Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Я-любимая » ТЫ МЕНЯ НЕ ВИДЕЛ, ИЛИ ЛЮБОВЬ СО ШТАМПОМ В ПАСПОРТЕ (НРК)


ТЫ МЕНЯ НЕ ВИДЕЛ, ИЛИ ЛЮБОВЬ СО ШТАМПОМ В ПАСПОРТЕ (НРК)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Ты меня не видел, или любовь со штампом в паспорте

Автор: Я-любимая                   




Начало: 1 ноября 2006 года
Окончание:  31 декабря 2006 года



Рейтинг:  PG
Пейринг:  Катя/Андрей
Жанр:      романтическая мелодрама
Герои:    герои сериала «НРК», кто именно пока не решила,
                 в общем, все основные персонажи

0

2

Не торопись, пока ты не поймёшь,       
Что я одна и нет меня дороже.
Когда ты сто кругов судьбы пройдёшь,
А на сто первом без меня не сможешь.
Когда тебя разбудит ночью страх,
Что можешь ты меня на век лишиться,
И станут от волнения в руках
Ломаться спички и табак крошиться.
Когда тебя внезапною тоской
Охватит так в минуту одиночества,
Что от друзей, от суеты мирской
Тебе ко мне сбежать захочется.
Когда поймёшь ты, боль свою храня,
Что только я нужна тебе одна,
Что без меня ты очень одинок,
Тогда ты мой переступи порог!

1 глава.

1.

- Кать, Катя!
Катя Пушкарёва оторвалась от экрана компьютера, встала из-за своего рабочего стола и отправилась на зов президента компании «Зималетто», который сегодня с утра явно был не в духе.
Пришёл раздражённый, с мутным взором и с ходу придрался к Клочковой из-за какой-то ерунды, явно, чтобы выпустить пар. Было утро понедельника, и Катя примерно представляла из-за чего весь сыр-бор, так как вчера вечером ей домой звонила Кира Юрьевна и устроила допрос с пристрастием, пытаясь выяснить, где носит её мужа-гуляку. Катя ни чем помочь ей не смогла. Во-первых, потому, что сама не знала, где он (но догадывалась!), а во-вторых, если бы и знала, то не ска-зала. Не в её правилах было сдавать шефа. И Кира Юрьевна прекрасно об этом знала и зачем ей звонила, Катя так и не смогла понять. Может просто для того, чтобы хоть на ком-то оторваться и поорать. Что ж, в этом Катя ей помогла. Молча выслушала все крики, оскорбления и истерические  высказывания, а потом веж-ливо попрощалась и положила трубку. Вот так. Идеальная секретарша.   
А внешний вид и настроение Жданова сегодня утром ясно давали понять, что Ки-ра Юрьевна вчера вечером его всё-таки дождалась. Или сегодня утром пораньше встала и начала его воспитывать? В общем, мало Андрею Палычу не показалось. 
Ещё бы, все выходные пропадать неизвестно где в обществе любимого друга и соратника по партии Романа Дмитрича Малиновского. А уж член какой партии Малиновский – известно всем.
Катя старалась не вникать в семейные дела четы Ждановых, она была лишь секре-таршей Андрея, а всё остальное её не касалось.  Она, конечно, знала, что её на-чальник гулял от жены и гулял по страшному, но старалась держаться от этого подальше, хотя иногда и приходилось против воли участвовать в их семейных разборках. И Кира всегда упорно подозревала её в усиленном пособничестве Ан-дрею в его выкрутасах, и не хотела слышать никаких оправданий и заверений. 
Если признаться честно, то в чём-то она была права. Андрей не раз просил Катю прикрыть его перед женой, сказать, что он на важной встрече, или уехал в сроч-ную командировку и Катя, естественно, всё это делала, но ведь, в конце концов, он ведь был её шефом, а не Кира Юрьевна.  И женская солидарность здесь совер-шенно ни при чём. Работа есть работа.
А их личная жизнь – это их личная жизнь. Пусть сами разбираются.
Андрей с Кирой поженились чуть больше года назад, но брак нисколько не изме-нил привычек Жданова-младшего. Никто не знал, на что рассчитывала Кира, сча-стливо улыбаясь на собственной свадьбе, но она и сейчас на людях продолжала вести себя, как счастливая женщина.
Вопреки и назло всем.
Хотя всё «Зималетто» вовсю обсуждало очередной скандальный роман своего президента с известной моделью. Да и не только «Зималетто».
Даже в парочке жёлтых газет появились их фотографии в обнимку в одном из ночных клубов.
А Андрей с Кирой делали вид, что ничего не происходит. У них всё замечательно.
Что ж, каждому своё…
Катя вошла в кабинет и посмотрела на шефа, который со страдающим выражени-ем на лице, восседал за своим столом и рассматривал бумаги на столе.
- Я слушаю, Андрей Палыч.
- Катя,- он тоже посмотрел на неё и потряс в воздухе какой-то папкой,- что это?
- Отчёт по продажам. Его Кира Юрьевна принесла.
- А зачем он мне?
- Я подумала, что вам будет интересно взглянуть.
- Мне неинтересно. Там же всё в порядке, правда?- Катя кивнула.- Вот и отлично. Заберите.
Катя послушно взяла у него документы. Эти документы понадобятся ему самое большее, чем через час. Когда он успокоится и начнет, наконец, думать.
- Андрей Палыч, с вами всё в порядке?- сама участливость.
- Да, Катя, со мной всё в порядке,- немного раздражён, но терпимо.- Просто голо-ва болит.
Ещё бы, подумала Катя, после той головомойки, что ему Кира устроила.
- Давайте я принесу вам таблетку, будет лучше.
- Не надо,- отмахнулся Андрей.- У меня есть.
Бутылка виски под столом, закончила за него Пушкарёва.
- Давайте всё-таки начнём с цитрамона,- настаивала она,- у вас после обеда встре-ча с поставщиками.
Андрей недовольно поморщился.
- Ах да, поставщики… Я забыл.
- Я помню,- успокоила его Катя.- Сейчас таблетку принесу.
В кабинет влетел как всегда энергичный и жизнерадостный Малиновский.
- Всем доброе утро! Катенька, привет!- Роман  шутливо раскланялся.
- Добрый день, Роман Дмитрич. Обед уже скоро.
- Катенька, вы как всегда ко мне не справедливы!
- Как всегда,- кивнула Катя и скрылась в своём кабинете.
Малиновский проводил её выразительным взглядом, потом опомнился и обратил своё внимание на страдающего президента.
- Андрюх, ну как?
- Ой, Ромка, лучше не спрашивай,- вздохнул Жданов.- Башка болит…
- Да при чём тут твоя башка? Я о Кире!
- А-а… Ну, с этим совсем плохо!- Андрей покосился в сторону каморки и, пони-зив голос, продолжил.- Я думал, она меня убьёт! И самое интересное то, что она не верит ничему, что я ей говорю!
- Конечно, не верит! Ты же ей врёшь!
- Но она-то об этом не знает!
Рома скривился.
- Жданов, прекрати! Кира ведь не дура!
- Она мне сегодня утром такую истерику устроила,- Андрей схватился за голову, облокотившись на стол.- Я еле сбежал. Итак ничего не соображаю с похмелья, и она ещё со своими претензиями!
- Ещё бы… Она, между прочим, твоя жена…
- Спасибо, что напомнил!- съязвил Андрей.
Из каморки вышла Катя со стаканом воды в руке и подошла к шефу.
- Вот таблетка,- протянула ему лекарство и поставила перед ним стакан.- Пейте.
Андрей сморщился и жалобно посмотрел на неё.
- Андрей Палыч…- она была непреклонна.
- Ладно, ладно,- проворчал он, закинул в рот таблетку и залпом выпил всю воду.- Язык показать?
- Не надо, я верю,- улыбнулась Катя.
Пушкарёва наклонилась, потянувшись через стол за какими-то нужными бумага-ми, и быстро ушла к себе.
Рома нервно сглотнул при воспоминании о её груди в вырезе строгого делового пиджака и покосился на Жданова. Но тот был совершенно невозмутим и с тоской разглядывал своё отражение в начищенной настольной лампе.
Неужели он, и правда, не видит? Малиновский никак не мог этого понять. Такой шедевр рядом, а Жданов ноль эмоций.
- Да ещё Соболева мне по ушам ездит,- продолжил жалостливую речь Андрей.- Чёрт дёрнул меня с ней связаться!
- Не черт, а кое-что другое,- насмешливо хмыкнул Рома.
- Ей всё мало! Всё время что-то нужно! То шубу, то контракт, то машину!.. Тьфу!
-  Так это тип женщин такой. Вроде нашей Клочковой. Им всегда хочется всего сразу и побольше.
- Да Викуля по сравнению с ней – ангел!
- Вот уж не говори зря!- фыркнул Малиновский.- Я тебе по опыту могу сказать…
- Не надо, я верю. Мне своего опыта выше крыши!
- А с Кирой вы помиритесь. Новый год скоро, поедете в Лондон, там и помири-тесь.
- Надоело. Мы ссоримся так часто, что мириться не успеваем. Зря я на ней женил-ся…
- А вот это ты брось!- воскликнул Рома.- Ты должен был это сделать и сделал. И получил от этого брака очень много.
- Может, и получил,- невесело согласился Андрей.- Вот только собственной жиз-ни лишился.
- Ой, как мы заговорили,- хмыкнул Роман.- Какие слова мы знаем! Тоже мне, пси-холог-любитель!
Андрей не ответил, только вздохнул.
Через некоторое время Катя вышла из своего кабинета и застала его в одиночест-ве, задумавшегося и невесёлого. И отвлекать его от этих мыслей не стала.

2.

Всё в её жизни складывалось удачно. Настолько, что даже скучно немного было. Работа – отличная, личная жизнь – в порядке, родители – замечательные, друзья – просто прекрасные.
Ну, кажется, что ещё?
Даже не верилось, что ещё полтора года назад она пришла в эту компанию гадким утёнком, закомплексованым и неуверенным в себе человечком, который от одно-го взгляда своего обворожительного шефа готов был упасть в обморок от востор-га. А сейчас смешно от воспоминаний об этом.
За эти полтора года она повзрослела больше, чем за прошедшие лет десять. Изме-нилась просто кардинально. При чём во всём. Изменила внешность, стиль, отно-шение к жизни в целом, поменяла манеру общения с людьми и теперь сама собой была довольна. Сама себе нравилась.
А, поди ж ты, скучно. Сказать кому – засмеют.
И не поймут.
Её глупая, детская влюблённость в шефа прошла довольно быстро. Почти сразу после его женитьбы. Хотя нет, что она говорит. После его свадьбы она приказала себе его разлюбить, что было смешно, если учесть то, что она для него была всего лишь живым калькулятором, и он вспоминал о ней только, когда у него цифры в отчёте не сходились.
Сначала ей казалось невозможным вычеркнуть его из своего сердца. Она ночи на-пролёт писала в своём дневнике глупые стишки, вырезала сердечки и спала с его фотографией под подушкой. А потом…
Потом вмешалось провидение в виде Юлианы Виноградовой, которая увезла её с собой в Египет на месяц. А там, между делом, поводила Катю по магазинам и стилистам, и всё изменилось.
Внутри у Кати всё изменилось, перевернулось с ног на голову. В тот же момент, когда она впервые увидела в зеркале совсем другую Катю Пушкарёву, обновлён-ную. И поняла, что больше никогда не вернётся к старому. К той, другой жизни, в которой она была слабой и забитой серой мышкой. Нет, больше она такой не бу-дет.
В Египте случилось многое. Случилось всё, что только может случиться. Чудес-ное преображение, куча интересных знакомств, солнце и море… А ещё она по-знакомилась там с Мишей.
Миша был чудесным, добрым и заботливым. Катя его почти любила. То есть, лю-била, как друга, несомненно. А вот со всем остальным…
За Катей водился грешок. Иногда, когда выдавался свободный вечер, она любила залезть с ногами на широкий подоконник, и почитать любовный роман. А там пи-сали о каком-то всепоглощающем и безумном чувстве, от которого теряешь голо-ву, и хочется петь и кричать на весь мир о своей любви. Когда хочется постоянно быть с каким-то человеком и просто его любить, не смотря ни на что. И жить этой любовью, и дышать этим.
Когда не ешь, не спишь…
Даже смешно.
Ей казалось, что она чувствовала нечто подобное, когда была влюблена в Андрея. Хотелось, чтобы ночь скорее прошла, придти на работу и увидеть его, услышать его голос… Но потом всё кончилось, и она решила, что это ей просто показалось.
Всё закрутилось, изменилось и в итоге прошло.
Когда она вернулась из Египта, преображённая, и вошла в его кабинет, в душе ещё жила надежда, что вот сейчас он на неё посмотрит и у него  внутри что-то дрогнет и он, наконец, её заметит. Но ничего такого не произошло. Андрей только чуть дольше задержал на ней свой взгляд, а потом осведомился, когда будет готов отчёт. Вот и всё.
После этого и она перестала чувствовать к нему что-либо.
Но тогда у неё хотя бы билось сердце в преддверии встречи с ним, она волнова-лась и замирала при звуке его голоса, а Миша…
С ним ей просто хорошо, спокойно, но хочется совсем другого. Взрыва, фейер-верка чувств, страсти… Вот только где это взять? У кого? С кем?
В итоге она пришла к выводу, что этот самый фейерверк привилегия любовных романов, ведь в жизни она с этим ещё ни разу не встречалась. Юлиана не в счёт. Она вообще уникальна и её отношения с мужчинами неповторимы. Хотя бы взять её теперешний роман. Но об этом не сейчас…
И поэтому, когда Миша жутко волнуясь и запинаясь, сделал ей предложение, Ка-тя подумала да согласилась.
Она не нашла ни одного повода ему отказать. Да, она не столь сильно его любила, как ему хотелось бы, но он был хороший, нежный и добрый, и её любил. А что ещё женщине нужно? Как говорит Маша Тропинкина, важно, чтобы тебя любили, а всё остальное будет.
Вот Катя и решила последовать её совету. К тому же, родители Мишу просто обожали и хотели этой свадьбы намного больше, чем сама Катя.
А девичьи мечты о великой любви, всепоглощающей страсти и принце на белом коне – всё это глупости.
Всё у неё будет, и семья, и муж, она это знает.
И она обязательно будет счастлива. Она в это верит.
Как может быть иначе?

3.

Катя торопилась на обед. У неё была назначена важная встреча, а Андрей наобо-рот никуда не торопился. Лениво просматривал отчёт, чем очень её нервировал. Но она ни словом, ни жестом не давала ему этого понять. Как всегда невозмутима и внешне спокойна.
- Андрей Палыч, я на завтра всё подготовлю, все нужные вам документы найдёте на моём столе.
Жданов поднял на неё вопросительный взгляд.
- Вы о чём?
- Я о завтрашнем дне,- терпеливо проговорила она.- Завтра меня не будет. Наде-юсь, вы помните? Я вас предупреждала об этом несколько дней назад.
Андрей нахмурился и недовольно посмотрел на неё.
- Совсем не будет?
- Совсем.
- Ах да, у вас день рождения… Я помню, Катя. Но завтра итоговое собрание ак-ционеров, конец года…
- Я вам там не нужна. Вы отлично справитесь сами. К тому же, я всё подготовила, надо только раздать отчёты членам совета директоров. Думаю, Вика с этим спра-вится.
Жданов что-то проворчал себе под нос, но спорить не стал. Он, вообще никогда с ней не спорил, когда она говорила подобным тоном. Это было бесполезно.
Катя бросила на него быстрый взгляд исподлобья и почему-то решила разъяснить ещё один важный вопрос прямо сейчас.
- И ещё об отъездах…
Андрей насторожено посмотрела на неё.
- Что ещё?
- В начале февраля у нас показ, а потом… Я бы хотела взять внеочередной отпуск. Недели на две.
- Отпуск?- Андрей вздохнул, но посмотрел на неё уже более милостиво.- Что ж, Катюш, наверное, вы правы. Трудное выдалось время, все устали. Правильно, съездите куда-нибудь. К морю, к солнышку… Отдохните, вы заслужили.
Катя застыла на пару минут и удивлённо на него посмотрела.
Он не знает, пронеслось у неё в голове. Точно, не знает… Невероятно!
- Андрей Палыч,- она смущённо кашлянула в кулак,- вы не совсем правильно по-няли… Это не просто отпуск, это свадебное путешествие.
Андрей сначала подумал, что ослышался. Поднял на неё потрясённый взгляд и замер.
- Что, простите?
Пушкарёва заметно стушевалась.
- А вы не знали? Странно, кажется, я вам говорила…
- Ничего вы мне не говорили!- в раздражении воскликнул он и почти отшвырнул от себя папку с отчётом.- Катя, вы выходите замуж?- неверящим шёпотом пере-спросил он. И к его ужасу, она кивнула.
- Я думала, уже все знают… В середине февраля.
- Зачем?!- сорвался он на крик, но потом помотал головой и исправился.- В смыс-ле, за кого?
Катя всё больше и больше удивлялась его странной реакции на новость о её пред-стоящем замужестве.
Она слегка пожала плечами.
- Его зовут Михаил Борщёв, он шеф-повар. У него свой ресторан в Москве.  Да вы были на открытии с Кирой Юрьевной. Ресторан «Мармеладофф». Я вам пригла-шение оставляла.
Андрей смотрел на неё, как на больного человека, у которого от высокой темпе-ратуры начался бред. Какой Борщёв? Какой ресторан? Какое приглашение? Ниче-го такого он не помнил, просто категорически не помнил! А теперь этот тип, ко-торого он не помнил, собирается жениться на Кате. Его Кате!
Действительно, бред!
- И что,- глухим голосом поинтересовался он,- всё так серьёзно, что вы собирае-тесь за него замуж?
- Андрей Палыч,- внезапно разозлилась Катя,- вам не кажется, что вы довольно странно реагируете на это? Что значит, зачем? Я выхожу замуж! Вы ведь зачем-то женились!
- Вот только бы знать зачем,- потерянно пробормотал он себе под нос.
- Что?- не расслышала она.
- Ничего,- отмахнулся Андрей,- мысли вслух.- А потом улыбнулся, правда улыбка вышла немного кривоватой.- Что ж, Катюш, поздравляю. Вашему жениху очень повезло.
- Спасибо,- слегка раздражённо ответила она, собирая со стола документы.- А сейчас извините, мне надо идти. У меня встреча в обед.
С ним, наверное, зло подумал Андрей, глядя ей вслед. Вон как заторопилась!
Кто бы мог подумать…
Такой подлости он от  судьбы не ожидал.
Да ещё перед Новым годом!

0

3

Глава 2.

1.                                                         

Катя сидела за столиком и лениво помешивала ложечкой в чашке с чаем. Ску-чающим взглядом смотрела за окно, на людей, торопящихся куда-то по своим де-лам, на машины и голубей, которые тяжело перелетали с места на место. И дума-ла. Думала о чём-то таком, от чего в душе появлялось томление и…
- Посмотрите, кто у нас здесь! Сама Екатерина Валерьевна Пушкарёва!
Катя слегка вздрогнула, услышав этот насмешливый и немного язвительный го-лос Александра Воропаева. Подняла голову и встретила его цепкий и хитрый взгляд.
- Смотрю, скучаете?- продолжал он.
Катя покачала головой, а потом улыбнулась открытой и искренней улыбкой.
- Привет.
- Привет,- Саша тоже улыбнулся, и из глаз ушла насмешливость. А потом накло-нился и подставил щёку для поцелуя. Пушкарёва засмеялась, но поцеловала.- О Боже, она это сделала!- шутливо воскликнул он и схватился за сердце.
- Прекрати,- засмеялась она.
Воропаев сел напротив неё и схватился за меню.
- Извини, я опоздал. Столько дел навалилось. Ты ела?
Катя кивнула.
- Да, у меня обеденный перерыв по расписанию. Опаздывать нельзя.
- Да брось,- отмахнулся Саша.- Ты второй человек в «Зималетто», чего ты дёрга-ешься каждый раз?
- Я двадцать второй, Саша.
- Не надо принижать свои возможности, Екатерина Валерьевна.
- Как вы съездили?- поспешила сменить тему Катя.- Как Париж?
- Всё на том же месте,- довольно хохотнул Александр, закончив делать заказ.
Катя опять покачала головой.
- Не романтик ты, Воропаев. Это же Париж!
- Вот и поезжай туда в свадебное путешествие.- Катя выразительно поморщи-лась.- Что, не хочешь? Или в свадебное путешествие не хочешь?
- Ты опять начинаешь?
С тех пор, как они с Мишей объявили о своём намерении пожениться, Воропаев постоянно её подкалывал и задавал провокационные вопросы. Он и так с самого начала не то чтобы невзлюбил Мишу, а относился к нему с пренебрежением.
Неожиданная дружба Кати и Воропаева началась именно тогда, в Египте, куда Воропаев приехал вслед за своим идеалом, Юлианой Виноградовой. Встретив там Катю, удивился и как всегда посмеялся немного над ней, но она лишь гордо от-вернулась, посчитав ниже своего достоинства отвечать ему.
А так как Катя была при Юлиане, а Саша, естественно, старался не отходить от неё далеко, то они стали много времени проводить в обществе друг друга. И Во-ропаев вдруг понял, что эта серая мышка, совсем не такая, какой кажется на пер-вый взгляд. За всеми этими невзрачными одеждами скрывалась сильная и волевая личность, которая никогда не отступает перед трудностями и продолжает идти вперед, не смотря ни на что. А он всегда уважал таких людей.
Более неординарной личностью для него была только Юлиана Виноградова, и по-этому он был с ней. Александр Воропаев не признавал ширпотреб, только штуч-ные изделия в единственном экземпляре.
А уж когда Пушкарёва преобразилась, и он увидел её в первый раз, то просто по-терял дар речи. И опять восхитился гениальностью Юлианы. Только она, с её про-зорливостью и уникальностью могла разглядеть подобный шедевр в гадком утён-ке.
Конечно, если бы не Юлиана, то они вряд ли, когда-нибудь просто заговорили друг с другом. На Катю давило мнение Андрея, ведь между ним и Воропаевым была извечная борьба, при чём непримиримая. Все только удивлялись, что они до сих пор, как мальчишки, во всём соперничают.
Свои дружеские отношения Катя с Александром старались не афишировать. Катя из-за Андрея, а Саша из-за Киры, которая Пушкарёву на дух не переносила. Но подружились они очень сильно. Хотя, некоторые и удивлялись, что их может свя-зывать. Особенно, это интересовало Зорькина, который, как подозревала Катя, просто ревновал, чем сильно её смешил.
Но камнем преткновения в их отношениях стал Миша. Воропаев просто не пони-мал, что Катя в нём нашла. Он считал, что Борщёв её не достоин.
Вот и теперь всё о том же!
- Я не начинаю, Кать. Я просто не понимаю, зачем тебе всё это нужно.
Катя улыбнулась.
- Вот как бы ты со мной не спорил, а вы со Ждановым очень похожи!
Саша подавился вином и закашлялся.
- Что?- засмеялась Катя.
- Надеюсь, ты шутишь?
- Ни чуть. Ещё час назад он пытался у меня выяснить, ЗАЧЕМ я выхожу замуж!
Саша иронически приподнял бровь и с любопытством посмотрел на неё.
- С чего вдруг такой интерес?
Катя пожала плечами.
- Оказывается, он только сегодня узнал, что я выхожу замуж. Хорошо хоть от ме-ня!
- Жданов в своём репертуаре!- хмыкнул Александр, а потом хитро подмигнул Ка-те.- А ты? Сердечко не забилось? Шеф так не хочет отдавать тебя никому!
Она неприлично вытаращила на него глаза.
- Ты что говоришь-то?
- А что?
- Он муж твоей сестры, что!
Саша вздохнул.
- Знаешь, Кать, если честно, если бы ты соблазнила Жданова и увела его у Киры, я бы тебе только спасибо сказал.
Катя посмотрела на него, как на сумасшедшего.
- В смысле?
- Да брось! Я ведь это не просто так говорю. Кира несчастна с ним. Им вообще не следовало жениться, а она всё ещё хватается за этот брак. Глупо!
- А я здесь при чём?
Саша улыбнулся уголками губ.
- Ну, скажи, скажи мне, что ты никогда не была в него влюблена!
Катя некоторое время посверлила его тяжёлым взглядом, а потом сказала:
- Воропаев, я тебя ненавижу, ты в курсе?
А Саша от души расхохотался.
- Я так и знал!
- Замолчи, ради Бога! Как ты, вообще, можешь говорить такое? Кира его любит!
- Это не любовь,- уверенно покачал он головой,- это издевательство над собой. Причём в извращённой форме!
Катя вздохнула. Что тут скажешь? Он прав.
- Меня это не касается,- решила она, наконец.- Лучше, скажи, ты привёз?
- Привёз.- Саша вытер рот салфеткой и полез в портфель. Достал папку с доку-ментами и подал ей. Катя сразу стала их просматривать.- Не понимаю, зачем это Зорькину? Глупость какая-то! Новогодние игрушки! Это не серьёзно!
- С чего-то надо начинать,- пожала Катя плечами.- К тому же, это приличный до-ход и регулярный.
- Ага,- хмыкнул Саша.- Раз в год.
- Не вредничай! И вообще, мне пора. Андрей, наверняка, меня уже потерял.
- Наверняка,- многозначительно хмыкнул Воропаев, а Катя не сдержалась и по-детски показала ему язык.- Мы ждём тебя сегодня в клубе. Будем день рождения праздновать. А поварёнок тоже будет?
Катя спрятала улыбку.
- Не будет. Он в Питере,- и увидев облегчённую улыбку на его лице, весело вос-кликнула.- И попробуй что-нибудь сейчас сказать!

2.

Когда Катя вернулась на работу, Андрея на месте не оказалось. Вика сообщила ей, что он уже уехал на встречу с поставщиками.
Катя этому даже обрадовалась. После всех глупых выдумок Воропаева, ей поче-му-то не хотелось так быстро с ним встречаться.
А потом вошла в свой кабинет и застыла в удивлении.
На её столе стояла ваза с огромным букетом цветов.
Катя растерянно помялась в дверях, разглядывая это чудо, а потом медленно по-дошла к столу. Оглядела со всех сторон, гадая, откуда он тут взялся, и вдруг уви-дела небольшую открытку на столе рядом с букетом. Начала читать и её брови удивлённо взлетели вверх.
«Дорогая Катюша! Поздравляю Вас с Днём рождения. И с предстоящей свадьбой, конечно. И простите меня за моё сегодняшнее поведение, я не дол-жен был так себя вести и расстраивать Вас. Ещё раз поздравляю. А.»
Ничего себе… Дорогая Катюша! Вот так так.
Что это с ним случилось, интересно?
Катя наклонилась к букету и с удовольствием вдохнула сладкий аромат.
А с другой стороны, почему бы и нет? У неё день рождения. А он её начальник и работают они бок о бок уже больше года. Почему он не может подарить ей цветы в знак признательности? Да, именно так.
И не следует искать в этом жесте какие-то скрытые мотивы.
Да и поссорились немного… Что ж, бывает.
И спасибо Вам, Андрей Палыч.
За цветы.

Глава 3.

1.

Музыка грохнула с такой силой, что у Кати рука дрогнула, и она расплескала ви-но.
- Господи, да что же это?- засмеялась Пушкарева, промокнув стол салфеткой.
- У меня даже уши заложило!- засмеялась Юлиана.- Облилась?
Катя покачала головой.
- Это хорошо,- хмыкнул Воропаев,- а то ей раздеваться уже некуда! Твой подарок, Юль, это просто верх неприличия.- И многозначительно посмотрел на Катину грудь в вырезе откровенного декольте, да и сама кофточка была почти прозрач-ной. И смотрел так, что Катя даже немного покраснела.
Юлиана щёлкнула его по носу.
- Во-первых, прекрати так на неё пялиться, а во-вторых, чтобы ты понимал в мо-де! Можно сказать, что я эту кофточку вымолила! Второй такой в целом мире нет!
- И, слава Богу!- захохотал Саша.
А Катя опустила глаза вниз, пытаясь, сама оценить степень неприличия.
- Совсем плохо, да?
- Да ты что, Кать?- почти закричал Саша.- Наоборот!
Катя окончательно покраснела.
- Воропаев, какой же ты всё-таки,- покачала головой Виноградова, но тот закрыл ей рот поцелуем.
- Пусть наслаждается,- махнул рукой Александр.- А то скоро шеф-повар её в па-ранджу вырядит! Я, таких как он знаю. С виду скромный, а сам…
- Что ты к нему пристал?- обиделась за Мишу Катя.
- Действительно, Саш. Миша очень хороший мальчик.
- В том-то и дело, что мальчик!- скривился Воропаев.- А ей нормальный мужик нужен. Да ещё в такой кофточке! А вернее, почти без неё!
- Уж не себя ли ты предлагаешь, Воропаев?- подозрительно посмотрела на него Юлиана.
- Уж не себя ли! Хотя, найти другого, хотя бы в половину такого же, как я, будет довольно трудно.
- Ой-ой-ой! Смотри, не лопни от гордости!
- Хватит уже!- прикрикнула на них Катя.- Вы сами-то себя слышите? Что вы оба говорите?
- Я дело говорю! Кать, ты подумай! Скоро поздно будет!
- Саш, у меня день рождения, не порти мне праздник!
Воропаев только вздохнул.
- Так, давайте прекратим этот разговор,- оборвала их Юлиана,- и выпьем.
Они чокнулись бокалами, а потом Юлиана потянула их танцевать.

2.

- Довольно модное местечко,- прокричал Малиновский на ухо Андрею.
Жданов кивнул, хмуро оглядывая зал.
Настроение у него было ни к чёрту. С самого утра.
А точнее, с того самого момента, как его незаменимая секретарша сообщила ему, что собирается поехать в свадебное путешествие. А перед этим выйти замуж. И Андрей никак не мог понять, почему его это так сильно зацепило. Зол был на неё до чёртиков.
Да ещё Кира масла в огонь подлила. Разозлилась на него из-за испорченных вы-ходных ни на шутку, и не хотела слушать никаких его оправданий. И чтобы окон-чательно его добить, собрала вещи и укатила в Лондон к родителям. Только за-писку оставила. Мол, сам приедешь, и будешь объясняться не только передо мной, но и перед родителями.
С чего хорошему настроению взяться?
- Андрюх, прекрати хмуриться,- ткнул его локтем в бок Ромка.- Сейчас выпьем, разгуляемся… Пойдём ближе к бару!
Они присели на высокие табуреты у барной стойки и заказали любимое виски.
- Да всё наладится,- Малиновский похлопал его по плечу.- Не переживай. Вы все праздники проведёте в Лондоне, там и помиритесь. А пока жены поблизости нет, расслабься и получай удовольствие!
Андрей вздохнул и одним глотком опустошил свой бокал.
А действительно, когда ещё представится такая возможность? Главное сейчас за-быть обо всём, выкинуть всё из головы. И Киру, и работу… и Катю. Всё.
Свет в зале притушили, зазвучала более медленная мелодия, забегали разноцвет-ные лучи светомузыки.
Андрей повернулся на стуле, облокотился  на стойку и стал без лишнего интереса посматривать на танцующие пары.
Малиновский уже вовсю кадрил сидящую рядом с ним девушку, при чём делал это увлечённо и профессионально. Блондинка под его напором млела и глупо хи-хикала.
Жданов не прислушивался к их разговору, знал, что ничего нового там не услы-шит. Рассеянным взглядом скользил по залу и почему-то обратил внимание на одну пару. А точнее, на девушку. Он плохо её видел в полумраке, но её кофточка просто бросалась в глаза. Она была сшита из какого-то материала, который про-сто светился в темноте. И вьющиеся волосы рассыпались по плечам. Молодой че-ловек, с которым она танцевала, медленно вёл её в танце и что-то говорил ей, а она смеялась. Изящно откидывала голову назад и смеялась.
Андрей задержал взгляд на этой паре и покачал головой.
Смейтесь, смейтесь, а вот что потом будет?

3.

Катя чувствовала, что опьянела.
А это всё Воропаев! Подливал и подливал ей шампанского, вот и эффект. Голова кружилась, щеки зарумянились, и она беспрестанно смеялась.
Потом музыка кончилась, и она захотела пить. Пошла к бару, потому-что понима-ла, что если вернётся к столу,  то Воропаев опять нальёт ей шампанского. А пить ей сегодня больше нельзя.
У барной стойки было полно народа, она протиснулась за спиной какого-то муж-чины в чёрном кожаном пиджаке, и улыбнулась бармену.
- Можно мне воды?
Тот с готовностью кивнул.
- Привет,- услышала она со стороны кожаной спины, повернула голову и обомле-ла. На неё смотрел Андрей Жданов. И смотрел как-то странно… словно… словно, не узнавал.
- Привет,- поневоле вырвалось у неё, и она пьяно хихикнула.

4.

Андрей случайно обернулся и увидел рядом с собой  именно ту девушку, в светя-щейся кофточке. Прыгающий свет мешал, как следует рассмотреть её лицо, но он понимал, что она красивая. И улыбалась так ослепительно…
- Привет,- сказал он.
Она посмотрела на него, помедлила немного, разглядывая его, а потом тоже ска-зала:
- Привет,- и засмеялась.
Жданов понял, что она немного пьяна, но это только добавляло ей шарма.
- Привет,- ещё раз повторил он, но уже с улыбкой.- Как дела?
Девушка мило пожала плечиком и опять прыснула со смеха.
- Хорошо. А у вас… то есть, у тебя?
- И у меня. Как тебя увидел, так сразу легче жить стало.
Она почему-то перестала улыбаться и посмотрела на него серьёзно.
- Правда?
- Не сомневайся,- самоуверенно хмыкнул Жданов и протянул ей руку.- Меня зо-вут Андрей.
А она, как в ступоре, смотрела на эту руку, а потом на него.
- Не хочешь говорить?
- Да нет, просто…
Тут из-за его плеча высунулся Малиновский.
- Андрюх, ты чего тут?- разглядел девушку рядом с другом и похотливо разулы-бался.- А кто это тут у нас такой…- не договорил, и с его лицом стали происхо-дить странные метаморфозы. Физиономия вытянулась, глаза округлились, даже челюсть отвисла слегка, и рот приоткрылся.
А Катя, наблюдая за всем этим, фыркнула от смеха и тут же поклялась, что боль-ше пить не будет никогда. Что за дурацкая реакция на всё происходящее?
- Добрый вечер, Роман Дмитрич,- смеясь, проговорила она.
Тот ошалело кивнул.
Андрей удивлённо обернулся на Ромку, потом опять на девушку. И вот тут до не-го начало доходить… Голос, глаза, улыбка…
- Катя?- не веря самому себе, выдохнул Жданов.
Она покаянно кивнула, поднесся к губам стакан с водой.
А взгляд Андрея бегал по её лицу, пытаясь осознать, что это на самом деле она. Она, а не фантазия его буйного воображения.
Но это была не она. Это была другая Катя.
Не было строгого делового костюма, не было тугого комеля на затылке и очков. А вместо этого лучистые глаза с поволокой, ослепительная улыбка, правда, немного пьяная, кокетливые кудряшки. А ниже… Жданов перевёл взгляд на её декольте, и у него просто дух захватило. Он с трудом заставил себя отвести взгляд от её поч-ти обнажённой груди. Кто вообще позволил ей появляться в таком виде в общест-венном месте? Это же смерть всем мужчинам!
Малиновский видимо тоже смотрел в том же направлении и явственно крякнул у него над ухом.
- Катя?- повторил Андрей.
- Андрей Палыч, это уже не смешно!..
- Это всё-таки вы…
- Ну, конечно, это я!- она взмахнула руками, её немного качнуло, и она схватилась за плечо Андрея. Улыбаться перестала и пробормотала себе под нос.- Правда, не в очень хорошем состоянии, но я…
Андрей продолжал смотреть на неё со всё возрастающим изумлением.
А тут, как чёрт из табакерки, за её спиной возник Воропаев.
- А что у нас тут происходит? О, какие люди! Всё руководство «Зималетто» в сборе!
- Воропаев,- скривился Андрей,- а ты здесь чего?
- А ты?- не остался в долгу Саша.- Женатый человек, а всё туда же!
- Кира сегодня в Лондон улетела,- процедил сквозь зубы Жданов, с неприязнью глядя на родственника.
- А ты, значит, по бабам!
Катя посмотрела сначала на Андрея, а потом на Сашу, гадая, как скоро он полу-чит от Жданова по физиономии.
Но Воропаев уже переключился на Рому, заметив его взгляд, обращенный к Кате.
- Малиновский, а ты чего вытаращился?- и вдруг обнял Катю за плечи.- Эта де-вушка со мной.
Последовала немая сцена.
Катя даже в полумраке увидела, как побелел Жданов. И ей стало страшно. Всего на мгновение, но страшно.
Она поспешно скинула руку Саши и нервно улыбнулась.
- Александр Юрьевич шутит…
Воропаев зловеще хохотнул, а Катя ткнула его локтем в бок. Это, конечно, все за-метили.
Неизвестно чем бы это всё закончилось, если бы не появилась Юлиана. Она впорхнула между ними и радостно воскликнула:
- Ромочка! Андрюша! Как хорошо, что вы пришли! Чем больше народа, тем луч-ше! Так веселее!
- Юлиана, я не могу больше веселиться, правда,- заныла Катя.- Мне домой надо!
- Так, ты это брось!- запротестовала Виноградова.- У нас праздник! Саша, шам-панского!
Катя вздохнула и жалобно посмотрела на Андрея. Он поймал этот взгляд и вдруг понял, что улыбается.
- А что празднуем-то?- заинтересовался Рома, разливая шампанское.
- Как это что?- удивилась Юлиана.- У Катюши день рождения завтра!
- Уже сегодня,- поправил её Саша и указал на часы.- Пять минут первого!
- О!- весело воскликнул Малиновский и подал Кате бокал.- Катенька, поздрав-ляю!
Со всеми этими манипуляциями Катю оттеснили, и теперь она стояла, почти при-жавшись плечом к груди Андрея.
Все начали чокаться, опять посыпались поздравления, теперь в пламенном испол-нении Романа Дмитрича, а Катя вдруг придвинулась к Жданову ещё ближе и тихо прошептала:
- Я не могу больше пить…- а потом закрыла глаза и залпом осушила бокал.
- С днём рождения!- закричала Юлиана и кинулась её обнимать и целовать. Ма-линовский хотел последовать её примеру, но был остановлен предостерегающим взглядом Жданова. И отступил, усмехнувшись уголком губ.
А Катя совсем опьянела. В голове всё звенело и кружилось, в душе всё пело, но как-будто в замедленном темпе. Всё окружающее отдалилось и доходило до неё издалека. Уже не понимала, что ноги её не держат, и она практически висит на руке Андрея.
И не замечала его внимательного взгляда, и что его рука на её талии сжимается всё сильнее и властнее. И конечно не могла знать, что он наслаждается этим. Её близостью, сбивчивым дыханием и тем, как она глупо хихикает не к месту. И сам не понимает, что происходит. Какая-то глупая встреча, идиотская ситуация…
- Какие вы всё-таки гадкие,- вдруг вполне отчётливо выговорила она,- мне же зав-тра вставать в шесть утра! Ехать надо…
- А ты не езди,- оборвал её Воропаев, а сам исподтишка наблюдал за Андреем.- Юль, скажи ей!
- Отстань от неё, Саш! Она сама решит! Надо ей ехать – пусть едет!
Но тот лишь отмахнулся.
- А куда ехать-то?- спросил Рома, прихлёбывая шампанское.
- В Питер,- ответила за Катю Юлиана.- У Миши там дела, он не может приехать.
- Понятно,- насмешливо протянул Малиновский,- любовь-морковь…
Миша… Упоминание этого имени кольнуло Жданова весьма ощутимо, и он по-смотрел на Катю. Ему почему-то представилось, как другой мужчина вот так же прижимает её к себе, и он скрипнул зубами с досады.
А Кате уже было всё равно. Она прикрыла глаза, всего на секунду, а открыть их уже не смогла.  Устроилась поудобнее на руке Андрея и опустила голову на его плечо. Но прежде чем окончательно заснуть, она глубоко вдохнула  и успела по-думать, какой знакомый и родной запах. Одеколон и виски.
- Надо отвезти её домой,- сказала Юлиана, глядя на спящую на плече у начальни-ка Катю.- Саша!
- Что?- удивился Воропаев.- Жданов из нас самый трезвый, он почти не пил!  От-везёшь?
Андрей странно посмотрел на него и кивнул.
- Отвезу.
Катю он разбудил и повёл к выходу. Она спала на ходу, но постоянно оборачива-лась и махала всем рукой.
Когда они вышли, Юлиана обернулась и подозрительно посмотрела на любимого.
- Воропаев, ты что задумал?
- Я?- сделал тот страшные глаза.- Юль, я вообще не понимаю, о чём ты говоришь!
- Ну-ну,- настороженно протянула она и отвернулась.
А Саша усмехнулся.

5.

От морозного воздуха Кате стало легче и она, вроде, проснулась. По-крайней ме-ре, открыла глаза и посмотрела на мир с улыбкой.
Пока Андрей открывал машину, она стояла под фонарём и с детским восторгом наблюдала за тем, как падают снежинки, а потом начала ловить их ладошкой.
- Садись в машину,- сказал Андрей, подходя к ней.- Замёрзнешь.
А Катя поплотнее запахнула пальто на груди и посмотрела в тёмное небо, откинув голову назад.
- Смотри, как красиво,- прошептала она.
Андрей тоже поднял глаза к небу и едва уловил момент, когда она начала падать. Едва успел её поймать.
Катя ахнула, ухватилась за его плечи и захохотала.
- Господи, какая же я пьяная!
Андрей тоже засмеялся, с восторгом глядя на неё.
Да, такой Кати Пушкарёвой он не знал!
- Это всё Сашка,- решила пожаловаться она.- Это он меня напоил! Да ещё знако-мые… Один подойдёт, поздравит, другой… Ужас!
- А, по-моему, здорово!
- Здорово? Что я напилась?
- Ну, иногда можно…
- Можно,- кивнула Катя с серьёзным видом, а потом опять захохотала.- Но осто-рожно!- затем вздохнула и жалостливо добавила.- Я спать хочу.
- И я,- сознался Жданов, а сам всё теснее прижимал её к себе. И никак не мог от-пустить.
Ночь, улица, фонарь… Как у Блока, а с неба мягко падает снег, и всё это создаёт определённую атмосферу, когда хочется ловить её взгляд и крепко обнимать, что-бы было теплее, и ни о чём не думать.
Когда  у тебя такое было в последний раз, Жданов?
Он уже готов был её поцеловать, ему очень этого хотелось, но она не позволила. Мягко отстранилась и лукаво на него посмотрела.
- Я хоть и пьяная, но не настолько. Отвези меня домой.
Андрей вздохнул.
- Как скажешь.
В машине она свернулась клубочком на переднем сидении и изо всех сил стара-лась не заснуть.
Андрей постоянно смотрел на неё и никак не мог изгнать из себя чувство неожи-данно свалившегося на него счастья. Хотелось улыбаться, и чтобы эта ночь нико-гда не кончалась. Вот просто так ехать, куда глаза глядят и больше ничего не на-до.
- А что у тебя с Воропаевым?- вырвалось у него.
Катя пожала плечами.
- Мы друзья.
- В смысле?- не понял он.
Она посмотрела на него.
- Мы друзья.
- Но это же Воропаев…
- Я не понимаю, о чём ты говоришь,- сказала она и засмеялась.
- Всё ты понимаешь,- усмехнулся Андрей.
- Какая ночь,- вздохнула Катя, глядя в окно.- Чудо какое-то!
- И не говори,- согласился Жданов, но имел в виду совсем другое.- Тебе обяза-тельно завтра ехать?
Катя удивлённо посмотрела на него.
- Конечно. Меня Миша ждёт.
- Ясно,- недовольно вздохнул он.
- А скоро Новый год… Ты любишь Новый год?
Андрей пожал плечами.
- Не знаю… Наверное.
- А я люблю,- она говорила медленно, сонно, иногда запинаясь на труднопроизно-симых словах.- Я когда была маленькая, папа всегда одевался Дедом Морозом и дарил мне куклу и мандарины… Я очень люблю мандарины…
- А я терпеть не могу.
- Тогда все твои мандарины из подарка мои, идёт?
Андрей от души расхохотался.
- Договорились.- А потом со вздохом добавил,- приехали.
Катя подняла голову и посмотрела в окно.
- Точно,- обрадовалась она,- это мой дом!
- Я знаю. Может тебя до квартиры проводить?
- Не надо, я справлюсь.
Но не справилась. Вышла из машины и тут же едва не упала.
- Осторожно,- Андрей успел подхватить её в последний момент и прижал к себе.
- Зачем же я так напилась-то?- опять посетовала она, уцепив его за пуговицу паль-то.
- Это всё Воропаев,- подсказал ей Андрей.
- Точно,- кивнула Катя.
- Я провожу тебя до квартиры.
В подъезде он всё время на неё шикал, когда она начинала смеяться или слишком громко говорила. Тогда Катя испуганно замолкала и зажимала рот ладошкой, а Андрей снисходительно улыбался.
У двери квартиры они остановились, при чём Катя стояла на верхней ступеньке, а он чуть ниже, и получалось, что они одного роста и смотрят друг другу в глаза. И Жданов понимал, что стоит чуть-чуть податься к ней, и их губы встретятся. Но он всё время останавливал себя. И сам себя за это ругал.
- Кать…- начал он.
- Мне идти надо,- и облизала губы, отчего у Андрея дыхание сбилось.
- Иди.
А она продолжала стоять.
Она пьяна, Жданов, уговаривал он сам себя, ты не можешь воспользоваться си-туацией. Просто не имеешь права.
- Иди,- повторил он и мягко подтолкнул её к двери.  И тут же возненавидел себя за это.
Катя открыла дверь, постоянно оборачиваясь на него, зашла в квартиру и закрыла дверь. И тут же высунулась обратно, хитро улыбаясь.
- До свидания, Андрей Палыч. Спасибо, что подвезли.
Он улыбнулся.
- С днём рождения, Катюш.
Она кивнула и закрыла дверь. Теперь уже совсем.
Жданов некоторое время постоял, не двигаясь, пытаясь придти в себя, а потом с шумом выдохнул.
Бывает же такое!
Катя Пушкарёва…

0

4

Глава 4.

1.

Андрей долго кружил по ночной Москве, никак не мог заставить себя поехать до-мой. Даже не смотря на то, что Киры там не было. В голове кружилось множество мыслей, и ни одна из них не была связана с женой.
Все были о другой женщине.
Это было даже смешно, давно он не испытывал таких острых чувств по отноше-нию к женщине. Он, взрослый, сложившийся мужчина, который давно привык, что женщины сами вешаются ему на шею. И к этому не надо прикладывать почти никаких усилий. Можно сказать, что он избалован женским вниманием, и вдруг какая-то наиглупейшая ситуация вызвала в нём такую бурю эмоций.
Хотя нет, надо быть честным с собой. Началось всё не вечером, когда он увидел её в клубе, в этой излишне откровенной кофточке. Началось всё утром. Когда она, как бы между делом, сообщила ему, что выходит замуж. Вот так просто. А у него мир под ногами покачнулся в одну секунду.
Выходит замуж за кого-то там повара. И собирается с ним в свадебное путешест-вие.
Когда она всё это сказала, Андрей сначала решил, что она шутит. Смотрел на неё в полном шоке и ждал, что вот сейчас она засмеётся и скажет, что она его просто разыгрывает.
Он продолжал смотреть, а она не смеялась. Даже немного покраснела под его взглядом. И вот тогда он по-настоящему испугался.  На самом деле испугался. И даже накричал на неё, не сумев сдержать рвущиеся наружу эмоции. Но она лишь разозлилась в ответ и ушла, оставив его наедине с его потрясением и испугом.
Андрей после её ухода долго сидел, боясь пошевелиться и спугнуть нереальность происходящего. Ведь пока ещё можно было сделать вид, что ничего не было, и она ему ничего не говорила. Но мысли уже накрывали его и руки сами по себе сжимались в кулаки.
Катя выходит замуж.
ЕГО Катя выходит замуж. Как это принять?
Он никогда не думал, что такое может случиться. А почему – не знал. Её присут-ствие в его жизни казалось чем-то постоянным и неизменным. И он уже давно не знал, как могло быть иначе. Она всегда была рядом и всегда готова была помочь. В любой ситуации.
И он пользовался этим. И не раз.
Сколько раз он просил её прикрыть его перед Кирой, когда сам отрывался где-нибудь с Малиновским? Да сотню.
Дурак!
И она беспрекословно всё исполняла, а он иногда даже спасибо ей говорить забы-вал.
Просто знал, что ей это не нужно, она всегда готова помочь. Просто так. Всегда рядом и никуда не денется. Знал, что вот завтра он придёт на работу, а она будет там. Улыбнётся, поговорит с ним и решит все его проблемы. А он сможет рассла-биться и ни о чём не думать. И от осознания этого становилось так спокойно.
Он даже к Кире никогда не относился так, как к Кате.
Кира была его женой, и это накладывало на него определённые обязательства. Вовремя приезжать домой (хотя бы иногда!), разговаривать с ней (якобы по ду-шам!), спать с ней, в конце концов! И делать вид, что у них идеальный брак, хоть это уже и надоело ему до зубовного скрежета.
И иногда, ложась в постель с женой, он ловил себя на мысли, что торопит время, чтобы утром приехать на работу и хоть на восемь часов, а если повезёт, то и на все десять, забыть о семейной жизни.
Катя была везде, участвовала во всех аспектах его жизни. Он привык полагаться на неё и прислушиваться к её советам. И почти всегда им следовал. Некоторые даже смеялись над ним из-за этого. За последний год его любимой фразой стало: «А Катя сказала…», и все уже знали, что если «Катя сказала», то Жданова пере-убедить уже невозможно. Это для него непререкаемый авторитет.
Он стал повторять это так часто и так убедительно, что некоторые знакомые счи-тали, что его жену зовут Катя, а не Кира. И когда пару раз  передавали  привет его жене Кате, то Андрей от души смеялся и всерьёз не понимал, с чего они это взяли.
- Это моя секретарша!- воскликнул он и тут же ловил на себе странные взгляды.
- Ты что, с ней спишь?- следовал логичный вопрос, который всегда приводил его в изумление.
- Нет.- Взгляды становились ещё более странными и неверящими.
Но он, действительно, никогда не думал об этом. Ему это в голову просто никогда не приходило. Для секса у него было полно женщин, красивых и глупых, да и же-на, в конце концов.
А Катя… Катя была святой для него. И он никогда не допускал пошлых мыслей в её адрес. Как это возможно?
Да если честно, он и не видел её никогда толком. Ему было всё равно, как она вы-глядит, как одевается, главное, чтобы она была рядом в нужный момент.
Он помнил, какой она пришла к нему полтора года назад, смешной и нелепой. Они ещё тогда с Малиновским посмеялись, что выглядеть подобным образом мо-лодой девушке в наше время – это абсурд. Да и Кира была в ужасе и постоянно ему об этом говорила. Но ему было всё равно. После того, как она начала рабо-тать, её внешний облик  потерял для него всякий интерес. Лишь бы работала и не отвлекалась по пустякам.
А потом она в какой-то момент изменилась, он даже не заметил в какой. Только Кира перестала капать ему на мозги из-за невозможного облика его невозможной секретарши. Жданов тогда из интереса присмотрелся к ней на минуту, отметил строгий деловой костюм, новые очки и  успокоился. Теперь она была идеальна во всём.
И она принадлежала только ему, и он этим гордился. А все остальные завидовали.
А теперь она собирается замуж. За какого-то поварёнка. И за что ему такое сча-стье, скажите на милость? Чем он его заслужил?
И как же теперь он, Жданов, без неё?
А то, что он останется без неё, он не сомневался.
Какой нормальный муж согласится, чтобы его жена работала по десять-двенадцать часов наедине с другим мужчиной? Да даже если и согласится, всё уже будет по-другому, это уже будет семейная жизнь. Семейный отдых, по вече-рам быстрее домой – кормить мужа, ужины с родственниками… А потом… потом она надумает родить ему ребёнка и уйдёт в декретный отпуск. На три года!
И неизвестно, вернётся ли обратно!
А ведь это естественное продолжение семейных отношений!
Руки Андрея непроизвольно сжались на руле.
А как же он? Как он без неё будет? Она его бросит?
Чёрт!
Он вдруг вспомнил её сегодняшнюю. Такой он её не знал. Ослепительно краси-вую, весёлую и податливую. Она спала у него на руках, и он обнимал её, по-хозяйски, словно знал – моё. И она не сопротивлялась, смотрела ему в глаза, как не смотрела никогда, прямо и открыто, без тени смущения.
И нравилась ему в этот момент безмерно.
Сегодня впервые увидел, какая она… необычная, вот. И красивая. Сто раз краси-вая.
И сердце в груди гулко билось, как будто ему было не тридцать два, а пятнадцать.
И не хотелось её отпускать. Хотелось обнимать, целовать, и чтобы она поклялась, что всегда будет с ним.
И не нужен ей этот поварёнок, будь он проклят!
А если нужен? Если только он ей и нужен?
Эх, Катя, Катя… что же всё так поздно-то?
Почему же я раньше-то тебя не видел?

