Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » История одного романа


История одного романа

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Пейринг: Катя/Андрей
Жанр: мелодрама, альтернатива НРК
Герои: ЕкатеринаПушкарева, Андрей Жданов, Николай Зорькин. Кира Воропава и др.
Автор идеи - RikkiPir

Часть первая . КАТЯ
Глава 1.
Рабочий день, наконец, закончился, и Катя с чувством исполненного долга выключила компьютер. Было бы неправдой сказать, что она не любит свою работу. Работа в банке Ллойд Моррис ей нравилась, с цифрами она обращалась свободно, не напрягаясь, знала все банковские программы, могла проанализировать любую ситуацию и сделать соответствующие выводы – не работник, а клад! И ее очень ценили и руководство, и  сослуживцы. Но хотя еще с университетских времен за ней прочно укоренилось звание «гений-экономист», экономика не была мечтой всей ее жизни.
Ее мечта, она же самая тайная ее тайна – стать писательницей!
Свой первый рассказ о медвежонке, который гулял по лесу  и подружился со многими его обитателями, Катя написала в первом классе - печатным буквами, не соблюдая строчек, с множеством ошибок, но интересно написала. И гордая собой показала написанное родителям. Она ожидала похвалы, а получила взбучку. Отец произнес по этому поводу целую речь-наставление: сначала надо научиться красиво и грамотно писать, а не тратить время на выдумывание ерунды - писателей полным-полно, и про всех медвежат и прочих  зверушек все давно написано. А посему пиши то, что учителя задают, учись на пятерки… и прочая, и прочая…
Мать отцу не перечила, гладила дочку по голове, приговаривала: «Слушай отца, Катенька, он плохого не посоветует».
Катя расплакалась от обиды, тетрадку с рассказом смяла и выбросила в мусор.
А поздно ночью увидела, как мать читает смятые листки, шевеля губами и улыбаясь - понравилось видимо.
С родителями больше не откровенничала. Писала, когда было желание жгучее, нестерпимое, ночью, под одеялом, при свете фонарика.
В студенческие годы  можно было писать в читальном зале, под видом подготовки к семинарам, но нестерпимого желания уже не было - учеба занимала много времени.
Противостоять отцу она не сумела, поступила по его настоянию на экономческий факультет МГУ. Здесь она  с Колькой подружилась. Он учился в одной группе с ней, и жил, как оказалось, в соседнем подъезде. Зорькин был помешан на математике, компьютерах и биржевых играх. Благодаря ему Катя иначе стала относиться к экономике, она увлекла ее своей  четкостью и логичностью – ей понравилось учиться на экономическом факультете. Литература, журналистика отошли на второй план. Писать стала редко, только по необходимости: заметки для институтской газеты, сценарии капустников. Наверное, так происходило еще и потому,  что не было в ее жизни ярких событий, душевных переживаний.
Так было, пока не постучалась в ее жизнь любовь.
Родители прочили ей в женихи Зорькина – парень тихий, скромный, не пьющий и не гулящий.  Не красавец, и ростом не вышел, так это даже лучше – с красавчиками хлопот не оберешься. И квартира имеется! Мать с отцом у него в разводе, свои семьи у них, а квартиру ему оставили. Очень удобно для Пушкаревых: дочка и отдельно будет жить, и рядом. Они Кольку всячески привечали, «прикармливали», считали уже членом семьи.
А Катя влюбилась не в него. Денис Старков вскружил ей голову! Высокий, красивый, обаятельный.  Он появился в их группе на третьем курсе – перевелся из другого института, причем с множеством «хвостов»! Как только его взяли?  Не иначе, чей-то родственник.
Все девчонки в Дениса влюбились, старались ему понравиться, ждали, на кого обратит внимание. Одна Катя не ждала и не старалась. Куда ей тягаться с современными девицами?  Ее папа держит в строгости: юбки ниже колен, блузки с высоким воротом, длинный рукав. Брюки носить позволял, но к месту – например,  на субботник или в поход.  А Денис из всех институтских красавиц выбрал ее, неприметную Катю Пушкареву.
Они стали встречаться. Денис ухаживал галантно, как в прошлом веке, чем покорил  Пушкаревых-родителей. Валерий Сергеевич даже простил ему «косяк» от армии!  Хотя в принципе все было законно, в университете была военная кафедра, и студенты не подлежали призыву. Другое дело, что он учился  ради того, чтобы не служить…
Денис ухаживал, Валерий Сергеевич на рожон не лез  в разговорах, ограничивался футболом. Елена Александровна пекла понравившиеся дочкиному кавалеру пирожки с луком и яйцом, а Катя училась за двоих. Помогала Денису во всем: писала рефераты, конспектировала работы классиков, делала расчёты курсовых работ.
Все шло  прекрасно, но…для прошлого, или даже позапрошлого века. Тогда целомудренные отношения сохранялись долго.
Катя, хоть и была скромницей, но ума ей хватало, чтобы понять, что нынешние молодые люди быстро переходят к сексу. А Денис попыток не предпринимал… Они и не целовались,  по-настоящему! Клюнет ее в щечку при расставании, при встрече к ручке приложится, вот и весь интим. Не то, чтобы Кате этого было мало – до Дениса она ни с кем не встречалась, сравнивать было не с чем, но она удивлялась!
И желания иногда настигали: хотелось обнять, прижаться крепко-крепко и даже поцеловать, долгим, как в кино поцелуем. Она тут же одергивала себя, стыдясь своих мыслей. На всякий случай смотрела в календарь, нет ли в этот день магнитных бурь? Иначе откуда такие мысли?
Все разрешилось внезапно и прозаично. Хорошо, что дипломы уже были сделаны, а то, как бы потом…
Они занимались в Катиной «светелке». Денис вышел перекурить, его телефон остался на столе. И вдруг звонок, и на экране высветился портрет красивой блондинки, и надпись: «балерина». Катя  и особого значения не придала, спросила просто так.
- Тебе звонили. Балерина! Кто это?
-Это девушка, с которой я живу. Ее зовут Кира, она учится в балетном училище.
Просто так сказал, без всякого смущения. Если бы он начал оправдываться, или хуже того, придумывать небылицы: сестра, жена брата, и   в том же духе, Катя бы поняла - обычное явление, случайное знакомство. А так… она даже не знала, как реагировать, только спросила:
- Давно живете?
- Года три, наверное, в общей сложности. Расходились пару раз, ненадолго.
Теперь Кате все стало понятно – для любви и секса  у Дениса есть девушка, а Катя – девушка для учебы, рабочая лошадка. И что тут скажешь? В чем его обвинишь?
Он в постель ее не тащил. Ухаживал скромно, вежливо – просто благодарность за помощь.
Она ничем не выдала своего отчаяния, только постаралась быстрее закончить работу, и, провожая Дениса, прежде чем закрыть за ним дверь, сказала:
- Я думаю, моя помощь тебе больше не нужна. Диплом практически сделан, с мелкими недочетами справишься сам.
Денис все правильно понял. Больше они не общались ни до защиты  диплома, ни после.
Со стороны казалось, что Катя и не переживает разрыв. Родители больше ее выражали негодование – они-то уже имена внукам выбирали, а свадьбу считали делом решенным: вот дипломы защитят, и в ЗАГС. Да осечка вышла, испарился жених, словно и не было его.
Очень Пушкаревы осерчали на Дениса, Валерий Сергеевич хотел даже засадить его в армию на полный срок, но Катя не позволила – он же не виноват, сердцу не прикажешь…
Она не держала зла на Дениса, а вот подружку его, балерину эту, возненавидела всем сердцем! Хотя умом понимала, что она-то ни в чем не виновата.

Глава 2.
Катя пыталась приготовить более праздничный, чем обычно ужин – она ждала гостя.
Ужин  не очень получался, она так и не научилась хорошо готовить, но это ее не расстраивало. Зорькин(а это его она ждала) – человек свой, почти родственник, а если честно, то больше чем родственник. Тем более родственников у них практически нет.
Они с Николаем дружат со времен университета. Раньше, когда она жила с родителями, встречались практически ежедневно, и за завтраком, и за ужином. И секретничали в Катиной комнате! Пушкаревы думали, что у них «личная жизнь», а они строили планы, как сделать карьеру, как не потеряться в этом мире дикого капитализма.
У Пушкаревых Зорькин и сейчас желанный гость – привыкли к нему, как к сыну.
А с Катей в основном по телефону общаются, у нее своя квартира.
Жильем Катя обзавелась, когда стала работать в банке Ллойд Моррис, сразу после стажировки в Германии. Пришлось взять ипотеку, но выплаты ее не напрягают, зарплата позволяет.
Из Германии Катя вернулась совсем другим человеком. Во-первых, она изменилась внешне. Когда весь день ходишь в строгом, но отлично сшитом костюме, в туфлях на каблуке, когда волосы пострижены и красиво уложены – дресс-код! – надевать потом старомодные шмотки, купленные под присмотром отца, уже не получится. И Катя стала одеваться так, как все окружающие молодые девушки: просто, дешево, современно.
Сменила имидж, и внутренний мир изменился. Она стала увереннее, рискованнее, правда только на работе, личную жизнь она так и не построила, да и друзьями не обзавелась. Вечера коротала одна. Вот тут и вспомнила о своей детской мечте: стать писательницей. Попробовала писать о своей неудавшейся любви – самой не понравилось: слезы и сопли, давление на жалость. Кому это интересно? Каждая вторая может рассказать о себе такое же. Решила писать детективы! Сплошной вымысел, ни к чему не обязывает, только надо следить за логикой и хронологией событий. Выкладывала на русскоязычных ресурсах – читатели были!  Тогда попробовала издать в интернет-издательстве в виде электронных книг – и пришел успех! И даже гонорар.
Вернуться к прежней жизни, под крыло родителей она уже не смогла. Но и остаться в Германии ( а ей предлагали), оставить их одних на старости лет тоже не смогла.
Катя вернулась в Москву, но жить стала самостоятельно.
Родители конечно переживали, но когда поняли, чем дочь пожертвовала ради них, смирились – телефоны же есть, и съездить в гости всегда можно.
Николай возмещал им разлуку с дочерью, наведывался по-прежнему к завтраку или ужину.
Зорькин пришел без опоздания. Он к столу никогда не опаздывал!
Она только выключила духовку, где запекалось мясо с картошкой «по-французски» - в русском варианте, потому как с картошкой, тут и раздался звонок в дверь, и на пороге вот он, Николай Зорькин собственной персоной.
Обычно жизнерадостный и неунывающий, он выглядел  угрюмым и подавленным, и в то же время, в глазах его сверкала злость.
- Коль, что с тобой? Неприятности на работе?- забеспокоилась Катя.
Не так давно Николай устроился на работу в модный дом Зималетто, в финансовый отдел.
Это было невероятной удачей – после окончания университета он перебивался случайными подработками.
Начальник отдела сразу оценил его знания и способности, и переложил на него большую часть своих обязанностей, но надо отдать ему должное, назначил Зорькина своим заместителем, что для честолюбивого Николая было немаловажно. Он буквально летал от радости. И вдруг такой понурый вид…
Катя  не стала ничего выпытывать, решила действовать методом  матери – через сытый желудок. Глядишь, друг и сам все расскажет. Катерина его самый верный друг. Еще и единственный – кому, как не ей  поведать свои печали.
Все оказалось предсказуемо просто: Коля влюбился, да не в ту девушку… Не в ровню!
Хотя как ее определишь, ровню? Образование у него высшее, должность хорошая, зарплата приличная. А внешность подкачала - рост небольшой, телосложение тщедушное, одежда неказистая. Умная девушка поняла бы, что все недостатки легко исправимы: приодеть, причесать. Зато достоинства не оспоримы! Но, увы… Девушка поступила иначе.
- Катька, она меня так оскорбила! Унизила! Высмеяла перед всеми.
- А подробнее?
- Я влюбился в нее сразу, как увидел. Она такая… такая…воздушная! Словно не из плоти , а из солнечных лучей соткана – светится вся!
Я ей по утрам цветы дарил, а она даже не благодарила. Усмехнется, кинет секретарю на стол, чтобы поставила в вазу. Но брала же!
А сегодня она вышла из лифта, зацепилась за что-то и порвала колготки. А у меня как раз в столе лежала упаковка, я матери купил на 8-е Марта. Я быстренько сбегал, принес, подаю ей: « Возьмите!» - говорю, - а она как начала кричать… Как я смею! Нищеброд! Ей, Кире Воропаевой, делать такие подарки…
- Понятно, что ты расстроился. А стоит ли тратить на нее свои душевные силы? Плюнь, и забудь! Встретишь ты еще свою девушку.
- Нет, Катька, я, конечно, плюну на нее, но не прощу ей унижения! Я…Я разорю их компанию! Пущу по миру! Сама станет нищебродкой. Только одному мне не справиться. Поможешь мне?
-  Что ты говоришь, Коль?! Как же можно разорять компанию? Там же люди работают, не только это цаца.  Как , ты говоришь, ее зовут?
- Кира.
- Редкое имя. Но была на моем пути  тоже Кира… Я ее тоже ненавидела! Ей бы я отомстила!
- А может это она и есть?
- Моя Кира занималась балетом.
-  И моя тоже! В школе занималась в балетной студии!
Зорькин вошел в азарт, ему не терпелось начать действовать.
Катя, конечно, была более разумная, да и обида ее уже утихла, но и у нее «зачесались руки».
- Коля, ты разузнай про эту Киру поподробнее. Не было ли у нее в прошлом бой-френда по имени Денис. А потом решим, как ее наказать.
- Как я узнаю? Она же мне не расскажет… Она и разговаривать со мной теперь не будет.
- Эх, Колька! Всему тебя учить надо. Ты подружись с ее ближайшей подругой, и та наверняка тебе все расскажет.
- Тогда с Викой подружусь! Она, кстати, тоже очень красивая: яркая, темноволосая. Она мне еще раньше Киры понравилась.
- Ну, вот и действуй!
                                    ***
Виктория, падкая на деньги и соответственно на мужчин при деньгах, ответила Николаю взаимностью. И рассказала такое…
Да, у Киры был  бой-френд  Денис, а у Дениса  была подружка, которая за него можно сказать и училась. После любовных утех они частенько ее  вспоминали и смеялись – бывают же такие дуры влюбленные.
«Смеялись, значит…» - прошлая обида всплыла и подкатила горьким комом к горлу. Зорькин по простоте душевной не подумал смягчить удар, пересказал все как есть.
Переключив внимание на Викторию, он уже не испытывал зла на Киру, а Катя наоборот, воспылала ненавистью. Пришло желание отомстить «пересмешникам.»
Денис уже был наказан.  Кира бросила его, как только на горизонте появился более перспективный кандидат в мужья - сам президент компании!
Что ж, чтобы отомстить ей, Катя расстроит их отношения!
- Коль, как я уже говорила, компанию мы разорять не будем. А вот жениха у Киры я уведу! Как думаешь, смогу?
- А почему не сможешь? Кстати, Кира вовсе не в его вкусе: плоская, бледная… А он любитель яркого и объемного,– так сотрудники говорят. Есть подозрения, что Киру он выбрал, чтобы стать президентом. Ему нужен был ее голос на выборах.
- Даже так?  Довольно беспринципный товарищ… Такого не  грех и обмануть. Он играет с людьми, почему бы и с ним не поиграть?
- А как ты собираешься  осуществлять свой план? Ты же с ним даже не знакома. Да тебе и негде с ним познакомиться - вы в разных кругах вращаетесь.
- А это уже твоя забота – приблизить наши сферы общения.
- Каким образом? Я не понимаю.
- Найди мне работу в Зималетто.  Я же тоже экономист, как и ты.
- И ты уйдешь из банка? Никогда не поверю!
-А что мне светит в банке? Даже до начальника отдела придется топать не один десяток лет – Вячеслав Семенович сам еще достаточно молодой, пенсия ему не грозит.
- В финансовом отделе у нас мест нет. Одна вакантная должность – помощник президента.
- Это секретарша что ли?
- Ну… почти… Но более умная! Варить кофе и отвечать на звонки   - с этим справляется  Вика, а вот бизнес план составить или смету она не может, образование у нее не законченное.
- В принципе это возможно. В зарплате конечно потеряю… Но это восполняемо, буду больше писать, больше гонораров получу. А ты уверен, что меня возьмут? Рекомендаций у меня нет.
- Я вот что придумал: расскажу я Жданову о тебе как о писательнице! Нужна,  мол ей атмосфера красоты, флирта, ну и любви - в банке же все  глухо, сухо и строго, во всем дресс-код. А тебе простор нужен для фантазии! Он  обязательно клюнет! Ты же упомянешь в книге  Зималетто, а это дополнительная реклама.
- Неплохо придумал! Действуй!  А я пока изучу доступные материалы о Зималетто

