянный: одни приходили,  другие уходили. Близилось утро, а он никак не решался разбудить ее: так сладко она спала у него на плече…Но действительно, пора!
- Катя…Кать…просыпайся…утро скоро…

Она не согласилась идти до стоянки и уехала на такси, а он неторопливо дошел до машины, сел за руль и…увидел пакет с ее туфлями - все, что осталось от этой удивительной ночи…

В жизни история на этом и закончилась бы, но в сказке все по-другому…

0

2

Часть 2.

Прошло четыре года. Он очень хотел найти ее, но понимал, что это невозможно: он не знал ни ее фамилии, ни адреса, ни института, котором она училась. Как он ругал себя, что не спросил, где именно она учится  - экономические факультеты есть практически во всех вузах! Или надо было поехать вместе с ней на такси…
Он вспоминал ее: сначала часто, потом – реже, но два раза в год, меняя сезонную обувь, он доставал из самой дальней коробки ее туфли…Их давно пора было выбросить, но рука не поднималась…Хотя, если подумать, что Кира их увидит…
Уже три года он живет с Кирой, но не женится – что-то удерживает его. Даже предложения так и не сделал…Честно признаться, ему все меньше хочется делать его.
Туфли так и лежат в коробке рядом с его обувью. Вряд ли Кира увидит их: она редко бывает в его квартире, а если и бывает, то на большее, чем мытье посуды и заправление постели, ее рвения  к наведению порядка не хватает.

                                                   &
                                     
Работая на компьютере, случайно наткнулся на объявление: «В клубе «Студенческий меридиан» состоится торжественное вручение дипломов студентам, окончившим с отличием ВУЗы…число…время…
Замер на мгновение…Вскочил и стал ходить по кабинету взад и вперед…
Лихорадочно думал…
«Это шанс…Она могла быть прилежной студенткой…А вдруг…Надо попробовать»
Удивлялся сам себе: оказывается, ничто не забылось, только лежало до поры в дальнем уголке памяти.
Малиновский как всегда помог, достал пригласительный билет – у него везде свои люди, точнее – нужные девочки.

И вот он здесь, в клубе. Народу собралось много: оказывается,  не все студенты ленятся учиться! Как тут найти ее, как узнать? Торжественная часть началась: зачитывают фамилии, и счастливые обладатели красных дипломов выходят за ними на сцену. Прекрасно! Теперь не пропустить ни одного имени…внимательно слушать…смотреть…Пока ни одной  Катерины…И вдруг:
- Пушкарева Екатерина Валерьевна…
Она еще не поднялась на сцену, а он уже понял: она! По тому, как часто забилось сердце,…как вспотели ладони,…как замерло все внутри…
Он узнал ее сразу, хотя она изменилась: нет детских косичек, другие очки, деловой костюм …Но это была несомненно она, Катя!
Спустившись со сцены, она разговаривала с молодым человеком непривлекательной наружности, со взъерошенными волосами и тоже в очках.
Протискиваясь сквозь толпу, Андрей боялся упустить их из виду, но когда, наконец, оказался рядом, юноша был один.
- Простите, а где Катя?
- А ты кто такой?
- Знакомый…Она мне очень нужна…
- Зачем она тебе? Что-то я тебя не припомню…Ты не из нашего институту?
- Нет, я…
- Тогда откуда ты ее знаешь?
- Случайно познакомились…
- Подожди…Тебя Андреем зовут? Это с тобой она Новый год встречала?
- Да, это я…
- Где ж ты был столько лет? Она два года слезы лила! Ты лучше уйди…Ты появишься и опять исчезнешь, а она только успокоилась, нормально жить начала. Парень у нее…Замуж ее выдают…
- Что значит «выдают»? Она сама-то хочет за него выходить?
- Ей, похоже, все равно…
Возникшее беспокойство от этих слов немного отступило
- Тем более нам нужно поговорить…Ты же понимаешь…если она…
- Ладно, жди. Сейчас придет. Только ты отойди немного…Я ее подготовлю, а то еще в обморок упадет – она девушка эмоциональная…

- Катька, что с тобой?
- Коля…что-то мне нехорошо…душно…
- Ты его уже увидела…
- Кого, Коля?...
- Ну, это…
- Меня…Здравствуй, Катя…
- Андрей? Как ты…
- Потом,  Кать…
Они стояли, взявшись за руки, посреди зала, их толкали, проходящие мимо, смотрели на них с удивлением, выражали недовольство, а они ничего этого не замечали, смотрели друг на друга и молчали. А потом пошли, так и не расцепив рук, к выходу, оставив  Зорькина в полной растерянности: что он скажет дяде Валере?
Они долго бродили по той самой улице. Заглянули во двор. От детской площадке остались только качели с широким  двухместным сидением, и они покачались немного. Он обнимал ее за плечи – совсем чуть-чуть: иначе не уместиться вдвоем, а она теснее прижималась к его груди – с этой же целью…Посидели в кафе. Но не танцевали: музыки не было, да они и не слышали ничего, и сами говорили мало, оставляя разговоры на потом…
Сейчас они только смотрели друг на друга, вспоминали, ощущали себя вместе и радовались этому…
Когда он вез ее домой, на авторадио звучала старая песня в исполнении молодого певца.
«…как это все случилось, в какие вечера?
    Три года ты мне снилась, а встретилась вчера…»

С  этого дня начался их бурный роман: они встречались каждый день, посещали клубы и рестораны, просто гуляли по улицам, и ходили…в кино. Каждый вечер заканчивался кинофильмом, который они не видели, потому что целовались до самозабвения. Они будто наверстывали упущенное, то, что могло быть,  и чего не было в годы, прожитые порознь.