Глава 5.

1.

Андрей примчался на работу рано утром. В офисе никого не было, да это и по-нятно. День хоть и считался рабочим, но ведь 30 декабря! Можно сказать, ново-годние каникулы уже начались, рабочий настрой на этот год у людей иссяк.
А он приехал рано, просто не смог усидеть дома. Всё думал о том, что сегодня она придёт, приедет. И Андрей, как подросток, волновался перед встречей с ней.
А если не придёт? Позвонит и скажет, что останется в Питере встречать Новый год с женихом?
Да нет, быть такого не может! Это же Катя! А на работу она придёт всегда!
Хотя работать сегодня Жданов не собирался. Так, подвести итоги, подписать не-сколько документов, а вечером…
Вечером новогодняя вечеринка для сотрудников «Зималетто». А президент ком-пании будет там, как главный новогодний подарок.
Это тоже была идея Пушкарёвой, раньше они подобного не практиковали. Но она настояла, нажимая на то, что директорат должен быть ближе к рядовым сотруд-никам, хотя бы раз в год. И Андрей, как всегда пошёл у неё на поводу.
И вот уже неделю офис гудел в преддверии праздника. Женсовет выбирал наряды и придумывал причёски.
Андрею идти не хотелось, но надо было там появиться, хоть ненадолго.
Но сейчас эта вечеринка была последним делом, о чём он думал.
Жданов сидел за своим столом, тяжёлым взглядом смотрел на часы и нервно ба-рабанил пальцами по столешнице.
Когда открылась дверь, его аж подбросило на стуле, но это оказался лишь Мали-новский. Увидав лучшего друга, Андрей расстроено опустился обратно и вздох-нул.
- Ты чего какой смурной?- заинтересовался Рома, садясь на своё привычное место напротив президента.- Ночью кошмары снились?
- Если бы… Я вообще не спал.
- Что так?
Жданов пожал плечами, старательно пряча глаза.
- По Кире скучаешь?- догадался Рома.- Или спать один боишься?
Андрей лишь головой покачал.
- Ромка, заткнись!
- А что? Говорят, такое бывает!
- Бывает, ещё и не такое бывает… Слушай, а ты знал, что Катя замуж выходит?
- Пушкарёва? Конечно, знаю. А ты не знал?
Жданов опять покачал головой.
- А мне чего не сказал?
- Как это не сказал? Сказал. Но ты, наверное, внимания не обратил, впрочем, как всегда. Да об этом каждая собака в «Зималетто» знает.
Каждая собака может и знает, мрачно подумал Жданов, а президент, то бишь я, нет. Как я мог пропустить это мимо ушей?
- А тебя что, зацепило?- разулыбался Рома, с хитрым прищуром приглядываясь к другу.- Хотя, да… Я как вспомню нашу Катюшу в той офигенной кофточке, так сознание реально переворачивается. У неё и в костюме-то декольте, словно мёдом намазано, взгляд так туда и просится, а тут… Мне до сих пор при воспоминании об этом сидеть неудобно.
Андрей смотрел на друга тяжёлым взглядом, и ему очень хотелось въехать тому в челюсть. У Жданова прямо руки чесались. И вроде в их разговоре не было ничего необычного, они тысячи раз обсуждали вот так знакомых женщин. И смеялись, и язвили, и откровенно насмехались… Но сейчас… сейчас Малиновский говорил ни о какой-нибудь тупоголовой модельке, а о Кате.
Его Кате, черт побери!
- Малиновский, заткнись,- пока ещё вежливо повторил Андрей.
Роме хватило ума услышать в его голосе угрожающие нотки и сбавить тон, но от удивлённого взгляда Жданов не уберёгся.
- Андрюх, ты чего? Серьёзно запал на неё?
Жданов отвёл взгляд и нервно поёрзал на стуле. Потом пожал плечами.
- Не знаю… просто понимаешь, я раньше никогда не замечал, какая она.
- Вот это-то и странно! Я уже думал, что с тобой что-то не так. Что семейная жизнь так пагубно на тебя повлияла. Но при этом на других женщин это не рас-пространялось. А тут на самом виду такое!- Рома показал руками грудь.- Да она за день десять раз у тебя по столу лазила, наклонялась рядом, а ты не видел?
Андрей покачал головой.
- Вот я и говорю, частичная потеря зрения. При чём регулярная. Как такое можно не заметить?
Жданов подозрительно посмотрел на друга.
- Ромка, ты что, к ней подкатывал? В глаза мне смотри!
Малиновский заметно стушевался и нелепо заёрзал под его взглядом. И Андрей всё понял.
- Убью,- пообещал он.
- Да ладно!- замахал на него руками Рома.- Я так, чуть-чуть… К тому же, у неё рука тяжёлая!
А Жданов от облегчения захохотал.
- Она съездила тебе по физиономии? Так тебе и надо!
- Спасибо тебе, мой добрый друг! И вообще, я не понимаю, чего ты веселишься? У тебя всё ещё впереди. Или собираешься остаться лишь строгим начальником?
Андрей помолчал немного, а потом тихо, но уверенно проговорил:
- Я её хочу.
- Ого, судя по тону, не просто хочешь, а трясёт уже всего. А как же жених?
- Посмотрим,- неопределённо проговорил Андрей.
- Ну, смотри, смотри, Зоркий глаз!- усмехнулся Малиновский.

2.

Катя открыла дверь в президентский кабинет, запуталась в пакетах, споткнулась и чуть слышно выругалась себе под нос. Эти пакеты сводили её с ума!
Потом подняла глаза и смущённо замерла.
Жданов сидел за столом и внимательно наблюдал за ней. Катю словно кипятком окатило с головы до ног.
- Андрей… Палыч,- потом заставила себя улыбнуться.- Я думала, вас нет.
- Я здесь,- сказал он, буквально, буравя её взглядом. Но опомнился и выдал спо-койную улыбку.- Доброе утро, Катя.
- Доброе,- кивнула она, входя в кабинет, шурша пакетами.
- Всё хорошо?
- Вы о поездке? Да, спасибо. Всё отлично.
Он встал и медленно, как хищник, приблизился к ней.
Значит, отлично, огорчился Жданов, вглядываясь в её лицо. Что он хотел уви-деть? Неудовлетворённость, раздражение? Но ничего этого не было.
- А зачем вы пришли сегодня?- спросила она.- Я бы сама всё доделала. Приехали бы на вечеринку, и всё.
- Да дома всё равно делать нечего,- отмахнулся он.
- Ах да, Кира Юрьевна в Лондоне…
Зачем ты про неё?
Сегодня она была другая. Никаких кудряшек и соблазнительных одежд, всё стро-го и официально. Вот только глаза за стёклами очков те же, с золотистой поволо-кой (и как он раньше не замечал?), и губы, по которым время от времени пробегал розовый язычок, и это сводило Андрея с ума.
- Я вас ждал.
- Да?- Катя засмеялась.- Я опоздала… Приехала поздно, вот и проспала.
Он кивнул. Что он мог сказать?
Она прошла мимо него и скрылась в каморке. Чем-то там зашуршала. Жданов по-маялся немного, не зная, чем себя занять, пойти за ней или нет, но она его опере-дила. Показалась в дверях и смущённо улыбнулась ему.
- Андрей Палыч, я хотела вам сказать…
- Да, Кать, я слушаю.
Она вздохнула, как перед прыжком в воду.
- Я хотела извиниться… за тот вечер. Я плохо помню, что было, но вроде вы отво-зили меня домой, да? Я была сильно пьяна и возможно, вела себя странно.
Андрей почувствовал себя так, словно, его в прорубь столкнули. Тот же эффект.
Вот тебе, Жданов. Получай. Она ничего не помнит.
- Я вообще не пью,- с улыбкой продолжала она,- а тут… Это всё Сашка, то есть Александр Юрьевич,- быстро исправилась она.- Вот я и опьянела.
Андрей выдавил из себя улыбку.
- Всё хорошо, Катя. Не беспокойтесь.
- Вот и отлично,- вздохнула Катя с облегчением и опять ушла к себе.
А Жданов схватился за голову.
Раз уж оба оказались на работе в этот день, то решили не терять время зря и пора-ботать. Катя ходила туда-сюда по кабинету, постоянно приносила ему какие-то документы на подпись, что-то показывала ему в его собственном компьютере, и Андрей понимал, что ещё чуть-чуть, и он сойдёт с ума. Он не то, что работать, даже думать ни о чём не мог. Кроме того, как звучит её голос, как пахнут её духи, а глаза теперь сами по себе лезли в вырез пиджака на её груди.  А она, как назло, ничего этого не замечала, и наклонялась и прижималась к нему боком, показывая что-то на мониторе компьютера. И говорила, говорила, а у него крыша ехала, в прямом смысле слова.
Когда она отходила, он нервно сглатывал и мотал головой, пытаясь придти в себя. Но куда там! Она возвращалась, и всё начиналось сначала.
- Всё, хватит!- в один прекрасный момент воскликнул Андрей.
А Катя вздрогнула от неожиданности и удивлённо посмотрела на него.
- Андрей Палыч, в чём дело? Вам не хорошо?
Не хорошо? Жданов едва не засмеялся истерическим смехом. Да он сейчас сгорит заживо, она спрашивает, хорошо ли ему!
- Да нет, Катя,- он едва сумел взять себя в руки,- просто на сегодня уже достаточ-но. Праздник у нас или нет?
Катя странно посмотрела на него.
- Как скажете,- пожала она плечами.- Но… вы уверены, что у вас всё хорошо? Вы не очень хорошо выглядите.
- Неужели?- он кривовато улыбнулся.
- Да. У вас температуры нет?- и положила руку ему на лоб. У Андрей даже зубы заныли.- Вроде нет.
Вот этому он удивился. Ему казалось, что он уже дымиться начинает!
Она убрала руку, и ему стало легче дышать. Но не надолго.
Катя наклонилась и стала собирать документы. При этом потянулась за какой-то бумажкой через стол, и Андрей едва удержал руки на столе. Ему открылся такой вид, что просто «ах». Даже чёрное кружевное бельё разглядел. Ещё чуть-чуть, ещё секунда и он плюнет на всё и уложит её прямо на этот стол. Неужели она са-ма не понимает, что с ним делает?
Катя выпрямилась и больше на него не взглянув, удалилась к себе. Андрей прово-дил её тоскливым взглядом.
Точно не понимает…
И как теперь прикажете с ней работать?

Глава 6.

1.

Вечеринка получилась шумная, даже слишком. Все с удовольствием танцевали, даже в караоке пели.
Жданов с Малиновским стояли в сторонке и наблюдали за всем этим, потягивая виски. При чём Рома наблюдал с удовольствием, в основном, за женщинами, а Андрей только пил. Пил только для того, чтобы заглушить, рвущееся на волю же-лание.
Но это мало помогало. В основном потому, что объект его желания постоянно по-падался ему на глаза. То тут, то там. Андрей только глазами успевал за ней сле-дить.
Сегодня в ней не было ничего вызывающего, спокойное элегантное платье, прав-да, волосы опять распустила, от чего он опять сошёл с ума.
- Жданов, смотри-ка, а Маша-то у нас ого-го! Всё при ней, особенно, в верхней части…
Андрей поморщился и сделал большой глоток.
- Ром, я тебя умоляю!
- Что?- возмутился Малиновский.- На Пушкарёву мне смотреть нельзя, на Тро-пинкину тоже? Что за тирания? Я протестую!
- Да смотри на кого хочешь! Только руками не трогай!
- И на Пушкарёву можно?- обрадовался Рома и тут же был испепелён негодую-щим взглядом.
- Только попробуй.
- Ладно, ладно,- пошёл Роман Дмитрич напопятную.- Вся твоя!
- Ромка, я ничего не понимаю,- вдруг пожаловался Андрей.- Она сегодня вела се-бя так… как всегда, в общем. Словно, и правда, ничего не помнит.
- Что не удивительно,- хмыкнул Малиновский.- Ты хоть помнишь, насколько она была пьяна?
Андрей вздохнул.
- И что теперь? Сделать вид, что ничего не было?
- А что, было?- вытаращил на него глаза Рома, а потом хитро подмигнул.- Жда-нов, колись! Что ты от меня скрываешь?
- Да ничего я не скрываю!- в раздражении отмахнулся от него Андрей.
Как он мог объяснить Малиновскому, этому прожжённому Казанове, который свои победы отмечал только после хорошего секса, что тем вечером почувствовал нечто большее. Давно забытое ощущение волшебства, вот что дала ему Катя Пушкарёва. И это ощущение было настолько  упоительным, что было просто не-обходимо почувствовать его вновь.
Ощутить всей душой, всем своим существом.

2.

Катя нервничала. А по какой причине, сама не понимала. Это чувство нервозно-сти появилось в тот момент, когда она утром вошла в кабинет Андрея и встретила его внимательный взгляд.
И поняла – что-то случилось. Что-то серьёзное.
И дальнейшие события только подтверждали её догадку. Её начальник вёл себя более чем странно. И смотрел, и говорил – всё странно.
С самого начала она подумала, что это из-за того вечера, её дня рождения. Помог-ло же им встретиться!
Мало того, что она была в абсолютно неадекватном состоянии, и он всё это видел, так ещё и её отношения с Воропаевым вышли наружу. И если Жданов с этим как-то смирится, то он обязательно расскажет об этом Кире и та её просто съест. Она брата ревнует не меньше, чем мужа.
Катя не совсем отчётливо помнила даже саму встречу с Андреем в тот вечер, а уж что потом было… Уже из аэропорта не выдержала и позвонила Юлиане, расспро-сила обо всём. Но та толком так ничего рассказать не могла, кроме того, что Катя уснула, и Андрей повёз её домой. А дальше… только Бог знает. И Андрей Жда-нов.
Ну, не могла, не могла она вести себя неприлично. По-крайней мере, она на это очень надеялась. Катя пила настолько редко, что свою реакцию на алкоголь знала плохо. На что она способна?
Волновалась по этому поводу весь вчерашний день, даже не до Миши ей было, хотелось поскорее обратно в аэропорт и в Москву, домой.
А сегодня увидела его, заволновалась ещё больше, и совершенно не знала, как се-бя вести. Чувствовалась какая-то неловкость, недоговорённость между ними.
И Андрей вёл себя о-очень странно.
Успокаивало только одно, что сегодня последний рабочий день и почти  двухне-дельные каникулы. А за это время всё забудется, сгладится…
Что-то было не так. Катя отстранённо улыбнулась безумолку трещавшей Маше и обернулась, пытаясь понять причину своего дискомфорта. Обернулась и внезапно натолкнулась на взгляд Андрея. Он смотрел прямо на неё, ни чуть не смутившись, встретив её ответный взгляд. Смотрел оценивающе и как-то выжидающе.
Катя смутилась и даже испугалась немного такого откровенного взгляда, а потом быстро отвернулась. Что с ним такое происходит? Почему он так себя ведёт?
Катя даже головой покачала.
-  Что?- удивилась Маша.
- Что?- непонимающе переспросила Катя.
- Ты что головой качаешь?
- Я? Да нет, так, задумалась…
- Не надо думать, Катюша! Давайте лучше выпьем! Федя, где шампанское?
Вот уж ни за что!

3.

- Андрюх, прекрати!
- Что?
- Смотреть так на неё прекрати! Сейчас глазами сожрёшь. Нельзя же так!
- А как можно?- он хорошо отхлебнул из бокала и даже немного поморщился, так хорошо ему дало в голову.
- Друг, ты гибнешь на глазах. Ну, хочешь, я для тебя что-нибудь сделаю? Хо-чешь?
Андрей с интересом посмотрел на него.
- Что, интересно?
Рома покрутил пальцем у виска.
- Совсем дурак, что ли? Я о Пушкарёвой. Хочешь, я с ней поговорю?
- О чём это?- Жданов пьяно захохотал.- Я пришёл к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало? А точнее, что шеф тебя хочет?
- Про солнце – это ты здорово сказал!- засмеялся Рома.
- Да ну тебя, Малиновский! Не надо мне ничего! И вообще, мне всё это надоело, я домой поехал.
- Да ладно тебе, Жданыч! Чего ты? Вечер только начался!
- Нет, Малина,- он помотал головой,- я сегодня пас.
В последний раз взглянул на Катю, она как раз танцевала с пареньком из реклам-ного отдела, и пошёл к выходу, стараясь особо не раскачиваться.
Всё в порядке. Шеф у вас трезвый, как огурчик.

4.

- Отличный был вечер, да?- Таня Пончева сладко потянулась и посмотрела на всех с улыбкой.
- Да. Это Андрей Палыч здорово придумал с корпоративной вечеринкой. Надо каждый год такую устраивать!
- И не только на Новый год,- поддакнула Шурочка.
- Так, дамочки,- Федя протиснулся в центр круга,- такси я вызвал. Все собираемся и на выход!
- Федька, какой же ты молодец!- Маша обняла его за шею и повисла на нём.- Что-бы мы без тебя делали!
- Что что?- засмеялся Коротков.- Пропали бы!
Все засмеяли и загалдели, а Катя вздохнула.
Она ужасно устала за последние три дня. Постоянные встречи, друзья, поездки, празднования… Ей был необходим отдых.
- Кать, поехали.
Она покачала головой.
- Нет, мне надо ещё вещи собрать, я сегодня с пакетами. Пока соберусь… Вы ез-жайте. Я потом таки вызову.
- Точно не поедешь? А-то мы подождём.
- Нет, нет, поезжайте. С Новым годом, девочки!
Они ещё минут десять прощались, обнимались, поздравляли друг друга с насту-пающим, обещали завтра созвониться, при чём, ровно в полночь.
Когда женсовет во главе с Федей, наконец, загрузился в лифт, Катя вздохнула с облегчением.
Слава Богу, вечер подходил к концу. Ещё чуть-чуть и она дома. И спать, спать, спать…
Офис опустел. И так странно было идти по тихим и тёмным коридорам. И даже немного жутковато. Цокот её каблуков гулко отдавался в пустых помещениях.
Катя вошла в президентский кабинет, хотела включить свет, но потом передума-ла. Прошла к своей каморке и включила свет там. Вот так-то лучше.
Собрала вещи, а потом надумала забрать некоторые документы домой и во время праздников поработать. Чем ещё заниматься столько дней?
Вспомнив о документах на столе Андрея, она пошла в его кабинет, но в дверях замерла и вскрикнула от испуга.

0

5

Глава 7.

А я смотрел, замирал, не дышал, видел я,
Каждый жест, каждый вздох, каждый взгляд…
Где ты была? Была одна…

Закрыв глаза, не спала, всё ждала,
Что ты придёшь....
Каждый жест, каждый вздох, каждый взгляд – всё про тебя!
Ведь я одна!

1.

- Андрей… Палыч?- еле слышно прошептала Катя.
Он сидел на диване, закинув ногу на ногу, крутил в руках бокал и посматривал на неё. И молчал.
- Как вы меня напугали!- выдохнула она, удивлённо глядя на него.- Что вы здесь делаете?
Андрей невесело усмехнулся.
- Это мой кабинет, Катенька,- по тому, как он споткнулся на её имени, Катя поня-ла, что он пьян.- Забыли?
Пушкарёва покачала головой.
- Нет, просто… Я думала, что вы домой уехали. Роман Дмитрич сказал.
- Я не уехал,- и опять усмехнулся, при этом совершенно наглым образом разгля-дывая её ноги.
Кате стало не по себе. Она вздохнула.
- Андрей Палыч, давайте я вам такси вызову? Вам домой надо.
Жданов тяжело поднялся, ухватившись рукой за журнальный столик. Его немного покачивало, но на ногах держался довольно уверенно.
- Да никуда мне не надо!- зло воскликнул он.
Катя не знала, как себя вести. Он был пьян и зол, и это её определённо смущало. И беспокоило.
Андрей подошёл к ней и пристально посмотрел ей в лицо. А Катя смотрела в тем-ноту за его плечом и боялась поднять глаза.
- Катя, а вы торопитесь?
- Я?- она всё-таки посмотрела на него.- Вы хоть знаете, который час? Ночь уже!
- И что? Тем более торопиться некуда!
- Мне надо домой,- решительно проговорила Катя.
- Да бросьте,- отмахнулся он.- Вы не можете меня бросить, да и права не имеете! Вы ведь идеальный секретарь, Катя. А они никогда не бросают своих начальни-ков.
- Я вызову вам такси,- повторила она,- и если хотите, даже провожу до дома.
- Да?- Андрей пьяно ухмыльнулся.- И что дальше?- он прислонился головой к ко-сяку и посмотрел на неё очень заинтересованно.
Катя покачала головой.
- А дальше вы пойдёте спать.
Его брови взлетели вверх, и Катя поняла, в каком направлении пошли его мысли. Только этого ей не хватало! Пьяных приставаний начальника!
Она с трудом перевела дыхание и посмотрела на него очень серьёзно.
- Андрей Палыч, что вы от меня хотите?
- Чего хочу,- насмешливо протянул Жданов, а потом просто пожал плечами.- Ка-тенька, выпейте со мной.
- Что?- растерялась она.
- Что? Мне одному тошно, я же не алкоголик. Выпьем, поговорим… а потом я САМ вызову такси и провожу вас до дома. А? Ну что вам стоит? Недолго.
Катя смотрела на него в полном смятении и понимала, что он настроен решитель-но и просто так её не отпустит, даже если она откажется.
- Хорошо,- сдалась она,- но только не долго.
Жданов расцвёл искренней улыбкой.
- Отлично. Где-то тут у меня ещё припрятано было,- и пошёл искать заначку.
Катя следила за ним взглядом и подумала, что место надо запомнить. На всякий случай.
- Вот так,- Андрей прихватил со стола ещё один бокал и прошёл в каморку. Щед-ро плеснул в бокал виски и подал ей.
Катя подозрительно посмотрела на него, понюхала и сделала небольшой глоток. И тут же закашлялась.
- Что за гадость вы пьёте?
Андрей наблюдал за ней с детским восторгом, как на любимое в детстве эскимо, которое ещё вот чуть-чуть подтает и его можно будет съесть. А сейчас пока мож-но только облизываться. Но ещё немного и будет очень, очень вкусно.
- Это не гадость, Катенька, это отличный шотландский виски.
- Мне не нравится.
- Это только сначала, поверьте.  Надо ещё попробовать и тогда вкус покажется совсем другим,- и подлил ещё.
- Вы хотите меня споить?- заподозрила она его в коварстве.
О да!
- Нет, конечно!
Катя хмыкнула и сделала ещё один осторожный глоток.
Вдруг в приёмной раздались шаги. Они оба замерли, и Катя взволнованно по-смотрела на Андрея.
- Кто это?- шёпотом спросила она.
- Потапкин, наверное,- пожал плечами Андрей.- Проверяет все ли ушли.
- А мы?
- Что?
- Мы же не ушли.
- А зачем ему об этом знать?
Катя совершенно растерялась. Что за абсурд?
В приёмной всё стихло, и они расслабились.
- О чём вы хотели поговорить со мной?
- Да ни о чём!- воскликнул Андрей.- О жизни, о вас! Катя, расскажите мне о себе. Мы столько времени с вами работаем, а вы мне о себе ничего не рассказываете.
- Я не рассказываю?- изумилась Пушкарёва.- А надо было?
- Конечно. Мне интересно.
- И что же вам интересно, Андрей Палыч?- она почему-то начала злиться и сама не заметила, как допила виски.
Зато он заметил и подлил ещё, с удовольствием.
Катя чувствовала во всём происходящем явный подвох, но остановить всё это уже не могла.
- Всё. Например, ваш жених. Вы его любите?
Она долго смотрела на него. Испытывающе так, стараясь понять, к чему он ведёт.
- А вы любите свою жену, Андрей Палыч?- Катя сама не поняла, как у неё вы-рвался этот вопрос. Случайно встретилась с ним глазами, и спросила. А он даже не замялся с ответом ни на секунду. Просто покачал головой и ответил:
- Нет.
А Катя застыла в шоке.
- И не делай вид, что ты этого не знаешь,- продолжал Жданов, легко переходя  с ней на «ты».
Пушкарёва растерянно смотрела в его лицо и не знала, что сказать.
- Тогда зачем?
Андрей вдруг расхохотался.
- Катя, прекрати! Уж тебе ли не знать – зачем!
Она знала. Конечно, знала, но это было что-то такое, о чём нельзя говорить вслух. Надо лишь восхищаться их идеальным браком и великой любовью. И Катя не по-нимала, зачем сейчас весь этот разговор. Она не хочет всего этого слышать!
Катя отвернулась, а потом одним движением подхватила сумку и направилась к двери.
- Я ухожу.
- Я вас ещё не отпускал, Екатерина Валерьевна,- его холодный голос догнал её уже в его кабинете, и она поневоле застыла. Обернулась.
Андрей сидел на её столе, и смотрел на неё насмешливо, саркастически усмеха-ясь.
- Я задал тебе вопрос, а ты так и не ответила.
- Что?- выдавила она из себя.
- Ты его любишь?
- Да.
- Врёшь.
Катя в негодовании швырнула пакет на пол.
- Да что тебе нужно от меня?- в отчаянии закричала она.
- Правду,- пожал плечами Андрей.
- Какую правду?
- Я хочу знать, почему ты выходишь за него замуж. Это не любовь – это мы уже выяснили. Тогда что? Деньги?
Катя грустно улыбнулась.
- Не все женятся из-за денег.
Жданов кивнул.
- Наверное. Расскажи мне из-за чего.
У Кати внутри всё клокотало от злости. Она смотрела на него, такого наглого, са-моуверенного и сейчас готова была его убить. Впервые злилась на него настолько, что хотела убить.
- Пошёл к чёрту!
Но он лишь засмеялся.
- Это не ответ.
- Какое право ты имеешь задавать мне подобные вопросы? Кто ты такой?
Андрей пожал плечами.
- Я твой начальник.
- Пока я этого хочу.
- Нет, Катюш, ты не права. Пока я этого хочу.
Пусть знает, кто здесь хозяин положения!
Катя сложила руки на груди и с вызовом посмотрела на него. Виски ударило в го-лову, и весь этот разговор уже не казался таким уж странным. И то, что она здесь, ночью, наедине со Ждановым…
Да чем чёрт не шутит!
- Откровенность за откровенность!
Жданов весело хмыкнул, потом жестом попросил её помолчать и потянулся к бу-тылке. Сделал пару больших глотков прямо из горла и повернулся к ней, готовый её выслушать.
- Почему ты женился на Кире?
Их разговор уже вышел за рамки беседы начальника и подчинённого, и теперь они были на равных.
Андрей в ответ на её вопрос мрачно хохотнул.
- Вот только честно,- продолжала она. Вошла в свою каморку и прислонилась спиной к косяку.- Не надо мне рассказывать про компанию, про акции… Честно.
- Честно, значит… Ну, что ж… Я думал, что так будет лучше.
- Кому?
Андрей пожал плечами.
- Всем. Этого все хотели. Ещё с тех пор, как мы маленькими были. Всё было ре-шено уже давно.
- Но это глупо!
- А кто спорит?
- Но ты-то, ты должен был думать! Это же твоя жизнь!
Андрей поморщился.
- Тогда мне казалось, что это для меня лучший вариант. Всё удобно, всё, как все-гда, и при этом все довольны. И Кира, и мама… А потом…- Андрей внезапно за-молчал и задумался.
- Что потом?
- А потом,- Андрей посмотрел на неё как-то особенно весело и взмахнул руками,- потом оказалось, что штамп в паспорте значит очень много. И давит. Как гранит-ная плита. И на дно тянет. Раньше можно было хлопнуть дверью и уйти, к себе, а теперь нельзя. Оказалось, что уходить больше некуда. Что я с ней живу! И должен быть рядом, всегда, не смотря ни на что. Жить с ней, быть с ней рядом, говорить, сидеть за одним столом, спать с ней! И не просто спать, а заниматься любовью!- Андрей неожиданно подался вперёд, соскочил со стола и через секунду уже был рядом с ней. Упёрся руками в стену возле её головы и заглянул в лицо.- Ты зна-ешь, что такое заниматься любовью с нелюбимым человеком? И не потому-что хочешь или нет, а потому-что НАДО.- Катя смотрела на него дикими глазами, и у неё было огромное желание заткнуть уши. Чтобы ничего этого не слышать.- Уз-наешь,- зловеще пообещал он.
И она не выдержала. Оттолкнула его от себя.
- Замолчи! Зачем ты мне всё это говоришь?
- А я хочу, чтобы ты знала, что тебя ждёт!
- Да ты ничего не знаешь обо мне! Как ты можешь судить об этом? А тем более о нём!
- И что в нём такого особенного?- Андрей жёстко усмехнулся.
- Да он… он…- Катя просто захлёбывалась словами.- Миша он умный, добрый, ласковый! Он самый лучший человек на свете!
Андрей рассмеялся ей в лицо.
- Кать, ты сама-то себя слышишь? Добрый, ласковый!.. Что ты себе выдумала?
- Не смей говорить со мной в таком тоне!
- Или что?
А действительно, что? Катя даже ногой с досады топнула. Потом взяла свой бокал со стола и допила залпом. А в голове кружилась только одна мысль: почему она до сих пор здесь и слушает его?
- Добрый, ласковый,- со вздохом проговорил Жданов, разглядывая её спину.- Всё это не то, Кать. Этого мало…
- А что нужно?
Он помолчал немного.
- Чтобы рядом с этим человеком у тебя второе дыхание открывалось.
Катя обернулась и изумлённо посмотрела на него.
- Надо же, какие слова я слышу!- не удержалась она от язвительности.- Уж вам ли об этом говорить, Андрей Палыч!
- Можешь смеяться сколько угодно. Я тебе это по собственному опыту говорю.
- А он у вас богатый…
- Ой, вот только не надо вот этого, ладно?- презрительно скривился Андрей.- Стыдить меня она будет! Тебе ведь, по сути, плевать с кем я сплю. С женой или нет. Ведь так?
- А должно быть иначе?
Он долго смотрел на неё, а потом неожиданно спросил:
- А ты, правда, ничего не помнишь, да?
- Ты о чём?- насторожилась Катя.
- О снеге… и мандаринах.
У неё в голове вдруг всплыло какое-то воспоминание. Как снег мягко падал с тёмного неба, и снежинки сверкали в свете фонаря.  А она смотрела в небо, и гу-бы что-то шептали, а мужские руки придерживали её, чтобы она не упала. А она смеялась.
Андрей смотрел на неё и понимал, что она вспомнила. Вот сейчас, в этот момент.
А Катя перепугалась. И этого внезапного воспоминания и взгляда Андрея, кото-рым он смотрел на неё сейчас. Обжигающий взгляд.
- Э нет!- воскликнула она с нервным смехом и покачала головой.- Ничего у вас не выйдет, Андрей Палыч! Не было ничего!
Жданов подошёл к ней, медленно, почти подкрался, и навис над ней.
- Чего не было, Катенька?
Она вскинула на него испуганный взгляд.
- Что смотришь?- продолжал он, а рука уже готова была подняться и прикоснуть-ся с ней. И кожа на ладони уже горела, как будто от Кати жаром тянуло.- О чём ты думаешь?- голос тихий, вкрадчивый, в саму душу проникает, в подсознание и Катя почувствовала, что поплыла. Смотрела на него, как кролик на удава, и взгляд отвести не могла.- А хочешь, я скажу, о чём ты думаешь? О сексе. Так? Думаешь, пьяная была, мало ли чего? Завернул Андрей Палыч по дороге домой в подворот-ню какую-нибудь…
Катя громко сглотнула. И ноги подкашивались, но не от страха, а от его голоса. Он как-будто обвивал её, как истинный удав, сдавливал, не давал дышать и самое ужасное, что она находила в этом какое-то извращённое удовольствие. Страх, чувство опасности, возбуждение и его взгляд. И вокруг никого. Они одни в целом здании.
Бежать надо, подумала она, а взгляд отвести не могла. Но набралась сил и оттолк-нула от себя, хоть немного, но дальше.
Андрей тяжело дышал и ждал только какого-нибудь знака, чтобы смять её, разда-вить, прижать к себе и не отпускать.
Катя отталкивала его, уперевшись руками в его грудь, а Андрей принимал это, как ласку. Он  нависал над ней, и ей казалось, что весь мир сузился только до этой каморки, до его тёмных от желания глаз, а она пыталась вырваться из этого омута. А он не отпускал.
- Что ты говоришь?- прошептала она пересохшими губами.- Не было ничего… и не будет.
Андрей протянул руку и всё-таки дотронулся до неё, осторожно, но требователь-но приподнял её лицо за подбородок и заглянул в глаза.
- А я хочу. И ты тоже, я же вижу. Кто нас может остановить?
- Я…
Жданов едва заметно улыбнулся, а большой палец руки продолжал медленно гла-дить её по подбородку, от чего её начала бить мелкая дрожь. Ей казалось, что он её гипнотизирует.
- Останови меня…- прошептал он, наклоняясь к её губам.
Как она смогла вывернуться, Катя сама не знала. Буквально, из-под его руки, из-под его губ. Отскочила к стене и испуганно посмотрела на него.
Андрей замер в нелепой позе на несколько мгновений, потом обернулся на неё, и тихо засмеялся.
- Кать, не глупи.
- Это ты прекрати всё это!- Катя старалась говорить твёрдо и уверенно, чтобы привести его в чувство, а сама вжималась в стену. Сердце колотилось в груди, и она не знала, чего ей хотелось больше. То ли сбежать, чтобы всё это поскорее кончилось, то ли позволить ему приблизиться к себе и пусть всё идёт, как идёт. Его близость волновала её, как ещё ничто в жизни. Она знала, что если позволит ему прикоснуться к себе, то остановить его уже не сможет. И сама остановиться тоже не сможет.
Нет, она не может. Это… это просто наваждение какое-то! Пушкарева, опомнись, что ты делаешь? А как же Миша? Как ты ему в глаза после этого смотреть бу-дешь?
А Жданов смотрел на неё, как хищник, готовый к прыжку. Выжидал, когда жерт-ва сдастся, обнаружит свою слабость, всего на секунду, и он этим воспользуется. И не раскается в этом.
- Кать…
- Молчи! Я ничего не хочу слышать…- и бросилась к двери.- Я ухожу.
Катя молилась, чтобы успеть выскочить из кабинета, прежде чем он опомнится, или просто отпустит. Но нет.
Он нагнал её легко, у самого выхода, резко развернул и прижал спиной к двери. В президентском кабинете было темно, и она не видела ни его лица,  ни его глаз, но легче от этого не было. Андрей прижал её к двери всем своим весом, и она чувст-вовала всё его тело, его тяжёлое дыхание обжигало шею, а на коже уже горели его поцелуи и Катя начала терять голову.
В темноте всё остальное, о чём стоило думать, о морали, о Мише и всём осталь-ном, казалось уже не настолько важным. А вот его руки, которые буквально тер-зали её тело, причиняли боль, и губы, которые накрывали её губы в жадном поце-луе – вот это было важно.
Это чувство всепоглощающей страсти обрушилось на неё волной и она почувст-вовала себя щепкой в океане. Куда ей против невероятной мощи и сбивающего с ног желания?
- Катька…- хрипло пробормотал он, а руки приподняли её от пола и подхватили под ягодицы.- Я чуть с ума не сошёл сегодня. Я так тебя хочу!
- Андрей,- она выдохнула его имя, а пальцы уже сами нашли себе работу. Нетер-пеливо выдёргивали рубашку из-под пояса его брюк, а потом начали суетливо расстёгивать пуговицы.
У Андрея голова кружилась от её запаха, от её рук, оттого, что он, наконец, дор-вался до её тела.
- Ты со мной?- прошептал он ей в губы.
Катя неожиданно хихикнула.
- Я с тобой…- и обхватила его ногами за талию.
Андрей даже застонал, подхватил её и понёс к дивану.
Моё, моё, слышалось ему в собственном биение пульса, а руки сжимали, тискали, причиняли боль, он как будто хотел оставить на ней вечные следы, чтобы она за-помнила только его руки, помнила только его губы. Он ломал её, а она только стонала в ответ и смеялась каким-то глубоким и волнующим смехом, шептала что-то на ухо, Андрей даже не понимал, что именно, и чувствовал, что её ногти царапают его спину, а зубки оставляют след на его плече. Жданов выгибался, охал и желал только одного, чтобы это никогда не кончалось.
Только моя…
Катя выгнулась в его руках, застонала, жадно хватая ртом воздух.
Она знала, знала, что так будет. Что именно с ним будет именно так. С ним, и ни с кем другим. С самого начала, с первой встречи. И только себе она признавалась, и то не всегда, что с Мишей она представляла рядом с собой Андрея. Закрывала глаза и видела его. Но то, что она представляла, ни шло, ни в какое сравнение с действительностью. Катя даже представить не могла, что может чувствовать ТА-КОЕ.
- Андрей,- губы сами шептали его имя.- Андрюша…
- Будь со мной,- вдруг прошептал Жданов, и после этих слов Катя потеряла ощу-щение реальности.

2.

Катя долго лежала, бессмысленно вглядываясь в темноту и прислушиваясь к мер-ному дыханию Андрея. Он уснул почти сразу, а она лежала, боясь пошевелиться, чтобы не разбудить его. Да и просто потому-что, не знала, повториться ли когда-нибудь ещё такой момент в её жизни. Просто быть с ним, когда не надо притво-ряться ни перед кем, даже перед самой собой. Когда можно обнимать его, прижи-маться к нему и делать вид, что она имеет на это право.
Его руки прижимали её к своему телу, щекой он время от времени тёрся о её во-лосы, и всё это получалось у него так естественно, словно так и надо, так всегда и было.
Всё случилось так неожиданно, как взрыв, и Катю это выбило из колеи. Она не знала, как реагировать на произошедшее. Что дальше делать? Как жить?
Это совершенно не входило в её планы!
Катя всегда была очень целеустремлённым человеком, очень практичным. И к своей жизни относилась так же. Ставила перед собой цель и шла к ней, не свора-чивая.  Иначе не знала как. Пару раз пыталась жить чувствами, как другие, Но ни-чего хорошего из этого не вышло. Сначала Денис,  который так подло с ней по-ступил, а потом эта глупая влюблённость в Андрея… Хорошо, что она вовремя поняла, что никакого будущего у её любви нет, и не будет, и заставила себя выки-нуть из головы все эти глупости.
Заставила. Вот ключевое слово.
Не забыла, а заставила себя забыть.
А та прежняя Катя, которая всё ещё жила глубоко внутри неё, всё помнила. И обиды, и радости, и любовь. И иногда напоминала о них теперешней Кате, уве-ренной и красивой. Напоминала во снах или какой-то неожиданной мыслью, ко-торой в принципе не могло возникнуть у обновлённой Кати Пушкарёвой.
Она сама построила свою жизнь, заново, с чистого листа, даже наметила план на ближайшие лет пять. Карьера, замужество, ребёнок. И всё хорошо, и всё гладко. Вот только скучно. Но зато так жить легче. Надо лишь следовать собственному намеченному плану. И отговорку придумать, и оправдать себя в своих же глазах. Что так надо, чтобы всем было хорошо.
И она не в праве судить Андрея за то, что он женился на Кире без любви. Ведь, по сути, она сейчас поступает точно так же. Кого она обманывает?
Когда она согласилась на предложение Миши, она ведь в последнюю очередь ду-мала о любви. Думала об отношении к нему родителей, о том, сколько сил она вложила в его ресторанный бизнес, о его характере и его отношении к ней.  Она всё просчитала, и ей казалось, что так правильно. Лишние эмоции лишь мешают.
И вдруг случилось это. То, чего она совершенно не ожидала. Она и Андрей. Фей-ерверк чувств и ощущений. И она растерялась… и испугалась.
Теперешняя Катя.
И та, которую, как она думала, надёжно спрятала глубоко в себе, проснулась, подняла голову и теперь захлёбывалась от невероятных ощущений. Таяла, готова была запеть от восторга, чтобы все услышали, а главное, чтобы он услышал. И понял…
Нет, нет!
Это же Жданов, Пушкарёва! Очнись! Ты ли его не знаешь? Да он любовниц, как перчатки меняет!
А в этот раз ты рядом оказалась…
Главное, головы не терять…
Что же ты натворила-то? Всё испортила. Всё, что строила так долго и с таким трудом. И неважно, что ты чувствовала с ним, что готова была раствориться в его объятиях, это всё неважно. Ты знала, что так будет, всегда знала и ждала этого. Поэтому и голову потеряла.
Но каждый совершает ошибки, иначе не бывает, и надо научиться их исправлять. А уж это она умеет.
Это же не любовь, это просто секс. А это можно пережить!
А иначе… Что иначе? Стать любовницей своего начальника? Быстрый секс в обе-денный перерыв и гостиничный номер пару раз в неделю на два-три часа? И пря-тать друг от друга глаза, когда будут звонить домой?
Фу, как банально и пошло!
Нет, она так не хочет. И не допустит этого.
Уйти сейчас, немедленно, пока он спит. И сделать вид, что ничего не было.
Забыть, вычеркнуть из памяти, как она всегда поступала.
Сейчас она уйдёт… вот только ещё пять минут полежит с ним… и уйдёт.

Глава 8.

1.

- Ой, девочки, как же я рада всех вас видеть!- Таня Пончева радостно улыбалась, оглядывая подруг.
- Да, десять дней праздников, это всё-таки слишком,- вздохнула Шура, но тут же улыбнулась,- даже не думала, что когда-нибудь с таким нетерпением буду ждать начала рабочей недели.
- По Малиновскому соскучилась?- засмеялась Амура и ткнула её локтем в бок.
- И по нему тоже. Рассказывайте, кто чем занимался в праздники?
Все весело загалдели, выкладывая свои новости, но когда из лифта показались Андрей с Кирой, растерянно замолчали. У Ждановых были такие лица…
- Доброе… утро,- пробормотала Маша, с испугом приглядываясь к начальству.
- Доброе,- хмуро кивнула Кира и прошла мимо женсовета, даже не взглянув на мужа.
А Андрей остановился и наградил всех ледяным взглядом.
- Что за собрание? Рабочий день начался полчаса назад. Вам заняться нечем? Сейчас найду работу для каждой. Сам. И не жалуйтесь потом.
- Андрей Палыч…- залепетали женсоветчицы,- мы просто… не виделись давно… соскучились.
- Жалко, что не по работе. Пушкарёва где?
- А… нет ещё… Но она не опаздывает. Заехала, наверное, куда-нибудь. По делу.
- Не сомневаюсь,- Жданов напоследок окинул всех ещё одним страшным взгля-дом и пошёл к себе.
- Видели?- дрожащим голосом прошептала Маша, провожая любимого президен-та недоумённым взглядом.- Что это с ним?
- А-то ты не поняла,- тихо хмыкнула Света.- У Киры тоже настроение ещё то… Явно, поцапались.
- Да похоже они все праздники друг на дружке зло срывали.
- Да,- вздохнула Шура,- что-то не очень хорошо  новый год начинается.

2.

Войдя в свой кабинет, Андрей первым делом направился к каморке. Распахнул дверь и понял, что Кати и, правда, ещё нет. Злость новой волной накрыла его с головы до ног, и он с силой захлопнул дверь.
Чёрт знает что! Где её носит?
А если не придёт? Вообще не придёт?
Нет, лучше об этом не думать. Иначе он просто сойдёт с ума!
Все эти дни он пытался до неё дозвониться. Но её мобильный был выключен, а на домашний номер он звонить стеснялся, потому-что к телефону всё время подхо-дили её родители. А что он мог им сказать? Как объяснить свой звонок? Фантазия для очередной лжи у него иссякла ещё при общении с Кирой.
Катя сбежала от него. Без разговоров, объяснений, просто сбежала.
Он проснулся уже под утро и сразу понял, что её нет. Вскочил, заметался по ка-бинету… Но что её искать? Она ушла. Как-будто её и не было здесь. Словно, ему всё это приснилось.
Но ему не приснилось, Андрей знал это точно. Он помнил всё, что произошло на-столько отчетливо, будто это было пять минут назад. Каждое её движение, каждое прикосновение, каждый вздох и стон…
А потом он, как последний болван, уснул.
Сказалась бессонная ночь и количество выпитого за день виски.
А она этим воспользовалась и сбежала.
После всего, что было. Как она могла, вообще?!
Мысли о Кате одолевали его все выходные. А тут ещё Кира… и он виноват. Везде и всюду.
И прощения должен попросить, и с родителями объясниться… всё! Он всем дол-жен! А он думать ни о чём не может, кроме, как занимался любовью с собствен-ной секретаршей. Всё вспоминал, каждую деталь, каждую минуту. И не знал, куда себя деть после этих воспоминаний.
Андрей даже предположить не мог, что она окажется такой… страстной. Конечно, думал, что это будет что-то особенное, но чтоб настолько… Такого бешеного темперамента он ещё не встречал. Он никогда так не терял голову. Может, пото-му-что привык, что женщинам всегда что-то нужно от него? Он всегда знал, что вся их любовь в какой-то степени наиграна. Даже Кирина. Он был для них Жда-новым (именно так, с большой буквы), президентом «Зималетто», а для кого и просто кошельком.
А с Катей всё было по-другому. Она знала его как никто, и он знал, что может до-верить ей всё, даже свою жизнь. И она для него. Это его женщина.
И вдруг ко всем её достоинствам ещё и такой подарок!
Да он все выходные боялся перед женой рубашку снять, в ванной переодевался и спал в футболке, чего терпеть не мог. Иначе скандал был бы оглушительный, да ещё в доме родителей. По его исцарапанной спине было всё понятно без слов.
Андрей поневоле улыбнулся.
Не даром Катей зовётся, в постели настоящая кошка оказалась.
Такой неожиданный подарок. И его…
Вот от этого он получал самое большое удовольствие.
Андрей не сомневался, что сможет её подчинить себе. Сможет удержать рядом с собой.
Он сел за стол и стал перекладывать с места на место папки с документами, чтобы хоть чем-то занять руки. Но взгляд постоянно натыкался то на часы, то на теле-фон.
Позвонить – не позвонить?
Ну уж нет! Пусть не думает, что он очень переживает из-за всего этого. Незачем ей это знать. Андрей Жданов никогда  не зависел от женщин, и сейчас не будет.
Мы ещё посмотрим кто кого, Екатерина Валерьевна!
Андрей наклонился, выдвинул нижний ящик стола и посмотрел на свой трофей.
И никуда вы от меня не денетесь! Теперь уж я точно это знаю, с удовольствием подумал Андрей. Теперь ты, дорогая, знаешь, что я могу тебе дать. Сама придёшь.
Вот только проблема в том, как самому сдержаться в её присутствии. Ведь он-то теперь тоже знает, что ОНА может ему дать.

3.

Катя вышла из лифта, почувствовала, как сердце сжалось ещё тревожнее, но она посоветовала себе держать себя в руках.
Ты сильная и ты справишься. Главное, успокоиться.
И не грохнуться в обморок, когда увидишь его.
- Катя!
Пушкарёва вздрогнула, но это была лишь Маша.
- Привет,- улыбнулась Катя, подходя к ресепшену.
- Наконец-то ты пришла!- зашептала Тропинкина, делая загадочные пасы руками.
Катя нахмурилась.
- А что случилось?
- Ой, тут такое твориться!.. Жданов злой, как чёрт! С самого утра! Как из лифта вышел, так на всех и наорал! И это вместо поздравлений с началом нового рабо-чего года! И Кира тоже! Чёрная, как туча, не разговаривает ни с кем. Даже с Клочковой, представляешь?
Катя покачала головой и тихо проговорила:
- Нет, не представляю…- а у самой внутри всё затряслось от дурного предчувст-вия. Андрей в ярости, а она надеялась… Хотя, этого следовало ожидать.
- Вот, вот,- с готовностью поддакнула Маша, не замечая состояния, в котором на-ходилась подруга.- А Жданов сразу – где Пушкарёва, где Пушкарёва? Прямо ужас!
Ты даже не представляешь какой, Машенька!
По дороге к кабинету, Катя провела целый аутотренинг. Как только себя не уго-варивала… А когда взялась за дверную ручку, всё равно вся затряслась мелкой дрожью.
Самое важное не поддаваться ни на какие уговоры, и в глаза ему не смотреть. Только работа.
Открыв дверь, она сразу встретила  его ледяной взгляд. Андрей как-будто всё время сидел и смотрел на дверь, ожидая, когда она её откроет. Чтобы в глаза ей посмотреть.
А Жданов при виде её, вдруг почувствовал такое облегчение, что едва сдержал вздох.
Она всё-таки пришла. Она здесь.
Держись, Жданов, теперь будет легче.
- Здравствуйте, Андрей Палыч.
Катин голос звучал даже слишком официально. Ни улыбки, ни смущения, ни вол-нения. Ничего.
Андрей про себя чертыхнулся, но кивнул:
- Здравствуйте. Опаздываете, Катенька.
- Я никогда не опаздываю.- Катя медленно подошла к столу и протянула ему пап-ку, которую держала в руках.- Это документы из налоговой. Я заехала, забрала.
Андрей смотрел на папку, потом перевёл взгляд на руку. Ещё выше, грудь, шея, лицо, и, наконец, посмотрел в глаза.
Катя стояла в нелепой позе, протянув к нему руку, и в данный момент ненавидела его за это. В конце концов, почти швырнула папку на стол перед ним. А он даже не посмотрел.
Андрей откинулся на спинку стула и посмотрел на неё с откровенной издёвкой.
- Екатерина Валерьевна, вам не кажется, что вы ведёте себя не совсем в рамках приличий?
Катя вдохнула полной грудью и постаралась не потерять самообладания.
- Извините, Андрей Палыч, это нервное.
- Вы нервничаете?- чрезвычайно заинтересовался он.- Из-за чего?
- Так, семейные неурядицы.
- Неурядицы,- повторил он, а сам уже скользил взглядом по её одежде, решая, что он снимет в первую очередь. Пиджак или юбку. Всё-таки пиджак, решил он. Рас-стегнёт все эти чёртовы пуговицы, а там…
Жданов уже готов был подскочить на стуле и податься к ней, чтобы схватить её и прижать к себе.
Катя прочитала это по его глазам, внутри всё заныло в предвкушении, но она ис-пуганно отшатнулась и… в этот момент дверь распахнулась и в кабинет ворвалась Кира.
Жданов рухнул обратно на стул, а Катя первый раз в жизни была благодарна Ки-ре. Вовремя, очень вовремя. Как никогда, Кира Юрьевна!
- Кира!- не сдержался Андрей, одарив супругу испепеляющим взглядом.- Тебя стучаться не учили?- нелепость этого вопроса отметили все, а Кира, так та бук-вально, побелела от возмущения.
- Я должна стучать? Жданов, а ты не обнаглел?
- Кира,- попытался спустить всё на тормозах Андрей, но она разозлилась не на шутку.
- А может мне к тебе теперь на приём записываться?- и бросила едкий взгляд в сторону притихшей  Кати.- Как, Катя? Запишите меня?
А Кате вдруг стало настолько всё равно, что она спокойно посмотрела на Киру и проговорила:
-  Могу записать вас на конец февраля. Устроит?
На минуту в кабинете повисла гнетущая тишина. Кира пыталась придти в себя от такой наглости, а Андрей сначала тоже удивился такому выпаду, а потом развесе-лился. Так-так, Екатерина Валерьевна, вы продолжаете открываться мне с новых сторон!
А Катя мысленно отругала себя. Нельзя было, нельзя этого говорить! Да что с ней сегодня? Она отступила к своему кабинету, выдала холодную, официальную улыбку и сказала:
- Извините, я пойду к себе…
И скрылась за дверью.
Кира, наконец, пришла в себя и как только за Катей закрылась дверь, негодующе посмотрела на мужа.
- Нет, ты слышал? Она мне нахамила!
Андрей поморщился.
- Кира, прекрати! И успокойся. Ты просто не правильно поняла Катю.
- Я всё правильно поняла! А ещё я поняла, что ей всё сходит с рук! Ты ей всё по-зволяешь!
- Что она такого сказала?
- А ты не слышал?
- Кира, ты ворвалась в самый неподходящий момент!- (вот уж воистину!).- Мы работали!
- Вы всегда работаете! Твоя Мисс Совершенство, по-моему, только это и умеет!
Это только по-твоему, дорогая!
- А я нормальный человек, Андрей! А ты мой муж!
- Ты всё это говорила мне в течение десяти дней. Тебе показалось этого мало? Решила продолжить здесь?
Кира странно посмотрела на него, а потом сокрушённо покачала головой.
- Ты меня не слушаешь!
- Я тебя слушаю,- терпеливо проговорил Жданов.
- Нет! Может, ты и слушаешь, но не слышишь!
- Кира, не начинай… У тебя что, работы нет? Нечем заняться, кроме скандалов?
- Есть у меня работа, Жданов. Только работа у меня и есть.
И с этими словами вышла из кабинета.
Андрей посмотрел ей вслед и даже устыдился того чувства облегчения, которое испытал с её уходом.
Нет, так нельзя. С этим надо что-то делать.
Потом его мысли вернулись к Кате, и он поспешил в каморку. Распахнул дверь и посмотрел на неё.
Катя сидела за столом, прямая, как струна, и делала вид, что занята работой.
Андрей замер в дверях и привалился плечом к косяку, наблюдая за ней.  Взгляд был довольно красноречивым, и Катя не выдержала и подняла на него глаза. По-правила очки. Андрею почему-то захотелось снять их. И посмотреть ей прямо в глаза.
- Вы что-то хотели, Андрей Палыч?
Он подумал ей ответить, но потом решил, что это будет слишком пошло, и смол-чал. Только отрицательно покачал головой.
- Тогда в чём дело? Я работаю.
- Ты всё слышала?
Катя посмотрела на него очень серьёзно, потом слегка пожала плечиком.
- Меня это не касается.
- Не касается? Что ж, обидно, но переживу… Так как, Катенька?
- Что?- не поняла Катя.
- Настроение говорю, как? Как праздники провели? Как жених?
- Всё  хорошо, спасибо,- сдержанно ответила она, но взгляд отвела и опять уста-вилась в монитор компьютера
Андрей оторвался от стены и подошёл к ней. Встал за её спиной и наклонился, оперевшись рукой в стол рядом с её рукой.
У Кати от перенапряжения и волнения дыхание перехватило. Она отодвинула ру-ку и сама сжалась.
Андрей это заметил, конечно, но виду не подал, хоть это его и сладко кольнуло. Волнуется? Это хорошо.
- Так что у нас тут интересного, Катенька?- и наклонился, почти соприкасаясь щекой с её щекой, и стал внимательно вглядываться в экран компьютера.
Катя сидела, боясь пошевелиться, да и просто вздохнуть. Как только она почувст-вовала его запах, воспоминания о той ночи нахлынули на неё, и она вся задрожа-ла. Так захотелось, чтобы  он её поцеловал, прижал к себе, крепко-крепко… Как только он умеет.
Так, Пушкарёва, стоп! Куда тебя понесло? Нельзя так, нельзя. Держи себя в ру-ках!
- Катя,- жарко прошептал Андрей ей на ухо, дразня  и  наслаждаясь  её реакцией на его близость,- мы работать будем?
Катя на секунду прикрыла глаза, умоляя себя собраться, потом кивнула.
- Да, конечно… Я просматривала отчёт… о продажах за праздничные дни.
- Отлично,- опять прошептал он, обдавая горячим дыханием её ушко. Его губы были всё ближе к мочке, и Андрей уже готов был нежно втянуть её в рот.
И знал, знал, что она не выдержит этого и сдастся на волю победителя. Осталось совсем чуть-чуть. Катю уже трясло.
И в самый последний момент, по всем законам подлости вместе взятым, зазвонил телефон.