Глава 3
- Андрей! – Голос Виктории, как всегда неприятно резанул. На правах подруги Киры она считала возможным входить в кабинет без стука и называть его только по имени.
- Виктория, я уже говорил Вам, что на работе следует соблюдать субординацию, тем более, что Вы – не моя подруга, а Киры. Вот к ней в кабинет и заходите, когда Вам вздумается. Если она Вам позволит. А для общения секретаря с президентом компании существует селектор. Я понятно выражаюсь?
- Да, я поняла, Андрей… Павлович. Но там к Вам рвется на прием Зорькин, из финансового отдела.
- А почему через голову начальника отдела? Что-то срочное? Ветрова нет на месте?
- Ветров на месте… Он по личному вопросу. Примешь?
- Ну, хорошо, приму. Но в следующий раз…
- Я помню: субординация, селектор, запись – Вика торопливо пятясь, покинула кабинет. Из приемной донеслось:
- Ники, заходи!
« Кажется мальчика охомутали, - подумал Жданов, - и наверняка она же его и подослала, будет просить для нее кредит, для оплаты машины».
Но Зорькин стал говорить о другом.
- Андрей Павлович,  я считаю, что для более эффективной работы компании, не хватает рекламы.
- Вы хотите перейти в отдел рекламы и там реорганизовать работу?
- Нет, что Вы! Я экономист. Но у меня есть подруга, она пишет книги.
- Любовные романы?- вставил с усмешкой Жданов, – и причем тут Зималетто?
- Вы не даете мне все объяснить. Катерина пишет не женские романы. Она пишет детективы, но мечтает создать большой, многоплановый роман.
- Сагу о Форсайтах? – опять встрял Жданов.
- Можно и так сказать. А можно – роман о Зималетто! Представляете, как возрастет известность компании?
- Почему она выбрала именно нашу компанию? Почему не пишет о том предприятии, где работает?
- Она работает в банке. Там все строго по регламенту, дресс-код в одежде и в отношениях.
О Зималетто ей рассказываю я. Я в восторге! И она впечатлилась – здесь так много людей разных профессий: и производственники, и административные служащие, и творческие работники. Очень много женщин, и значит много судеб – большой материал для романа.
- Ну, что же, пусть приходит, ознакомим ее, проведем так сказать экскурсию.
- Вы не поняли. Она хотела бы поработать в компании, вжиться в коллектив, узнать отношения между людьми изнутри.
-Она что, готова бросить хорошую, устойчивую работу в банке?
- Готова.
- Но в финансовом отделе и в бухгалтерии у нас нет вакансий.
- Я узнавал в отделе кадров, есть вакансия помощника президента…
- Это же, по сути, секретарь.  Если бы Клочкова справлялась с работой, никого бы и не нужно было. Тут личная ситуация… Уволить Клочкову я не могу, но и работать кому-то надо.
- Катерина Вам очень подойдет! Она же все может: и бизнес-план составить, и смету, и аналитическую справку по любому вопросу, например, о тенденции продаж. Она проходила стажировку в Германии, знает английский и французский языки в совершенстве, и немецкий в пределах составления документов.
- Серьезно? Так ей самой нужен секретарь!
- Согласен с Вами, но это в том случае, если бы она поставила цель сделать карьеру. А она хочет писать романы.
- Ладно, Вы меня убедили! Скажите Урядову, пусть отменит большое собеседование и пригласит только вашу подругу. Данные ему сообщите. И пусть ваша подруга  пришлет резюме!
Как ее зовут?
- Пушкарева Екатерина Валерьевна.

Глава 4.
Жданов нервничал. С минуты на минуту должна была подойти претендентка на должность помощника, а он никак не мог выработать линию поведения с ней – писательница ведь, не обычная девица с ногами от ушей, которых он повидал видимо-невидимо.
Раздался тихий стук, и после его решительного «войдите!», дверь приоткрылась, просунулась тощенькая рука, раздвинула дверь шире, появилось личико в  очках, и затем уже вся фигура, скрытая за длинной юбкой – карандаш, и блузкой с длинными пышными рукавами и воротником-стойкой.
-Я Пушкарева, Екатерина Валерьевна. На собеседование.
Жданов на какое-то время потерял дар речи. Женщины, окружающие его, всегда были достаточно открыты. Модели на Показах дефилировали, обнажая то одну часть тела, то другую, а в мастерской дизайнера в ожидании примерки, они вообще ходили полуголые.
На девицах в клубах и барах всегда был минимум одежды: юбочки открывали ноги до самого их основания, а глубина декольте позволяла увидеть через него те же ноги.
Да что говорить об этих девушках, работники компании тоже не отличались закрытостью.
Взять Марию Тропинкину, с ресепшена. В самом скромном ее наряде всегда проглядывает полоска тела на талии, а грудь так и норовит показать себя во всем объеме. И воздух вокруг нее так и шепчет: «Погладь меня…»
Танечка Пончева закутывается в объемные прозрачные туники, но они же ничего не скрывают! И желание дотронуться, ущипнуть непреодолимо!
Таким же свойством обладают цыганские юбки и бусы-монисты Амуры: звенят, бренчат,зовут: «Посмотри сюда…»
Даже его невеста Кира, интеллигентка и интеллектуалка, воспитанная на высоких идеалах балетного искусства, если и надевает закрытое до подбородка платье, то спина у него открытая, причем ниже талии.
Так что ни одна женская фигура секретов от своего президента не имела.
И вдруг такое чудо! Ничего  особенного в наряде претендентки на место помощника президента не было – обычный костюм банковской служащей. Но как же он манит!
В высоком разрезе узкой юбки мелькает, конечно же, нога, но разглядеть доподлинно не возможно. Из рукавов выглядывают полудетские пальчики, тонкие, полупрозрачные, ухоженные столь качественно, что кажутся естественными - как у ребенка.
Шея полностью зарыта воротником, но вывод о ее длине напрашивается сам: стойка, плюс рюшка, это тянет на лебединую шею!
Грудь, плотно упакованная в дорогое белье, и прикрытая шифоном блузки, вздымается  - девушка явно волнуется,- и волнение пробивается румянцем щек.
Хорошо, что в кабинете в данный момент Малиновского не было! Нет гарантии, что он бы удержался – это его любимый размер(третий с гаком!).
Давно Жданов не видел такого! Глаза не хотели отрываться от увиденного.
Пора было пригласить девушку пройти к столу, присесть, а у него ком в горле, слово вымолвить не может.
Наконец, прокашлялся, прохрипел:
- Проходите, садитесь. Давайте знакомиться! Я – Жданов, Андрей Павлович!
- Пушкарева, Екатерина Валерьевна. Можно просто Катя.
- Замечательно! Просто Катя! Зорькин мне объяснил суть вашего желания работать в Зималетто, но я, честно говоря, не совсем понимаю, как будет сочетаться работа моего помощника и писательницы.
-  Про писательницу Вы забудьте! Зря Коля вообще Вам об этом сказал. Я буду только вашим помощником, и уверена, что Вы не пожалеете.
- Даже так? Уверены? А что вы знаете о нашей фирме?
- Только доступную информацию, то, что есть в открытой печати: объемы производства, активы, производственную базу. Вы шьете по заказам крупных европейских брендов, принимаете участие в крупных международных выставках. И у вас самые высокие показатели в области производства готового платья.
- Вы читаете экономические журналы?
- По мере надобности. Начиная крупное кредитование фирмы, банк проводит свое исследование, сбор материалов о фирме. Тогда приходится читать эти журналы.
- До сих пор мы не сотрудничали с банком Ллойд Моррис, где Вы работали.
- Собираясь на собеседование я, разумеется, просмотрела сведения о Зималетто в интернете – это же естественно.
- Ну, что же, мне нравится ваш подход к делу. Начнем работать! Когда Вы сможете приступить к своим обязанностям?
-  Прямо сейчас. Я готова принять ваше задание и начать его выполнять.
- К сожалению, я пока не готов… Я не знаю, куда Вас посадить? Свободных кабинетов нет, приемная тоже занята… Может быть Вы сможете работать в моем кабинете?
- Не думаю…это будет не удобно - вы президент, к вам будут приходить люди с производственными и даже личными вопросами. Лишние уши тут не нужны!
- Вы правы, Вы правы… А вот еще вариант! Смотрите, - он подвел Катю к двери в боковой стене, - здесь планировалось обустроить комнату отдыха. Хотя мне она в принципе и не нужна. А Вы могли бы здесь расположиться! Компьютер и другую технику поставить не проблема. Вот только окна нет…
- Достаточно будет кондиционера.  Ходить через ваш кабинет я постараюсь как можно реже, в ваше отсутствие.
- Вот и замечательно! Тогда завтра и выходите на работу. А сегодня оформите документы в отделе кадров и закажите пропуск. Фотографию можно сделать у нашего фотографа.