Лето промелькнуло быстро. В один  из последних воскресных дней они возвращались с прогулки. Шли пешком к его дому, где была оставлена машина: он собирался, как всегда отвезти ее и «сдать родителям с рук на руки». Оставалось пройти полквартала, когда небо вмиг потемнело от набежавших ниоткуда грозовых туч, засверкало, загромыхало, и хлынул ливень. В один момент промокли до нитки. Пришлось Кате принять приглашение, зайти в гости и обсохнуть.

Она и раньше заходила ненадолго, если это было необходимо по каким либо причинам. В один из таких дней, пока Андрей переодевался для похода в театр, она решила прибрать разбросанные в беспорядке обувные коробки. Со свойственной ей  чертой характера: делать все разумно и с максимальной пользой, она не просто составляла коробки в шкаф, а заодно и сортировала их: менее нужную обувь убирала подальше, а ту, что необходима в данное время года, ставила ближе. Для этого она открывала коробки и… вдруг, увидела свои туфли...
«Значит, он помнил обо мне, значит, уже тогда  что-то произошло между нами…» - эти мысли теплой волной накатили, заставили сердце биться чаще.
- Андрей, почему ты не выбросил их? Ты же не надеялся найти меня?
- Рука не поднялась…Наверное, все же надеялся… - сказал с грустью, - и как видишь не зря! – закончил уже улыбаясь.

Еще на улице, пока бежали под дождем к подъезду, Катя вдруг отчетливо поняла, что сегодня  будет совсем другой визит.
Уже в прихожей он обнял ее и долго не отпускал, целуя страстно, не давая ей вздохнуть, распаляя себя и ее. Но они еще смогли оторваться друг от друга.
- Катюш, иди в ванну, переоденься в мой халат, а одежду в сушилку сложи, пусть сохнет пока…
Когда она вышла, он тоже уже переоделся, и тоже был в халате…
Взял ее на руки и понес в спальню. Все так же держа на руках, вопросительно посмотрел на нее.
- Кать…Катя?...
Она ничего не ответила, только обняла за шею и прижалась к груди.
- Кать...Да?...
- Да… - прошептала еле слышно, не поднимая головы и не смотря на него.
Сел на постель, оставив ее у себя на коленях, поцеловал не так, как в прихожей, а ласково, нежно, едва касаясь губами ее кожи.
Он чувствовал ее нервную дрожь, видел, как побледнело ее лицо, а щеки наоборот пылали жаром.
-  Кать…ты боишься? …первый раз? – спросил и сам же испугался ответа.
Она кивнула, отвечая разом на оба вопроса, и он сразу успокоился.
В один миг слетел налет цивилизации, и в нем, как в древнем пращуре, вдруг вспыхнули первобытные чувства: гордость, самодовольство, властность хозяина, обладателя, первого и  главного человека в жизни женщины.
Но это длилось всего миг, он скинул с себя это наваждение, и опять был нежен и заботлив.
- Не бойся…все будет хорошо…доверься мне…я постараюсь…

Потом пили чай на кухне. Катя была не такая как обычно: то ли печальная, то ли озабоченная.
- Кать, что не так? Ты жалеешь о том, что было?
- Нет, Андрюш, не жалею, что ты! Все было замечательно…
- Тогда почему ты такая грустная?
- Я должна тебе сказать…
- Кать, если ты о родителях, то не беспокойся! Мы сейчас поедем, и я официально попрошу твоей руки…

- Я не об этом…Андрей …я скоро уеду…
- Как уедешь? Куда? Зачем?
- Работать…по расределению…в Германию…на стажировку…
- А как же я? Нет, я никуда тебя не отпущу! Я не могу без тебя! Мы только встретились, Кать…как же так…
- Я тоже не знаю, как буду без тебя, но что же делать? Я так хотела…я и сейчас хочу,…и с тобой хочу быть,…я не знаю, как поступить. Андрюш, посоветуй…нет, ты сам реши…Если скажешь остаться, я останусь…

Пока говорила, глаз на него не поднимала, а теперь смотрела с тоской и мольбой одновременно: «Не отпускай меня», - говорили ее глаза.
Он долго молчал, только гладил ее руку и прижимал  к своей щеке. И целовал в ладошку. Наконец, заговорил.
- Кать, тебе надо ехать. Иначе потом ты будешь жалеть. Нам будет трудно, но это же не навсегда, а только на год. По сравнению с тем, что мы могли никогда не встретиться, это ерунда.…И ты же можешь приезжать…
- Там строго… один выходной…и отпуск только на Рождество…
- Тогда я буду к тебе приезжать.…Это потом решим.…Поехали к твоим…я хочу, чтобы ты поехала невестой.