0

6

Глава 9.

1.

Катя вздрогнула и очнулась.
Андрей не сдержал раздражённого вздоха. Опять!
Она оттолкнула его руку и схватила трубку. Жданову пришлось выпрямиться и отодвинуться от неё.
- Слушаю,- взволнованно выдохнула она, пытаясь справиться с эмоциями.- При-ёмная президента.- И вдруг покраснела.- Миша?
Андрей довольно громко скрипнул зубами. Та-ак!
Катя нервно заправила волосы за ухо. За то самое, которое совсем недавно облю-бовал Жданов для своих любовных экспериментов. Она никак не могла успоко-иться, словно Миша поймал её с поличным.
- С голосом?- она кашлянула в кулак.- Всё нормально у меня с голосом. Я рабо-таю! А что ты хотел?
Миша что-то ей говорил, а она никак не могла сосредоточиться, потому-что Анд-рей продолжал стоять рядом с ней и буквально прожигал её взглядом. Катя не вы-держала и послала ему выразительный взгляд. Но этот негодяй лишь насмешливо приподнял бровь в ответ.
- Миша, подожди секунду,- попросила она, прикрыла трубку ладошкой и повер-нулась к Андрею. От Кати, которая таяла под его дыханием ещё несколько минут назад, уже ничего не осталось.- Андрей Палыч, может, вы выйдете? Я разговари-ваю.
Щас! Не дождёшься!
Андрей обошёл стол и сел напротив нее, устремив на неё язвительный и насмеш-ливый взгляд.
Продолжай, солнышко, а я послушаю!
Катя разозлилась жутко, сжала в руке трубку до боли в пальцах, но ничего не ска-зала. Не доставит она ему такого удовольствия!
- Я тебя слушаю, МИШЕНЬКА,- и послала Жданову в ответ такой же язвитель-ный взгляд.- Конечно, я помню. Как я могла забыть? Дома у меня?.. Что мама го-ворит? К ужину, конечно, буду, обязательно. И о завтрашнем вечере я тоже пом-ню, не волнуйся. И я тебя. Целую.
И всё это, глядя Андрею в глаза. А тот только удивлялся, откуда в ней взялось столько сарказма и язвительности. Раньше он в ней этого не замечал. Что ж, так даже интереснее…
Катя вернула трубку на рычаг и, наконец, отвела взгляд.  И только после этого почувствовала, как трясутся руки, и поспешно спрятала их под стол.
- И как наш Мишенька?- тон Андрея был пропитан желчью.
- Хорошо,- Катя даже сумела изобразить улыбку.- У тёщи на блинах. Точнее, на пирогах.
- Отъедается?
Катя с удовольствием кивнула.
- Какой молодец,- покачал головой Жданов.- А завтра у нас что?
Катя долго молчала, обдумывая ситуацию. И понимала, что если сейчас она сама этот фарс не закончит, то Андрей не успокоиться.
Она вздохнула полной грудью и посмотрела ему прямо в глаза.
- Андрей Палыч, извините, но я не совсем понимаю, что происходит…
- Не понимаете?- театрально удивился Жданов.
Катя покачала головой и твёрдо посмотрела на него.
- Не понимаю. Вы ведёте себя странно.
- Это я веду себя странно?- Андрей почувствовал, что начал заводиться. Ему очень хотелось взять её за плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы прекратила всё это. Чтобы просто сказала, что скучала по нему. Он бы сейчас многое отдал за эти слова.
Но она продолжала вести эту странную игру!
- А разве нет?
- Тебе не надоело?- вздохнул Андрей.
Катя очень надеялась, что на её лице не отразилась ни одна эмоция, которые взо-рвались у неё внутри после его слов.
Она покачала головой.
- Я. Не понимаю. О чём. Вы. Говорите.
Андрей посверлил её взглядом некоторое время, потом грустно проговорил:
- Понятно. Поиграть решила? А могли бы столько времени    съэкономить. Ну что ж, давай поиграем.
У Кати уши запылали, и она прокляла всё на свете, особенно его взгляд, который пытался проникнуть ей прямо в душу.
Что ты делаешь, Андрей? Зачем всё это?
Жданов легко поднялся и посмотрел на неё совершенно по-деловому.
- Когда будет готов отчёт?
- Через пару часов.
- Отлично! Я жду, Катенька!
И чеканя шаг, вышел из каморки.
Катя с трудом выдохнула и закрыла лицо руками.
Вот влипла!
А если бы Миша вовремя не позвонил, она бы уже наверняка лежала на столе, млея от ласк Андрея, и была бы от этого счастлива!
Нет, эту проблему надо как-то решать. Иначе она просто сойдёт с ума!
- Катя!
Она вздрогнула. Что ещё ему надо?
Его голос звучал властно и в тоже время с издёвкой.
Катя неохотно поднялась, одёрнула пиджак, пригладила волосы и пошла в его ка-бинет.
- Я слушаю, Андрей Палыч.
Жданов с удобствами развалился в своём кресле и посматривал на неё с недву-смысленным интересом. Неспеша осмотрел с ног до головы, бесстыдно остановил взгляд на груди и улыбнулся. Такой нахальной улыбочкой.
- Скажите, Катя,- нараспев протянул он, сложив руки на груди,- а вы не знаете, в моём кабинете не было посторонних? Например, в ночь после новогодней вече-ринки?
Катя едва сумела удержать лицо. Такого прямого вопроса в лоб она не ожидала, но решила стоять на своём.
- Понятия не имею. Вам лучше знать.
- Действительно,- хмыкнул Андрей.
- А что-нибудь случилось той ночью?- не осталась в долгу Катя, но ожидать, что Жданов смутится подобного вопроса, глупо. Он только пошловато усмехнулся.- Что-то пропало?
- Да наоборот, нашлось! И откуда только взялось, понять не могу!.. Если не было никого!
А Катя вздохнула.
- Отдайте Потапкину,- посоветовала она.- Он найдёт хозяина.
- Потапкину?- Андрей неприлично вытаращил на неё глаза.- Думаете, найдёт?
Она уже начала уставать от этого дурацкого разговора и немного раздражённо пожала плечами.
- Ну что ж…- Жданов задумчиво посмотрел на нее, потом наклонился и полез в стол.- Хотя, я даже затрудняюсь представить его реакцию на эту находку. А уж как он будет хозяина искать…
А когда извлёк эту самую находку на свет Божий, Катя чуть в обморок не рухну-ла. У неё кровь отлила от лица и застучала в висках, а в горле пересохло.
А Жданову очень хотелось завопить. На радостях! Вот так-то, Екатерина Валерь-евна, что же вы молчите? Давайте, придумывайте новую отговорку!
Катя подлетела к столу и протянула руку за чёрным кусочком кружева, который он крутил на пальце. Она руку протянула, а он свою убрал. Катя одарила его бе-шеным взглядом, а Андрей в ответ изумлённо вскинул брови и сквозь смех прого-ворил:
- В чём дело, Екатерина Валерьевна? Уж не вы ли это потеряли?
- Отдай,- потребовала она ледяным тоном.
- С какой стати? Ты уверена, что это твоё?
- Андрей, отдай!
- Ого! Уже Андрей? Прогресс!
- Жданов!..
- И не подумаю,- покачал он головой.- Будем считать, что это мой бонус. Должно же мне что-то остаться на память!
Катя ещё не успела  придумать достойный ответ, потому что от подобной нагло-сти и в душе и в голове бушевала такая буря, что мысли путались, как распахну-лась дверь, и в кабинет с весёлыми выкриками ввалился Малиновский. Андрей едва успел сунуть свой «бонус» обратно в стол.
- А вот и я!- громогласно возвестил Роман Дмитрич, радостно улыбаясь.- Доволь-ный, загорелый и готовый к труду и обороне!
Однако Жданов ему взаимностью не ответил. Наградил его злым взглядом.
- Чёрт знает, что такое!- рявкнул он.- Какого чёрта в моём кабинете дверь поста-вили, если всё равно в этой компании никто не умеет стучаться?
Катя поспешно отступила к двери каморки и оттуда наблюдала за реакцией Ма-линовского.
- Жданов, что ты орёшь?- изумился Рома.- Новый год только начался!- и посмот-рела на Пушкарёву.- Катенька, с праздничками вас!
Она сдержанно кивнула в ответ.
- И вас, Роман Дмитрич.
- А что это вы такие хмурые? Случилось что-то?
- Малиновский, не приставай!- одёрнул его Андрей.- Идите, Катя.
Подальше с глаз Ромки. Нечего пялиться на мою женщину!
Катя медленно прошла к себе, но в дверях обернулась и послала Андрею вырази-тельный взгляд.
Вот только попробуй рассказать всё Малиновскому!
Жданов этот взгляд проигнорировал.

2.

- Что у вас происходит?- спросил Рома, присаживаясь на своё любимое место на-против Андрея.
Тот неопределённо пожал плечами.
- Ничего. Мы работаем.
Он не собирался ничего рассказывать Малиновскому. И не потому, что его об этом просила Катя. Он просто не хотел этого. То, что случилось между ним и Ка-тей, было для него чем-то настолько личным, что не хотелось этим ни с кем де-литься. Даже с другом. Хотелось кричать «Моё!» и защищать от всяческих пося-гательств. И уж тем более, обойтись без грязных и скабрезных шуточек Ромки.
- Ладно, не хочешь говорить – не  надо. Как праздники?
- Ужасно,- честно сознался Андрей.
- С Кирой помирился?
- Нет. И не собираюсь.
- Что это значит?- встрепенулся Роман.
- То и значит. Мне всё надоело. И Кира мне надоела. У меня больше нет сил тер-петь её давление на меня. Это меня убивает.
Малиновский смотрел на него и не верил тому, что слышит.
- Андрюх, ты чего?
- Ничего. Я думаю. Пока. Но жить так больше не могу.
- А… Кира? Она знает? Ты ей преподнёс подарок на Новый год?
- Нет. Мне сначала надо всё обдумать.
- Ясно,- сокрушённо кивнул Рома.- Ты спятил. Это из-за Соболевой, да?
Андрей посмотрел на него, как на сумасшедшего.
- Малиновский, я что, похож на идиота? При чём здесь Ирка?
- Откуда я знаю? Но такие решения с бухты-барахты не принимают. Значит, что-то случилось!
Андрей вздохнул.
- Я просто принял решение. Что тут такого? В конце концов, это моя жизнь.
- А компания?
- Посмотрим.
- Что тут смотреть? Как только ты подашь на развод, то сразу вылетишь из кресла президента. Кира постарается, поверь мне.
Жданов не ответил, но задумался.
Хоть думает, обрадовался Рома, значит, не всё потеряно.
- Не пори горячку, это всё о чём я тебя прошу,- продолжал Малиновский.
- Да ладно тебе,- отмахнулся Жданов.- Не может быть всё так плохо. Как-нибудь утрясётся.
- Утрясётся,- передразнил его Ромка.- Как бы эта тряска нам все внутренности не перетрясла!
- Ты мне надоел, Малина! Иди, поработай, ради разнообразия. Ты зачем на работу сегодня пришёл? Чтобы мне по мозгам ездить?
- Это ты мне ездишь, и не просто ездишь, а постоянно возвращаешься и буксуешь.
Когда Малиновский вышел,  Андрей немного посидел, напряжённо размышляя о том, что сейчас сказал Ромке. Похоже, он действительно созрел. Или дозревает.
Праздничные дни в доме родителей были просто ужасны. Кира постоянно начи-нала один и тот же разговор, о том, какой он негодяй. Делала это вполголоса, сви-стящим шёпотом, чтобы «родители не слышали». Они, конечно, всё слышали и кидали на них встревоженные взгляды, но Кира тут же начинала улыбаться. А Андрей просто молча всё выслушивал, и продолжал пить. Чтобы не слышать лишнего.
Надоело. Это единственное, что было у него в голове все эти дни.
Вся семейная жизнь надоела до зубного скрежета.
Неужели есть люди, которые добровольно вступают в брак? Без груза обяза-тельств?
Андрей перевёл взгляд на дверь каморки.
- Кать!
Никакой реакции.
Жданов вздохнул и поднялся. Вот ещё одна упрямица! Неужели у него никогда не будет женщины, которая просто его пожалеет?
- Ну, в чём опять дело?- Андрей вошёл к ней, и устало на неё посмотрел.
- Ни в чём, я работаю.- А потом подняла на него настороженный взгляд.- Как Ро-ман Дмитрич?- Не вопрос – намёк.
Андрей понимающе усмехнулся.
- Не волнуйся, я ничего ему не сказал. И не скажу.
Катя испытывающе посмотрела на него. Не хотела смотреть, вообще не хотела, но…
- Катюш, не надо на меня так смотреть. Я же не дурак и всё понимаю. Если я про-болтаюсь, то мне больше ничего не светит.
- Тебе и так ничего не светит,- а у самой руки слегка задрожали, и она принялась перекладывать бумаги, чтобы хоть как-то это скрыть. Как у него получается, все-гда так действовать на неё? Вроде ничего особенного не делает и не говорит, а она всё равно смущается и волнуется. А ведь она уже давно привыкла к фразам с подтекстом, Воропаев  в них мастак, Жданову у него ещё поучиться этому можно. Но на Сашку она так не реагировала, а вот на Андрея…
- Ой ли?
И сделал шаг по направлению к ней и вдруг наткнулся на её колючий взгляд.
- Ты не понял, Жданов? Ничего, значит, ничего.
- Кать… Я не понимаю тебя. Мы с тобой взрослые люди, давай относится к этому спокойнее. – Он прошёл к столу и встал прямо напротив неё, засунув руки в кар-маны брюк.- Ну, случилось и случилось. Нам было хорошо вместе, что в этом плохого? И мне понравилось. Даже нет, не так. Мне очень, очень, очень понрави-лось,- при этом наклонился, понизил голос до страстного шёпота и попытался за-глянуть ей в глаза. Она прятала взгляд, но предательский румянец он заметил.- Посмотри на меня, я с тобой разговариваю. Я хочу продолжения.
- Ты правильно сказал,- она едва справилась с дрожью в голосе (но справилась же!),- мы взрослые люди. Это была ошибка, по-крайней мере, с моей стороны. Я хочу её исправить. Хочу забыть.
От каждого её слова он мрачнел всё больше. Какие упаднические настроения, Екатерина Валерьевна!
- А сможешь?
- Что?
- Забыть, сможешь? Я лично нет, да и не хочу!
Катя кивнула.
- Я смогу,- уверенно сказала она.- Это была ошибка, а я привыкла их исправлять. Я тогда поддалась тебе и эмоциям, ненужным эмоциям. Этого не повториться.
- Катя…
- Не перебивай меня! Ты был не прав, когда говорил, что я хочу поиграть. Это ты играешь, Андрей. Играешь со своей жизнью. И с моей тоже, в данный момент. Я понимаю, у тебя проблемы с женой, ты с ней не счастлив, но у меня всё по-другому. Моя жизнь сложилась, у меня всё хорошо. И я не хочу это портить ба-нальной интрижкой с шефом. Это ни к чему не приведёт.
- А к чему это должно привести? Катя, тебе же не 15 лет! Что плохого в хорошем сексе? Или скажешь, что у тебя с женихом всё так же?- Он наклонился ещё ближе к ней.- Так не бывает. Мы идеально подходим друг другу.
- В постели?- её губы презрительно скривились.
- Да. А что такого?
- Я не хочу этого слушать. Не всё сводится к сексу, Андрей Палыч, может вы, и не знаете об этом. Я и так не знаю, как Мише в глаза смотреть после всего случив-шегося. И больше я такой глупости не сделаю.
- А я тебя научу, как в глаза смотреть. Хочешь?
- Ты издеваешься надо мной, что ли?- почти закричала она.
- Нисколько.
- Хватит!- нервы были уже на пределе, а он, как ей казалось, был совершенно спокоен, только наглости и ехидства во взгляде добавилось.- Если ты… Вы не ос-тавите меня в покое, Андрей Палыч, мне придётся уволиться.
Жданов жёстко усмехнулся.
- Угрожаешь?
- Нет. Предупреждаю. И если вы намерены продолжать в том же духе, то не тратьте ни своё время, ни моё, давайте расстанемся прямо сейчас.
Её взгляд был настолько красноречив и решителен, что Андрей понял, что гово-рить с ней сейчас бесполезно. Она не будет его слушать. Да ещё и, правда, уво-лится, ему назло. Она может.
Он заставил себя проглотить все те слова, которые рвались у него наружу, и криво улыбнулся.
- Что ж, Катенька, посмотрим.
Посмотрим, насколько тебя хватит.
- Андрей Палыч,- опять начала она, уловив в его голосе сомнение, но он её пере-бил.
- Я всё понял, не надо повторять!
И вышел, шарахнув дверью о косяк.
Катя невольно вздрогнула и закрыла глаза.
Вот влипла!

Глава 10.

1.

Всё происходящее в последнее время казалось Кате очень глупым.
Работа с Андреем превратилась в кошмар. Нет, он ничего особенного не делал, к ней не приставал и не домогался. Был предельно вежлив, иногда даже слишком, но время от времени Катя ловила на себе его взгляды, от которых внутри неё про-сыпалось какое-то томление. Это её очень смущало, мешало нормально думать, и даже злило. Почему, почему такие чувства у неё Миша не вызывает? Как же всё неправильно и несправедливо.
Но как это изменить, она не знала. И посоветоваться ей было не с кем. Не с Зорь-киным же! Он просто скажет, что она спятила.
А она и правда спятила!
Юлиане она тоже решила ничего не говорить. Не дай Бог Воропаеву проболтает-ся! После его речей, тогда в ресторане, она даже предположить боялась, что он может сделать!
Вот и осталась один на один с этой проблемой, которую же сама себе, по сути, и создала. Надо было тогда оттолкнуть Андрея, сказать твёрдое и решительное «нет», а она вместо этого бросилась в омут. В омут порока, да, вот так. Красиво звучит, но от этого не легче.
А ещё никак не могла понять поведение Андрея сейчас. Почему он так упорно добивается продолжения? У него таких, как она – тьма. Ведь он Андрей Жданов, лакомый кусочек, а она просто его секретарша. В понимании Кати, он внимания-то не должен был обратить на то, что случилось между ними. Мало ли у него бы-ло таких интрижек? И это, с точки зрения Пушкаревой, было бы правильно. По закону жанра, это она должна сейчас страдать от его невнимательности. А всё вышло по-другому…
Хотя, с другой стороны, очень удобно иметь рядом  с собой секретаршу, готовую в любой момент удовлетворить все твои желания.
Неужели он, действительно, считает её такой… дурой?
В это как-то плохо верилось.
Не может же он всерьёз рассчитывать, что она будет спать с ним, несмотря ни на что? Из любви к искусству, так сказать. Через месяц она выйдет замуж, это для него как? У самого семейная жизнь не задалась, то и на других наплевать? То и другие должны относится к браку так же?
Нет, у неё всё будет по-другому. Она уверена.
У неё будет прекрасный муж. Миша, он ведь замечательный, и сделает её счаст-ливой. Он заботится о ней, любит ее, будет надёжной опорой в жизни…
А Жданов… Что он может ей дать? Кроме статуса любовницы и фантастического секса?
Ничего. И верить его обещаниям – глупо.
Вот и не верь! Выкини всё из головы и готовься к свадьбе. Всё у тебя будет хоро-шо, главное, забыть.
Вот только сможешь ли?
Кто-то ехидный проснулся в глубине её сознания и противно усмехнулся.
А если не сможешь? Будешь ложиться в постель с мужем, а вспоминать Андрея. Ту самую ночь.
Это ли не ложь самой себе?

2.

Когда Андрей увидел Катю сегодня утром, у него даже дух захватило. И вроде ничего особенного, джинсы и глухая водолазка, а выглядела она в этой повсе-дневной одежде так, что Жданову хотелось завыть.
В последние дни она старалась одеваться  как можно проще и небрежнее, он это заметил. И конечно, тут же понял, что к чему. Чтобы привлекать как можно меньше его внимания.
Но зря старалась. Видимо, сама не понимала, что только усугубляет ситуацию. Этими закрытыми одеждами и глухими воротниками, только будоражит его вооб-ражение.
Вот, например, сегодня. Водолазка и джинсы, все застёгнуто наглухо и она види-мо считает, что таким образом спасает ситуацию.
Но зачем мужчине видеть? Ему более приятнее догадываться!
Если бы она спросила у него, что выглядело более сексуально, её сегодняшний наряд или платье в ту памятную ночь, то он без сомнения сказал бы, что джинсы и водолазка.
Неужели она на самом деле не понимает, что водолазка, хоть и глухая, но так об-тягивает её полную грудь, что глаза девать некуда, а джинсы сидят на бёдрах, как перчатка, и ему дышать нечем.
В общем, ах и караул в одном лице!
А она ещё хочет, чтобы он оставил её в покое! Как такое вообще возможно? Ему безумно хотелось её потискать. Именно, потискать, чтобы лучше почувствовать её тело, провести ладонями  от упругих ягодиц вверх до груди, и всё это с чувст-вом, медленно. Чтобы ей нравилось.
А она сопротивляется. Самой себе, в первую очередь.
У него теперь появилась новая забава, которая только больше распаляла его и ще-котала нервы, но отказать себе в этом удовольствии он не мог. Когда она прино-сила ему что-то на подпись, он, не глядя, подмахивал, а потом, как бы невзначай, откладывал их в сторону, и Кате приходилось тянуться за ними. А Андрей отки-дывался на спинку стула и наслаждался видом.
Но долго так продолжаться не могло, он это понимал. Ему и сейчас этого было мало, а через некоторое время он просто не сможет сдержаться. И тогда… тогда одно из двух. Либо она сдастся ему, либо психанёт и уйдёт.
Вот второе его пока и сдерживало.
Хотя времени оставалось всё меньше. И надо срочно что-то придумать.
Может, рискнуть?

3.

Катя в очередной раз вышла из своей каморки, но на Андрея не смотрела, ут-кнувшись в бумаги. Подошла к столу и, не глядя, начала подавать ему документы.
- Это из налоговой,- пояснила она,- это из «Ллойд Мориса», отчёт о перечислении денег на наш счёт, это…
Она говорила, продолжая бегло просматривать каждый документ, а Андрей смот-рел на неё снизу вверх и даже не старался вслушиваться в слова. Его сейчас инте-ресовало совсем другое.
- Ты меня специально дразнишь?- вдруг спросил он.
Катя сбилась на полуслове и удивлённо посмотрела на него.
- Что?
- А ты не понимаешь?- покачал головой Андрей и внезапно протянул руки и уве-ренно положил их на её ягодицы. И с силой притянул к себе.- Вот это. Моё терпе-ние испытываешь?
Катя охнула, когда он потянул её на себя, невольно схватилась рукой за его плечо, чтобы не упасть, а он только этого и ждал. Руки ещё сильнее сжались, и Андрей ткнулся лицом ей в живот, с восторгом вдыхая её запах.
- Ты что делаешь?- почти простонала она, пытаясь отстраниться, но он не позво-лял.- Отпусти меня, слышишь?
Он не слышал. Наконец-то он сделал то, о чём мечтал ещё совсем недавно. Руки с силой сжали ягодицы, затянутые в джинс, а потом уверенно направились вверх, совершенно не стесняясь, проникли под водолазку. Кожа под его пальцами горе-ла, а когда руки поднимались выше, покрывалась мурашками. Катя закусила нижнюю губу, чтобы не застонать, и закрыла глаза. И сама не поняла, в какой мо-мент он усадил её к себе на колени. Его руки продолжали ласкать её под кофтой, а губы уже тянулись к губам.
- Ты с ума сошёл,- лихорадочно шептала она, всё ещё находя в себе силы увора-чиваться от его поцелуев,- а если кто-нибудь войдёт?
- Пойдём к тебе…
Она покачала головой.
- Отпусти… я кричать буду!
Жданов засмеялся.
- Конечно, будешь. Со мной  иногда такое бывает!
- Дурак,- и сама подставила губы для поцелуя. В конце концов, она лишь человек!
Андрей набросился на неё, как голодный зверь. Жадным поцелуем закрыл рот, а опытные руки уже справились  с застёжкой бюстгальтера и через мгновение уже были на груди.
Она всё-таки застонала и укусила его за мочку уха. Андрей довольно засмеялся.
Катя совсем потеряла голову, чувствовала только желание, которое жидким огнём растекалось по венам, и остановить это уже было нельзя.
А Андрей ещё больше затягивал её в омут, когда шептал ей на ухо что-то вроде:
- Я скучал по тебе, Кать… Чуть с ума не сошёл!
А за эти его слова она готова была умереть от этой сладкой пытки.
- Андрей…
Когда зазвонил внутренний телефон, Катя даже не обратила на него внимания. Ей в данный момент было не до этого. Все её мысли и чувства были сосредоточены на руках и губах Андрея. Что он делал, как он это делал, и что она при этом чув-ствовала. Очень яркие и острые ощущения. Их не хотелось терять.
Телефон продолжал звонить, а через минуту  включился селектор и раздался го-лос Вики:
- Андрей, ты телефон слышишь?
Жданов оторвался от Кати и мутным взором, но уже с проснувшейся ненавистью, посмотрел на телефон.
- Слышу,- хрипло отозвался он и потянулся к трубке, но Катя его опередила.
- Да.
- Катя,- услышала она взволнованный голос Тропинкиной,- ты чего трубку не бе-рёшь?
Катя с трудом перевела дыхание, потому-что Андрей вернулся к прерванному за-нятию, и теперь его губы были уже где-то около её груди. Она пыталась остано-вить его, вывернуться из его рук, но Жданов был непреклонен.
- Маша, в чём дело?- Только говорить, Пушкарёва, надо ровно, а не с надрывным придыханием!
Но Тропинкина этого вроде и не заметила.
- Катя, иди сюда немедленно!- понизив голос до страшного шёпота, проговорила Маша.
- Что…- откашлялась.- Что случилось?
- Случилось! Давай быстрее, иначе будет катастрофа!
- О Господи!- к чему относилось это восклицание, Катя сама не поняла, но Андрея это развеселило. Он затрясся от беззвучного смеха, за что получил лёгкий подза-тыльник от Кати.- Иду я уже, иду!
- А… что у тебя с голосом?- всё же поинтересовалась Маша.
Катя нервно сглотнула.
- Нормально у меня всё… с голосом. Я сейчас иду.
С третьей попытки пристроила трубку обратно на рычаг и посмотрела на Андрея. И как-будто увидела всю эту картину со стороны. Она на столе, уже давно без кофты,  бюстгальтер висит на спинке его кресла, а над ней нависает встрёпанный Жданов в расстегнутой рубашке и потемневшим от желания взглядом.
Да им просто повезло, что Вика поленилась встать и воспользовалась селектором, а не вошла в кабинет сама! Даже подумать страшно, чтобы тогда началось!
- Андрей, отпусти!- и попыталась вырваться из его рук, но тот опять попытался её поцеловать.- Андрей, не надо! Мне надо идти, там что-то случилось. Слышишь ли?
Жданов тяжело вздохнул, помотал головой, пытаясь вернуть сознание на место, а потом отступил.
Катя быстро слезла со стола и наклонилась за кофтой. Начала поспешно одевать-ся. И что самое удивительное, ей совершенно не было стыдно. Даже смущения не чувствовала. Эта мысль всё-таки неприятно кольнула, потому-что пришла ещё одна. Миши она стеснялась.
Как же всё нелепо! Своего будущего мужа она стесняется, а начальника-бабника, который готов уложить её прямо на своём рабочем столе, нет. А ведь ей его не стесняться надо, а бежать от него сломя голову!
Она натянула кофту через голову и подбежала к зеркалу, стараясь пригладить растрепавшуюся причёску.
Андрей подошёл к ней сзади и обнял, уткнувшись носом ей в шею. Катя на мину-ту расслабилась в его руках, прижавшись к нему всем телом.
Жданов посмотрел в зеркало и встретился с ней взглядом. Он весь сиял.
У Кати на языке так и вертелось язвительное замечание, но она промолчала. Не было времени с ним разговаривать.
Она расцепила его руки на своей талии и пошла к двери. Потом обернулась.
- Приведи себя в порядок, мало ли что!..- и вышла.

0

7

Глава 11.

1.

Какая же ты дура, Пушкарёва!  Так низко пасть!
Катя ругала себя всю дорогу до ресепшена, а сама никак не могла убрать с лица глупую улыбку.
Что за блажь? За месяц до собственной свадьбы переспать со своим женатым на-чальником!
И мало переспать, так ещё жаждать повторения!
Если бы не этот дурацкий звонок, то они вряд ли бы остановились. Всё тело до сих пор горело от неутолённого желания.
И ей даже стыдно не было! Ну, вот нисколечко!
На душе было легко, и казалось, что она подсознательно перешла какую-то грань внутри себя. И теперь стало всё проще и понятнее.
По-крайней мере, она поняла, что если это не повторится,  то она всю оставшуюся жизнь будет вспоминать и мечтать об Андрее Жданове.
А так… Кто знает? Вдруг успокоится и всё само собой пройдёт?
Как папа говорит, клин клином вышибают.
Вот она и вышибет Жданова из себя!
А о морально-этической стороне этого дела, а то есть о том, как она будет смот-реть в глаза Мише, об этом она подумает потом.
Когда успокоится!

2.

- Маша, что случилось?- Катя торопливо подошла к столу ресепшена и немного встревожено посмотрела на подругу.
Тропинкина взглянула на неё и вдруг начала проделывать такое глазами, что Катя за неё испугалась, что она без глаз останется.
- Ты можешь толком объяснить?
Маша вздохнула и зашептала, но так, что Катя едва её слышала.
- Посмотри в бар, там наша проблема! И требует Жданова. Срочно.
Катя обернулась и посмотрела в сторону бара и увидела… ту, что привела её в смятение. Что-то кольнуло в самое сердце, и Катя даже поморщилась.
В баре сидела и неспеша потягивала апельсиновый сок, как всегда ослепительно красивая, Ирина Соболева. Последняя любовница Андрея.
И хотела видеть его!
Андрея Жданова, который ещё десять минут назад почти занимался любовью с ней, Катей Пушкарёвой.
Вот так-то, Екатерина Валерьевна! Отрезвляет? Ещё как!
Ну, ничего. Возможно, это вернёт вас с небес на землю. Ей почему-то не хотелось думать о том, что Андрей сейчас встретится с этой красавицей и тут же забудет о ней.
Неужели, правда?
- Катя, очнись,- толкнула её в бок Маша.- Надо что-то делать! Если Кира Юрьевна её здесь увидит, будет смертоубийство, и ещё неизвестно кто кого!
- Надо убрать её отсюда,- согласилась Катя.
- Вот именно!- и подтолкнула её вперёд.- Иди!
- Я?!
- А кто?- удивилась Тропинкина.
Вот уж воистину!
- Хорошо,- вздохнула Катя.- Я попробую!
Как ей не хотелось ни пробовать, ни идти к этой крашенной, уверенной в себе красотке! И разговаривать с ней! А уж тем более об Андрее!
- Ирина, здравствуйте!
Соболева обернулась и посмотрела на неё с явной неприязнью.
- Опять вы? Я хочу видеть Андрея. Немедленно!
- Ирина, успокойтесь! Андрей Палыч не сможет сейчас с вами поговорить. Но он обязательно позвонит вам вечером.
- Я не хочу вечером. Я хочу сейчас!
- Послушайте меня…
- Нет, это вы меня послушайте, Катя! Если Жданов не выйдет ко мне через две минуты, я устрою здесь такой скандал, что мало никому не покажется.
Катя беспомощно посмотрела на неё.
И что прикажете делать?
В конце концов, это он с ней спал, вот пусть сам и разбирается!
- Хорошо, я ему сообщу.
- Давно пора!
Катя вернулась к ресепшену.
- Ну что?- спросила Маша.
- Ничего хорошего. Дай телефон.
Тропинкина протянула ей трубку, и Катя быстро набрала номер.
- Андрей… Палыч,- сказала она, когда он ответил, и попыталась быстренько  при-думать подходящие слова.
А пока придумывала, Жданов застонал в трубку.
- Кать, ну ты где?- и басом.- Я сейчас умру уже!
Катя испугалась, что Маша может услышать этот неудовлетворённый мужской рык, и отвернулась. Сердце поневоле заскакало в груди, и она едва подавила, вер-нувшуюся было, глупую улыбку.
Нет, нет, спокойнее! Голос поофициальнее!
- Андрей Палыч, вы не могли бы подойти на ресепшен? Это важно!
- Не мог бы!
- Это очень срочно. У нас проблемы возникли.
Жданов испустил тяжёлый вздох.
- Хорошо, иду… Но ты мне должна!
Катя повесила трубку.
Ещё неизвестно кто кому должен!
Когда Жданов появился, все присутствующие в холле замерли. Все уже давно приметили Соболеву и теперь только и ждали интересной развязки.  А Катя моли-лась, чтобы ни Вике, ни уж тем более Кире не пришло в голову попить кофе.
Громкий скандал сейчас был всем без надобности.
Андрей же пролетел к ресепшену ничего не замечая, кроме Кати, при этом лицо у него было весьма недовольное и даже обиженное.
- Ну, в чём дело?- воскликнул он, а взгляд скользил по Катиному лицу, как будто пытаясь понять, что у неё сейчас на уме.
Маша опять сделала страшные глаза и пальцем указала в сторону бара.
Андрей обернулся, и Катя с непонятной грустью отметила, как изменилось выра-жение его лица.
Не твоё это дело, Пушкарёва, одёрнула она сама себя. Сейчас надо вспомнить о своих профессиональных обязанностях. Ты же идеальный секретарь!
Она приблизилась к нему на пару шагов, и тихо, но достаточно твёрдо, сказала:
- Андрей Палыч, сделайте что-нибудь! Кира Юрьевна не должна её видеть!
Он обернулся и странно посмотрел на Катю.
А Соболева уже углядела долгожданную добычу, спрыгнула с высокого стула и летящей походкой направилась к Жданову, пленительно улыбаясь.
- Андрюша! Наконец-то!
Жданов досадливо поморщился и отступил на пару шагов, но это его не спасло.
- Ты можешь говорить тише?
Соболева подошла, и нисколько не смущаясь, повисла у него на шее. Андрей по-пытался оторвать от себя её руки, нервно оглядывался, с неудовольствием отме-чая любопытные взгляды сотрудников. Катя же просто отошла в сторону, стара-ясь не смотреть на всё это.
Это не моё дело, не моё дело, как молитву, повторяла она. Не моё и всё тут! Да не смотри ты туда!
- Ирка, да прекрати ты!- Андрей, наконец, отодвинул её от себя и тяжело вздох-нул.- Ты что, с ума сошла? Что ты творишь? Зачем ты сюда вообще приехала? Я же тебя просил!..
- Ты просил!- сладкий голосок Соболевой в одно мгновение превратился в шипе-ние.- Ты не позвонил мне! Ни на Новый год, ни после! Жданов, ты негодяй!
- Не кричи!- шикнул на неё Андрей.
- Я буду кричать! Буду! Думаешь, я твоей Киры боюсь? Ты не забыл, кто я?
- А кто ты?- разозлился в итоге Андрей.
- Да я…- она не успела договорить, потому-что Жданов вдруг схватил её за руку повыше локтя и потащил к лифту. Соболева даже не сопротивлялась и начала до-вольно улыбаться, как будто уже выиграла главный приз.
Катя с тоской посмотрела им вслед и вздохнула.
Как неприятно стоять в очереди…
- Вот это цирк,- хмыкнула сзади Маша.- И почему мы бабы такие дуры? Всё вре-мя на неподходящих мужиков кидаемся…
Катя обернулась и удивлённо посмотрела на неё.
- Что ты имеешь в виду?
Тропинкина пожала плечами.
- Да это я так… Но так почему-то чаще всего получается. Это тебе с Мишей по-везло, а в основном…- она махнула рукой.
Катя совсем сникла. Да уж, ей с Мишей повезло…
А вот Мише с ней…
Дура и врунья. Вот кто она!

3.

То, что Андрей сейчас с другой, и возможно, так же целует её, не давало Кате по-коя. В душе что-то щемило, и она никак не могла успокоиться.
Вернулась в свою каморку, попыталась работать, но сосредоточиться не смогла. Голова отказывалась думать, а воображение услужливо подсовывало яркие кар-тины, от которых ей становилось всё хуже.
Она закрыла лицо руками и даже застонала вполголоса. Да что же это? Нельзя так, Пушкарёва!
Ты же сама, сама говорила, что это просто секс!
Тогда в чём дело? Почему ты так мучаешься?
Тебе должно быть всё равно с кем он спит!
Но тебе не всё равно…
Что же ты делаешь-то?
Не позволяй ему, не позволяй возвращаться в твою жизнь и в твоё сердце! Ты не сможешь с этим жить… Ты ему не нужна! Ему твоё тело нужно, а не ты сама, и то, на неопределённый срок. Как наиграется…
А вот Миша…
Да при чём здесь Миша? Андрей уехал с Соболевой и…
- Кать, ты чего?
Она отняла руки от лица и с недоумением посмотрела.
Андрей стоял в дверях и растерянно смотрел на неё. Катя даже задохнулась при виде его.
Он вернулся…
- Ты плачешь, что ли?
Она отчаянно помотала головой.
- Нет, я просто… устала немного. Какой-то странный день…
Андрей неуверенно улыбнулся.
- Может, и странный.
Прошёл к ней, развернул кресло и присел перед ней на корточки.
- Правда что ли подумала, что я с ней уеду?
От его тона на глаза навернулись слезы, и она лишь огромным усилием воли смогла их сдержать. Только нервно пожала плечами и отвела взгляд.
Жданов невесело усмехнулся.
- Не такой уж я и бездушный негодяй…
Катя не ответила.
- Катюш, я… не знаю, что сказать… Все, действительно, как-то глупо, но ты не должна думать, что…
- Ты меня никогда не видел,- вдруг тихо сказала она.
Андрей вскинул на неё удивлённый взгляд, потом задумался и покаянно  кивнул.
- Не видел…
- Я тебе не нужна, Андрей!- получилось так отчаянно, что Кате захотелось себе язык откусить, но было поздно.
А Андрей неожиданно схватил её за руки и сжал их.
- Ты мне нужна,- выдохнул он, пытаясь заглянуть ей в глаза. И получилось у него так искренне, что у Кати всё-таки выступили на глазах слёзы.- Я даже сам не по-нимал – насколько, но ты мне нужна. Я не могу без тебя!
У Кати внутри поднялась такая буря, что она испугалась. Испугалась, что может наделать глупостей. Вырвала руки из его горячих ладоней и вскочила. Нервно за-ходила по кабинету.
- Ты сам не понимаешь, что говоришь! Ты просто запутался… придумал себе всё это! Это же всё началось после того, как ты узнал, что я собираюсь замуж!
- А я и не спорю,- спокойно ответил он. Потом поднялся, сел в её кресло и стал внимательно наблюдать за ней.
- Всё, что мы делаем… это неправильно.
- Почему?
Она растерянно посмотрела на него.
- Что значит, почему? Ты сам-то себя слышишь? Ты женат, Андрей! Тебе Киру не жалко?
- А ты собираешься её вместо меня пожалеть? Или своего поварёнка жалеешь?
Да что ж они все его так называют?
- А тебе их не жалко?
- А тебе себя не жалко?- неожиданно выкрикнул он.- Ты же не любишь его!
- Не тебе об этом судить!
- А кому? Тебе? Тогда признайся самой себе – ты его не любишь!
- Миша – это самый лучший человек, которого я встречала в жизни!
- И это повод, чтобы пожертвовать собой?
- Я не жертвую собой!
- Нет?
- Прекрати!- Катя зажала уши руками.- Я не слушаю тебя!
Андрей вдруг резко подался вперёд и через секунду уже был рядом с ней. Под-толкнул к столу и прижал к себе. Подсадил, рукой раздвинул её ноги и устроился между ними. Руки чувственно прошлись по её телу, и она опять задрожала.
- А с этим как быть, Кать?- низким голосом спросил он.
- Это просто…- Катя облизнула пересохшие губы.
- Что?- а сам смотрел на её губы.
- Секс…
Жданов на мгновение замер, а потом неожиданно расхохотался.
- Господи, Катя! Не говори мне больше такого, слышишь?
- Что ты смеёшься?- обиделась она.
- Да потому-что ты меня насмешила! Тебе-то это откуда знать? Или хочешь ска-зать, что у тебя богатый сексуальный опыт? Или я чего-то не знаю?
Катя выразительно покраснела и отвернулась от него.
- Вот именно,- хмыкнул Андрей, но в душе обрадовался.- Сколько у тебя было мужчин?
Она вытаращила на него глаза, но Андрей слегка встряхнул её и властно сказал:
- Говори.
- Двое,- неохотно проговорила Катя, пряча глаза.
Андрей едва не закричал, но быстро взял себя в руки. Спокойно, Жданов, радо-ваться потом будешь!
- Поварёнок… А другой, как я понимаю, Зорькин?
- С ума сошёл?- завопила она.- При чём здесь Коля?
- Значит, нет?
- Он мой друг!
- Тогда кто?- в его голосе проскользнули собственнические нотки.
- Жданов, отстань от меня!- Катя попыталась вырваться из его рук, но он удержал её на месте.- Зачем я вообще отвечаю на твои идиотские вопросы?
- Потому-что я так хочу,- самодовольно улыбаясь, ответил он и погладил её по щеке.
- Ты ненормальный!
- Ещё какой! И это не просто секс, милая, уж поверь мне.
- А что?- задала она вполне логичный вопрос, а сама замерла, ожидая его ответа.
Глаза Андрея загадочно сверкнули, но он только пожал плечами.
- Не знаю… Но я очень хочу это выяснить.

Глава 12.

1.

Андрей быстро откинул одеяло, наклонился и поцеловал её в живот. Катя засмея-лась и оттолкнула его голову.
- Прекрати, мне щекотно!
- Щекотно ей,- шутливо проворчал Жданов.- Я бы тебя съел!
- Какие у вас странные вкусы, Андрей Палыч!
- Очень даже хорошие у меня вкусы, ты тому доказательство!
Катя опять засмеялась и сладко потянулась.
Она догадывалась, куда привёз её Андрей. Холостяцкая квартира Романа Дмит-рича. Об этом месте ходили целые легенды, и слухи обрастали всё новыми и но-выми подробностями. Катя даже как-то слышала про круглую кровать с красным шёлковым бельём и зеркалом на потолке. Говорили всегда шёпотом и с придыха-нием, но по удивительной закономерности, те «счастливицы», которые удостаи-вались «чести» здесь побывать в компании с Малиновским, после такого визита молчали, как рыбы. Никому ничего не рассказывали и из-за этого ещё больше бу-доражили воображение сплетниц.
Катя и раньше не особо верила всем этим разговорам, хотя, зная Романа Дмитри-ча можно предположить многое… Но всё оказалось намного банальнее. Обыкно-венная двушка, никаких зеркал и круглых кроватей. По обстановке квартиры сра-зу можно было понять для чего именно она предназначалась. Всё самое необхо-димое и ничего больше.
Поначалу ей стало не по себе и даже немного царапнуло, что Андрей привёз её именно сюда, но потом ехидный голос внутри напомнил ей о том, кто она. А она любовница Жданова и ничего более. И нечего зазнаваться, Екатерина Валерьевна!
Куда ему было её везти? В гостиницу? Тоже не особо приличная ситуация…
Так что…
Ты зачем сюда приехала? В ожидании благородного предложения руки и сердца? Нет, ты приехала с определённой целью, вот и сосредоточься на ней!
А когда она начала сосредотачиваться, то все эти измышления ушли на второй план, а потом вообще в никуда. Остался один Андрей и то, что она чувствовала рядом с ним.
И не раскаялась. Просто на несколько часов забыть обо всём и делать то, что ей хочется. Что в этом плохого?
- А это, значит, и есть знаменитый ООО «Мотель»?
Андрей изумлённо посмотрел на неё.
- А ты об этом, откуда знаешь?
- Ой, брось!- смеясь, отмахнулась она.- Об этом всё «Зималетто» знает. А треть сотрудниц здесь, наверное, побывала.
Жданов поморщился.
- Что за гадости ты говоришь?
- Что, скажешь, не так?
- Замолчи,- и закрыл ей рот поцелуем.
На полу запиликал её телефон. Андрей недовольно вздохнул и отодвинулся от неё. Катя почувствовала лёгкую неловкость. Вот, опять. Словно, кто-то вторгся в их маленький мир, и показывает им, насколько неправильно они поступают. Со-весть просыпается. Какое это оказывается гадкое чувство!
Она наклонилась и подобрала с пола телефон, посмотрела на светящийся дисплей. Ну, конечно, Миша! Как ты чувствуешь всё время нужный момент, а?
- Это у него голова чешется, вот и звонит,- неприятно хмыкнул Андрей. Катя не-доумённо посмотрела на него.- Рога растут,- пояснил он, а Катя нахмурилась.
- Дурак.
Пока она мучилась, отвечать или нет, телефон сам замолчал. И, слава Богу! Она бы сейчас просто не смогла с ним говорить. Тем более в присутствии Андрея. Как он тогда сказал? Хочешь, я научу тебя смотреть в глаза и врать? Какая гадость… Но как бы ей это сейчас пригодилось. Даже без «глаза-в-глаза».
Она отложила телефон и бросила быстрый взгляд на мрачного Андрея.
- А ты не боишься, что Кира узнает?
Он удивлённо посмотрел на неё.
- А чего мне бояться?
- Как же вы живёте с ней? Не понимаю.
- Так и живём,- Андрей пожал плечами.- Хотя, если разобраться, в итоге каждый из нас получил то, что хотел.
- В смысле?- Катя машинально поджала под себя ноги и придвинулась к нему. Он подумал и обнял её. Но всё же это было странно, лежать с ней в постели и расска-зывать о своей семейной жизни с Кирой.
- Я получил компанию, а она стала Ждановой.
Катя некоторое время молчала, пытаясь вникнуть в смысл сказанных им слов. По-том покачала головой.
- Всё равно не понимаю. Ладно, ты получил «Зималетто», это понятно. А она… Что значит, стать Ждановой?
Андрей весело посмотрел на неё.
- Действительно не понимаешь?- она опять покачала головой.- Хотя за это ты мне и нравишься. Что ты этого не понимаешь.
- Андрей, прекрати говорить загадками!
- Да какие уж тут загадки!.. Мне нравится, что тебе ничего не надо от меня. Всем остальным моим женщинам я нужен был с определённой целью. Имя, деньги, свя-зи. Я многое могу, я известный человек, Кать. Ты никогда об этом не задумыва-лась?
- Ну почему… задумывалась, конечно, но… Ты что, хочешь сказать, что Кира Юрьевна вышла за тебя замуж из-за меркантильных интересов?
- Конечно,- удивился Жданов её непонятливости.- Это не было выражено так яр-ко, как в других случаях, но это так. Просто ей не надо было прикладывать к это-му особых усилий. За нас всё давно решили, ещё в детстве. Что когда-нибудь мы с ней поженимся и объединим две семьи. И с тех пор для Киры это превратилось в идею-фикс. Стать Ждановой. И уже не важно, хотел ли этого я, или она сама. Просто так было нужно. Для неё это было, как окончание красивой сказки, пони-маешь? Когда принц и принцесса женятся и потом живут долго и счастливо, и умирают в один день. Она вбила это себе в голову и больше ничего замечать не хочет. Даже того, что ничего не получается. Она хочет хеппи-энд. Да ещё мама ей активно подыгрывает! Всё замок из песка строят. А у меня уже крышу сносит от тоски!
- Она тебя любит…
- Любит? Да не любит она меня!- Андрей невольно повысил голос.- Она любит именно ту сказку, которую она придумала для себя! Если бы не моя фамилия, не «Зималетто», нужен бы я был ей сто лет. Сказка должна оставаться сказкой, во всём. И принц должен оставаться принцем, и дворец дворцом и всё остальное. А без этого…
- Как всё это грустно,- вздохнула Катя.
- У меня есть для этого другое слово, но я промолчу. Кать,- Андрей опять обнял её и заставил посмотреть себе в глаза.- Теперь ты понимаешь, почему я хочу тебя  уберечь от этого?
- Андрей… о чём ты?
- О поварёнке я, черт возьми!- разозлился Андрей, да так, что сам удивился.
Катя вздохнула.
- Андрюш, не порти вечер,- попросила она.
- Ты собираешься испортить себе жизнь, а я порчу тебе вечер? АТЛИЧНА, Катя!
- Ты просто не понимаешь…
- Я всё понимаю! А ещё я понимаю, что ты не услышала ни слова из того, что я говорил!
- Но ты женат на ней и должен это помнить! Или делай что-нибудь!
- Я помню,- огрызнулся он.- А ты, похоже, всё-таки собираешься повторить мою ошибку?
- Та-ак!- Катя оттолкнула его руку и вылезла из постели.  Начала собирать свою одежду. А потом остановилась и посмотрела на него.- И ты меня послушай тоже!- в её голосе зазвучали ледяные нотки.- Я выйду за него замуж! Я так решила!  И я не изменю своего решения только потому, что мы с тобой, как ты говоришь, иде-ально подходим друг другу в постели! Может, ты мне и не поверишь, но мне это-го мало, Андрей! Я не собираюсь довольствоваться съёмными квартирами и бы-стрым сексом в обеденный перерыв! Мне этого мало!
Андрей смотрел на неё почти бешенными глазами и не знал, как ещё донести до неё свою правоту. Как убедить? Она стояла перед ним такая прекрасная и такая решительная, в одном белье, воинственно уперев руки в бока, волосы рассыпа-лись по плечам, а он… Он не знал, как её переубедить! Какими словами ей ска-зать, что он просто не может отдать её другому! Что вот такой как сейчас, должен видеть её только он, Андрей Жданов! Как она не может этого понять?
- Тебе так нужен штамп в паспорте?- вместо нужных слов, усмехнулся он.
- Мне нужна семья!
- Ах, семья!- Андрей зло рассмеялся.- Катя, нельзя создать семью на пустом мес-те! Просто потому, что твой муж замечательный  человек! Так не бывает! Для этого нужно много всего!
- Что, например?- она иронично приподняла бровь.
- Много всего. Доверие, любовь… нормальный секс, в конце концов! И не смотри на меня так! Я знаю, что я говорю!
- Не сомневаюсь,- фыркнула Катя.
- Ты просто глупая девчонка!- заорал Андрей.- Ты вбила себе в голову какую-то дурь и попёрла к ней, как танк! И больше слушать ничего не хочешь!
- Я тебя слушать не хочу!- Она натянула водолазку, застегнула джинсы и вышла из спальни.
- Катя!- крикнул Жданов ей вслед, но знал, что она не вернётся. Он вскочил, под-хватил с пола брюки, но как назло, никак не мог попасть ногой в штанину, черты-хался, но потом всё-таки выбежал вслед за ней.- Катя!
Она остановилась. У самой двери остановилась, уже одетая, но не обернулась.
Андрей подбежал к ней, развернул к себе и заглянул в глаза.
- Ну, что ты ведёшь себя, как ребёнок?
Катя не ответила, отводила глаза, но губы предательски дрожали, и она прикусила нижнюю губу.
- Что ты хочешь от меня?- зло выдохнул Андрей ей в лицо. Злился, что она не хо-чет смотреть на него.- Чтобы я развёлся и женился на тебе? Тебе это нужно? То-гда ты успокоишься?
Она просто задохнулась от обиды. Подняла на него возмущённый взгляд и от-толкнула его.
- Я ничего от тебя не хочу, Андрей! Ты меня с кем-то перепутал!- каменным голо-сом проговорила Катя и вышла, тихо прикрыв за собой дверь.