Глава 5.
Ну, вот и свершилось! Первую часть плана Катя выполнила- она работает в Зималетто!  И не просто работает в каком-то отделе, она – личный помощник президента. А президент – это тот мужчина, за которого Кира Воропаева собирается выйти замуж… Это Андрей Жданов.
Вторая часть плана предполагает расстройство этой свадьбы. Катя должна влюбить в себяЖданова. Но как это сделать, если она сама уже в него влюбилась? С первого взгляда! Как только увидела его в кабинете, почувствовала, как он на нее смотрит, так и влюбилась. Интересно, почему он так смотрел на нее? Как будто она ему понравилась… Нет,  этого не может быть! У него невеста, и свадьба не за горами…  Хотя, Колька говорил, что жених Киры не горит желанием жениться, скорее, это вынужденный шаг в интересах компании.
Значит, разрушить такой брак не очень большой грех! Киру она накажет, отомстит за насмешку над собой, а Жданова спасет от нелюбимой жены, и тем искупит свою вину.
Катя не была злобной мегерой, рассуждая так, она стремилась оправдать свой план мести. Собственно план так и остался планом, она ничего не предпринимала, чтобы добиться любви Андрея Жданова. Она  любила его, тихо и не заметно для окружающих, и наслаждалась каждым мимолетным проявление внимания с его стороны. Может другие девушки, те, которые пользуются успехом у мужчин,  и не заметили бы это внимание, а она замечала, запоминала, складывала их в копилку памяти, чтобы потом, когда не спится, перебирать их в памяти, переживать заново.
Пока таких событий немного. Первое случилось в первый же ее рабочий день. В демонстрационном зале проходил пробный показ новой коллекции.
Жданов позвонил ей оттуда, попросил принести  бумаги,дему, которые он забыл на столе. В первый момент она его не узнала – она же еще не разговаривала с ним по телефону, а живой голос всегда звучит несколько иначе. А когда поняла, с кем говорит, заволновалась, потому что не знала, что это такое, дема. Переспросить постеснялась- подумает, что она «чукча, коли не знает элементарных вещей.
Кинулась искать в интернете. Нашла, конечно – это просто эскизы и описание действий манекенщиц на подиуме! Все просто, а время потеряно. Она нашла эти бумаги на столе и бегом отправилась в демонстрационный зал. Катя не знала расположение помещений на этаже, и двигалась на голос Жданова – показ видимо уже начался, а она все еще не принесла бумаги!
Вдруг перед ней вспыхнул яркий свет, она зажмурилась, а когда открыла глаза, увидела, что стоит на подиуме! От страха она попятилась назад, оступилась на ступеньке подиума и готова уже была свалиться в тартарары – кто же знает, как высоко поднят подиум…
Но… ничего подобного не произошло…
Сильные руки подхватили ее, не дали упасть, но почему-то и не отпускали, прижимали к себе.
Она приоткрыла глаза(от страха расшибиться она глаза крепко зажмурила) и от удивления снова их зажмурила –ее держал Андрей Жданов! С некоторой натяжкой, можно было сказать, что они обнимаются! О таком она и мечтать боялась.
- Андрей Павлович, простите меня! Это нечаянно получилось! Я запуталась в коридорах, и вот… Я испортила Показ? Нарушила дефиле?  И эскизы  вовремя не принесла…
- Ничего страшного не случилось. Вы даже не упали - он улыбнулся чуть-чуть с усмешкой.- А дему-то принесли?
- Да, конечно. Вот они, - она с трудом отодвинулась от него, протянула ему эскизы, а он не торопился их брать, держал ее, не отпускал…
Из-за отсутствия президента, который скрылся за занавесом вместе с новенькой, и так и не появлялся, объявили перерыв. Катя, наконец- то смогла убежать в свою комнатку, опять изрядно поплутав по коридорам.
Жданов не стал возвращаться в свой кабинет, зашел к Малиновскому – это ближе, да и как вести себя дальше с помощницей  он не знал. Он же не мальчик, прекрасно понимал, что не просто удержал ее от падения. Он ее обнимал! Вот только зачем?
- Палыч! А что это было?
- Ты о чем?
- Я о твоем исчезновении. Вместе с помощницей…
- Она чуть не упала с лестницы, я помог ей не совершить столь травматичный поступок. Только и всего…
Воцарилось молчание. Малиновский ни о чем больше не спрашивал, он «читал» с лица Жданова, на котором отражались какие-то чувства, понять которые он был не в силах.
Андрей же, после упоминания о Кате, буквально выпал из реальности – он вновь переживал момент близкого присутствия Катерины.
Когда она выскочила на подиум, он готов был накричать на нее, но она сама так испугалась, попятилась… Жданов знал, что там лестница, а ей это конечно не известно, и она неминуемо рухнет вниз!
В ту же секунду он оказался рядом, схватил ее, рванул на себя, чтобы оказалась она в устойчивом положении.
Руки попали на что-то мягкое и упругое…Ему ли не знать, что это такое! Но такой своей реакции он не ожидал. Такое было с ним в далеком подростковом возрасте – играли в догонялки, и он схватил быстроногую девчонку за грудь, и они оба онемели, залились краской и не знали, как выйти из ситуации. Хорошо, что прозвенел звонок, и они разбежались по классам.
С тех пор он повидал немало этих частей тела разных размеров, ласкал их и целовал, но это была обязательная программа обольщения, не вызывающая особых чувств.
И вдруг это нечаянное объятие… Он понимал, что удерживает помощницу слишком долго, непозволительно долго! Но отпустить ее, или хотя бы ослабить объятие, не хотел. Наоборот, прижимал ее все сильнее. И она реагировала! Его руки ощущали уже, как в мягком и упругом  проступает  твердое, которое хотелось  взять губами, и потом…  Он прекрасно знал, что и как надо делать - опыт огромный!  Но для этого и место, и время были неподходящие. К тому же в зале зашумели, задвигали стульями - объявили перерыв. Он отстранил от себя Катю, и она тут же убежала, а он пошел к Малиновскому.
***
- Андрюха,  - Роман уже все понял, - ты что, заново переживаешь обнимашки с Катериной?
- Как ты догадался?
- Сядь за стол, а то не только я догадаюсь. И давай обсудим производственные вопросы. Это лучшее средство от душевной маеты.
- Ты думаешь?
- Ну, можно еще поговорить о предстоящей свадьбе, о достоинствах невесты…
- Только не о свадьбе! И про невесту не вспоминай – тут же прибежит.
- Как скажешь. Тогда сам назови тему беседы.
- Давай разберемся с бизнес-планом.

Бизнес-план им не поддался. Позвали на помощь Зорькина, а потом и Пушкареву.
Увлеклись так, что и про Показ забыли! Милко вроде бы обиделся, а на самом деле, упивался своим главенствующим положением - чем он не президент? Он главный!
Катя тоже увлеклась бизнес-планом – родная стихия цифр отвлекла ее и заставила забыть(на время!) необычные ощущения  от  контакта с президентом.
***
Они сработались. Они понимали друг друга с полуслова! Помощь Катерины была для Жданова неоценимым подарком. Сам он в экономике разбирался, на уровне зачета на третьем курсе – сдал и забыл! А Катя помнила все и  играючи разруливала возникающие проблемы.
Андрей уже не представлял, как раньше работал без Кати?
Теперь он видел в ней не только желанную женщину, но и интересную собеседницу, умную  и разносторонне образованную.
Только ее литературный талант был ему недоступен. Он просил дать ему почитать ее книги, но она не дала и вообще наложила на эту тему табу.
Андрей пытался найти ее  произведения в интернете, и тоже не смог. Видимо она издавала книги под псевдонимом, а после ее табу спрашивать псевдоним было не удобно.
Похоже никто в компании не знал, что она пишет, хотя она легко влилась в женский коллектив, ходила с секретарями обедать в кафе Ромашка, участвовала в экстренных сборах в курилке, когда с кем-либо происходили особо радостные или печальные события.
Мстить Воропаевой у Кати не получалось - слишком добрым она была человеком. Да и способ мщения, который она изначально наметила, отпал сам собой – как влюблять в себя Жданова, если он сам проявляет к ней интерес и при любом удобном случае пытается осуществить не только душевный, но и тактильный контакт? То возьмет за руку, то приобнимет за плечи, а то и прижмет к своей груди: подойдет сзади, когда она работает на компьютере, наклонится, рассматривая документ на мониторе  – все ниже и ниже, еще и очки снимет, будто плохо ему видно, а у нее по спине мурашки от прикосновения его тела.
Одну попытку Катя все же предприняла.
Она вышла из каморки с документами на подпись. И застыла в шоке и изумлении – Кира снимала с жениха рубашку, и сама была уже «топлес».
Пять минут назад  они с Андреем  вместе работали, Катя ушла распечатать документ, и Жданов стался один в кабинете. Когда вошла Воропаева, Катя не слышала, иначе не стала бы выходить – она избегала встреч с Кирой.
- Катя, Вы так и будете стоять? Проходите уже! – довольно резко обратился к ней Жданов.
Она заметалась: шагнула назад, в каморку, но потом, передумала, и пулей выскочила в приемную. Ее всю трясло от пережитого стыда и злости – ей было стыдно, а Кира даже не подумала прикрыться! И вообще, так нагло вести себя … Пусть и с женихом… 
А он? Как он мог позволить такое? В рабочем кабинете… В рабочее время…
Им что, ночи не хватает?
Только что так загадочно  улыбался ей, Кате… и уже с Кирой… на грани дозволенного…  Кобель! Бабник! Ненавижу! – мысленно возмущалась Катерина, - а вслух прошептала: люблю… И вернулась в каморку.
Жданов и Воропаева привели себя в порядок, но Кира не уходила, продолжала провоцировать Андрея, соблазняла его обедом у нее дома.
В этот момент с рецепшена позвонила Тропинкина:
- Кать, спустись, тут «бывшая» Андрея Павловича, Ларина, рвется к нему. Я из последних сил ее удерживаю.
План мести созрел мгновенно. Она написала на листочке фамилию Ларина и вышла в кабинет.
- Андрей Павлович! Внизу ждут поставщики, Вы обещали им обсудить поставки.
- Кто это?
- Вот! – Катя протянула ему листок.
Он побледнел, вернул листок, и покинул кабинет, ничего не сказав невесте.
Катя вернулась на рабочее место, а листок «нечаянно» обронила…
Увы, он так  и остался на полу – самоуверенная Кира не обратила на него внимания…
О приходе Лариной она узнала позже, от Виктории.
Так было ли это мщение Кире? Или спасение Жданову?

Глава 6.
Приближался Новый год.  Улицы становились все более праздничными: разноцветная иллюминация, сказочные ледяные городки, мандариновые шкурки на белом снегу. А в помещениях запах хвои и цитрусовых.
К главному празднику зимы готовилась и компания Зималетто.
Сергей Сергеевич Потапкин, главный охранник, проверял петарды для фейерверка  в новогоднюю ночь. Курьер Федор привез пушистую елку, установил ее в холле. Женсовет тут же обступил елку, начали спорить, чем лучше украсить лесную красавицу. Ольга Вячеславовна пообещала принести елочные игрушки, оставшиеся со времен, когда ее дети были маленькими, и она ставила им елку.
Светлана Федоровна пожертвовала часть игрушек, которые  купила накануне и еще не отнесла домой. Шурочке поручили купить звезду на верхушку – все равно ей, как самой высокой среди секретарей, придется ее устанавливать.
Таня Пончева принесла из заначки конфеты в ярких фантиках и хотела сразу их развесить, но ее удержали.
- Танюш, ты же сама их до праздника  потихоньку  срежешь и съешь!  Спрячь пока!
Вопрос с украшением елки решился неожиданным образом – в Зималетто  заехала(залетела из дальних стран!) Кристина Воропаева и привезла в подарок мешок  эксклюзивных  елочных украшений: банты, фонарики, гирлянды  и маленькие подарки всем сотрудникам. Кристину считали странной, а она по сути своей была очень доброй и щедрой – в этом и была ее странность.
Начался невероятный шум и галдеж . Рассматривали подарки, сравнивали их, обсуждали, насколько тот или иной сувенир подходит новому владельцу.
Взрослые люди во время предновогодних хлопот становятся сущими детьми, или правильнее  сказать возвращаются ненадолго в детство.
Катя в этой суете  участия не принимала. Она готовила отчет для собрания акционеров, которое традиционно состоится накануне Нового года – размер дивидендов будет им новогодним подарком.
Ожидание Нового года соперничало в ней с предвкушением  другого радостного события, о котором в компании никто, кроме Зорькина не знал – завтра у нее день рождения!
Конечно, все будет как обычно. Соберутся вчетвером: родители, она сама, и Колька– других друзей у нее нет.
Мама наготовит вкусных блюд, отец достанет свою фирменную настойку, Колька преподнесет ей торт, который сам же и съест – Катя к сладкому равнодушна.
Отец заведет старинный патефон, мама будет подпевать любимой певице…
Не слишком весело, но все равно радостно, особенно если не вспоминать, что годы бегут, а она так и не встретила любимого мужчину.
Хотя, теперь-то встретила, но что толку, если у него невеста, и это не она…
Позвонила Мария, она созывала всех по телефону «911»- опять что-то случилось…
Катя спустилась в курилку. Дамочки рассматривали обалденно красивые туфли – Светлана Федоровна принесла на продажу. Ей срочно нужны были деньги – купить детям подарки к Новому году, оплатить их отдых во время каникул в детском санатории. Путевку заказывала заранее, с учетом алиментов от бывшего мужа, а он деньги не принес, ему нужно оплачивать бассейн и СПА-салон для молодой супруги. Можно было оформить кредит в Зималетто, Жданов бы не отказал, он всегда входит в положение сотрудников. Даже к опозданиям Тропинкиной снисходителен. Понимает, что с маленьким ребенком ситуации бывают непредсказуемые: то он капризничает, то просыпаться не хочет, а то уже у входной двери захочет пить и прольет на себя компот, и приходится его переодевать, а время уходит, и опоздание обеспечено. Кира Юрьевна сразу грозит увольнением, Урядов лишает премии, а Жданов относится с пониманием, приказы эти отменяет.
Светлана кредит брать не хочет принципиально, желает показать мужу, на какие жертвы она идет ради детей – продает туфли, о которых давно мечтала, но так и не надела ни разу, повода  достойного не было.
Спросите, как муж узнает о продаже туфель? Да очень просто: его новая жена работает тут  же, в Зималетто, моделью для примерок, и такое событие не останется в тайне для нее, а значит, и для него тоже!
Едва Катерина появилась в курилке, женщины обступили ее,  и стали настойчиво предлагать купить туфли-никому из них туфли не подходили по размеру. Маленькие ножки были только у Светланы и Катерины.
А когда она поддалась на уговоры и надела туфли, Мария тут же  прибрала ее старенькие ботиночки.
-Кать, так и ходи! Не снимай!
- И правда, Катюш, они словно на тебя сшиты!
-Кать, если удобны, бери не раздумывая!
-Девочки, тут такой каблук высокий, я в них ходить не смогу. Хотя, они очень удобные…
Женщины услышали в ее голосе  не только сомнения, но и желание заиметь такую вещь, и с новой силой продолжили уговоры.
Светлана Федоровна, молчавшая до этого момента, высказала наконец свое пожелание.
- Катя, если тебе кажется, что цена слишком дорогая, я могу сбавить, или дать в  рассрочку…
-Нет, что Вы! Ясно же, что это фирменная вещь. Очень красивые туфли, и качественные.
Может Вы все же себе их оставите ? А деньги я могу Вам в долг дать.
-Нет, Кать, я решила продать. И это не обсуждается.
-Ну, тогда я беру. Дайте мне номер Вашей карты, я сразу деньги переведу.
Все радостно зашумели, радуясь удачно проведенной сделке.
-Кать, ты так и иди! Жданов обалдеет, увидев тебя!
-Нет, Маш, отдай мне мою обувь! Как я домой-то пойду?
- Отдам в конце рабочего дня. А пока форси в обновке!
Тропинкина  удалилась… Кате ничего не оставалось, как вернуться на рабочее место в туфлях, предназначенных для бала, как минимум.

