Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Я-любимая » ПРОСТИТЬ ВСЁ... 3 (ПОСЛЕДНИЙ ШАНС) (НРК)


ПРОСТИТЬ ВСЁ... 3 (ПОСЛЕДНИЙ ШАНС) (НРК)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Простить всё…- 3

Последний шанс



Автор:  Я-любимая

Начало: 2.02.2007г.
Окончание:  22.02.2007г.

Рейтинг:  PG-13
Пейринг:  Катя/Андрей
Жанр:      романтическая мелодрама
Герои:    герои сериала «НРК»
Сюжет:    продолжение «Простить всё…»

0

2

Пролог.

Прошло ещё четыре года.

Андрей Жданов проснулся, но глаза открывать не спешил. Ему хотелось ещё хотя бы на несколько минут сохранить ощущение спокойствия, уберечь себя от не-удовлетворённости. Острой неудовлетворённости, которую он чувствовал в по-следние месяцы своей жизни.
Всё ему надоело, даже оскомину набило. Собственная жизнь казалась чужой и неправильной. Даже в любимой работе он уже не находил отдушины.
И всё это случилось очень быстро, как и счастье, когда-то свалившееся на него. Наверное, всегда так бывает… Какое-то неуловимое, незначительное событие, мысль, поступок – и всё! Твоя жизнь изменилась!  Ты этого и не хочешь и начина-ешь метаться, стараясь удержать, но ничего не выходит.
Вот и его жизнь изменилась, и счастье ушло.
Он, конечно, этого не хотел, боролся, как мог, но от него уже ничего не зависело.
Всё ушло…
И теперь сам не знал, куда деться от своей жизни. Единственное, что было хоро-шего – это дочь, которая взрослела, к его неудовольствию, слишком быстро. Он бы предпочёл, чтобы она навсегда осталась маленькой девочкой, о которой надо было заботиться. А-то уж слишком самостоятельная!
Да, Лиза – это единственное, что сложилось в его жизни. Его самый успешный проект, как говорила Катя. Единственное, что он ещё не испортил.
Катя…
Когда он думал о ней, в душе становилось пусто и холодно. Как-то всё быстро кончилось. В один день.
Он долго не мог в это поверить, до сих пор не верил, но изменить ничего не мог. Сдался. Не сразу, но сдался. И теперь его жизнь превратилась в кошмар. Не радо-вало ничего. Работа, бар, дом, где ждёт нелюбимая женщина. Каждый день.
Интересно, скоро он сопьётся? Говорят, что в одиночку это происходит быстрее. А компании у него теперь нет. Малиновский стал примерным семьянином, по-грязшим в домашних делах, впрочем, как и Зорькин. И остальные друзья обзаве-лись семьями, и весёлые пирушки остались в прошлом.
Вот и остался он один на один со своими проблемами, и перспектива алкоголизма замаячила особенно ярко. Это приводило в уныние, но вечерами ноги сами несли в бар. Чтобы набраться смелости перед тем, как поехать домой.
Что же делать-то? Долго он так не протянет.
Андрей услышал тихие шаги и почувствовал, как прогнулся матрац под тяжестью чего-то тела, и его обняли тёплые руки. Поцелуй в плечо.
- Милый, просыпайся. На работу опоздаешь.
Жданов с трудом подавил вздох и открыл глаза.
Новый день начался.
Чёрт бы его побрал!..

Глава 1.

Андрей глянул на часы и опять чертыхнулся. Снова опаздывает!
Зазвонил телефон и он поморщился, сам решил не отвечать. В последнее время  он ненавидел телефоны, всё время плохие новости.
- Андрюша, подойди, это твоя дочь звонит!
Он поперхнулся кофе, отодвинул от себя чашку и потянулся за трубкой. На губах расцвела невольная улыбка.
- Привет, принцесса! Как у тебя настроение с утра?
- Привет, папочка,- голос звучал немного расстроено, Андрей это сразу заметил.
- Что случилось?
- Ничего. А ты, почему ещё дома? Мама опять ругаться будет.
Жданов болезненно поморщился при упоминании имени жены, но постарался, чтобы голос по-прежнему звучал ровно.
- Не будет, она со мной не разговаривает. А у тебя точно что-то случилось, зачем ты меня обманываешь?
Лиза выразительно вздохнула, а потом сказала:
- Ты мне не поможешь…
- Всё так серьёзно?
- Сам же сказал, что мама с тобой не разговаривает.
- А что случилось?- забеспокоился Андрей.- Ты с ней поругалась?
- Папа, она не хочет отпускать меня на экскурсию! Весь класс поедет, а меня не отпускают! Папа, поговори с ней!
- По-моему, разговор об экскурсии уже был, я прав? И мама ясно дала понять, по-чему ты не едешь!
- Но это нечестно! Что мне теперь, из-за этих двух троек в школу перестать хо-дить?
- В школу тебе как раз придётся ходить!
- Я и говорю – несправедливо!
Андрей улыбнулся. Это его дочка!
- Пап, поговоришь?
Жданову не хотелось её расстраивать, но…
- Хорошо. Но я тебе ничего не обещаю, Лиза!
- Папочка, я тебя обожаю!
Андрей только головой покачал. Он-то как раз реально смотрел на вещи. Погово-рить с Катей… Ну-ну.
Он положил трубку, и устало потёр лицо рукой.
- Андрюша, что случилось?
Обернулся и посмотрел на свою новую «любовь». Её звали Марго.  Андрея жутко раздражала эта кошачья кличка, но она требовала, чтобы её называли только так. И он не стал спорить. Какое ему вообще дело?..
Марго была натурой творческой, мечтала о сцене и за хороший сценарий была способна на многое, как Андрей подозревал. Но с виду это была милая девочка с ангельской улыбкой.
Жданов даже не мог толком объяснить, как она появилась в его жизни.  Просто однажды он проснулся и увидел её. У него жутко болела голова, и мучило похме-лье, и он не сразу подумал о том, как бы вежливо от неё избавиться, а потом стало поздно. Как оказалось, Марго быстро обживается!
Пару дней он ломал голову над тем, как от неё избавиться, а потом решил, что это не так уж и плохо. Она разобрала его захламленную квартиру, вымыла всю посуду и даже рубашки ему постирала, на которые он давно махнул рукой и просто по-купал новые. Да и одиночество загрызло, а так всё-таки живой человек рядом.
Иногда её общество тяготило, хотелось побыть одному, но тогда он тянулся к бу-тылке, и Марго больше не мешала.
Только иногда сознание острой болью напоминало, что это  НЕ ТА ЖЕНЩИНА.
Андрей не думал о том, что её держит рядом с ним, не было необходимости. Ему было с ней удобно, но он прекрасно понимал, что это всё временно. И кому из них первому станет не нужно, тоже было не важно.
Разойдутся в разные стороны без всякого сожаления и не оглянутся назад. Так будет, он знал.
Марго обняла его за шею и поцеловала в щёку.
- Ты чего такой хмурый?
Он покачал головой.
- Ничего, просто опять опаздываю. На работу надо, а не хочется.
- Ты меня просто поражаешь! Ты президент компании – устрой себе выходной!
Андрей мрачно усмехнулся.
- У меня и так в последнее время было слишком много… выходных!
- Ты просто себя не ценишь,- её голос звучал уверенно и оживлённо, но Жданов знал, что это просто игра. Ей было совершенно безразлично, что происходит у не-го в компании.
Андрей решительно поднялся, заставляя её отступить, надел пиджак и пошёл к выходу.
- Андрюша, я тебя люблю!
Жданов невольно поморщился и вышел за дверь.
Чушь!

-------

Катя ушла от него год назад. И каждый день этого проклятого года был для него чёрным провалом в памяти. Нечто расплывчатое и болезненное. Она ушла от него и обратной дороги нет.
И во всём виноват он.
Чёрт его тогда дёрнул связаться с той моделькой!
Наверняка чёрт, иначе это временное помешательство рассудка никак не назо-вёшь! И нет бы, что-то достойное внимания попалось, а то так… побаловаться ра-зок-другой.
Вот и побаловался, как говорится…
И остался без любимой жены.
Но он тогда даже подумать не мог, что Катя когда-нибудь узнает. Это случилось за тысячи километров от Москвы, когда он улетел в срочную командировку в Лондон. И эта случайная интрижка казалась лёгкой забавой, чем-то несуществен-ным. Просто лёгкий секс после весёлой вечеринки в ознаменование подписания контракта.  Пара дней в обществе красивой и готовой на всё ради выгодного кон-тракта модели.
И что самое смешное, это был его первый загул после долгих лет в счастливом браке. Просто захотелось вспомнить, как это было. Когда-то.
Вспомнил. До сих пор наесться никак не может воспоминаниями.
Кто же знал, что эта дура припрётся в Москву в надежде на работу, да ещё выгод-ную?
Чёрт бы её побрал!
Он тогда испугался, когда увидел её в приёмной. Словно почувствовал, что при-ближается катастрофа. И сделал ошибку.  Вместо того, чтобы подкинуть ей хоть какую-нибудь работу, чтобы как-то сгладить ситуацию, попытался выставить её из «Зималетто». И тогда она разозлилась и устроила скандал.
А на следующий день позвонила Кате и всё ей рассказала.
А он, дурак, к тому времени совершенно успокоился, решил, что удалось избе-жать больших неприятностей и клятвенно пообещал себе, что больше от любимой жены ни на шаг. Не надо ему это, как оказалось.
Но было уже поздно.  Жернова уже начали крутиться и размололи всю его при-вычную жизнь в пыль.
Приехал домой  с цветами, а у порога его встречали чемоданы с его же вещами. Сердце замерло на какое-то мгновение и забилось где-то в горле, предчувствуя беду. А когда встретил Катин взгляд, всё понял.
Он пытался ей всё объяснить, ох как пытался!  Просил прощения, умолял, вставал на колени, но она была непоколебима. Не плакала, не упрекала, просто смотрела на него и молчала. И он видел, что в глазах дрожат едва сдерживаемые слёзы, но она остаётся при своём.
И тогда он ушёл. Просто решил, что ей надо выплакаться, а при нём она этого не сделает. И он ушёл, надеясь, что к завтрашнему дню она успокоится.
Но на следующий день, Катя приехала на работу к обеду, зашла к нему в кабинет и с порога  заявила, что подала на развод. Он не поверил. А когда понял, что она не отступит… у него под ногами земля разверзлась, и он начал стремительно па-дать в пропасть.
И до сих пор продолжает. Всё ниже и ниже.
Он пытался с ней поговорить, убеждал её, что это глупо и неправильно, но она не слушала.  Отказывалась, и говорить и понимать.
Андрей не мог поверить, что она из-за одной его ошибки готова перечеркнуть всё то хорошее, что у них было. Оказалось, что она не просто готова, но уже реши-лась.
Он не мог понять её. Как ни старался.
Всё надеялся, что одумается. Даже в суде он смотрел на её решительное и напря-жённое лицо и ждал, что сейчас она отступит, не  сможет, испугается. Потом про-звучали жуткие и страшные слова «Брак расторгнут» и только тогда он до конца осознал весь ужас произошедшего. Начал кричать, даже кулаком по столу стук-нул, но его уже никто не слушал. Было поздно.
Андрей догнал её в коридоре, схватил за плечи и развернул к себе. Требовательно заглянул в глаза.
- Что ты творишь? Ты сама понимаешь?
Катя упрямо вздёрнула подбородок.
- Я понимаю.
- Господи, Катя! Из-за чего? Столько лет из-за этой…
Она оттолкнула его.
- А, по-моему, ты так ничего и не понял, Жданов. Я развелась с тобой не потому, что ты мне изменил, а потому, что ты мне врал. Смотрел мне в глаза и врал. В этом всё дело.
Он тогда очень растерялся. Настолько, что позволил ей уйти, а сам остался стоять в шумном коридоре суда и никак не мог собрать воедино разбитые мысли.
Последующий месяц он плохо помнил. Пил, звонил ей, упрямо набирая номер и надеясь, что она сжалится и поговорит с ним. Но это ведь Катя Пушкарёва! Она никогда не отступает!
Из запоя его выводили Малиновский с Варей. Если бы не они, он, наверное, уже сдох бы на пороге какого-нибудь третьесортного бара.  Они следили за ним, отво-зили с работы домой, утром заезжали. Потом заставили его купить квартиру и съехать из гостиничного номера, в котором он жил всё это время.
Жданов никак не мог понять, что его привычная, счастливая жизнь закончилась. Что надо приспосабливаться, строить какие-то планы, да просто выживать. Без Кати, без её поддержки. Без её любви…
Как он будет без неё? Что он сможет без неё?
В себя он более-менее пришёл только месяца через три.  По-крайней мере, понял, что жив.  Несмотря ни на что. И есть спасение – это работа. Это ведь всегда спаса-ло.
И он с головой окунулся в подготовку нового показа.
Их отношения с Катей стали натянуто-холодными. Ощущали обоюдную нелов-кость, прятали глаза или ругались. Их ссоры стали будничным явлением и всех проводили в расстройство. Но они не могли по-другому. Не получалось.
Их пытались помирить, но становилось только хуже и попытки, в конце концов, прекратились.
Андрей тоже пытался несколько раз всё уладить, но каждый раз наталкивался на стену отчуждения и через какое-то время сдался. Не знал, что ещё сделать, что сказать… Как убедить и повлиять.
Он бы всё за это отдал. Чтобы вернуть себе жену.
Чтобы вернуть любимую женщину.

0

3

Глава 2.

Кира сидела напротив Кати и смотрела на неё с нескрываемым изумлением и да-же страхом, потом обернулась и посмотрела на хмурую Юлиану.
- Мне  послышалось или она на самом деле это сделала?
Юлиана не ответила, только выразительно вздохнула.
Катя, наблюдая за их недоумением и непониманием её поступка, почувствовала лёгкое раздражение, откинулась на спинку стула и всплеснула руками.
- Я не понимаю, почему вы так реагируете? По-моему, это совершенно нормаль-но. Я давно собиралась это сделать, да всё времени не хватало!
- Я в шоке,- тихо проговорила Кира.- Я не думала, что до такого дойдёт…
Юлиана согласно кивнула.
- Да уж… Катя, по-моему, это слишком.
Та возмущённо посмотрела на неё.
- И это говоришь мне ты? Ты три раза разводилась!
- Я три раза выходила замуж,- поправила её Юлиана, и тут же исправилась.- До Сашки. Но я никогда не брала фамилию мужа! Всегда оставалась Виноградовой!
- Господи, ну что в этом такого?- Катя даже вскочила и нервно  заходила по каби-нету.- Что вы все ахаете?  Мы развелись со Ждановым год назад! Ничего уже не вернёшь! Так почему я должна продолжать носить его фамилию?  Это глупо!
Кира с Юлианой переглянулись.
- Да потому-что, это на самом деле конец,- проговорила Кира.- Все надеялись, что вы помиритесь…
Катя остановилась и посмотрела на неё.
- Все надеются? Но этого не будет!
Они помолчали немного, затем Кира заговорила:
- Знаешь, когда я узнала, что вы разводитесь… не поверила. Думала, что просто ссора, помиритесь… Ну не может быть такого! Вы столько лет прожили душу в душу, примером для всех были, и вдруг такое!..
- Это не вдруг,- неприятно усмехнулась Катя,- это Жданов. Уж тебе ли это не знать, Кира?
Та недовольно поморщилась.
- Давай не будем об этом! К тому же, у вас с Андреем совсем другие отношения. Он тебя очень любит, Катя!
- Да,- горько кивнула она,- поэтому так плюнул мне в душу!
Дверь распахнулась и в кабинет ворвалась взволнованная Варя. Увидев Катю, ос-тановилась и посмотрела на неё умоляюще.
- Только не говори мне, что ты это сделала!
Катя только руками всплеснула, закатила глаза и отвернулась, так и не ответив.
- Она это сделала,- подтвердила Юлиана за неё, а Варя застыла, расстроено глядя на всех.
- Ты сменила фамилию?
- Да!- воскликнула Пушкарёва, окончательно выйдя из себя.- Да, сменила!  Я не хочу больше быть Ждановой, это не имеет смысла!
- А Андрей знает?
Кате стало немного не по себе, и она нервно пожала плечами.
- Узнает…
- Он тебя убьёт,- уверенно заявила Кира.
Катя подавила тяжёлый вздох.
- Не убьёт… Теперь он не имеет на это никакого права. Я теперь Пушкарёва.
И самой стало очень грустно и одиноко. Может, девочки правы и не стоило этого делать?
Теперь она даже не Жданова. Она сама лишила себя фамилии, которой гордилась столько лет. И сделала это не потому, что ей стало противно, а потому что посчи-тала, что их больше ничего не связывает. И продолжать носить его фамилию – глупо. Только давать Андрею призрачную надежду на примирение, которого не будет.
А так – она снова Пушкарёва и всё между ними ясно.

