Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Ramayana » Рецидив. ЗАРИСОВКА


Рецидив. ЗАРИСОВКА

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Рецидив.
Зарисовка.
Рома / Кира / ?

Сегодня я пережил наяву свой худший кошмар. Рецидив старой болезни.
Ой, что это я забыл о вежливости? Для начала представлюсь.
Роман Дмитриевич Малиновский.
Если вы давно со мной не встречались, то мне придется кое-что вам объяснить. Иначе вы просто меня не поймете.
Вот уже четыре года я счастливо женат на Кире Воропаевой. Удивительно, правда? Сам не знаю, когда это началось.
Наверное, тогда, когда они с Андреем объявили о помолвке. Нет, гораздо раньше. Когда юная Кира вернулась со стажировки из Англии. Путешествие добавило ей уверенности в себе и шарма. Уезжала – хорошенькая девочка-студентка, а вернулась шикарная  принцесса.
Честно говоря, она всегда вызывала у меня необычные чувства. Смесь восхищения изысканной красотой,  умом и уважения силы ее характера. Прибавьте сюда недоумение, куда девается эта самая сила характера, когда речь заходит об Андрее, и как согласуются со всеми  ее достоинствами бабские истерики и готовность терпеть унижения. Плюс желание позаботиться о ней, поддержать в периоды депрессии. Минус понятие «девушка друга» и страх потерять свою свободу. Взрывоопасная смесь, которая не давала мне действовать, но и не разрешала выбросить мысли о Кире из головы.
Эта смесь присутствовала в моей крови. Она не мешала мне пускаться во все тяжкие с модельками, красотками, миссками… Она не мешала мне относиться к женскому полу с юмором, цинизмом и вожделением. Не мешала получать удовольствие от бесконечных интрижек, романчиков и адюльтеров. Я немного возвышенно выражаюсь, надо было сказать проще и конкретнее: я спал с каждой хорошенькой девицей, которую мне удавалось затащить в койку. И при этом, в глубине души, мечтал о  Кире Юрьевне – умной, тонкой, благородной, восхитительной и стервозной. Вот такие мы, мужчины, непоследовательные.
Я никогда не понимал Андрея – ему досталась такая женщина, а он ее не ценил. Слушал его стенания и жалобы на патологическую ревность и желание его контролировать, на  давление… сочувствовал всей своей дружеской холостяцкой сутью, и завидовал. Хотел испытать все это на себе, так, ненадолго, чтобы проверить – правда ли, настолько кошмарно быть объектом любви женщины-вулкана? Вулкана, расположенного в айсберге.
Когда у Палыча началась вся эта катавасия с Пушкаревой, я оказался единственным трезвомыслящим человеком рядом с Кирюшей. Сашка злобствовал, что сестру бросили, обещал отомстить, но и радовался, что младшенькая избегла участи стать Ждановой. Кристина пропадала в путешествиях. Марго обещала, что Андрей одумается и вернется, вселяя в Киру глупые надежды. Никита предлагал забыться в его объятьях. Дурдом на выезде.
Пришлось брать дело в свои руки. Утирать слезы. Заваривать травяной чай по рецепту Милко и Кристины – Боже мой, до чего я докатился! Выливать в раковину все спиртное, что находилось в Кириной квартире. Вытаскивать ее из злачных мест. Придерживать белокурые волосы, когда она наклонялась над белым фаянсовым другом, чтобы позвать Ватсона. Отмачивать в ванной и приводить в чувство пощечинами. Готовить ужины и завтраки. Выводить на прогулки. И все это время она на меня орала, гнала от себя прочь и издевалась. Ну, как я мог не жениться после этого на Кирочке?
Через два месяца она перестала ударяться в загулы. Через три – прогонять меня. Через четыре мы стали выходить в кино и в театр. Через пять – на светские мероприятия. Через шесть она вдруг спросила, почему я провожу с ней столько времени, а через семь я ответил, что люблю ее. И обнаружил, что уже больше полугода, как забросил моделизм. Тогда же к нашей неожиданной дружбе добавился потрясающий секс. Примерно через девять месяцев она выучила мое имя и перестала звать меня во сне Андреем. Это придало отношениям некоторую стабильность, но не испугало меня. Мы перестали прятаться от Алекса. И завели собаку. Маленького игривого кокер-спаниеля. Месяцев через одиннадцать ее позвал к телефону мужской голос, и я побежал в ювелирку за золотыми оковами для моей принцессы. Слушая, как она разговаривает с неизвестным баритончиком, я осознал, что прирос к Кирюше душой, как сиамский близнец, и что операция по разделению грозит мне, по крайней мере, инвалидностью. Сказал ей об этом, нажав на сброс, не дав договорить с гадом-абонентом. Она хлопала глазами, потом хохотала. Потом согласилась подождать, пока я вернусь с сюрпризом. Не поверила, что купил кольца, рассматривала их тщательно, ища подвох.
Когда мы поженились, все предрекали, что я скоро сорвусь. Что подлая кобелиная натура возьмет верх, и Кира снова будет страдать. Догадайтесь с первой попытки, чьи слова? Родственников не выбирают. Особенно родственников жены. Глаза бы мои его не видели.
Но мне понравилось быть влюбленным в свою жену. Более того, я перестал замечать красивых женщин на улице. И в помещениях тоже, не придирайтесь к словам. Нет, я не стал евнухом, не ослеп. Просто посторонние прелести больше не волновали. Спасибо, накушался.