***
Жданов пытался вникнуть в бумаги, но ничего не получалось – без Кати работа не шла на ум. И не было-то ее  не более получаса, а ему казалось, что прошла вечность.
Дверь открылась бесшумно, он бы и не услышал, но потянуло сквозняком из открытой фрамуги. Он поднял голову, посмотрел на вошедшую. Несомненно это была Пушкарева, но в ней что-то изменилось. Он не сразу понял, и лишь встав из-за стола и оглядев ее с головы до ног догадался: на ней  были туфли на очень высоком каблуке!  Очень красивые, фирменные английские туфли. Кира хотела купить такие в Лондоне, когда они гостили там, у старших Ждановых. А не купили туфли по той простой причине, что в них Кира становилась выше Андрея, а это в их кругу общения не приветствуется.
Ну а Кате это не грозит, она и на таком каблуке вряд ли достанет Андрею до подбородка.
- Прекрасно выглядите, Катенька! Вам очень идут эти туфли!- одновременно со словами похвалы, Андрей подошел к помощнице, взял ее под руку и проводил до рабочего стола. Не уверен он был, что она устойчиво чувствует себя в этой обуви.
У Катерины и вправду ноги были ватными, но вовсе не от каблуков – носила она подобные туфли в Германии! – а от близости Жданова. А когда он под руку ее взял, мурашки побежали по всему телу!
Жданов вскоре ушел к Малиновскому. Обновленный облик Кати не давал ему покоя, вызывал смелые видения, и еще более смелые мысли.

Рабочий день близился к концу, и Катерина решила наведаться на ресепшн, забрать свою обувь у Марии - как бы не убежала она на очередное свидание раньше времени! Ищи потом родные ботиночки.
До лифта она дошла нормально, но на этом везение закончилось, и проявилась ее природная невезучесть и неуклюжесть…

0

2

Глава7.
Малиновский не зря слыл знатоком человеческих душ! Правда большей частью женских, но и друга Жданова он чувствовал и понимал с первого взгляда.  Андрей только дверь кабинета закрыл, а у Романа уже бутылочка виски на столе, и стаканы наполнены.
- Андрюха, присаживайся, давай пригубим !
- По какому поводу?
- А это ты мне скажи! Я как тебя увидел, сразу понял, что душа твоя рвется наружу. Рассказывай!
- Да вроде и нечего рассказывать… Все как обычно…
- Не морочь мне голову! Ты явно влюбился. Колись, кто она?
- Нет у меня никого, с чего ты взял?
- Не хочешь говорить открыто… Тогда скажи, с кем ты сегодня общался?
- Только с Катей.
- А если подумать?
- Только с Катей, клянусь!
- Интересненько… Тогда есть повод задуматься мне…
Друзья не успели насладиться ни напитком, ни беседой, как в холле послышался шум: стук каблуков, возгласы. Кто-то куда-то бежал, кто-то кого-то звал…
Они вышли из кабинета. Перед лифтом толпился народ, Фёдор и Милко пытались отжать двери лифта, женсовет как всегда сыпал советами.
Увидев Жданова с Малиновским, женщины метнулись к ним.
- Андрей Павлович, там Катю в лифте зажало! Каблук у нее застрял в щели пола, и ногу зажало.
- Мы лифтера вызвали, а он все не идет!
- Катюше больно, наверное…
- И туфли жалко… Только купила…
Не дослушав, Жданов мгновенно оказался у злополучного лифта, рванул створки в стороны, прижал спиной и ногой. Тут и лифтер подоспел – это он отключил лифт, потому и двери открылись, но заслугу приписали Андрею - женщины гудели как потревоженный улей, выражая ему свое восхищение.

Жданов  пытался вывести помощницу, но не тут-то было – ногу лифт не отпускал… Он присел перед ней на корточки, тянул ногу из западни(а перед мысленным взором мелькали картинки, как бы он гладил эту миниатюрную ножку…), но безуспешно… И опять приходилось ногу трогать…щупать…гладить… Так и до греха недалеко!
Спасибо Малиновскому, спас друга.
- Господин президент, - раздался его голос откуда-то сбоку,- может, попробуете вынуть прелестную ножку из туфли? А уж с туфлей возитесь потом хоть до конца рабочего дня…
Совет пригодился – ногу Катерины освободили,  а несчастную туфлю Потапкин так дернул, что оторвал каблук.
Все расстроились - не принесли злополучные туфли ни Кате радости, ни Светлане денег. Она хотела вернуть деньги Катерине, но та наотрез отказалась. Они бы еще долго препирались, кто кому что должен, если бы Жданов не повысил голос:
- Что вы раскудахтались? Поскольку виноват лифт компании, компания все и возместит. Купим Кате новые туфли, еще лучше этих!
Пушкарева хотела было побыстрее скрыться в каморке, но вскрикнула от боли, наступив на ногу, и не решилась продолжить путь.
Жданов подхватил ее на руки и понес в кабинет, под удивленными взглядами коллектива.

Скорую вызывать не стали, Жданов сам отвез ее в травмпункт, где ей вкололи обезболивающий укол, ногу  туго забинтовали  и отпустили домой – перелома не обнаружили, но посоветовали держать ногу в покое.
               ***
Катя жила в новостройке, довольно высоко, но лифт,  к счастью, уже работал. Жданов доставил ее до квартиры и удивленно остановился на пороге – в квартире было темно и тихо, в ней явно никого не было, а он считал, что Катя живет с родителями. Она так много рассказывала  о крупных и мелких событиях, забавных случаях из их жизни, так часто разговаривала с ними по телефону, что у него сложилось четкое представление об их семье, как о едином целом. И вдруг такое…
- Кать, а вы одна живете?
-Теперь одна, а раньше с родителями жила.
- Как же вы одна, с больной ногой… Кто о вас позаботится?
-Да я сама справлюсь! Конечно, мама бы сразу приехала, но я не хочу ее пугать. Потом позову, как бы в гости.
Вот только Вас я даже чаем угостить не могу – пока я не ходок по квартире…
- Кать, так это я Вас напою чаем! И покормлю! Есть что-нибудь в холодильнике?
- Холодильник у меня всегда полный! Мама следит, и пополняет. И  я сама тоже. Только неудобно Вас затруднять…
- Какие трудности? Накормить готовым, это не трудно.
-Хорошо, тогда идемте на кухню.
- Так, а где можно руки помыть?
- Там, направо, - Катя махнула рукой и вздохнула. Незаметно вздохнула, но он заметил
- О чем вздыхаете, Катюш?
- Так, ни о чем. Думаю, сколько неудобств от одной, даже не сломанной ноги.

Поужинали, попили чаю, сложили посуду в посудомоечную машину. Пора было Жданову уходить, а он все медлил.
- Кать, а вы чем занимаетесь по вечерам?
- По настроению: читаю, слушаю музыку, домашние дела всякие. Но сегодня только приму душ и в постель, пока обезболивающий укол действует.
-Пожалуй, я задержусь еще немного, пока Вы душ принимаете - вдруг поскользнетесь…
- Андрей Павлович! Вы же не нянька мне, я вполне взрослая, сама справлюсь.
- Нет-нет! И не возражайте! Я же не собираюсь с Вами в душ, я посижу на кухне. А когда Вы ляжете в постель, спокойно поеду домой. Вы должны меня слушаться, Катя!
- Как скажете – вы же начальник…

Из душа Катя вышла посвежевшая и похорошевшая: щечки разрумянились, волосы распущены по плечам, глаза без очков как омуты с расплавленным янтарем. И розовый махровый халат, и пушистые тапочки - котики удивительно шли ей. Жданов залюбовался, но быстро опомнился и распрощался.
Не успел он захлопнуть дверь, как из квартиры  послышался грохот и крик. В два прыжка он оказался в комнате – Катя сидела на полу, рядом лежал опрокинутый стул…
- Кать, что случилось?
- Я за стул ухватилась,  он поехал по полу, и мы упали…
Он поднял ее  и  не отпустил.... Так и стояли посреди комнаты. Он в пальто, она в халате, полы которого распахнулись - пояс при падении развязался и остался лежать на полу.
Наверное, Андрей все-таки смог бы удержать себя в руках – взрослый же мальчик, начальник! Но Катя вдруг прильнула к нему, обвила его шею руками, и ее полураскрытые губы оказались совсем рядом с его жаждущим ртом…
Доводы разума исчезли у обоих одновременно, в права вступили чувства!

Глава 8.
Катя пробыла дома до конца недели, и каждый вечер приезжал Андрей, и каждая ночь была незабываемой.
В один из вечеров он познакомился с родителями Катерины - Пушкарёвы приезжали навестить дочку, - и между ними возникли теплые дружеские отношения.
Все складывалось замечательно. Катя была счастлива, но старалась не показать этого. Сомнения терзали ее душу - слишком быстро все происходило. С Денисом они встречались не один год, и все было спокойно, чинно-благородно. Правда, закончилось грустно...
А с Андреем чувства вспыхнули как хорошо высушенные дрова в печке. В былые времена, когда жили Пушкаревы в Забайкалье, Валерий Сергеевич  готовил такие дрова в зимовье. Любил он зимой поохотиться в тайге на зайца или белку, была у него и избушка для ночлега. И Катерина с матерью иногда в избушку наведывались. Не с инспекцией, а ради прогулки на лыжах по свежему воздуху. Умела Катя и печку разжигать, и костер, знала, что сухие ветки горят ярко, но прогорают быстро...
И в любовь со Ждановым она боялась верить - перегорит, остынет, бросит ее, как многих других, Лариных, Изотовых и прочих, бросал. А ей что тогда делать? Уже сейчас она не может без него и дня прожить, и с каждым разом, с каждым днем, любовь ее становится сильнее...
Потому и прятала свои чувства: никто не видит ее счастья, никто не заподозрит, если вдруг...

Андрей - совсем другой человек: открытый, уверенный в себе. Он и мысли не допускал, что все может пойти не так, как он хочет.
В отношениях с женщинами он всегда сам решал, когда пора их заканчивать. Но он никогда не начинал эти отношения, не влюблялся - он отвечал на желания .
Так было и с Кирой, его долготерпящей невестой - его поставили перед фактом: Кира - самая подходящая партия для его женитьбы. Умна, образованна, прекрасно выглядит, умеет вести себя в обществе, ну и совместный бизнес играет не последнюю роль. Андрей согласился с желанием родителей и самой Киры. Если надо жениться, то почему бы не на Кире?
С Катей все было по-другому. Она ему понравилась с первого взгляда, он постоянно хотел ее видеть, разговаривать с ней, ненароком касаться ее...  Он мечтал о встречах с Катей наедине, строил планы, отнюдь не целомудренные, но только в мыслях. На деле же был с ней вежлив, внимателен, но не более - до происшествия в лифте.
Известие о том, что Катя в опасности, что ей больно и страшно , перевернуло все в его душе, вытолкнуло на поверхность его истинные чувства, а прикосновение к ее телу вызвало необузданное желание.
Он влюбился! Сам! Впервые! А когда понял, что и Катя к нему не равнодушна, счастью его не было предела! Они вместе, они любят, что может помешать им?