-------

Ей очень тяжело дался этот год. Она держалась из последних сил, старалась не показать всем, насколько ей на самом деле плохо.
Андрей буквально воткнул ей нож в спину, растоптал её своей изменой. Она дол-го не могла поверить в то, что это на самом деле случилось. Что он так просто разрушил всё то, что они создавали много лет. Их семью. Они ведь строили пла-ны, лелеяли своё счастье, мечтали о будущем. А потом…
Потом он всё это разрушил. Одним своим поступком.
И дело было не в его измене, не в этой модельке, которая позвонила ей, а потом подкараулила в гараже, чтобы рассказать всю правду.  Дело было совсем в другом.  В предательстве Жданова, подлом и коварном, совершенно случайном, отчего оно становилось ещё боле ужасным и болезненным. Он мимоходом, из-за своего со-мнительного удовольствия разрушил их семью.
А, вернувшись из Лондона, приехал домой, к ней – и обнимал, и целовал её, и го-ворил, что соскучился… и не мог дождаться ночи.  Лёг с ней в постель, в ИХ по-стель, и даже ни на минуту не застыдился. И всё продолжалось бы так, он про-должал бы врать (или он не считает это ложью?) и по сей день. Если бы всё слу-чайно не открылось.
Какой это был для него удар!
Она прекрасно помнила его взгляд, когда он просил у неё прощения. Перепуган-ный, почти безумный. А ведь поначалу у него хватило совести всё отрицать.  Он кричал, что это всё ложь и неправда, даже на колени встал, что окончательно убедило её в его виновности. Когда он на самом деле был не виноват, он вёл себя по-другому. Стучал кулаком по столу и настаивал на своём.
А тогда испугался и начал делать ошибки.
Она ничего ему не говорила, не упрекала, просто собрала его вещи и молча указа-ла на дверь.
Он долго не хотел уходить, пытался с ней поговорить и попытаться всё объяс-нить, но она была непреклонна. Даже смотреть на него не могла, вот до чего было противно. А когда он ушёл, разрыдалась, совершенно глупо и по-бабьи, выла в голос, уткнувшись лицом в подушку.  И любила его в тот момент, наверное, ещё сильнее. И это просто сводило с ума.
Все чувства тогда обострились, и ей казалось, что стоит ему ещё раз попросить прощения, и она простит. Наступит на свою гордость, переступит через себя и простит.
И она испугалась. Стало страшно, что вот так сильно она его любит, а он… предал её.  И опять предаст, когда поймёт, что она готова принять это, лишь бы с ним.
Решение о разводе пришло само и принесло много боли и страха, но казалось единственным спасением в тот момент. Отдалить его от себя и попытаться пере-жить предательство.  Как-нибудь выжить.
Очень долго пыталась объяснить Лизе, почему папа больше с ними жить не бу-дет. Подбирала слова, придумывала причины, Лиза молча выслушала её сбивчи-вые объяснения, а потом кивнула, заявив, что в её классе у половины детей роди-тели развелись. Катя ужаснулась. Ребёнок воспринял это намного спокойнее, чем она сама. Правильно ли она поступает? Может, стоило ради своей дочери сми-риться и перетерпеть?  Чтобы не ранить, не травмировать?
Но что самое странное – её никто не понимал. Даже родители простили Андрея очень быстро. Папа даже защищать его пытался! Смешно прямо!
Говорили, что в жизни бывает многое и надо уметь понять и простить.  Измену и предательство! Её родители, которые всю жизнь прожили душа в душу, говорили ей об этом!
А уж когда она объявила о разводе, вовсе перешли на сторону Андрея и теперь открыто его поддерживали и сочувствовали. Катя никак не могла этого понять.
И она уже всё решила.
Долго мучилась, было пролито много слёз, и никакие уговоры не помогали. Кое-как удавалось сохранить спокойствие на людях, держаться и принимать сочувст-венные улыбки. И скорее домой, запереться в ванной, чтобы, наконец, отвести душу и нарыдаться вволю.
Встречаться с ним на работе стало совсем невмоготу. Андрей приходил небритый, от него за версту несло алкоголем, и выглядел он совершенно ужасно. У неё сердце разрывалось на части, но она продолжала стоять на своём.
Пришлось перебираться в другой кабинет, и Варя уступила ей свой, а сама пере-ехала к мужу, в соседний. Теперь у Кати хотя бы убежище появилось, можно бы-ло запереться ото всех и придти в себя.
Со временем Жданов немного пришёл в себя, по-крайней мере, из запоя вышел. Но от этого их отношения лучше не стали, теперь всё свелось к банальной ругани. Старались сдержаться, общаться только по необходимости или вообще не общать-ся.
Пару раз он делал попытки помириться, приходил с цветами и покаянным видом, но Катя лишь гордо отворачивалась. И, в конце концов, он прекратил даже пы-таться.
А потом у него появилась женщина. Для Кати это был сильнейший удар. Она уз-нала об этом случайно, услышала разговор Андрея с Малиновским.  Вот так про-сто, он взял и завёл новый роман. Катя проплакала все выходные, даже появилась лихая мысль поехать к Андрею и выгнать из его квартиры эту вертихвостку, но конечно она этого не сделала. Гордость не позволила.
И именно за это, в отместку, решила сменить фамилию и опять стать Пушкарёвой, что и довела до конца. И теперь она даже не Жданова…
Хорошо ли это? Нет. Это плохо, очень плохо, но решение вычеркнуть из своей жизни Андрея Жданова принято, а отступать она не привыкла.
Сказка кончилась, и доспехи её принца потускнели и превратились в груду ме-таллолома.
Так ей и надо. Давно уже пора взрослеть и перестать смотреть на мир через розо-вые очки.

-------

Когда за подругами закрылась дверь, Катя облегчённо вздохнула. Эти разговоры сводили с ума, возвращали боль и неуверенность в себе.  Она опять начинала со-мневаться, страдать и скучать по нему.
Боже, как она скучала по нему! Особенно ночами.
Лежала без сна в пустой, холодной постели и тосковала по нему.  И опять хоте-лось выть и биться в истерике, и позвонить ему, и простить всё-всё-всё, лишь бы закончить эту пытку.  Но потом она вспоминала, что он-то сейчас не один, в его постели лежит другая женщина, которую он обнимает и целует. И в душе тут же поднималась волна ревности и негодования. ОН виноват во всём, а страдает ОНА. Почему так?
Девочки, конечно, её поддерживали. И женсовет, и Юлиана, и Кира с Варей. Особенно Кира, что Катю даже немного смущало. Но она понимала, что делает она это от чистого сердца, и все их разборки и недомолвки из-за Жданова  оста-лись далеко в прошлом.  Кира счастлива в браке с Минаевым, мама трёхгодовало-го мальчугана, и Андрей для неё теперь скорее брат, ведь они выросли вместе. Около года назад они с Никитой вернулись в Москву, насовсем, и с тех пор Катя с Кирой заметно сблизились. О прошлом никто не вспоминал, да и не любили в «Зималетто» вспоминать о прошлых ошибках и разочарованиях.
Только вперёд!
У всех появились семьи, все успокоились и осели на своих местах. Вот только Ка-тя с Андреем, на которых все, по сути, и равнялись и брали пример, расстались, и это вызвало просто бурю негодования и непонимания. Их пытались помирить, каждый придумывал свой оригинальный способ, но ничего не получалось.
У Юлианы с Сашей тоже родился ребёнок, долгожданный наследник, и Воропаев тут же попытался обуздать слишком резвый дух жены  и посадить её дома, нян-чить сына. Но куда там! Виноградова успевала буквально всё и везде, и дома и на работе.  Александр только руками разводил, и утихомирить её ему никак не уда-валось.
Малиновский тоже погряз в семейных заботах. Двое детей – это не шутка.  К тому же они с Варей постоянно куда-то переезжали, меняли квартиру на дом и обрат-но, делали ремонт и опять переезжали. Никак не могли найти жильё по вкусу. Любимой темы Ромы стало «а что вчера сделала дочка, и за что похвалили или поругали в школе Ваньку», об этом он мог говорить часами и с упоением. Все только удивлялись его непонятно откуда взявшейся домовитости.
Зорькины, к удивлению Кати, не развелись, а наоборот, жили душа в душу. Вики-на душа была потёмки, но видимо было в ней что-то такое, что смог рассмотреть только Коля. Характер у неё изменился мало, была всё так же насмешлива и язви-тельна, но при этом стала образцовой, почти сумасшедшей мамашей. Жили они весело и шумно, громко ругались и бурно мирились. Вика, не вспомнив о фигуре, родила Зорькину двоих детей и теперь летала над ними, зорким взглядом следя, что никому в голову не пришло обидеть её крошек.
В компании тоже всё было по-прежнему. Новые люди приходили редко и поэто-му обстановка было семейная, полное взаимопонимание. Все остепенились, у всех семьи – продолжаем спокойно работать.
Вот только развод главной пары «Зималетто» всех поразил и опечалил.  И на их примирение уже никто не надеялся.  Если только чудо случится.
Все ждали это чудо с нетерпением, но оно где-то задерживалось, а возможно и вообще в «Зималетто» не собиралось.
Катя ещё раз вздохнула, выдвинула нижний ящик стола и из-под кипы бумаги достала фотографию в рамке. Их семья. Несколько лет назад, в Испании. Лизе то-гда было пять лет, они отдыхали, были счастливы, улыбались…
Она не смогла заставить себя унести эту фотографию домой или выбросить.  Спрятала в ящик стола.
А на виду появилась другая, где они с Лизой вдвоём. Без него.
Ту, из стола, она доставала, чтобы вспомнить СВОЮ СЕМЬЮ. Иногда. Раз пятна-дцать в день.  На душе становилось пусто и неприятно, но она всё равно смотрела.
Катя провела пальцем по изображению Андрея, задумалась о чём-то, отчего в ду-ше появилось томление, и вздрогнула, когда дверь её кабинета без стука откры-лась.
Андрей. Он никогда не стучит…
Едва успела сунуть фотографию в стол и задвинула ящик. Подняла на него ледя-ной взгляд.
- Ты когда стучать научишься?
-И тебе доброе утро,- не очень вежливо отозвался он и сел на стул напротив неё. Недовольно вздохнул.
Катя из-под полуопущенных ресниц разглядывала его лицо, пыталась угадать его душевное состояние. Что с ним происходит? Переживает ли так же, как она или уже успокоился?
Андрей тоже смотрел на неё, боясь обнаружить в ней что-то новое, неизвестное, перемену, которая случилась с ней без него. Он боялся этого давно. Ведь её жизнь продолжается, без него продолжается.
- Мне утром Лиза звонила,- сказал он.
Катя холодно улыбнулась.
- Жаловалась?
- Кать, она очень хочет поехать.
- Мы это уже обсуждали. Она не едет.
- Что за бестолковое упрямство?- разозлился Жданов.-  Она же ребёнок! Неужели нельзя ей уступить?
- Ты что же думаешь, что я из вредности это делаю, что ли?- поразилась она.- Я просто пытаюсь научить её отвечать за свои слова и поступки! У нас был уговор, она исправляет тройки и едет на экскурсию. Она этого не сделала, значит, остаёт-ся дома. Вот и всё.
Андрей покачал головой.
- Иногда я просто поражаюсь твоей жёсткости. Так нельзя.
У неё неожиданно слёзы на глаза навернулись.
- Что ты говоришь? Ты считаешь меня жестокой матерью?
- Я сказал жёсткой.
- Да какая разница?- Катя вскочила и посмотрела обиженно и возмущённо.- Да как ты можешь?  Я, в отличие от тебя, пытаюсь научить ребёнка только хорошему, а ты!..
- А я?- Андрей тоже поднялся и зло посмотрел на неё.- Давай, договаривай! Я те-перь и в отцы твоей дочери не гожусь, да? Хочу тебя разочаровать, дорогая, с этим ты ничего сделать не сможешь!
- Ненавижу тебя!- выдохнула она ему в лицо, а потом швырнула  в него папкой.- Убирайся вон! Ты аморальный тип и негодяй!
Андрей едва сумел сдержать себя, метнулся к двери, но был остановлен её окри-ком.
- Забери документы!
Он медленно сосчитал про себя до десяти и только после этого обернулся. Про-тянул руку и почти выхватил у неё папку.
- Спасибо,- это прозвучало, как насмешка.
Вышел и шарахнул дверью о косяк. Шура за столом нервно вздрогнула и испу-ганно покосилась на него. Жданов улыбнулся, а её взгляд стал ещё более испу-ганным.
До своего кабинета летел, бросая хищные взгляды на сотрудников, которые от-ступали и вжимались в стены, при виде взбешённого президента. Такое его со-стояние теперь было не редкостью и наученные горьким опытом, все торопились скрыться с его глаз.
В кабинете со злостью швырнул папку, выданную ему Катей, в самый дальний угол, и чтобы отвести душу, и с упоением попинал кресло. Когда гнев ушёл, он устало опустился на это же кресло и закрыл глаза.
Когда же это прекратится-то? Ему бы хоть раз поговорить с ней спокойно, воз-можно тогда бы они поняли друг друга. Но никак не получалось.
Он достал из кармана пачку сигарет и закурил, нервно затягиваясь.
Да, он опять начал курить. Год назад.
Не курил почти десять лет и опять начал. Отчитываться ему теперь не перед кем было.
Пока курил, окончательно успокоился. Поднялся и подобрал папку. Кажется, да-же не помялась. Открыл и стал читать, пытаясь отвлечься от невесёлых мыслей.  Что-то странное бросилось в глаза, но мозг не успел зацепиться за странную де-таль. Он прочитал уже пять страниц, прежде чем понял. Взгляд метнулся вниз страницы, и он тупо уставился на подпись жены.
Екатерина Пушкарёва.
Что за чёрт?
Андрей проверил все страницы, везде одно и тоже. Екатерина Пушкарёва. Рука опять потянулась к пачке, но он её отдёрнул. Не до этого сейчас.
Неаккуратно собрал все листы и вышел из кабинета.

0

4

Глава 3.

Катя только что замаскировала следы слёз и убрала пудреницу обратно в сумоч-ку.  В горле продолжал стоять ком, и наружу рвались истерические, надрывные рыдания. Но она запретила себе плакать. Нельзя раскисать и поддаваться на его упрёки.
Дверь опять распахнулась, да с такой силой, что стукнулась о стену. Катя испу-ганно подняла глаза и почувствовала, как внутри всё сжимается от страха.  Жда-нов был не просто зол или в гневе, он был в бешенстве. Лицо белое, а глаза нали-лись кровью. Дышал тяжело и смотрел на неё, как на врага.
В два шага преодолел расстояние до её стола и швырнул документы почти ей в лицо.
- Это что такое?- крикнул он, пристально вглядываясь в её лицо.
Катя нервно сглотнула и стала суетливо собирать разлетевшиеся по столу листы. Она прекрасно поняла, что его так разозлило. Заметил…
- Андрей, успокойся!
- Я тебе вопрос задал, отвечай!
- Я не понимаю, почему ты так реагируешь...- голос предательски дрожал, и она боялась с ним встретиться взглядом.  Боялась, что не сдержится и разрыдается.
- А как я должен реагировать?- всё-таки заорал он.- Как я понимаю, тебе даже мою фамилию носить противно, я прав?
- Андрей…
- Что? Ты быстро додумалась до этого, а? Развода тебе показалось мало! Ты реши-ла огнём выжечь все воспоминания! А что дальше, Катя? Лизе ты тоже фамилию поменяешь?  Найдёшь ей нового папу? Положительного и идеального во всём, так что ли?
- Не трогай ребёнка!- в отчаянии воскликнула она, чтобы хоть что-то сказать. Все его слова тяжёлым камнем ложились на её душу, и ей стало трудно дышать.
Андрей перестал кричать и посмотрел на неё с большим сожалением, даже по-морщился немного.
- Знаешь в чём твоя проблема?- тихо спросил он.- Ты не умеешь прощать. Ты да-же саму себя простить не можешь. Просто не умеешь.
Ей стало очень обидно. Слёзы уже готовы были пролиться, не было сил их сдер-живать.
- Однажды я тебя простила, Жданов…
Андрей горько усмехнулся и покачал головой.
- Нет, Кать. Ты меня простила только потому, что сама себя виноватой чувствова-ла. Произвела взаимовыгодный обмен, своё прощение на моё. И если бы не твоя вина  перед самой собой, так и осталась бы ты со своей гордыней!
Слёзы потекли по щекам, от этого стало ещё хуже, стало стыдно, что не сдержа-лась и разревелась при нём, и она схватила со стола  статуэтку из папье-маше и запустила в него. Он увернулся. Вслед за статуэткой полетел степлер, какие-то папки…
- Убирайся отсюда!  Пошёл вон! Ненавижу тебя!
Андрей нетерпеливо отмахивался от пролетавших мимо предметов, но отступать не собирался.
- Я плохой, значит, да?  Конечно! Негодяй и подлец! Что ж ты замуж за меня вы-шла? Вышла бы за своего Мишеньку и жила бы с ним! В полной идеальности! Плесенью бы от тоски покрылась, но ничего, зато придраться было бы не к чему!
- Да при чём здесь Миша?!
- Ах, не при чём? Значит, кто-то ещё есть? Кто?
- Да пошёл ты к чёрту, Жданов! Сам-то ты!.. Чернила на свидетельстве о разводе высохнуть не успели, а ты уже новую бабу себе завёл! Истосковался по гулянкам? Сказал бы раньше, я бы тебя отпустила! Я никогда тебя не держала!
- Так вот в чём дело?- Андрей зловеще расхохотался.- Ты ревнуешь?
- Я не ревную!- в отчаянии крикнула Катя и даже ногой топнула.
- Тебя очень интересует, с кем я сплю? Что же ты раньше не сказала? Я вас с удо-вольствием познакомлю!
Катю как ножом по сердцу полоснули, слёзы опять навернулись на глаза, но отве-тить она не успела. В кабинет ворвался Малиновский, а из-за его спины выгляды-вала перепуганная Варя.
Рома схватил Жданова за руку и попытался вытащить его из кабинета, но тот со-противлялся и отталкивал его, неотрывно глядя на заплаканное лицо Кати.
- Андрей, пойдём!.. Да успокойся ты!
Рома с трудом вытолкал его за дверь, но Жданов постоянно оглядывался на ры-дающую Катю, которую успокаивала Варя. А жена вдруг вырвалась из её рук, подбежала к двери и швырнула ему вслед ещё одну папку и крикнула, прежде чем захлопнуть дверь:
- Я не ревную тебя, Жданов! И не надейся!
Андрей поймал летящую в него папку и отшвырнул в сторону. Муки совести уже давали о себе знать. Он смотрел на закрытую дверь и думал только о том, что за ней плачет его жена и виноват в этом он.
Не надо было всего этого говорить…
- Андрюх, ты чего, с ума сошёл? Что случилось?
Андрей с трудом сглотнул и помотал головой.
- Она фамилию сменила, Ром. Она теперь даже не Жданова…
Малиновский грустно кивнул.
- Да, мне Варя рассказала…
- И что я теперь должен делать? Притвориться, что ничего не происходит? Я так не могу…
Рома не ответил, просто не знал, что сказать, а Андрей махнул рукой и пошёл в свой кабинет.

-------

- Я знала, что будет скандал,- вздохнула Варя и протянула Кате стакан с водой.
Пушкарёва икнула и поднесла стакан к губам.  Её всю трясло, и зубы стучали о край стакана. В  другой ситуации сама бы рассмеялась, но сейчас ей было не до смеха.
- Он говорил мне такие ужасные вещи!..
Варя кивнула.
- Да, это весь офис слышал.
Катя в ужасе закрыла лицо руками.
- Господи, стыд-то какой…
- Ладно, успокойся! Ничего уже не изменишь, надо с достоинством выходить да-же из такой ситуации!
- Варя, какое достоинство?- опять заревела Катя.- Никакого достоинства  у меня уже не осталось!
- Не раскисай! Он же на самом деле так не думает, просто злится!
- Думает, думает!- уверенно кивнула Катя, и сделал большой глоток.- Он считает, что я жестокая и лицемерная, вот что он думает!
- Что за бред, Катя?
- Это не бред, к сожалению!
- Но ты же его любишь, Кать! И Андрей тебя любит! Неужели так трудно, просто поговорить и всё выяснить?
- Поздно уже… отношения выяснять. Нет никаких отношений.
Варя вздохнула и не согласно покачала головой.
- Никогда не поздно! Главное, захотеть. Ты хочешь?
Катя замерла и испуганно посмотрела на неё.
- Варя, о чём ты меня спрашиваешь? Ничего уже не вернуть. Как раньше уже не будет!
Малиновская пожала плечами.
-Возможно. Но ведь можно начать заново, разве нет?
Катя не ответила. Отвернулась к окну и стала смотреть на небо.
Варя посидела рядом с ней ещё немного, а когда поняла, что больше ей не нужна, поднялась и тихо вышла.