2.

- Елена Санна, добрый день! Это вас Андрей Жданов беспокоит.
- Здравствуйте, Андрей Палыч.
- Елена Санна, а Катю можно к телефону? Мне очень надо с ней поговорить, а мобильный у неё выключен.
- А… Кати нет, Андрей Палыч…
- Нет?- почти крик.- А где она?
- Так, у Миши… Это её жених, вы знаете?
Андрей скрипнул зубами. Знает ли он? О да!
- Да… я знаю. А она когда вернётся?
- Не знаю. Они вечером собирались куда-то… А что-то случилось, да?
- Да нет, что вы! Просто совет её нужен. Елена Санна, вы передайте ей, что я её ищу, хорошо? Как появится, пусть позвонит мне на мобильный. Передадите?
- Конечно, Андрей Палыч, обязательно передам.
Жданов выключил телефон и зло швырнул его на кровать.
Суббота.
Полдень.
На работу не надо, вообще, никуда не надо, можно весь день провести дома. У домашнего очага.
Андрей ненавидел выходные. 
Со вчерашнего вечера он не находил себе места. Хотел побежать за ней, но в од-них брюках по морозной улице не побегаешь, а пока он искал, хоть что-нибудь, что можно на себя надеть, она уже ушла.
Он потом звонил, звонил, звонил, но всё бесполезно. Боже, какая же она упрямая!
Андрей подождал её некоторое время, надеясь, что она вернётся, но ждать было бессмысленно, он с самого начала это понимал. Он готов был убить себя за свои последние слова, они сами вырвались, а она обиделась. А теперь он даже не мог с ней поговорить и всё объяснить. Она, видите ли, с Мишей! Тьфу!
И он поехал домой. А дома была Кира, которая смотрела на него несчастными глазами и всхлипывала, чем приводила его в бешенство. И конца и края этому не было!
Он повалился обратно на кровать и закрыл глаза. Катя, Катя, что же ты со мной делаешь?
- Андрей.
Жданов неохотно открыл глаза и посмотрел на жену.
Кира стояла у кровати и настороженно смотрела на него.
- Андрей, что случилось?
- Ничего.
- Я же вижу. Ты сам не свой. У «Зималетто» проблемы?
- Кирюш, успокойся, всё нормально. У «Зималетто» и у меня.
Она недовольно поджала губы, но больше не стала развивать эту тему и отошла к зеркалу. Присела и начала медленно расчёсывать волосы. Ровно сто раз, Андрей эту привычку наизусть знал.
- Ты помнишь, что мы сегодня приглашены на презентацию?
Андрей болезненно поморщился.
- Что, опять? Я не пойду…
- Андрей!- всё-таки сорвалась на крик.- Юлиана нас сама пригласила, Виноградо-ва, а ни кто-то другой. Мы должны там быть! Вдвоём.
- Скажи, что я заболел,- пожал плечами Жданов.
- Я перебрала уже все возможные причины твоего отсутствия! Я больше не могу врать!
Андрей хотел ещё что-то возразить, но потом вдруг понял, что раз приглашение от Юлианы, то… Катя там точно будет! Вот там он с ней и поговорит!
- Я пойду,- и даже на постели сел.
Кира обернулась и недоверчиво посмотрела на него.
- Пойдёшь?
- Да,- он кивнул.
- Что происходит, Андрей?
- О Господи, Кира! Ну, сколько можно? Если я не иду – ты подозреваешь меня во всех смертных грехах,  иду – опять двадцать пять! Что тебе надо от меня?
- Ты даёшь мне повод! Думаешь, я ничего не знаю?
- О чём ты?
- О Соболевой!- Кира вскочила и даже щётку для волос на пол бросила.- Ей даже наглости хватило в офис явиться!.. Чтобы все увидели, да? А Андрюша у нас ни-чего скрывать не собирается! Жене в наглую изменяет, а так должно и быть! Так, что ли?
- Соболева приходила по делу,- сказал он, как можно спокойнее.
- Я знаю, по какому делу она приходила! И все знают!
- А раз знаешь, какого чёрта меня достаёшь?!- он рявкнул с такой силой, что каза-лось, что стёкла зазвенели. И оба замолчали. Потом Кира медленно опустилась на стул и тихо заплакала.
Андрею стало стыдно, за всё, но…
Она всё знает! Сколько можно врать?
Чёрт, Катя, что же ты не звонишь?

0

8

Глава 13.

1.

Презентация. Очередное светское мероприятие, как всегда шумное и пафосное. Всем надо улыбаться и делать вид, что ты в восторге от встречи с малознакомы-ми, но нужными людьми.
Андрей и улыбался. Через силу, но улыбался. А сам нетерпеливо скользил взгля-дом по многолюдному залу, надеясь увидеть Катю. Но её не было. И это его злило и радушно улыбаться становилось всё сложнее.
Рядом была Кира, как всегда ослепительно красивая, но какая-то холодная. Жда-нов так и чувствовал, как от неё тянет ледяной прохладой.
- Андрей, прекрати оглядываться,- процедила жена сквозь зубы, не прекращая улыбаться.- Кого ты высматриваешь?
- Никого я не высматриваю! Просто смотрю!
- Ты бы себя со стороны видел!
- Кира, прекрати!
Она наградила его гневным взглядом, но ничего не сказала. Андрей даже удивил-ся тому, что она смолчала. Обернулся и увидел, что с другого конца зала к ним приближаются Воропаев с сияющей Юлианой.
Андрей поморщился. Родственника чёрт принёс!
- Кира! Андрюша!- Виноградова обняла обоих.- Как хорошо, что вы пришли!
- Привет, сестрёнка,- Саша наклонился и поцеловал Киру, потом посмотрел на Андрея.- Жданов.
- Воропаев.
- О Боже,- простонала Юлиана.- Как в плохом боевике. Прекратите немедленно! Саша!
- Что? Нормальные семейные отношения, разве нет?
Андрей кивнул и, не глядя ни на кого, допил виски.
- Кира, лучше скажи, как тебе презентация?
- Всё замечательно, Юлиана. Впрочем, как всегда. Надеюсь, что показ «Зималет-то» будет не хуже?
- Не хуже, не беспокойся. Мы с Катей уже всё обсудили и…
То, как вытянулись лица Ждановых, заставило Юлиану замолчать. При упомина-нии имени Пушкарёвой, на лицо Киры сразу набежала тень, зато Андрей заметно оживился и посмотрел на Виноградову очень заинтересованно. А Воропаев сде-лал охотничью стойку, почувствовав нечто интересное, но на это никто не обра-тил внимания.
- Я не понимаю, при чём здесь Пушкарёва,- каменным голосом произнесла Кира, бросив на Юлиану недовольный взгляд.- Она у нас теперь и показами занимается? А не много ли она на себя берёт?
- Кира,- Виноградова заметно стушевалась и бросила быстрый взгляд в сторону Александра, но тот лишь едва заметно пожал плечами.- Это был всего лишь раз-говор и ничего более.
- Это тебе так кажется, Юлиана! А эта выскочка не так проста, как кажется на первый взгляд! Она во всё суёт свой нос, всё хочет решать сама!
- Мне кажется, ты преувеличиваешь!
- Просто Катя работает,- вдруг сказал Андрей, глядя совершенно в другую сторо-ну.- Кому-то надо это делать, а не только истерить по поводу и без!
Повисла неловкая пауза, а у Киры на глазах выступили злые слёзы.
- А ты её защищаешь! Это наводит на определённые мысли, Жданов!
Андрей, наконец, повернулся и наградил жену тяжёлым взглядом.
-  Кира, я от тебя устал. Тебе самой не надоело? Это уже не нормально.
- Так, всё, хватит,- Юлиана испуганно смотрела на них, потом на Сашу, но тот был совершенно невозмутим, и вмешиваться не собирался.- Успокойтесь оба!
Кира обиженно замолчала и отвернулась.
Андрей вздохнул. Он уж начал жалеть, что пришел. Кати не было, и он не видел уже ни одного повода для того, чтобы она здесь появилась. И спросить не мог. Теперь его интерес показался бы ещё более странным и оскорбительным для Ки-ры.
Черт, что ж так не везёт-то?

2.

Катя стояла за плечом Миши и отстранённо улыбалась его собеседникам. Они что-то оживлённо обсуждали, она иногда улавливала какие-то кулинарные терми-ны, но так и не заинтересовалась темой разговора.
На душе было не спокойно. А всё из-за Андрея.
И зачем она ввязалась во всё это? Ведь чувствовала, что не надо было, а сопро-тивляться искушению не смогла. И теперь чувствовала, как её затягивает. Всё глубже и глубже. С ним ей было настолько хорошо, что слов не было, чтобы пе-редать всю остроту ощущений.  Но она так же понимала, что этого мало. Должно быть что-то ещё…
И это что-то уже начало просыпаться в душе, просыпаться от летаргического сна, в который она загнала его год назад. И это пугало. Катя понимала, насколько бес-помощно будет это чувство перед окружающей его действительностью.
Конечно, можно забыть обо всём, пойти на поводу у этого чувства, но к чему это приведёт? Она потеряет Мишу, потеряет стабильность в жизни, а взамен получит Андрея Жданова, взаймы у Киры Юрьевны. На некоторое время.
Чтобы он не говорил, она не верила, что он когда-нибудь разведётся с ней. Это приведёт к необратимым последствиям, возможно даже, к потере компании. А «Зималетто» - это, наверное, единственное, что он любит по-настоящему в этой жизни. А она…
Она всегда будет где-то в середине списка, если повезёт. А со временем будет пе-ремещаться к концу, и в итоге, исчезнет совсем. И что тогда с ней будет?
А как бы, как бы хотелось забыть обо всём и отдаться на волю судьбы. Просто течь по течению и ни о чём не думать.
Это чувство было для неё, а Андрей… Да, он хотел её, но всё остальное… Что в ней, Кате Пушкарёвой, есть такого чего нет в других? Для него она лишь очеред-ной эпизод в его насыщенной биографии.
Он, видите ли, хочет уберечь её от ошибки!
Уберечь для чего? И для кого?
Для себя? Вряд ли. Как быстро она ему надоест?
Сейчас ему кажется, что он её спасает. И это тешит его самолюбие, а потом?..
Катя вздохнула. Видимо, слишком громко и выразительно, потому-что Миша обернулся и обеспокоено посмотрел на неё.
- Катюш, в чём дело?
Она выдала спокойную улыбку и покачала головой.
- Всё хорошо, Миша.
- Ты бледная. Может, домой?
Катя опять покачала головой.
- Смотри,- он обнял её за талию, притянул к себе и поцеловал. Она ответила, но… Не то, Пушкарёва, не то! Стоп, это твой жених! – Я тебя люблю!
Да что же это?
- И я тебя…
Он кивнул, но посмотрел странно.
Катя знала этот взгляд. Он всегда так смотрел после её ответного признания. А всё дело было в том, что она никогда не говорила «люблю». Просто «и я тебя». Не могла себя заставить. Не могла заставить посмотреть ему в глаза и соврать.
Хочешь, я научу тебя смотреть в глаза и врать?
Да что же это?
Миша видимо понял, из-за чего она зажалась, и попытался исправить ситуацию. Улыбнулся и сказал:
- Я Юлиану вижу. Пойдём, поздороваемся.
Катя кивнула.
Миша повёл её за руку через зал, а она пыталась привести в порядок растрёпан-ные чувства. Нельзя, нельзя так себя распускать!
А потом, услышав голос Юлианы, подняла глаза, и почувствовала, что её словно кипятком изнутри окатили.
На неё смотрел Андрей.

3.

Вечер был безнадёжно испорчен.
Кира продолжала бросать на него взгляды полные боли и обиды, а Андрей изо всех сил старался их игнорировать. Да ещё Воропаев своими проницательными взглядами доводил его до белого каления. Жданов уже собирался плюнуть на всё и уехать.
А потом появилась Катя.
Когда Андрей увидел её, то поначалу почувствовал такую безотчётную радость, просто потому, что мог её видеть. Из души ушло беспокойство и он, наконец, вздохнул полной грудью. И даже её немного испуганный взгляд его не смущал.
Но в следующую секунду он рассмотрел рядом с ней некоего молодого человека, и по скулам Андрея сразу заходили желваки.
Вот значит ты какой, Михаил Борщёв!
Миша дружелюбно улыбался, о чём-то весело переговаривался с Юлианой, а все остальные хранили напряжённое молчание. И у каждого на это были свои причи-ны.
Андрей мучался от ревности, хмуро разглядывая руку Миши на Катиной талии. Та никак не могла справиться с неловкостью и прятала ото всех глаза. Кира с не-приязнью оглядывала её с головы до ног, отмечая новое платье от известного мо-дельера и рассыпавшиеся по плечам волосы, отливавшие золотом в свете элек-трического света. А Саша, как всегда исподтишка следил за всеми, отмечая про себя всё необычное. И, кажется, был доволен.
Катя чувствовала на себе обжигающе-ненавидящий взгляд Киры, и некуда было от него деться. И чувство вины перед ней всё равно присутствовало.  Даже поче-му-то большее, чем перед Мишей.
Я сплю с её мужем! Я, Катя Пушкарёва, которая всю жизнь старалась поступать правильно и разумно, и никак иначе! Что же творится с моей жизнью?
А всё он, этот самоуверенный красавец, который сейчас смотрит на меня так, что внутри всё переворачивается и хочется только одного, бросится ему на шею и за-быть обо всём.
Интересно, а Кира чувствует по отношению к нему тоже самое?
Пушкарёва, о чём ты думаешь? Извращение какое-то!
А у Андрея внутри тоже всё переворачивалось от осознания того, что кто-то сей-час обнимает его женщину. И что самое странное, что тот, другой, имеет на это право, а он, Жданов, нет! Что происходит вообще? Разве так может быть? Никто не имеет на это права! Всегда было так – если моё, то моё! Без лишних слов! А теперь что? Ты второй номер, Жданов? С ума сойти!
Убери от неё руки! Убери, пока я не…
- Андрей, что  с тобой?- насмешливый голос Воропаева вывел его из опасной за-думчивости и Андрей даже вздрогнул.
- Ничего.
- У тебя такое лицо, словно ты кого-то убить собираешься!
Катя вскинула на Андрея тревожный взгляд, но тот отвёл глаза.
- Собираюсь,- недовольно буркнул он.- Подло и коварно.
- В общем, как всегда,- хмыкнул Александр.
- Сашка, заткнись!- от души посоветовал Андрей.
- Вы опять начинаете?- повысила голос Юлиана.- Андрей, что с тобой сегодня? Ты действительно ведёшь себя странно!
Жданов едва сдержался, чтобы не нахамить. Сдержался, потому-что неожиданно встретил Катин взгляд. Уворачивался, уворачивался от него, но как магнитом тя-нуло хотя бы посмотреть на неё. А Катя смотрела на него так умоляюще, что у не-го зубы заныли от досады. Именно от досады, потому-что он понял, чего она бо-ится. Не того, что он сорвётся и устроит скандал, а того, что её жених всё узнает. Вот чего она боится.
Эта мысль вызвала в душе такую бурю негодования и боли, что он задохнулся.  Одним глотком осушил бокал и сказал:
- Пойду, пройдусь.
- Ты куда?- встрепенулась Кира.
- Я же сказал…
- Я с тобой!
Он нетерпеливо выдернул руку из её цепких пальчиков.
- Не надо,- и пошёл в противоположную сторону зала.
За такой выпад мужа досталось опять Кате. Кира наградила её таким взглядом, что всем стало не по себе. А Катя приняла это, как должное. Я виновата, Кира Юрьевна, хоть вы этого и не знаете. Но чутьё у вас хорошее!
Миша был заметно смущён происходящим, не понимал, что случилось. Перево-дил недоумённый взгляд с одного на другого, но все молчали.
Юлиана посмотрела на Сашу, вздохнула и придвинулась к нему поближе.
Кате очень хотелось уйти. Уйти, вернуться домой, запереться в своей комнате и нарыдаться вволю. За всё, что сегодня с ней случилось.
- Я сейчас поговорю кое с кем, и поедем, да?- шепнул ей на ухо Миша, а Катя кивнула. Он отошёл, а она беспомощно оглянулась на Юлиану.
- Ты плохо выглядишь,- обеспокоено оглядывая ее, сказала Виноградова.- Заболе-ла?
Катя покачала головой, а Кира презрительно фыркнула и отвернулась к брату.
- Я пойду на балкон,- подышу,- прошептала Катя Юлиане, та согласно кивнула.
- Давай завтра пообедаем вместе. Поговорим, хорошо?
- Конечно,- и пошла к балкону.
Саша проводил её задумчивым взглядом, а ещё через несколько минут принял решение.
- Пойду-ка я с Катькой поговорю,- шепнул он на ухо Юлиане, так чтобы Кира не слышала.
- Иди, а то она какая-то странная. Я беспокоюсь.
Воропаев пошёл в том же направлении, в котором скрылась Катя.

4.

Балкон, больше похожий на террасу, был огромный, крытый, но свежий холод-ный воздух здесь всё равно ощущался. И эта зимняя прохлада совершенно не со-четалась с пальмами и фикусами в кадках, расставленных по балкону в огромных количествах. Несчастные растения можно было бы только пожалеть, если бы Катя не знала, что они искусственные. Но сделаны настолько правдоподобно, что даже шелестели, как живые. Хозяева зала-ресторана вбухали в оформление этого бал-кона огромные деньги. А вот зачем, для Кати это оставалось загадкой. Всё это вы-глядело довольно дико. Зимой использовать балкон по назначению невозможно, слишком холодно. А летом глупо сидеть среди искусственных растений, когда на улице полно живых. Но у владельцев на это видимо были свои причины.
Она зябко поёжилась и обхватила себя руками за плечи. На балконе царил полу-мрак, и тени от густой листвы казались угрожающими.
Ей сейчас всё казалось угрожающим. А особенно её мысли и чувства.
- Ты  зачем вышла? Замёрзнешь.
Голос Андрея ворвался в её мысли, и она вздрогнула. Оглянулась и начала вгля-дываться в полумрак.
Жданов вышел из-под тени какого-то раскидистого фикуса и подошёл к ней.
У Кати сердце забилось где-то в горле, но останавливать Жданова она не стала.
Андрей подошёл и обнял её, укутав своим пиджаком. Почувствовал, как она вздохнула и расслабилась в его объятиях.  Её руки скользнули по его телу под пиджаком, остановились на  спине, и она затихла, прижавшись щекой к его груди. Он ткнулся носом в её волосы, вдохнул их аромат и улыбнулся. Вот так должно быть, вот так правильно.
- Хорошая моя,- прошептал он.- Прости меня за вчерашнее, я сам не знал, что го-ворю. Простишь?
Она кивнула. Как она могла его не простить?

Воропаев вошёл на балкон и досадливо отмахнулся от ветки, которая нахально ткнулась ему в шею. Понаставили тут!..
Он хотел уже позвать Катю, но вдруг услышал тихий мужской голос.
Жданов!
Саша осторожно выглянул из-под ветки и обомлел.
Вот это да! Так он и знал!
Эх да Катя!

Они целовались жадно, со всей страстью, будто после долгой размолвки. Никак не могли остановиться. Андрей даже застонал, когда её ногти впились в кожу че-рез тонкую ткань рубашки.
- Что ты со мной делаешь?- хрипло выдохнул он и прижал её к себе ещё теснее.
- Я с тобой…
Андрей довольно засмеялся.
- Я знаю… Ты такая красивая.
- Я знаю,- такой же хриплый насмешливый шёпот в ответ.
- Я себе места со вчерашнего вечера не находил. Звонил тебе, звонил… Не смей больше отключать телефон, слышишь?
Она кивнула. Всё, как он скажет, всё для него…
Андрей смотрел ей прямо в глаза и вдруг понял, что вот оно, случилось. Только моё, никому не отдам. И никого дороже в целом свете… и что-то там ещё про де-тей из песни…
Как же это называется? Чтобы не есть, не спать, чтобы все мысли только об од-ном…
Да плевать мне как это называется! Я просто хочу, чтобы так было!
Катя приподнялась на цыпочках, обняла его за шею и замерла на несколько се-кунд. Потом вздохнула и прошептала:
- Мне идти надо,- и тут же почувствовала, как сжались его руки на её теле.
- Куда?
- Миша ждёт, он отвезёт меня домой.
- Катя…- начал он, но она его остановила.
- Андрей, не спорь,- она отступила от него на несколько шагов.
- Что, значит, не спорь?- возмутился Жданов.- Я никуда тебя не отпущу! Да ещё с ним!
Катя устало посмотрела на него.
- И что дальше? Опять на квартиру к Малиновскому? А по пути забросим Киру домой, да?
Жданов совсем сник. Ну почему всё так сложно?
- Куда вы поедете?- глухо поинтересовался он.
Катя поняла, о чём он и почувствовала лёгкое беспокойство.
- Андрей, он отвезёт меня домой,- как можно спокойнее повторила она.
Но потому, как потемнело его лицо, она поняла, что он ей не верит. И в следую-щую секунду он уже выбросил руку вперёд и властно притянул её к себе. Ладонь другой руки тяжело легла на её затылок, и ей пришлось посмотреть ему в глаза. И то, что она там увидела, её испугало.
- Кать, если я узнаю…- его голос звучал ровно, но настолько страшно, что она даже глаза на секунду прикрыла.- Если я узнаю, что ты…- он даже не смог заста-вить себя произнести это.- Ты даже не представляешь, что я с ним сделаю.
С минуту она потрясённо молчала, глядя в его горящие глаза, а потом затрепыха-лась у него в руках, стала отталкивать.
- Совсем с ума сошёл, что ли?! Что ты такое говоришь? Он мой жених!
- Я тебя предупредил,- жёстко повторил он.- Если я хотя бы заподозрю…
- То что?- Катя разозлилась жутко. Испугалась, прежде всего, потому-что сразу поверила – он может, и из-за этого разозлилась, чтобы хоть как-то скрыть свой страх.- Что ты сделаешь?
- Лучше не выводи меня из себя! Иначе я твоего Мишу голыми руками порву, а ты потом будешь ему объяснять, почему я это сделал!- Андрей неожиданно раз-вернулся и пошёл прочь от неё, к выходу.
- Ты спятил, Жданов!- выкрикнула она ему вслед, но он не обернулся.- Дурак,- добавила Катя тихо, но легче не стало.

Вот уж точно спятил, с восторгом согласился Воропаев, наблюдавший всю эту сцену из-за искусственных зарослей.
Жданов спятил и это здорово!

Глава 14.

1.

Когда Андрей появился в зале, Катя с Мишей уже успели уехать. Он, как ледокол, прошёл по залу, и люди расступались перед ним, а он этого даже не замечал.
Жданов был настолько зол, что ему удавалось держать себя в руках. Вот попался бы ему сейчас этот поварёнок, он бы его одной рукой взял, а другой раздавил. За то, что посмел прикоснуться к ЕГО женщине!
- Господи, Андрей, что случилось?- Юлиану просто поразил его вид.
- Ничего,- буркнул он и стал уж слишком внимательно оглядывать зал. Вроде, ему было до этого дело! Потом вдруг натолкнулся на насмешливый взгляд Воропае-ва.- Что?
Тот пожал плечами.
- Ничего.
- Саша, в чём дело?- забеспокоилась Кира.
- А чего ты у меня спрашиваешь? Я веду себя нормально. Это твой муж, как буй-нопомешанный. От него люди шарахаются! К чему бы это?- и многозначительно хмыкнул.
Андрей попёр на него, как танк, сжав кулаки.
- Андрей, Андрей, ты что?- Кира с Юлианой испуганно заверещали и попытались его остановить, бросившись между ним и Александром.
А Саша веселился от души. Стоял совершенно спокойно и даже не шелохнулся, когда Андрей стал угрожающе надвигаться на него. Ему так нравилось смотреть на такого Жданова, что слов не было! Злой, беспомощный, несчастный… Моло-дец, Катюха! Сама того не понимая, ты отомстила за Киру! Ведь для Андрея это самое худшее, что могло с ним случиться. Он всегда получал то, что хотел, а тут вдруг такой облом! Никаких прав, никакой уверенности в своих силах… и, похо-же, даже сам не понимает до конца, что с ним случилось!
Великолепное зрелище!
- Саша, сделай что-нибудь!- взмолилась Кира.
- А ты его отпусти,- хохотнул Воропаев,- пусть покажет всем, какой он у нас ци-вилизованный!
А Андрей после его слов вдруг сам остановился. Замер и как-то сник, словно из него весь воздух разом выпустили.
- Да идите вы все,- устало выдохнул он, вырвался из женских рук и пошёл к вы-ходу.
Кира было кинулась за ним.
- Андрей, ты куда?- но была остановлена твёрдой рукой брата.
- Пусть идёт.
Кира удивлённо посмотрела на него.
- Саш, ты что?..
- Что? Хочешь опять побежать за ним? У тебя гордость есть?
- Ты видел, в каком он состоянии?
- Я всё видел. Мальчик опять обиделся. Первый раз, что ли? Сейчас побесится и успокоится.
- Действительно, Кира,- поддакнула Юлиана,- незачем так переживать!
Кира вздохнула и расслабилась в руках брата.
- Думаете, так будет правильно?
- Конечно,- уверенно кивнул Саша.- Ты же его знаешь. Успокоится… Хочешь, поедем ко мне ночевать? Нечего тебе сегодня дома делать, только с ним ругаться.
Кира с сомнением посмотрела на него, на Юлиану, а потом подумала и кивнула.
- Я действительно устала. Поедем к тебе.
- Вот и отлично.
Юлиана успокаивающе погладила Киру по руке и посмотрела на Сашу. И вдруг заметила его взгляд.  И крайне удивилась. Не такой взгляд должен быть у брата, который переживает за свою сестру. Взгляд был задумчивый, но в тоже время удовлетворённый. Как будто всё, что сейчас происходило, его устраивало. Так и надо. И только он об этом знает.
Юлиана нахмурилась.
Воропаев, что ты опять задумал?

2.

Андрей не знал, сколько времени он просто бессмысленно катался по городу, пы-таясь успокоиться, но при этом понимал, что ему это не удастся. Пока он сам не увидит, пока не убедиться, что она дома. Одна.
Вот увидит и тогда можно будет вздохнуть спокойно. А то видите ли он её жених!
А он ведь не шутил, когда говорил, что разорвёт этого несчастного поварёнка на части. В таком состоянии, в котором он сейчас и в каком был, когда говорил ей это – он мог! Как только думал о том, что этот Мишаня прикасался к ней, целовал или, не дай Бог, занимался с ней…
Руки непроизвольно сжались на руле.
Убью! Собственными руками!
Это моё, только моё и по-другому уже не будет!
И он ей об этом скажет и пусть делает и говорит, что хочет, но он не отступится.
Замуж она за него собралась! Ха!
Андрей остановил машину, огляделся и вдруг понял, где он. Катался, катался и оказался у Катиного дома. Нет, это уже начинает его пугать… Колдовство какое-то!
Андрей вышел из машины и поднял голову, стал рассматривать окна её квартиры. Свет горел только в одном и насколько он понимал, это была её спальня. И что теперь? Успокоится? Как бы не так!
А вдруг он там, у неё?
Жданов, ты с ума сошёл? Да Валерий Сергеевич никогда не позволит…
Но он же её жених, а через месяц станет мужем (только через мой труп!) и Вале-рий Сергеевич вполне может посмотреть на его присутствие в комнате дочери сквозь пальцы.
Та-ак! Надо что-то делать!
Тут его взгляд наткнулся на нечто и в голове мгновенно созрел план. Андрей по-стоял ещё пару минут, обдумывая все, а потом бегом вернулся к машине и в сле-дующую минуту сорвался с места, взвизгнув тормозами.

3.

Катя уже давно сидела на диване, поджав под себя ноги и закутавшись в одеяло. Ей не было холодно, просто хотелось спрятаться от всего мира в своей скорлупе, закрыться от проблем. Раньше она часто так поступала, и это помогало, а вот сей-час не очень. Ничего не спасало.
Мало того, сегодня поддавшись своему настроению, она сделала то, чего покля-лась не делать больше никогда. Она достала из тайника дневник и написала туда всё, что случилось.
И ей стало легче.
Легче! Просто смешно!
Всё начиналось сначала, опять эта зависимость от Андрея! Но теперь было на-много сложнее. Теперь она с ним спала. И ей это нравилось.
И она не знала, как теперь сказать ему «нет» и прекратить всё это. Как?
Сегодня он её напугал. Когда пригрозил, что что-нибудь сделает с Мишей, если она с ним… У Андрея было такое решительное лицо и такой взгляд, что она дей-ствительно испугалась. Но в тоже время этот собственнический жест заставил сладко заныть её сердечко. Значит, она ему небезразлична, он её ревнует!.. ЕЁ ревнует!
И что ей теперь делать?
Хорошо, что когда она вышла с балкона, Миша уже ждал её у выхода, и они больше ни с кем не столкнулись, уехали. Катя была сама не своя, Миша это заме-тил и сначала начал проявлять излишнюю обеспокоенность, но когда она не от-кликнулась на его заботу, замолчал. Кидал на неё обеспокоенные взгляды всю до-рогу, но Катя смотрела в окно и ни на что не реагировала.
Она надеялась, что он довезёт её до дома и уедет, но Миша поднялся вместе с ней, и Кате пришлось ещё выдержать семейный ужин, когда надо счастливо улыбаться и беззаботно отвечать на все вопросы.
Папа с Мишей завели какой-то свой разговор под папину наливку, а Катя едва сдерживала истерические рыдания.
А потом… потом Миша зашёл к ней в комнату.
Бедный, бедный Мишка! Ты же ничем этого не заслужил! Да любая женщина, ко-торая удостоилась любви такого человека, как ты, должна быть счастлива всю ос-тавшуюся жизнь!
А я… видимо, не достойна… Неблагодарная, глупая! Ведь только такая может в твоих объятиях думать о другом! И мечтать о других руках, о других губах и же-лать увидеть другие глаза…
Господи, тяжело-то как!
Едва выдержала, едва стерпела, едва дождалась, когда за ним закроется дверь, а потом… достала дневник. Дневник, который был посвящён любви к другому че-ловеку. Взяла ручку и начала писать. Быстро, размашисто, вытирая слёзы и пыта-ясь выплеснуть на бумагу всю боль, растерянность и нежность. Всё.
Всё для другого мужчины.
И только когда закончила, почувствовала хоть какое-то облегчение. А затем за-лезла на диван, закуталась в одеяло и затихла, даже слёз не осталось.
Андрей, как же ты мне нужен…
Насколько?
Какой-то странный звук привлёк её внимание, и она оторвалась от своих мыслей и прислушалась.
Тишина. На улице, наверное.
Катя всхлипнула и вытерла слёзы. Вся на нервах вот и мерещится всякое.
И вдруг кто-то постучал в окно. Так явственно и настойчиво. Катя на секунду за-мерла в нерешительности и изумлении, слезла с дивана и осторожно приблизи-лась к окну.
Стук повторился.
Что за ерунда? Кто может стучать в окно четвёртого этажа среди ночи? Воры? За-чем им стучать? Чтобы хозяева открыли?
Катя набралась смелости и отдёрнула штору. И даже вскрикнула от изумления.
За окном был Андрей.
Точнее, был не весь, а только его голова и рука, которая настойчиво барабанила в стекло.
- Открой окно!- сказал он.
Катя не слышала его голоса, но по его губам всё поняла. И руки сами потянулись к щеколдам наверху оконной рамы и начали лихорадочно их отпирать. А в голове всё равно не укладывалось, что всё происходящее – правда.
Андрей, сумасшедший!..
Холодный морозный воздух обжёг кожу, и в комнате сразу стало прохладно, но Катя этого даже не заметила. Она смотрела только на Андрея в полном потрясе-нии.
- Господи, Андрей, ты что?..
- Не кричи,- шикнул Жданов на нее, опёрся на подоконник и подтянулся на руках. Через несколько секунд он уже сидел на подоконнике и улыбался совершенно мальчишеской, задорной улыбкой.- Привет.
- Привет?- выдохнула она в полной прострации.- Ты… с ума сошёл? Ты как… Андрей!
- Ну что Андрей, Андрей! Ты не рада меня видеть?
Она только головой покачала и развела руками. Он сидел на её подоконнике (!), в её комнате (!) и влез сюда через окно! У неё просто слов не было!
- Успокойся! Я просто влез по пожарной лестнице, это не так уж и трудно.
- Ночью? Когда ничего не видно? Зимой? Лестница скользкая! Ты мог упасть!
- Ну не упал же,- пожал он плечами и опять улыбнулся.
Катя закрыла лицо руками и замерла. Её всю трясло, а перед глазами так и стояла картина, как он лежит на снегу под её окном. Ненормальный! Чтобы с ней тогда было?
- Кать, Кать, ну ты чего?- Андрей слез с подоконника и притянул её к себе. Она уткнулась носом в его пальто и заревела.
- А если бы ты упал? Ты обо мне подумал?
- Я только о тебе и думал,- шепнул он ей на ухо и стиснул её своими большими руками.
- Не делай больше так! Знаешь, как я испугалась?
- Хорошая моя…
- Ты подлизываешься, Жданов!
Он засмеялся.
- Ещё нет,- Андрей мягко отстранил её от себя, а потом распахнул пальто, и Катя улыбнулась сквозь слёзы. Вот этим он её и покорил. Неожиданностью и яркостью поступков, а ещё своей неординарностью. Она протянула руку и вынула из внут-реннего кармана его пальто белую розу.- Прямо от сердца!
- И всё равно ты дурак,- всхлипнула Катя.
- Я даже спорить не буду,- весело хмыкнул Андрей.
Потом закрыл окно и снял пальто. И посмотрел на неё. Она так и стояла посреди комнаты, уткнувшись носом в ароматный бутон. Мягкая, домашняя, уютная, в ка-кой-то смешной пижаме с щенячьими мордами и трогательно нюхающая розу, ко-торую он подарил. И едва сдерживала слёзы, он видел. Такая родная, такая нуж-ная ему…
Андрей подошёл к ней сзади и обнял. Не так, как обнимал раньше других жен-щин, правильно и соблазняюще, а так, как ему хотелось обнять СВОЮ женщину. Чтобы она почувствовала его силу, его желание быть с ней и его решимость быть с ней.
Жданов прижал её к себе и потёрся щекой о её волосы.
- Кать, не плачь… Я просто так хотел тебя увидеть. Я должен был, понимаешь?
- Удостовериться, что его здесь нет? Его нет, что дальше?
Андрей прерывисто вздохнул.
- Не говори со мной так.
- А как?- она развернулась в его руках и посмотрела ему в глаза.- Ты понимаешь, что могло случиться? Ты мог упасть!
- Успокойся,- он начал осыпать её лицо быстрыми поцелуями.- Со мной всё в по-рядке, я просто хотел тебя видеть.
Катя вдруг порывисто обняла его, прижалась щекой к его щеке и прошептала:
- Я тоже хотела тебя видеть… Мне было так плохо!
- Что случилось?
Она покачала головой.
- Ничего… просто мне было плохо.
- Я с тобой.
- А как же Кира?
- Не думай об этом. Это моя проблема и решу её я сам, договорились? Лучше скажи мне, ты ведь не выгонишь меня на улицу?
Катя вытерла слёзы и удивлённо посмотрела на него.
- Ты хочешь остаться здесь на ночь?
- Конечно.
- С ума сошёл?
- Ты всерьёз это подозреваешь? За сегодняшний вечер ты сказала это раз пять!
- Потому-что ты так себя ведёшь!
- А что ты предлагаешь? Опять выгнать меня на пожарную лестницу? Тогда я точно упаду!
- Это шантаж!- возмутилась она.
- Точно,- ни чуть ни смутившись, кивнул он и сорвал поцелуй с её губ.- Так что?
- А родители? Они через стенку практически…
- Они спят, а мы будем вести себя тихо.
- И я должна в это поверить?
- А что тебе остаётся?
Катя смотрела в его смеющиеся и такие родные глаза и поняла, что просто не сможет заставить себя его выгнать.
Это ведь такой соблазн! Первая ночь вместе, вся ночь и проснуться завтра рядом с ним…
- Оставайся,- прошептала она,- но утром…
- Я уйду очень рано,- пообещал он и закрыл ей рот поцелуем.

4.

- Вкусно,- довольно хмыкнул Андрей, уплетая салат прямо из салатника.
- Ещё бы, в ресторанах ты такого не попробуешь!
- Скажи, что это ты готовила!
- Не надейся. Мама.
Она всё это время сидела рядом  с ним, смотрела, как он ест, и готова была уме-реть от тёплой волны, затопившей её всю, с головы до ног. Он здесь, в её комнате и пришёл потому, что хотел её видеть. Хотел видеть настолько, что рисковал со-бой, влезая в её окно.
Господи, разве она могла просто помыслить о таком год назад?
Андрей долго ловил на себе её взгляд, но, в конце концов, не выдержал, отодви-нул от себя тарелку и пересадил её  к себе на колени. Катя с удовольствием обня-ла его и тихо засмеялась, когда его ладони сжали её коленки.
- Какие у тебя смешные оборочки на коленках,- протянул он.- Мне прямо очень нравятся!
- Ну тебя, Жданов, это моя любимая пижама!
- А я что, против? Мне очень нравится! Собачки смешные!
Катя всё-таки засмущалась, закрыла лицо руками и засмеялась.
- Меня ещё никогда не соблазняли детской пижамой,- продолжал Андрей.
- Она не детская! И я тебя не соблазняю! Ты сам пришёл!
- Не виноватая я, он сам пришёл!- передразнил её Жданов, а она опять засмеялась.
Вся эта глупая перепалка закончилась жадным поцелуем и Катя застонала.
- Тише,- насмешливо шикнул на неё Андрей.- Родители за стенкой!
- Да?- и укусила его за ухо. Он охнул и погрозил ей пальцем.
- Не хулигань!
Они всё-таки не смогли удержаться. Всё было немного глупо, иногда вызывало неожиданный смех в самый неподходящий момент, но от этого нисколько не уменьшалась острота ощущений и степень наслаждения. Катя почти до крови ку-сала губы, чтобы не закричать на самой вершине, а Андрей впивался поцелуем в её губы.
- Андрей,- выдохнула она довольно громко, прежде чем он успел закрыть ей рот поцелуем.
- Я никому тебя не отдам, слышишь?
Катя едва смогла поднять руки, чтобы обнять его и поцеловала припухшими от поцелуев губами. Андрей приподнялся на локте и настойчиво заглянул ей в глаза.
- Катя, скажи…
Она закрыла глаза.
- Катя,  мне это нужно. Я хочу это услышать.
У неё вырвался не то вздох, не то всхлип, она открыла глаза полные слёз и по-смотрела на него.
- Я всегда буду с тобой. Обещаю.
Андрей сразу заметно расслабился, наклонился и благодарно её поцеловал. А она вместо того, чтобы рассердиться на него за иезуитски выманенное обещание, об-няла.
- Помни, ты мне обещала… Я просто не смогу без тебя.
- А я без тебя…
Главное, чтобы ты об этом не забыл.
Андрей уснул довольно быстро. Его дыхание стало ровным и глубоким, а Катя лежала, прижавшись к нему всем телом, тёрлась щекой о его плечо и думала, на-сколько глубоко она сегодня утонула. И о том, как коротка ночь. Ещё совсем чуть-чуть и всё кончится. А ведь сейчас он здесь, спит на её диване, на котором до него не спал ни один мужчина. Он первый. И единственный. Во всём. Для неё.
Сегодня он ради неё совершил безумный поступок, и это её потрясло. Она испу-галась за него, но то, что он пришёл, значило для неё очень много. Как будто по-чувствовал, что нужен ей и пришёл. Что-то невероятное…
Разве она когда-нибудь сможет это забыть? И то, что чувствовала в этот момент и вообще рядом с ним?
Зачем дальше себя обманывать?
Катя обняла его покрепче и тихо прошептала:
- Я тебя люблю…
Слёзы готовы были пролиться, но она крепко зажмурила глаза и затихла.
И конечно не могла знать и почувствовать, что Андрей после её слов открыл гла-за.
Эти слова обожгли его. Но он не закричал от радости, но и не испугался.
Просто в этот момент он понял, КАК это называется.
… и что-то там ещё про детей из песни…

0

9

Глава 15.
1.

- Катя, ты сегодня вставать собираешься?- голос отца ворвался в её сон, и она сладко потянулась.- А ты чего позапиралась-то? Вставай, слышишь?- и постучал в дверь.
- Слышу, папа,- слабо отозвалась Катя и почувствовала, как тяжёлая мужская рука легла на её бедро. Она довольно замурлыкала, а уже в следующую секунду от-крыла глаза и в ужасе посмотрела на Андрея. Он ещё глаз не открыл, только руки уже проснулись и зажили своей интересной жизнью.- О Боже,- выдохнула Катя и потрясла его за плечо.- Андрей, просыпайся! Мы проспали!
Жданов недовольно заворочался, потом лениво приоткрыл один глаз.
- Что случилось, милая?
- Случилось то, что мы проспали!- страшным шёпотом проговорила она.- Не слышишь, папа в дверь уже стучит?
Андрей потёр глаза и сел на постели, потом посмотрел за окно. Светло.
- Точно, проспали,- весело кивнул он.
- Не смешно!- Катя взглянула на часы и ахнула.- Половина десятого! Андрей, кошмар! Вставай немедленно! – всё это громким зловещим шёпотом. И попыта-лась перелезть через него. Андрей успел схватить её в последний момент и при-жал к себе. Появился соблазн сказать ей, что слышал то, что она сказала ночью, но потом передумал и просто прижал  к себе.
- Жданов, ты что?- Катя засопротивлялась, но он был сильнее.
- Один поцелуй, я хочу…
Катя вздохнула, потом опасливо обернулась на дверь и мысленно махнула рукой. Была – не  была!
Когда поцелуй стал затягиваться и начал перерастать в нечто большее, Катя его оттолкнула.
- Уходи! Если папа нас застукает, то расстреляет обоих без разговоров!
Андрей недовольно проворчал что-то себе под нос, но её отпустил и вылез из по-стели. Катя тоже встала, накинула халат и стала наблюдать, как он одевается.
- Мне опять через окно?- усмехнулся Андрей.
- А как ещё? Проснулись бы раньше, я бы тебя через дверь вывела, а так…
Катя, стараясь особо не шуметь, открыла окно и выжидающе посмотрела на него. Андрей, уже одетый, подошёл и запечатлел у неё на губах прощальный поцелуй.
- Мне нравится это всё больше и больше! Столько интересного, риск и всё та-кое… Заводит, да?
Катя возмущённо посмотрела на него и ударила кулаком по плечу.
- Веди себя прилично!
- Сегодня встретимся?
- Ты ещё не ушёл!
- Не будь врединой!
- Иди.
- Катя!- опять требовательный стук в дверь и голос отца.- Ты встала?
- Встала, встала,- и умоляющим шёпотом.- Иди, Андрей!
Он легко перемахнул через подоконник и вскоре уже резво спускался вниз по ле-стнице. Катя следила за ним взглядом, пока он не спустился, и она убедилась, что он твёрдо стоит на земле. Поднял голову и весело помахал ей рукой, потом выжи-дающе приподнял брови. Катя хихикнула и послала ему воздушный поцелуй. И только после этого он сел в машину и уехал.
Катя закрыла окно, и не зная как ещё освободиться от рвущихся наружу эмоций, покружилась по комнате. Остановилась у зеркала и внимательно посмотрела на своё отражение.
Пушкарёва, неужели это ты? И что ты творишь?
А ведь ночью ты призналась ему в любви!

2.

Настроение было великолепное. Катя напевала себе под нос какую-то песенку, приняла ванну и теперь чувствовала себя просто замечательно. Душа пела, тело ещё помнило каждое его прикосновение и казалось, что уже ничто не может ом-рачить это счастливое для неё утро.
- Катюх, ты завтракать собираешься?- отец выглянул из кухни и вопросительно посмотрел на неё.
- Собираюсь, пап. Но чуть позже, сейчас оденусь и приду.
Валерий Сергеевич скрылся в кухне, а Катя пошла к себе и на секунду удивлённо замерла, обнаружив там Зорькина.
Он сидел на стуле рядом с разобранным диваном и странно смотрел на неё.
- Привет,- сказала она, запахивая халат на груди.- Я не слышала, что ты пришёл.
- Конечно, не слышала,- хмыкнул он.- Ты такие рулады в ванной выводила!..
- Чего ты врешь, я тихонько!
- Ага!
- Колька, ты чего сегодня с утра такой вредный? Случилось чего?
Зорькин с минуту молчал, внимательно её разглядывая, а потом кивнул.
- Случилось.
- Что?- Катя подошла к зеркалу и начала неспеша расчёсывать мокрые волосы. – И не молчи, ты меня пугаешь! У тебя такое лицо, словно ты во дворе с Викой столкнулся!
- Не с Викой.
- А с кем?
- Со Ждановым.
Её рука замерла, потом дрогнула, и она медленно обернулась на него. Испуганно посмотрела.
- А ты чего так побледнела, Пушкарёва?- его голос был полон сарказма, но взгляд оставался очень серьёзным.- Я просто сказал, что встретил его во дворе, а не ви-дел, как он вылезал из окна твоей спальни.
Теперь она покраснела. Покраснела и отвела взгляд, а сердце в груди заколоти-лось, как сумасшедшее.
- Нет, ты представь картину!- продолжал Коля.- Иду я завтракать, как обычно впрочем, поднимаю глаза на родные так сказать окна, и что я вижу? Как из окна спальни моей дорогой подруги вылезает мужчина! И не кто-нибудь! А её началь-ник!
- Коля, тише!- взмолилась она.
- Пушкарёва, скажи честно, ты что, с ума сошла?
Катя вздохнула и медленно села на диван.
- Коля,- вкрадчиво начала она, тщательно подбирая слова,- всё не совсем так, как ты думаешь…
- Конечно, не так! Он, наверное, тебе документы приносил, которые ты в офисе забыла, а пожарной лестницей воспользовался, потому-что лёгких путей не ищет!
- Прекрати кричать! С ума сошёл, что ли? Не хватало только, чтобы папа услы-шал!
- Раньше надо было об этом думать!- огрызнулся Зорькин. А потом вдруг вздох-нул как-то потерянно, подошёл к ней, присел перед ней на корточки и заглянул в глаза.- Кать, ну ты что? Это же Жданов! Ты же сама мне всегда говорила, что он кобель, что ему нельзя верить!.. А сама, что творишь?
Катя вдруг всхлипнула.
- Не говори о нём так… он не такой совсем!
- О Боже!- Коля порывисто вскочил и забегал по комнате. Потом остановился и в упор посмотрел на неё.- Кать, скажи честно, ты влюбилась в него? Опять?
Она покаянно кивнула и всё-таки заревела. Зорькин тяжело вздохнул и задумчиво почесал затылок.
- Та-ак!.. Чего ревёшь? Не реви! Поздно уже…
- В самый раз…
- Да? Ну, тебе лучше знать. Слушай, а он?..
- Что?- Катя хлюпнула носом и вытерла слёзы.
- Он как к тебе относится?
Она пожала плечами.
- Иногда мне кажется, что он просто боится меня потерять.
- Ещё бы! Где ещё такую дуру найдёшь? Которая ради тебя и отчёт подделает и от жены в нужный момент прикроет! И всё это БЕЗ-ВОЗ-МЕЗ-ДНО!
- Коля!
- Что? Я не прав?
Катя посмотрела на него несчастными глазами и опять заревела.  Коля снова вздохнул и сел рядом с ней на диван.
- Ладно, не реви. Лучше думать начинай.
- О чём?
- О чём?- передразнил он.- О том, как жить дальше собираешься. Ты через месяц, даже уже меньше, замуж выходишь, не забыла?
Катя покачала головой.
- Вот именно! А сама к Жданову в постель залезла!
- Да не залезала я! Само так получилось!
- Знаю я, как это получилось! Он тебя поцеловал, а ты и растаяла!
Ей стало совсем плохо, и она закрыла лицо руками. Когда Зорькин говорил всё это, всё казалось настолько пошлым… Но ведь это не так! На самом деле всё со-всем по-другому!
- Коль, что мне делать?- жалобно протянула Катя и с надеждой посмотрела на не-го.
- А я откуда знаю? Со мной такого не случалось!
Они посидели пару минут в тишине, потом Коля задумчиво посмотрел на неё и спросил:
- А тебе с ним хорошо, Кать?
- С Андреем?
Он кивнул, а Катя немного мечтательно улыбнулась.
- Да. Я думала, о таком только в книжках пишут, а тут…
- Ну, тогда может ну его, этого Мишу, а? Оставайся со Ждановым.
Катя в изумлении посмотрела на него.
- Коль, ты что говоришь-то?
- А что? Подумай сама, какой он тебе муж, этот пельмень новосибирский!
- Коля, замолчи!
- Нет, ты сама подумай! Ты что же, хочешь сказать, что выйдешь замуж, и всё просто так закончится? Или так и будешь к Жданову бегать за порцией здорового секса?
- Господи, Зорькин, что ты говоришь?- она вскочила и подошла к окну, стала нервно теребить занавеску.- У меня и так  голова разрывается от всех этих мыс-лей, и ты ещё…
- Я тебе умные вещи говорю, Пушкарева! Против себя-то не попрёшь! Уж лучше оставайся со Ждановым…
- А то, что он женат, это как?
- Так может он разведётся?
- Не разведётся!- в отчаянии выкрикнула она и тут же сбавила тон.- Не разведётся он никогда. Иначе он «Зималетто» потеряет, а на это он не пойдёт. И мне не про-стит никогда…
- А ты себе простишь, если за Мишу выйдешь?
Катя с тоской посмотрела на него и отвернулась. Ничего не сказала.

3.