                                 ***
- Что дружочек ты не весел? Что ты голову повесил, друг мой Ромио?
- Зато ты сияешь так, что можно во всем офисе свет не включать...
- На то есть причины! А у тебя, что за причина для печали?
- Вика...
- Ты вроде был доволен  ею?
- Да, она шикарная женщина! Мне в ней все нравится: грудь упругая, талия тонкая, губы мягкие, и всегда сладкие.
- Так она конфеты постоянно ест!
- А это не портит ее фигуру! Какие у нее ножки,- Роман мечтательно закатил глаза, -а бедра... Знаешь присказку: "ваша попа как орех, так и просится на грех?" Это точно про Вику.
Роман тяжело вздохнул, блеск в глазах погас...
- Но что-то же тебя тревожит? Что не так?
- Она беременна...
- О-ля-ля... Опять те же грабли? Уж сколько раз твердили миру, что секс должен быть безопасным! А ты опять попался.
- Да я соблюдал осторожность,- с жаром воскликнул Малиновский, - не понимаю, как так получилось...
- А ты уверен, что вина твоя?
- Ты хочешь сказать, что Вика...
- Что Вика встречалась и с Александром.
- Ты точно знаешь?
- Кира говорила, а врать ей зачем?
- Ты посеял во мне сомнения... А я уже почти свыкся с мыслью, что стану отцом.
- Может и женишься? Давай свадьбу вместе сыграем?!
- Ты помирился с Кирой?  Свадьбе быть?
- Кира тут ни при чем, я не на ней женюсь.
- А на ком?!
- Я хочу жениться на Кате! И как можно быстрее.
- Погоди, но она же недавно у нас работает?  Ты же ничего о ней не знаешь?
- А что мне нужно знать? - замужем не была, детей нет. Я ее люблю!
- А она?
- Она тоже меня любит!
- Ну и любите себе на здоровье!  Зачем торопиться в ЗАГС? Или она настаивает? Может,  она тоже беременна?
-Катя ничего не говорила...А я был бы рад! Тогда бы она точно не отказала мне.
-Во дурак... - Малиновский покрутил пальцем у виска и удалился.

По пути в кабинет ему попалась Кира, и он пожаловался ей на свою горькую долю,  - он всем об этом рассказывал, потребность у него такая была, сочувствия искал. Заодно и про Жданова поведал, про его безумную идею жениться на Катерине.

Кира сделала вид, что не поверила, посмеялась даже:
- Ром, ты такой наивный! Куда Андрей от меня денется? Он же хочет быть президентом компании...
Романа  ей удалось обмануть, а как обмануть себя?
Закрывшись в кабинете, Кира металась  как тигрица в клетке.
" Он женится! Он женится на этой неизвестно откуда появившейся писательнице, книг которой никто не видел, - повторяла Кира вслух и про себя. - Нельзя этого допустить! Иначе она будет опозорена, над ней будут смеяться и друзья, и недруги. Светская публика не прощает неудачников..."
Голова кипела от мыслей, но той единственной, которая поможет выйти достойно из сложившейся ситуации, не находилось.
Позвала Викторию, рассказала ей о намерении  Жданова.
Вика предложила свой вариант  удержания Андрея: изобразить мнимую беременность!
- Кир! Не сомневайся, получится! Мой  Малиновский и тот уже почти созрел для ЗАГСА, а Жданов более ответственный, он своего ребенка не бросит.
- Нет, Вика, с Андреем этот номер не пройдет. Именно потому, что он более ответственный - он в постели не забывается! Безопасный секс - его кредо!
- Тогда надо искать компромат на Пушкареву.
- А это хорошая мысль! Вот ты этим и займись.
- Кирюш, как ты себе это представляешь? Мы же с ней не подруги, я вообще о ней ничего не знаю
- Ты ей не подруга, зато Зорькин - ее друг! А он к тебе не равнодушен...Вот и займись им вплотную.
- Мне что, спать с ним? Он же бя...
- Не изображай из себя праведницу! Уверена, что спала ты с ним, иначе, за что он твои счета оплачивает?
- Ну да... Было...Но только один раз!  Ну, два раза...- призналась Вика под насмешливым взглядом Воропаевой.
Кира достала несколько крупных купюр, протянула подруге.
- Вот, возьми, закажи ужин с хорошим вином, а лучше с виски, на дом, пригласи его - повод сама придумаешь, - напои, накорми, ублажи и все выведай об этой Катерине!
- Кир...
-Если добудешь стоящие сведения, я оформлю тебе льготный кредит на покупки в наших магазинах.
Глазки Виктории загорелись - она любила красивую одежду. И от хорошего ужина никогда не отказывалась. А то, что кавалер непрезентабельный... Зато при деньгах, и ее любит. А под ее умелым руководством у них все получится! Получалось уже...

Зорькин был слаб до женских чар, до вкусной еды, а пить и вовсе не умел.
Наутро он даже не вспомнил, что говорил с Викой не только о любви. Разомлев от ласк, он поведал ей многое о своей жизни, о незаслуженных обидах, в том числе и о том, как они с Катей решили отомстить Воропаевой.

                   Глава 9.
Жданов появился в офисе в приподнятом настроении. Улыбался секретарям, не замечал того, что они заняты отнюдь не работой, не заметил отсутствия Тропинкиной на рабочем месте - посчитал вполне нормальным, что на ресепшене  сидит курьер Федор. И много еще чего другого, к чему  в былые времена он относился иначе!
Причину такого благодушия знал только он: ночь с Катенькой была восхитительна! Он и не предполагал, что любить самому  так замечательно.
У него было много женщин, но он точно знал, что не любит их. Иногда был влюблен, иногда очарован красотой, а чаще просто удовлетворял свое желание. Любили ли они его? Наверное, некоторые любили - так говорили в офисе о секретарше Любочке, большинство же испытывали другие чувства, имели свои цели, и близко не лежащие возле любви. Модели хотели иметь работу в компании, бизнес-леди - заключить выгодный контракт, у девиц без определенных занятий, завсегдатаев  тусовок, считалось престижным  переспать с таким видным и богатым мужчиной.
Он считал, что иначе и не бывает. А оказалось...
Любовь поднимала из глубин души не востребованные доселе чувства и желания. Сердце щемило от нежности, от желания не просто обладать, а защитить от всего мира, и от себя в том числе - не напугать напором, не сделать больно от избытка страсти. И в то же время каждый стон, каждый удовлетворенный  вздох с его именем на устах, возносили его до небес! Катенька довольна, нужно ли ему  что-то большее? Разве что ее согласие стать его женой...
Но до этого надо поговорить с Кирой, отменить их помолвку. Теперь он убежден, что брак с Кирой не возможен. Если раньше ему было  безразлично на ком жениться - родителям нравилась Кира, для компании это было выгодно, и он сделал ей предложение, - то теперь он хотел только любви, обоюдной, а значит, жениться он должен только на Кате.
Андрей разделся, сел за стол, - можно начинать рабочий день! - но вместо этого он прикрыл глаза и предался мечтаниям...
Катеньку он завез с утра в банк. Скоро она вернется в свою каморку... И может быть позволит уединиться с ней там...

                         ***
Получив сведения от Клочковой о цели появления в компании Пушкаревой, Кира готова была немедленно рассказать все Андрею. Он человек импульсивный, он немедленно ее уволит! В приемной Виктория охладила ее пыл - Катя еще не пришла на работу, она в банке. Идти к Андрею сейчас не имело смысла - к моменту появления Пушкаревой он уже успокоится и не известно как поведет себя.
Кира вернулась в кабинет, но долго там не усидела, отправилась в бар, заняла столик, откуда был виден лифт и все прибывающие в Зималетто. Заказала кофе, но потом справедливо решила, что сидеть ей придется не известно сколько, и заказала еще омлет, свежевыжатый сок и сладкий десерт.
Бармен удивился и предупредил:
- Эти блюда надо готовить, это не так скоро...
- Ничего, я не тороплюсь, приносите по мере готовности.
Пушкарева появилась часа через полтора. Кира уже все съела и просто мешала в чашке кофейную гущу.
Кира опять дошла до приемной. Вики как всегда не было на месте, спросить, на месте ли Андрей, было не у кого.
И тут Воропаеву осенило: если она будет разговаривать с Андреем в присутствии за тонкой перегородкой Пушкаревой, та  же будет знать, от кого Жданов получил сведения, и все ему расскажет про Дениса, а значит и про его отношения с Кирой!
Похвалив себя за догадливость, Кира опять ретировалась. Предстояло выманить Андрея к себе в кабинет, но как это сделать, не раскрыв себя?
Помог случай. По пути в свой кабинет, она встретила Малиновского
- Привет, Рома!  Куда направился?
- К Андрею, надо обсудить поставки тканей - часто стали попадаться бракованные  тюки.
- К нему  лучше сейчас не ходи, тебя там Виктория ждет, злющая и агрессивная!
- Это что, симптомы ее беременности?
- Нет, это симптомы ее безденежья! Но ты будешь виноват в любом случае. Так что позови лучше Жданова к себе в кабинет.
Малиновский  отправился в свой кабинет, на ходу набирая мобильный Андрея, а Кира зашла к себе, но дверь оставила открытой.
Как только Жданов появился в поле зрения, перехватила его, не дала зайти к Роману
- Андрей! Нам надо поговорить!
- Хорошо, после  Ромки зайду к тебе.
- Нет, это срочно! Малиновский подождет.
- Ну, хорошо. О чем будем говорить?
- О свадьбе!
- Кира... Я тоже хотел поговорить о свадьбе. Хорошо, что ты сама начала этот разговор. я...
- Андрей,- перебила его Кира, - я понимаю, что ты хочешь отменить помолвку. Я сама это сделаю, если потребуется. А сейчас я хочу поговорить о свадьбе с Пушкаревой - ты ведь собрался жениться на ней?
- Да, я хочу этого!
- А ты хорошо подумал? Ты же ее так мало знаешь...
- Я люблю ее! Она меня тоже любит! Что еще нужно знать?
- Пушкарева совсем недавно работает в компании. Что было до этого? Зачем она пришла в компанию? Бросила престижную, высокооплачиваемую работу в банке, поменяла ее на должность практически секретарши... Тебе не кажется это подозрительным?
- Она пишет романы! Она хотела окунуться в атмосферу жизни женщин, изучить их характеры.
- Ты такой наивный, Андрюш, - усмехнулась Воропаева. - Ты часто слышал о том, что писатели идут работать на производство? Едут в деревню?  Чтобы написать роман, нужны талант и фантазия. А Катя пришла в Зималетто по другим соображениям.
- И по каким  же? Что ты придумала?
- Я ничего не придумывала. Мне известно - не спрашивай откуда, все равно не скажу, но из достоверных источников, что Пушкарева пришла  в Зималетто, чтобы обольстить тебя! Еще лучше, влюбить тебя в себя! Если повезет, выйти за тебя замуж!
-Зачем ей все это?
- Ну как ты не понимаешь! Это же путь к тому, чтобы завладеть компанией!
- Я тебе не верю...
- Спроси у нее! Она,  конечно, не признается, но по ее реакции ты сам все поймешь.

Из кабинета Воропаевой Андрей выскочил как ошпаренный! Забыл про Малиновского, прямиком направился в президентский кабинет. И там не задержался, без стука ворвался в каморку.
Катя оторвала взгляд от монитора, удивленно посмотрел на Жданова - не часто она видела его в таком состоянии.
-  Андрюша, - улыбнулась ему, но тут же перешла на деловой тон, поскольку его вид  не предвещал  любезного общения.
- Андрей Павлович, что Вы хотели?
- Скажи мне, это правда? Ты пришла в компанию не просто так? У тебя были планы?
Под его взглядом она сжалась, опустила голову.
- Ты пришла обольстить меня?!
- Андрей... Я тебе все объясню... Все не так... получилось...
- Значит это правда...
Он скривился от болезненной улыбки, лицо его окаменело, он резко повернулся и пошел к выходу. Но у двери обернулся, произнес глухо, не своим голосом:
- Ты уволена! Заявление оставь Урядову, я потом подпишу.

Секретари с недоумением наблюдали, как изменился их президент за несколько часов.
Утром пришел в офис один человек, а теперь мимо них прошел совсем другой...
До глубокой ночи Жданов ездил по городу, кого-то куда-то подвозил, разговаривал со случайными пассажирами, но впоследствии не мог вспомнить ни одного из них.
Погода была мерзкая, под стать его настроению, шел мокрый снег с дождем - осень уже здоровалась с зимой, а он был без пальто, забыл одеться, убегая из любимой компании, от любимой женщины, от себя самого, униженного и оскорбленного в своих лучших чувствах.