-------

Было одно место, где Андрей предпочитал зализывать свои раны. Катина камор-ка.
Он запирался там наедине с бутылкой виски и тихо ненавидел себя. Казнил, ру-гал и жалел.
Здесь когда-то всё началось, зародилось то чудо, которое сделало его таким сча-стливым. И кто знает, может именно здесь появилась Лизка… С этой каморкой связано столько воспоминаний!
Как-то очень неожиданно вся его налаженная и счастливая жизнь осталась в прошлом, а впереди что? Смутные и невесёлые перспективы. В лучшем случае он сопьётся быстрее, чем сдохнет от тоски без неё.  Весело, ничего не скажешь.
Ему бы только один шанс, последний, и он бы ей доказал, что больше никогда её не обманет.
Но она теперь даже не Жданова!
До сегодняшнего дня, несмотря ни на что, он считал её своей женой.  А теперь что? БЫВШАЯ ЖЕНА?
Это невозможно пережить!
А куда деть свою любовь, свою нежность, которую он не успел ей отдать? Как жить? Смотреть со стороны, как она живёт без него? Устраивает свою жизнь с другим?
Стоп, стоп! Куда это его занесло? С каким ещё другим? Да он скорее умрёт, чем увидит это!
Не будет этого никогда!
И то, что она сейчас рыдает… Андрей просто физически ощущал, как ей плохо и это сводило его с ума. Сердце и душа тянулись к ней, а мозг говорил, что нельзя. Не твоё уже…
Он бы сейчас пошёл к ней, обнял, успокоил. Посадил к себе на колени и стал укачивать, как маленькую, шептал что-нибудь на ушко. Он всегда раньше так де-лал, и она успокаивалась.
А теперь каждый страдает в одиночестве.
Разве это правильно?

Глава 4.

После скандала они не разговаривали почти неделю. Даже не здоровались. Обоим было плохо, но гордости было больше.
На экскурсию Лиза всё-таки поехала. Катя сама не знала, почему передумала.  Слова Андрея её задели, но не хотелось думать, что он прав.
Чтобы забыться, в очередной раз окунулась в работу. Так было легче пережить все неприятности. Встречи, переговоры, деловые ужины… Что угодно, лишь бы не думать!
- Да, мамуль, попроси папу забрать сегодня Лизу из школы, хорошо? А  вечером я заеду. У меня вечером встреча. Андрей? Я не собираюсь его спрашивать, позвони ему сама! Мама, не надо! Я не могу сейчас об этом думать!
Положила трубку и вздохнула. Бедные родители! Они ещё на что-то надеются!
Когда последние силы кончились, и глаза от чтения и компьютера заболели, она решила передохнуть и выпить чаю. А может сходить с девчонками пообедать? Отвлечься немного…
- Меня в компанию примите?- спросила она, приближаясь к женсоветчиц, соби-рающихся на обед у ресепшена.
- Катюш, конечно!
-Правильно, хватит работать!- Маша обняла её за плечи.- И вообще, тебе срочно необходим сеанс гадания!
- О нет!- взмолилась Катя.- Не хочу ничего знать! Я этого просто не переживу!
- А вдруг Амура нагадает тебе счастье?
Катя через силу улыбнулась и покачала головой.
- Ничего я не хочу! Только пообедать!
Двери лифта открылись за её спиной, и она обернулась, словно её кто-то в спину толкнул. Посмотрела на вышедшую из лифта девушку без всякого интереса. По-добные красотки модельной внешности ходили по «Зималетто» толпами и в этой не было ничего особенного.
Она вышла из лифта и с интересом огляделась, а потом обратила внимание на женсовет.
- Извините, вы мне не поможете?
Все обернулись и с любопытством посмотрели.
- Вы кого-то ищете?- спросила Катя.
- Да, мне нужен Андрей Жданов. Где его кабинет?
Повисло тяжёлое молчание, а Катя почувствовала, как заныло сердце. Женская интуиция тут же подсказала, кто эта девушка.  Женсоветчицы с сочувствием по-смотрели на неё, но всё же взяла себя в руки и она с трудом, но заставила себя за-говорить:
- Да, это в ту дверь, прямо по коридору, потом…
Старалась выглядеть невозмутимой, из последних сил старалась, но договорить не успела.
Открылась «та дверь» и вышел Андрей. Увидел её рядом с этой девушкой и спо-ткнулся. Замер и даже в лице изменился. Катя тоже замолчала,  и они стояли и смотрели друг на друга.
Девушка же, заметив Жданова, радостно бросилась к нему и повисла у него на шее.
- Андрюша, я к тебе!
Он с трудом расцепил её руки и отодвинулся.
- Что ты тут делаешь? – свистящим шёпотом спросил Жданов у Марго, продолжая постоянно коситься в сторону Кати.
- Ты забыл дома свой ежедневник, я решила тебе его привезти. Он ведь тебе ну-жен?- Марго извлекла из сумки блокнот в кожаном переплете, и протянула ему. Заметила недовольное лицо Андрея, приподнялась на цыпочки и чмокнула его в щёку.- Не дуйся! Я хотела, как лучше!
- Я же просил тебя никогда не приезжать сюда!
- Что ты так нервничаешь? Я сейчас уйду! Я тебе говорила, что у меня сегодня пробы?
Под Катиным обвиняющим взглядом ему хотелось умереть. Не везет, так не везёт!
- Иди! Ради Бога, иди куда хочешь!- и невежливо подтолкнул  её обратно к лиф-там.
Марго нахмурилась.
- Ты ведёшь себя странно, Андрюша. В чём дело?
- Дело в том, что ты не должна была сюда приходить!- не сдержался он,  впихнув её в подъехавший лифт.
Марго погрозила ему в ответ пальцем и улыбнулась, ни капли не обидевшись на его тон.
- Не будь таким!.. Я к ужину дома буду!- двери, наконец, закрылись, и её послед-ние слова он услышал уже изнутри.
Несколько секунд так и стоял, глядя на металлические двери, никак не мог заста-вить себя обернуться, боялся встретить Катин взгляд. Но дальше так стоять было глупо, он повернулся, и тут же на него хлынула волна осуждения женсовета. Но Андрею было не до них, его интересовала и волновала только жена.
Кати в живописной группе не оказалось, Андрей поискал её взглядом, но только заметил, как закрылась дверь, через которую он вышел несколько минут назад.
Не раздумывая, бросился за ней.
Катя почти бежала по коридору в сторону своего кабинета. Дальше стоять и смот-реть на то, как Андрей разговаривает с этой девушкой, она не могла. Слышать, как она называет его Андрюшей и говорит «у нас дома»…
У них дома!
Теперь её муж принадлежит другой женщине и у них СВОЙ дом. С ума сойти!
Андрей догнал её уже в кабинете, вбежал за ней, схватил за руку и развернул к себе.
- Катя, послушай меня!
Она вырывалась, не хотела смотреть на него, но Жданов продолжал её удержи-вать. Заметил полные слёз глаза, и у самого сердце болезненно сжалось.
- Отпусти!- Катя попыталась вывернуться, но он прижал её к стене, и двигаться она уже не могла.
- Кать, посмотри на меня!
Пушкарёва упрямо покачала головой.
Андрей прерывисто вздохнул, обнял её, пытаясь пресечь любую попытку вы-рваться, и уткнулся носом в её волосы. Вздохнул полной грудью их аромат и бла-женно закрыл глаза на секунду. Этот запах даже во сне его преследовал, так пахло только от неё. Ему всегда казалось, что так пахнет весна, с её лёгким ветерком, распускавшимися на деревьях почками и тёплым солнышком.
Его жена…
Секунда затянулась, он просто не мог отпустить её и отодвинуться. Так соскучил-ся…
Катя в какой-то момент перестала сопротивляться, руки вцепились в его плечи, но она быстро себя одёрнула и отпустила.  Просто стояла, положив голову ему на плечо, наслаждаясь его близостью и боясь, что это сейчас кончится. Пусть про-длится ещё минуту… а лучше две… подольше.
- Катька, мне так плохо без тебя.
Она явственно всхлипнула и закусила губу.
- Зачем ты меня мучаешь, а?- голос Андрея дрогнул.
- Это ты меня мучаешь… Ты делаешь, что хочешь, не думаешь обо мне.
- Что ты говоришь?
- Правду,- Катя всё же отодвинулась немного, но в глаза ему старалась не смот-реть.
- Она для меня ничего не значит, Катя. Честно.
Слеза всё-таки сорвалась с ресниц и покатилась по щеке, оставляя на ней мокрый след. Катя быстро смахнула её и рассердилась на себя за несдержанность.
- Вот это меня и пугает, Андрей. Как-то у тебя всё просто… Это ведь ничего для тебя не значит, поэтому можно об этом не задумываться, так?
Жданов окончательно отпустил её и покачал головой.
- Ты слишком серьёзно к этому относишься!- в его голосе проскользнуло раздра-жение.- Марго, она… не такая как ты, понимаешь?
Катя это очень заинтересовало.
- А какая я, Андрей?
Вот тут он разозлился.
- Ты опять начинаешь? Не переиначивай мои слова! Ты хоть раз можешь меня спокойно выслушать?
- А тебе всё ещё есть, что мне сказать?- удивилась Катя.- Я думала, что мы давно всё выяснили!
- Вот именно, что ты думала! Как всегда упёрлась и не свернёшь тебя! Ты ведь даже ни разу не спросила, почему тогда всё это случилось!
Она изумлённо посмотрела на него.
- А я должна была?! Я должна была поинтересоваться у тебя грязными подробно-стями?
- Мы должны поговорить!
- Хорошо,- решилась Катя,- давай поговорим!
Жданов очень растерялся. Замер в нелепой позе и посмотрел на жену в полном недоумении.
- Здесь? Сейчас?
- А почему нет?- пожала она плечами.- Давай поговорим. Как я понимаю, ты це-лую речь подготовил?  Знаешь, а мне даже интересно стало, почему ты с ней пе-респал! Что тебя не устраивало в наших отношениях?
Под таким напором он струсил. Катя смотрела на него такими глазами!.. Почти прожигала взглядом насквозь!
- Меня всё устраивало,- тихо и неуверенно проговорил он.
- Тогда что?- воскликнула она и развела руками.- Ради чего всё это было?
- Да ни ради чего!- в отчаянии выкрикнул Андрей.- Это ошибка была, понима-ешь? Ошибка!
- Ах, ошибка!  Как удобно! Сделать подлость, а потом списать всё на ошибку! Ты неисправим, Жданов!
Андрей схватился за голову.
За все эти чудовищные месяцы, он действительно придумал десятки речей, тыся-чи доводов, чтобы убедить её, но она никогда не хотела его слушать. А теперь, когда согласна выслушать… он потерялся, и все его слова ему самому казались глупыми. Да ещё её взгляд сводил с ума и сбивал с мысли.
Катя смотрела на его мытарства со смешанными чувствами. С одной стороны, она безумно на него злилась, за все те глупости, что он натворил, за то, что «просто ошибся»!  А с другой, его было очень жалко, ведь своё же, родное… Но простить всё равно не могла.
Она подошла к нему и, глядя куда-то за его плечо, тихо заговорила:
- Я тебе уже однажды сказала, что развелась с тобой не из-за того, что ты мне из-менил. Это я смогла бы простить! Ты меня предал. Ты врал мне в глаза!
Андрей покаянно кивнул.
- Казни меня, виноват.  Виноват, Кать. Я и так уже всего себя проклял! Но что я должен был сделать? Приехать домой, и рассказать тебе всё?
Катя почувствовала, как слёзы обиды опять наворачиваются на глаза. Еле заметно кивнула.
- Да, ты должен был это сделать, а не врать мне. Ты… Сколько ты провёл с ней дней, Андрей? Два-три? Это ведь была не просто измена! Ты жил с ней, там, в Лондоне. Ты спал с ней! А потом звонил домой и говорил мне, как скучаешь! Го-ворил с Лизой, как ни в чём не бывало!
- Это был просто секс.
Катя вздохнула.
- Мне уже всё равно… Ты даже не представляешь, что я чувствовала тогда! Мне жить не хотелось!
Андрею казалось, что он ни слова произнести не сможет. Горло словно сжала чья-то невидимая рука, и невозможно было ни дышать, ни говорить.
-Я не знаю… что мне сделать, чтобы ты меня простила. Но ты и Лиза – это все, что есть в моей жизни! Я живу ради вас, понимаешь? Кать, я так тебя люблю… я умру без тебя!
Слёзы текли по её щекам, и она отвернулась, чтобы он не видел.
- Катюш,- Андрей подошёл и обнял её сзади, уткнулся носом в шею и вырази-тельно засопел.
- Прекрати,- она вяло пыталась освободиться от его объятий, просто чтобы сохра-нить достоинство.
- Прости меня, прости,- как заклинание повторял Жданов, а губы уже ласкали её шею. Почти силой повернул к себе и нацелился на губы.
Катя смотрела на него испуганно и заворожено, даже не сопротивлялась.  Она уже не думала, что это когда-нибудь случится. Что когда-нибудь позволит ему себя поцеловать, и теперь не в силах была его оттолкнуть. Такой длинный и кош-марный год без него… А может переступить через свою гордость? И тогда уже се-годня он будет у НИХ дома, будет спать в ИХ постели и прекратятся эти ночные кошмары без него! Ведь это так просто! Всего одно слово – прощаю!
Андрей смотрел в эти полные слёз и муки глаза и ненавидел себя за то, что он причина её терзаний. Ведь он когда-то клялся, что будет защищать и оберегать, заботиться, а сам… Его жена. Самая красивая, самая любимая и самая лучшая. Как можно на кого-то её променять? Боялся спугнуть этот неожиданный шанс на примирение. Он так им нужен! И даже если не примирение, то хотя бы возмож-ность сблизиться после долгой и мучительной размолвки.
Уже готов был её поцеловать, и волновался так, словно это был их первый поце-луй. И она не оттолкнёт его, он знал. Их шанс!
Когда зазвонил телефон, Жданов замер и посмотрел в распахнувшиеся Катины глаза, не сдержался и чертыхнулся в голос.
Волшебство испарилось, и Катя поспешно отодвинулась от него, взгляд потуск-нел.
Андрей сокрушённо покачал головой.
- Не делай этого!..
Но она уже тянулась к телефону и между ними опять вырастала стена, Жданов чувствовал.
Он успел схватить трубку первым и невежливо гаркнул:
- Что надо?- а услышав голос бывшего родственника, окончательно вышел из се-бя.- Чёрт бы тебя побрал, Воропаев!
Катя с трудом сумела отобрать у него трубку.
- Саша? Да, здравствуй,- и недовольно покосилась в сторону злого Андрея.
- Здравствуй,- с насмешкой отозвался Александр.- Что у вас там происходит? Чего он так орёт?
- Ничего, всё в порядке.
- Я не вовремя, что ли?
- Я же сказала, что всё хорошо! Что ты хотел?
- Да собственно ничего особенного. Про ужин напомнить. Соловьёв вчера приле-тел и готов с тобой сегодня встретиться.
Катя потёрла переносицу.
- Да, я помню. Я непременно буду. Спасибо, что помог.
- Я? Да Соловьёв сам бы мне заплатил, лишь бы я вам свидание устроил!
- Что ты говоришь?- упрекнула она его и украдкой посмотрела на Андрея, кото-рый продолжал метаться по её кабинету.
- Ничего такого. Или у вас там со Ждановым опять амур-тужур?
- До свидания, Саша,- с нажимом проговорила Катя, услышала, как тот весело хо-хотнул, и повесила трубку.
Села за стол и бросила на Жданова смущённый взгляд. Как теперь себя вести?
- Чёрт бы его побрал,- опять сквозь зубы процедил Андрей и выжидательно по-смотрел на жену.- Кать…
Она нервно перебирала какие-то бумаги у себя на столе и старалась глаз на него не поднимать.
- Думаю, тебе лучше уйти.
Андрей всплеснул руками.
-Опять уйти! Катя!
- Андрей, я, правда, не могу больше разговаривать! У меня много дел! Мы с тобой потом… поговорим.
Жданов скептически усмехнулся.
- Не верится что-то!
Она не ответила.
Андрей подошёл к её столу, наклонился и несколько секунд  вглядывался в её лицо, а потом вздохнул.
- А счастье было так возможно…
Катя вскинула на него удивлённый взгляд, но он уже шёл к двери.  Вышел и ак-куратно прикрыл её за собой.
Катя расслабленно откинулась на спинку стула и закрыла глаза.
Он прав, счастье было так возможно!.. Уже сегодня!

0

5

Глава 5.