- Наконец-то!- воскликнул Валерий Сергеевич, когда они появились на кухне.- Всё уже остыло! Колюня, что с тобой сегодня случилось? Вместо кухни завернул куда-то!
- Вы, дядя Валера, меня не цените,- сказал Зорькин, присаживаясь за стол и с удо-вольствием поглядывая на тарелку с кашей перед собой.- Я ведь не только о еде думаю.
- Да ты что?- развеселился Пушкарёв.- А о чём ещё, позвольте поинтересоваться?
- О глобальных проблемах человечества,- с умным видом и набитым ртом произ-нёс Коля.
- О как! Лен, ты слышала?
- Слышала. Не приставай к детям, пусть поедят спокойно. Катюш, ты кашу бу-дешь?
- Нет, мам. Обед уже скоро, а мы с Юлианой договорились встретиться. Так что, я только чай.
- Все сегодня припозднились, встали поздно.
- Да,- Елена Александровна поставила перед дочерью чашку и обмахнулась поло-тенцем.- Ночь ужасная была, мне всё сны какие-то странные снились.
- Что за сны-то, Лен?
- Не знаю! Звуки подозрительные, стоны… И вроде сплю и не сплю, всё прислу-шивалась…
Коля перестал жевать и посмотрел на Елену Александровну с интересом, потом перевёл взгляд на Катю. А та даже дышать перестала, сидела, ни жива-ни мертва, и молилась только об одном – лишь бы не покраснеть! Иначе родители могут что-нибудь заподозрить.
Хотя, что они могут заподозрить? Им даже в голову не придёт, что их дочь может дойти до такого!
- А я ничего не слышал,- покачал головой Валерий Сергеевич.
- Конечно, не слышал. Ты вчера, сколько своей наливки-то уговорил?
- Цыц, женщина! Солдат спит – служба идёт!
- В самую точку, дядя Валера!- хмыкнул Коля, за что тут же схлопотал подза-тыльник.
- Катюш, а когда платье-то будет готово?
Катя попыталась собраться с мыслями.
- Какое платье?
- Как какое? Свадебное, конечно! Мне прямо нетерпится увидеть тебя в нём! Ты самая красивая невеста будешь!
У Кати заныло где-то в районе желудка, и она отложила недоеденный бутерброд. Но заставила себя улыбнуться.
- Скоро, мама.
- Уж свадьба скоро, а платья всё нет. Я переживаю из-за этого!
Катя подняла глаза от чашки и опять встретила Колин взгляд. Он как-то странно посмотрел на неё, а потом сказал такое, отчего у неё сердце в пятки ушло.
- А может ну её, эту свадьбу?
Все замерли, а потом Валерий Сергеевич удивлённо помотал головой.
- То есть как это?
- Да так,- спокойно пожал Зорькин плечами.- Зачем ей замуж выходить? У неё и так всё есть! А этот Борщёв пристроился к ней, а зачем он нужен?
- Ты что говоришь-то?- через пару минут, переварив услышанное, взревел Пуш-карёв.- Чтобы моя дочь, не расписанная, неизвестно с кем?..
- Почему это неизвестно?..- начал он, а Катя от души пнула его ногой под столом.- А если она передумает? Ещё месяц впереди!
- Что значит передумает? Она Пушкарёва, а Пушкарёвы своих слов обратно не берут, особенно в таких делах! Она же не в магазин пошла, а замуж собралась!- и отец обратил свой горящий взгляд на дочь.- Катерина, в чём дело? Что он тут го-ворит?
Она нервно сглотнула и спрятала дрожащие руки под стол.
- Папа, не слушай ты его!- голос звучал уж слишком беззаботно.
- Действительно, Валера, ты чего завёлся-то?
- А чего он тут глупости-то говорит?- основательно сбавив обороты, проворчал Валерий Сергеевич.- Мишка отличный парень! Всё при нём! И голова на плечах есть, и руки тем местом вставлены! Что ещё надо?
Елена Александровна погладила дочь по голове.
- Миша – замечательный человек, тебе очень повезло!- Катя кивнула.- Вот ви-дишь, Валера? Всё она понимает. И всё будет хорошо. А там глядишь, и внуки пойдут и ты, наконец, оторвёшься от своего футбола!
Родители во всю принялись обсуждать заинтересовавшую их тему, а Катя уже их не слушала.
Дети…
В последние месяцы она много думала об этом, ей хотелось иметь ребёнка  и это было одним из главных факторов повлиявших на её согласие на предложение Миши. Но вот только в последнее время в её мечтах у её ребёнка были глаза Анд-рея…

Глава 16.

1.

Юлиана опаздывала. Катя уже минут двадцать сидела за столиком и уныло огля-дывала зал ресторана. От хорошего утреннего настроения не осталось и следа. На душе было тоскливо и муторно. Она только сейчас до конца осознала, в каком капкане оказалась, и выбраться из него не могла. Не могла отменить свадьбу, но и с Андреем расстаться не могла, это было выше её сил. И ей надо было с кем-то поговорить, услышать дельный совет. А кто это сделает лучше, чем Юлиана Ви-ноградова?
- Катюш, привет. Извини, я опоздала.
- Ничего,- Катя подняла на ней глаза и Юлиана растерянно замерла.
- Что случилось?
Пушкарёва махнула рукой и вздохнула.
Юлиана села напротив неё и требовательно на неё посмотрела.
- Рассказывай, давай! Я ещё вчера заметила, что с тобой что-то не то. И Сашка за-метил. Кать, в чём дело? Вы с Мишей поругались?
Катя покачала головой.
- Да, что-то я сомневаюсь, что с Мишей в принципе можно поссориться. Тогда что? До свадьбы совсем чуть-чуть, а ты нос повесила.
Катя вздрогнула и тихо проговорила:
- А если я не хочу?
- Что не хочешь?- не поняла Виноградова.
- Свадьбу не хочу. И вообще… ничего не хочу…
Юлиана в изумлении уставилась на неё, а потом немного нервно улыбнулась.
- Кать, да ты что?
Катя молчала и смотрела в окно, комкая в руках салфетку. Юлиана накрыла её руки своими ладонями и успокаивающе проговорила:
- Кать, это просто нервы. Такое бывает. И эти сомнения, они пройдут! Я три раза замуж выходила, я знаю. Это просто мандраж! А вот платье свадебное наденешь, посмотришь на себя красивую – и тут же успокоишься!
- Да что вы все пристали с этим платьем?- не сдержалась Катя, и слёзы потекли из глаз.- Не хочу я никакого платья! Ничего не хочу!
Юлиана помолчала немного, наблюдая за тем, как она вытирает слёзы, а потом совершенно другим тоном спросила:
- Катя, в чём дело?
А та вдруг заревела пуще прежнего, закрыла лицо руками и начала вздрагивать от еле сдерживаемых рыданий.
- Юлиана, я совсем запуталась,- еле слышно проговорила Катя.- Я не знаю, что мне делать… У меня роман… с Андреем.
Повисла тяжёлая пауза, в течение которой Виноградова пыталась осознать услы-шанное. Катя бросала на неё исподлобья быстрые тревожные взгляды, но Юлиана не реагировала, продолжала молчать.
- Юлиана…
- Вот значит в чём дело…- наконец проговорила Виноградова.- Теперь мне всё понятно.
- Что?
- Всё. И поведение Андрея, и твоё настроение… Но у меня один вопрос… Где была твоя голова, Катя?!  Ты же всегда была такой умной девочкой, такой рассу-дительной! И вдруг такое! Да ещё перед самой свадьбой!
Слёзы опять потекли из её глаз, и она жалобно всхлипнула.
- Ни о чём я не думала!
- Вот именно! Господи, связаться со Ждановым! Ты, которая его, как облупленно-го знает!.. Зачем тебе это нужно?
Катя промолчала так выразительно, что Юлиана схватилась за голову.
- Ты с ума сошла!- ахнула она.- Ты в него влюбилась!
- Я его люблю,- шепнула Катя.- Он… он со мной совсем другой, понимаешь? Он заботится обо мне, он так смотрит на меня… Я ему нужна, понимаешь? Он без меня не сможет…- она говорила всё это тихо, очень уверенно, а Юлиана смотрела на неё и только головой качала.
- Катя, ты сама себя слышишь? Она ему нужна! Конечно, ты ему нужна! Да он шагу без тебя ступить не может! Ты делаешь для него всё, больше чем Кира! Вот он и боится тебя потерять!
- Нет, не правда! Ты не понимаешь… он, действительно, со мной другой. Я же его знаю, я чувствую!
- Ой, Катя,- грустно протянула Виноградова,- ты здорово вляпалась. Нельзя так…
- Что мне делать?
- Что ты хочешь от меня услышать? Чтобы я благословила тебя на роман с Андре-ем? Ты слишком много при этом теряешь и слишком многим рискуешь. Ты готова к этому?
Катя вздохнула.
- Я не знаю. Мне страшно. Это выше моих сил.
- А Миша?
- Миша замечательный, но… Понимаешь, когда я с Андреем, я теряю голову, я забываю обо всём на свете, я понимаю, насколько мне может быть хорошо.  А с Мишей я такого не чувствую.
- Но Миша такой надёжный. Он никогда тебя не обидит.
- Я знаю. И всё это приводит меня в ужас. Да ещё родители…
- Что родители?
- Они никогда меня не поймут, если я откажусь от свадьбы и расстанусь с Мишей. А уж если узнают про Андрея…
- Да, отношения с женатым начальником твоих родителей не впечатлят. А вот Сашка точно не расстроится.
- Что?
- Воропаев, по-моему, только этого и хотел. Ведь это он настоял, чтобы Андрей отвёз тебя домой из клуба.  Ведь всё началось в тот вечер, да?
Катя пожала плечами.
- Не знаю. Я этот вечер плохо помню, но Андрей говорит, что тогда. А с Сашкой мы уже говорили об этом. Мол, переспи со Ждановым, уведи его у Киры.
- Говорил?- изумилась Юлиана.- Вот гад!
- Да.  Но в шутку, конечно. Но у Воропаева шутки с делом не расходятся. Я не понимаю, что он получит от этого.
- Это знает только он сам. А… Андрей разводиться не собирается?
- Юлиана! Он никогда с ней не разведётся!
- Почему?
- Из-за «Зималетто». Чтобы не случилось, он лучше потеряет всё остальное, но не компанию.
- Тогда зачем тебе всё это? Хочешь потягаться, встать на одни весы с самым доро-гим и посмотреть, что будет?
- Ничего я не хочу,- горько усмехнулась Катя.- То, что я хочу – невозможно, а то, чего не хочу – никого не интересует. Вот так.
- И что ты будешь делать?
Катя помолчала немного, а потом сказала:
- Готовиться к свадьбе.

2.

Андрей допил кофе, отодвинул от себя чашку и жестом подозвал официанта.
- Ещё кофе, будьте добры.
Тот кивнул и поспешил исполнить заказ.
Жданов обвёл взглядом зал ресторана, тоскливо вздохнул и потянулся к телефону. Но он неожиданно зазвонил первым и Андрей в первый момент даже испуганно отдёрнул руку. Посмотрел на загоревшийся дисплей и вздохнул вторично.
Кира.
- Да, Кира.
- Андрей, ты где?
- Обедаю, в «Ришелье», а что? Хочешь присоединиться?
- Не разговаривай со мной так!
- Что я опять такого сказал, Кира? Я обедаю.
- Ты не ночевал дома?
- А ты не знаешь? Я ночевал в гостинице.
- Я даже догадываюсь в какой,- горько усмехнулась жена.
- Ты опять что-то выдумываешь…- Андрей откинулся на спинку стула и вытянул ноги. Плевать он сейчас хотел на все приличия, ему сейчас просто хорошо.- А ты где была? С Викулей приключения искала?
- Что ты говоришь? Я у Сашки ночевала.
- Ясно, жаловалась на меня братцу.
- Я не жаловалась!  Он и сам всё прекрасно знает! Но я за тебя волновалась, ты был в таком состоянии…
- В нормальном я был состоянии. Просто все эти вечеринки меня достали.
Кира вздохнула.
- Когда ты будешь дома?
- У меня дела в городе. Скорее всего, к ужину.
- А мне что делать?- опять горький смешок.
- Кира, ради Бога! Займись чем-нибудь, сходи куда-нибудь…
- Налево?
- Хотя бы,- проворчал Жданов себе под нос, отключая телефон.
Он уже не раз думал об этом. Если бы Кира заметила хоть какого-нибудь другого мужчину кроме него, возможно, всё бы изменилось. И может, сама бы захотела развода.
Но… мечты, мечты!
Телефон прямо горел в руке, так хотелось позвонить… кое-кому. Андрей понево-ле заулыбался, и он быстро набрал номер.
Как раз в тот момент, когда Катя ответила, на соседний стул сел, неизвестно от-куда появившийся, Малиновский. Жданов сделал ему знак молчать, а сам с удо-вольствием проговорил в трубку:
- Привет.
Катя пару секунд помолчала, потом немного смущённо ответила:
- Привет.
- Ты где?
- Мы обедали с Юлианой. А сейчас я гуляю.
- Гуляешь? А я? Я тоже хочу гулять.
- Андрей…
- Что? Это полезно для здоровья, ты сама говорила, я помню.
Она засмеялась.
- Андрюш!
- Я соскучился.
- Уже? Между прочим, у меня сегодня были проблемы. Колька видел, как ты из окна вылезал.
- И что?
- Ничего. Но это уже слишком.
- Вот давай сейчас мы встретимся и поговорим об этом. Хорошо?
Катя немного посомневалась, но как она могла ему сопротивляться? Как вспоми-нала о сегодняшней ночи, по телу мурашки бежала.
- Хорошо… Но, Андрей, всё это очень серьёзно и…
- Милая, я всё понимаю. Через час, да?
Они договорились о месте встречи, Жданов отложил телефон и посмотрел на хит-ро-улыбающегося Романа Дмитрича.
- Только не говори, что ты сейчас Соболевой звонил,- хмыкнул он и тут же пере-дразнил.- Я соскучился! По кому это интересно?
Андрей расплылся в счастливой и довольной улыбке, никак не мог убрать её с ли-ца.
- Не твоё дело! Всё тебе расскажи, Малиновский!
- Да брось! Ты новый роман закрутил?
Жданов пожал плечами, но по его виду и так всё было понятно.
- Кто она?- глаза у Ромы загорелись, как у охотничьей собаки, почуявшей дичь.- Ну, колись, Андрюх. Красивая?
- Красивая, самая лучшая!
- Прямо уж!
- Я серьёзно, Ромка. Самая лучшая женщина на свете. И моя, представляешь?
Рома хмыкнул и удивлённо посмотрел на него.
- Нет, не представляю.
- А тебе и не надо.
- И где ты это сокровище нашёл?
- Ближе, чем ты думаешь. Но я тебе всё равно ничего не скажу, можешь не ста-раться.
- Что за таинственность?- И Рома нахмурился.- Надеюсь, ты никуда не вляпался? Она случайно не замужем за каким-нибудь сумасшедшим бандюганом?
- Нет, успокойся. Всё намного проще.
- Хоть чем-то успокоил!
Андрей отхлебнул уже остывший кофе и поднялся.
- Ромка, мне пора.
- Давай, лети. Передавай привет самой красивой и самой лучшей! От меня!
- Не дождёшься,- усмехнулся Андрей, хлопнул его на прощание по плечу и вышел из зала.
Рома проводил его долгим взглядом и покачал головой.

3.

- Воропаев!- Юлиана открыла дверь своим ключом и вошла в квартиру. Настрое-ние у неё было весьма воинственное и во всём она винила именно его, великого и ужасного Александра Воропаева.
Интриган он великий, вот он кто!
- Сашка, ты слышишь ли?
Она бросила сумку на столик для газет и прошла в гостиную. Александр спокойно сидел в своём любимом кресле у камина, закинув ногу на ногу, с книгой в одной руке и бокалом коньяка в другой. Был совершенно невозмутим, и на её крики ни-как не реагировал.
- Саша!
Он повернул голову, посмотрел на неё и улыбнулся.
- Что случилось, дорогая?
- Что случилось? Я тебе сейчас расскажу, что случилось! Это ты во всём виноват!
- И в чём ещё я виноват?- Саша поднёс к твёрдым губам бокал и сделал глоток.
- Не ври мне! Я давно заметила, что ты что-то задумал, но всё понять не могла – что!
- Теперь поняла?
- Поняла! И мне это не нравится!
- Может, ты тогда мне объяснишь, в чём дело? Ты кричишь, и я никак не могу уловить суть.
Юлиана перевела дыхание, грозно упёрла руки в бока и посмотрела на него в упор.
- Я говорю о Кате… и Андрее.
- Ах, вот ты о чём?- Саша легко улыбнулся, закрыл книгу и  отложил её.
- Значит, ты всё-таки в курсе?
- О том, что Катька спит с ним?- его тон был слегка насмешливым.- Да, я в курсе.
- И ты так спокойно об этом говоришь?- изумилась она.
- А что такого? Юль, они взрослые люди, какое нам дело до того, чем они зани-маются наедине?
- Тебе есть дело! Я уверена! Это ты всё затеял!
- Я? Ты мне льстишь!
- Скажешь не так? ТЫ подтолкнул их друг к другу! Ты видел, как Жданов смот-рел на неё тогда в клубе и отправил её с ним! Ты знал!
Воропаев вздохнул, пытаясь подавить проснувшееся раздражение.
- А ты, скажешь, не знала?- ядовито спросил он.- Ты, Юлиана Виноградова, не знала! Жданов её буквально на руках из клуба вынес, но тебе было всё равно! А теперь я остался виноват?
Юлиана покаянно опустила голову и вздохнула.
- Вот именно,- съязвил Александр, поглядывая на неё.
Она присела на краешек дивана и покачала головой.
- Сашка, что ты наделал?
- Опять двадцать пять!..- он вскочил.- И что же я наделал? Ну, спят они и что? Что в этом такого?
- Но тебе-то это зачем нужно? Я вот этого понять не могу! Кира и так страдает из-за его походов налево, а ты ещё и Катьку…Кира ведь твоя сестра!
- Вот именно!- вдруг рявкнул Воропаев.- И мне надоело, что этот недоносок пор-тит ей жизнь!
Юлиана растерянно смотрела на него, разозлённого, и ничего не понимала.
- Тогда зачем, Саш?
- Да потому-что она сама его должна бросить, понимаешь? Сама. А если это сде-лает он, то она будет мучиться всю оставшуюся жизнь. Будет страдать, и ждать его. А так…
- Что? Кира много раз прощала его измены! Почему ты думаешь, что в этот раз будет иначе?
Саша уверенно кивнул.
- Я знаю. Она никогда не простит ему Пушкарёву. Кого угодно, но не её.
Юлиана лишь головой опять покачала, глядя на него в полном шоке.
- Саша, что ты творишь?
- Я просто забочусь о своей сестре!- отрезал он.
- И ради этого ты готов пожертвовать Катей? Это же её жизнь!
- Вот в этом ты меня не обвиняй! Ты знаешь, как я к ней отношусь! Я никогда бы не сделал этого, если бы не был уверен, что так будет лучше для всех!
- Лучше? А то, что она сейчас с ума сходит – это как?
- Ничего,- махнул Воропаев рукой.- Прозрение всегда через муки приходит!
- Какое прозрение?!
- Да такое! Она всегда его любила, с первой встречи!  А Жданов без неё никуда! Они созданы друг для друга!
- Это ты так решил?- съязвила Юлиана.
- Они так решили! Я видел их вчера на балконе и понял, что не ошибся! Ей нельзя выходить замуж за Борщёва, это убийство для неё! А вы все её к этому толкаете!
Юлиана не ответила, отвела глаза и стала смотреть за окно. Потом вздохнула и тихо спросила:
- И что ты теперь собираешься делать? Рассказать всё Кире?
- Зачем? Они сами всё расскажут. Я так думаю. Ну, а если не расскажут, придётся вмешаться, подтолкнуть немного.
- Господи, ты меня убиваешь…
- Юль,- Саша подошёл к ней и присел рядом,- я уверен, что так будет лучше. Про-сто уверен.
- Мне бы твою уверенность…
- Юль,- он обнял её за плечи,- ты же сама понимаешь, что не будет Катьке счастья с Борщёвым! А Жданов, он хоть и мерзавец, но… они созданы друг для друга. Это уже давно все поняли, кроме них. Даже Кира. Она поэтому так к ней и отно-сится, с первого дня соперницу почувствовала.
- Не знаю, Саш… Надеюсь, ты не ошибаешься. Иначе плохо будет всем.
- Я не ошибаюсь,- уверенно сказал он, а Юлиана задумчиво посмотрел на него.

0

10

Глава 17.

А может, это просто мираж?
И он растает так же, как дым.
Ты думал, что любовь – это блажь,
Ты просто никогда не любил!

1.

Андрей откровенно скучал. Совещание затягивалось по необъяснимым причинам и это его немного напрягало. Никаких важных вопросов они не решали, так, рядо-вые заморочки, но всё всё равно затягивалось. Милко капризничал и брыкался, Кира придиралась по пустякам, а Катя с Юлианой пытались всех убедить. Мали-новский тоже зевал, чертил какие-то палочки и кружочки на листе бумаги и глаз не поднимал.
Жданов уже подумывал разогнать всех, но уж больно ему нравился вид справа. Катя сидела к нему  вполоборота и он с удовольствием смотрел на её профиль и разогнать всех хотелось ещё больше. Прижать к себе и не отпускать, чтобы обня-ла и ещё раз сказала то, что сказала ему ночью.
Надо ей всё-таки рассказать, что он слышал.
Или не надо?
Катя на него не смотрела, спорила с Кирой и Милко, отстаивая свою точку зре-ния. Движения были порывистыми, глаза горели, а щёки слегка разрумянились. Потрясающее зрелище!
Его Катя…
Как приятно это осознавать. Что именно ЕГО.
Она вдруг повернула голову и посмотрела на него. Поймала его взгляд и поспеш-но отвернулась.
Скромница, с удовольствием подумал Андрей. Зато ночью, куда всё это девается и откуда что берётся! И ещё ни с одной женщиной он не терял голову так сильно, как это ни странно.
С Катей можно было быть самим собой и ни о чём не думать. Не надо было при-творяться и строить из себя прожжённого мачо, каких любили женщины его кру-га. С ними надо было вести себя определённым образом, говорить им штамповые фразы и даже секс был проштампованным. Чтобы всё было на уровне и было кра-сиво. Как в кино. Каждое движение, каждое слово проверенно годами. От этого устаёшь, это набивает оскомину.
Вот он и устал.
А эта девочка (именно девочка, по сравнению с теми акулами, которые всегда бы-ли вокруг него) была другая. Была, как глоток свежего воздуха и от этого кружи-лась голова.
И он понимал, что теперь без этого жить не сможет.
Как же можно не дышать?
Главное теперь убедить её в этом, удержать, не позволить уйти.
А как это сделать?
Может просто поговорить с этим поварёнком?
Хорошо так поговорить, по-мужски… чтобы понял, что ничего ему не светит. Что она его, Андрея Жданова, любит.
Вот только как она на это отреагирует?
Она ведь упрямая!! И если разозлиться, то всё. Неизвестно чем всё это закончит-ся.
Надо подумать об этом.
Но времени остаётся всё меньше.

2.

- Так, давайте на этом закончим,- наконец сказал Андрей и закрыл свою папку с документами.
- Давно пора,- облегчённо вздохнул Роман Дмитрич, смял в руке испорченный листок и кинул его в корзину для бумаг.
Все поднялись и начали собирать свои документы.
- Кать, мне поговорить с тобой надо,- вполголоса проговорила Юлиана.
Пушкарёва кивнула.
- Конечно, пойдём ко мне.
Андрей проводил их взглядом и обернулся на Малиновского. Но тому было не до него, он что-то говорил Кире, та рассеянно кивала в ответ, и было видно, что ей нетерпится уйти. Она была раздражена и не знала на кого выплеснуть своё раз-дражение. Андрею не хотелось попасть под это её настроение. Лучше держаться в стороне.
Он послонялся без дела по конференц-залу, потом подумал и пошёл к себе. В конце концов, это его кабинет.
Дверь в каморку была прикрыта неплотно, и голос Юлианы он услышал сразу. Подошёл ближе к двери и теперь отчётливо слышал каждое слово.
- Кать, если ты будешь продолжать так себя вести, то ничего хорошего из этого не выйдет. У тебя нет времени на сомнения.
Андрей затаил дыхание. Значит, Катя всё ей рассказала… Что ж, пока он не знал, как на это реагировать.
- Я знаю…- голос Кати звучал глухо и Андрей почувствовал, как сжалось что-то у него внутри.
- Тогда решай.
- Я тебе уже говорила, я всё решила.
- Ничего ты не решила! Ты сомневаешься, а так нельзя!
- Что ты хочешь от меня?
- Я – ничего. Главное, что ты хочешь. Это твоя жизнь.
Андрей не стал больше слушать. Испугался. Испугался, что вот сейчас Катя ска-жет что-нибудь такое, чего он не переживёт. И тихо вышел из кабинета.
Клочковой на месте, как всегда не оказалось, и он заметался по приёмной, пыта-ясь собраться с мыслями. Катя говорила таким тоном, что у него почти не оста-лось сомнений в том, что именно она решила.
Да как же так-то? Ты же сама, сама ночью сказала, что… Тогда зачем?
Господи, Катя, что ты творишь?
Да ещё Юлиана её подзуживает. Решай!
Нечего тут решать! Он уже давно всё решил!
Когда Юлиана вышла из его кабинета, Андрей наградил её таким взглядом… Жаль, что она его не видела, Жданов стоял у неё за спиной.
Она просто прикрыла за собой дверь и пошла к выходу, а Андрей вдруг сказал ей в спину:
- Не смей настраивать её против меня!
Виноградова резко обернулась и испуганно посмотрела на него.
- Боже, Андрей! Нельзя же так!- и прижала руку к груди.- Ты напугал меня до смерти!
Андрей продолжал смотреть на неё зло и не обратил на её испуг никакого внима-ния.
- Ты слышала, Юлиана?
Она смотрела на него долго, изучающе, потом вздохнула и подошла к нему. В её взгляде прибавилось серьезности, и даже холод проскользнул.
- Что, Андрюш?
- Не смей  настраивать её против меня,- повторил он, а голос дрожал от негодова-ния.
- Я не настраиваю.
- Настраиваешь,- упорствовал Жданов.- Я сам слышал.
- Ах, вот в чём дело… Ты слышал!
- Она моя, поняла? Моя и я никому её не отдам. Так и передай своему дружку!
- Андрей, успокойся. Ты про Мишу?
- Миша!- его голос был полон ехидства.- Нашла достойную партию! Повар из глубинки! Неужели ты думаешь, что она и, правда…
- Я ничего не думаю,- оборвала его Виноградова.- Думать будет она. Без меня, да и без тебя!
- Я не дам сделать ей такую глупость!
- Глупость?- Юлиана даже засмеялась.- А спать с женатым начальником, по-твоему, не глупость?
Андрей сжал зубы до боли и почувствовал, как по скулам заходили желваки. А Юлиана продолжала, глядя ему прямо в глаза.
- В чём дело, Андрюш? Жалко отдавать такое сокровище? Вот только не твоё оно! И не для тебя! Что ты можешь ей дать? Статус твоей очередной любовницы? И думаешь, она будет этим довольствоваться? Рано или поздно все узнают о том, что происходит, и что тогда будет? Ей будут шептаться вслед, пальцем показы-вать… Ты этого для неё хочешь? А Кира? Что она сделает, когда узнает? Она и так Катю ненавидит, а уж если узнает, что ты с ней спишь, то сделает её жизнь невыносимой! А ты в это время будешь успокаиваться тем, что смог её удержать. Так?- Юлиана говорила всё это медленно и вкрадчиво, стараясь донести до него суть. Смотрела на него и видела всё, что с ним происходит. Как он побледнел, как в глазах заметался ужас, как сжались кулаки. Но он слушал, слушал молча и не перебивал её. Еле сдерживался, чтобы не закричать. А Виноградова была доволь-на произведённым эффектом. Вот так-то, Андрюша, пора уже начать думать. И что-то делать. Делай хоть что-нибудь, Жданов! - Это очень эгоистично с твоей стороны, Андрей. Ты думаешь только о себе. Надо подумать и о ней.
- А он думает, да?- он произнёс это с трудом, через силу.
- Думает,- кивнула Юлиана.- Он даст ей всё. Семью, стабильность в жизни, поло-жение в обществе. Она будет его законной женой, а не любовницей. У неё будут права, а не призрачные надежды, как с тобой. Подумай об этом. Подумай.
- Я не смогу без неё…- почти шёпот.
Вот тут Виноградова разозлилась. Кинула на него гневный взгляд и взмахнула зонтиком.
- Тогда делай что-нибудь! Никто её против тебя не настраивает, Андрей. Но и жертвовать собой ради тебя, я ей не позволю. И ты не имеешь права требовать этого от неё. Хочешь быть с ней, тогда, наконец, повзрослей и перестань думать только о себе. Сделай что-нибудь для неё!
Она развернулась на каблуках и вышла из приёмной, оставив Андрея в полной растерянности и с кучей нерадовавших его мыслей.

3.

Андрей был практически раздавлен. Всё, что сказала ему Виноградова, настолько его поразило, было настолько чудовищно справедливо, что у него голова разры-валась от всех этих мыслей.
Он сидел в приёмной не меньше десяти минут, чтобы хотя бы вернуть себе спо-собность разговаривать без надрыва в голосе. Сидел на диване, обхватив голову руками, и впервые в жизни мучился из-за любви. Наверное, это так называется.
Как это, оказывается, трудно делать людей счастливыми. В обход себя.
- Андрей, что с тобой?- голос Клочковой вторгся в его раздумья, и он поднял на неё глаза.- Господи, что случилось? Мы разорились, да?- испугалась Вика.
Жданов посмотрел на неё так, что она на всякий случай отошла от него на пару шагов.
- Андрей… что не так?
- Всё не так,- рыкнул он, резко поднялся и пошёл в кабинет, громко хлопнув две-рью.
И замер на мгновение. Щемящее чувство тоски затопило душу, и он ничего не мог с этим поделать.
Катя выглянула из каморки и удивлённо посмотрела на него.
- Что случилось?
Андрей посмотрел на неё и сглотнул.
- Андрей, что?- в её голосе послышались тревожные нотки.
Он покачал головой и заставил себя улыбнуться.
- Ничего.
- Ты с кем-то поругался? Поскандалил?
- Нет.- Потом стремительно подошёл к ней и обнял. Обнял сильно, и руки дрожа-ли, и поэтому он сжимал её всё сильнее, чтобы она этого не заметила.
- Андрей, ты меня пугаешь…
Катя тоже обняла его, просто не знала, что ещё сделать. А сама почему-то испуга-лась. Понимала, что что-то случилось, но даже боялась предположить что.
Он целовал её, причиняя боль, а потом неожиданно отстранился и посмотрел прямо в глаза.
- Кать, почему ты со мной?
- Что?- она совсем растерялась. Голова кружилась от его поцелуев, и мысли отка-зывались складываться в единое целое.
- Почему ты со мной?- повторил он и с трепетом  заглянул ей в глаза.
- Андрей, я…- она не знала, что сказать. Не понимала, зачем всё это, к чему этот вопрос?
- Кать, для этого должна быть причина, ведь всё это не просто так. По-крайней мере, для меня.
- Да?- Но ты же никогда не говоришь мне об этом!
- Да. И я хочу, чтобы ты это знала.- Скажи ей, Жданов! Скажи, о чём ты дума-ешь! Сейчас скажи! Но он молчал. Язык словно прирос к нёбу, и он просто не мог выговорить эти три слова. Всего три слова, такие прекрасные и такие труд-ные. Особенно, когда надо сказать их в первый раз.
- Хорошо, Андрюш, я теперь знаю,- тихо сказала она.
Жданов замер.
- И всё?- он разозлился на её ответ.- Больше ты мне ничего не хочешь сказать?
- А что ещё?- Катя осторожно высвободилась из его рук и отвернулась.
- Не знаю. Я тебе вопрос задал и хочу услышать ответ,- в его голосе прозвучало откровенное требование. Он хотел услышать, но злился и из-за этого опять начал говорить не то, что нужно.- Что, Кать? Секс? В этом дело? Мишаня тебе такого не даёт?
Катя взглянула на него так, что у него на секунду от  боли и негодования, скво-зивших в её взгляде, сбилось дыхание. Андрей тут же отругал себя, но было позд-но.
- Кать, прости…
Она ещё смотрела на него, и взгляд оставался прежним, хотя она и произнесла:
- Забудь.
Он потянулся к ней, но она отстранилась.
- Извини, у меня работы много.
- Кать, я же попросил прощения.
- А я тебя простила.
И ушла к себе. Андрей, было, пошёл за ней, но она закрыла дверь прямо у него перед носом. Он остановился, а потом, не сдержавшись, стукнул кулаком по сте-не.
Руке стало больно, но на душе было ещё хуже и больнее.
Почему же он всё делает не так? Почему вместо трёх слов, он говорит совсем не то? И при этом обижает её…
А ведь вроде, что было бы проще… просто сказать Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ.

Глава 18.

1.

Катя вошла в кабинет Андрея, но глаз от бумаг не поднимала. Она всё ещё зли-лась, и смотреть на него не собиралась из принципа. Боялась, что посмотрит и тут же обо всём забудет и простит. А делать этого она не собиралась. Жданов должен понять, что он ей наговорил и насколько ей обидно.
Она заперлась от него в своей каморке почти на час. Демонстрировала обиду. А на самом деле плакала. Тихо, чтобы он не услышал. Но уж очень ей было плохо.
Все их отношения свести к банальной пошлости! Только Жданов мог так посту-пить. Вот Миша так бы никогда не сделал! И не сказал такого! А Андрей…
Вот только Миша был здесь ни при чём…
Она почти час пыталась успокоиться, чтобы выйти из кабинета и  выглядеть, как ни в чём не бывало. Не увидит он её слёз, она себе поклялась. Зачем ему знать, что она настолько страдает от его не справедливых упрёков? У неё ещё гордость есть, и она не позволит ему настолько над собой издеваться.
Катя подошла к столу, подняла, наконец, глаза и поняла, что за столом никого нет. Недоумённо нахмурилась и обвела взглядом кабинет. Ушёл? Ни стыда, ни совести у человека!..
- Прости меня,- тихий бархатный голос сзади заставил её вздрогнуть. Катя резко обернулась и поначалу даже не увидела его, привычно поднимая глаза наверх, чтобы посмотреть ему в лицо. Но не увидела. Взгляд метнулся вниз, и она в рас-терянности замерла.
Жданов стоял на коленях  в двух шагах от неё и смотрел на неё умоляюще.
- Андрей, ты что?- выдохнула она, глядя на него в полном изумлении.
- Кать, я дурак!- Андрей смотрел на неё и не знал, что ещё сказать. Потом огля-нулся, заметил в углу искусственный фикус, схватил его и протянул ей.- Про-стишь?
Катя была ошарашена. Вот чего-чего, а такого она от Жданова точно не ожидала. Просить прощения, да ещё на коленях? Да уж, вы превзошли себя, Андрей Па-лыч!
- Андрей, встань немедленно!
- Нет, ты сначала скажи – простишь?- настаивал он.
- Жданов, не сходи с ума!- взмолилась она.- Вдруг кто-нибудь войдёт? Что люди подумают?
- Подумают, что я валяюсь у тебя в ногах, между прочим, с цветами в руках,- Ан-дрей потряс фикусом, и искусственная листва угрожающе зашелестела,- а ты та-кая бессердечная, что и прощать меня не собираешься! Вот что они подумают! Тебе не стыдно?
- Мне должно быть стыдно?- возмутилась она и даже голос повысила, но быстро опомнилась и заговорила тише.- Андрей, хватит валять дурака, вставай! Я тебя очень прошу!
Жданов отставил не пригодившийся фикус в сторону и подполз к ней. Руки быст-ро прошлись по её телу, а сам он проникновенно заглянул ей в глаза.
- Кать…
Она прикрыла глаза на минуту, не в силах смотреть на него. Он выглядел таким виноватым и таким милым, что она уже почти забыла, за что на него злилась. Ещё никто и никогда не стоял перед ней на коленях. Да ещё с цветами!
Теперь я понимаю, почему Кира столько лет прощала все его грехи, вдруг про-неслось у неё в голове, и она открыла глаза. Вот и в голове прояснилось немно-го…
А Андрей старался изо всех сил. Руки уже были под подолом её юбки, а горячее дыхание обжигало кожу через тонкий шифон блузки.
- Катька, я так соскучился…
И она, конечно, потеряла голову. При чём в рекордно-короткие сроки. Опять за-крыла глаза и забыла обо всём.
Опомнилась только, когда он настойчиво потянул её вниз, на пол.
С трудом оттолкнула его руки и глубоко вдохнула, пытаясь придти в себя.
- С ума сошёл, что ли? Что ты делаешь? Вставай немедленно!
Жданов только хохотнул, потом провёл всей пятернёй по волосам, взъерошив их, и весело посмотрел на неё.
- Скажи…
Катя покачала головой и посмотрела на него так, как смотрят на маленьких детей, которые извели взрослых своими капризами, но, в конце концов, добились своего.
- Я тебя простила! Вставай!
Андрей легко поднялся и теперь привычно возвышался над ней, а у Кати уже привычно сладко сжалось сердце от этого.
Из его глаз вдруг ушло веселье, и он серьёзно посмотрел на неё.
- Я, правда, раскаиваюсь. Я не должен был этого говорить, я понимаю. И я так не думаю. Просто… просто как подумаю, что он… и ты…
- Андрей, не надо,- ей было не по себе, и она даже испугалась,- сейчас опять ска-жешь что-нибудь не то. Не надо.
Он замолчал. Только вздохнул и маетно посмотрел на неё.
- Я так больше не могу…
Катя отвернулась.
Она знала, что он хочет от неё услышать. Но сказать ему это не могла. Да и не со-биралась. И её желания тут ни при чём.
Андрей с минуту молчал, ожидая, надеясь, что она всё-таки что-то скажет, но она продолжала молчать. И тогда он просто подошёл и обнял.
Всё будет по его. Как он хочет. Он добьётся своего, всегда добивался и теперь бу-дет так же.
Надо только всё сделать правильно, без лишних проблем. И не заставлять её вы-бирать и решать. Просто сделать всё так, как надо. Самому.
А он уже знает – как надо.
И что бы ни случилось, но он её не отпустит. И никому не отдаст.

2.

Роман Дмитрич Малиновский с хрустом потянулся, блаженно замер на секунду, ощущая, как растягиваются затёкшие за день мышцы, потом рывком поднялся со стула. Понаклонялся то в одну сторону, то в другую, даже попрыгал на месте.
- Бег на месте общепримиря-ю-щий!- пропел он под нос басом строчку из извест-ной песни, и остался собой доволен.
Посмотрел на часы. Ого, а он сегодня явно переработал!
- Надо себя беречь,- фыркнул он себе под нос и выглянул из кабинета.
Ни Шурочки, ни других секретарей уже видно не было. И то ладно, так даже спо-койнее. Сейчас заглянет к Жданову и  если тот ещё на рабочем месте, может, уго-ворит его куда-нибудь съездить, отдохнуть. Давно они уже никуда не выбирались вместе вечерами. Его дорогой друг и президент теперь как наказанный работает до позднего вечера. Похвальное рвение, но факт настораживающий.
Жданов вообще в последнее время вёл себя довольно странно, думал о чём-то со-вершенно непонятном и чуждом ему, Роману Малиновскому, и он даже находил-ся в смятении из-за всего этого. Неужели новый роман так на него повлиял? Что-то раньше таких изменений в поведении женщины у него не вызывали. Даже ин-тересно, что за сокровище он отыскал, показал бы хоть, сей шедевр лучшему дру-гу!
Рома прошёл по опустевшим коридорам, вошёл в приёмную президента и с удо-вольствием констатировал, что Вика на работе тоже уже отсутствует. И, слава Бо-гу, общение с Клочковой не входило сейчас в его планы. Слишком она была на-вязчива в последнее время.
Он открыл дверь в кабинет и сначала решил, что Жданов уже ушёл. Свет не горел и Малиновский уже собрался закрыть дверь, но вдруг услышал подозрительный звук, который привлёк его внимание. Шёпот вроде.
Рома вошёл, тихо прикрыл за собой дверь и замер на минуту, прислушиваясь.
Ну вот, точно! Опять шёпот, из каморки. Пушкарёва ещё здесь, что ли?
Он сделал несколько шагов по направлению к каморке и в нерешительности оста-новился. Стоит ли заходить? Пушкарёва небось работает, а он на сегодня от рабо-ты уже устал.
Вот только с кем она шепчется? Сама с собой, что ли? Хотя, если столько рабо-тать – и спятить не мудрено.
Рома приблизился к полуприкрытой двери и осторожно заглянул внутрь.
И застыл.
То, что он там увидел, повергло его в ступор.
Там, в каморке, прямо на рабочем столе Пушкарёвой, Жданов и вышеупомянутая Екатерина Валерьевна вовсю… занимались любовью. При чём настолько вошли во вкус, что не видели и не слышали ничего вокруг. Даже двери не потрудились закрыть, идиоты!
Малиновский вытаращил глаза, но потом быстренько их прикрыл. Всё-таки под-глядывать за лучшим другом в такой момент, не совсем порядочно.
А не подглядывать сложнее, потому-что то, что он слышал, просто будоражило воображение и рисовало такие картины – что просто ах!
Он открыл глаза и вдруг натолкнулся на взгляд Жданова.
Андрей поднял голову и посмотрел прямо на него. И в его взгляде, в отличие от ошалевшего Малиновского, даже удивления не промелькнуло. Не до этого ему  было.
Андрей показал ему кулак за спиной Пушкарёвой и жестом приказал убираться. И вернулся к прерванному занятию.
Рома вывалился из кабинета на ватных ногах. Без сил опустился на стул Клочко-вой и вдруг весело хмыкнул.
Вот оно и сокровище! И как он раньше не догадался? Ведь всё было так очевид-но!

3.

- Все уже ушли?- спросила Катя, застёгивая блузку, и посмотрела на Андрея.
Он сидел в расслабленной позе на её месте и неспеша потягивал виски из бокала.
- Конечно, ушли. Чего ты дёргаешься? Время-то уже сколько?
Рассказывать ей о внезапном появлении Малиновского в самый интересный мо-мент, он не собирался. Он с ужасом представлял её реакцию. А так не знает и не знает. А с Ромкой он поговорит. И всё уладит.
- Так нельзя, Андрей. Пообещай мне, что больше ничего подобного здесь.
- Кать,- натурально простонал он,- ты хоть понимаешь, о чём меня просишь? Да пока мы куда-нибудь доедем – я сгорю заживо!
- А если нас поймают? Сожгут на самом деле. На костре, на площади перед «Зи-малетто». Ты этого хочешь?
- Ты знаешь, чего я хочу…
Катя почувствовала, что щёки поневоле заливаются румянцем. И как у него это получается? Постоянно смущать её?
Андрей это заметил и засмеялся. Потом рывком поднялся и через секунду был возле нее. Притянул к себе и лукаво заглянул в глаза.
- Что это мы так смутились, Екатерина Валерьевна?
Она попыталась его оттолкнуть.
- Потому-что ты меня смущаешь!
- Помнится, ещё десять минут назад никакого смущения не было.
- Жданов!..
Андрей от души расхохотался, а потом запечатлел на её губах жаркий поцелуй.
Катя улыбнулась, но всё-таки вывернулась из его рук.
- Прекрати, ехать надо.
Они вышли из кабинета, и Катя в полутёмных коридорах постоянно отталкивала его руки, которые всё пытались то притянуть её к себе, то просто оказаться не там, где им положено быть.
Она со смехом выскочила за дверь первой, обернулась и испуганно замерла, заме-тив у лифтов Малиновского. Он совершенно спокойно ожидал лифт, с чрезмер-ным вниманием разглядывая пол у себя под ногами. Услышав смех, обернулся и с совершенно безмятежным выражением лица посмотрел на Катю. Абсолютно не-винный взгляд.
Андрей показался за её спиной, увидел друга и недовольно нахмурился. И опять из-за Катиной спины показал Малиновскому кулак. Но быстро, чтобы Катя не за-метила.
Роман Дмитрич на этот жест никак не отреагировал. Выдал спокойную улыбку.
- Вы ещё здесь? Я думал, я один достоин ордена «За заслуги перед Отечеством». Похвальная работоспособность.
Ему никто не ответил. Катя смущённо зажалась и старалась на него не смотреть, а Андрей смотрел на Рому так выразительно, что и слов не требовалось.
- Андрюх, мне бы с тобой поговорить надо.
Жданов поморщился и посмотрел на Катю. Она продолжала смотреть в пол и глаз на него не поднимала.
- Сейчас, что ли?
- Хотелось бы.
Андрей вздохнул.
- Давай позже. Я сейчас Катю… Екатерину Валерьевну домой отвезу, потом со-звонимся, да?
Рома посмотрел на Пушкарёву, едва сдержал пошлую улыбочку, потом на друга и кивнул.
- Давай.
Подъехал лифт и Андрей подтолкнул Катю внутрь. Малиновский хотел последо-вать за ними, но, встретив взгляд Андрея, сделал шаг назад. И помахал им ручкой.
Катя почувствовала, как краснеет.
Как только дверцы лифта закрылись, она накинулась на Андрея.
- Ты что творишь? Он так на нас смотрел!..
- Кать, это же Малиновский! Пусть хоть обсмотрится.
- Ты не понимаешь…
- Это ты не понимаешь,- перебил он её, а потом прижал к стене лифта и закрыл ей рот поцелуем.- Мне ещё целую ночь без тебя жить…

0

11

Глава 19.

1.

- Ты сегодня окно не закрывай, ладно?- прошептал Андрей на ухо, а Катя отодви-нулась и посмотрела на него.
- Не смей! Я второй раз такого не переживу. Между прочим, мама всё слышала!
Андрей не удержался и захохотал.
- А я тебе говорил: Катя, тише, Катя, тише, а ты?
Она возмущённо посмотрела на него и стукнула его кулаком по плечу.
- Негодяй!
Они уже около получаса сидели в машине недалеко от Катиного подъезда и никак не могли расстаться. Она уже пару раз порывалась выйти из машины, но он каж-дый раз целовал её на прощание, и она теряла ощущение реальности и оставалась рядом с ним.
- Андрюш, мне надо идти.
Он улыбнулся и хитро посмотрел на неё.
- Иди.
Катя вздохнула.
- Правда, надо.
- Зай, давай плюнем на всё и поедем куда-нибудь. Ну, придумай что-нибудь.
- Нет,- она покачала головой.- Я не могу. Я и так в последнее время завралась и запридумывалась. Боюсь запутаться.
Жданов заметно загрустил.
- Я хочу всё изменить…
- Мы ничего не можем изменить, Андрей,- в её голосе слышались горькие нотки.- И по одной и той же причине. Нас не поймут.
- А тебе это нужно?- Андрей серьёзно посмотрел на неё.- Тебе обязательно нужно, чтобы тебя понимали? Чтобы все вокруг были счастливы?
- А тебе нет?
- Я долго делал всех счастливыми, по-крайней мере старался, но ничего не вышло и мне это надоело.  Теперь я хочу подумать о себе. И о тебе. Неужели это грех, Кать?
Она не ответила. Смотрела за окно и молчала.
Андрей почувствовал, как в душу опять заползает тоска.
Как же он устал от всего этого…
- Ладно, иди. Завтра договорим.
Катя повернулась к нему и стала внимательно всматриваться в его лицо.
- Андрюш, я не могу. Честно не могу. Я уже пыталась сказать родителям, но… Ничего не получилось. Они просто не поймут, они другие, понимаешь? Они по-другому воспитаны.
- Ты о том, что они не поймут наши с тобой отношения?- он жёстко усмехнулся.
Катя кивнула.
- Да. Если они узнают…
- Что ты спишь с женатым начальником? Да, я понимаю.
Кате очень захотелось зареветь. А ещё лучше, прижаться к нему и уехать с ним, куда он захочет. Только бы с ним.
Она закусила губу, чтобы сдержать слёзы, но всё же не утерпела, протянула руку и погладила его по голове.
- Я пойду.
Андрей перехватил её руку и поднёс к губам.
- Но ты ведь со мной?
- Я всегда с тобой, ты же знаешь.
- Я что-нибудь придумаю, вот увидишь,- пообещал он.
Катя грустно улыбнулась, потянулась к нему, быстро поцеловала и вышла из ма-шины.

2.

У дверей квартиры её встретил Зорькин. Катя удивлённо посмотрела на него, си-дящего на ступеньках.
- А ты чего не заходишь?
Коля поднял на неё серьёзный взгляд.
- Здравствуй, Пушкарева.
- Привет… Так ты чего здесь?
- Да там любимый твой припёрся, семейная идиллия. Напрягает немного.
- Любимый?- Катя непонимающе посмотрела на него, а потом вдруг обернулась и посмотрела за окно.
Зорькин усмехнулся.
- Не тот, Пушкарёва. Борщёв. А ты, как я понимаю, опять со Ждановым развлека-лась? Какая у тебя насыщенная личная жизнь, даже завидно!
Катя нервно сглотнула и покосилась на дверь в свою квартиру.
- Не смешно, вообще-то.
- Ещё бы! Ладно, чего здесь сидеть, пошли. Рассольников твой, небось, соскучил-ся по невесте.
Она несильно стукнула его сумкой по плечу.
- Не вредничай!
Как только они вошли, им навстречу вышла Елена Александровна.
- Катюш, наконец-то! Мы уже заждались! Неужели Андрей Палыч не понимает, что ты к свадьбе готовишься? Тебе уже нельзя так поздно задерживаться.
- Мам, ну что ты? Это же работа!
Она неспеша разулась, сняла шубу и вдруг почувствовала, как неровно застучало сердце. Так, а вот и совесть подоспела…
- Миша! Катя пришла!
- Слышишь, как вскочил на радостях? Чуть стол не опрокинул!- шепнул ей на ухо Колька, а Катя гневно посмотрела на него.
Миша показался из кухни и со счастливой улыбкой посмотрел на неё.
- Катюш, я уже заждался!
Зорькин еле слышно хмыкнул.
Катя бросила быстрый взгляд вслед прошмыгнувшему на кухню Зорькину, а по-том заставила себя улыбнуться. Так же счастливо у нее, естественно, не получи-лось, да и не могло получиться. Внутри всё сжималось от тоски, и вспоминались только глаза Андрея, как он смотрел на неё ещё десять минут назад.
Миша обнял её и потянулся губами к её губам. Катя едва сдержала порыв отодви-нуться. Ответила на поцелуй. Но Миша всё же заметил, что с ней что-то не то.
- Кать, в чём дело?
Она отвела глаза.
- Ни в чём,- покачала головой.- Я просто устала.
- Устала? Надо мне было за тобой заехать. Завтра обязательно…
- Не надо!- Слишком громко и слишком испуганно, Пушкарёва!
Миша недоумённо нахмурился, а Катя с трудом, но изобразила беззаботную улыбку.
- Миш, ну зачем? Вечером ты должен быть в ресторане. Зачем рваться? И я буду нервничать и торопиться. Не надо.
Когда она уже не знала, что ещё ему сказать и куда деть глаза, появился отец. Ка-тя вздохнула с облегчением.
- Так, молодые, вы чего здесь затихорились? Колька уже салат доедает. Идите. Катя, ты есть-то будешь?
- Буду.
- Мы идём, Валерий Сергеевич,- отозвался Михаил, а потом вдруг наклонился к Катиной шее и принюхался.- У тебя новые духи?
Кате показалось, что у неё над головой гром грянул. Это не духи, Мишенька, это одеколон Жданова. Я вся им пропахла за сегодняшний вечер, потому-что ещё час назад занималась с ним любовью на своём рабочем столе.
Пушкарёва, ты сошла с ума! Что ты творишь?
Катя отодвинулась.
- Всё те же, Миш. Ты что?
Он пожал плечами.
- Показалось, наверное.
- Наверное,- согласилась она и поспешно скрылась в ванной, мыть руки. Закрыла за собой дверь, привалилась спиной к стене и закрыла глаза. Да как же всё это пе-режить? Я даже пахну им, до сих пор тело ноет в воспоминании о его руках, а на-до изображать счастливую невесту совершенно другого человека.
Андрей…
Катя открыла воду и побрызгала в лицо холодной водой. Но нездоровый румянец никак не хотел уходить.
Ужин дался ей с трудом. Ей вообще всё сложнее было общаться с Мишей. Она не могла смотреть ему в глаза, не могла разговаривать, не ловя себя на  мысли, что опять врёт или выкручивается. И как она с ним жить будет?
Катя вяло ковыряла вилкой в своёй тарелке и не поднимала глаз на родных.
Валерий Сергеевич вовсю болтал с Михаилом, Елена Александровна занималась пирогами, Колька жевал, задумчиво поглядывая на Катерину. А ей с каждой ми-нутой становилось всё тяжелее оставаться за столом. Очень хотелось запереться у себя в комнате и спокойно подумать обо всём. Вспомнить все, что сегодня про-изошло.
- Кать, ты о чём всё время думаешь?
Она вздрогнула и посмотрела на отца.
- Я? Ни о чём.
- Сидит вся такая притихшая, да, Миш?
- Она устала, Валерий Сергеевич,- вступился за неё тот.
- Устала… Всё это «Зималетта» её.
- Папа!
-Что? Это твоя работа, она… уж слишком!
- Что слишком?- вдруг разозлилась Катя.- У  нас показ скоро и…
- Не у тебя, у них,- поправил её отец.- Это всего лишь работа. А замуж выйдешь, и что? Надо будет семьёй заниматься, а не показами!
Катя почувствовала, как к горлу подкатил ком. Как им всем объяснить, что «Зи-малетто» – это   для  неё очень важно. Это и есть семья в какой-то степени. Да и Андрей…
- Папа, я люблю свою работу,- её голос заметно дрогнул, и она тут же почувство-вала, как Мишина ладонь накрыла её руку.
- Валерий Сергеевич, не давите на неё. Всё со временем само решится.
- Конечно, Валер. Работа – не  волк. Вот поженятся, ей и самой работать не захо-чется. Будет дома сидеть, да Мише с рестораном помогать. А там глядишь и…
Дети пойдут, закончила за неё Катя и вскочила, не дав, матери возможности дого-ворить. Все удивлённо посмотрели на неё, а Катя тут же испугалась своего поры-ва и попыталась улыбнуться.
- Извините, я к себе пойду… голова болит. И устала…
И поспешно вышла из кухни.
В своей комнате заметалась, не зная, как ещё успокоиться. Но через минуту поя-вился Миша, и ей пришлось остановиться и опять изобразить улыбку. Хотя на душе кошки скребли.
- Кать, в чём дело?- голос Михаила звучал обеспокоено, и смотрел он на неё с не-пониманием.- Что с тобой творится в последнее время?
- Ничего…
- Кать, но я же вижу. С тобой что-то не так. Ты из-за свадьбы нервничаешь?
Она беспомощно посмотрела на него и вздохнула. Отвела глаза.
- Катюш,- Миша порывисто подошёл к ней и обнял. Зарылся носом в её волосы и глубоко вздохнул.- Я так тебя люблю. Я всё для тебя сделаю, слышишь? И всё у нас будет в порядке. Ты только не отталкивай меня, ладно?
Катя стояла и, кажется, почти не дышала. Даже не могла заставить себя поднять руки и  обнять его. Она чувствовала его сбивчивое, горячее дыхание, даже пони-мала, наверное, что он чувствует, а ей хотелось отодвинуться. Отодвинуться и по-звонить Андрею, чтобы он приехал и успокоил.
А Миша тем временем уже целовал её, и руки начали бродить по  её телу. А ведь меньше двух часов назад она чувствовала другие руки и другие губы, и тогда ей хотелось кричать от наслаждения, а сейчас… оттолкнуть. Оттолкнуть и забыть, что кто-то прикасался к ней и это был не Андрей. А ведь этот человек скоро ста-нет её мужем и получит все права на нее. И будет иметь право прикоснуться к ней в любой момент. Даже если ей это будет не нужно.
А ей уже и сейчас это не нужно.
- Миша, не надо.- Катя осторожно вывернулась из его рук и отошла на пару ша-гов.- Родители могут войти.
Борщёв глубоко вздохнул, пытаясь восстановить дыхание, а потом немного сму-щённо улыбнулся.
- Да, ты права. Просто я всегда голову теряю рядом с тобой.
А я с тобой нет. И как мы будем жить?
- Кать, у нас всё будет хорошо. Я тебе обещаю.
Он подошёл и опять обнял её.
Катя кивнула.