                                   Глава10.
Несколько дней Катя просидела дома, в обнимку с телефоном. Боялась покинуть квартиру хоть на минуту - ждала Андрея, уверена была, что он остынет и придет, они поговорят, все разъяснится,  они помирятся и все будет как прежде... Она верила в это...
Но нет, Жданов не пришел. И не позвонил. И она поняла, что между ними все кончено.
Плакала много, особенно по ночам, обнимая подушку, на которой совсем недавно спал Андрей - еще не выветрился запах его парфюма.
С родителями почти не общалась, только по телефону и недолго - боялась, что поймут, что с дочерью не все ладно. Катя старалась подгадать со звонком так, чтобы трубку отец взял.
С отцом проще, Валерий Сергеевич  человек военный, привык к четким рапортам, между строк читать не приучен. Скажет ему Катюха, что все у нее в порядке, он и поверит, и спокоен будет. Другое дело  - мать. Елену Александровну  трудно обмануть, она на расстоянии чувствует состояние дочки, и тревожится, и переживает.
Со временем все проходит. Любое переживание уходит в глубь, застилается другими событиями.
И Катина любовь нашла свой уголок в сердце, осела там, притихла - если не тревожить ее воспоминаниями, то и не болит сильно, позволяет жить дальше.
Проснувшись в один из дней, Катя ощутила прилив сил, и так давно отсутствующее желание писать! О чем писать вопроса не возникало - конечно же, о нем, о ее так печально закончившейся любви.
Писала трое суток, днем и ночью, прерываясь на несколько часов сна, который и сном назвать можно только с большой натяжкой - мысли не засыпали, роились в голове, создавая причудливый узор сюжета. 
Дописывать до счастливого конца, как планировала в начале, не стала, остановилась на том, как произошло в жизни. Поставила последнюю точку и даже перечитывать не стала- пусть судьба расставит все так, как задумала, и тогда она вернется к записям и допишет окончание: счастливое или не очень... Но это потом!
А сейчас она была готова начать новую жизнь, без Андрея Жданова! Выплеснув историю с ним в сюжет, она освободила место в душе и сердце для новых событий, встреч и может быть, если повезет, для новых отношений.
Начать новую жизнь  Катя решила не с новой работы, а с отдыха. К тому времени пришли деньги из Зималетто, и не малые: зарплата, компенсация за отпуск, и еще какие-то выплаты, - она не вдавалась в подробности. Истратить их Катерина решила немедленно, чтобы не мозолили глаза, не напоминали о том, что она старалась забыть.
Куда истратить деньг вопрос не стоял. Конечно шопинг по магазинам, подарки родителям, кое-что купить для себя.
В былые времена она всегда покупала подарок и для Зорькина - Колька как ребенок радовался новым вещам.
Теперь их дружба ушла в небытие. Катя конечно же поняла откуда подул ветер, принесший Жданову сведения о их заговоре, пусть и неосуществленном -о нем знали только они двое, поскольку сами его и распланировали. Она никому не говорила, значит...
Разумеется, не он лично говорил Андрею. Цепочку нетрудно проследить: Коля-Вика - Кира - Андрей...

Катя вышла из дома, обдумывая на ходу, кому что купить, но не случилось осуществить задуманное. На пути попалась турфирма, и моментально созрело иное решение: она поедет отдыхать! Купила тур на ближайшие дни. Это оказался Египет! До вылета всего два дня. За это время надо подготовить к своему отъезду родителей, в основном отца, он явно будет против.
Катя уже больше года жила самостоятельно, но все равно опасалась реакции отца. И больше не за себя боялась, а за него - расстроится, сердце прихватит...
Чтобы избежать негативной реакции, придумала  легенду - ложь во спасение.
Пришла к родителям в гости и за столом, между котлетами и чаем, как бы, между прочим, сказала:
- А меня в отпуск отправляют...
- Очень хорошо,- подхватила мать, - ты совсем заработалась, бледная, синяки под глазами..
- Ну, коли заработала, отдохни,- буркнул отец
- У меня путевка...
- В санаторий?- поинтересовалась Елена
- Что ей там делать? Не больная же она - опять выразил недовольство Пушкарев
  - Зря ты, пап, так говоришь. Меня  путевкой наградили, за  хорошую работу. Ты гордиться должен!
Валерий Сергеевич тут же сменил тон
- Если так... если наградили... что же... тогда уж...
- А куда путевка? -
- В Египет, мам.
- А ехать когда?
- Завтра.
- Так чего мы сидим? Давай, мать, чемодан доставай, дорожную аптечку, что еще?
- Я пирожки упакую, курицу как раз зажарила… как знала, что понадобится.
Катя спорить не стала, бесполезно. Дома возьмет другой чемодан и другие вещи.
Провожать себя в аэропорт не разрешила, соврала, что Колька ее проводит.
Уже в прихожей, когда остались с матерью одни, та зашептала ей:
- Катенька... Андрей Палыч тоже летит? Вместе вы?
- Нет, мам, у него работа. И свадебное путешествие скоро, он тогда отдохнет.
- Свадебное? Он что же... А разве...
- Мамочка, ты не переживай! Все у меня хорошо!
- Хорошо конечно. Поезжай! Развеешься, людей новых встретишь... Мало ли что...

                      ***
Новых людей встретила, и даже раньше, чем прибыла "к месту назначения".
В самолете к своему месту возле иллюминатора, через ее колени пробиралась изящная, миловидная женщина. Катя не обратила бы на нее внимание, если бы не зонтик, который та несла в руках, и который мешал и ей, и Кате. По зонтику Катя ее и узнала! Это была Юлиана Виноградова, она приходила к Жданову, а он поручил Кате сделать для нее смету расходов по очередному Показу - Юлиана готовила это мероприятие.
Познакомились уже официально, разговорились.
- Катюш, Вы отдыхать едите или по работе?
- Да, отдыхать...
- И как это Жданов отпустил Вас? Он же  тИран, как говорит Милко, сам работает и другим не дает отдыхать...
- Дело в том, что я больше не работаю в Зималетто.
- Даа? Почему?
- Так получилось. Это долгая история..
- Извини, это не мое дело. А где теперь обитаешь?
- Пока нигде, решила сначала отдохнуть, потом буду искать работу.
- Очень хорошо! - оживилась Виноградова, - может, пойдешь ко мне в PR-агентство? Только мне нужно срочно, прямо сейчас!  Моя помощница заболела, а я еду проводить конкурс "Самая красивая", мне одной не справиться.
- Так неожиданно... Я никогда не занималась пиаром, я экономист.
- Это очень даже кстати!  Я с бумагами, расчетами, планами не дружу, мне живую работу подавай! Мы бы прекрасно дополнили друг друга.
- Я бы согласилась, но путевка... как с ней быть?
- Да ты отдыхай на здоровье! А между делом мне поможешь?
-А когда Ваша помощница поправится, я буду не нужна?
- Ну как ты могла так подумать! Будете вместе работать.

         ***
Работать с Виноградовой Кате понравилось -современная деловая женщина, без предрассудков, в личную жизнь не лезла и о своей говорила мало, только в общих чертах. Это Катерину очень даже устраивало- она не была готова к душещипательным беседам. К тому же Катя знала о дружбе Юлианы с Воропаевой и боялась сказать лишнее.
Времени для работы на отдыхе вполне хватало  - надо признать, что  отдыхать Пушкарева не умела .
Сходит рано утром, пока не слишком жарко, на пляж, почитает, лежа под зонтиком, потом окунется в море и в номер! Скорее за бумаги, расчеты! Это ей знакомо, привычно и не напрягает. Была , правда, пара моментов, когда пришлось "выйти в люди".. Пришлось напрячься, прикупить наряд, сходить к стилисту- вокруг же все красавицы! Но и она не подкачала! Внимания ей уделяли даже больше - она выгодно отличалась от однотипных конкурсанток! Особенно старался ей понравиться  молодой , перспективный   ресторатор Михаил Борщев, приехавший на стажировку из глубинки.. Не без помощи Виноградовой старался .Он был родственником одного из бывших мужей Юлианы, который оставил ей свою квартиру. И теперь она старалась пристроить парня в Москве так, чтобы не делиться своим жильем. Катя очень подходила для этой цели: жилье, прописка, неудавшаяся личная жизнь... Кое-что об отношениях со Ждановым Юлиана разузнала- в светской тусовке нет тайн, да и с Кирой они приятельствовали.
Это все соображения  Винограовой, а Михаилу Катя просто нравилась! В ней не было той стервозности, что витала в модных кругах. Если бы не модная одежда, он посчитал бы ее провинциальной девушкой, воспитанной в строгих правилах - такая понравится его родителям!
Катерине Михаил тоже нравился. С ним было просто, как с Колькой. А Зорькина ей не хватало! Очень!  Он, конечно, предал ее, разгласил их тайну, но... такой уж он человек. Нельзя требовать от него того, что он не в силах сделать. В душе Катерина давно его простила, но делать первый шаг к примирению не хотела - пусть помучается! В другой раз будет осторожнее в общении с девицами  типа Клочковой!
Миша стал ей заменой Зорькину, а вот заменить Жданова не смог... Уж очень он другой: и внешность, и характер. Он старался во всем угодить Кате, а ей этого вовсе не нужно. Она сама готова была уступать и быть полезной, но только не ему...
И вообще, чем больше внимания он ей уделял, тем больше раздражал ее. Наверное, Михаил был слишком навязчив? Или Катя просто не любила его, а притворяться   не умела, да и не считала нужным - никаких планов насчет Михаила у нее не было.
Чего нельзя сказать о Михаиле! У него планы были грандиозные: завоевать любовь Катерины(на данный момент  у нее же никого нет!), получить прописку в Москве(у Кати же своя квартира, и если они поженятся...), открыть свой ресторан -и тут Катя для него не заменима! Она экономист, а он простой повар, ей и карты в руки, будет управлять делами.
После возвращения из Египта, он усилил натиск: приносил огромные  (стандартные!)букеты роз, не обращая внимания на ее слова, что розы она не любит- как можно не любить розы? Все их любят.
Он поджидал ее у входа  в офис, провожал до дома, стал напрашиваться на чай...
В один из вечеров, когда им пришлось бежать с остановки под дождем- зонта не оказалось ни у того, ни у другого,  Катя посчитала неудобным отпускать его назад  в дождь. и она пригласила его к себе, переждать непогоду.
А он воспринял это как приглашение к более решительным действиям.
Промокшую одежду пришлось снять для просушки. Катя переоделась в домашний халат, Михаилу дала свой спортивный костюм  - вполне был ему впору, он же по комплекции не Жданов...
Вместо чая выпили по бокалу вина, чтобы согреться и не схватить простуду.
Для Кати все было естественно - с Зорькиным  много раз бывали в подобной ситуации.
А Миша...   Катя сушила его рубашку утюгом, сидя на диване. Он сел рядом, обнял ее, стал целовать. Она не сопротивлялась. Выпитое вино немного притупило действительность и она подумала, что может все и получится? Привыкнет к его поцелуям, а потом...
Он не стал ждать "потом", повалил ее на диван... От неожиданности она замерла на какое-то время, вдруг вспомнила, как на этом диване они с Андреем  любили друг друга...
Но стоило Михаилу сделать следующий шаг, как она опомнилась, увидела реальную картину и у ужасе выскочила из под него, спряталась на кухне.
Немного успокоившись, крикнула из-за двери:
- Захлопни дверь, когда будешь уходить! Дождь кончился...
Вместе с дождем закончились и их отношения.
Миша приходил и в офис, и у подъезда ждал. Просил прощения, говорил, что поторопился, что будет ждать столько, сколько она сочтет нужным...
Но Пушкарева была непреклонна.

                             Глава11.
После посещения Зималето, где уточняла с Милко детали  Показа новой коллекции, Виноградова вернулась в офис  загадочной и вдохновленной. Ей явно хотелось поделиться впечатлениями с Катериной - несколько раз она подходила к ее столу, но так и не заговорила о том, что хотела. Катя не спешила на помощь начальнице -начни она спрашивать, разговор так или иначе коснулся бы Жданова, а этого Катя не хотела  категорически. И о Михаиле  она не хотела говорить.
Случайно узнав, кем он приходится Юлиане, она уже не доверяла ей так, как в начале их знакомства. И то, что она подруга Воропаевой, тоже вспоминалось по поводу и без.
Но разговор все таки состоялся - не утерпела Виноградова! Очень ей захотелось  начать новый проект - прибыль виделась существенная!
- Катюш, а это правда, что ты пишешь книги?
- Пишу. Вернее писала, детективы.
- И что, покупают? В каких магазинах? Я хочу почитать!
- Я издаю в электронном виде. Могу скинуть Вам файл, но вряд ли Вам понравится - это чтиво для электричек, Вы на них не ездите.
- А что-нибудь другое пробовала писать? Женские романы, например?
- Пробовала. Не получается...
- Почему?
- Чтобы писать о любви, надо иметь свой опыт отношений с мужчинами.
- Никогда не поверю, что прожив четверть века, ты никогда не влюблялась.
- Влюблялась, конечно, но по-настоящему любима не была. И не знаю, как это бывает. поэтому и не пишу.
- Жаль... А я уже размечталась, как мы будем издавать твои романы. Запустим рекламный проект, я поговорю с нужными людьми... И деньги польются рекой!
- Вы поспешили "жарить яичницу", Юлиана, - улыбнулась Катерина,- "яичко" еще не снесено...