С Вадимом Соловьёвым она познакомилась пару месяцев назад на одной из пре-зентаций Юлианы. Он занимался производством и продажей швейной фурниту-ры, и знакомство с ним Катю очень заинтересовало.
Вадим оказался приятным молодым человеком, интересным собеседником и они с удовольствием поговорили тогда, на презентации. Потом была ещё пара слу-чайных встреч, потом неслучайных, когда они обговаривали возможное сотруд-ничество, и перед его отъездом они договорились, что в следующий его приезд в Москву встретятся и уже конкретно обсудят отдельные пункты договора.
Вадим был неженат, весьма привлекателен и Катя не раз ловила на себе его заин-тересованный взгляд. Но делала вид, что не замечает, а он никаких поползнове-ний в её сторону не делал, что Катю устраивало.
О том, чтобы завести роман, она и помыслить не могла. В душе, несмотря на всё случившееся, она была замужней женщиной, и ничего с этим поделать не могла, даже если бы захотела.
В сердце был Андрей, она страдала по нему и без него, и ни о каких романах не помышляла.
То, что Вадим заинтересовался ею, даже не льстило, а наоборот, лишь мешало ра-ботать.
В тот вечер они встретились в модном ресторане, встретились почти как старые друзья. Вадим даже поинтересовался, как у Лизы дела в школе. Они спокойно по-ужинали, поделились интересными новостями, а уже после этого перешли к об-суждению контракта.
Всё было мило и спокойно.
После ресторана Вадим предложил прогуляться, но Катя отказалась, сославшись на то, что ещё дочку от родителей забирать. Соловьев с пониманием покивал, и повёз её домой.
- Я рад, что мы вот так встретились. Чудесный вечер.
Катя кивнула.
- Да, мне тоже понравилось. Значит, я завтра жду тебя в офисе, познакомлю со всеми, и будем готовить контракт.
- Отлично. «Зималетто» очень выгодный партнёр.
Пушкарёва улыбнулась.
- Мы стараемся!
Когда он повёз её к подъезду, и она хотела с ним попрощаться и выйти из маши-ны, он вышел вместе с ней.
- Может, поужинаем завтра?
- Завтра?- растерялась Катя.
Вадим пожал плечами и улыбнулся.
- Чудные вечера должны повторяться, как можно чаще, разве нет?
Катя не знала, что ему ответить.
Он видимо понял, почему она засомневалась, и опять улыбнулся.
- Катюш, ничего такого. Просто ужин. Мне приятно с тобой общаться, вот и всё.
Катя всё равно замялась.
- Я не знаю, Вадим… Зависит от моей занятости. Давай завтра об этом поговорим, хорошо?
Соловьёв кивнул.
-Конечно, раз тебе так удобно,- он взял её руку и поднёс к губам.- Я буду ждать.
Катя смутилась, но вдруг затылком почувствовала чёй-то тяжёлый, неприятный взгляд. Обернулась, никого не увидела,  и тогда её взгляд метнулся наверх, к ок-нам квартиры родителей. И к своему ужасу заметила тёмный силуэт в проёме ку-хонного окна.
И это был не отец, это был Андрей! Стоял и наблюдал за ней с Вадимом!
Она испуганно выдернула свою руку из ладони Вадима и по-детски спрятала её за спину.
Соловьёв удивлённо посмотрел на неё.
- В чём дело?
Катя покачала головой.
- Ни в чём,- прозвучало фальшиво.
Он тоже посмотрел наверх, заметил человека в окне.
- Кто это?
Скрывать было глупо, и она ответила:
- Муж.
Вадим немного замялся, потом неуверенно проговорил:
- Ты же говорила, что вы в разводе.
Она кивнула.
- Да, уже год… Он, наверное, дочку привёз.
Взгляд Вадима стал пронзительным.
- Понятно… Вторая попытка?
Кате его тон не понравился, но от грубости она удержалась, лишь головой пока-чала.
- Нет,- но уверенности ей явно не хватало.
Вадим с сожалением посмотрел на неё, а потом улыбнулся.
- Значит, ужин в силе?
Катя удивилась, а потом слегка пожала плечами.
- Почему нет?.. Но только завтра договоримся, хорошо?
- Конечно.
Они попрощались, Соловьёв больше не делал попыток схватить её за руку и по-целовать, просто улыбнулся, сел в машину и уехал.
Катя вздохнула с облегчением, потом бросила испуганный взгляд на окно. Анд-рея не было. Но это её не успокоило, скорее наоборот.
Жданов стоял в подъезде у окна и курил.  Катя знала, что у него опять появилась эта вредная привычка, что её очень расстраивало, но поделать с этим она ничего не могла.  Не имела права теперь ему что-либо говорить.
Услышав её шаги, он щелчком отправил сигарету за окно, в форточку, обернулся и Катю покоробил его взгляд. Андрей смотрел на неё зло, насмешливо и в то же время обвиняюще.
- Я смотрю, ты неплохо проводишь время.
Пушкарёва вздохнула.
- Что ты выдумываешь? Это деловой партнёр.
- Не помню, чтобы деловые партнёры мне руки целовали! Что ты такое ему пред-ложила?
Она разозлилась.
- Пошёл ты к чёрту, Жданов!- хотела пройти мимо, но он не позволил. Встал у неё на пути и посмотрел прямо в глаза.
- Кто он?
- Я же сказала,- каменным голосом проговорила Катя.- Деловой партнёр. Он за-нимается фурнитурой. Наше с ним сотрудничество будет очень выгодным!
- А кто сказал, что оно будет?- нехорошо усмехнулся Андрей.- Пока ещё я прези-дент и решать буду я!
Катя вспыхнула от злости.
- Вот в этом ты весь! Из-за своей дурацкой ревности готов забыть обо всём! Этот контракт будет очень выгоден для «Зималетто»!
- Ничего, переживём. Может и выгоден, но не жизненно необходим, правда?
- Какой же ты!..- она даже не сдержалась и стукнула его по плечу.- Уйди с доро-ги!
Андрей продолжал стоять. Смотрел на неё и место сумасшедшей ревности, кото-рую он почувствовал, когда увидел её с другим мужчиной, начало занимать же-лание, такое сумасшедшее и безумное. Так всегда было, когда он видел, как она злится. Как сверкают глаза, и даже цвет у них меняется, они становятся тёмными, почти чёрными. Как на щеках вспыхивает лихорадочный румянец, а движения становятся стремительными и порывистыми. В такие моменты, она становилась невероятно хороша! И не удивительно, что за все годы брака, у них не было ни одной серьёзной ссоры, которая бы затягивалась надолго. Ссоры просто не дожи-вали до вечера. Андрей всегда хватал её в охапку, вот такую разгневанную и пре-красную, и тащил в спальню.  И уже там доказывал свою правоту. Правда, не все-гда выходил победителем, но это было уже неважно.
И сейчас он отдал бы всё на свете, лишь бы иметь возможность поступить именно так, но всё было против него.
Катя сразу поняла, в каком направлении пошли его мысли, слишком знакомо ей было это выражение его глаз. Всё внутри сладостно заныло, но она на всякий случай отступила на шаг назад.
Брови Жданова взлетели вверх, и он насмешливо посмотрел на неё.
- В чём дело, милая? Ты меня боишься?
- Вот ещё,- фыркнула она.
- Тогда что?- он сделал шаг к ней, она  опять отступила и вдруг упёрлась в стену. На лице отразилась растерянность, и даже страх. Андрея это позабавило. То, что она так нервничала, казалось ему смешным, но при этом наводило на определён-ные мысли, довольно приятные. Волнуется…
- Андрей, прекрати,- попросила Катя.
- В чём дело? Ты так себя ведёшь, словно, я тебе никто. А ты, между прочим, моя жена!
- Бывшая,- воспротивилась она.
Жданов поморщился.
- Это детали.
- Если ты подойдёшь ко мне ещё хоть на шаг – я закричу,- решила предупредить его Пушкарёва, но Андрей лишь многозначительно хмыкнул.
- Ну, если ты не боишься насмешить весь подъезд… И учти, мне придётся расска-зать всем о реальной причине твоего крика!
Катя нахмурилась, а потом покраснела, когда поняла, что он имеет в виду.
Андрей выдал улыбку победителя, и смело шагнул к ней. Руки скользнули под её расстёгнутый плащ, легли на ягодицы, и он прижал её к себе.
Вся решимость бороться из Кати тут же ушла, она закусила губу и закрыла глаза, позволяя ему делать с собой всё, что заблагорассудится.
У Андрея даже руки задрожали, когда он это понял. Не смог скрыть облегчённой улыбки и наклонился, чтобы её поцеловать. И какое счастье, что в подъездах нет телефонов!
Руки скользили по её телу, медленно, чувственно, вспоминая каждый изгиб и уз-навая заново.  Он осторожно, боясь, что она оттолкнёт, прикоснулся губами к её губам. Она не оттолкнула, но и не ответила. Просто стояла, вся сжавшись, и при-нимала его поцелуи и ласки.
Андрея это немного разозлило. Он оторвался от её губ и посмотрел разочаровано. Катя открыла глаза и подняла на него смущённый и смятённый взгляд. Жданов с трудом сдержал тяжёлый вздох и решил попробовать ещё раз. Опять поцеловал её, но она так и не шелохнулась. Он руками прикоснулся к её лицу и посмотрел ей в глаза.
- Открой рот.
Катя упрямо мотнула головой, чем неожиданно его рассмешила.
- Катька, это глупо!
Она не ответила, попыталась отодвинуться, но он не позволил. А потом вдруг большим пальцем надавил на её подбородок, заставляя её открыть рот, и тут же воспользовался её замешательством, практически впившись поцелуем в её губы, а язык скользнул внутрь.
Катя протестующе замычала, засопротивлялась, но Жданов прижал её к стене, уг-лубил поцелуй, и она, в конце концов, сдалась. Расслабленно вздохнула, а руки потянулись вверх и обняли его за шею.
Они целовались с упоением, никак не могли оторваться друг от друга, и Андрей даже застонал в какой-то момент. Где тут спальня, чёрт побери?
Внизу хлопнула подъездная дверь, послышались чьи-то голоса, захлопали двери этажом ниже, и волшебный мирок опять рухнул.
Стояли, прижавшись друг к другу, и тяжело дышали. Когда подъездная суета прекратилась, Андрей открыл глаза и тихо хохотнул:
- Мы с тобой ведём себя, как школьники, смешно прямо! Целуемся по подъез-дам!.. А мне тебя ещё и уламывать приходиться!
Катя вздохнула и отодвинулась.
- Отпусти меня, Жданов! Это действительно глупо!
Андрей не стал её больше удерживать, сейчас это было бессмысленно.
Катя стала быстро подниматься по лестнице, но он всё же нагнал её на верхней ступеньке, и в квартиру они вошли вместе, при чём Жданов всё время норовил обнять её за талию.
В прихожей их встретил жующий Зорькин, а вокруг него носился его старший сын, изображая самолёт.
- Вы чего так долго?- возмущённо спросил Коля.- Я ждать замучился!
- Разговаривали,- ответила Катя, стараясь не встретиться с другом взглядом.
Коля покивал с умным видом, потом посмотрел на Андрея, и как ни в чём не бы-вало, заявил:
- Здорово. Жданову идёт твоя помада,- и пошёл на кухню, увлекая за собой ре-бёнка.
Катя покраснела и испуганно обернулась к бывшему мужу, а тот уже вытирал гу-бы, и смущённым не выглядел, даже улыбался.
Катя только головой покачала, глядя на его довольное лицо.
- Какой же ты всё-таки!..
Хотела отойти от него, но он вовремя успел схватить её за талию и прижал к себе. Наклонился к её уху и страстно зашептал:
- Сознайся, ты всё ещё меня любишь!
Катя мстительно усмехнулась и острым каблучком наступила ему на ногу. Анд-рей болезненно охнул и отпустил её.
- Не надейся!- и крикнула в глубину квартиры.- Лиза, иди быстрее! Папа уезжает!
Андрей вздохнул.
- Ты ко мне несправедлива! Ведь сама же сегодня ночью не уснёшь! Кать…
Ей стало жарко, но в этот момент из комнаты выбежала Лиза и бросилась к Анд-рею, который легко подхватил её на руки. Катя вздохнула с облегчением, что не пришлось ему отвечать.
- Пап, тебе, правда, уже пора?
- Да, принцесса. А завтра я заберу тебя из школы, договорились?
Лиза кивнула.
- Хорошо. Можешь сделать это пораньше. Очень-очень пораньше!
- Лиза!- Катя погрозила ей пальцем, а дочка в ответ лишь расстроено вздохнула.
Андрей улыбнулся и поцеловал её в щёку.
- Как же ты не любишь учиться! Этим ты явно пошла не в маму!
- Мне скучно!
- Да,- кивнула Катя,- зато тройки получать – это весело!
- Не приставай к ребёнку,- отмахнулся Андрей.- Она исправится, правда, сол-нышко?
Лиза с готовностью кивнула, а потом засмеялась.
Катя постаралась сохранить серьёзность, чтобы произвести на дочь должное впе-чатление, но улыбки не сдержала.
В дверях Андрей обернулся и посмотрел на Катю, видимо ещё надеясь, что она передумает. Но это же была Катя Пушкарёва!
Нет, конечно, если бы они сейчас были одни, без толпы родственников вокруг, он бы смог её уговорить, а так…
Но это только начало! Теперь уж он не отступится!
Сегодня он понял, что у них ещё есть шанс и вполне реальный, и упустить его он не может. Не простит себе этого никогда…

Глава 6.

Настроение с утра было превосходным, и Андрей ничего не мог поделать со сча-стливой улыбкой, которая постоянно появлялась у него на лице. Пытался её спрятать,  даже хмурился специально, но ничего не получалось.
Их вчерашний поцелуй вернул его на девять лет назад. И волнение, и трепет, и даже Катино смущение, неизвестно откуда взявшееся после почти десяти лет со-вместной жизни.  И в душе опять ожила надежда на счастливое будущее, а то ведь ещё несколько дней назад жить не хотелось!
Даже Марго вчера заметила, что настроение у него резко переменилось. Ещё бы!  Он ходил и не знал, куда деваться от переполнявших его волнительных чувств. И к Марго старался не приближаться, боялся, что она прикоснётся к нему и вол-шебство «первого поцелуя» уйдёт. Всё-таки он прекратит их нелепые отношения. Марго возражать и устраивать истерики не станет, не  те у них взаимоотношения.  Он снимет ей квартиру, оплатит на год вперёд и – прости-прощай! И Катя по это-му поводу нервничать перестанет, а то вчера даже плакала!
Все эти мысли крутились в голове, от них становилось спокойно – решение при-нято! Он вернёт себе любимую жену во чтобы-то ни стало!
Утром, не заходя в свой кабинет, он отправился к ней. Сотрудники, попадавшиеся ему  на пути, здоровались и странно на него косились. Он поначалу никак не мог понять почему, а потом догадался.  Он улыбался.
Да, давно никто не видел президента в хорошем настроении!..
Так повода не было!
Кати на месте не оказалось. Андрей посидел в её кабинете, ждал её, но она явно опаздывала. Даже домой позвонил, но там никого не оказалось, включился авто-ответчик.
- Да где же она?- пробормотал он себе под нос и уже хотел позвонить ей на мо-бильный, но передумал. А вдруг это её спугнёт? А сейчас надо быть очень осто-рожным!
Когда в кабинет заглянул Малиновский, Андрей поспешил снять ноги со стола, (Катя этого страсть, как не любила!), но когда понял, что это не жена, разочаро-ванно вздохнул.
- Ты чего здесь сидишь?- удивилась Рома.- Маша тебя уже обыскалась!
- Катьку жду,- недовольно отозвался Жданов и опять закинул ноги на стол.
- Так она к одиннадцати будет, так и будешь сидеть?
Андрей удивлённо посмотрел на друга.
- К одиннадцати? Почему? То есть, откуда ты знаешь?
- А она Варе звонила утром,- пожал плечами Малиновский.- Дела у неё какие-то, а потом собрание будет. Ты не в курсе, что ли?
Андрей почувствовал всёвозрастающее раздражение, со стуком скинул ноги со стола и выпрямился.
- А кто я такой, чтобы мне обо всём докладывали?
- Жданов, какой-то ты сегодня странный,- покачал Рома головой.- С утра ругать-ся пришёл?
- Не ругаться, а мириться. Кстати, Ромка, можешь меня поздравить, я собираюсь жениться!
Малиновский неприлично вытаращил на него глаза.
- Андрюха, ты в своём уме? Ты собираешься жениться на этой актрисульке?
- Это ты не в своём уме, Малиновский! Я собираюсь жениться на совсем другой женщине, на Екатерине Пушкарёвой. Знаешь такую?
Рома с шумом выдохнул.
- Я чуть замертво не упал! А насчёт Екатерины Пушкарёвой, что-то действитель-но знакомое. Кажется, мы это уже проходили,- но потом ему надоело дурачиться, и он с надеждой поинтересовался.- Вы помирились?
Андрей неопределённо помахал рукой в воздухе.
- Пока нет, но всё к этому идёт!
- Слава Богу! А тона вас уже и смотреть больно!
Жданов самоуверенно улыбнулся.
- Она ко мне вернётся, она сама этого хочет, я чувствую! Так что, Ромка,- Андрей хлопнул в ладоши и потёр их,- у меня опять будет жена!
- Это хорошо,- кивнул Малиновский.- Только ей не забудь об этом сообщить!
- Я не понял, что за сомнение? Ты не веришь в мои силы?
- Я? Да упаси Господь!
- Вот и не вноси смуту!
Катя появилась даже позже одиннадцати. Андрей к этому времени совсем извёлся и начал потихоньку звереть. Метался по своему кабинету, а потом вышел на охоту по помещениям «Зималетто», вылавливая неугодных.
- Андрей, успокойся, она сейчас появится,- Варя протянула ему чашку с чаем, но он лишь головой мотнул, отказываясь.- Она же совещание наметила, значит, сей-час будет!
- Вот где можно быть всё утро, объясни мне!
Варя пожала плечами.
- да мало ли где! Может, она в больницу пошла?
Жданов замер и испуганно посмотрел на жену друга.
- Ты наговори мне ещё!
- Я имела в виду стоматолога!
Андрея это заявление просто вывело из себя.
- Варя, когда идут к стоматологу, во-первых, предупреждают, а во-вторых, не со-бирают потом совещания!
- Всё, успокойся! Сейчас она придёт.
И она пришла, правда, не одна, а в компании.
Андрей как раз выбежал  из мастерской Милко, воинственный клич которого нёсся ему вслед и Жданов всерьёз опасался, что ему вслед полетят ножницы.  Зря он, конечно, в таком настроении сунулся к «вЕликому и гЕниальному», но куда-то своё плохое настроение надо было выплеснуть?
Вылетел  из мастерской и к своей радости услышал Катин смех. Вдохнул полной грудью, наконец, и поспешил на её голос.
Катя была в баре, а рядом с ней тот самый «деловой партнёр», который ей вчера руки целовал.  Андрей сразу его узнал.
Они только что подошли к бару и видимо собирались сделать заказ.  Он говорил ей что-то, наклонившись ближе к её уху, а Катя смеялась. Но больше всего Анд-рея разозлило то, что рука этого парня лежала на её талии.  Ничего особенного, чисто дружеский жест, но Андрея это всё равно взбесило.
Кто он такой, чтобы приходить в его компанию, можно сказать, в его дом, и у всех на глазах лапать его жену?
Катя заметила его и обеспокоено нахмурилась, наблюдая за его приближением. Вадим тоже обернулся и проследил за её взглядом, пытаясь понять, что её так обеспокоило.
Пушкарёва не знала, что делать, видела, что Андрей навзводе и боялась того, что он может сделать. Но остановить Жданова практически невозможно!
Андрей подошёл и смерил их тяжёлым взглядом. Катя сделала попытку улыб-нуться, чтобы как-то сгладить ситуацию, как можно спокойнее представить Ва-дима Андрею, но Соловьёв её опередил.
Протянул руку для рукопожатия и сказал:
- Вадим Соловьёв, а вы, как я понимаю…
- Руку от моей жены убери,- в голосе Андрея звучала открытая угроза.
На несколько секунд повисло напряжённое молчание, а потом Катя вполголоса взмолилась:
- Андрей, я тебя прошу!..
Но Жданов смотрел только на соперника.
- Ты не слышал, что ли? Руку убери!
Вадим вздохнул, но руку убрал.
Катя не знала, куда деться от стыда, схватила мужа за лацкан пиджака и зашипе-ла:
- Ты что творишь? Как ты себя ведёшь?
Он сбросил её руку.
- Нормально я себя веду! Лучше ты мне объясни, где ты гуляла всё утро! Да как я понимаю – не одна!
- Прекрати ради Бога!
Андрей опять посмотрел на соперника, убийственный взгляд, а потом развернул-ся и пошёл прочь.
Катя смотрела ему вслед и не знала, что делать. Хотела побежать за ним, объяс-нить, но вспомнила про Вадима и осталась.
- Это и есть Жданов, как понимаю?
Она обернулась и смущённо посмотрела на него.
- Извини, он иногда… бывает не сдержан.
- Да ничего. Я бы такую жену тоже ревновал.
Катя бросила на него странный взгляд, но ей сейчас было не до его признаний, она переживала из-за Андрея.
- Пойдём, я провожу тебя в конференц-зал. Скоро начнём.