                               &

После ее отъезда, он работал как одержимый: старался, как можно больше успеть сделать, чтобы поехать к ней через две недели, но не получилось: нагрянула налоговая проверка. И через месяц не смог поехать: заболела Кира. Он ушел от нее сразу после встречи с Катей,  жил в своей квартире, хотя и видел, что Кира все еще надеется на его возвращение. И болезнь ее ничего не изменила в этом плане, но заменить  ее  на  работе он был обязан.
Причины нашлись и в следующем месяце, и еще в следующем.…Однажды его вернули уже из аэропорта…
Они разговаривали по телефону ежедневно и подолгу, но это не могло  полноценно заменить личное общение, и они понимали, что долго так продолжаться не может. Он ждал ее на Рождество, но она не приехала: ее родители захотели навестить ее в Германии.  Она не могла им отказать.
Близился Новый год. Андрей решил, во что бы то ни стало провести его вместе с Катей.
  Попросил Шурочку заказать билет, и теперь нервно выхаживал по кабинету, ожидая результатов.
Зазвонил внутренний телефон, он схватил трубку, ожидая услышать Шурин голос, но вместо него услышал Катин. И тут же забыл, какой это телефон.
- Катя! Хорошо, что ты позвонила! Я еду к тебе, возможно, даже сегодня буду! Катя! Я заберу тебя, я больше не могу так! Кать, я…
- Андрей…я здесь…я прилетела,…я тоже не могу…
- Ты в Москве?... Дома?..
- Я здесь…на ресепшине…мне разрешили позвонить по внутреннему…у тебя мобильный не отвечает…

Бросил трубку и вихрем вылетел из кабинета…Мимо ошалевшей Клочковой, красящей ногти, мимо Малиновского, пытавшегося что-то сказать, мимо выходящей из лифта Киры, бегом по лестнице (почему-то он не воспользовался лифтом: видимо посчитал, что без него быстрее).
Шурочка говорила про билет, но он, не слушая ее, направился  на ресепшен.
- Мария! Где… - запыхавшись, он не мог говорить внятно: ком стоял в горле, а бедная  Тропинкина тоже не могла от волнения говорить, только смотрела на него безумными глазами и хватала ртом воздух. Хорошо, что верный Федор был как всегда рядом.
- Андрей Палыч! Вы о ком спрашиваете? О девушке? О Кате? Так вот же она, у столика -  Маша ей кофе сделала…
Повернулся. Увидел. Сделал шаг. И вот она уже в его объятиях, и он целует ее, не обращая ни на кого внимания. А она не может обнять его, потому что держит в руке чашку с кофе. Наконец, Федор догадался забрать у нее кофе, и объятия стали обоюдными. Они говорили одними губами, но слышал весь офис: такая стояла тишина.
- Кать, ты больше не уедешь…я не отпущу…я не могу…
- Не уеду…не могу…хочу с тобой…
- Завтра  пойдем в ЗАГС, и свадьбу в Новый год…
- Завтра выходной…праздник…Новый год уже…
- Тогда сегодня! Мы еще успеем… В Новый год мы должны быть вместе…
Он схватил  ее за руку и повел к выходу.
- Андрей Палыч! Оденьтесь! Зима же… - донеслось вслед.
Он опомнился. Конечно, надо одеться, взять ключи от машины, позвонить…
- Андрюш, ты иди, я подожду тебя здесь…
- Нет, пойдем вместе!  Снова взял ее за руку и повел за собой, будто боялся, что в его отсутствие она исчезнет.
Мимо Марии и Шурочки, держащих кулачки – на удачу шефу. Мимо Федора, с  ненужным уже  билетом в руках. Мимо поникшей Киры, в немом крике зажавшей рот рукой и буквально вжавшейся в стену. Мимо ничего не понимающего Романа, махнувшего в след рукой: «Эх!» Мимо Клочковой, все еще красящей ногти (сколько же у нее пальцев?) – в кабинет.
Он куда-то звонил, набирая номер одной рукой, а другой продолжал держать ее. Кого-то просил. Уговаривал. Умолял и требовал, и , наконец, отложил телефон в сторону.
- Все! Идем! У тебя паспорт с собой?
- Куда идем, Андрюш?
- В нашу новую жизнь, Катюш…

КОНЕЦ

0

3

Дорогая, Людочка!  :flag:  Какая замечательная и восхитительная "Новогодняя сказка".
  Какие слова вы подобрали не менее прекрасной песни: «…как это все случилось, в какие вечера?
    Три года ты мне снилась, а встретилась вчера…»
  http://s5.uploads.ru/t/CBtwX.gif  Спасибо огромное за доставленное удовольствие.
Желаю вам удачи и творческих успехов. http://s0.uploads.ru/t/vtAzo.gif             http://sg.uploads.ru/t/gaDvm.gif

Отредактировано РусаК (2017-07-08 23:56:05)

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » Новогодняя сказка