Катя отрицала, что пишет о любви, на самом деле половина романа о их любви с Андреем была написана, а вот дальше... Что придумать? Чью семейную жизнь взять за основу?
Долгими ночами, когда сон обходил ее стороной, Катя перебирала в уме судьбы знакомых женщин.
Юлиана Виноградова. Трижды была замужем. Первый раз еще студенткой- не было жилья, не было денег, не было взаимопонимания . Только гормоны будоражили кровь, на этом и основывались их отношения. Не мудрено, что вскоре она забеременела. Это известие было как гром среди ясного неба - о детях они не думали и не мечтали. Муж требовал избавления от ребенка, а пока ушел жить к маме. Юлиана сделала аборт, но мужа назад не приняла, развелась с ним.
В народе говорят: первая жена - от Бога. вторая -от людей, третья- от черта.
Видимо, то же самое можно применить к мужьям.
Второго мужа Юлиане насоветовали друзья. Они  действительно подходили друг другу - она дизайнер, он художник.  Театры, выставки, разговоры об искусстве. Он был образован, начитан, с ним было интересно говорить о чем угодно! Кроме хлеба насущного... Денег он не зарабатывал. Он был свободный художник, рисовал только по настроению, и только то, что хотел - не на заказ. А кушать хотел каждый день! Еще и в ресторане!
Юлиана его любила, оправдывала, крутилась как белка в колесе, чтобы обеспечить должный комфорт мужу, а он от праздной жизни начал смотреть налево...  Опять развод...
С третьим мужем особой страсти не было, вышла за него "по расчету" - они начали общий бизнес. У него были деньги, у нее - ум и талант. И дело пошло! Но какой же муж потерпит, что жена умнее его? Он поставил условие, что она будет сидеть дома и...рожать детей! Не одного, а целую "футбольную команду".
Об это условие и разбилась их семейная лодка. Юлиана после аборта детей иметь не могла, но даже если бы и могла, иметь более одного ребенка не стала бы.
Жизнь Юлианы Виноградовой явно не годилась для женского романа со счастливым концом, каким его хотела написать Катя Пушкарева.
Подружки из женсовета в большинстве своем не устроены в личной жизни, с них и списать нечего.
Светлана Федоровна разведена, одна воспитывает дочку и сына. Что лучше для продолжения ее романа? Чтобы Захар вернулся к ней? Тогда дети будут счастливы, они отца любят. А она? Она еще любит предателя-мужа? И сможет ли полюбить вновь?
А если она встретит достойного человека, мужчину, которого полюбит, будут ли счастливы с ним ее дети?  Сложная дилемма для автора...
Более-менее все ясно в отношении Тани Пончевой - ее муж мечтает о детях, она наконец-то беременна, и не думает останавливаться на одном ребенке ... Хорошо, что в этом вопросе их желания совпали! А иначе... Татьяна мечтала иметь хорошую фигуру, носить красивое белье, она готова была потратить на это большие деньги, а мужу нужна была машина... Ни фигура жены, ни ее одеяние, для него значения не имели.
А если заглянуть в будущее, когда дети подрастут, не возникнет ли у Татьяны прежнее желание? А если мужу все равно? Не посмотрит ли она в другую сторону?
Да, женский роман- сложное дело! Это не детектив...
Катя так и не решилась продолжить свои заметки . Отложила до лучших времен, когда определится ее собственная жизнь.
Может она будет счастливой?
                                                 Глава12.
Между тем реальная жизнь преподносила сюрпризы один за другим.
Самым неожиданным было охлаждение отношений с Юлианой.
Катя узнала(секретарша Эльвирочка донесла), что Миша появился в ее жизни не случайно. Более того, знакомя Катю с ним, Юлиана заботилась вовсе не о Кате - по крайней мере не только о ней. И то, что Катерина отвергла Михаила, Юлиане очень не понравилось. Она привыкла к тому, что ее советы воспринимаются как закон!
Еще и разговор о издании книг Пушкаревой. Катя  вполне ясно дала понять, что не готова к такому повороту событий- электронные версии это одно, у этих книг уже есть определенный круг читателей, а бумажное издание...  Тут нужен иной подход: редактирование, оформление, печать. И все это стоит не малых денег! А будет ли доход от продаж? Конкуренция на детективном рынке огромная! А Катя реально оценивала свои произведения.
Другое дело, если она напишет настоящий роман  любви. Но об этом она никому не говорила. Это ее тайна
Виноградова отказ Катерины проигнорировала. Идея захватила ее, и она пошла напролом! А когда пообщалась с работниками Зималетто, собрала по крупицам сведения о приходе Пушкаревой в копанию, о ее предполагаемом романе со Ждановым, идея издания романа о любви "на рабочем месте", может быть даже серии женских романов в современном мире, захватила ее с новой силой, и остановить ее не смог бы никто. Тем более Катя Пушкарева - слишком разные у них "весовые категории" в деловом мире.
С Катей Юлиана даже не обсуждала этот вопрос, действовала по своему усмотрению: с кем-то переговорила, кому-то намекнула, кого-то попросила, а кто-то был ей должен  - услуга за услугу!
Катерину стали преследовать журналисты, рекламщики  и прочие представители издательского мира. Все интересовались ее планами, выспрашивали названия книг, их сюжет.
Про детективы она еще отвечала, но когда пошли вопросы о любовном романе, Катя запаниковала - это же может дойти до Жданова!
Говорить с Виноградовой, чтобы остановила ею же начатый процесс не имело смысла, она не остановится ни перед чем - деловая женщина!
Масла в огонь подлил Зорькин.
В один из дней он вдруг нарисовался на пороге Катиной квартиры.
Они еще не мирились с момента увольнения Пушкаревой из Зималетто, и не перезванивались. Катя Кольку давно простила, но не хотела ничего знать о Жданове, а Зорькин обязательно бы ей сообщил все новости.
И вот он пришел сам. Значит, новости глобального масштаба!
- Проходи, - пригласила его Катерина, - пришел сказать, что Жданов женился?
- Да нет, он же уже развелся...
- Серьезно? Кому же так повезло?
- Воропаевой, кому же еще. Зарегистрировались тихо-мирно, без свадьбы, и так же развелись через две недели.
- Но ты же не просто так пришел? Говори, с чем пожаловал.
- Во-первых, прости, что так получилось. Проговорился я... Извини...
- Ладно, проехали. Еще что?
- В компании слухи ходят, что ты роман пишешь о Жданове. Если до него слухи  дойдут, боюсь, как он отреагирует. Он как твое имя слышит, бледнеет, кулаки сжимает...
- Ну, Юлиана... Развернула рекламу на пустом месте...Что же мне делать?
- Уехать бы тебе, скрыться.
- Куда?
- Послушай, не перебивай и не отказывайся сразу. Мы с дядей Валерой тут о даче говорили. Очень он хочет на земле пожить А у меня ведь дом в деревне пустует - от деда с бабкой остался. Развалюшка, конечно, но дядя Валера загорелся отремонтировать его! И тетя Лена уже семена покупает- весна скоро, огород сажать.
Может поедешь с ними? За лето слухи утихнут, если источника не будет.
- А на что жить? Придется же уволиться
-Работу я тебе найду - удаленную. Там интернет есть, я проверил. А у родителей пенсия, проживете. Я помогу, если  потребуется.

Всю ночь Катя обдумывала предложение Зорькина, а утром написала заявление на увольнение по семейным обстоятельствам - Юлиане сказала, что выходит замуж за Зорькина и уезжает из Москвы.

                                   ***
Жизнь в деревне для сугубо городской девушки  Кати вначале показалась адом кромешным - это же  не коттедж со всеми удобствами! Пушкаревы поселились там в самом начале весны, только снег стаял, земля еще не просохла. Было сыро, грязно и неуютно, даже в самом доме. Катя совсем сникла. Работа, которую нашел Зорькин была совсем мизерная, Катя, с ее-то способностями и трудолюбием,  сделала ее в первый же день а потом не знала, чем себя занять. Конечно она помогла родителям навести порядок в доме, но все остальные дела ей не доверяли: отец красил, строгал, прибивал, мать развешивала занавески, шторы, расстилала скатерти и салфетки - все это в городе хранилось в старинном чемодане, как не модное, отслужившее свой век, но выбросить былое "богатство" рука не поднималась. А здесь все пошло в ход! Родители радовались как дети, они словно вернулись в свою молодость.
Для Катеньки нашлась отдельная комната с выходом на веранду, которую нарекли кабинетом, где дочка будет работать.
Работу она в основном искала, иногда и находила, но временную, за небольшие деньги.
Пыталась писать, даже "нацарапала" довольно объемный детективчик, но даже не стала как обычно отправлять его в электронное издательство, с которым всегда сотрудничала- он казался ей самой надуманным и неинтересным. А все потому, что писала без азарта, через силу, и идея сюжета не захватила ее. Без души писала. А душа и мысли  были в Зималетто, рядом с ним, ее Андреем Ждановым, поманившим ее любовью, заразившим своей страстью, и выбросившим ее из своей жизни при первом же препятствии. Не захотел не то что простить ее глупый поступок, выслушать ее оправдания не захотел...
Катя, сама очень добрая, всем все прощающая, не понимала Андрея, не понимала, как могли бы сложиться их отношения в дальнейшем.
И это стопорило написание романа - она всегда пропускала жизнь героев через свою душу, и действовали они так, как поступила бы она сама.

Близилась осень. Урожай собрали, варенье сварили, закатали банки с огурцами и помидорами. Осталось выкопать картошку, убрать на хранение тыквы и кабачки.
Дачный сезон близился к концу, пора было возвращаться в город.
Родители поговаривали о том, чтобы остаться в деревне на зиму - дом же добротный. Но тогда надо приобрести дрова для отопления, закупить продукты: муку, сахар, крупы - кто знает, как зимой работает сельский магазин!
На все нужны были деньги. А денег "прозапас"не было. Катя не могла найти хороший заказ, да и за прошлые заказы не все клиенты расплатились- кризис в стране.
Пушкаревы-старшие в свое время не захотели сдавать городскую квартиру - не известно, как долго проживут в деревне, а после квартирантов потом ремонт делать.
Катя свою  квартиру сдала, но не удачно- жильцы, молодая пара, толком не работали, платили не регулярно.
Вот тут-то и случилось то, что круто изменило жизнь Кати Пушкаревой.
В деревню приехала Юлиана! Разумеется, Зорькин выдал тайну проживания подруги. Как он потом оправдывался, предложение Виноградовой показалось ему выгодным.
Юлиана приехала не одна, с новым клиентом, издателем и гражданским мужем по-совместительству.
Как он убедил Катерину дать ему на просмотр наброски романа она и сама не поняла -видимо дар у него был убеждать.
Прочитал, или просмотрел быстро, за ночь, и утром вынес вердикт: роману быть! И не нужно ждать конца, он напечатает первую часть, с условием, что продолжение следует.
Это будет хорошей рекламой, и в то же время будет стимулировать автора к написанию второй части. Ну , а он простимулирует автора своим способом - выдаст Катерине гонорар авансом.
У Пушкаревых, присутствующих при разговоре - вопрос решался за завтраком, - глаза загорелись! Их мечта провести зиму в деревне стала бы возможной.
Катя не смогла разрушить мечту родителей... Она согласилась. И уже к Новому году  книга вышла из печати.

0

3

Часть2. Андрей.
Глава 1.
Со времени увольнения Пушкаревой прошел год. Или месяц? Или день?
Один долгий, бесконечный  день? Он и время существовали отдельно - время шло само по себе, он жил сам по себе. Жил в злости и ненависти!
Он злился на Катю, он ее ненавидел - как она посмела так поступить с ним?
Он, такой успешный, красивый, умный, богатый, он, за которым охотились самые красивые и сексуальные женщины, он полюбил ее, самую обычную девушку. Он отдавал ей свои лучшие чувства, свою любовь, нежность, заботу и ласку. Он мечтал жениться на ней! А оказалось, что с ее стороны это была игра... Как тут обойтись без злости и ненависти?
В эти "злобные" дни он женился на Кире - она же никогда его не предавала! Она всегда его прощала, всегда принимала в свои объятия после очередного загула с моделями. Кира всегда хотела стать его женой, так почему бы не удовлетворить ее желание? Тем более, что о помолвке объявлено давно, и свадебные мероприятия давно подготовлены - осталось посетить ЗАГС, поставить свои подписи там, где положено.
Свадьбу, достойную семьи Ждановых, не делали- Андрей был категорически против! Кира пошла на уступку - лучше стать наконец официальной женой, чем остаться невестой, мечтающей о свадьбе.
Тихо-мирно посетили ЗАГС, поужинали со Ждановыми-старшими ,Александром и Малиновским в ресторане - Кристину из дальних стран жать не стали. А больше родственников и близких друзей у них и е было...
Свадебное путешествие отложили до лучших времен- во-первых, в компании возникли трудности, а во-вторых,Кира не определилась с выбором места отдыха. Ее желания и погодные условия тех мест не совпадали.
А через две недели стало ясно, что путешествия не будет совсем. И семьи не будет. И брак лучше расторгнуть. Андрей и сам такого не ожидал - после близости с Катей, он к Кире в постели прикоснуться  не мог... Увы и ах... Он еще думал, как выйти из щекотливого положения, обещал Кире сходить к врачу, но она быстрее его все поняла и решила не тянуть время - они развелись без шума и огласки.
И в это же время прошла его ненависть к Кате. Он больше не злился на нее. А за что собственно злиться? Разве другие женщины не старались обольстить его? Другое дело, что их он не любил. Так это его проблемы!
Он стал Катю вспоминать по-доброму. Это было легко. В кабинете и каморке все напоминало о ней! Одно время, когда в душе его поселилась ненависть, он каморку велел закрыть, а ключи сдать в охрану.
Теперь его тянуло в каморку, туда, где он мог во время рабочего дня смотреть на Катеньку - сядет на лесенку, и смотрит, как она работает: пальчики быстро бегают по клавиатуре, глаза внимательно  следят  за текстом  на мониторе, а губы порой шевелятся, повторяя ее мысли. Ему всегда хотелось прильнуть к ее губам, они волновали его с того самого момента, как она появилась в его кабинете. Почему-то он подумал тогда, что  губы у нее сладкие . А они оказались чуть кисловатые, с горчинкой. Со вкусом вишни! Потом-то он распробовал их, и  всегда опасался, что в порыве страсти вишня лопнет и брызнет терпкий сладко-кислый сок - часто он останавливал поцелуй, отклонялся от ее лица и проводил пальцем по ее губам- целы ли?
Жданов распорядился поставить в каморку новый компьютер и сопутствующую технику - якобы, ему это нужно для работы. Не мог же он признаться, что просто скучает по каморке и ее обитательнице! А так был повод заходить туда. И сидеть на лесенке...
Когда желание  увидеть Катю стало нестерпимым, он поехал к ней. Но увы, в квартире жили новые люди, которые не знали, куда выехала хозяйка. и как надолго.
Он и сам понимал, что если бы это была кратковременная поездка, она не стала бы сдавать квартиру.
Умный друг Роман подсказал, что возможно она просто не нашла работу и переехала к родителям. а квартиру сдает ради получения денег.
Узнать адрес Пушкаревых не составило труда. В тот единственный раз, что они встретились у Кати, прозвучало,  что живут они в одном доме с Зорькиным.
Зорькина Жданов отправил в командировку, узнал в отделе кадров его адрес(как в детективе!)и поехал к родителям Кати. Дом старинный, квартир не много, а бабушки на лавочке - лучшее справочное! Они и поведали, что Пушкаревы еще по весне уехали куда-то вместе с дочкой. Круг замкнулся, не дав результата.
Андрей поручил Малиновскому провести разведку через сотрудников. И опять облом... Женсовет ничего не знал о Катерине, а к Зорькину Роман и соваться не стал - после того, как они "столкнулись лбами в декольте Марии", их отношения нельзя было назвать дружескими.
Оставалось жать , куда судьба приведет. Жданов окунулся с головой в работу. Но один-два раза в месяц наведывался к дому  Пушкаревых, посмотреть, не загорелся ли свет в окнах.  В квартиру Кати звонил по телефону- отвечал уже знакомый голос квартирантов, и он клал трубку...
Прошло лето, прошла осень, зима вступила в свои права, и скоро Новый год. А Катеньки все нет...