-------

Андрей вошёл в конференц-зал и понял, что поторопился. Почти все уже собра-лись, и Малиновские, и Зорькин, даже Урядов уже был здесь. И теперь все смот-рели на него, а он ещё в себя придти не успел. Лицо белое, глаза злые, руки сжа-ты в кулаки.
Жданов обвёл всех тяжёлым взглядом, а потом молча прошёл и сел на своё место. Взял в руки папку с документами.
В конференц-зале царило полное молчание, все настороженно смотрели на него.  Андрей из последних сил терпел эти взгляды.
- Катя пришла?- всё-таки спросила Варя.
Андрей медленно сосчитал про себя до десяти, потом кивнул.
- Опять поцапались,- безнадёжно вздохнул Зорькин.
Жданова аж подбросило. Он поднял на него бешеный взгляд и заорал:
- Я с ней не ругался! Вот сейчас она придёт, и спроси  у неё, где она гуляла всё утро и с кем!
Все удивлённо переглянулись, но тут дверь открылась и появилась Катя, а следом за ней вошёл молодой человек. Варя незаметно ткнула мужа локтем в бок, но тот только плечами пожал.
- Всем добрый день! Знакомьтесь, это Вадим Соловьёв. Я уже рассказывала о его компании по производству фурнитуры…- И посмотрела на Андрея.
Он делал вид, что читает документы, и глаз ни на кого не поднимал.  Но по его напряжённой спине, она поняла, что едва сдерживается и взорваться может в лю-бой момент.
Села, не спуская с него настороженного взгляда, и почти не слышала, что говорил Вадим, рассказывая о своей компании.
Жданов оторвался от своих бумаг и кинул быстрый взгляд в её сторону. Встретил Катин взгляд и постарался его удержать. Хотел понять, что с ней происходит. По-чему она с этим парнем?!
Катя его взгляд не выдержала и глаза опустила.
Напряжение витавшее между ними ощущали все и от этого чувствовали себя не-ловко. Совещание шло ни шатко-ни валко, говорил в основном Соловьёв, только иногда Варя с Зорькиным задавали ему вопросы. Остальные молчали, только пе-реглядывались.
Катя никак не могла унять волнение, под взглядом мужа внутри всё тряслось и не помогало ничего – ни уговоры, ни аутотренинг, которым она мучила себя весь год. Она ведь себе целую систему, кучу правил в поведении с ним себе придума-ла. Тысячи раз твердила себе, что она должна ему говорить, как смотреть и как себя вести. Ничего не помогало. Стоило его увидеть и всё шло не так.
После вчерашнего поцелуя у неё в душе всё перевернулось. И как он и говорил, она не спала всю ночь, все вспоминала его губы и руки на своём теле, и его глаза, и конечно ругала себя, что выгнала, и тут же одёргивала и приказывала забыть.  Но она же позволила ему себя поцеловать и отвечала со всей страстью, которая накопилась в ней за этот год! И Андрей это почувствовал. Именно поэтому так и отреагировал на появление Вадима. Видимо, рассчитывал, что после вчерашне-го…
Неужели на самом деле рассчитывал?
Кто-то осторожно тронул её за плечо, она очнулась от своих мыслей и поверну-лась к Варе.
- Катя, господин Соловьёв уходит.
Пушкарёва непонимающе нахмурилась и посмотрела на Вадима. Тот уже успел подняться и теперь смотрел на неё выжидательно.
Катя стряхнула с себя оцепенение, улыбнулась и тоже поднялась.
-  Я тебя провожу.
Андрей хмыкнул, но на неё не посмотрел.
- Ты хоть слово слышала из того, что я говорил?- спросил Вадим, когда они вы-шли из зала.
- Конечно,- спокойно ответила Катя.
- Неправда,- улыбнулся он, правда, совершенно не обидевшись.
- Вадим, не надо. У меня свои проблемы, не надо тебе в них вмешиваться и ду-мать об этом.
Соловьёв вздохнул.
- Извини, я не собираюсь вмешиваться. А ужин? Он отменяется? Ты согласна по-ужинать со мной?
Катя закусила губу и задумалась, а потом неожиданно кивнула. Но не потому, что ей очень хотелось ещё раз поужинать с ним. Она просто испугалась, что если от-кажется, то Андрей устроит ей разборки и решит продолжить это вечером. А так… есть возможность этого избежать.
Вадим заметно обрадовался.
- Отлично. Тогда до вечера? Я за тобой заеду.
- Не надо, я сама приеду.
Они попрощались, и Катя вернулась в конференц-зал. Андрей встретил её ледя-ным взглядом, а потом сказал, обращаясь неизвестно к кому:
- Вот мало мне было её кулинара! Так она себе пришивателя пуговиц нашла!
Рома зашёлся в судорожном кашле, а Варя укоризненно посмотрела на него.
Катя вздохнула.
- Прекрати, ты ведёшь себя глупо.
- Как всегда впрочем, да?
- Именно.
Она собрала со стола свои документы, взяла сумку и пошла к выходу.
- Ты куда?- встрепенулся Андрей.
- Работать, и тебе советую.
Он проводил её тяжёлым взглядом, но она не обернулась. Вышла, гордая и неза-висимая, и Андрей едва сдержался, чтобы не бросится за ней.
- Да, ревность не красит человека,- вздохнула Варя и поднялась.
Жданов посмотрел на неё, но ничего не сказал.
Что сказать?
Да, он ревнует, но это же его жена!

0

6

Глава 7.

Катя пожалела, что согласилась на ужин с Вадимом ещё прежде, чем приехала в ресторан.  Ей ничего не хотелось, ни о чём не думалось, кроме Андрея и их с ним отношений и проблем. Но отказываться было уже поздно, да и неудобно.
Весь день она старательно избегала встреч со Ждановым, даже дверь  кабинета заперла, но он видимо, и сам не горел желанием с ней встречаться, иначе уже давно бы пришёл и устроил допрос с пристрастием. Но он не пришёл.
Когда пришла пора уходить с работы, она как бы между делом поинтересовалась у Маши, где её непосредственный начальник. Всё это время она нервно огляды-валась, боясь встретиться с ним. Боялась, что он потребует ответа, куда это она собралась?
И что она скажет? Ужинать с другим мужчиной?
И ведь никогда она не докажет Андрею, что это не свидание!
Но это ведь, правда, не свидание!  Просто ужин…
Так ведь бывает, когда мужчина и женщина просто дружат. Вот, например, они с Зорькиным!
Господи, что за глупости в голову лезут?
Оказалось, что беспокоилась она зря, и Андрей уехал ещё несколько часов назад. Куда не сказал.
В голове опять закружились ненужные мысли, даже ревность голову свою дур-ную подняла, но потом Катя вспомнила, что Андрей сегодня обещал забрать Лизу из школы. Это успокоило ревность, но не душевные терзания.
Никогда она видно не успокоится и не переживёт их развод.  Так и будет всю ос-тавшуюся жизнь мучиться, страдать и ревность. Завидная перспектива, ничего не скажешь!
И вот теперь сидит в ресторане, рядом, можно сказать, шикарный мужчина, а она думает о бывшем муже. Улыбается вежливо, что-то отвечает, но сердце и мысли далеко отсюда.
- Ну что, Катюш, давай отпразднуем контракт?
Она слегка улыбнулась.
- Контракт ещё не подписан, Вадим.
- А, по-моему, всё прошло хорошо.  Или думаешь, что Жданов откажется?
При упоминании имени мужа, Катя вздрогнула и нервно оглянулась. На всякий случай.
- Я не знаю… Не думаю. Он прекрасно понимает, что нам  это выгодно.
- Понимает?- Соловьёв иронично изогнул бровь.- А мне кажется, что только рев-нует.
Катя немного покраснела.
- Андрей излишне импульсивен, зачастую несдержан, но такой уж он.
- Ты его всё ещё любишь, да?- неожиданно спросил он, причём, абсолютно спо-койным тоном. А Катя замерла на мгновение и вскинула на него смятённый взгляд. Соловьёв заметил её реакцию и поспешил исправить ситуацию. Легко улыбнулся.- Прости, я не должен был спрашивать. Не отвечай.
Катя опустила глаза в тарелку и начала вяло ковырять вилкой салат, а потом всё-таки сказала:
- У нас сложные отношения. Сейчас.
- Вы ведь долго вместе были?- его интерес казался Кате неуместным, да и невеж-ливым, но как ему об этом сказать, она не знала.
Кивнула.
- Да, 9 лет почти.
- Долго,- хмыкнул Соловьёв.- Знаешь, я, наверное, поэтому так и не женился. Вот так живёшь, живёшь, а потом какая-нибудь нелепая ситуация – и всё рушится. И надо начинать жизнь сначала.
У Кати спазм сдавил горло, и она схватила бокал с вином, поднесла к губам, что-бы не заметил её реакцию, и как затряслись губы.
- Тебе сейчас трудно,- продолжал он.- Да ещё работаете вместе… Не думала уй-ти?
Её изумление было настолько искренним и ярко-выраженным, что он замер и попытался понять, что он такого сказал, что она так отреагировала.
- Уйти из «Зималетто»?- проговорила Катя почти шёпотом, а потом нервно усмех-нулась.- Нет, что ты! Я не смогу! Эта компания – мой дом, вторая семья, будущее моей дочери!.. Как я могу?
- Но возможно так тебе было бы легче начать всё сначала.
Да не хочу я начинать сначала, воскликнула она, правда мысленно. Вернуть хочу, а начинать сначала – нет!
Но вслух ничего не сказала, только головой покачала и опять уткнулась в свою тарелку.
Вадим внимательно наблюдал за ней, но она глаз на него не поднимала, и он по-давил вздох.
- Извини, я больше не буду лезть в твою жизнь. Обещаю.
Катя едва заметно кивнула.
Какая-то неловкость повисла между ними,  и ужин закончился скомкано. Оба старались найти новые темы для разговора, но они иссякали быстро и оба опять замолкали.
Когда вышли на улицу, Катя с удовольствием вдохнула  прохладный вечерний воздух и запахнула пальто поплотнее.
- Замёрзла?- забеспокоился Вадим.- Пойдём в машину.
Она согласно кивнула.
В ресторан она приехала на такси, оставив машину  на стоянке «Зималетто». Сде-лала это намеренно, ей показалась неловкой ситуация, когда после ужина они разъедутся в разные стороны, каждый на своей машине. А теперь и об этом жале-ла. Сейчас бы уехала, а теперь что? Молчать всю дорогу?
Но молчать не пришлось, Вадим вдруг повёл себя совершенно непринуждённо, не замолкал ни на минуту и даже сумел её рассмешить. Когда подъехали к Кати-ному дому, она выглянула из машины и посмотрела на свои окна. В них горел свет.
- Дочка дома?
- Да.
- Одна?- удивился Вадим.
- Нет, с няней. Знаешь, даже при наличии дедушек и бабушек, без няни иногда не обойтись.
- Не знаю, но верю,- улыбнулся он.
Катя тоже улыбнулась и вдруг сказала такое, чего сама от себя не ожидала.
- Хочешь кофе?
Соловьёв удивился.
- Ты приглашаешь меня в гости?
- На кофе,- поправила она,- после ужина. По-моему, это нормально. Так что, идём?
Вадим радостно улыбнулся.
- Идём. Я с удовольствие познакомлюсь с твоей дочкой.
Пока они поднимались на лифте, Катя не переставала удивляться своему поступ-ку. Зачем она ведёт его к себе домой? Ведь ещё недавно хотелось только одного – расстаться с ним и оказаться дома. Одной. И вот уже сама пригласила его в гости.
Да чему она так удивляется? Это просто акт вежливости, благодарность за ужин. Но сердце продолжало тревожно сжиматься в каком-то нехорошем предчувствии.
Когда она открыла свою дверь, и они с Вадимом вошли в квартиру, первое, что она услышала, был радостный Лизин смех. Катя улыбнулась и хотела уже позвать дочь, но в следующую секунду, к своему ужасу, услышала смех Андрея. Её почти парализовало от страха, улыбка исчезла с лица и она кинула затравленный взгляд на гостя. Но глаза быстро отвела, надеясь, что Вадим ничего не заметил.
Возникла нелепая мысль выставить Соловьева, любыми правдами и неправдами, наговорить что угодно, лишь бы ушёл пока его не видел Андрей. Затем застыди-лась своих мыслей, раздосадовано покраснела, и услышала топот маленьких но-жек и в прихожую выбежала Лиза. Увидела мать и радостно бросилась к ней.
- Мамочка, ты пришла?
- Здравствуй, солнышко.- Катя наклонилась и поцеловала дочь.
-  А мы с папой мультики смотрим!
- Да?- без всякой радости переспросила Катя.- А няня где?
- А мы её отпустили!- важно ответила Лиза, а Катя вздохнула и вот тут вспомнила про Соловьёва.- Вадим, познакомься, это моя дочь. Лиза, а это дядя… Вадим.
Слова застряли у неё в горле, потому-что в этот момент из гостиной показался Жданов.  Совершенно спокойный, привалился плечом к косяку и посматривал на них почти равнодушно и немного насмешливо.
Катя, боявшаяся скандала, заметно расслабилась. Если сразу драться не полез, то может, обойдётся. Тем более в таком настроении… Они с Соловьёвым обменя-лись выразительными взглядами, но никто даже не подумал поздороваться. На Вадима Катя смотреть стеснялась, и поэтому смотреть только вперёд и, следова-тельно, на Жданова. Когда он вышел из комнаты, её интересовало только его на-строение, а теперь она смогла рассмотреть его всего, и ей стало плохо и ещё  больше неловко. Какая-то двусмысленная ситуация…
Как он выглядел! У Кати сердце в груди отчаянно заскакало и поневоле сладост-но заныло. И в голове не укладывалось, почему он так выглядит! Он теперь здесь даже не живёт!
Андрей был одет совершенно по-домашнему. Старые джинсы, футболка, которую Катя тут же узнала – она лежала у неё в шкафу весь этот год, чистая и поглажен-ная, среди небольшого количества его вещей, которые она так и не смогла заста-вить себя выбросить. А он значит нашёл… В довершение ко всему, он был боси-ком и с влажными волосами, явно только после душа.
Его вид говорил о многом.  Например, о том, что он здесь не случайно.
Кате стало очень неловко. Она не могла смотреть на Вадима, но и на Андрея не могла. И дочери в глаза смотреть тоже не могла, опасаясь её детских непринуж-дённых вопросов.
Она вообще не знала, что делать!
Лиза обернулась, увидела отца, и её детское счастье стало абсолютным. Мама и папа дома, вместе и даже ещё не ругаются! Мамин гость её интересовал мало, главное – это мама и папа!
- Папа, мама пришла!
-Вижу,- отозвался Андрей и улыбнулся дочери.
Катя заставила себя сбросить оцепенение и посмотрела на Соловьёва.
- Вадим, раздевайся, проходи. Сейчас я сварю кофе.
Тот бросил на Жданова испытывающий взгляд, а потом снял куртку.
Катя заметила, как взгляд Андрея подёрнулся ледяной коркой, но решила на это не обращать внимания принципиально.  Его-то сюда точно никто не звал!
Проводив Вадима на кухню, она обернулась, отыскивая дочь взглядом, но опять увидела Андрея. Он переместился на  кухню вслед за ними и теперь подпирал плечом стену тут, продолжая гипнотизировать жену взглядом.
- Ты домой не торопишься?- всё-таки не выдержала Катя.
Андрей нехорошо усмехнулся и покачал головой.
- Нет. Я ещё обещал Лизу спать уложить и почитать на ночь.
Она лишь зубами скрипнула. Да уж, с этим не поспоришь и не возразишь!
Она сварила кофе, разлила по трём чашкам, одну, не совсем вежливо, сунула в руки Андрея, потом присела напротив Вадима и изо всех сил старалась поддер-жать беседу, постоянно ощущая на себе обжигающий взгляд бывшего мужа. Ва-дим, по всей видимости, тоже испытывал неловкость и говорил только о работе.
Андрей через какое-то время перебазировался от стены к подоконнику и теперь сидел на нём и курил, время от времени разгоняя дым рукой и внимательно при-слушиваясь к их разговору. В беседу не вмешивался, только слушал.
Потом прибежала Лиза, заскучав в одиночестве, видимо разговоры взрослых каза-лись интереснее мультиков.  Сразу кинулась к отцу, и они о чём-то тихо загово-рили и даже смеялись.
Катя уже больше прислушивалась к ним, чем к тому, что говорил Соловьёв. В го-лове крутилась одна-единственная волнующая мысль – её семья опять в сборе, дома, они все вместе и хотелось думать только об этом и ни о чём другом. Вадим её отвлекал, но она стыдилась этих мыслей и гнала от себя, стараясь выглядеть заинтересованной.
- Лиза, тебе спать не пора?- услышала Катя вопрос Андрея и обернулась.
- Ещё рано, папа!- заканючила девочка.
- Ничего не рано,- воспротивился Жданов.- Уже спать надо!
Лиза хитро прищурилась, а потом закрыла глаза и начала падать на пол.  Андрей успел подхватить её в последний момент и закинул себе на плечо.  Она засмея-лась и стала вырываться. Жданов слегка шлёпнул её по попке, пытаясь успокоить, а потом выразительно посмотрел на Соловьёва.
- Ты извини, но поздно уже, нам ребёнка надо спать укладывать.
Повисла неловкая пауза, нарушаемая только пыхтением и фырканьем Лизы, ко-торая всё ещё висела вниз головой на плече отца.
Катя одарила Андрея негодующим взглядом, но он мало обратил на это внима-ния, продолжая выразительно смотреть на гостя.
Вадим отодвинул от себя чашку и поднялся.
- Да, поздно уже. Я пойду.
Катя смущённо посмотрела на него, как бы извиняясь за поведение бывшего му-жа. Соловьёв улыбнулся ей.
- Завтра созвонимся и обсудим всё конкретно.
Катя кивнула и поднялась.
- Конечно. Я тебя провожу.
Ей очень было не по себе, но скорее уже от осознания того, что Вадим сейчас уй-дёт и она останется с Андреем. Волнение очень усилилось, и даже руки дрожали, когда она поворачивала ключ в замочной скважине, закрывая за Соловьёвым дверь. Несколько секунд просто стояла, переводя дыхание, и только после этого решилась вернуть на кухню.
- Лиза, ты спать собиралась!- напомнила она разгулявшейся дочери.- Папе ещё домой ехать!
Дочь замерла, не донеся конфету до рта, и посмотрела на неё разочаровано.
- А папа не может остаться у нас?
Жданов хмыкнул, с интересом глянув на Катю, и та неожиданно покраснела, за что тут же себя отругала.
- Не может.
- Я могу,- заверил её Андрей и тут же был вознаграждён испепеляющим взглядом жены.
- Вот видишь, мамочка, он может!
Катя с трудом перевела дыхание и улыбнулась дочери.
- Посмотрим. Иди зубы чисти, папа сейчас придёт и почитает тебе.
Ребёнок довольно улыбнулся и убежал, а Катя, не сдержавшись, швырнула в Жданова кухонным полотенцем.
- Негодяй! Как ты мог так поступить? – громким шёпотом проговорила она, глядя на него почти зло.
Он вытаращил глаза и посмотрел на неё невинным взглядом.
- Что я сделал?
- Не притворяйся, Жданов! Ты всё прекрасно понимаешь! Ты его выгнал!
- Ни чуть не бывало,- воспротивился он.- Я вежливо попросил его уйти.
- По какому праву, хотелось бы знать?
- А, по-твоему, нормально водить в дом посторонних мужиков?  Тем более в при-сутствии дочери?
У Кати от возмущения даже дар речи на время пропал.
- Ты что говоришь-то?
- А что?- глаза Андрея зло сверкнули.- Что-то ты зачастила с ним в рестораны! А тут уже и домой привела! Что, нашла достойную замену?
- Ты… ты… негодяй!- выдохнула она, путаясь в собственных мыслях.
Андрей холодно улыбнулся.
- Повторяешься, дорогая!
Катя царским жестом указала ему на дверь.
- Убирайся вон!
Он иронично приподнял одну бровь.
- Что ты так злишься? Разве я не прав?
- Ты мерзкий, подлый!..
- Не продолжай,- покачал головой Андрей и снисходительно посмотрел на неё.- Я всё равно не уйду. А с твоим пришивателем пуговиц я потом поговорю. Нечего шататься по ночам по чужим квартирам!
- Господи,  да когда же это кончится?- вполголоса простонала Катя и возвела глаза к потолку.- Когда ты, наконец, успокоишься?
- А ты? Пора бы уже…
- Что ты имеешь в виду?- заинтересовалась она, но тут послышался голос Лизы.
- Папа!
- Иду, родная,- отозвался Андрей и холодно улыбнулся жене.- Потом договорим,- и отправился на зов дочери, оставив Катю в растерянности и тревожном волне-нии.