Длинный экскурс? Но он просто необходим для понимания сегодняшнего происшествия.
Я припарковался у торгового центра. Вышел из машины и пискнул сигнализацией. Повернулся и собрался сделать шаг в направлении… Тут же забыл, зачем я подъехал и в каком направлении собирался двигаться.
Потому что из стеклянных дверей показалась ОНА. Мелькнула, села в серебристый Лексус и уехала.
Что со мной произошло? Я не понял. Плюхнулся обратно в водительское кресло, завел мотор  и погнался следом.
Ничего суперособенного. Платок, повязанный как бандана, темная челка. Солнцезащитные очки, не редкие для нашего январского, ослепительного в ясную погоду, солнышка. Короткая в талию норковая курточка. Ножки, обтянутые джинсами, высокие сапоги на шпильках. Все это зацепил взглядом за несколько секунд.
Почему я гоню машину вслед за Лексусом? Чего я хочу?
Кирочка, прости меня, родная. Стоило тебе уехать на две недели в Лондон, навестить Ждановых-старших, как я… Сашка был прав. Это рецидив старой болезни, прятавшейся глубоко-глубоко в моем поганом нутре.
Стоп. Но ведь я не собираюсь знакомиться и тащить дамочку в койку. А зачем тогда мчусь следом? Просто посмотреть на нее еще раз.
Вот так оно и бывало раньше – как удар молнии. Один случайный взгляд - и я на охотничьей тропе. Сегодня я не бегу за добычей. Сегодня я упираюсь четырьмя лапами, хватаюсь зубами за воздух, но неизвестная сила волочет меня брюхом по гравию навстречу приключению. Которое мне совершенно не нужно.
Прислушиваюсь к себе. Нет сводящего с ума желания поймать незнакомку, завоевать и предаться любви в ближайшем отеле. Нет. Просто рассмотреть получше. Для начала.
Серебристое авто тормозит у банкомата. Она стоит ко мне спиной, снимает деньги с карточки. Я в немом восторге от изящных движений. Малина, очнись! Ну, сунула карточку в щель, набрала код. Постучала ногой о ногу, стряхивая серый городской снежок. Взяла деньги и чек. Нырнула в машину. Я чокнулся. Сдвинулся. Это факт. Как факт и то, что она самая прекрасная женщина на свете.
Я  влюблен. Как влюблялся пять лет назад. Спонтанно. Неудержимо. Мимолетно. На час. На ночь. Или…? Стараюсь не потерять ее в оживленном движении.
Корю себя за неуправляемость. На чаше весов – счастье с любимой женщиной. На другой – нелепые отговорки: я только посмотрю в ее глаза. Только узнаю ее имя. Чтобы завтра его забыть. Честно-честно, как любит повторять вслед за женой Андрюха.
Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша…
Я смотрю, как она заходит в кафе и устраивается у окна, спиной к очумевшему наблюдателю. То есть ко мне. Сняла курточку. Красный джемпер бьет в затуманенный глаз влюбленного ярким пятном. Тупо изучаю приборную панель. Я не должен! Не имею права. Я не смогу смотреть потом Кирюше в глаза. Но ключ зажигания уже лежит в моей ладони. Вторая рука захлопывает дверцу. Преодоление расстояния до входа в кафе выпадает из моего сознания. Видимость нулевая. Иду по приборам. Автопилот доставляет меня к ее столику. Надо вспомнить, что я говорил в таких случаях.
Дайте, пожалуйста, попить, а то так есть хочется, что ночевать негде?
Девушка, вы не хотите стать топ-моделью?
К тебе или ко мне?

Кашлянув, разражаюсь на банальное:
- У вас свободно?
Поднимает голову от модного журнала. Изгибает губы в улыбке. Снимает очки.
Это потом я буду кричать, как я соскучился, и тискать ее. Это потом она расскажет, что прилетела раньше, потому что у нее есть для меня приятная новость. Это потом она сообщит, что купила под настроение  новую шубку. Что Сашка встретил ее в аэропорту и дал ключи от своей  машины. Что она посетила салон красоты и перекрасилась в шатенку перед тем, как ехать ко мне на работу. Потом мы отправимся домой и, как описывается в женских романах, сольемся в порыве нежной страсти, празднуя эту новость, самую замечательную новость на свете.  Все будет чуть позже.
А в  данный момент я под удивленными взглядами посетителей модного заведения опускаюсь на колени и прижимаюсь лбом к ее бедру. Обнимаю за талию и бормочу глупые слова:
- Я влюбился в тебя. Сегодня я снова влюбился в тебя…

0

2

Ramayana!  :flag:  Спасибо вам за восхитительную зарисовку "Рецидив".
Прочитала на одном дыхании. Изумительное содержание, стиль изложения великолепен.
Благодарю вас за доставленное удовольствие.
Желаю вам удачи и творческого вдохновения.
  http://s7.uploads.ru/t/EBT8j.gif

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Ramayana » Рецидив. ЗАРИСОВКА