3.

«У Севы», как всегда было шумно. Андрей вошёл в зал и огляделся. Знакомых слишком много, а ему сейчас ни с кем из них не хотелось встречаться.
Малиновский обнаружился за одним из столиков и к огромному удивлению Жда-нова в одиночестве. Сидел, и не торопясь, потягивал виски.
- Привет,- Андрей почти упал на соседний стул и потянулся к бутылке.
- Привет,- с ленивой улыбкой отозвался Рома,- я специально бутылку заказал. Знал, что тебе выпить надо после такого…- он театрально закатил глаза.
- После какого?
- Да ладно тебе, Андрюх. И как я раньше не догадался, что ты всё-таки уломал Пушкарёву?
- Так, ты давай со словами поосторожнее. Не забывайся!
- Ой-ой-ой! Какие мы серьёзные! Ну, ты хоть не раскаялся?
- Шутишь?- Андрей почувствовал, как на лице поневоле появляется счастливая улыбка.- Это не женщина – это чудо.
- В смысле, чудо-чудное?
- Именно.
- Ну, надо же. Я всегда подозревал в нашей Катеньке скрытые таланты. Но думал, что они у неё немного в другом заключаются.
- Малиновский, ты бы заткнулся, а?
- Уже. Но ты теперь хоть успокоился?
- Ты о чём?
- Ты же её хотел? Получил, что хотел. Значит, должен успокоиться. Так?
Андрей странно посмотрел на друга, потом вздохнул и покрутил в руках бокал.
Малиновский нахмурился.
- Жданов, ты чего?
- Ромка, кажется, я попал…
- Ты сейчас о чём? Я почему-то пугаюсь.
- Пугайся, Малиновский,- неожиданно весело усмехнулся Жданов.- Я влюбился.
Рома поперхнулся виски и закашлялся. Вытаращил на него глаза и посмотрел на него, как на сумасшедшего.
- Это ты сейчас шутишь так, да, Жданов?
Андрей спокойно покачал головой.
- Нет, не шучу.
- Андрюх, да ты чего?
- А чего? Когда-то ведь надо…
- А Кира как же?
- А при чём здесь Кира? Я тебе не про Киру говорю, а про Катю.
- Но так нельзя!
- Почему?
- Прекрати отвечать вопросом на вопрос. Я же серьёзно!
- И я серьёзно, Ромка. Я влюбился. Первый раз в жизни.
- Так уж и первый,- недоверчиво фыркнул Малиновский.
- Первый. Настолько – первый.- Потом вдруг вздохнул и мечтательно улыбнулся.- Ты просто не понимаешь… Она другая.
- Марсианка, что ли?
- Да дурак ты! Она всю мою жизнь изменила. Я себя сейчас так чувствую, словно мне 17 лет. Всё вновь, всё сначала. Это такое удивительное чувство… Я, когда с ней, у меня даже голова кружится от восторга.
- Это ты мне сейчас серьёзно говоришь?
- Серьёзно.
- Я тебе не верю. Ты не мог так со мной поступить.
- При чём тут ты?
- Как это при чём? Как это при чём? А что будет, когда Кира узнает? А она узнает, судя по сегодняшнему вашему ляпу, очень скоро! И что тогда будет? Со мной, с тобой, вообще с компанией? Да она нас уничтожит! Пушкарёву она тебе не про-стит!
- Если честно, мне сейчас всё равно. У меня сейчас одна проблема, это  Катькина свадьба. Как мне её убедить, чтобы она передумала делать эту глупость?
- А ты попробуй сегодняшний способ,- съязвил Малиновский,- у тебя неплохо по-лучалось!
- Ромка, я ведь сейчас с тобой серьёзно говорю. Как с другом. Практически совет прошу, а ты придуриваешься!
Малиновский заметно сник.
- Хорошо, я тебя слушаю.
- Придумай что-нибудь.
- Что придумай? Я что, писатель-фантаст? Ты сам-то понимаешь, что тебе нужно?
- Я знаю. Я хочу развестись с Кирой и…- Андрей вдруг споткнулся на следующем слове и замолчал.
- Что и? Ты меня пугаешь, Жданов! Что ты там ещё напридумывал?
- Что ты дёргаешься?- взмахнул руками Андрей.- Ничего я не придумывал, я обычный человек. Неужели я не могу хотеть обычного человеческого счастья?
- Это что это за счастье такое?- чрезвычайно заинтересовался Рома.
Жданов пожал плечами.
- Дом, семья.
- У тебя всё это уже есть. Не забыл?
- Есть…- горько повторил Андрей.- Ничего у меня нет. А я хочу, чтобы мне вече-ром домой идти хотелось. Чтобы рядом любимая женщина была.
- Это Пушкарева, что ли?
Андрей внезапно разозлился и шарахнул по столу кулаком, так что и посуда и Малиновский подпрыгнули.
- Да, черт возьми! Чтобы Катька рядом была! Ты хоть понимаешь, что я чуть её не потерял? Ведь ещё бы чуть-чуть и всё! И она ушла бы, а я бы так и не узнал, что это такое, когда тебя любит такая женщина! Когда жить хочется только оттого, что она на тебя смотрит! И готов ради неё горы свернуть! Разве я могу её отпус-тить? Я не смогу без неё, понимаешь? Как подумаю, что она с ним…- он даже го-ловой помотал, чтобы эта ужасная картина исчезла из его сознания.
- Эй, эй…- Рома испуганно смотрел на него, а потом замахал на него руками.- Спокойнее! Я всё уже понял!
- Понял… везёт тебе. Я вот ничего не понимаю, что делать?
- Ты о Кире?
Жданов кивнул.
- Надо с ней поговорить.
- Поговорить?- Малиновский даже засмеялся.- И ты думаешь, что она со всем со-гласится и пожелает тебе счастья? Да она скорее «Зималетто» по кускам распро-даст тебе назло, чем просто отпустит к Пушкарёвой.
- Вот этого я и боюсь,- тихо пробормотал Андрей.- И что делать?
- Не знаю. Слушай, Андрюх, а ты уверен, что тебе действительно всё это надо? Все эти проблемы?
- Ромка…- Андрей зло посмотрел на него.
- Ладно, ладно! Но я ведь просто хочу, чтобы ты подумал. А-то наворотишь дел, а потом окажется, что никому это и не нужно было. А уже поздно будет, компанию потеряешь, жену потеряешь, со всеми перессоришься. А всё из-за чего? Из-за то-го, что тебе нравится спать с секретаршей!
- Не просто спать, Малиновский. Я никому её не отдам, это моя женщина. И ка-кому-то поварёнку я её не отдам.
- Значит, ты решил?
- Решил,- уверенно кивнул Андрей.
- А Кире, когда скажешь? Вместо подарка на День всех влюблённых?
- Не смешно. Но я скажу. И не из-за Катьки.  А из-за себя. Я не могу так больше жить, это невыносимо. И никакая компания не стоит таких мучений.
- Ну-ну. Надеюсь, после этого мы не окажемся на улице.
Жданов не ответил. Сделал большой глоток виски и задумался.
Главное, набраться смелости и сказать всем…
Что он любит Катю Пушкарёву.
А после этого будь, что будет.

Глава 20.

1.

Катя опоздала на работу. Опоздала не просто потому, что проспала или застряла в пробке, а просто опоздала. Никак не могла собраться, всё валилось из рук, в голо-ве полный сумбур. А уж что творилось в душе, просто передать невозможно.
Выйдя из лифта, она тут же была перехвачена боевым десантом в виде Марии Тропинкиной, которой не терпелось узнать все новости о личной жизни прези-дента и его окружения. Катя с трудом от неё отвязалась и почти бегом кинулась к кабинету. Даже с Викой не поздоровалась, и та проводила её удивлённым взгля-дом.
Андрей вышел ей навстречу из её же каморки, увидел её и улыбнулся.
- Я уж беспокоиться начал,- заговорил он, а Катя вдруг стремительно подошла к нему и обняла. Прижалась сильно-сильно, уткнулась лицом ему в грудь и застыла. Андрей даже испугался. Осторожно обнял её, потом погладил по голове.- Кать, что случилось?
Она головой покачала, но ничего не сказала и глаз на него не подняла. Со вче-рашнего вечера, с тех пор как они расстались, она не находила себе места. Не зна-ла, куда деть своё беспокойство и беспомощность, а сейчас увидела его и не смог-ла сдержать рвущиеся наружу эмоции. Прижалась к нему и словно вздохнула полной грудью, впервые со вчерашнего вечера. И сердце в груди забилось, нако-нец, ровно и спокойно. И как мало оказывается для этого нужно. Просто видеть его, просто чувствовать его руки, дышать им…
- Кать, посмотри на меня.- Андрей действительно перепугался. В первый раз он видел её такой. Слабой, перепуганной, беззащитной. Она так прижалась к нему, как маленький ребёнок, который ищет защиты и утешения.- Кать, ты слышишь?
Она лишь ещё сильнее прижалась к нему и кажется, всхлипнула.
- Ты плачешь, что ли?- совсем перепугался Жданов.- Да что же это? Кать, ты меня пугаешь! Посмотри на меня сейчас  же и скажи, что случилось!- он практически требовал.
Катя ещё раз глубоко вздохнула и с сожалением оторвалась от него. Быстро вы-терла слёзы, но глаз на него так и не поднимала.
- Ничего, Андрюш, я просто…
- Что «ты просто»?- разозлился он за её скрытность.- Ты сама не своя, я же вижу! Что случилось?
- Ничего,- повторила она.- Я соскучилась…
Андрей вздохнул. Соскучилась… Какое простое и приятное для всех объяснение. Вот только не очень правдоподобное. Что-то всё равно не так.
Он протянул руку и опять привлёк её к себе. Теперь обнял её сам, крепко, властно и поцеловал в висок, потерся щекой о её волосы. Катя тут же расслабилась в его руках, закрыла глаза и вздохнула. Вот это ей и было нужно…
Я так тебя люблю, Андрюш. Ты мне так нужен…
- Маленькая моя,- прошептал он,- я с тобой. Всё хорошо будет,- как будто услы-шал, о чём она думала.
Она кивнула.
- Ты мне расскажешь?- как бы, между прочим, спросил Жданов.
Опять кивок.
- Вот и хорошо. Пойдём к тебе.
Он провёл её в каморку, закрыл дверь и помог ей снять шубу. Катя сразу зябко поёжилась, обхватила себя руками за плечи, и он поторопился её обнять. Прижал спиной к себе и поцеловал в шею.
- Так что случилось?
Она помолчала немного, собираясь с мыслями, потом покачала головой.
- Ничего не случилось. Я не знаю, что со мной происходит. Я совсем запуталась, Андрей. Не знаю, что делать.
- Я знаю.
Она вдруг горько усмехнулась.
- Не знаешь. Тебе только так кажется, что знаешь, а на самом деле… Ты хоть сам представляешь, каково это смотреть родным в глаза и говорить, что врал им всё это время?
- А ты думаешь, лучше продолжать врать? И куда нас это приведёт?
- Я не знаю…
- Вот именно.
Они помолчали немного, и Андрей вдруг почувствовал настоятельную потреб-ность, наконец, сказать ей всё. Сердце заколотилось, как сумасшедшее, в горле пересохло, но в душе поднималась тёплая волна чего-то такого неизведанного, но уже необходимого. И казалось, что вот сейчас он скажет ей это и сразу всё изме-нится и станет просто и понятно.
Он ещё теснее прижал её к себе и хрипло проговорил:
- Кать, я…
И в следующий момент они услышали, как дверь в его кабинете открылась, и кто-то вошёл.
- Андрюша, ты здесь?
Жданов недоумённо нахмурился.
- Мама?
Катя вырвалась из его рук и через секунду уже сидела за своим столом.  И очень вовремя. Дверь без стука распахнулась и появилась Маргарита Рудольфовна.
- Вот вы где!
- Мама! Когда ты прилетела?
- И это вместо «рад тебя видеть!»? Андрей, Андрей!
- Я рад тебя видеть, мама,- послушно повторил он, затем подошёл и поцеловал мать.
- Здравствуйте, Маргарита Рудольфовна,- как можно более спокойно произнесла Катя, стараясь не смотреть ей прямо в глаза.
- Здравствуйте, Катя. Как у вас дела?
- Всё хорошо, спасибо.
- Ну и отлично. Андрюша, пойдем со мной. Папа в конференц-зале ждёт.
- Папа тоже здесь? Что-то случилось?
- Ничего не случилось, мы просто решили прилететь пораньше. Соскучились по Москве. К тому же показ скоро. А ты не рад нашему приезду?
- Мам, ну что ты говоришь? Конечно, рад!
- Тогда пойдём. Папа хочет тебя видеть.
В дверях Андрей обернулся и с сожалением посмотрел на притихшую Катю.
Он опять ей ничего не сказал.
Эх, мама, мама, ну почему ты не пришла хотя бы на пять минут позже?

2.

Семейная беседа через некоторое время уверенно перетекла в незапланированное собрание. В конференц-зале собрался весь руководящий состав «Зималетто» и приветствия и вопросы о самочувствии плавно перешли в обсуждение предстоя-щего показа.
Правда, обсуждали не все. Кира с Маргаритой о чём-то вдохновенно шептались, а вот Пал Олегыча интересовало всё, что касалось дел компании.
Андрей пытался вникнуть в то, что говорил отец, но мысли постоянно возвраща-лись к Кате. Он ведь был так близок к тому, чтобы сказать ей ЛЮБЛЮ.
Так близок, но опять ничего не получилось.
Андрей опять оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на Катю. Она сидела далеко от него и выглядела расстроенной. И это сводило его с ума. То, что ей плохо, было невыносимо. Ему хотелось, чтобы она улыбалась, так, как только она умеет. Что-бы была счастлива, и чтобы это счастье он ей дарил. Он бы всё за это отдал.
- Андрей, ты меня слушаешь?
Жданов вздрогнул и посмотрел на отца.
- Конечно, папа.
Пал Олегыч покачал головой.
- Какой-то ты странный. У тебя всё в порядке?
Испуганный взгляд Кати метнулся к нему, он успел его перехватить, но она быст-ро отвернулась.
- Всё в порядке.
- Что ж…- в голосе отца всё же слышалось недоверие.
Дверь осторожно приоткрылась и в зал проскользнула Маша. Увидела столько начальства сразу и в нерешительности замерла.
Андрей обернулся и вопросительно посмотрел на неё.
- Маша, в чём дело?
- Андрей Палыч, там к Кате пришли…
- Кто пришёл?- спросила Катя, откладывая папку с документами.- Я никого не жду сегодня.
Маша обвела всех странным взглядом, а потом, понизив голос, произнесла:
- Там Миша пришёл. Хочет тебя срочно видеть.
Заинтересованные взгляды присутствующих метнулись к ней, и Катя почувство-вала, что начинает краснеть. А Андрей посмотрел на Тропинкину, как на врага.
- Кто?- зло выдохнул он и тут же получил тычок в бок от Малиновского.
- Михаил… Борщёв,- запинаясь, проговорила Маша, со страхом глядя на взбе-шённого президента.- Он к Кате пришёл… жених.
- Андрей, в чём дело?- Маргарита Рудольфовна удивлённо посмотрела на сына.
А тот продолжал сверлить бедную Тропинкину гневным взглядом, а потом обер-нулся и посмотрел на Катю.
- Катерина Валерьевна, я не понимаю, что происходит?- голос Пал Олегыча зву-чал сухо, но в тоже время удивлённо.- Что за смута в компании из-за прихода ва-шего жениха?
- Пал Олегыч…
- Идите и поговорите с ним, а мы продолжим.
Катя кивнула, поднялась, но была остановлена стальным голосом Андрея.
- Катя, сядьте на место, у нас совещание!
Пушкарёва замерла и испуганно посмотрела на него.
Жданов почувствовал, как Малиновский наступил ему на ногу, но ему было на-плевать. Его настолько возмутило появление Борщёва, что даже здесь он смеет отнимать у него внимание Кати, и он любым способом хотел удержать её в зале.
А этот поварёнок пусть катится ко всем чертям!
- Андрей, в чём дело?- Кира подняла глаза на мужа и подозрительно посмотрела на него.
- Ни в чём,- огрызнулся тот,- просто я не вижу повода, чтобы отвлекаться.
- Думаю, мы справимся без Екатерины Валерьевны,- опять вмешался Пал Олегыч.
- Идите, Катя, идите!- нетерпеливо сказала Кира, не добро, поглядывая на помощ-ницу мужа.- Вы всех задерживаете!
Андрей скрипнул зубами, но изменить уже ничего не мог, чтобы не вызвать по-дозрения. Смолчал. Только проводил её выразительным взглядом, но она вроде этого и не заметила. Почти выбежала из конференц-зала.
Андрей едва заставил себя разжать кулаки  и положил руки на стол, сцепив их в замок. И вдруг поймал на себе задумчивый взгляд отца. Смутился и попытался принять расслабленную позу, но вот выдать спокойную улыбку никак не получа-лось.

3.

- Ух!- выдохнула Маша, как только они с Катей оказались за дверью.- Вот это шороху я навела! А Андрей Палыч!..
- Маша, тише! – шикнула на неё Пушкарёва.- Где Миша?
- Так у ресепшена ждёт, он там с какой-то коробкой…
- Господи, с какой ещё коробкой?- чуть не плача, воскликнула Катя, кидаясь к двери.
- Кать, да успокойся ты!- Маша едва поспевала за ней.
- Я спокойна!
- Я вижу!
Миша спокойно пил кофе в баре, а на полу рядом с ним стояла большая картонная коробка.
- Миша, что случилось?- Катя подбежала к нему, оставив позади себя любопытст-вующую Машу, и почти возмущённо посмотрела на него.
- Ничего,- пожал тот плечами и поднял на неё виноватый взгляд.- Я тебя напугал? Извини.
- Напугал?- у Кати даже слов не было, и она только руками всплеснула.- У нас со-вещание! И вдруг прибегает Маша и говорит, что ты хочешь срочно меня видеть! Естественно, я испугалась!
- Катюш, успокойся!- Миша встал и обнял её.- Прости, я не подумал!
Она вздохнула.
- Миша, так в чём дело?
Он отстранился и посмотрел на неё с восторженной улыбкой.
- Я привёз тебе подарок!
- Какой ещё подарок?- в душе опять начало подниматься раздражение, а Миша, не замечая этого, продолжал улыбаться, чем просто выводило её из себя.
- Вот,- он указал на коробку.- Я не смотрел, честное слово!
Катя непонимающе посмотрела на «подарок».
- Что это?
- Свадебное платье!- радостно воскликнул он, а Катя вздрогнула.
- Откуда?
- Сегодня утром позвонили и сказали, что оно готово и можно забирать. А Елена Александровна тебе дозвониться не смогла, вот и попросила меня забрать. Но я не заглядывал! Ты рада?
Рада ли она? Да она в ступоре!
Уже и платье готово… Кошмар какой-то!
Катя стояла в полной растерянности и не могла вымолвить ни слова, только бес-помощно смотрела на эту злосчастную коробку.
Миша, наверное, заметил бы, в конце концов, её довольно странную реакцию, ес-ли бы не Тропинкина. Заслышав слова «свадебное платье», она, издав радостный крик, кинулась к ним. Налетела сзади на Катю так, что та покачнулась и порыви-сто обняла.
- Катька, как здорово! Свадебное платье! Сейчас пойдём к Ольге Вячеславовне, будем мерить!
Катя заставила себя улыбнуться, хотя далось это с трудом. Миша же довольно за-смеялся.
- Что здесь происходит?- холодный голос Жданова-младшего врезался в радост-ный смех, и все замолчали.
Катя резко обернулась и испуганно посмотрела на него.
Он стоял сзади них, засунув руки в карманы брюк, и мрачно на них смотрел.
- Что за смех посреди рабочего дня? Маша, тебе заняться нечем?
- Ой, Андрей Палыч,- Тропинкина немного струсила, но всё равно держалась мо-лодцом.- Тут такое дело…
- Добрый день,- перебил её Миша,- мы с вами знакомы, вы помните? Михаил Борщёв,- и протянул Андрею руку.
Катя затаила дыхание и умоляюще посмотрела на Жданова. Тот едва заметно по-морщился под этим взглядом и протянул свою руку.
- Я помню.
- Я Катин жених.
Андрей едва удержал руку, чтобы слёта не съездить ему по физиономии.
- Андрей… Палыч,- поспешно заговорила Катя, пытаясь отвлечь его внимание,- Миша уже уходит. Я сейчас вернусь в конференц-зал…
- Совещание уже закончилось. Мы решили, что на сегодня достаточно.
- Да?
- Ой, отличненько!- захлопала в ладоши Тропинкина.- Тогда мы сейчас пойдём платье мерить!
Катя едва не застонала в голос.
- Какое платье?- сразу переспросил Андрей.
- Свадебное,- воскликнула Маша и подхватила коробку  с пола.- Кать, пойдём! Пока Милко нет, нам никто не помешает!
Катя беспомощно обернулась на побледневшего Андрея. Но тот смотрел на нена-вистную коробку и ничего больше не замечал.
- Кать, я пойду,- сказал Миша, подался к ней и быстро поцеловал.- У меня ещё встреча, а вы, девочки, развлекайтесь. Кать, если что-то будет не так…
- Миш, всё нормально, иди!
Терпеть грозные взгляды Андрея становилось всё невыносимее, да и опаснее. Ка-те казалось, что вот в следующую секунду он всё-таки не сдержится и тогда…
Тогда будет скандал.
Миша пошёл к лифту, а Катя, влекомая Машей к мастерской Милко. Она не-сколько раз оборачивалась, смотрела на Андрея, но тот продолжал просто стоять и хмуро смотреть в пол.
И о чём он думал, Катя даже помыслить боялась.

4.

- Ой, Катя, ты такая красивая!- Воскликнула Пончева и всплеснула руками.- Пря-мо слов нет, да, девочки?
Все возбуждённо заговорили, соглашаясь с ней, а Катя изо всех сил пыталась удержать на лице улыбку. Но как же это было трудно!..
Она стояла перед огромным зеркалом в полный рост, в свадебном платье, вокруг подруги, а на душе было черно, как ночью. Катя смотрела на своё отражение и видела там, словно другого человека. В голове никак не укладывалось, что всё зашло настолько далеко. А ведь ещё чуть-чуть и пути назад не будет.
Она вдруг почувствовала панику. Даже руки слегка затряслись.
- Кать, тебе обязательно нужна фата,- вырвал её из невесёлых раздумий голос Амуры. Катя повернула голову и непонимающе посмотрела на неё.
- Что?
- Фата, говорю, нужна!
- А мне кажется, не нужна,- покачала головой Шура.
- Дамочки, что вы спорите? Кать, тебе фата нужна?
Катя пожала плечами. Ей сейчас хотелось одного – чтобы её все оставили в покое.
- Ольга Вячеславовна, а вы как думаете?- Света посмотрела на главного эксперта в этом деле в их компании. Уютова тем временем внимательно осматривала пла-тье, проверяла каждую складочку, что-то где-то подкалывала булавками. Услы-шав вопрос, подняла голову и посмотрела на Пушкарёву.
- Мне кажется, не надо. Причёску высокую – и будет очень хорошо.
В мастерскую заглянул Федя, увидел Катю и издал протяжный, восторженный свист.
- Ух ты! Катька, может, ты лучше за меня замуж выйдешь?
- Федя, чего тебе надо?- возмущённо вскричала Тропинкина, воинственно уперев руки в бока.- Исчезни!
- Вот опять обижаешь!- обиделся Фёдор.- А я, между прочим, все для вас!.. Там Кира Юрьевна розыскную компанию собирает на поиски женсовета!
Все замерли на секунду, а потом испуганно подхватились и потянулись к выходу.
Катя вздохнула с облегчением.
- Ольга Вячеславовна,- Федина голова опять показалась между тяжёлых занаве-сей,- а вас Пал Олегыч ждёт в президентском кабинете. И Милко уже там.
Уютова вздохнула.
- Хорошо, скажи я сейчас приду. Кате помогу раздеться…
- Не надо, Ольга Вячеславовна,- замахала на неё руками Катя.- Я сама, правда. Не надо заставлять Ждановых ждать.
- Ты уверена?
- Конечно, конечно, идите!
Когда она осталась одна, то только устало вздохнула и закрыла лицо руками. Как же тяжело, и конца-края этому не видно!
Потом опять посмотрела на себя в зеркало.
Красивая? Да, красивая.
Счастливая? Увы, даже близко нет.
И всё ещё больше  запутывается с каждым днём.
И кому всё это нужно? Вся её красота? Красивая улыбка и причёска? От этого од-ни проблемы!
Она опять подняла глаза на своё отражение и вдруг резко обернулась. Пышные юбки взметнулись вверх и зашуршали.
Андрей стоял и смотрел на неё, как заворожённый. Самое удивительное и пре-красное, что он видел в своей жизни. ЕГО Катя в белом свадебном платье.
Горло перехватила чья-то невидимая рука и с силой сжала. Андрей едва сумел ос-тановить приступ судорожного кашля. Сердце, казалось, тоже перестало биться и замерло в ожидании чего-то невероятного.
Катя опомнилась первой. Отвела взгляд и отвернулась.
- Андрей, уходи!
Ей почему-то было стыдно перед ним. Он не должен, не должен видеть её такой!
- Уходи, слышишь?
Андрей не слышал. Он подошёл к ней, взял за плечи и развернул к себе. Припод-нял за подбородок её лицо и посмотрел ей в глаза. Смотрел долго и что там пы-тался прочитать, сам не знал. А она вдруг всхлипнула и начала вырываться, пыта-ясь его оттолкнуть.
- Отпусти меня! Отпусти,- в голосе дрожали еле сдерживаемые слёзы, она уже была на грани истерики.
Андрей перехватил её руки и прижал её  к себе.
- Кать, посмотри на меня!
Она отчаянно замотала головой, а потом он вдруг сказал такое, отчего её глаза изумлённо распахнулись.
- Я тебя люблю.
И сердце забилось, ровно и гулко, дождавшись своего мига.

0

12

Глава 21.
1.

- Что?- еле слышно выдохнула  Катя.
- Я тебя люблю,- повторил Андрей, и голос вдруг сорвался.
Катя смотрела ему в глаза и понимала, что он не врёт. Его взгляд был настолько красноречив, в нём было столько надежды, столько томления и какого-то неожи-данного испуга, от осознания им важности сказанного, что у Кати закружилась голова.
- Андрей…- она смотрела на него в полном шоке, а потом нервно улыбнулась.- Что ты говоришь?
- Правду. Я говорю тебе правду. Я тебя люблю. А ты меня.
Катя странно посмотрела на него, а потом оттолкнула его руки. Андрей её отпус-тил, но взгляд был очень решительным.
- Я слышал, Кать. Тогда ночью ты сказала это… Я слышал.
У неё дыхание сбилось, и она посмотрела на него в полном шоке. Он слышал? Слышал… И что теперь, Пушкарёва?
Она почувствовала, как затряслись губы, и прикрыла их рукой.
Андрей обнял её и уткнулся носом ей в шею. Взволнованно задышал, а руки сжа-лись ещё сильнее.
- Не плачь. Я не могу видеть, как ты плачешь.
Катя обняла его и заплакала. От его слов слёзы лишь сильнее потекли из глаз, и она уже не могла их остановить.
- Глупая,- Андрей не сдержал счастливой улыбки,- я же тебя люблю, чего ты пла-чешь? Я с тобой. Кать, скажи это. Я хочу услышать… Мне это нужно.
Она перестала всхлипывать, прижалась к нему ещё сильнее и прошептала:
- Я тебя люблю.
У Андрея появилась настоятельная потребность закричать. Закричать громко, чтобы все слышали, чтобы выплеснуть переполнявшее его счастье на всех окру-жающих и сделать что-нибудь совершенно глупое и абсурдное, просто так… Вот потому-что распирает!
Но он просто закрыл глаза, обнял её покрепче и приподнял с пола.
Катя засмеялась сквозь слёзы, но так на него и не посмотрела. Казалось, что вот один взгляд – и весь мир перестанет существовать. Останется только Андрей Жданов, самый нужный и самый любимый.
Но голову терять нельзя. Иначе они потеряют и то, что у них сейчас есть.
Андрей отстранился немного, посмотрел на неё сияющими глазами и поцеловал.
- Я люблю тебя больше всех, слышишь?- прошептал он.- Я хочу, чтобы ты пом-нила об этом всегда. Ты самое важное, что случилось в моей жизни. Я не смогу без тебя.
- Андрей…- Катя растроганно улыбнулась и погладила его по щеке.
Он ещё раз быстро поцеловал её и вдруг начал расшнуровывать корсаж платья.
- Снимай его. Снимай, оно мне не нравится.
Его движения были настолько резкими, что Катя испугалась, что он просто-напросто разорвёт его. Оттолкнула его руки и стала неспеша снимать платье. Ан-дрей смотрел на неё и взгляд начал темнеть. Катя уже так хорошо знала этот взгляд!
Она обернулась и погрозила ему пальцем.
- Андрей, даже не думай!
- Что?- он сделал невинное лицо, но улыбку скрыть не смог.
- А-то я не знаю, о чём ты думаешь! Лучше помоги мне,- она повернулась к нему спиной.- Расстегни пуговицы.
Жданов с удовольствием принялся за дело, попутно целуя её то в одно плечико, то в другое. Катя дёргала плечами, но он упорно продолжал это делать.
- Вы что, с ума сошли?- гневный голос Юлианы, почти шипение, ворвался в их маленький мирок, и оба вздрогнули, а в Андрея тут же полетела диванная подуш-ка.- Жданов, убирайся отсюда! Сейчас все будут здесь, они идут новую коллек-цию смотреть! Хорошо, хоть я первая пошла! Как чувствовала!
Катя ахнула, и начала обратно натягивать платье на плечи.
- Успокойся, я их не пущу, пока ты не переоденешься, а ты уходи отсюда! Немед-ленно!
Андрей с сожалением вздохнул, посмотрел на Катю, не удержался и быстро поце-ловал. Юлиана нетерпеливо всплеснула руками и подтолкнула его к выходу.
- Вы совершенно распустились!- воскликнула она, осуждающе поглядев на Пуш-карёву.
Но та лишь улыбнулась.

2.

Когда Андрей появился в демонстрационном зале, его лицо сияло, а глаза прямо горели счастливым огнём. И не заметить этого было просто нельзя.
Родители явно удивились такой быстрой смене настроения, а Кира нахмурилась.
А Андрей при всём желании не мог придать лицу серьезность, как ни пытался. Его изнутри распирало новое, доселе неведомое чувство счастья. Счастья просто оттого, что его любит самая лучшая женщина в мире. А главное, что ОН любит её.
Вот бы всем рассказать! Чтобы все знали, чтобы все порадовались вместе с ни-ми…
Только вряд ли они порадуются. Да и чёрт бы с ними! Ведь он…
- Андрюх, сделай умное лицо,- тихо проговорил Малиновский.- А-то люди уже оборачиваются!
- Не могу.
- И кто тебя так осчастливил, интересно?
- Догадайся.
- Жданов, ты меня пугаешь!
Кира подошла к ним и посмотрела на Андрея очень пристально, даже с прищу-ром.
- Андрей, куда ты пропал?
- Никуда я не пропадал,- пожал он плечами,- я работаю.
- Так нельзя! Твои родители только приехали, а ты куда-то пропал.
- Кира, ты сама-то понимаешь, что говоришь? Мы, вообще-то, на работе находим-ся.
- Прекратите,- влез Рома.- Уже начинается.
Они замолчали и посмотрели на подиум. Там уже появился воодушевлённый сверх всякой меры Милко и, улыбаясь, заговорил:
- Присаживайтесь, присаживайтесь! СЕйчас  начнём!
Кира бросила на Андрея последний негодующий взгляд и вернулась обратно к Маргарите. Они сели с противоположной стороны подиума, а Жданов с Малинов-ским остались в одиночестве с другой.
- Это уже напоминает холодную войну,- пробормотал Рома. Зазвучавшая музыка приглушила его голос, и он без особого интереса начал смотреть на расхаживаю-щих моделей, чтобы их беседа со Ждановым не бросалась в глаза, а сам вполголо-са продолжал наставлять своего президента.- Ты бы хоть притворился любящим мужем. Пока родители здесь.
- Не могу,- сказал Андрей и улыбнулся матери, задумчиво поглядывающую на не-го.- Ромка, сегодня такое случилось, ты даже не представляешь!
- Что?
Андрей вздохнул и неуверенно посмотрел на него. Рассказать или нет? Да и об-становка не подходящая. И он, если честно, еще не готов вот так прямо сказать это, да ещё Ромке Малиновскому, который тут же начнёт его подкалывать.
- Очень важное для меня,- туманно ответил Жданов и улыбнулся.
Рома посмотрел на друга и покачал головой.
- Не нравится мне твоё настроение. Пушкарёва пагубно на тебя влияет.
- Что ты говоришь?- искренне возмутился Андрей.
- Правду. Раньше тебе так крышу из-за бабы не сносило.
Андрей обиделся.
- Ты ничего не понимаешь, Малиновский. И она не баба, она самая лучшая…
- Вот-вот. По-моему, ты заигрался, Жданчик!
- Я не заигрался,- буркнул он себе под нос.- Я люблю.
Но Рома этого не расслышал.

3.

Андрей едва дождался, когда демонстрация новой коллекции закончится. Тут же сорвался с места, предварительно скомкано извинившись перед всеми за заня-тость, и ринулся в кабинет.
Распахнул дверь в каморку и только когда увидел Катю, смог вздохнуть полной грудью. Она сидела за столом, вся такая занятая, пальчики проворно бегали по клавиатуре, и даже хмурилась немного.
Андрей улыбнулся и подошёл к столу.
Катя подняла на него взгляд, но почему-то не улыбнулась в ответ, просто посмот-рела, даже с какой-то тревогой.
Он взял её за руку и потянул к себе, наверх. Она поднялась и Андрей, наконец, обнял её.
- Я люблю тебя,- сказал он. Теперь ему хотелось говорить это постоянно, не бо-ясь, не стыдясь, чтобы она знала и никогда не забывала.
Катя вздохнула и прижалась к нему.
- Нам надо быть осторожнее, Андрюш,- всё-таки взяла верх женская обстоятель-ность.
- Я не хочу быть осторожным,- по-детски проговорил он.
- Андрей…
Он даже застонал.
- Я всё знаю, милая. Я всё помню. Но… ты должна меня понять. Для меня это в первый раз. Ты самое важное, что у меня есть. И всё, чего я сейчас хочу, это лю-бить тебя. Ведь ты же меня любишь? Любишь?
Она даже засмеялась.
- Люблю,- и погладила его по щеке.- Я тебя люблю, Жданов.
- Вот видишь? Значит, все в порядке. Значит, всё будет хорошо.
Если не брать во внимание то, что я выхожу замуж через 20 дней!
- Иногда ты говоришь такое, что меня пугает,- сказала она.
- И чем я тебя пугаю?- удивился Жданов.
- Всеми этими разговорами… о любви. Ты так говоришь об этом…
- Как?- он никак не мог понять, о чём она.
- Андрей,- Катя с трудом подбирала слова,- у тебя было столько женщин и… Ки-ра. Неужели ты никогда не влюблялся?
Жданов лишь снисходительно улыбнулся.
- А я не влюблён в тебя, Кать. Я тебя люблю. Как оказалось, это разные вещи. А влюблялся я сотни раз и так часто, что уставал от этого.
- А Кира?
Андрей задумался, а потом сказал:
- В самом начале, когда мы начали встречаться, была какая-то новизна ощущений, но всё быстро прошло. Она сама это убила. Тут же начала планировать свадьбу и контролировать каждый мой шаг. Я сразу стал обязан и должен, понимаешь?
Она едва заметно кивнула. Наверное, понимает.
- А ты… ты другое.- Андрей с любовью посмотрел на неё и провёл большим пальцем от её скулы вниз к подбородку, потом обвёл контур губ. Не выдержал и поцеловал.- Моя любимая девочка. И я никому тебя не отдам.
- Откуда ты знаешь?
- Что?
- Что я другое?- она смотрела на него очень серьёзно, и от этого у Андрея сильно колотилось сердце.
- Я чувствую,- просто ответил он.- Знаю. Ты мне веришь?
Катя посмотрела ему в глаза и кивнула. Она верила ему. Верила, как никогда и никому. Он так смотрел на нее, что просто не мог в этот момент врать.
- Я тебе верю,- прошептала она и поцеловала его.
Лицо Андрея осветилось счастливой улыбкой.
- Родители скоро уедут, и можно будет куда-нибудь сбежать, да?
- Если хочешь.
- Ещё как хочу. Я очень соскучился, малышка.
Он притянул её к себе поближе и начал целовать, со всей страстью и теряя голову.
- Андрюш, Андрюш, не увлекайся,- прошептала она ему в губы, но он словно и не слышал.
- Надеюсь, ты выкинула уже это дурацкое платье?
Ответить она не успела. В кабинет кто-то вошел, и Катя поспешно оттолкнула его от себя. Упала на стул и начала лихорадочно приводить в порядок свою одежду.
Андрей с трудом перевёл дыхание и помотал головой, чтобы придти в себя.
Ещё через секунду в дверях каморки показался Пал Олегыч, окинул вниматель-ным взглядом сына и его секретаршу и слегка нахмурился.
- Вот вы где…
Катя покраснела под его взглядом, хорошо хоть в её кабинете освещение было не очень ярким и это было не так заметно. Ей казалось, что отец Андрея всё понял.
Господи, как же стыдно-то!
- Папа,- голос Андрея звучал хрипло, и он кашлянул в кулак.
Катя поняла, что спасать положение придётся ей. Она посмотрела на Жданова-старшего и как можно более спокойно проговорила:
- Я уже готовлю отчет, который вы просили, Пал Олегыч. Мы вот с Андреем Па-лычем сейчас обсуждаем как раз…
Андрей посмотрел на неё немного удивлённо, потом кивнул, соглашаясь.
- Да, пап, завтра будет готов.
Пал Олегыч с минуту смотрел на них, потом тоже кивнул.
- Что ж, похвальное рвение.
Но напряжение не спадало, чувствовалось в каждом жесте, в каждом взгляде…
Когда зазвонил телефон, Катя с Андреем вздрогнули, и Пушкарёва поспешила взять трубку.
- Компания «Зималетто», приёмная президента.- И испуганно,- Миша?
Андрей тут же потемнел лицом и едва сумел сдержать негодующий вопль.
Пал Олегыч посмотрел на Катю, потом на сына и поманил его рукой.
- Пойдём к тебе, не будем мешать.
Андрею не хотелось уходить. Если бы отца здесь не было, он бы даже не позво-лил Кате снять трубку. А если бы сняла, то он бы сам поговорил с этим поварён-ком! И как бы он с ним поговорил!
Но отец был здесь и на Кате, в данный момент, лица не было. Она не знала, куда деть глаза и что говорить.
И он вышел, но дверь нарочно не закрыл.
Он за всем следит!
Пал Олегыч присел на любимое кресло Малиновского и серьёзно посмотрел на сына.
- Андрей, что происходит?
- А что происходит, пап?- а сам прислушивался к тому, что говорила Катя.
- Это я тебя хочу спросить! Я сразу заметил, что ты какой-то странный. У тебя что-то случилось?
- Нет, папа.
- Да, Миш, всё в порядке. Да, померила.
Андрей скрипнул зубами и кинул в сторону каморки неприязненный взгляд.
Пал Олегыч помолчал, наблюдая за его поведением, и решил сменить тему и по-говорить о работе.
- Новая коллекция впечатляет. Думаю, это будет прорыв. Хотя, обошлась она до-рого, я уже успел мельком просмотреть финансовый отчёт. Мы потянем?
- Да, платье красивое. Честно. Ничего я менять не буду.
- Андрей, ты слышишь?
- Да, пап. У меня всё в порядке,- рассеянно проговорил Жданов-младший, при-слушиваясь к Катиному голосу. А когда она сказала, что платье красивое, он не выдержал, подошёл и закрыл дверь каморки. Вздохнул и только после этого обернулся к отцу. Натолкнулся на его осуждающий взгляд и смутился.
- Значит, объяснять ты ничего не хочешь. Из-за чего ты такой. Или из-за кого.
Андрей отвёл глаза и помотал головой.
- Пап, я…
- Кира, они здесь!
Маргарита Рудольфовна ворвалась в кабинет, радостная и довольная, а за ней во-шла Кира.
- Мы с Кирюшей сейчас поговорили и решили, что сегодня мы все отравимся на дачу! Там сейчас хорошо, свежий воздух…
- Сегодня?- вырвалось у Андрея немного испуганно.
Все посмотрели на него, а Кира невесело усмехнулась.
- А в чём дело, Андрюш? У тебя планы на этот вечер?
Андрей в раздражении посмотрел на жену, но заставил себя улыбнуться. Но про-ницательный взгляд отца просто просвечивал его насквозь.
- Андрюша, ты что, против?- удивилась Маргарита Рудольфовна.
И он спасовал. Все смотрели на него, и он не смог сказать «нет».
- Конечно, я не против, мама. Если вы хотите…
Все романтические планы, которые они строили с Катей на этот вечер, летят к чёрту!
И это в такой день!

4.

- Я что-нибудь придумаю,- вздохнул Андрей и прижался щекой к Катиному пле-чу.
Она сидела у него на коленях и нежно теребила его волосы. Он был расстроен, а она, наоборот, в данный момент ощущала неожиданное умиротворение.
Юлиана Виноградова опять вошла в каморку и возмущённо посмотрела на Жда-нова. Она уже минут 15 ходила между кабинетом и каморкой Кати и вполголоса возмущалась их неосторожным поведением. Катя с Андреем мало обращали на неё внимания, сидели, обнявшись, и о чём-то тихо переговаривались.
- Он придумает!- воскликнула Юлиана и всплеснула руками.- Что ты ещё собира-ешься придумать?
- Что-нибудь. И не поеду.
Катя улыбнулась и поцеловала его.
Юлиана только головой покачала.
- Вы оба – оба! – спятили! Других слов у меня нет!
- У меня есть,- успокоил её Андрей.
- Кто бы сомневался! Я чуть не умерла, когда вошла в мастерскую Милко и уви-дела, как он стягивает с тебя СВАДЕБНОЕ платье! С определённой целью!
- С какой целью!- возмущённо вскричал Жданов, а потом не выдержал и засмеял-ся.
- Было, было!- тоже засмеялась Катя, подтверждая, слова Юлианы.
- Не смешно! А если бы кто-нибудь другой вошёл?
Андрей выразительно посмотрел на источник раздражения и поморщился.
- Юлиана, тебя Сашка нигде не ждёт?
- Не ждёт,- отрезала она, а Жданов заметно загрустил.
- Ты должен ехать,- вдруг сказала Катя.
- Что?- удивился он.
- Андрюш, ты давно не видел родителей, они соскучились. Они же не виноваты… Поезжай.
- Думаешь?
- Конечно. И все будут довольны.
- А ты?
- А что я? Я буду дома.
- Дома?- подозрительно прищурился Андрей.
- Я буду дома.
- Я позвоню и проверю,- после паузы сказал он.
- Позвони и проверь.
- Целый вечер пропадает,- простонал Жданов, а Юлиана закатила глаза и взмах-нула рукой. Андрей покосился на неё.- Юлиана!
Виноградова вздохнула и подхватила сумку.
- Ухожу, ухожу! Но я вас очень прошу… не забывайте двери закрывать!
Напоследок она обернулась, но они её уже не замечали. Вовсю целовались.
Юлиана задумчиво посмотрела на них пару лишних секунд. Всё-таки любовь – это болезнь, от которой люди заметно глупеют.
Нужно срочно присмотреться к Воропаеву!

Глава 22.

1.

Андрей вышел из машины и с хрустом потянулся. Потом огляделся.
Как давно он здесь не был! Всё здесь напоминало детство.
И высокие заснеженные сосны за забором, и дом, похожий на деревянную избуш-ку из сказки. Даже качели были на месте. Ничего не менялось.
А воздух был такой, что голова кружилась от такого обилия кислорода.
Уже стемнело, и снег искрил в свете фар, и от этого ощущения становились со-всем волшебными.
Дача была совместным имуществом Ждановых и Воропаевых. Они всегда отды-хали здесь все вместе, большой дружной семьёй. Сколько радости было в этом доме, сколько смеха. Дети бегали по дому, на кухне готовились разные вкусности, все смеялись. А потом всё кончилось. Когда погибли Воропаевы. И смех пропал, и дети повзрослели, и дом со временем опустел. Всем стало некогда приезжать сюда. Загрызли будни и дела. И сейчас… сейчас Андрею казалось, что он вдруг вернулся в то далёкое счастливое детство. Вон даже Кира здесь.
Вот только всё изменилось, и обратно уже ничего не вернёшь.
Надо сюда Катьку привезти, вдруг подумал Андрей, с удовольствием осматривая знакомые места. А то она в последнее время совсем заработалась, даже не отды-хает.
- Андрей!
Он обернулся и посмотрел на мать, выходящую из отцовской машины.
- Красиво здесь, да?
- Да, мамуль. Я только сейчас понял, насколько скучал по этому дому.
- Конечно, скучал. Мы так любили приезжать сюда…- голос матери дрогнул, и Андрей сочувственно посмотрел на неё и приобнял за плечи.
- Марго, не надо слёз,- Пал Олегыч подошёл к ним сзади.- Мы же приехали.
- Качели ещё не упали,- удивлённо воскликнула Кира.
- А с чего им падать?
- Мы здесь год не были!
- Пойдёмте в дом,- сказал Жданов-старший.- Сейчас замёрзнете, пойдёмте!
В доме было холодно, и Андрей сразу принялся растапливать камин. Кира с Мар-гаритой отправились хлопотать на кухню, а Пал Олегыч присел на диван в гости-ной и вздохнул. Андрей обернулся на него.
- Устал, пап?
Тот пожал плечами.
- Есть немного. Перелёт, да и возраст, чёрт бы его побрал!
- Ну что ты, папа?
- Всё то, сын. Года своё берут. И из-за этого всё больше беспокойства.
Андрей нахмурился.
- У тебя что-то болит?
- Ты моя боль, при чём ноющая!
Андрей поморщился.
- Папа!
- Что? Думаешь, я не вижу ничего?
- Зачем ты?
Пал Олегыч лишь отмахнулся.
- И когда ты только успокоишься? Пора бы уже. Ну, скажи мне, чего тебе не хва-тает? Всё у тебя есть. И жена-красавица, и дело любимое, и успех. Что ещё?
Андрей подбросил в огонь ещё одно полено, поднялся и отряхнул джинсы от ще-пок. Потом вздохнул, и устало посмотрел на отца.
- Жизни мне не хватает, пап.
Пал Олегыч взглянул на него раздражённо и непонимающе, хотел что-то отве-тить, но вошла Кира. Улыбнулась, и Андрей вдруг поймал себя на мысли, что она улыбается впервые за долгое время.
- Я была наверху, там всё в порядке. Даже убираться не надо, только пыль проте-реть.
- Вот и отлично,- отозвался Жданов-старший.
- Андрюш, ты переодеваться будешь?
Он покачал головой.
- Тогда накрывайте на стол, скоро ужинать будем.
Андрей проводил жену долгим взглядом, потом стал неспеша расставлять тарел-ки. Он спиной чувствовал тяжёлый взгляд отца и уже жалел, что поддержал этот разговор. Понимал, что отец теперь не успокоится, пока всё из него не вытянет. Но ведь когда-то рассказать всё равно надо будет. Жить так дальше нельзя. Так почему не сегодня?
- И что же тебе в  твоей жизни не хватает?- наконец услышал он вопрос.
Андрей посмотрел на него через плечо, поставил последнюю тарелку и начал рас-ставлять бокалы.
- Самой банальной вещи, пап. Ощущения самой жизни.
- А ты, как я посмотрю, становишься философом.
- Да при чём здесь это?- вырвалось у Андрея.- Я ведь не живу, понимаешь? Я вы-полняю свой долг, как солдат срочной службы. Потому-что надо.
- Ты не кричи,- цыкнул на него отец.- Не хватало только, чтобы мать с Кирой сей-час всё это услышали! Все эти глупости, Андрей, присущи подросткам пятнадца-тилетним. А ты взрослый мужчина, уже надо отвечать за свои слова.
- А я и отвечу.
Пал Олегыч сокрушённо покачал головой.
- Совсем ты с ума сошёл! Хоть бы Киру пожалел, мало ей от тебя досталось?
Андрей до боли сжал зубы, но заставил себя продолжить начатое дело. При чём делал это крайне осторожно, во-первых, потому-что руки немного тряслись от пе-ренапряжения, а во-вторых, чтобы хоть чем-то себя занять и подольше растянуть процесс.
- Так будет лучше, папа. И в первую очередь ей.
Пал Олегыч замер на пару секунд, а потом неверяще посмотрел на сына.
- Ты, что же, о разводе говоришь? Вот что ты для себя решил, да?
- Папа, послушай…
- Нет, это ты меня послушай! Если ты думаешь, что я буду спокойно сидеть и смотреть на всё это, ты ошибаешься! Хватит уже быть эгоистом! Кира просто не переживёт этого! Ты и так ничего не сделал для этого брака, ни для вашей семьи, ни для неё, а теперь хочешь просто уйти и сделать вид, что так и надо?.. Нет уж!
Андрей вдруг обернулся от стола, и смело посмотрел прямо на отца.
- И что ты сделаешь?
Пал Олегыч растерялся.
- Что, пап? В угол меня поставишь?
- Не смей так со мной разговаривать!
Андрей спасовал и опустил глаза. Ему даже стало стыдно за свой выпад. Это же его отец!
- Прости.
- Ты не у меня прощения просить должен, а у Киры. Она всё тебе прощает, а ты этого даже оценить не можешь! Бедная девочка!
Бедная девочка, повторил про себя Жданов-младший и опять отвернулся. Но ведь когда-то ей должно надоесть быть «бедной девочкой»?