Глава 8.

Пока Андрей укладывал Лизу спать, Катя решила принять душ и переодеться, чтобы хоть немного опомниться от всего происходящего. Открыла дверь в свою спальню и остановилась на пороге, впитывая в себя уже подзабытые ощущения. Ощущение присутствия в её комнате Андрея Жданова.
Всё указывало на его пребывание здесь.
Пиджак, висевший на спинке стула, рубашка, небрежно брошенная на кровать, какие-то карманные мелочи, которые он кучкой свалил на её прикроватную тум-бочку. Он всегда так делал, а она потом разбирала и раскладывала всё по карма-нам другого пиджака, который он собирался надеть на следующий день.
В ванной тоже царил хаос, но это не разозлило, а наоборот, вызвало улыбку. Как же она скучала по всему этому! Как же она скучала по нему…
Наклонилась и подняла с пола мокрое полотенце.
Жданов, Жданов, ты  не меняешься!..
Душ приободрил и придал сил, она как-будто сбросила с себя все тяготы сего-дняшнего дня. И в зеркало на себя уже можно было смотреть без недовольства.
Когда Катя уже вытирала волосы полотенцем, в ванную без стука вошёл Андрей, увидел её в халате и скроил недовольную мину.
- Ну вот, опоздал!
Катя послала ему негодующий взгляд.
- Стучать ты так и не научишься никогда, да?
Жданов мученически вздохнул  и присел на пуфик.
- Кать, если я за сорок лет не научился, то сейчас вряд ли.
Она кивнула.
- Действительно!
Андрей усмехнулся.
- Всё ещё злишься из-за своего поклонника?
Катя обернулась, и посмотрела на него растерянно.
- Какого поклонника? Что ты говоришь?
- А кто же он?
- Деловой партнёр,- терпеливо повторила она.
- Брось!- насмешливо фыркнул он.
- Жданов, прекрати ради Бога!- взмолилась Катя.- Мне твои глупости уже надое-ли!
- Да какие глупости, солнце? Я серьёзен, как никогда! И знаешь, мне даже льстит его интерес к моей жене, но только пусть на стороне облизывается. И тогда про-блем не будет не у него, не у меня.
Катя смотрела на него во все глаза и в полном изумлении. Что он вообще такое говорит?
- Ты в своём уме?- всё-таки поинтересовалась она.
- Я? Ещё бы!
- А мне кажется, что у тебя с головой что-то случилось! У меня такое чувство, что не слышишь ничего из того, что я тебе говорю!
Андрей выразительно вздохнул, а его взгляд неспеша стал скользить по её фигуре. Но под махровым халатом особо ничего не разглядишь, и он заметно расстроился.
- Кать, сними халат,- попросил Андрей.
От его слов её тут же бросило в жар, а рука взметнулась вверх и ещё сильнее за-пахнула на груди ворот халата.
- Размечтался!
- Что ж ты такая упрямая-то?
- Я не упрямая, Андрей! Я просто прекрасно знаю, чего ты добиваешься!
- Знаешь?- он засмеялся.
- Ещё раз тебе говорю – ничего у тебя не выйдет! Так что, собирайся, давай и по-езжай домой! Вот там тебя наверняка ждут!
- Так нечестно!- возмутился он.- Ты обещала Лизе!
- Я сказала – посмотрим!
- Так в чём проблема? Смотри! Для наглядности даже раздеться могу.
Катя устало покачала головой.
- Ты невыносим!
- Ты так смущаешься, словно мы первый день знакомы!
- Ты можешь говорить о чём-нибудь другом?
- Зная, что у тебя под халатом сейчас ничего нет? Не могу!
- Ты мне надоел!- и вышла из ванной комнаты.
Андрей, конечно же, отправился за ней. Его взгляд обжигал Катю, она из-за этого волновалась, нервничала и надеялась только на то, что это не очень бросается в глаза. Ну почему она так на него реагирует? После всего, что было, после столь-ких лет… Как это глупо!
Жданов не преминул воспользоваться возможностью и развалился на постели, по-глядывая на жену с недвусмысленным интересом. Осматривал с головы до ног и не мог скрыть довольной улыбки.
Катя, как могла, старалась игнорировать его пылающие взгляды, не смотрела в его сторону, но всё это уже из последних сил.
- Так что у тебя с этим «деловым партнёром»?- вдруг спросил он, а Катя почему-то испугалась его вопроса и даже чуть расчёску не выронила. С трудом взяла себя в руки и решила ответить вопросом на вопрос, стараясь, что бы голос звучал ров-но:
- А что у тебя с этой Марго?- имя соперницы прозвучало из её уст совсем уж из-девательски.
- Ого!- хмыкнул Андрей. Эта ситуация нравилась ему всё больше и больше. Обычно их разговоры в подобном тоне всегда заканчивались одинаково. Именно этого он сейчас и добивался.- Милая, ты злишься? Или просто ревнуешь?
- А ты?
- Да-а, содержательная у нас с тобой беседа получается!
- Вот и давай её прекратим.
- Нет, я так не могу!- Андрей сел.- Между прочим, я из-за этого переживаю!
Он сказал это так трогательно, что Катя не удержалась от смеха.
- Из-за чего ты переживаешь?
- Как это? Из-за тебя и этого типа! Он к тебе приставал?
- Что ты говоришь?- покачала она головой.
- Серьёзные вещи я говорю!- вдруг разозлился Жданов, и глаза гневно сверкну-ли.- Тебе же не 15 лет, Катя! А он взрослый мужик! Неужели ты действительно не понимаешь?
Катя обернулась и выслушала всё его тираду с нахмуренным видом и грозно под-боченившись.
- Ты по себе-то не ровняй всех! Вадим порядочный и интеллигентный человек!
- А я, значит, нет?- нехорошо усмехнулся он.
- По-крайней мере, с первого взгляда этого не видно! Да и со второго тоже!
- Какие интересные вещи я узнаю после стольких лет брака!
Катя вздохнула.
- Андрей, давай прекратим этот разговор, я тебя очень прошу! Мы сейчас опять разругаемся!
- Я не хочу ругаться, Катя! Я хочу всё выяснить раз и навсегда, что в этом плохо-го?
- А, по-моему, между нами и так всё ясно!
- Ты, правда, так думаешь?- поразился Андрей.
Катя кивнула.
- Да. Что ещё выяснять?
Андрей не меньше минуты, обдумывая её слова, а потом невесело хмыкнул.
- И как же мы дальше жить будем?
Катя не смотрела на него, но он заметил, как она напряглась после его вопроса и кажется, дыхание затаила.
- Кать,- позвал он.- Ответь мне.
Она никак не могла заставить себя обернуться и посмотреть на него. Нервно дёр-нула плечом.
- Я не знаю…
- Ах, не знаешь!..- его голос был полон сарказма.
Андрей порывисто поднялся и подошёл к Кате. Встал позади неё, близко-близко, но так и не дотронулся. Просто стоял, чувствуя её тепло, запах, прислушиваясь к её дыханию, а потом спросил:
- А ты без меня сможешь?
Катя дёрнулась, как от удара, и резко обернулась, взглянув на него непонимающе и растерянно.
- Что?
Андрей смело встретил её взгляд.
- Мне нужно это знать. Ты без меня сможешь? Просто жить без моего присутствия в твоей жизни. Одна или с кем-то… вот хотя бы с этим, новым твоим. Ты смо-жешь так?
- Андрей, что ты говоришь?- пожаловалась она и сокрушённо покачала головой.
- Почему ты не отвечаешь?
- Это глупо!
- Нет,- его тон был настолько спокойным и смотрел он на неё так серьёзно, что она испугалась.- Это наша с тобой жизнь. Мне просто надо знать, есть ли у нас шанс.
Катя смотрела на стену за его плечом и молчала. Его слова пугали, и в то же время в душе оживала надежда, светлая и чистая, совсем маленькая, только-что родив-шаяся. Сейчас ему хотелось верить как никогда.
- Дай нам шанс, Кать,- тихо попросил он и обнял её.- Я не буду тебя торопить, не буду уговаривать, и клясться, просто дай нам шанс. Я больше никогда тебя не об-ману, я слишком многим за это поплатился.
Она вцепилась в его плечи и заплакала.  Тихо, почти беззвучно. Впервые за этот год он говорил с ней так. Сразу вспомнились события девятилетней давности, ведь тогда она ему поверила. Так почему сейчас не может?
- Ты же сам всё знаешь,- всхлипнув, прошептала Катя, продолжая тыкаться носом в его плечо.
- Что?- Жданов замер в ожидании её ответа, хотя по её тону уже понял, что ниче-го страшного и ужасного  не услышит.
- Знаешь… что не могу без тебя…
Он стиснул её с такой силой, что она застонала, а потом засмеялась сквозь слёзы.
- Катька, я так тебя люблю.
- Мне было очень плохо. И очень больно. Не  делай так больше никогда!
- Милая моя,- Андрей целовал её лицо, глаза, губы, словно боялся, что он сейчас передумает и прогонит его.- Я так по тебе скучал! Я больше ни на шаг от тебя не отойду, я тебе ещё надоем!
Она опять засмеялась и ответила на его поцелуй. Слёзы высохли, Катя тянулась к нему, но потом сама  себя остановила. Сердце радостно скакало в груди, и она с огромным трудом заставила себя оттолкнуть его руки, когда Андрей уже уверен-но тянул с неё халат. Оттолкнула руки и опять завязала пояс халата.
Андрей посмотрел на неё удивлённо и разочарованно.
- В чём дело?
- Ты хотел начать всё сначала,- напомнила Катя.
- И?- Жданов никак не мог её понять.
- Сначала – это с чистого листа, то есть, когда мы оба будем свободны.
Он нахмурился, а потом всё же понял, о чём она говорит. И нервно усмехнулся.
- Кать, ну чего ты?
- Это моё условие, Андрей. И не надо мне сейчас говорить, что она для тебя ни-чего не значит! Я хочу, чтобы её не было в твоей жизни.
Жданов вздохнул.
- Да её завтра же не будет!
- Вот завтра и поговорим,- кивнула она.
Андрей только руками от досады всплеснул.
- Ты хочешь свести меня с ума, да?
- Я хочу начать всё сначала. А для этого я должна быть уверена на все сто.
- Что же ты такая упрямая-то?- простонал он.
Катя решила его ещё подзадорить, иронично приподняла бровь и выразительно посмотрела на мужа.
- Тебя что-то не устраивает?
Жданов тут же пошёл напопятную.
- Хорошо, всё будет так, как ты хочешь!
Она победно улыбнулась.
- Тогда мы подождём, да?
Он обречённо кивнул. Что ему оставалось?
-Давай спать,- сказала Катя,- поздно уже.
Вот тут Андрей обрадовался. В его глазах опять засветились искорки интереса, но Катя уничтожила его на корню. Взяла с кровати подушку, достала из шкафа плед, и всё это сунула ему в руки. Андрей смотрел на неё такими несчастными глазами, что ей поневоле стало его жаль, и она едва сдержалась, чтобы не передумать.
- Не делай этого,- попросил он.
- Тебя ждёт диван в гостиной,- продолжала она стоять на своём.
- Ты же знаешь, что я не могу спать на диване! Он жутко неудобный!
- Ты сам его выбирал,- напомнила она.
- Но я же не думал, мне придётся на нём спать!
- В следующий раз будешь выбирать диван со знанием дела. И об этом будешь думать.
- Какая-то невесёлая перспектива,- окончательно приуныл Жданов.
Катя уже подталкивала его в спину по направлению к выходу. Уже в дверях он обернулся, наклонился и успел её поцеловать.
- Завтра я буду спать в нашей постели. Запомни…
Её опять бросило в жар, даже ладони вспотели, но она постаралась выглядеть не-возмутимой.
- Посмотрим.
- Я знаю,- уверенно кивнул Андрей, а Катя закрыла дверь не в силах больше смотреть в его глаза, которые её откровенно соблазняли. Закрыла, привалилась к ней спиной и прикрыла лицо руками.
Такое чувство, что камень с души упал.

0

7

Глава 9.

Сон уходил медленно, Катя никак не могла заставить себя открыть глаза. Лениво потянулась и перевернулась на другой бок. Вчера впервые за много месяцев, она спокойно уснула. Уснула с осознанием того, что всё хорошо, что не зря были все её мучения и страдания. Андрей опять с ней.
Хотя, нет, он и был с ней. Все эти месяцы, каждый день, постоянно. Кажется, не было и минуты, чтобы она о нём не думала. И у них, действительно, появился шанс начать всё сначала, и она больше не будет думать о своей гордости, потому-что это ни к чему не приведёт, ни к чему хорошему. С этого дня она  будет жить не прошлым,  а будущим.
Сквозь дрёму она услышала смех Лизы, на душе стало как-то особенно легко и тепло. Катя улыбнулась, но глаза так и не открыла. Было слишком хорошо и при-ятно, вот так лежать и знать, что у тебя всё хорошо.
Наверное, она опять уснула, потому-что очнулась от поцелуя Андрея.  Он сидел на постели рядом с ней и целовал её в плечо.
- Я проспала?- её голос звучал хрипло со сна, но Андрею он показался музыкой. Как давно он не видел, как она просыпается.
- Проспала,- с удовольствием подтвердил он и опять поцеловал.- Вставать бу-дешь?
Катя перевернулась на спину, зевнула и кивнула.
- На работу опоздали?
- Не думай об этом,- Андрей отвёл от её лица спутанные локоны и улыбнулся.- Так давно не видел тебя утром, только проснувшейся. Глазки сонные, щёчки ру-мяные… Красавица просто!
- Прекрати,- всё-таки засмущалась она.
- Что? У меня жена-красавица, неужели я не могу ей об этом сказать?
Катя заставила себя отвести взгляд от его лица и решительно поднялась, откинув одеяло. Его взгляды смущали, и в душе появилось знакомое томление. Поднялась и только тогда поняла, что стоит перед ним в коротенькой ночнушке, которую и одеждой-то назвать нельзя. Она больше открывает, чем скрывает.
Андрей отреагировал на это более чем предсказуемо, глаза хищно сверкнули, и он потянулся к ней. Катя поспешно отпрыгнула в сторону, подальше от кровати.
- С ума сошёл? Лиза может войти!
Жданов тяжко вздохнул и прикрыл глаза на секунду.
- Я больше не могу.
Катя вдруг показала ему язык и убежала в ванную.
- Иди ребёнка корми, Жданов!

-------

Когда они вместе вышли из лифта «Зималетто», все находящиеся в холле, замерли, глядя на них настороженно и выжидательно. Кажется, на какое-то мгновение да-же телефоны звонить перестали. Так всем было любопытно.
Кате стало очень не по себе. Она так никогда и не смогла привыкнуть  к такому пристальному вниманию к своей личной жизни. Всегда хотелось спрятаться, ук-рыться от чужих глаз, но редко получалось. Всем было интересно, чем живёт се-мья президента компании. Вот и сейчас она сразу зажалась.
Андрей же вёл себя спокойно, только когда заметил её состояние, огляделся и не очень грозно, но всё равно производя впечатление, гаркнул:
- В чём дело? Работы ни у кого нет?
Сотрудники дружно вздрогнули и тут же засуетились, имитируя чрезвычайную занятость. Жданов только головой покачал, сетуя на людское  любопытство.
- Всё нормально?- спросил он у жены, а она кивнула, торопясь его успокоить.
Когда они оказались в коридоре, и вокруг никого не было видно, Андрей не удержался и притянул её к себе, а потом прижал к стене.
- Андрей, что ты делаешь?
- Просто вспомнил, что мы с тобой сейчас разойдёмся по разным кабинетам. И как мне дожить до вечера?
- А что будет вечером?- сделала она вид, что не понимает.
Жданов заметно забеспокоился.
- Катя, ты же обещала!
- Нет, это ты обещал.
Он вздохнул.
- Да, я всё помню. Я это решу.
Катя кивнула.
- Вот и отлично,- она уже хотела отодвинуться, но он опять удержал её.
- Но ты мне тоже кое-что обещала, помнишь?
Опять заволновалась, опять!
- Помню,- еле слышно проговорила она.
- Я жду вечера.
- Жданов, прекрати,- немного разозлилась Катя.- Ты ещё свою часть договора не выполнил.
- Я тебя люблю.
- Надеюсь.
- Не будь такой! Я же тебе сказал, что…
- Я тебя люблю,- сказала она, и он сбился и замолчал, глядя на неё недоверчиво.
- Правда?
Катя кивнула, старательно разглядывая верхнюю пуговицу на его рубашке. Поче-му-то никак не могла осмелиться и посмотреть ему в глаза.
А Андрей в этот момент был счастлив. Вот просто счастлив, без всяких сомнений и оговорок. Она это сказала, и у него внутри всё запело. Всё-таки любит, несмотря ни на что.
Он всегда это знал, верил, надеялся… Ведь не могло, не могло всё просто так за-кончиться, не могла их любовь пройти без следа.  Она его любит.
Ему уже было всё равно, что происходит вокруг, смотрит на них кто-то или нет, Андрей наклонился и поцеловал её.
Катя на секунду растерялась, но потом ответила на его поцелуй.
- Катя моя…- зашептал Жданов ей на ухо, заставив себя оторваться от её губ.
Она тихо рассмеялась.
- Андрюша, увидят же!
У него сердце почти остановилось.
- Как давно ты меня так не называла. Я так по тебе тосковал, родная…
Они бы так и стояли, прижавшись друг к другу, ещё долго, если бы не весь день.  Не хотелось расставаться, размыкать объятия, отводить взгляд от любимых глаз, но рядом уже слышались голоса и они отступили друг от друга.
- Мне надо идти, Андрей, работы много,- с сожалением проговорила Катя.
- Я работать точно не смогу,- он улыбнулся своей задорной мальчишеской улыб-кой, от которой она уже много лет сходила с ума.
Он так и не успел ещё раз поцеловать её, хотя и очень хотелось. Появилась Маша, увидела их вместе и сбилась с шага. Отношения Ждановых в последнее время были настолько непредсказуемы, что можно было ожидать чего угодно. Но в этот раз опасности ничего не предвещало, и она рискнула вклиниться в их разговор.
- Андрей Палыч, вам из Праги всё утро звонят. Что-то важное у них!
Жданов выразительно вздохнул.
- Да, Маша, я сейчас иду.
Бросил на жену ещё один пылающий взгляд и пошёл к своему кабинету.
Маша немного поотстала от любимого начальника и вопросительно глянула на Катю.
- Что?- громким шёпотом поинтересовалась она.- Опять поругались? Какие-то вы странные…
Пушкарёва неопределённо дёрнула плечом и закусила губу, чтобы сдержать глу-пую и счастливую улыбку.
- Да нет, просто поговорили.
Мама странно посмотрела на неё.
- Да?- а потом недоверчиво добавила.- Это хорошо…
Катя кивнула.
- Да, хорошо.
Улыбнулась подруге напоследок рассеянной улыбкой и тоже пошла к своему ка-бинету.