Глава2
Утро началось с неожиданности. Он опрокинул  на себя чашку с горячим кофе - не на барную стойку, за которой обычно завтракал, не на стол, где наливал кофе, а именно на себя! Обжегся, и костюм с рубашкой пришлось менять.
Вообще он всегда завтракал в халате, а потом уже одевался согласно погоде и "протоколу"предстоящего дня: деловой костюм, джемпер или рубашка и джинсы.
Сегодня он немного проспал, завтракать не собирался - потом в баре выпьет кофе, но в последний момент, уже в костюме,  все же решил взбодриться, сварить себе кофе.
И вот результат: переодевание и новая задержка. Выехал позже обычного, попал "не в свой" поток машин, и светофоры на пути сплошь были красные...
Стоя в пробках, Андрей размышлял, какая неожиданность может ожидать его в течение дня? Ведь разлитый кофе - это предупреждение?
Сам он в приметы не верил, но Катя помнится говорила ему о такой примете: если жидкость разлита от себя, это неожиданная весть о чем-то тебя не касающемся, а если на тебя - жди вестей для себя! Ее мама верила в приметы и сны,  и очень правдоподобно их разгадывала. Хотя чаще всего про сон она вспоминала, когда событие уже совершилось.
Он вспомнил Катю, настроение улучшилось: испорченный костюм и опоздание  на важную встречу  уже не казались катастрофой.

На ресепршине как всегда толпились секретари, но при виде его они не разбежались по рабочим местам, как делали это всегда, и даже не изобразили повышенное рвение в разборке почты. Они что-то увлеченно рассматривали.
- Андрей Павлович! Катя книгу написала! - Тропинкина сияла от восторга, как будто в этом была ее заслуга.
- Вот, смотрите!- она протянула ему довольно увесистый экземпляр.
- Она вам подарила?  -в голосе Жданова явно слышалось сожаление.
- Это Федька купил. Его с утра послали в книжный магазин за календарями - новый год скоро, а календарей новых нет. Он случайно увидел знакомое лицо на обложке и купил.
Жданов взял книгу, рукам стало жарко, словно обнял Катю. Так и стоял, не возвращая книгу.
- Андрей Павлович, Вы возьмите книгу, мы еще купим.
-Спасибо.- Он достал кошелек, протянул Короткову пачку купюр, не считая.
-Федор, поезжайте, купите всем, кто пожелает. А эту книгу я возьму себе.
Быстрым шагом, не оглядываясь , он пошел в кабинет.
- Виктория! По всем вопросам звони Малиновскому. Меня не беспокой, я буду занят!
Закрыл дверь на ключ и прямым ходом в каморку! Сел на лесенку, открыл первую страницу  и... застыл в немом оцепенении...
" Я полюбила его с первого взгляда - увидела, и поняла, что готова служить ему вечно. И любить всю мою жизнь..."

            ***
Он читал быстро, лихорадочно пролистывая страница, пропуская абзацы и целые листы, где не было упоминания о нем. Но таких листов практически не было. Она писала  о нем и о любви к нему, и совсем немного об окружающих людях - опять же окружающих его, а не ее.
Все стало понятно, все встало на вои места: ее детский план мести, и очень взрослый, изощренный план Киры, и его самовлюбленная реакция...
Взрослый, опытный мужчина и не разобрался, не выслушал ее. Еще и обиду лелеял! А надо было бежать, искать ее, умолять о прощении!
Может быть еще не поздно?
Он закрыл книгу, снял трубку, набрал номер. И вдруг услышал знакомый голос, с хрипотцой - ее голос!
- Алло. Говорите...
- Катя! Это я, Андрей! Я хочу тебя видеть. Нам надо поговорить...
- Приезжай. Я тебя жду...
Так просто решилась их судьба.

  Глава 3.

- Каать... Ты спишь?
-  Мыы... -промычала невнятно, значит точно спит...
Он вздохнул  и попытался чуть-чуть отодвинуться от ее  тела, греющего то, что не надо.
В комнате полумрак - то ли уже утро, то ли еще вечер, и тогда впереди целая ночь!
Он с сожалением посмотрел на спящую Катерину... Вот засоня! Такая ночь пропадает.
Словно прочитав его мысли, или почувствовав пустоту за спиной, Катя зашевелилась, поерзала  и вновь приблизилась к нему, да так, что впечаталась и спиной, и бедрами в его тело - накрепко, не оторвешь!
Терпеть такое было выше его сил. Он развернул  "хулиганку" к себе лицом, опрокинул,  и вмиг оказался в плену  ее рук и ног...

- Катька...Что ты со мной делаешь... - еле выговорил через некоторое время, откинувшись на подушку.
- А ты?  Ты же мне спать совсем не даешь. А еще хочешь, чтобы мы жили вместе - я же работать не смогу.
- Зачем тебе работать? Я вполне могу обеспечить семью.
- Ты хочешь запереть меня дома? Чтобы я превратилась домохозяйку: толстую, непричесанную, в старом халате и шлепанцах? Сам же такую и бросишь!
- И не надейся! Толстой не станешь- ночная гимнастика не даст, а одежду я тебе из лучших магазинов буду привозить, следить буду за твоим имиджем
- А прическа?  Парикмахера примешь на работу? - губы ее улыбались, а в глазах уже темнел гнев. Но Андрей этого не увидел.
- Я сам буду тебя причесывать по утрам! Косички буду заплетать!
- А ты умеешь?
- Научусь. Потом пригодится для дочки.
- Ну все! Хватит! Такой  образ моей жизни с тобой нравится мне еще меньше. Это клетка, хоть и золотая, а я хочу жить нормально.
- Кать, не сердись! Конечно ты будешь жить так, как считаешь правильным.
Я давно  понял, что очень тебя люблю! И с каждым днем сильнее. Я буду страшно тебя ревновать, потому что боюсь потерять, но я на все согласен, лишь бы ты была со мной. Ты согласна стать моей женой?
- Я согласна. Я тоже очень тебя люблю. Надеюсь, ты это понял прочитав книгу, и больше не сердишься за мой план соблазнения?
- Я даже тебе благодарен. Если бы не ты, я бы не узнал, как можно любить!
Если бы я выслушал тебя тогда, мы бы давно уже были вместе. Прости меня...
- Я тоже виновата. Нужно  было рассказать  тебе все как только мы стали близки.
- Это верно, тогда бы все сложилось иначе...- Уж на Кире я бы точно не женился!
- Из-за Дениса?
- Нет, не из-за него. У каждого из нас есть прошлое. А вот ее пренебрежение к людям, кстати, и ко мне тоже,  стало для меня новостью.
   ***
- Кать, а давай поедем куда-нибудь?
- Куда?
- К морю,  к пальмам, к слонам в Индию. Куда ты хочешь?
- Я нигде не была, мне везде будет интересно. А когда ты хочешь поехать?
- Можно прямо сейчас, а можно после свадьбы. Ты как считаешь?
-  А когда у нас свадьба?
- Да хоть завтра! Как  ты скажешь. Я договорюсь на любое время.
- Ну, если как я скажу... Андрей, я против пышной свадьбы.
- Почему? Ты же первый раз выходишь замуж, белое платье и вся атрибутика...Все девушки этого хотят. Или я ошибаюсь?
- Не ошибаешься, все об этом мечтают. Но существует реальность, а она такова, что у тебя совсем недавно уже была свадьба, ее еще помнят. И вдруг опять...Будут судачить, сравнивать... Я не хочу, чтобы меня сравнивали!
- А как же платье? И родители? Они не поймут, у них единственная дочка замуж выходит.
- А тут без проблем. Платье будет, и гости, самые близкие, и вечер в ресторане.
- Мне нравится твой план. Завтра идем в ЗАГС, подаем заявление, и через неделю празднуем?
- Лучше через месяц. У тебя показ новой коллекции скоро, а мне надо закончить книгу.
- Книга может и подождать
- Нет, я должна ее закончить-гонорар я уже получила.
- У тебя так хорошо получилась первая часть, и со второй проблем не будет, я уверен.
- Не угадал. Проблема есть.
-В чем она?
- В первой книге я описала то, что с нами было. А что будет? Какие события произойдут?
- Придумай что-нибудь. Ты же автор, все на твое усмотрение.
- Придумать можно... но...
- Что "но"?
- Например, я напишу, что ты изменил мне с Лерой, или Лариной, или даже  с Кирой. Интрига понятная для читателей, для автора понятно, как она может развиваться - жена, то есть я, или прощаю, или мы разводимся.
- Нет, такое не пиши! Вдруг...
- Вот то-то и оно - вдруг! Поэтому об этом писать не буду.
Можно развить проблему с детьми - не получается родить ребенка...
- Это еще почему?! Получится у нас! Будут у нас дети, здоровые и красивые, и много!
- Какой ты самоуверенный, - улыбнулась Катя, хорошо, эту тему тоже не будем трогать. Остается производственный конфликт.
Предположим, что ты допустил ошибку, прогорел с тканями, потерял большую сумму денег, коллекцию сшили из дешевых тканей, ее не покупают... Компания в кризисе, тебя снимают с должности, назначают Воропаева...
-Нет, Кать, я этого не допущу. Тем более теперь, когда ты со мной - ты не допустишь! Предостережешь.
- Все мои фантазии тебе не нравятся.
- Они интересные, но... я боюсь, а вдруг сбудется то, что ты напишешь?
- И я этого боюсь! Слово прокладывает дорогу действию...
- Кать, а напиши просто: они поженились, родили детей и жили долго и счастливо!
- Замечательная программа! Только слишком коротко.
- Тогда я пас. Давай вернем гонорар и закроем тему.
- Хорошее решение! Но эпилог я все-таки написать должна.Читатели должны знать, как сложилась жизнь героев.
Например, как они празднуют  золотую свадьбу. Собрались дети, внуки и правнуки...
- Кать, а сколько нам тогда лет будет?
- Мне семьдесят пять, а тебе - восемьдесят два...
- Далековато это время. Я же совсем стариком стану... И родителей уже не будет в живых...Давай лучше поближе!
- Хорошо, пусть будет рубиновая свадьба, сороковая годовщина. Наш сын организует нам торжество в красном зале ресторана: стены в красной драпировке, на столах вишневые скатерти до пола, а сверху еще белые кружевные.
Вдоль стен - вазы с цветами: вишневые розы, красные герберы, розовые хризантемы.
На мне бархатное вишневое платье, рубиновое ожерелье и кольцо с рубином  в окружении бриллиантов. На тебе... Да на тебе все что угодно, ты красив в любом одеянии.
Рядом с нами дети, внуки, друзья...
Родители... Они уже очень старые, чтобы быть в ресторане...Друзья тоже не все...
- Кать, а давай возьмем за основу серебряную свадьбу! Тебе будет только пятьдесят лет!  И мне еще не будет шестидесяти. И родители еще вполне в приличном возрасте, а дети уже почти взрослые.
- Правда твоя! Напишу про серебряную свадьбу.
- Кать, только давай завтра напишешь. А сейчас пойдем отдыхать, в нашу спальню. Иначе дети не успеют вырасти!
-Успеют!- Она счастливо улыбнулась и прошептала ему что-то на ушко.
Его лицо  озарилось улыбкой счастливого человека.
- Катюш, это правда? Уже точно? Честно?
- Точно. Честно-честно...
Конец. Февраль 2020г.

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » ludakantl » История одного романа