2.

Ужин стал для него просто пыткой. Мать с Кирой болтали, смеялись, всеми прав-дами и неправдами пытаясь разрядить обстановку, отец сверлил его непонимаю-щим взглядом,  а Андрей даже глаз от тарелки не поднимал.
Разговор с отцом внёс в его душу сумбур, он не ожидал такого решительного от-пора и непонимания, и это сбило его с толку. Запутало мысли, и смелости в нём заметно поубавилось. Он надеялся, что хоть отец будет на его стороне, пусть и не сразу, но поймёт.
Сейчас ему хотелось только одного, позвонить Кате, телефон в кармане прямо обжигал, так хотелось им поскорее воспользоваться. А ещё лучше сесть в машину и вернуться в город. Забраться по пожарной лестнице к ней в комнату и хоть до утра забыться рядом с ней, набраться сил, чтобы можно было бороться дальше.
- Как всё-таки хорошо, что мы сюда приехали,- сказала Маргарита и погладила сына по голове. Он поднял глаза от тарелки и через силу улыбнулся.
- Надо нам опять выезжать сюда на выходные,- подхватила Кира.- Чтобы все приехали. И Саша, и Кристина, и мы. Вот тогда будет весело, как раньше.
- Да уж,- мрачно буркнул Андрей,- вот тогда мы похохочем!
- Андрей!
Он деликатно смолчал. Если бы рот открыл – на скандал бы нарвался точно.
Кира смотрела на него в упор некоторое время, потом встала и сказала, что пой-дет, поставит чайник.
Пошла на истерику настраиваться, уныло подумал Андрей и принялся вяло ковы-рять вилкой салат.
- Ребёнка вам надо,- вдруг сказала Маргарита Рудольфовна.- Вот всё и наладится.
Андрей вздрогнул всем телом и поднял на родителей полные ужаса глаза.
- Она беременна?- тихо, запинаясь, спросил он.
А Маргарита всплеснула руками и беспомощно посмотрела на хмурого мужа.
- Да что же это! Андрей, так нельзя, что ты говоришь?
Пал Олегыч ничего не сказал, только со стуком поставил бокал с вином на стол и посмотрел на сына очень выразительно.
Андрей тут же застыдился, но особой вины за собой не чувствовал.  Когда мама сказала ему о ребёнке, у него внутри всё застыло от сковавшего его ужаса. И ко-нечно, родители не могли этого не заметить. Но… беременность Киры сейчас бы-ла бы просто  кошмаром.
Хотя, как она могла забеременеть, Жданов? Сколько ты с ней уже не спал?
Он начал понемногу успокаиваться, даже расслаблено откинулся на стуле.
- Андрей,- опять начала мать, придвинувшись к нему.- Кира мне говорила, что у вас…э-э… проблемы. Но всё можно исправить. Тебе надо лишь немного поста-раться.
- Мне надоело стараться.
Маргарита растерянно замерла и беспомощно посмотрела на мужа. Но тот лишь отмахнулся.
Когда Кира вернулась, все хранили напряжённое молчание. Она, конечно, всё по-няла, но промолчала.
А потом они пошли спать. Продолжать милую беседу ни у кого не было ни мо-ральных  сил, ни желания. Андрею хотелось поскорее лечь спать, чтобы как мож-но быстрее наступило утро и, наконец, уехать в город и увидеть Катю.
Но ему предстояло ещё одно испытание.
У Киры были собственные планы на этот вечер. Когда она вышла из ванной, у Андрея от досады зубы заныли. Приплыли…
Кира была в откровенной ночной рубашке, настолько, что прикрыть ей что-либо, было невозможно. Вошла в комнату и остановилась напротив кровати, глядя на мужа весьма  неоднозначно.
Андрей не знал, куда глаза деть.
- Андрюша,- Кира присела на постель и потянулась к нему.- Давай поговорим.
- О чём?
- О нас. Я хочу с тобой помириться. Я, наверное, что-то сделала не так. Ты прости меня, ладно?
Жданову самому было противно за то, что она так унижается. Не понимал, зачем всё это. Неужели она сама не понимает, насколько это всё бесполезно?
- Кира, ты ни в чём передо мной не виновата. Скорее наоборот.- А сам старался незаметно отодвинуть её от себя.
- Тогда давай просто забудем обо всём и помиримся.
Он вздохнул. Жена была настроена весьма решительно и просто разговором по душам сегодня явно не удовлетворится. И что будешь делать, Жданов?
Кира уже целовала его, действовала довольно уверенно, и Андрей совсем расте-рялся. Что делать? Вот так просто оттолкнуть? Даже он понимал, что в этот мо-мент почувствует Кира, но…
Он с трудом заставил себя ответить на поцелуй. Целовался со своей женой, а ду-мал о другой женщине. Думал о том, где она, что делает, вспоминает ли о нём в данный момент. А вдруг и правда вспоминает, а он ей… изменяет. Раньше он из-за этого никогда не заморачивался. Им с Кирой всегда удавалось помириться че-рез постель. И многие проблемы сразу отходили на второй план, а сейчас не по-лучалось. Ему всё время казалось, что вот сейчас он откроет глаза и увидит Катю. Открывал и видел Киру, и его словно холодной водой изнутри окатывало. И всё было не так, всё не то. Не те поцелуи, не те руки его обнимали и не так. Да что же это за наваждение такое? Всё-таки Малиновский прав и Катька его просто окол-довала. Подумать только, он уже больше ни на кого реагировать не может, Пуш-карёву ему подавай! И что самое удивительное, это то, что ему это нравится!
- Андрей, ну я не могу так!- почти со слезами воскликнула Кира и оттолкнула его.- О чём можно думать в такой момент?
Он не ответил. Отвернулся и вздохнул.
Она всё поняла. Со злостью швырнула в него подушку, вскочила и убежала в ван-ную.
Андрей сел на постели, устало потёр лицо руками и неожиданно тихо рассмеялся, качая головой.
Докатился, Жданов. Так ты скоро верным мужем станешь.
При условии, что у тебя жена другая будет.

3.

Кира долго плакала в ванной и Андрею было её жаль. Она, наверное, ждала, что он придёт, попросит прощения, а он не пошёл. Не пошёл сознательно, потому-что был уверен, что только усугубит этим ситуацию. Он надеялся, что вот сегодня она, наконец, поймёт, что уже ничего не вернуть. Что это конец, а не просто оче-редная ссора. Их непонимание уже достигло верхней точки и обратной дороги нет. Дальше только сплошное мучение и издевательство друг над другом.
Он очень надеялся, что она это поймёт.
Когда она вернулась в постель, Андрей сделал вид, что спит. Чтобы не смущать ни её, ни себя. К чему лишние разговоры?
И самому хотелось бы заснуть, чтобы отгородиться хоть этим от семейных про-блем, но никак не получалось. Через некоторое время ему показалось, что Кира всё-таки заснула, и он перевернулся на спину и стал смотреть в тёмный потолок. Лежал долго и в какой-то момент понял, что если не услышит Катин голос, не сможет уснуть до самого утра.
Некоторое время не мог решиться встать, всё прислушивался к Кириному дыха-нию, а потом всё же откинул одеяло  и осторожно поднялся. Замер на секунду, ко-гда жена заворочалась, а потом подхватил с тумбочки телефон и вышел из спаль-ни.
В доме было тихо, темно и он почти наощупь спустился вниз, в гостиную и по-дошёл к окну. За окном в свете луны искрился снег, и высокие сосны казались чем-то нереальным. Великанами из сказки.
Катьке бы понравилось, с удовольствием подумал Андрей и начал нетерпеливо набирать номер. От нетерпения дрожали руки, и слышался только стук собствен-ного сердца в спящей тишине дома.
Она долго не отвечала, он уже начал нервничать, а потом услышал её сонный го-лос, и от сердца отлегло.
- Я слушаю…
- Привет.
- Андрей, что-то случилось?- сразу забеспокоилась Катя, и весь сон из голоса пропал.
- Ничего не случилось. Просто понял, что если с тобой не поговорю – не усну. Прости, родная, я тебя разбудил.
- Всё в порядке… Андрюш, ты поругался с родителями, да?
- Да ни с кем я не ругался, правда. Просто… я тебя люблю, слышишь?
- Слышу.
- И?- нетерпеливо подтолкнул он её.
Катя тихо рассмеялась.
- Я тоже тебя люблю.
- Вот,- он успокоился и вздохнул.- Чем ты сегодня занималась?
- Ничем, дома была. Хоть родители довольны. Давно я целый вечер дома не про-водила.
Андрей помолчал немного, потом спросил:
- Приходил?
- Андрей…
- Я просто хочу знать, вот и всё.
- Не приходил.
- Врёшь.
- Нет. Андрей, он уехал на пару дней в Питер.
Почему это его так разозлило, Жданов сам не знал. Вроде радоваться надо, а он наоборот, взбесился. То ли оттого, что она сказала это так естественно, то ли из-за того, что Борщёв всё-таки вернётся.
А вот было бы здорово, если бы он в Питере остался! Встретил там какую-нибудь – и остался!
Мечты, мечты…
- Значит, у нас есть пара дней,- как можно спокойнее сказал он.
- Значит, да. И мне очень бы хотелось, чтобы мы провели их спокойно. Давай не будем ругаться.
- А кто ругается?
- Ты навзводе, я же чувствую.
- Я спокоен. Вот увидишь, завтра я приеду – и ты в этом убедишься. Я совершен-но спокоен. А теперь ложись спать. Я не должен был тебя будить, но… Я так со-скучился, даже сердце ноет.
- Я тоже соскучилась, Андрюш.
- Спокойной ночи, зай. Пусть тебе ангелы приснятся.
- Лучше пусть мне ты приснишься,- засмеялась Катя.
Андрей улыбнулся.
- Хорошо, пусть я. А мне ты, в этом уж я  уверен. Мне расскажешь завтра.
- Обязательно.
Он ещё что-то ласково шептал ей, а потом выключил телефон. И вздохнул, почув-ствовав долгожданное облегчение.
- И кто она?
Спокойный, даже холодный голос отца уничтожил всё спокойствие в его душе и Андрей испуганно вздрогнул. Резко обернулся и начал вглядываться в темноту.
Пал Олегыч стоял наверху лестницы, в темноте виделся только его силуэт, но Ан-дрей представлял, какое у него сейчас было лицо. Хмурое и брови грозно сдвину-ты. В детстве он безумно боялся вызвать гнев отца.
Да и сейчас…
- Папа, ты чего не спишь?
- А ты?
Пал Олегыч неспеша спустился в низ и подошёл к сыну. Во всей его позе угады-валось напряжение и настороженность. Что-то он сейчас услышит…
- Я позвонить вышел.
- Я слышал… Андрей, что ты творишь? Из-за какой-то интрижки ты рушишь свой брак!
Андрей заметно поморщился.
- Папа, нет никакого брака. И не было никогда. Фарс сплошной.
- И ты решил это исправить, да? Бросив жену ради какой-то…- Пал Олегыч попы-тался найти подходящее слово.
- Папа! Как ты можешь? Ты же всегда учил меня, что нельзя наговаривать на че-ловека! Тем более на незнакомого!
- А что я ещё могу подумать? Что можно подумать о женщине, которая разбивает чужую семью?
- Ничего она не разбивает! Потому-что нечего разбивать!- Андрей помолчал не-много, потом тихо проговорил.- Я люблю её, папа. Правда.
- Ой, брось, Андрей!- Пал Олегыч нелепо взмахнул руками.- Сколько раз уже та-кое было? Люблю!.. Ты бы хоть раз серьёзно отнёсся к этим словам!
- А я и отнёсся, пап. В этот раз. Я встретил женщину, которую люблю. Действи-тельно, люблю. И я пойду на все, чтобы она была со мной. И не позволю никому её у меня отнять. Не будет этого.
- И ради этой женщины ты готов испортить себе жизнь?
- Что ты имеешь в виду?- насторожился Андрей.
- Ты меня понял! Ты ведь всё готов ради неё бросить, я правильно понял?
Андрей замер на мгновение. Вот ты и получил удар под дых, Жданов, от собст-венного отца!
- Ты правильно понял, папа,- едва выговорил он.- И если ты говоришь о «Зима-летто»…
- Андрей,- перебил его Пал Олегыч,- ты заходишь слишком далеко! Ради женщи-ны ставить под удар дело семьи!.. У меня нет слов!
- Это ты сказал, а не я. Папа, ты просто не представляешь какая она… Она про-сто…
- Прекрати! У меня  в голове всё это не укладывается! И Кира… Как ты можешь так с ней поступать? И после этого ты ждёшь от нас с матерью поддержки?
Андрей не ответил.
Пал Олегыч ещё постоял, молча посмотрел на сына, а потом махнул рукой, раз-вернулся и начал медленно подниматься по лестнице.
Андрей смотрел ему вслед с тяжёлым сердцем.
Вот ты попал, Жданов!

0

13

Глава 23.

1.

Утром Кира отказалась с ним разговаривать. Андрей не спорил и не просил про-щения. Принимал её немые упрёки и молчал. Сказать ему было нечего. Если только оправдываться. А оправдываться он не хотел.
Когда они вышли из лифта, первой, кого он увидел, была Катя. Она стояла у ре-сепшена и о  чём-то неспешно беседовала с Тропинкиной.
Андрей с Кирой вышли из лифта, и Жданов почувствовал, как внутри у него всё сжалось. Всё-таки от радости, решил он. От радости, что он, наконец, видит её. Просто видит.
Катя обернулась, посмотрела на них и испуганно замерла. У них были такие ли-ца…
Кира молча прошла мимо всех, ни на кого не взглянув. Катя проводила её напря-жённым взглядом, потом посмотрела на Андрея.  А он в ответ лишь ещё больше нахмурился и сказал:
- Кать… Катерина Валерьевна, вернитесь в кабинет. Вы мне срочно нужны.
Маша выразительно посмотрела ему вслед, а потом на Катю.
- Опять поцапались,- зловещим шёпотом предположила она.
Но Катя лишь отмахнулась и кинулась вслед за Андреем.
Но догнать его так и не сумела, видимо он пронёсся по коридорам с такой скоро-стью, что гнаться было бессмысленно. И это тревожило.
Только приблизившись к приёмной, она уже услышала его крик. Он громко и зло отчитывал Клочкову за очередной проступок. Делал это с упоением, просто чтобы сорвать на ком-то зло.
- Уволю! К чертям собачьим!- орал Жданов и разве что ногами не сучил.
Вика, кажется, даже ростом меньше стала. Перепугано смотрела на начальника, и только воздух ртом хватала.
- Что случилось?- спросила Катя, а Андрей обернулся и наградил её бешеным взглядом. Но быстро взял себя в руки и взгляд заметно смягчился.
- Ничего. Пойдём в кабинет.
Катя была в полной растерянности, посмотрела на Клочкову, но объясняться с ней у неё желания не было, и она поспешила за Ждановым.
- Андрей, что случилось?
Андрей тяжёлой поступью прошёл к своему столу, снял пальто и почти швырнул на своё кресло.
Катя всерьёз забеспокоилась.
- Андрюш, не молчи! Что случилось?
Он обернулся и заставил себя улыбнуться. Попытка была более чем неудачная.
- Ты всё-таки поругался с родителями,- обречённо вздохнула Пушкарёва.
- Да ни с кем я не ругался!- не сдержал раздражённого крика Андрей.
Катя подошла к нему и попыталась обнять. Он зло отталкивал её руки, а потом сдался и позволил себя обнять.
- Тяжёлый был вечер,- тихо проговорил он.- Очень тяжёлый.
- Нельзя так, Андрей. Все заметили, в каком ты состоянии приехал.
- Плевать… Кать, давай уедем куда-нибудь. Сейчас.
- Андрей…
- Кать, мне надо.
- Пал Олегыч мне звонил утром, сказал, что скоро приедет. Мы не можем уехать.
- Чёрт! Я с ума сойду скоро!
- Успокойся,- она погладила его по груди, потом отошла и повесила пальто на ве-шалку.- Если ты так будешь себя вести, то ничего хорошего из этого не выйдет. Мы закончим все дела, и уедем. Хорошо?
Андрей вздохнул, но кивнул. Что ему ещё оставалось?
- Кать, ты меня любишь?
Она обернулась и посмотрела на него.
- Жданов, что за настроение?
- Я просто спросил.
- Ты же знаешь. Люблю. А теперь давай успокаивайся и иди, встречай отца.
- Как у тебя всё просто!
Вот кого-кого, а отца видеть сейчас совсем не хотелось.
Андрей последил за Катей взглядом, как она вешала его пальто, потом начала пе-ребирать какие-то бумаги у него на столе, и уже через секунду был рядом с ней, сжал в объятиях и закрыл ей рот поцелуем.
- Люблю,- выдохнул он, властно и уверенно пресекая любую её попытку вырвать-ся.- Помни об этом всегда.
Катя сделала судорожный вдох, когда он на несколько  секунд ослабил хватку, а потом расслабилась в его руках, сдаваясь на милость победителя.

2.

- Екатерина  Валерьевна, надеюсь, вы с Андреем понимаете, что делаете.- Жда-нов-старший снял очки и внимательно посмотрел на сына и его помощницу.
- Пал Олегыч,- Катя вздохнула и быстро посмотрела на мрачного Андрея. Они уже почти полчаса сидели в президентском кабинете и обсуждали один и тот же вопрос. При чём вопрос, как казалось Кате, давно решённый, и к чему был весь этот неожиданно возникший разговор, она не понимала.- Мы всё просчитали. Мы вполне уложимся в бюджет.
- Уложитесь?- Брови Пал Олегыча взлетели вверх.- Зачем же тогда брать кредит? Я не думаю, что этот риск оправдан. Зачем замахиваться на то, чего мы ещё не можем себе позволить?
- Папа, ради Бога!- вскричал Андрей.- Как будто мы раньше никогда не брали кредитов!
- Раньше мы были уверены, что сможем их отдать. А сейчас я не уверен. Эта кол-лекция выходит за рамки того, к чему мы привыкли. Вы уверены, что она окупит-ся?
Катя переводила удивлённый взгляд с отца на сына и никак не могла понять, что же происходит. Раньше Пал Олегыч никогда не вмешивался в их планы, лишь проверял отчеты, а сейчас неожиданно решил сменить тактику. И Андрею это яв-но не нравилось.
Или он знал что-то такое, о чём ей рассказать не счёл нужным?
Да что же происходит?
- Она окупится,- довольно холодно проговорил Андрей и стал смотреть в окно. Просто чтобы случайно не встретиться взглядом с Катей.
У него внутри сейчас бушевала такая буря… Он никак не ожидал, что отец смо-жет так поступить с ним. А всё же приехал в «Зималетто» и начал придираться ко всему. Только для того, чтобы показать ему, Андрею, кто здесь главный.
Что же ты делаешь, папа? Не ожидал я от тебя такого…
А ещё он боялся, что Катя догадается, что происходит. Если она узнает… он даже боялся представить её реакцию и то, на что она может решиться. Зная, её обост-рённое чувство долга и страх не угодить хоть кому-нибудь.
- Ну-ну,- скептически усмехнувшись, протянул Пал Олегыч.- Я в эту вашу затею не верю, но  будем надеяться, что вы не ошибаетесь. Иначе…
-  Пал Олегыч…- у Кати даже дыхание немного сбилось,- но ведь ещё вчера вы говорили совсем другое. Вы были с нами согласны и говорили, что риск оправдан.
- Екатерина Валерьевна, вы что-то путаете. Не мог я такого сказать. Я надеялся, что риск оправдан, но не более того…
Катя в растерянности замолчала и опять посмотрела на Андрея. Тот крутил в ру-ках ручку и думал о чём-то другом. Хмурился и ни на кого не смотрел.
Пушкарёва помолчала, потом вздохнула и как можно решительнее проговорила:
- Я ещё раз всё пересчитаю и представлю вам новый отчёт, чтобы вас успокоить. Вот увидите, вы прочитаете и…
- Хорошо,- вдруг слишком громко сказал Жданов-старший, бросил на сына ещё один выразительный взгляд и поднялся.- Готовьте отчёт. Я с удовольствием про-читаю, и может, действительно, успокоюсь.
Андрей, наконец, оторвался от своих мыслей и посмотрел на отца, но взгляд был очень напряжённый. Катя даже поёжилась, потом поспешно поднялась. Ей поче-му-то показалось, что их обязательно надо оставить вдвоём.
- Я… пойду к себе.
Андрей посмотрел на неё и едва заметно кивнул.
Она ушла, а они продолжали молчать. Даже неловкость ощущалась.
- Папа,- проговорил Андрей через минуту,- я не думал, что ты решишься на это.
- Андрей, ты слишком остро всё воспринимаешь,- покачал головой отец.- Это все-го лишь бизнес, и мой интерес и беспокойство обоснованы.
Андрей лишь жёстко усмехнулся.
- Что-то раньше твоё беспокойство не было настолько ярко-выраженным. И что вдруг случилось?- его голос был пропитан сарказмом.
- Ты не забывайся,- оборвал его отец.- Ты таким тоном с Романом Дмитричем раз-говаривать будешь, а не со мной. Я пока ещё главный акционер и буду интересо-ваться делами компании, тогда, когда я захочу.  А не когда тебе удобно.
Андрей заставил себя подавить раздражение.
- Как скажешь, папа.
Когда отец ушёл, в дверях каморки показалась Катя и с тревогой посмотрела на него. Андрей взглянул на нее, но тут же отвёл взгляд. Настроение было ни к чёр-ту.
- Андрюш, что происходит?- почти шёпотом спросила Катя.
Он устало вздохнул, а потом вдруг залихватски улыбнулся.
- А что происходит, зай? Всё в порядке.
- Как в порядке?- совсем растерялась она.- А что это сейчас было?
- Катюш, всё хорошо, не бери в голову. Просто отцу скучно, понимаешь? Захоте-лось вспомнить прошлое. Как он показы устраивал.
Катя недоверчиво посмотрела на него, но он видел, что всё же немного успокои-лась. Вот и хорошо, не зачем ей знать. Он сам всё решит.
Андрей рывком поднялся, так, что даже кресло откатилось к стене и ударилось об неё, двумя шагами преодолел расстояние до неё и обнял.
- Так, хватит хмуриться. Собирайся, поедем куда-нибудь. Хочу побыть с тобой вдвоём и ни о чём больше не думать.
Катя поневоле начала улыбаться и поправила узел его галстука.
- Хочу гулять.
- Кать, да ты что!- воскликнул Андрей и посмотрел на неё возмущённо.- Смерти моей хочешь?
- Ну, Андрюш, чуть-чуть! Я хочу гулять!
- Это что, капризы начинаются?- с удовольствием к ней присматриваясь, спросил Андрей.
- Я не капризная!- фыркнула она, а он засмеялся.
Смотрел на неё и думал, неужели он может отказаться от неё? Да ни за что! Даже ради «Зималетто»! Как он будет жить без этих глаз, без этой улыбки? Видеть её постоянно, слышать – вот это необходимость, чтобы просто жить, а всё осталь-ное… Как же это объяснить родителям?
Андрей наклонился и поцеловал её.
- Гулять, так гулять. Как хочешь, родная, так и будет. Собирайся.

3.

- Да, Саш,- Кира приложила телефон  к уху, пытаясь придержать его плечом, по-тому-что руки были заняты.- Я тебя слушаю.
- Привет, сестренка. Чем занимаешься?
- Я в магазине, решила развеяться.
- Молодец! Может, пообедаем вместе? Расскажешь мне, как вы на дачу съездили.
Кира вздохнула и поставила обратно на полку флакон новых духов.
- Нечего рассказывать, Саш. Всё ужасно.
- Прямо-таки ужасно?- якобы удивился Воропаев.
- Да. И говорить я об этом не хочу.
- Тогда не будем об этом говорить. Но пообедать с собственным братом ты мо-жешь? Я соскучился по своей сестрёнке.
Кира замялась. Ей не хотелось никого видеть. Настроение было ужасным, не хо-телось никого видеть, просто побыть одной и чтобы никто в душу не лез.
Но Саша продолжал настаивать.
- Ну, хорошо,- сдалась она.- Я сейчас в магазине, могу подъехать через полчаса.
- Вот и отлично,- обрадовался Воропаев.- Я жду тебя в «Ришелье».
Кира выключила телефон и вздохнула. Если честно, то она жалела, что согласи-лась. Надо будет разговаривать с братом, что-то ему рассказывать, улыбаться в ответ. А у неё сил совсем не было. Вчерашний вечер отнял последние.
Большего кошмара и унижения она никогда не испытывала. У неё было столько надежд и в итоге полный крах. Надеялась, что дача, общие воспоминания, семей-ная обстановка поможет им с Андреем хоть немного наладить отношения, а он шарахался от неё весь вечер. А то, что произошло в спальне, просто убило её. Жданов даже не скрывал насколько ему противно быть с ней. Он целовал её, а она каждой клеточкой  своего существа чувствовала, что делает он это через силу. За-ставляет себя целовать её, а думает совершенно о другом. И, скорее всего, о дру-гой женщине. И как можно это пережить? Как сделать вид, что всё в порядке?
Она долго пыталась ничего не замечать, но в последнее время стало просто невы-носимо! С каждым днём Андрей отдалялся от неё всё дальше и дальше, и она ни-чего не могла изменить, как ни старалась.
Очень хотелось узнать, что же так его изменило. Или кто. Не Соболева же! В это Кира никак не могла поверить. Таких, как Ирина Соболева было у него тысяча, если не больше, и ничего.
А сейчас происходило что-то такое… чего она не могла объяснить.
И не хотела. И боялась.
- Вы выбрали?
Кира от неожиданности вздрогнула и обернулась. За её спиной стояла продавщи-ца и смотрела на неё выжидательно.
- Да, вот это я возьму.- Кира протянула ей коробку с любимыми духами.
Девушка мило улыбнулась, взяла коробочку и пошла к кассе.
Кира вздохнула и немного помотала головой, желая сбросить с себя невесёлые мысли.
Где-то слышался счастливый женский смех, и Жданова позавидовала незнакомой девушке. Кому-то хорошо, кто-то счастлив…
Кира вышла из-за витрины, собираясь, направится к кассе, и тут же спряталась обратно.
У другой витрины стоял Андрей.
И не один, а рядом с девушкой. Та стояла к Кире спиной, и видеть её лицо она не могла, но что-то до боли знакомое было в этой девушке, что-то настораживаю-щее…
Андрей наклонился и быстро поцеловал её. Та  опять засмеялась и сунула ему под нос крышечку от флакона. Жданов понюхал и чихнул. Девушка опять засмеялась.
И вот тут Андрей довольно громко воскликнул:
- Кать, ну прекращай! У меня сейчас уже отёк Квинке начнётся! Давай что-нибудь купим и поедем, наконец! Я уже полмагазина перенюхал!
- Андрюш, я не могу выбрать! Вот эти или эти?
- Господи! Девушка!- крикнул он продавщицу.- Мы берём оба!- и потянул её за собой, обнимая за талию и прижимая к себе.- Пойдём!
А потом остановился, притянул её к себе за отвороты шубы и страстно поцеловал в губы.
Они целовались, а Кира стояла за витриной и смотрела на них, чувствуя, как внутри всё сковывает ледяной ужас. Осознавая, что случилось непоправимое.
Она узнала её в тот же момент, как он назвал её по имени. Она не обернулась, но Кире  этого уже и не надо было. Это была Пушкарёва. Та самая Пушкарёва, кото-рая была ей как кость в горле уже полтора года. Единственная женщина, к кото-рой Кира ревновала мужа без всяких оснований. Ревновала, как безумная. Прак-тически с первой встречи, хотя Андрей, как ей казалось, даже не смотрел в сторо-ну своей секретарши. Ревновала даже тогда, когда Пушкарёва выглядела самым ужасным образом, и после, когда та изменилась, стала присматриваться к ней  с ещё большим подозрением. И всё-таки не доглядела…
Вот так.
И теперь наблюдала из-за угла, как её муж целовался с ней в магазине, никого не стесняясь.
А она, эта гнусная притворщица, обнимала его по-хозяйски, как будто имела на него право. Но она не имела! Ведь это она, Кира, его жена! А она всего лишь сек-ретарша!
Вот только её муж прижимал к себе Пушкарёву совсем не как обычную секре-таршу.
Что-то в его судорожных объятиях говорило о том, что это не просто очередная интрижка. Что-то другое. И это очень пугало.

Глава 24.

1.

Когда Андрей приехал домой, было уже довольно поздно. Никак не мог заставить себя отвезти Катю домой, расстаться с ней. Но и не сделать этого не мог. Как ни хотел пойти против всех, чтобы всем назло, для неё, но не получалось.
Наверное, он бы и смог сейчас это сделать. Он был морально готов к этому, был готов бороться со всеми, драться за своё, но вот Катя готова не была. И это его останавливало, потому-что он прекрасно понимал, что в первую очередь всё это ударит по ней и это надо будет суметь пережить. И обдумав всё хорошенько, ре-шил сначала решить возникшую проблему с отцом. А точнее искоренить непони-мание между ними. Вот только надо придумать, что сказать. Какими словами объяснить всё?
Кира была пьяна. Андрей это понял, как только увидел её. Вроде и держалась она неплохо, видимо, пытаясь скрыть от него сей факт, но он заметил.
- Где ты был?- поинтересовалась она, и как-то странно усмехнулась.
Андрей вздохнул, посмотрел на неё без удовольствия и начал неспеша раздевать-ся.
- У меня дела были.
- Дела?- протянула она, скептически приподняв брови.
- Кира, в чём дело?- Андрей обернулся и в упор посмотрел на неё.
Жена смотрела на него некоторое время, и в её взгляде он заметил нечто такое, от чего тревожно сжалось сердце. Почувствовал опасность. Смотрела не просто раз-драженно, как смотрела обычно, а зло. Почти с ненавистью. Но потом отвела взгляд и улыбнулась.
- Ни в чём. Просто ты в последнее время домой только ночевать приходишь. И то не всегда. Мне это не нравится.
- Ты опять начинаешь,- поморщился Жданов.- У нас показ скоро, уж ты-то долж-на понимать!
- А разве не наша дорогая Катерина Валерьевна занимается показом?- не удержа-лась от язвительности Кира.
- При чём здесь Катя?
- Действительно, Катя у тебя всегда не при чём!
- Кира, я не понимаю, к чему весь этот разговор!
Андрей всерьёз обеспокоился. Но жена лишь отмахнулась.
- Ладно, ты прав. Не будем о ней.
Жданов ещё несколько секунд посверлил её настороженным взглядом, но она от-вернулась, и разговор продолжать явно не собиралась, и Андрей ушёл в ванную.
Не нравилось ему всё это.
А Кира легла на кровать, подтянула колени к груди и вытерла злые слёзы. Вот так тебе, Воропаева. Он всегда её защищал, а теперь так просто убьёт любого, кто по-смеет усомниться в святости Пушкарёвой!
А на тебя ему наплевать. Конечно, кто ты и кто она! Ты всего лишь жена!
Но она этого так не оставит. Она больше не будет бороться за Андрея Жданова, нет. Но и просто так его не отдаст.
Правильно ей сегодня Сашка за обедом сказал, пора уже и себя немного полю-бить. А все остальные подождут!

2.

Проснулась Кира в очень взбудораженном состоянии. Словно впереди был день, от которого многое зависело. Сердце колотилось в груди, и она даже представить не могла, как сегодня придёт на работу и посмотрит этой нахалке в глаза.
А она посмотрит.
Ещё не решила, выскажет ли ей всё в лицо, но посмотрит точно. Хочется ей по-нять, о чём думает Пушкарёва. Ведь она собирается замуж, Кира об этом наслы-шана.
Замуж собирается, а спит со своим начальником! Вот и всё её хвалёное воспита-ние!
И мы ещё посмотрим кто кого! Она всем покажет, кто настоящая хозяйка «Зима-летто»! А всяким там лицемерным секретаршам надо знать своё место!
Андрей уехал рано. Вскочил ни свет ни заря, и уехал. Кира не возражала, спокой-но приготовила ему завтрак и проводила до двери.
Лети, дорогой, не долго тебе осталось!
Всю дорогу до работы она думала о том, что сегодня будет. И будет ли вообще. Вдруг она струсит в последний момент?
Но судьба как-будто сама подталкивала её к очевидному решению. Выйдя из лиф-та, Кира сразу же увидела ЕЁ. Свою соперницу.  Замерла, наблюдая, как та спо-койно болтает с подругами и даже смеётся. У Киры в душе поднялась такая волна ненависти, что она даже задохнулась.
Гадкая, мерзкая дрянь!
Она стояла и смотрела на Катю, глаз отвести не могла. Даже подбежавшую по-здороваться Клочкову, едва замечала. Все её чувства и мысли сосредоточились только на неприязни к одному единственному человеку. Екатерине Пушкарёвой.
Катя в какой-то момент почувствовала этот тяжёлый взгляд и обернулась. Увиде-ла Киру и растерянно замерла. В её взгляде было столько презрения и ненависти, что Катя испугалась.
И Кира заметила этот испуг, заметила и почувствовала какую-то извращённую радость. Словно уже взяла верх над любовницей мужа. Вот сейчас, в эту минуту.
Они стояли и смотрели друг на друга, ничего не замечая вокруг. Кира не слышала ни того, что ей говорила Клочкова, ни того, как с ней здоровался женсовет, она смотрела только на Пушкарёву. А потом медленно, шаг за шагом, подошла к ней, так и не отпустив её взгляда, и дала ей звонкую пощёчину. Сильную, что даже ла-донь загорелась, а Катина голова непроизвольно откинулась назад.
Вот так, на глазах у всех. Пусть все знают, какая Пушкарёва дрянь и лицемерка! Уводит чужих мужей!
-  Кира,- Вика нетерпеливо подёргала её за рукав и Жданова вдруг очнулась от своих мыслей, шум начинающегося рабочего дня накрыл её оглушающей волной, и она вздрогнула. Пару секунд бездумно смотрела на подругу, а потом обернулась и посмотрела на Катю. Она всё так же стояла в кругу женсовета и что-то с ними обсуждала и только изредка бросала на Киру тревожные взгляды.
Киру бросило в жар. Показалось! Господи, показалось! А ладонь-то как горит, будто она и правда …
- Кира, что с тобой? Ты меня слушаешь, вообще?
Назойливость Вики сводила с ума. Кира мотнула головой и почти бегом кинулась к своему кабинету. Это до чего же так додуматься-то можно?
В следующий раз она за ней с ножом гоняться начнёт!

3.

Он набросился на неё сзади, как только она вошла в кабинет и закрыла дверь. На-бросился на неё, прижал к себе и жарко задышал у неё над ухом.
Катя засмеялась, отдаваясь его рукам.
- Ты чего так долго?- почти обиженно проговорил Андрей.- О чём можно столько времени говорить с женсоветом?
- Мы просто болтали, Андрюш.
- Болтали они,- проворчал он, стаскивая с её плеч шубу.- А я тут с ума схожу!
Шуба полетела в сторону дивана, а Катя развернулась в его руках и, наконец, по-смотрела ему в глаза.
- Привет.
Андрей улыбнулся.
- Привет, солнце. Я скучал…- и потянулся к её губам.- Я тебя люблю.
Она со всей нежностью, которая у неё была, ответила на поцелуй, а потом просто прижалась к нему и вздохнула.
- Что же нам со всем этим делать-то, Андрей?
Он не ответил. Сам не знал.
Точнее, знал, но всё это изменит их жизнь кардинальным образом и действовать надо решительно, чтобы избежать всяческих сомнений.
Просто сделать что-то такое, чтобы разом решить все существующие проблемы.
- Я сейчас видела Киру,- вдруг сказала Катя, а Андрей нахмурился.
- И что?
- Она показалась мне странной. Так смотрела на меня… Вы поругались?
Жданов покачал головой.
- Нет. Когда я вчера вернулся домой, она была не совсем адекватна, так что, мы почти не разговаривали.
- Что значит, неадекватна?- не поняла Катя.
- Она была пьяна,- после паузы сказал Андрей.
- Боже… С этим надо что-то делать, Андрюш. Так нельзя.
Жданов нервно прошёлся по кабинету, потом остановился и серьёзно взглянул на неё.
- Не что-то, Кать! Надо разводиться, иначе мы оба сойдём с ума! Или сопьёмся! Это уже не жизнь!
Катя смотрела на него во все глаза и не могла поверить в то, что слышит.
- Ты решил?- почти шёпотом спросила она.
Он кивнул.
- Да, решил. И не вчера,- и посмотрел ей прямо в глаза.- Я разведусь с Кирой.
- Но, Андрей…- у Кати от изумления мысли сбивались, и она не могла подобрать правильные слова.- Ты хоть понимаешь, на что идёшь?
Он опять кивнул.
- Да, я понимаю. Но я не думаю, что всё настолько страшно, Катюш. Я что, пер-вый человек, который решил развестись?
- Не первый, конечно… Она не согласится!
- Ей придётся. Я поговорю с ней, и она всё поймёт, вот увидишь!
Катя покачала головой.
- Я в это не верю.
- Катя, послушай меня,- Андрей подошёл, обнял её и, сбиваясь от волнения, заго-ворил.- Я всё решил, и я сделаю всё, что в моих силах… А ты не должна об этом думать! Это моя проблема и я её сам решу. Ради тебя, ради нас с тобой. Я всё сде-лаю сам! А ты просто будь со мной рядом, чтобы я чувствовал тебя, твою под-держку. И всё у нас будет хорошо, я тебе обещаю!
Катя обняла его и уткнулась носом в его плечо.
- Если бы так, Андрюш,- вздохнула она.- Мне почему-то кажется, что мы всё де-лаем не так.
- Всё так, родная. Вот увидишь, мы не ошибаемся.
- Надеюсь.

4.

- Вот, Пал Олегыч, я ещё раз всё пересчитала, так что все ваши сомнения должны отпасть.
Катя подала Жданову-старшему папку с отчётом и посмотрела на Андрея.
Все с опозданием, но собрались на внеочередное обсуждение бюджета показа. Пал Олегыч, Катя с Андреем, Кира, Малиновский и Милко сидели за столом в конференц-зале и бросали друг на друга странные взгляды.  Каждый ощущал ка-кое-то странное напряжение, витавшее в воздухе. Все словно чего-то с тревогой ждали.
Пал Олегыч углубился в чтение, а все остальные терпеливо ждали его решения.  Андрей время от времени смотрел на Катю, сидящую на соседнем с ним стуле и обдумывал то, что он сегодня скажет Кире. Та же ни на кого глаз не поднимала, хмурилась и думала о чём-то своём. Малиновский по привычке что-то рисовал на листе бумаги, а Милко откровенно зевал, никого не стесняясь.
Наконец Пал Олегыч поднял глаза от отчёта и хмыкнул.
- Что ж, цифры впечатляют.
Катя просияла.
- Вот видите! Никаких поводов для паники нет. Всё окупится.
- Надеюсь.
- Можешь не сомневаться, пап. Катя всё просчитала, не один раз. Значит, всё бу-дет так, как она говорит.
Кира подняла глаза на мужа.
- А, по-моему, ты слишком ей доверяешь, Андрей,- и с вызовом посмотрела на замеревшую Пушкарёву.- Она всего лишь секретарша. Кто знает, может она спе-циально втягивает «Зималетто» в долги? Вдруг ей за это заплатили?
Повисла неловкая пауза, все посмотрели на Киру, потом на Катю. Даже Милко проснулся и проявил интерес.
- Кира, ты что говоришь-то?- выдохнул Андрей, глядя на жену в полном изумле-нии.
- А что такое?- пожала она плечами.- Если она с тобой спит, то это ещё ничего не значит. Даже наоборот, это играет против неё.
Тишина стала такой, что у Кати уши заложило. И она не знала, куда деть глаза от стыда. Кровь отхлынула от щёк, когда она встретила негодующий взгляд Пал Олегыча. И тут же виновато отвела глаза.
А Андрей не мог отвести глаз от Киры. Он сидел, напряжённый и прямой, как струна, и казалось, достаточно одного прикосновения и он разорвётся на части от бушующих в нём эмоций. В упор смотрел на жену и понимал, что в этот раз она не бросается голословными обвинениями. Нет! Она в курсе, она точно знает, что говорит. Но кто ей сказал?
Они смотрели друг на друга почти с ненавистью, и ручка в его руке вдруг хруст-нула и переломилась пополам, и он отбросил её в сторону.
- В чём дело, любимый?- голос Киры был полон сарказма.- Скажешь мне, что это не так?
Андрей молчал.
- Это правда?- резкий голос Пал Олегыча заставил всех вздрогнуть. Не дождав-шись ответа от сына, он посмотрел на Катю.- Екатерина Валерьевна, я жду ответа!
- Какой кОшмар!- выдохнул Милко, наблюдая за всем происходящим почти с детским восторгом.- Такое прОисходит, а я нИчего не знал!
Катя не смогла бы ничего ответить, даже если бы захотела. У неё отнялся язык, путались мысли, она готова была просто провалиться сквозь землю от стыда. А Пал Олегыч продолжал смотреть на неё в упор, и ей казалось, что в его взгляде открыто читается презрение. В какой-то момент она попыталась встать, чтобы уй-ти и больше не видеть никого, но была остановлена твёрдой рукой Андрея.
Он в последний момент успел схватить её за руку и усадил обратно.
- Сядь,- почти приказал он, и она нехотя, но подчинилась.
А потом… потом он сделал такое, отчего она задохнулась от страха и изумления.
Андрей взял её за руку и положил их сцепленные вместе руки на стол. Катя попы-талась вырвать свою, но он не позволил.
- Да, это правда,- совершенно спокойно произнёс Андрей и посмотрел на всех присутствующих по очереди.
Малиновский, до этого молчавший и настороженно наблюдающий за развитием событий, почти сполз под стол и простонал еле слышно:
- Какой дурак!
Катя от безвыходности положения закрыла глаза и посоветовала себе хоть немно-го успокоиться, иначе она сейчас просто упадёт в обморок. Все эти взгляды тер-петь уже было невыносимо.
А в следующий момент что-то пролетело совсем  рядом с её головой. Катя откры-ла глаза.
Оказалось, что это Кира запустила в Андрея какой-то увесистой папкой. Он с тру-дом сумел увернуться и вскочил на ноги, наградив жену бешеным взглядом.
- Негодяй!- закричала Кира, полностью теряя над собой контроль.- Ненавижу те-бя!
Катя в ужасе смотрела на неё и чувствовала себя безмерно виноватой.
- Кира, успокойся!- Пал Олегыч тоже вскочил и попытался обнять невестку, но она вырывалась из его рук, как могла.
- Если ты думаешь, что я просто так тебе это прощу, то ты ошибаешься!- зло вы-крикнула она Андрею в лицо.- Я всех твоих баб тебе простила, но её,- и пальцем указала в сторону едва живой Кати,- её я тебе не прощу!
- Я не собираюсь просить у тебя прощения,- сквозь зубы процедил Жданов и с тревогой посмотрел на бледную Катю.
- Ах, ты не собираешься!.. А будешь, будешь! Или ты что, собираешься уйти к ней?- Кира даже засмеялась от этой догадки.- Ну-ну! Давай, а я посмотрю на это! Долго ли она твою кобелиную натуру вытерпит! Или что, Катя, вы надеетесь, что он будет хранить вам верность? Да это просто смешно!
- Кира, замолчи!- Андрей уже едва сдерживался, но Кире уже было наплевать. Её несло, и она готова была сейчас высказать ему всё. Лишь бы её слушали!
- В любви вам признавался, да?- продолжала зло насмехаться Кира, а Кате под её взглядом хотелось умереть.- А вы и обрадовались! Как же, начальник наконец-то на вас внимание обратил! Вы ведь всегда этого добивались! Надеялись к нему в постель залезть! Получилось у вас! Вы счастливы, Катя? Только не надейтесь, что всё это надолго! Жданов быстро остывает!
- Кира, замолчи!- рявкнул Андрей.- Как тебе не стыдно?
- Мне стыдно?- по её щекам потекли слезы. Она вытирала их рукой, размазывая по щекам, но во взгляде всё ещё плескалась ненависть.- Мне должно быть стыд-но? Я к чужим мужьям в постель не залезала и из семьи их не уводила! Это она бесстыжая! Правильно говорят, в тихом омуте черти водятся! Замуж собралась, а сама из постели шефа не вылезает!
Последние слова она выговорила на последнем дыхании и горько разрыдалась на груди у Пал Олегыча. Тот по-отечески обнял её и наградил сына убийственным взглядом.
Больше Катя терпеть этого не могла. Она вскочила, и, не глядя ни на кого, выбе-жала из зала. Жданов кинулся за ней.
- Кать, Кать, послушай меня!
Она металась по его кабинету, пытаясь остановить истерику, но ничего не полу-чалось. Её всю трясло, по щекам текли слёзы, губы дрожали. Андрей схватил её и прижал к себе. Она вырывалась, отталкивала его, но он держал крепко.
В итоге она всхлипнула, уткнулась лицом в его грудь и практически повисла у не-го на руках.
Андрей осторожно погладил её по голове, потом поцеловал в макушку.
- Вот так, милая, успокойся. Всё будет хорошо.
- Ничего не будет хорошо,- всхлипнула Катя, и её опять затрясло.- Неужели ты не понимаешь?
- Я всё улажу, обещаю тебе.
Катя горько усмехнулась, но прижалась сильнее.
- Посмотри на меня,- попросил Андрей, но упрямо помотала головой.- Что такое?
- Я ужасно выгляжу.
Андрей сжал её с такой силой, что она застонала.
- Ты самая красивая,- прошептал он, а у самого голос дрогнул.- И я тебя люблю, слышишь?
Она кивнула.
- Помни об этом всегда.
- Андрей!- каменный голос Пал Олегыча заставил его прерваться на полуслове. И Андрей почувствовал, как тут же напряглась Катя в его руках и попыталась от-страниться. Он не отпустил. Нехотя обернулся и посмотрел на разгневанного от-ца.
Тот стоял в дверях и смотрел на них. Взгляд был странный, в нём смешалось раз-дражение, непонимание и всё-таки удивление. Удивление на поведение сына.
Катя судорожно вцепилась в Андрея, спрятав лицо у него на груди.
- Андрей, вернись в конференц-зал. Мне надо с тобой поговорить.
- Сейчас?- с неохотой поинтересовался Андрей.
- Сейчас же!- и вышел.
Жданов болезненно поморщился, пока Катя не видела, а когда она подняла на не-го глаза, ободряюще ей улыбнулся.
- Я сейчас поговорю с отцом и вернусь. А ты подожди меня здесь, хорошо?- за-ставил её посмотреть себе в глаза, потом заправил за ухо выбившуюся прядь.- И уедем. Подожди чуть-чуть.
Катя вытерла слёзы и кивнула.
- Вот и умница,- Андрей наклонился и легко поцеловал её в кончик носа.- Я скоро вернусь.
Он разжал руки, выпуская её из объятий, хотя так не хотелось этого делать. Она сразу сжалась и  замерла, а у него сердце зашлось. Она была такой беззащитной. Хотелось забрать её с собой, куда-нибудь далеко-далеко увезти, лишь бы скрыть ото всех и не дать обидеть. И вообще спрятать ото всех это сокровище, и только самому смотреть на неё, и дотрагиваться, и любить.
Пока шёл до двери конференц-зала, Андрей всё время оборачивался, боялся, что она опять разрыдается или ещё что-нибудь похуже. И тогда он не задумываясь, плюнет на всё и останется.
Но она не разрыдалась. Она ведь сильная.
Даже не смотрела на него. Стояла, обхватив себя руками за плечи, и думала о чём-то ужасном. Он понял это по её лицу.
И Андрей вышел из кабинета. Вышел с тяжёлым сердцем, и поделать с этим ни-чего не мог.

0

14

Глава 25.

1.

Он ушёл.
Катя смотрела ему вслед, и как только за Андреем закрылась дверь, слёзы потекли из глаз сильнее прежнего.
Как же всё ужасно…
Она даже в самых страшных снах представить такое не могла. Вот так, глаза в глаза, при всех… И всё то, что говорила Кира, было так жестоко и… так справед-ливо.
И мужа у неё увела, и в постель к нему залезла, и Мишу обманывает. Всё спра-ведливо.
Дверь за её спиной негромко хлопнула и Катя испуганно обернулась. Увидела вошедшего, и её опять затрясло.
- Ну что, Катя, поговорим?

2.