-------

По поводу разговора с Марго, Андрей не волновался. Думал совсем о другом, а точнее, о другой. Торопил время, надеясь на скорое приближение вечера. В голо-ве крутились мысли, одна ярче другой, и настроение было совсем не рабочее.
Переговоры с партнёрами из Праги провёл почти на автопилоте, думая в этот мо-мент совсем не об общих делах и проблемах.
А в обед засобирался к себе домой, чтобы поговорить с Марго. Подумал заглянуть к Кате, прежде чем ехать, но в последний момент решил этого не делать. Увидит её и сразу обо всём забудет. А проблему надо решить, он Кате обещал. И сегодня же! Иначе вечер примирения переносится на неопределённый срок, а этого он допустить не может, просто не перенесёт и сойдёт с ума.
Когда она приехал домой и вошёл в квартиру, первое, что бросилось ему в глаза, это какие-то коробки посреди гостиной. Андрей аккуратно обошёл их, потом с любопытством заглянул в одну из них. Увидел какую-то ткань и недоумённо по-качал головой.
Что ещё она выдумала?
- Марго!- крикнул он в глубину квартиры.- Ты дома?
Ответом его не удостоили, но он знал, что она дома, всё на это указывало. Загля-нул на кухню, потом в спальню – и ужаснулся. В комнате творилось нечто нево-образимое. Это уже была не спальня, а какой-то склад ненужных и лишних ве-щей. Мебель сдвинута, кровати как таковой тоже не наблюдается, на ней кучей свалена вся одежда и постельное бельё. Шторы с окна почему-то валяются на по-лу.
Андрей ещё раз обвёл комнату удивлённым взглядом.
- Марго!
- Андрюша, ты пришёл?- раздался её звонкий голосок из ванной. Он направился туда, открыл дверь и увидел её перед зеркалом, завёрнутую в одно полотенце. Марго посмотрела на него и ослепительно улыбнулась.
- Привет! Наконец-то ты появился!
Жданов проигнорировал её приветствие и весёлый голос.
- А что происходит?- строго поинтересовался он.
- Где?
- Вот здесь!- начал Андрей выходить из себя и указал пальцем в сторону спальни.
Марго на его гнев отреагировала совершенно спокойно, как всегда впрочем. По-жала плечиком и сообщила:
- Я решила сделать ремонт.
- Ремонт?- окончательно ошалел Жданов.- Зачем?
- Андрюша, вот об этом только мужчина спросить может! Зачем! Чтобы красиво было!
- Но когда ты успела? Меня не было всего один день!
- Главное, захотеть,- веско заметила она, опять сверкнула белозубой улыбкой и проскользнула мимо него в комнату.
Андрей недовольно поморщился и тоже вернулся в спальню следом за ней. Сдвинул вещи на кровати и сел на краешек, хмуро поглядывая на свою сожитель-ницу. Марго одевалась, совершенно его не смущаясь, но его странное настроение всё же заметила.
- Андрюша, у тебя что-то случилось?
- А тебе неинтересно, где я был весь этот день? Или ночь?
- И где ты был?- послушно спросила она, но особого интереса в её голосе он  так и не услышал.
- Мне поговорить с тобой надо, Марго.
Она застегнула последнюю пуговицу на кофточке и выжидательно посмотрела на него.
- Говори, я тебя слушаю.
Жданов немного помолчал, собираясь с мыслями, потом сказал:
- Я с женой помирился.
Её брови удивлённо взлетели вверх.
-Правда?
Он кивнул.
- Да.
- Что ж, поздравляю.
Теперь настала очередь удивляться Жданова. Хоть он и ждал подобной реакции, но всё равно поразился её спокойствию.
- Больше ничего не скажешь?
Марго призадумалась на секунду.
- Ещё что-то? Я за тебя рада, ты же этого хотел?
- Очень хотел.
- Вот и отлично. Значит, ты переезжаешь?
Андрей нахмурился.
- Я?
Марго театрально всплеснула руками.
- Нет, ты не подумай, я тебя не выгоняю! Ты можешь оставаться здесь столько, сколько тебе понадобиться.
Спасибо, мысленно скривился Жданов.  Огромная тебе благодарность за то, что позволила мне остаться в моей собственной квартире!
Марго смотрела на него совершенно спокойно и даже улыбалась спокойной улыбкой, но выражение глаз было холодным и решительным.
Андрей уже всё понял, чего именно она добивается.  С квартиры съезжать явно не собирается, это и есть её условие. Отступные, так сказать.
Да, дорого ему это обойдётся.
Но не дороже покоя, в самом деле!
Она готова его просто отпустить, без скандала и истерик, но за это ему придётся отдать ей квартиру.
Андрей усмехнулся.
В конце концов, какая бы она не была, но она поддержала его в самый сложный период его жизни, и пусть не любила, но была рядом и заботилась. А это чего-то да стоит.
- Хорошо, Марго, квартира твоя,- решился он.
Из её глаз тут же ушла холодность, и она заулыбалась, радостно, и совершенно искренне.
- Я знала, что ты меня не выгонишь! Она прямо моя-моя?
- Твоя,- подтвердил Жданов.- Благодарность за всё. Но, Марго, на этом мы с то-бой расстаёмся раз и навсегда. Запомни. Ни встреч, ни звонков…
- Обещаю! Андрюш, а ремонт? Я уже бригаду вызвала!
Он покорно кивнул.
- Хорошо. Я дам тебе денег, а уж куда ты их денешь – не моё дело.
Она радостно взвизгнула и бросилась ему на шею, повалила прямо на кучу одеж-ды, а потом поцеловала. Жданов сначала безумно растерялся, а потом испуганно забарахтался, пытаясь сбросить её с себя.
- Ты что, совсем с ума сошла?- возмутился он, вскакивая с постели.- Ты хоть по-няла, что я тебе говорил?
- Да всё я поняла, что ты переживаешь?- Марго приподнялась на локтях и по-смотрела на него насмешливо.- Просто подумала, что ты захочешь в последний раз…
- Нет!- слишком поспешно воскликнул Андрей, и сам над собой посмеялся. Вот так вот, Жданов, теперь ото всех женщин шарахаться будешь, лишь бы жена тебя простила!- Ничего я не хочу! Давай поставим на этом точку и разойдёмся в раз-ные стороны!
Она пожала плечами.
- Как хочешь.
Андрей удовлетворённо кивнул. Вот так-то лучше!
Основную проблему он решил.
Надо быстрее вернуться на работу и рассказать всё Кате!

0

8

Глава 10.

- Как насчёт ужина сегодня вечером?
Катя подняла глаза на Соловьёва и улыбнулась почти через силу.
- Извини, Вадим, сегодня не получится.
Он внимательно вглядывался в её лицо.
- Это из-за вчерашнего? У тебя были проблемы?
Кате очень не хотелось обсуждать с ним эту тему, но было понятно, что он  не ус-покоится просто так.
- Да нет, Вадим. Это мне следует попросить у тебя прощения за поведение Анд-рея.
- Тебе следует? Ты ничего не делала.
- Всё равно.
- Катя, прекрати. Я его прекрасно понимаю. Я на его месте, скорее всего, реагиро-вал бы так же.
Пушкарёва смутилась под его пристальным взглядом и опустила глаза. Всё-таки, он становится всё более настойчив.
Они уже около получаса находились в её кабинете одни, и всё это время Вадим буквально гипнотизировал её взглядом. Ей было очень неловко, просто не знала, куда деть своё волнение. И опять чувствовала себя виноватой, как когда-то с Ми-шей. Почему так?
- Ты контракт читал? Тебя всё устраивает?- решила она перевести разговор на другую тему.
Он кивнул.
- Более чем. Лишь бы вашего президента он устроил.
- Андрей всё подпишет.
- Ты так в нём уверена?
- Да, уверена.
- Что ж, будем надеяться.
Повисло неловкое молчание, и в  течение этой паузы, Вадим разглядывал её, как нечто диковинное.
- А если я приглашу тебя на свидание? Настоящее свидание. Согласишься?
Катя изумлённо посмотрела на него.
- Что?
- Что?- Вадим пожал плечами.- Нормальная попытка превратить наши отношения в нечто большее, чем просто дружба. Так что скажешь?
Она никак не могла оправиться от шока, даже подумала, что он шутит, но Соловь-ёв смотрел на неё совершенно серьёзно, и было видно, что с нетерпением ждёт ответа. Тогда Катя решила попытаться сама свести всё к шутке.
- Вадим, ну что ты говоришь? Зачем я тебе? У меня ребёнок и развод за плечами. Полно проблем.
- Но это же в прошлом. Или нет?
- Тебе другая нужна. Молодая, без прошлого.
- И бывшего мужа.
Его тон Кате очень не понравился, но она решила не реагировать и просто кивну-ла.
- И это тоже.
- Понятно,- невесело хмыкнул Соловьёв,- всё-таки решилась на вторую попытку? Катя, чего ты боишься?
- Я боюсь? Я тебя не понимаю…
- Знаешь, мне кажется, что ты просто боишься жить без него. Всё цепляешься за прошлое, за ваш с ним брак. А ты не пробовала начать всё сначала?
- Ты просто не знаешь, о чём ты говоришь, Вадим.
- Да ты даже не пыталась! И до сих пор не хочешь этого сделать. Я вот вчера уви-дел вас вместе и всё понял. Ты развелась с ним только потому, что не знала, как ещё  его наказать. Я не знаю, что у вас произошло, но могу предположить. Он видно очень тебя разозлил. Вот только  ты забыла сделать самое главное – начать жить без него.
Катя стояла у окна, словно застыв, слушала его, и с каждым его словом ей стано-вилось всё неприятнее.
- Вадим, я тебя очень прошу, прекрати! К чему весь этот разговор?
Он вздохнул.
- Да ни к чему. Наверное, мне просто обидно. И за себя, и за тебя, и за то, что всё так получилось. Впервые в жизни встретил женщину, которая мне на самом деле понравилась, а она до потери сознания любит бывшего мужа. А он этого стоит, Кать? Почему ему так повезло?
Она  вдруг засмеялась и пожала плечами.
- Я не знаю, Вадим! Я просто его люблю. Знаешь, когда меня уже спрашивал об этом один человек, но я так и не смогла ему ответить. Тогда не смогла и сейчас не могу.  Я просто не знаю ответа.
- Что ж, Жданов – счастливчик. Ему удалось добиться любви такой женщины… Ещё бы знать, как он это сделал!
- Никак,- сказала Катя и пожала плечами.- Он ничего не делал. Я влюбилась в не-го с первого взгляда.
Соловьёв странно посмотрел на неё.
- Правда?
Она кивнула и улыбнулась воспоминаниям.
- Да. А он очень долго не обращал на меня внимания. Так что, выходит, что это я его добивалась.
Вадим удивлённо хмыкнул.
- Бывает же… Что сказать? Ему повезло.
- Тебе тоже повезёт, Вадим. Это всегда случается неожиданно, когда не ждёшь.
- Значит, вы помирились со Ждановым?
- Помирились. Только об этом пока никто не знает. И ты не говори.
- Не скажу,- он горько усмехнулся.- А мне всё равно жаль. До вчерашнего вечера у меня была надежда.
Катя не знала, что ему сказать, а Вадим вдруг подошёл к ней, приобнял за плечи и поцеловал в макушку.
- Надеюсь, у тебя всё будет хорошо.
Она улыбнулась, стесняясь его объятий, подняла на него глаза, и как раз в этот момент открылась дверь, и в кабинет вошёл довольный жизнью Жданов.
Увидел их, обнявшихся у окна и замер. На лицо набежала тень, а руки сами сжа-лись в кулаки.
Катя с трудом сдержала тяжкий вздох и отступила от Вадима.  Хотя, теперь это уже было бессмысленно. Андрей уже всё увидел и вынес вердикт.  Виновна. Она поняла это по его взгляду.
- Что здесь происходит?- скрипучим голосом проговорил Жданов, сверля Соловь-ёва негодующим взглядом.
Катя решила предпринять попытку исправить ситуацию и успокоить взбесивше-гося от ревности бывшего мужа.
- Андрей, контракт готов, можно собирать всех и подписывать.
- А-а,- протянул он, окидывая их многозначительным и испепеляющим взгля-дом,- я смотрю, вы уже отмечать начали это событие?
Пушкарёва всё-таки поморщилась, не сдержалась.
- Андрей, ради Бога!
- Вы всё не так поняли,- решил вмешаться Вадим.- Мы с Катей просто друзья.
- Да уж, отношения с моей женой у вас очень тёплые!
- Хватит!- воскликнула Катя и взмахнула руками.- Не надо придумывать то, чего нет! Сейчас опять наговоришь чего-нибудь лишнего, а потом жалеть будешь!
- Катя!..- его голос дрожал от негодования, но она не стала его слушать.
- Всё, Андрей! Давайте, в конце концов, работать! За нас это никто делать не бу-дет!
Больше не обращая внимания ни на одного, ни на другого, она покинула кабинет.
Андрей с Соловьёвым остались, некоторое время мрачно разглядывая друг друга, а потом Жданов угрожающе проговорил:
- Не подходи к моей жене, я тебя пока по-хорошему предупреждаю!
Вадим жёстко усмехнулся.
- К бывшей жене.
Андрей уже готов был броситься на него, но из приёмной раздался окрик Кати.
- Андрей!
Он с шумом выдохнул, окинул Соловьёва ещё одним уничтожающим взглядом, и, развернувшись на каблуках, вышел.

-------

Свою подпись на контракте он поставил, но сделал это нехотя и под давлением Кати. Она смотрела на него очень серьёзно, внимательно следя за каждым его движением. И он подписал. Побоялся воспротивиться её желанию.
Умом он, конечно, понимал, что сотрудничество с Соловьёвым выгодно, но ведь это не только на бумаге. Время от времени им придётся встречаться и каждый раз видеть жадные взгляды партнёра по бизнесу, обращённые к его жене, спокойно он не сможет. Значит, проблемы неминуемы.  И Андрей с удовольствием отка-зался бы от этой  сделки, вот только Катя ему это сделать не позволит. А рушить хрупкое перемирие между ними, сейчас нельзя.
Вот он и подписал.
Поставил размашистую подпись и отодвинул от себя и ручку, и документы. По-смотрел на жену и был награждён благосклонной улыбкой. Добилась своего. Как всегда, впрочем.
Вадим тоже подписал каждый лист, после чего раздались жидкие аплодисменты присутствующих. Все усердно делали вид, что рады состоявшейся сделке и не за-мечают витавшего в воздухе напряжения. А так же никто якобы не заметил, что Жданов с Соловьёвым не обменялись рукопожатием, которое обычно следовало за подписанием контракта. Шампанское, правда, разлили, и Андрей залпом осу-шил свой бокал. Зло зыркнул в сторону Вадима, который что-то говорил Кате, на-клоняясь ближе к её уху.
- Андрюха, успокойся,- вклинился в его невесёлые мысли голос Малиновского.- Это же Катерина наша. Она всегда тебя только любила.
Жданов покосился на друга и кивнул.
- Вот именно, что любила. А теперь крутится вокруг неё этот… пуговичных дел мастер! И не просто крутится, а окручивает. Убью гада!
- Да никогда я не поверю, чтобы Катька на него клюнула!
- Я с Марго расстался,- тихо, вполголоса проговорил Андрей.
Рома вытаращил на него глаза.
- Серьёзно?
- Да, только дороговато мне это обошлось. Я ей свою квартиру оставил.
- То есть, как это оставил?- не понял Рома.
- Подарил.
- С ума сошёл?
- Да ладно! Зато спокойно разошлись. Да и она помогла мне в трудную минуту. Надо было отблагодарить.
- Ты в следующий раз меня попроси помочь тебе в трудную минуту, может и мне чего обломится!
- Да будет тебе!  Что в этом такого? И давай забудем, всё это уже в прошлом!
Малиновский только вздохнул.
Наконец, Соловьёв начал прощаться. Андрей едва мог поверить, что всё же дож-дался этого сладостного мига. Для измученного ревностью Жданова это стало долгожданным облегчением. Но рано радовался, Катя из конференц-зала вышла вместе с ним. Следил за каждым шагом, ловил каждый взгляд и улыбку, и всё это анализировал, проводя мучительные параллели.
Катя проводила Вадима до лифта, спиной постоянно ощущая тяжёлый взгляд мужа. Жданов неотступно следовал за ними. Когда они вышли к лифтам, якобы незаметно переместился в бар и наблюдение продолжил оттуда. Его пристальный взгляд нервировал, и она ещё больше смущалась, итак не зная, как вести себя с Вадимом.
- Ты ещё долго в Москве будешь?- спросила она, чтобы хоть что-то спросить.
Вадим покачал головой.
- Нет, надо возвращаться, дел много. Да и не держит меня здесь ничего.
Катя закусила губу и виновато посмотрела на него.
- Я тебе позвоню через пару недель, договоримся о первых поставках.
- Да, конечно.
Оба неловко замолчали, и стало понятно, что надо прощаться.
- Ну что, Катюш, до свидания.
- До встречи, Вадим.
- Надеюсь, в следующую нашу встречу, ты уже не будешь грустить.
- Вадим!
- Извини, извини! Я ничего такого не имел  в виду. Просто сказал. У тебя очень красивые глаза, Катя, только очень грустные. Так не должно быть.
Подъехал лифт, и Соловьёв разочаровано вздохнул.
- Ну, вот и всё. До свидания?- он протянул ей руку и улыбнулся, заставляя её улыбнуться в ответ.
Катя вложила свою руку в его ладонь.
- До свидания, Вадим.
Он задумчиво хохотнул, а потом наклонился и поцеловал её открытую ладонь.
- У тебя всё будет замечательно, Екатерина Валерьевна. Вот увидишь.  Ты всегда добиваешься того, чего хочешь,- и подмигнул ей.
Катя смотрела на него, пока не закрылись двери лифта, и только после этого обернулась и возмущённо посмотрела на Андрея, который усиленно делал вид, что просто пьёт кофе в баре. Подошла к нему и покачала головой.
- Невыносимый!
Жданов хмыкнул, допил кофе и поставил чашку на стойку.
- Надеюсь, он ушёл и не вернётся?
- Как так можно, Андрей? Нам же с ним работать!..
- А кто в этом виноват? Мне этот контракт не нужен, могли бы и обойтись. Ты всё…
- Ой, ладно!- нетерпеливо отмахнулась она.- Это всё ревность твоя необузданная! Я не хочу больше говорить на эту тему, я сегодня очень устала,- и пошла прочь.
Андрей довольно улыбнулся, глядя ей вслед.
- А Лизу я заберу сегодня!- крикнул он. Она кивнула, так и не обернувшись.
Жданов вздохнул и довольно хмыкнул.
- Андрей Палыч, ещё кофе?
Он обернулся и посмотрел на бармена. Покачал головой.
- Нет,- а потом вдруг подмигнул ему.- А жизнь-то налаживается!
Тот улыбнулся в ответ.

0

9

Глава 11.

Вот и вечер.
Он так его ждал. А теперь сидит в машине, под её – нет, под своими окнами – и  томится от неизвестности, и боится чего-то. Сам не понимает чего.
Лизу он забрал из школы, как и обещал, вот отвёз её домой-не домой, а к Пушка-рёвым. Это тоже был стратегический шаг, правда, он не знал, как к этому Катя от-несётся. Он вообще не мог предсказать её реакцию ни на что  в последнее время. Как-то всё очень запуталось, а как распутать – он не знал.
Хотя, между ними всегда существовала некая загадочная путаница, и это прида-вало лишнюю пикантность их отношениям. Им это даже нравилось, а вот те-перь…
Андрей готовился пойти к ней, но абсолютно не представлял, как она его примет. Выгонит или бросится на шею.
Его непредсказуемая жена.
Он напоследок ещё разок затянулся  сигаретой, выбросил её за окошко, а потом вздохнул, как перед прыжком, и вышел из машины. Достал с заднего сидения ог-ромный букет цветов, запер машину и направился к подъезду.
Перед дверью квартиры остановился, пытаясь решить, позвонить или открыть дверь своим ключом. А рука уже сама тянулась к карману за связкой ключей.
Как он и предполагал, его никто не встретил, только тёмная прихожая. Но это не обидело, а вызвало понимающую улыбку. По-крайней мере, теперь знал, как себя вести.
- Катя, я дома!
Свет горел только на кухне, и Андрей направился туда. Вошёл и посмотрел на неё.
Катя сидела на диванчике в углу, в халате, закинув ногу на ногу, и помешивала ложечкой в чашке с чаем. На него глаз не поднимала.
Андрей привалился плечом к коску и опять улыбнулся.
- Я пришёл.
- Вижу,- сказала она, хотя смотрела по-прежнему только на свою чашку.
Она всё-таки на него злилась. Андрей был готов к этому изначально, даже подоз-ревал, что именно так и будет. Ну, неужели он не сможет её убедить? Это ведь его жена и он знает её… лучше кого-либо.
И даже её небрежно-домашний вид в такой вечер говорил о многом. Хочет в оче-редной раз продемонстрировать свою независимость и правоту.
Жданов отлепился от косяка и подошёл к ней. Протянул цветы.
- Я тебе цветы купил.
Всё же посмотрела.
- Спасибо.
- Я сам поставлю их в воду,- решил не идти на конфликт Андрей и отправился в комнату в поисках вазы.- Катя,- крикнул он оттуда,- а ты меня кормить будешь?
- А ты голодный?- удивилась она, и он даже из другой комнаты уловил в её голо-се нотки язвительности.- Я  думала, тебя мама накормила.
Ага, значит, уже доложили. Но он скрывать этого и не собирался.
- Так я, поэтому и говорю, что не надо,- нашёлся он.
Катя вошла в комнату и наградила его пронзительным взглядом.
- Ты совсем обнаглел, Жданов! Ты ни во что меня не ставишь! Как так можно?
Андрей пристроил букет в вазу на столе и обернулся к ней.
- Катюш, ну чего ты? Такой вечер!
- Ты знаешь, как мне сегодня стыдно за тебя было? Взрослый человек, а ведёшь себя, как…
Её слова всё-таки зацепили его за живое, и он почувствовал всёвозрастающее раз-дражение.
- А как я должен был себя вести? Я вхожу в кабинет своей жены и вижу, как она обнимается с каким-то хлыщём!
- Да не обнималась я с ним! Мы прощались!
- Слишком тепло прощались! Только понять не могу, когда успели так подру-житься!
- Вчера мне показалось, что мы выяснили этот вопрос! А ты опять…
- Это ты опять! Я-то, что обещал, выполнил!
- Что ты выполнил?- Катя затаила дыхание.
Андрей, довольный произведённым эффектом, не торопился отвечать, усиливая её волнение. Неспеша снял пиджак, бросил его на кресло, а сам сел на диван и даже ноги вытянул.
- Андрей!- не выдержала она.
Жданов с трудом подавил победную улыбку.
- Что обещал, то и сделал. Расстался с Марго.
Сердце ухнуло куда-то вниз, и Катя сама удивилась настолько острой реакции. Оказывается, это задевало её намного больше, чем она сама думала. Видно забила с самого начала очередную боль, а вот теперь почувствовала оглушающее облег-чение.
Тут же позабыв о своих претензиях к нему, опустилась на диван рядом с ним  и вцепилась в его рукав.
- Правда?
Андрей важно кивнул.
- А ты ругаешься,- пожурил он её. Всё это время он на неё не смотрел, разгляды-вая стену напротив. Катя теребила рукав его рубашки, он чувствовал, как её паль-чики судорожно цепляются за ткань. Решив её больше не мучить, Жданов обнял её и притянул к своей груди. Поцеловал в лоб, как маленькую.- Не будешь боль-ше?
А она вдруг всхлипнула, прижалась щекой к его груди и заревела. Он даже испу-гался.
- Кать, ты чего?- погладил по волосам.
- Ты такой несн-несносный,- заикаясь и шмыгая носом, проговорила она.- Я тебя так люблю!
- Глупая,- Андрей тихо засмеялся и обнял её обеими руками, укачивая.- Чего ты плачешь-то? Всё же хорошо. Мы вместе.
От его слов она ещё пуще разревелась, а он продолжал гладить её по волосам, шептал  на ушко что-то ласковое и постепенно она начала успокаиваться. Затихла на несколько минут, затем вытерла слёзы.
- Давай я тебя покормлю?
Андрей не выдержал и расхохотался.
- Ты неподражаема!
Если она собирается его кормить, значит, окончательно простила. Это уж он хо-рошо знал.
- Не надо, Елена Санна меня накормила.
Катя вздохнула и завозилась, поудобнее устраиваясь у него на руках. Его пальцы запутались у неё в волосах и лениво перебирали их. И вот это чувство спокойст-вия ни на что нельзя было променять. Их дом, их семья, их маленький мир, кото-рый надо беречь от бурь и ненастий. Но как же это оказывается, трудно.
- Кать,- тихо позвал Андрей. Она только едва заметно шевельнулась, но не отозва-лась. Да ему это и не надо было.- Я тебя люблю.
Она вздохнула и ещё сильнее прижалась к нему.
- Кать, ты спишь, что ли?
- Нет,- приподняла голову и посмотрела ему в глаза,- я тоже тебя люблю, Анд-рюша. Даже страшно иногда, как люблю.
- А почему страшно-то?- удивился он.
- Страшно, что потеряю…
Его глаза как-то странно и влажно блеснули, а потом он осторожно погладил её по щеке.
- Не потеряешь,- и поцеловал.

-------

Андрей уже спал, а она всё никак не могла отпустить его руку. Пальцы рисовали какой-то узор на его плече, а сердце замирало от счастья.
Андрей. Её Андрей.
Сколько раз она произносила это имя за эти годы? Да миллионы. С нежностью, любовью, страстью, а иногда злясь на него, но всё равно любя.
За этот год она поняла многое, а самое главное, насколько же его любит. С перво-го дня знакомства, с первого взгляда.
Сколько всего было, сколько прожито, и за столько лет её любовь не уменьшилась ни на каплю. Даже наоборот. Особенно, за прошедший год, после всего, что с ни-ми произошло, что пришлось пережить.
Разве она когда-нибудь могла жить без него? С первой минуты, как увидела его глаза, так и потеряла голову, на всю оставшуюся жизнь.
Это счастье, которое досталось им неизвестно за какие заслуги. И это нельзя по-терять, надо беречь и лелеять. Ведь потерять, как оказалось, легко, даже усилий никаких прикладывать не надо. Сама не поняла, как потеряла.
И чуть не умерла. Без него чуть не умерла.
Сейчас, обнимая его, прислушиваясь к его мерному дыханию, даже боялась пред-ставить, как бы она жила, если бы они так и не смогли преодолеть все свои разно-гласия и помириться. Жить, наблюдая за его жизнью со стороны. Не смогла бы, умерла от боли и тоски.
А теперь он дома, рядом с ней, и такое чувство, что не было всех этих месяцев терзаний и мучений. Просто кошмарный сон, который со временем забудется, со-трётся из памяти. И даже горького осадка не останется. Только хорошее.
Не многие люди могут с уверенностью сказать, что они счастливы, а она может. Всё у неё есть, даже пожаловаться не на что. Любимый муж, обожаемая дочь, ро-дители, друзья.
«Зималетто». Их общая семья.
Остаётся только надеяться, что у друзей будет такое же тихое счастья, как и у неё.
Катя улыбнулась сквозь слёзы, поцеловала Андрея в плечо и осторожно встала, боясь его разбудить неосторожным движением. Накинула халат и босиком про-шла в ванную.
Подошла к зеркалу, посмотрела на свои заплаканные, но счастливые глаза и улыбнулась. Пригладила растрепавшиеся волосы. Потом включила воду и умы-лась.
Рука потянулась к шкафчику над раковиной, и она достала оттуда упаковку с таб-летками. Выдавила на ладонь две штуки. Уже готова была  положить их в рот, но испуганно вскрикнула, когда Андрей вдруг неожиданно появился позади неё и обнял, останавливая её руку на полпути.
- Андрей, ты что?.. Я думала, ты спишь!
Жданов откинул волосы с её шеи и поцеловал, продолжая другой рукой удержи-вать её руку, в которой были зажаты таблетки.
- Не надо.
- Что?- не поняла она.
-  Таблетки пить не надо.
Её глаза удивлённо расширились, и дыхание сбилось. К горлу опять подкатил ком, и она закусила губу,  которая предательски задрожала.
Андрей посмотрел в зеркало, встречаясь с ней взглядом.
- Катька, роди мне ребёнка, а?
Она тяжело привалилась к его плечу и вздохнула.
- Ты хочешь?
Он кивнул.
- Очень хочу. Лизка у нас уже большая, оглянуться не успеем, а уже внуки пой-дут,- и хохотнул.- А мы о троих мечтали, помнишь?
- Помню,- и разжала ладонь, и два белых кругляшка с глухим стуком упали в ра-ковину.
Андрей отвёл глаза от её глаз  в зеркальном отражении и прерывисто вздохнул. Затем наклонился и опять припал губами к пульсирующей жилке у неё на шее.
- Спасибо, родная.
Катя улыбнулась.
- Я тебя очень люблю, Жданов. И я рожу тебе ребёнка, ещё одного.
- И выйдешь за меня замуж,- внезапно опомнился Андрей, а Катя засмеялась.
- Так сначала ребёнка или замуж?
- Всё сразу!
- Какой ты, а?- покачала она головой, развернулась в его руках, приподнялась на цыпочках и поцеловала.- Я тебя люблю.
- И я тебя люблю.  И я очень хочу, чтобы ты опять стала Ждановой. Потому-что ты давно уже не Пушкарёва, а Жданова!
- Я знаю. Ты прости меня, ладно? Я не должна была этого делать, просто я так бе-зумно тебя ревновала к этой…
- Всё-всё,- он закрыл ей рот поцелуем. Попытался вложить в него всю свою лю-бовь и нежность, но как всегда увлёкся и начал быстро терять голову. Подхватил её на руки и понёс в спальню.- Планы на будущее мы наметили, надо поработать над их скорейшим осуществлением.
Катя засмеялась и обняла его за шею.


Эпилог.

Когда они приехали к Пушкарёвым на следующий день, время близилось уже к вечеру. Почти сутки они провели дома, не реагируя на звонки и ни на что другое, не желая отвлекаться друг от друга.
Катя уже взялась за ручку двери родительской квартиры, но Андрей успел её догнать и притянул к себе.
- Поцелуй меня, для храбрости,- усмехнулся он и потянулся к её губам.- Я нерв-ничаю.
- Ты нервничаешь?- поразилась Катя.- Почему?
- Ещё бы мне не нервничать! Я как вспомню, как в первый раз просил у Валерия Сергеевича твоей руки, так прямо коленки трясутся от страха.
Она засмеялась.
- Андрей, ты что?..
- Что? Это не тебя он расстрелять хотел!
- Сейчас-то он не расстроится, а скорее обрадуется.
- Думаешь?- усомнился Андрей.
- Уверена.
Она толкнула дверь, и на них тут же навалился гул голосов и детского смеха.
- А что происходит?- удивился Андрей, настороженно прислушиваясь.
Катя неуверенно пожала плечами.
А по квартире вдруг пронёсся гневный вопль Воропаева:
- Юля, я сейчас твой телефон выброшу в окно! Кира, скажи ей!
- Воропаев, что ты орёшь?- это уже Виктория, ни чуть не уступавшая по горласто-сти Александру.- Ты мне детей пугаешь!
Послышался дружный хохот Малиновского и Валерия Сергеевича, а затем дело-вой голос Вари.
- Замолчите все! Ничего не слышно! Я пытаюсь Кате дозвониться!
Пушкарёва при упоминании своего имени нервно вздрогнула и испуганно по-смотрела на свою сумку, в которой лежал её мобильный. Но ни звука из сумки не донеслось, да и не могло доноситься, телефон она выключила ещё вчера вечером.
- Я не понимаю, чего вы все разволновались?- звонкий голос Виноградовой пере-крыл весь шум и гам.- Куда она может пропасть?
- Вот и я о том же,- хмыкнул Саша, соглашаясь с женой.- Тут два варианта – либо с Соловьёвым, либо со Ждановым.
- Саша, как ты можешь?- прикрикнула на брата Кира.- Мы же волнуемся!
- Из-за того, где она ночует?
- Сейчас тут кто-то договорится!- рявкнул Валерий Сергеевич, и повисло молча-ние.- Ты о моей дочери говоришь, не забыл?
Катя с Андреем стояли у двери, обнявшись, и только улыбались, прислушиваясь к военному совету на кухне.
После окрика Пушкарёва из кухни вылетела стайка детей и с топотом пронеслась в Катину бывшую комнату, при чём на них не обратив никакого внимания. Толь-ко Лиза в дверях обернулась и помахала родителям рукой.
- Телефон у неё выключен,- со вздохом сказала Варя.- Рома, что делать?
- А я откуда знаю? У Палыча тоже выключен.
- Безответственность какая,- посетовала Вика.- А мы волнуйся!.. Кира, что у тебя с ремонтом? У меня есть знакомый дизайнер, он из твоего дома конфетку сделает!
- Вика!
Из кухни вышел Зорькин с бутербродом в руке и посмотрел на Катю с Андреем спокойно, почти равнодушно, словно это не их исчезновение все сейчас обсуж-дают на кухне.
Катя, встретив взгляд друга, смущённо улыбнулась и спрятала лицо на груди му-жа. Андрей обнял её, упёрся подбородком в её затылок и подмигнул Коле.
Тот лишь головой покачал и вернулся на кухню.
- Валерий Сергеевич, Елена Санна, а может в милицию?- глухим голосом пред-ложила Кира, после чего Катина мама испуганно охнула.
- Да что вы панику наводите?- с набитым ртом проговорил Зорькин.- Вон они в коридоре стоят!
Повисла пауза, а через секунду в прихожую высыпала целая толпа.
- Катя, Андрюша!- заахала Елена Александровна и всплеснула руками.- Ну, разве так можно? Мы же волнуемся!
- Вы где были?- заинтересовался Малиновский и на всякий случай приобнял же-ну.
Жданов пожал плечами.
- Дома.
- Они дома были!- не сдержался Воропаев.- Тут все с ума сходят, а они дома были!..
Катя под всеми этими взглядами начала стремительно краснеть. Одно отцовское «Катерина!» чего стоило!
- Так, замолчите все!- повысил голос Андрей и обнял Катю за талию.- Валерий Сергеевич, Елена Санна, мне с вами поговорить надо!
- Что вы ещё натворили?- забеспокоился Пушкарёв.
- Папа, успокойся!
- Натворили,- с обречённым видом кивнул Жданов.- Мы долго думали, сомнева-лись, но всё же решили… пожениться.
Все удивлённо переглянулись, потом опять посмотрели на них, недоверчиво.
- Правда?
- Да,- ответил Андрей и счастливо улыбнулся.
Валерий Сергеевич неожиданно нахмурился.
- Катерина, а ты чего молчишь? Хотя, ладно, чего говорить? Замуж так замуж. В тот раз путью не получилось, так хоть сейчас.
Вот тут Катя покраснела окончательно.
Андрей кашлянул в кулак, выразительно шмыгнул носом и сказал, стараясь не встретиться взглядом с тестем.
- Валерий Сергеевич, кажется, и в этот раз не получится.
Катя всё-таки не выдержала и отвернулась, опять уткнувшись   лицом в пиджак Андрея.
Лицо Пушкарёва немного вытянулось, он беспомощно оглянулся на жену, но ска-зать ничего не успел, его перебил Воропаев.
- Ну, так вот с этого и надо было начинать!- засмеялся Саша, и все радостно заго-лосили.
Их обнимали, поздравляли, как будто счастливое  событие уже случилось.
- Катя, ты, правда, беременна?- шёпотом  спросила Юлиана, но Андрей услышал и ответил вместо неё.
- Мы над этим работаем, Юлианочка!- и сразу переключился на тёщу.- Елена Санна, я жутко голодный! Она меня не кормила! Зорькин, ты мне что-нибудь ос-тавил, надеюсь?
Все весело голосили, а Катя смотрела  на всё это как со стороны и поверить не могла, что можно быть такой счастливой.
Её большая, шумная семья.

КОНЕЦ

0

10

А я бы посмотрела такое продолжение.
Кать. А ты не пробовала им предложить - че они мучаюцца - все так хорошо. И в струе НРК.

0

11

хеппи-энд
спасибо за него
по другому и быть не могло....Любовь сильнее всех обид,предательств,разногласий...
большая редкость

0

12

Спасибо  :flirt:

0

13

Мне больше всего из всех ваших произведений нравится вот это и Всё таки да я брялся такого всегда. Спасибо! :cool:

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Я-любимая » ПРОСТИТЬ ВСЁ... 3 (ПОСЛЕДНИЙ ШАНС) (НРК)