В конференц-зале уже никого не было. Ни Киры, ни Малиновского, ни Милко. Они вдвоем. Андрей и Пал Олегыч.
Андрей вошёл и замер у двери. Смотрел на отца и не знал, чего ожидать от пред-стоящего разговора. Отец глядел на него строго, даже слишком строго, и это ещё больше сбивало Андрея.
Он хотел ему всё объяснить, чтобы он понял, но какими словами всё это объяс-нить, не знал.
- Давай поговорим,- сказал Пал Олегыч, в упор глядя на сына.
- Давай,- кивнул Андрей, но сесть не решился. Остался стоять, как нашкодивший мальчишка перед разгневанным отцом. И чувствовал себя примерно так же.
- Не молчи, Андрей. Я жду от тебя объяснений.
- А что тут объяснять? По-моему, всё и так ясно.
- Вот так просто? Хотя, ничего другого я от тебя и не ожидал,- в голосе отца слы-шалось лёгкое пренебрежение и Андрея это покоробило.
- Папа, ты не понимаешь…
- Что уж тут непонятного? У тебя роман с твоей секретаршей. Это бывает. Но скажу честно, от Екатерины Валерьевны я такой глупости не ожидал.
Андрей поморщился. Каждое слово отца словно прожигало насквозь. Несправед-ливо и болезненно. А ещё ему было обидно за Катю. Почему никто не верит в ис-кренность его чувств к ней? Неужели никто не видит, что она лучшая женщина в мире?
- Это не просто роман, папа!- воскликнул Андрей.- Я её люблю!
Пал Олегыч помолчал немного, потом кивнул.
- Я должен порадоваться за тебя?
Андрей в бессилии махнул рукой и опустился на стул. У него сейчас было одно желание, побиться головой о стол. Может, тогда в голову придут нужные слова?
- Сегодня ты наплевал в душу своей жене,- холодно проговорил Пал Олегыч, без всякого сожаления глядя на сына.- И этому нет оправдания. Ты не имел права так поступать.
- А как я должен был поступить?- разозлился Жданов.- Так и жить во всём этом вранье? Я не могу больше так, папа.
- Что ты говоришь? Кира любит тебя! Она прекрасная жена! Что тебе не так?
- Да мне всё не так!
- Знаешь, Андрей, ты ведёшь себя, как маленький капризный ребёнок! Пора уже взрослеть. Кира итак страдает от твоих постоянных измен, но твои отношения с Пушкарёвой… это слишком!
- Почему? Почему слишком? Это моя женщина и она мне нужна, понимаешь?
- Кире плохо. Ты сегодня растоптал её, ты это понимаешь?- Андрей совсем сник.- И ты не имел права так поступать! Чтобы ты не говорил мне, я не смогу понять тебя. Ты пытаешься доказать мне, что ты любишь Катю? Не может быть любви, построенной на чужой боли. К тому же, я прекрасно знаю, какая у тебя любовь! И рушить из-за этого свой брак, причинять боль своей жене, которая на самом деле тебя любит – это, по меньшей мере, подло.
Андрей сидел, схватившись за голову, и слышать ничего этого не хотел. Но слы-шал и всё больше начинал паниковать.
- А Катя,- продолжал Пал Олегыч,- она меня просто разочаровала. Никогда не ду-мал, что она способна на такое. К тому же, я слышал, что она скоро выходит за-муж, и вдруг такое!
- Не говори о ней так!- взорвался Андрей.- Она самое лучшее, что было в моей жизни! Чище и светлее человека нет!
Пал Олегыч лишь головой покачал.
- Андрей, Андрей… Ты совсем потерял голову. Надеюсь, это скоро пройдёт.- Сын угрюмо молчал.- А ещё я надеюсь, что ты сможешь вымолить у Киры прощение. Нам сейчас только скандала в «Зималетто» не хватает, в преддверии показа.
- Папа, о чём ты думаешь?- помотал головой Андрей.
- Я думаю о деле,- внезапно крикнул Пал Олегыч и даже кулаком по столу уда-рил.- Если уж у тебя совсем мозги отшибло из-за твоей Пушкарёвой! И я не по-зволю, чтобы из-за своей любви,- это слово он произнёс почти насмешливо,- ты сломал жизнь себе и другим людям! Я заставлю тебя думать, прежде чем что-то делать!
- И что ты сделаешь?- Андрей неприязненно посмотрел на отца.
- Не заставляй меня идти на кардинальные меры. Я этого не хочу, но чтобы убе-речь тебя от ошибок…
- Что, папа? Что ты сделаешь? Снимешь меня с должности? И ты на это пойдёшь?
- Если ты меня вынудишь. Хотя мне этого и не хочется, и я прекрасно понимаю, что это будет означать для компании. Но размусоливание этого скандала в обще-стве недопустимо, ты и так о репутации совсем не думаешь, а секретарша… как это ударит по нам? Все будут обсуждать твой очередной роман, а не новую кол-лекцию! А кредиты отдавать надо! Да и оставить во главе компании человека, ко-торый потерял голову из-за очередной интрижки и не понимает, что он делает, идёт на поводу у любовницы…
- Вот как ты заговорил! До этого ты Кате абсолютно доверял, а теперь…
- А теперь она дала повод в себе усомниться! Как ты думаешь, что будет с её ре-путацией в мире бизнеса, когда все узнают о том, что она спит с женатым началь-ником? И позволь тебе заметить, что крест на её карьере ставишь ты!
- Да почему?- в отчаянии воскликнул Андрей.
- Да потому-что раньше она была прекрасным специалистом с незапятнанной ре-путацией, а теперь все будут думать, что она добивается всего через постель!
Андрей закрыл глаза и застонал. Да что же это? Почему всё против них?
- Вот и подумай об этом,- сбавив тон, сказал Пал Олегыч.- У тебя есть обязатель-ства и ты должен об этом помнить. А не идти на поводу у своих желаний! От тебя зависит очень много. В «Зималетто»  работают тысячи людей, и ты отвечаешь за каждого из них. А до сих пор ведёшь себя, как мальчишка!
С этими словами Пал Олегыч поднялся.
- Посиди здесь и подумай. Что для тебя важнее. Пушкарёва или твоя жизнь. Готов ли ты пожертвовать всем ради женщины?

3.

- Ну что, Катя, поговорим?
Кира вошла в кабинет, закрыла дверь и с вызовом посмотрела на соперницу. Катя глядела на неё со страхом, Кира  заметила, но это лишь придавало ей уверенно-сти.
- Кира Юрьевна…
- Не надо. Я не хочу слышать никаких оправданий.  Или вы думаете, мне инте-ресны грязные подробности?
Катя не знала, что ей делать. Уйти? Позвать Андрея? Ни то, ни другое, но и вы-слушивать сейчас Киру, не могла. У неё просто не хватит сил.
Кира прошла к столу и села на место Андрея. Истерика прошла, она была холодна и собрана.  А ещё зла.  Зла на эту тихую и воспитанную негодяйку!
- Я просто хочу знать, что вы собираетесь делать дальше.
- Дальше?- Катя совсем растерялась.
- Ну да, дальше. Ведь зачем-то вы спали с моим мужем?
Катя болезненно поморщилась.
- Кира Юрьевна, вы должны меня выслушать. Мы с Андреем…
- Ах, уже ВЫ с Андреем? Как интересно! И что же?
Её язвительный тон ещё больше напугал Катю.
- Вы не должны думать, что… мы с ним давно встречаемся. Всё началось совсем недавно. Мы не думали, что всё зайдёт так далеко.
Кира готова была её убить. Вот прямо сейчас!
Далеко у них зашло! Какая наглость!
- Я не понимаю, вы на что надеетесь, Катя?- тихо проговорила Кира.- Что он со мной разведётся и женится на вас?
Пушкарёва покачала головой.
- Я даже не думала об этом.
- Тогда что? Вас устраивает должность его любовницы? Вам так мало нужно?- Кира откровенно насмехалась.
Катя задохнулась от обиды и бессилия. Что она должна сказать? Что безумно лю-бит её мужа и ей просто надо быть с ним рядом, хоть иногда, просто видеть, слы-шать? Безумие какое-то!
- Я вам не верю!- вдруг зло выкрикнула Жданова.- Я вам никогда не верила, чув-ствовала, что вы только прикидываетесь правильной и милой девочкой! Вы с са-мого начала хотели добиться его расположения. И не просто внимания, вы уве-ренно шли к тому, чтобы окрутить его!
- Что вы такое говорите?
- Я правду говорю! Вы хитрая, бесстыжая дрянь! И своего мужа я вам не отдам! Я вышла замуж за Андрея Жданова, зная его характер и непостоянство, я заранее смирилась с этим. И полюбила его именно таким, и буду любить. И вы мне всё не испортите!
Кира говорила горячо и эмоционально и не сразу заметила, что взгляд Кати изме-нился. Она смотрела на неё с интересом. Это сбило Киру с мысли, и она замолча-ла.
- Он вас не любит,- вдруг сказала Катя. Сказала это просто и спокойно, как свер-шившуюся истину.
Кире стало плохо от этого взгляда и её тона.
- А вот это не ваше дело!- отрезала она.- Он мой муж, а вы его любовница! Знаете сколько, таких как вы, я перевидала? И ни одна из них надолго не задерживалась! И каждый раз – вы слышите? – каждый  раз он возвращался ко мне! И сейчас бу-дет так же. Скоро у него эта блажь пройдёт и он вернётся. Ко мне.
Она говорила очень уверенно. Катя не верила ей, но какая-то часть её сознания поневоле начала прислушиваться. И внутри всё затряслось с новой силой.
- Вы же сами всё знаете, Катя. Вы же знаете Андрея. Насколько его хватит, как вы думаете? Долго ли он будет с вами? А за это время он сломает себе жизнь. Он по-теряет всё, чего с таким трудом добился. Доверие отца потеряет. А ради чего?
- Я никогда не собиралась уводить у вас мужа, Кира Юрьевна,- дрогнувшим голо-сом проговорила Катя.- Я ни о чём его не просила и ни к  чему не подталкивала. Он сам решил.
- Бросьте! Когда он влюбляется, он теряет голову. Я к этому привыкла. Но вы сбиваете его с толку!
- И что вы хотите?- Катя едва могла говорить.
- А вы сами не понимаете? Оставьте моего мужа в покое! Вы же замуж собра-лись? Вот и выходите. И поверьте, Андрей забудет вас быстрее, чем вы думаете. Выходите замуж и не портите ему жизнь!
Катя молчала долго, проговаривала про себя каждое её слово, и от боли сжима-лось сердце.
- Это не спасёт ваш брак, Кира Юрьевна,- наконец тихо проговорила она.
- А вот это уже не ваше дело, Екатерина Валерьевна. О своём браке я буду беспо-коиться сама. Без вашей помощи.
Сказать больше было нечего. Катя стояла перед ней в полной растерянности и по-нимала, что ей остаётся только одно – уйти. Потому-что как это ни ужасно, но правда сейчас на стороне Киры.
- Что вы стоите, Катя?- подтолкнула её Кира.- Я не думаю, что вам стоит с ним прощаться. Уходите.
В душе боролись противоречивые чувства. А что если сейчас просто закричать, громко-громко, и позвать Андрея? Рассказать ему всё, что сейчас наговорила ей его жена. И тогда… тогда Андрей всё испортит окончательно. Она ли его не зна-ет? Ему итак сейчас не легко. Наверняка Пал Олегыч сейчас вправляет ему мозги.
Нет, нет, она не может ещё больше добавить ему проблем.
Катя кивнула.
- Я уйду,- еле слышно проговорила она, а Кира удовлетворённо улыбнулась.
Под её пристальным взглядом, Катя оделась, взяла сумку и пошла к выходу. Внутри всё разрывалось от боли и отчаяния, но вернуться она не могла.
Неужели вот так всё и закончится?
Она была, как в тумане. Шла, никого и ничего не замечая. Слёз не  было, просто дикая  пустота в душе.
Маша, увидев её, бросилась к ней, но Катя отмахнулась. Не могла она сейчас ни с кем говорить, а уж тем более делать вид, что ничего не произошло.
- Екатерина Валерьевна!
От этого голоса у неё внутри всё оборвалось, и она медленно обернулась.  И встретила твёрдый взгляд Пал Олегыча.
- Вы уходите?
Катя кивнула.
- Понятно,- протянул он.- Но, надеюсь, вы уделите мне пару минут? Мне надо кое-что вам сказать.
Ей не хотелось говорить ни с кем, но не отказывать же Жданову-старшему?
Они отошли немного в сторону от лифтов и замерли под любопытными взглядами пробегавших мимо сотрудников и Маши Тропинкиной.
- Катя,- Пал Олегыч смотрел на неё очень внимательно, а Катя куда угодно только не на него,- сегодня вы преподнесли мне неприятный сюрприз. А я возлагал на вас столько надежд!..
Катя дёрнула плечом и нервно улыбнулась.
- Я их не оправдала.
- Да уж. Вы прекрасный специалист, Катя, и мне искренне жаль, что так получи-лось. Но вы и меня должны понять. Я не могу оставить всё так, как есть. И я вижу один-единственный выход из этой ситуации.
Катя подняла на него испуганный взгляд и замерла.
- Да, да, Катя, вы меня правильно поняли. Мы не будем выносить сор из избы. Но я вынужден вас уволить, пока не пошли сплетни. И для вас это будет лучшим вы-ходом. Вы уйдёте по-хорошему. Такого специалиста, как вы, везде возьмут. Без работы вы не останетесь. Уйдёте без всяких пятен на репутации.
Слёзы потекли из глаз, губы затряслись, но она нашла в себе силы кивнуть.
- Хорошо, я уйду, Пал Олегыч.
- Поверьте мне, Катя, так для всех будет лучше.
Катя думала, что он скажет, что и для Андрея так будет лучше, но Жданов про-молчал.
Она вытерла слёзы и пошла к лифту. Пал Олегыч некоторое время смотрел на нее, как она гордо расправила плечи, выпрямила спину, и вздёрнула подбородок. Вот только глаза были несчастными. Но держалась хорошо. Он поневоле почувство-вал к этой девочке уважение, хотя ещё совсем недавно кричал о разочаровании.
Катя была в таком состоянии, что едва осознавала происходящее. Только подсоз-нательно понимала, что нельзя уронить лицо, надо держаться, по-крайней мере, до тех пор, пока она не выйдет на улицу. Она гордо вздёрнула подбородок и ста-ралась казаться независимой. Вот только слёзы застилали глаза, и внутри всё дрожало от ужаса происходящего.
Ведь ещё сегодня утром она торопилась на работу, чтобы поскорее увидеть Анд-рея. И сердце замирало от счастья, и душа пела, а сейчас уже всё было позади. Всё кончилось. Так же неожиданно, как и началось.
И как же ей больно сейчас!
- Кать, ты уезжаешь?- Маша попыталась ухватить её за руку, но Катя уже вошла в лифт и нажала на кнопку первого этажа.- Ты когда вернёшься?
Она лишь головой покачала, и всё-таки у неё вырвалось сдавленное рыдание.
- Я не вернусь, Маш.
У Тропинкиной от удивления округлились глаза, но сказать она ничего не успела. Двери лифта закрылись, а Катя без сил привалилась к стене и заплакала.

4.

Андрей минут пятнадцать просидел в одиночестве в конференц-зале, пытаясь ос-мыслить происходящее. Сидел, уронив голову на руки,  и просто дышал. Глубоко, ровно и спокойствие постепенно возвращалось.
Потом он подскочил и кинулся в свой кабинет. Сейчас он её обнимет, поцелует, и всё окончательно встанет на свои места. Всё сразу покажется не таким страшным.
Но в кабинете никого не оказалось. Андрей заглянул в каморку, отметил отсутст-вие её шубы и выбежал в приёмную.
Ушла! Всё-таки ушла!
- Маша, где Катя? Ты её видела?
Тропинкина растерянно посмотрела на него, потом всхлипнула:
- А она ушла, Андрей Палыч…
- Куда ушла? Когда?
- Недавно. Они с Пал Олегычем поговорили, и она ушла. Андрей Палыч, она пла-кала и сказала, что не вернётся. Что случилось?
- Не вернётся?- побелевшими губами повторил Андрей, а потом сорвался с места, искать отца.
Пал Олегыч был в кабинете у Киры. Они о чём-то негромко разговаривали, и ко-гда Андрей распахнул дверь, обернулись и настороженно посмотрели на него.
У Андрея был безумный взгляд, он смотрел на них, и у него закралось подозрение о заговоре.
- Где она?
Кира поднялась ему навстречу.
- Андрей,- но тот не обратил внимания.
- Папа, о чём ты с ней говорил? Где она?
Пал Олегыч с минуту молчал, глядя на совсем обезумевшего сына, потом как можно спокойнее сказал:
- Она уволилась.
Андрей замер.
- Уволилась?- выдохнул он потрясённо.- Или ты её уволил?
- Так будет лучше, Андрей.
- Да как ты мог? Ты не имел права уволить её! Это только я могу сделать!
- Я пока главный акционер и имею на это право! Если ты не согласен, созывай со-вет директоров, но я не думаю, что тебя кто-нибудь поддержит!
Андрей не знал, что ещё сказать. Он просто задыхался от бессильной злобы. По-качал головой, потом зло усмехнулся.
- Ну-ну. Продолжайте операцию по спасению репутации семейства Ждановых! Вас ведь только это волнует. Вот только мне это уже не нужно. Делайте, что хо-тите.
И вышел, шарахнув дверью о косяк.

Глава 26.

1.

- Дамочки, это что же происходит?- Маша Тропинкина сидела на пуфике в курил-ке и нервно мотала ногой.- Ничего не понимаю!
- Она прямо так и сказала? Не вернусь?- Шура в волнении посмотрела на подруг.
Маша кивнула.
- И главное, Пал Олегыч так с ней разговаривал, серьёзно. О чём они говорили, я не слышала, но о чём-то таком… Катя плакала.
- Да что же случилось-то?- недоумённо воскликнула Света.
- Может, она с Андреем Палычем поругалась?- предположила Пончева.
- Шутишь, что ли? Когда это она с ним ругалась? У них вообще в последнее время идеальные отношения, всё вместе и вместе.
- Вот именно! К тому же, она всё ему прощает, даже когда он на неё кричит и пе-ред Кирой его прикрывает… нет, тут что-то другое.
- Что другое?
- Откуда я знаю?
В курилку вошла Амура и замерла, со значением глядя на подруг. Они посмотре-ли на неё и нахмурились.
- Что?
- Я всё узнала,- тихо проговорила Амура.- Девочки, тут такое…- и прижала руку к груди.- Просто невероятно, я до сих пор поверить не могу!
- Прекрати охать!
- Рассказывай! Что случилось?
- Ой,- Амура нелепо взмахнула руками, зазвенев многочисленными браслетами, и вздохнула.- Катю уволили! Сам Пал Олегыч!
- Как?
- За что?
Амура сделала страшные глаза.
- Вы даже не представляете!.. Они с Андреем Палычем… В общем, у них роман!
Все замерли, потом переглянулись и опять посмотрели на Амуру.
- Ты что, с ума сошла?- прошептала Маша и улыбнулась.- Амура, ты хоть пони-маешь, что ты говоришь?
Та покачала головой.
- Нет, я сама в шоке! Но я слышала собственными ушами!
- Да быть такого не может!- воскликнула Шура.
- Расскажи по порядку,- попросила Света.
- По порядку… В общем так, сначала прибежала Кира, вся в истерике. Я так испу-галась, думаю, что они там на этом собрании нарешали! А через некоторое время она ушла куда-то. Я обрадовалась, думаю, успокоилась и всё, а потом такое нача-лось…
- Я ничего не видела и не слышала,- засопротивлялась Кривенцова.
- Так правильно, ты же сегодня ни минуты на месте не сидела, все бегала. Я всё слышала и видела!
- Амура, не отвлекайся,- попросила её взволнованная Таня.
- Что началось?
- Кира вернулась, вся какая-то взвинченная, а вскоре Пал Олегыч к ней пришёл. Кира как начнёт кричать, Пал Олегыч её успокаивает, но куда там! Я ухом к двери приложилась и всё услышала! Кира говорила, что никогда не простит Андрею Пушкарёву. А Пал Олегыч её успокаивает, говорит, что это временное помеша-тельство и ничего серьёзного у них быть не может.
- Поверить не могу,- ахнула Света.
- Это ещё только начало! Потом прибежал Андрей Палыч, на него смотреть страшно было! Бледный, глаза бешенные, злой…
- Так это он от меня,- всхлипнула Маша.- Подлетел ко мне – где Катя, где Катя? Я ему говорю – ушла, сказала, что не вернётся. Так он сразу весь затрясся и бегом.
- Вот-вот,- поддакнула Амура.- В кабинет Киры влетел и давай кричать на них. А Пал Олегыч ему – она уволилась! Что тут с ним стало! Он на отца, а потом гово-рит – делайте, что хотите, мне теперь всё равно! И дверью – шарах! У меня чуть сердце не выскочило!
- Ужас какой,- прошептала Таня, и приложила пухлую ручку к груди.- Неужели, правда? Катя и Андрей Палыч?
- И никто ведь не догадывался…
- А как же свадьба?- встрепенулась Шура.
- Свадьба! Как же Миша! Бедный, он ведь так Катьку любит! А тут такое…
- Это всё Жданов,- уверенно заявила Светлана.- Это он её соблазнил, я уверена!
- Кто бы сомневался… Хотя что тут говорить? Катя ведь всегда относилась к не-му не просто как к начальнику. Это все видели. И Кира тоже, поэтому и злилась.
- Но Андрей Палыч всё равно не имел права так поступать! Перед самой свадь-бой! Он-то с Кирой помирится, а с Катей что будет? Сможет она Мише врать?
- А вдруг у них давно?- ахнула Шура, и все вопросительно переглянулись.
- Вот Катька, а?- обиженно протянула Маша.- Такое от нас скрывать!
- А что, ты бы стала такое рассказывать? Что ты с шефом спишь? Никто бы не стал!
- Что же теперь будет-то, девочки?
- Кошмар будет.
- Ну, Жданов! Всё испортил!

2.

Катя уже с полчаса сидела в сквере на скамейке неподалёку от своего дома. Никак не могла заставить себя встать и пойти домой. Ведь надо будет что-то говорить, смотреть родителям в глаза, объяснять, почему она дома так рано…
А она не могла. Сейчас она была, как в тумане, все мысли и чувства ушли куда-то далеко, оставив её опустошённой и она просто сидела, смотрела в одну точку и молилась, чтобы так и продолжалось. Ведь, когда она очнётся, боль и растерян-ность накатят на неё с новой силой. И что тогда ей делать?
Случилось то, чего она так боялась. Её прилюдно обвинили в связи с начальни-ком, да ещё в корыстных целях!  И что самое ужасное, это то, как отнёсся к ней  после этого Пал Олегыч. Она всегда так стремилась выглядеть в его глазах на-стоящим профессионалом, старалась добиться его одобрения, и у неё получалось! А теперь? Он в ней разочаровался.
Но ведь это всё не имеет отношения к её работе!
Но Пал Олегычу всё равно, он защищает Киру и это понятно. А Катя всего лишь секретарша его сына, которая перешла дозволенную грань. И её незаменимость тут же превратилась в проблему, и от неё поспешили избавиться. И оказалось, что у нас незаменимых нет. Можно обойтись без любого, даже самого нужного чело-века, главное – это репутация и спокойствие семьи.
А что же ей теперь делать? Как жить со всем этим? Просто уйти и сделать вид, что ничего не было?
А Андрей? Он сможет без неё?
Сможет, ответил ехидный голос внутри неё. Когда Пал Олегыч ему пригрозит, надавит на него, ему больше ничего не останется.
Господи, что они натворили?
Она ведь с самого начала знала, что так и будет, что всё этим кончится. И теперь она осталась один на один с этой болью и ложью. И позором.
Ей очень повезёт, если Пал Олегыч сдержит слово и о случившемся никто не уз-нает. Но промолчит ли Кира? И Милко. Если пойдут сплетни, то ей не спастись. Куда тогда бежать? Как смотреть в глаза людям? Своим родителям, Мише… ни-кто её не поймёт.
Она сама себя не понимает.
Надо спасать свою жизнь, репутацию, карьеру, а она может думать только  о том, как ей жить без Андрея Жданова. Ведь она не сможет его забыть. Не сможет за-быть эти несколько недель счастья, пусть призрачного, украденного, но счастья.
Вместе им не быть, сейчас она это прекрасно понимает и уже ничего не ждёт. Ни его звонков, ни того, что он ещё появится в её жизни. Да если и появится, то это только себя лишний раз мучить.
Ни к чему.
Кира, в конце концов, его простит, Катя в этом не сомневалась. Она всегда его прощала и в этот раз будет так же. Кира сама ей сказала, что не отпустит его, что он к ней сам вернётся. И Катя Пушкарёва станет лишь неприятным воспоминани-ем в семье Ждановых. О ней будут вспоминать и морщиться, и договаривать шё-потом, что лучше не будем об этом говорить.
Ты хотела стать неповторимой и незабываемой, Пушкарёва? Ты этого добилась.
А я всё равно ни о чём не жалею, вдруг подумала она. Пусть всё случилось, как случилось, но за каждый его поцелуй, за каждое «люблю», я готова полжизни от-дать. И теперь я могу сказать, что в моей жизни было это великое чувство «лю-бовь» и я знаю, что это такое. И всю оставшуюся жизнь я буду помнить об этом, знать насколько я могу быть счастлива. Но только рядом с этим человеком.
И я забрала с собой частичку Андрея Жданова. Пусть маленькую, но мою.

3.

Андрей раз за разом упорно продолжал набирать Катин номер, но всё время было недоступно. Он даже домой ей звонил, осторожно, чтобы не напугать её родите-лей, поинтересовался, не заезжала ли она. Но дома её не было, и она не приезжа-ла. У Андрея промелькнула мысль, что Елена Александровна может ему соврать, но уж слишком спокойный и доброжелательный голос у неё был. Вряд ли бы она разговаривала с ним подобным тоном, если бы уже видела дочь.
Андрей даже представить боялся, в каком она сейчас состоянии. Ему бы только её найти, он бы её успокоил, поговорил бы с ней, и они вместе бы всё решили.
Через какое-то время он выдохся, и устало закрыл глаза. Почти лёг на её стол и затих.
Ему было настолько плохо, что даже дышать было больно. В голове никак не ук-ладывалось, что весь этот ужас он пережил на самом деле.
И поступок отца просто сразил его наповал. Как можно было так поступить? Ко-нечно, отец сейчас поддерживает Киру, но ведь не только у Киры есть чувства!
Андрей с ума сходил, когда думал о том, что чувствовала Катя, когда отец её увольнял. И не за какую-то допущенную профессиональную ошибку, а за то, что она влюбилась в его сына!
Какой ужас!
А он, где он был в это время? Почему не с ней? Почему он продолжал сидеть в этом дурацком конференц-зале, вместо того, чтобы бежать к ней и успокаивать? Ведь обещал, что скоро вернётся, а сам не пришёл…
- Дурак,- зло простонал Жданов и от переизбытка чувств стукнулся лбом о стол.
- Андрюх, ты чего?- почти испуганный голос Малиновского вернул его к действи-тельности, и Андрей поднял на него глаза. Встретив его полубезумный взгляд, Рома ещё больше нахмурился, но сказать ничего не успел, потому-что Жданов за-говорил первым.
- Она не хочет со мной говорить, Ром…
- Конечно, не хочет,- удивился Малиновский.- Но ты подожди, она успокоится, и ты с ней поговоришь. Кира отходчивая…
- Да при чём здесь Кира?- заорал Жданов и вскочил.- Кира! Что вы все носитесь с ней? Отец уволил Катю, ты знаешь об этом? И она ушла! Где её теперь искать? И телефон выключила… Я уже с ума схожу!
- Как уволил?- опешил Рома.- Совсем?
- Малиновский, не зли меня!
- Подожди, Андрюх,- Рома даже головой помотал,- А как же мы теперь? Без неё?
- А ты у Пал Олегыча об этом спроси! Он ведь о репутации Ждановых думает, а не о «Зималетто»!
- Вот ё-моё! А всё ты виноват! Я тебе говорил, чтобы ты к Пушкарёвой не лез, а ты – хочу, хочу!
- Я её люблю, Ром.
- Ой, да брось!- скривился тот.- Хватит уже, Жданов, заигрался! Итак, проблем выше крыши! Кто теперь с финансовыми документами разбираться будет, ты по-думал? А если бы ты свою похоть сдержал, у нас бы этих проблем не было!
Андрей неприязненно посмотрел на друга.
- Это всё о чём ты можешь думать?
- Кто-то должен об этом думать, если уж у тебя совсем мозги отшибло! У нас по-каз скоро!
- Плевать,- поморщился Жданов, а Малиновский изумлённо на него вытаращился.
- Что ты сказал?
- Я сказал, что мне наплевать,- холодно повторил Андрей.- Я и отцу сказал тоже самое. Делайте, что хотите.
Рома несколько минут растерянно взирал на него, а потом недоверчиво усмехнул-ся.
- Ты что говоришь-то, Жданов?
Андрей хмуро взглянул на него исподлобья, а потом вздохнул и опять сел за Ка-тин стол.
- Неужели ты не понимаешь, что с её уходом всё потеряло смысл?
- Для кого потеряло?
- Для меня, да и вообще…
- Ты что, спятил, что ли? При чём здесь Пушкарёва?
- Для меня – при всём.
- Ну, ты дурак!- картинно воздев руки к небу, воскликнул Малиновский.- Из-за бабы так голову потерять! Столько лет работать, доказывать всем, как рыба об лёд биться и всё для чего? Чтобы положить это к ногам Пушкарёвой? Что за бред?
- Это не бред, Ромка. Я её люблю.
- Хватит уже это повторять, а то я и правда поверю! Поигрался и будет! Пора уже за ум браться! Как-то ты жил до неё!
Андрей покачал головой.
- Не знаю, как… Знаешь, я только недавно понял, что всё это время, с тех пор как она появилась в «Зималетто», я всё делал ради неё. И сам этого не понимал.
- В смысле?- растерялся Рома.
Жданов пожал плечами и даже усмехнулся.
- Вот так. Я ведь почему в президенты рвался? Самолюбие своё потешить, Сашке насолить, кому-то что-то доказать, отцу в первую очередь, что я тоже могу. А ко-гда президентом стал – растерялся, честно. А тут она появилась. Смешная, неле-пая и чистая девочка, и только глаза у неё не по-детски горели.  И понимаешь, ко-гда у нас что-то получалось, У МЕНЯ что-то получалось, она мной гордилась. Я это видел, и для меня это очень много значило. В меня больше никто на самом деле-то и не верил, только она. И хотелось сделать ещё что-то такое, чтобы она улыбнулась и посмотрела на меня именно с гордостью. Хотелось двигаться впе-рёд, добиваться, ради неё, а почему – понять никак не мог, дурак!  Чёрт, почему всё так поздно? Ведь если бы я тогда всё понял, то не женился бы на Кире, не бы-ло бы всего этого кошмара и хоровода баб, чтобы как-то забить неудовлетворён-ность. Да Боже ты мой! Да мы бы уже год как были женаты! Возможно, у нас бы уже ребёнок был!
Рома смотрел на него не просто в изумлении, а в потрясении, даже язык отнялся. От кого он всё это слышит? От Жданова, одного из самых больших любителей покутить в этом городе? Это он сейчас говорит ему о добровольном браке и же-лании иметь ребёнка? Да ещё с кем? С Катей Пушкарёвой!
Малиновский медленно подошёл к нему, взял за плечи и встряхнул его.
- Андрюх, ты себя слышишь, вообще? Ты что говоришь?
- Правду я говорю,- и оттолкнул его руки.- Мне повезло в жизни, Ром. Я встретил самую лучшую женщину в мире, и она меня любит! А теперь что? Отдать всё это? Я не могу… Я вообще без неё ничего не смогу, мне ничего не надо.
Рома сокрушённо покачал головой и вздохнул.
- Если ты сейчас мне всё это всерьёз говоришь, то это значит, что у нас большие проблемы.
- Это у меня большие проблемы, Ром.
- Нет, мой дорогой друг, у нас. Потому-что всё это ударит в первую очередь по «Зималетто».
Андрей помолчал немного, потом пожал плечами.
- Мне сейчас всё равно.

4.

Катя открыла дверь своим ключом и тихо вошла в прихожую. Зажгла свет. Из кухни тут же появилась мама и удивлённо на неё посмотрела.
- Катюш, как ты сегодня рано!
Катя через силу улыбнулась.
- Да, вот так получилось.
- А Андрей Палыч уже звонил, говорил, что ты можешь приехать раньше. И про-сил перезвонить.
Катя вся сжалась и едва сумела повесить шубу на вешалку.
- Звонил?
- Да. Голос такой странный у него был. Он не заболел?
- Нет, мам, просто…
- Вы что там стоите?- окрикнул их из кухни отец.- Катюх, у тебя часы сломались, что ли? Или у Жданова, что он так рано тебя отпустил?
Катя вошла на кухню с гулко-колотящемся сердцем и в нерешительности остано-вилась у двери.
Надо как-то сказать, надо. Они должны знать.
- Мама, папа, мне надо вам кое-что сказать,- неуверенно начала она, а родители сразу насторожились.
- Катюш, что случилось?
Она прерывисто вздохнула и сказала:
- Я уволилась.
Именно я, произнести «меня уволили», так и не решилась. Ведь надо будет объ-яснять за что, а как она могла это объяснить?
Елена Александровна всплеснула руками и растерянно посмотрела на мужа. Ва-лерий Сергеевич удивился, но быстро взял себя в руки.
- Что произошло?- деловито поинтересовался он.
- Да ничего, пап,- Катя пыталась выглядеть спокойной и расслабленной.- Просто я поняла, что не хочу больше этим заниматься. Перспектив никаких, выше долж-ность я уже не получу, итак заместитель президента компании, так что ещё? Надо заняться чем-то новым.
Родители опять переглянулись.
- Раз ты так решила,- начала мама, но отец её перебил.
- И правильно сделала! Сколько можно в этом «Зималетто» молодость свою хоро-нить? Я давно говорил, что для молодой жены эта работа не подходит. Надо будет мужем заниматься, семьёй, быт обустраивать, а не сидеть днями и ночами в офи-се!
Катя через силу улыбнулась. Родители опять всё свели к одному – к свадьбе.
- Папа правильно говорит,- подхватила Елена Александровна,- думаю, и Миша обрадуется. Будешь ему помогать, чтобы скучно не было.
Катя подавила тяжёлый вздох и кивнула.
- Мам, и ещё… если Андрей Палыч позвонит, ты скажи ему, что меня нет, хоро-шо? Я не хочу с ним сегодня разговаривать.
- Он не хотел тебя отпускать?
Она замялась.
- Не хотел.
- Конечно, не хотел!- воскликнул Валерий Сергеевич.- Кто ж такого сотрудника просто так отпустит? Но ты правильно поступила, дочь. Надо и о себе подумать, а не только о Жданове.
Катя опять выдавила улыбку и отпросилась к себе, сославшись на усталость. По-плотнее закрыла за собой дверь, легла на диван и разрыдалась, уткнувшись в по-душку.

0

15

Глава 27.

1.

Андрей просидел в офисе до позднего вечера. Он измучил телефон, набирал Ка-тин номер, наверное, тысячи раз. Но мобильный упорно молчал, а когда он звонил ей домой, Елена Александровна отвечала, что Кати нет. Андрей чувствовал, что она его обманывает, что Катя дома, но… Он не знал, что ещё сделать, где её ис-кать, куда звонить…
В конце концов, когда Потапкин начал «греметь ключами», Жданов всё-таки за-собирался. Домой не хотелось, он подумывал поехать к Кате домой, пробиться к ней, влезть опять в окно, если понадобится, но потом он передумал. Решил, что ей всё-таки надо подумать, успокоиться, да и в присутствии родителей она вряд ли будет с ним разговаривать. Катя только ещё больше в себе замкнется, а этого сей-час допустить нельзя. Завтра он с ней встретится, обязательно, и они всё вместе решат. Главное, сейчас не паниковать.
Пару раз он притормаживал у знакомых баров, но потом ехал дальше. Впереди был важный вечер, он решил, что сегодня  он, наконец, поставит все точки над i. Иначе все подумают, что он загулял и отходит от шока и завтра явится к Кире с цветами просить прощения, как обычно и поступал. Но теперь так не будет. Те-перь всё по-другому.
Открыв дверь, он сразу понял, что Кира не одна. В гостиной слышались оживлён-ные голоса и один, самый встревоженный принадлежал его матери. У Андрея зу-бы заныли. Вечер перестаёт быть томным, как говориться. И превращается в кошмар.
Он тихо вошёл и, не раздеваясь, прошёл в гостиную. Остановился в дверях.
Родители и Кира сидели за столом и ужинали. Якобы. На самом деле шло бурное обсуждение очередной сделанной глупости Андрея Жданова. Для полноты карти-ны не хватало только Воропаева, который размахивал бы над головой шашкой.
На столе Андрей заметил бутылку вина и свечи. Это вызвало лишь холодную ус-мешку.
- Что празднуете?- глухо поинтересовался он.
Все обернулись и посмотрели на него.
Отец нахмурился, Кира насторожилась, а Маргарита Рудольфовна с минуту вгля-дывалась в его лицо, а потом поднялась ему навстречу.
- Андрюша!- прозвучало довольно трагично. Значит, уже успели посвятить во все подробности. Хотя, этого следовало ожидать.
Мать подошла к нему и картинно всплеснула руками.
- Андрюша, что ты натворил?
Андрей поморщился.
- Мама, прекрати…
- Что прекрати? Андрей, я просто в шоке!
Кто бы сомневался!
Жданов вздохнул, снял пальто и бросил его на кресло. Потом обернулся и по-смотрел на всех очень серьёзно.
- Я ничего никому объяснять не буду. Я сегодня всё уже сказал и говорил я это вполне серьёзно. Даже если кто-то мне и не поверил. И повторять я тоже не буду.
Андрей видел, как ещё больше помрачнел отец, Кира отвернулась и вытерла сле-зы, а мать окончательно растерялась. Дожидаться всплеска эмоций он не стал и пошёл в спальню.
- Андрюша, а ужин?- это опять мать.
Он даже не обернулся.
- Спасибо, я сыт.
Принял душ, переоделся, взял подушку, плед и пошёл в свой кабинет. Ночевать он собирался там.
У самой двери его поймала Кира.
- Андрей, ты что?
Жданов едва заставил себя посмотреть на жену.
- Я переночую здесь.
Кира прикусила губу и посмотрела на него с тоской.
- Зачем ты так?
Андрей зло усмехнулся.
- А как надо, Кира? Тебе самой не противно? Сколько можно уже врать? Мне всё надоело.  Я больше не буду жить так, как удобно другим.
- Ты будешь жить так, как удобно ей, да?- не удержалась Кира от язвительности.- Неужели ты не понимаешь, что она только этого и добивалась? Получить в лю-бовники богатого и влиятельного!
Андрей только диву давался такой изощрённой фантазии.
- А, по-моему, это ты этого добивалась, Кира.
- Что?- она буквально задохнулся от негодования.
- А разве нет?
- Да как ты можешь? Ты меня с Пушкарёвой сравниваешь?
- Не сравниваю,- заверил её Андрей.- И разговаривать с тобой сейчас не буду.
С этими словами он вошёл в кабинет и закрыл дверь прямо перед её лицом. По-ступил ужасно и невежливо, но иначе он бы её просто убил.
Закрыл дверь и вздохнул.
Надо было так поступить пару лет назад.

2.

Катя проснулась, как от толчка. Открыла глаза, села на постели, нетерпеливо от-кинув одеяло, и посмотрела на часы.
Кошмар! Она проспала! Андрей её убьет, им сегодня в банк…
И в следующую секунду вспомнила всё, что вчера случилось. И что идти ей нику-да не надо, и не ждёт её никто. И теперь так и будет. Изо дня в день.
Она упала обратно на подушки и закрыла лицо руками. Как странно, что так бы-стро всё изменилось. Можно не вставать, никуда не торопиться, не думать о рабо-те… И от этого ещё труднее. Раньше можно было забыться за работой, а теперь и этого нет. И мысли просто сводят с ума.
Когда она вышла из комнаты, из кухни тут же показался Зорькин и странно по-смотрел на неё. Катя почти бегом бросилась в ванную и прежде чем захлопнуть дверь перед его носом, прошипела:
- Даже не вздумай мне что-нибудь говорить!
Он вздохнул и покачал головой, а Катя поспешно закрыла дверь.
Внутри всё разрывалось от неопределённости, душа рвалась вон из дома, куда угодно, лишь бы не надо было притворяться и врать. А просто излить кому-нибудь душу.
Господи, да она бы сейчас всё отдала, лишь бы пойти в «Зималетто», как будто ничего и не случилось. Придти, поболтать с девчонками, а потом, замирая в пред-вкушении, пойти к себе и увидеть ЕГО. Просто увидеть и больше ничего не надо. Услышать его голос, увидеть улыбку…
Стоп, стоп, Пушкарёва! Этого нет больше, хватит глупых мечтаний!
- Чем собираешься заняться сегодня?- спросил отец, когда она села завтракать.
Коля поднял глаза от тарелки и посмотрел на нее, а Катя лишь вздохнула.
- Хочу с Юлианой встретиться, мы давно не разговаривали.
- А к Мише поедешь?- спросила мама, ставя перед ней тарелку с яичницей.- Он вчера звонил, но ты уже спала, я не стала тебя будить.
Катя не ответила, взяла вилку и стала вяло ковырять свой завтрак.
- Да не расстраивайся ты так, Катюш. Это просто в первый день без работы не привычно, а потом ты поймёшь, что поступила правильно.
- Конечно, мама.
Зорькин всё-таки зажал её в прихожей, когда уже собиралась уходить, и требова-тельно заглянул в глаза.
- Что, Пушкарёва, вляпалась? А я тебя предупреждал!
- Хватит, Коль, мне и так плохо!
- Плохо ей… Надо думать! Так всегда бывает, это закон жизни такой – сначала хорошо, а потом плохо. Странно, что ты об этом не слышала!
- Да всё я знаю! Отстань от меня!
Оттолкнула его и выскочила за дверь.
Теперь все будут учить её жизни! Все будут говорить, что они её предупреждали!
Но ничего уже не исправишь!
Катя вышла на улицу, запахнула поплотнее шубу и вздохнула. От свежего возду-ха в голове немного прояснилось и сердце, вроде, стало ныть не так сильно. Сей-час она пройдётся и ей полегчает.
Она уже почти вышла со двора, когда её окрикнули.
- Катя!
Даже шаг сбился, вот как она испугалась. Обернулась и увидела Маргариту Ру-дольфовну.
Мать Андрея стояла рядом со своей машиной и смотрела на неё очень странно, словно видела в первый раз и оценивала.
Катя сглотнула. Только не это!
Но просто стоять, и смотреть на неё было довольно глупо. Катя медленно, почти заставляя себя, приблизилась к ней.
- Здравствуйте, Маргарита Рудольфовна,- тихо проговорила она, стараясь не смотреть ей в глаза.
Жданова сдержанно кивнула, оглядывая её с головы до ног придирчивым взгля-дом.
- Здравствуйте, Катя. Мне надо с вами поговорить.
Катя вздохнула.
- Маргарита Рудольфовна, я… не знаю, что я могу вам сказать. Вы, наверное, и сами уже всё знаете.
- Я допускаю, что вам и правда нечего мне сказать, но МНЕ есть, что сказать вам. Садитесь в машину, не на улице же разговаривать.
Катя сомневалась, но Маргарита смотрела на неё так, что отказаться было невоз-можно. И села в машину.
Ехали молча, шофёр вёл машину и видимо заранее знал, куда ехать. Катю трясло от волнения, а Жданова лишь хмурилась.
Приехали в очень приличный ресторан, что Катю несколько удивило, но когда они заняли отдельный кабинет, ей стал понятен выбор места. Тут уж точно никто не помешает и не увидит их вместе.
Маргарита даже не потрудилась что-то заказать. Отложила сумку и посмотрела на Катю. Довольно неприятный взгляд. Пушкарёва поёжилась.
- Вы уже поняли, о чём я хочу с вами поговорить, ведь так?- начала Маргарита Рудольфовна.
Катя только кивнула, а руки под столом принялись нервно теребить скатерть.
- Я вам честно скажу, Катя, когда я узнала, я была в шоке. Ладно, Андрей, он все-гда отличался непостоянством, от него можно ожидать чего угодно, но вы… Вы всегда казались мне девушкой практичной, вдумчивой…
- Маргарита Рудольфовна, я не знаю, что вы подумали,- каждое слово давалось ей с трудом,- но я, правда, его люблю…
- А я вам верю!- неожиданно воскликнула Жданова и даже руками взмахнула.- Верю, Катя! И возможно вы подумаете, что это слова матери и они предвзяты, но я не знаю, как можно не любить моего сына! И я вас прекрасно понимаю! Но и вы должны понимать, что вы ему не пара! Уж простите меня за такую правду!
Катя даже глаз не подняла, только закусила губу и успела поймать слезу, скатив-шуюся по кончику носа, прежде чем она упала бы прямо на скатерть.
- У него сложившаяся жизнь, он стал солидным человеком. Семейным человеком, прошу заметить! А ваши отношения… У них нет будущего. Вы умная девочка и должны это понимать.
Катя всхлипнула и вытерла слёзы.
Маргарита помолчала немного, наблюдая за ней, а потом продолжила:
- Андрей очень изменился в последнее время и нас с Пашей это очень беспокоит. Он не думает ни о чём кроме вас. Даже «Зималетто», которое раньше значило для него буквально всё, теперь отошло на второй план.  Думает только о вас, повторя-ет ваши слова, прислушивается только к вашему мнению… так нельзя. Катя, что вы с ним сделали?
Катя покачала головой.
- Я ничего не делала…
- А, по-моему, делали! Вместо того чтобы вспомнить о своих профессиональных обязанностях, об оказанном вам доверии, вы пошли у него на поводу. Да, да, я не верю, что это вы его соблазнили, как говорит Кира. Для этого я слишком хорошо знаю своего сына. Но вы не должны были ему поддаваться. Просто не имели пра-ва! Он сравнительно недавно женился, им с Кирой надо налаживать совместную жизнь, а тут появляетесь вы, и он забывает обо всём на свете! Но у него уже есть жена, а у вас, насколько я знаю, жених! Вот и давайте остановимся на этом. Не надо портить ему жизнь!
Катя облокотилась на стол и закрыла лицо рукой.
- Я не хочу ничего портить… Я бы всё отдала, чтобы у него всё было хорошо, чтобы он был счастлив.
- Тогда не мешайте ему, Катя! Если он сейчас бросит всё из-за вас – а он это сде-лает, если вы его не остановите! – то наверстать упущенное ему будет очень трудно. Будет скандал, развод после громкой свадьбы из-за секретарши, в обще-стве его никто не поймёт! И Паша этого терпеть не будет. Все эти сплетни вокруг «Зималетто»… Он уже пригрозил ему отставкой.
Катя вскинула на Маргариту потрясённый взгляд.
- Что? Пал Олегыч это сделал?
- Да, сделал. Просто Андрей больше ни о чём не хочет думать, только о вас! Ему на всё наплевать, и Паша боится, что «Зималетто» останется без президента. Но президента можно заменить, в крайнем случае, но что он успеет натворить в та-ком состоянии? Да и что Андрей будет делать, когда, наконец, очнётся? Когда этот любовный дурман у него пройдет, и он поймёт, что остался ни с чем? Вы ду-маете, что после этого его отношение к вам не изменится?
Маргарита говорила всё то, о чём сама Катя думала не раз. И теперь выслушивая всё это от матери Андрея, медленно умирала после каждого её слова.
- Так что решайте, Катя. Сейчас всё зависит от вас. И если вы его на самом деле любите, вы исчезните из его жизни. Тихо, просто уйдете, без скандалов и истерик. Он успокоится. Пусть не сразу, но успокоится. Андрей не тот человек, который будет навязываться. И если вы поговорите с ним достаточно твердо, он оставит вас в покое. Не дайте ему испортить себе жизнь, он потом не простит этого ни вам, ни себе.
Маргарита Рудольфовна вздохнула, помолчала немного, а потом поднялась.
- Я сказала вам всё, что хотела, Катя.  Извините, если что не так, но когда-нибудь у вас тоже будут дети, и вы тогда меня поймёте. Я просто хочу, чтобы у моего сына в жизни всё сложилось удачно. Он у меня единственный. И я, правда, верю, что лучше, чем Кира, ему жены не найти. А ваши с ним отношения… Что ж, бы-вает. На то она и молодость, чтобы влюбляться. Но любовь проходит, Катя, а жить дальше надо.
Катя не ответила. Смотрела в окно, и только рука иногда поднималась, чтобы вы-тереть слёзы. И даже не слышала, как Маргарита вышла.
Вот всё и решено. За неё.
Нет, не так, за них.
Они-то, глупые, подумали, что главное – это любить, а оказалось, что деньги и репутация намного важнее.
Банальный сюжет для любовного романа с трагическим финалом.

3.

Когда она приехала к Юлиане, ей казалось, что она почти успокоилась. Губы пе-рестали трястись, да и дыхание восстановилось. Взяла себя в руки, а когда вошла в кабинет Виноградовой, увидела её и опять забилась в истерике.
- Господи, Катя, что случилось?
Юлиана поднялась ей навстречу, а Катя не сдержалась и зарыдала. Первый раз открыто, перед кем-то.
- Сядь, сядь,- Юлиана усадила её на диван и погладила по голове.- Расскажи мне, что случилось!
Катя несколько минут никак не могла успокоиться, а потом начала рассказывать. Сбивалась, всхлипывала, опять начинала плакать, но рассказывала.
Виноградова качала головой, ахала иногда и не знала, что сказать.
- Так и сказала – в обществе не поймут?
Катя кивнула.
- Поверить не могу! Глупость какая!
- Я не думала, что всё зайдёт так далеко!
Юлиана помолчала немного, а потом осторожно проговорила:
- Мне сегодня утром Пал Олегыч звонил. Они показ перенесли.
Катя изумлённо посмотрела на неё.
- Что? Как это перенесли?
Юлиана пожала плечами.
- Я сама была в шоке, ничего не поняла, но после того, что ты мне рассказала… Видимо, Андрей, действительно, объявил бойкот. Он заниматься показом отка-зался, ты уволилась, Кира в истерике, кто будет дело делать? Один Малиновский? А Пал Олегычу ещё надо в курс дел войти.
- Надолго?- поневоле проявился деловой интерес.
- На начало марта. Женский день и всё такое… Катя, о чём ты думаешь? У тебя своих проблем мало?
Пушкарёва вздохнула.
- Мне надо встретиться с Андреем,- тихо проговорила она.
- И что ты ему скажешь?
- Правду.
- Свою или ту, что сказала тебе Маргарита?
Катя невесело усмехнулась.
- А ты думаешь их несколько? Мне кажется, одна.
- Я не понимаю,- покачала головой Юлиана.- Ты на самом деле думаешь, что он так просто оставит тебя в покое?
Катя долго молчала, за это время разорвала в мелкие клочки несколько бумажных салфеток, а потом глухо проговорила:
- Ему придётся.
- Кать, ты меня пугаешь. Ты что надумала?
Пушкарёва покачала головой, но на неё не смотрела. Уставилась в одну точку и что-то обдумывала.
- Я ничего не надумала, Юлиана. Пусть всё идёт, как идёт. На следующей неделе я выхожу замуж, вот тогда всё и закончится. Он не посмеет пойти против моего решения.
- Катя, да ты с ума сошла!
- Почему? Всё изначально так и задумывалось, так в чём проблема?
- А дальше что будет, ты подумала? Замуж выйти – это не просто в амбарной кни-ге расписаться! Тебе жить с ним  придётся, ты понимаешь это? А как же Миша? Думаешь, он заслужил это?
Катя закусила губу, потом покачала головой.
- Он ничего не узнает. Я стану ему хорошей женой. Я смогу, вот увидишь.
Юлиана схватилась за голову.
- Катя, Катя… ты совершаешь ошибку, сама не понимаешь, на что идёшь! Ты и так уже дел натворила – связалась со Ждановым, но это…
- Так будет лучше. Маргарита права, если Андрея сейчас не остановить, он наде-лает глупостей. И Кира тоже. Неизвестно на что она может решиться. И ты права, я совершила ошибку и её надо исправить. У нас с Андреем никогда ничего не по-лучится, я всегда это знала, но потеряла голову. Мне сейчас ужасно больно и пло-хо, но сделанного не вернёшь, надо исправлять. Я ведь сознательно дала согласие на брак с Мишей, всё взвесила и решила. Он хороший, родители его обожают, к чему всё менять? Наша с ним свадьба решит все проблемы.
- И создаст новые,- уверенно кивнула Виноградова.
- Я и их решу. Просто надо забыть, что этот месяц был в моей жизни и вернуться к прежней жизни, вот и всё. Я поговорю с Андреем, и он… смирится,- не совсем уверенно закончила она.- Ему придётся.
- Я знала, что ничего хорошего из этого не выйдет,- проговорила Юлиана, а Катя опять заплакала.



Глава 28.

1.

Утром отец пытался поговорить с ним о показе, но он лишь нетерпеливо отмах-нулся. Быстро выпил кофе, обжигая губы и одновременно, раз за разом, продол-жая набирать Катин номер. Пал Олегыч и Кира косились на него с неудовольст-вием и непониманием, но Андрей не обращал внимания. Радовало то, что матери уже не было. Она уехала раньше, и обошлось без лишних вздохов и охов.
Уже у двери его остановил голос Киры.
- Андрей, ты куда?
Он застегнул куртку и посмотрел на неё.
- По делам.
- У тебя деловая встреча?
Андрей остановился, опустил руки и посмотрел на жену в упор.
- У меня нет встречи, Кира. У меня дела. Личные.
Её глаза влажно заблестели, и Андрей невольно поморщился.
- Какие у тебя дела?- Пал Олегыч появился в прихожей и зло посмотрел на сына.- На следующей неделе показ, ты о чём думаешь, вообще?
- Я думаю о том, что для меня сейчас важнее, папа. И может, ты мне не поверишь, но «Зималетто» – это  ещё не всё в моей жизни.
И вышел за дверь.
Первым делом он поехал к Кате домой. Без малейших раздумий поднялся на нуж-ный этаж и нажал на кнопку звонка. Ему очень хотелось, чтобы ему открыла именно она. Сонная, уютная, домашняя, он бы сразу обнял её, прижал к себе и никогда не отпускал.
Андрей надеялся, что будет так.
Но открыла ему Елена Александровна. Удивилась при виде его, но в квартиру пустила.
- Андрей Палыч? Здравствуйте.
- Доброе утро, Елена Санна. Извините, что я с утра, вот так, без предупреждения, но мне очень надо поговорить с Катей.
- А Кати нет дома.
Андрей сосчитал про себя до десяти и улыбнулся.
- Елена Санна, мне очень надо. Поговорить. С ней.
- Её, правда, нет,- из кухни вышел Зорькин и остановился в дверях, с интересом посматривая оттуда на Жданова.- Она недавно ушла.
Андрей встретился с ним взглядом и совсем сник. Опоздал. Совсем немного, но опоздал.
- Андрей Палыч,- с тревогой начала Катина мама,- а что-то случилось, да?
Он покачал головой.
- Нет… мне просто надо с ней поговорить.
- Это по поводу её увольнения, да? Но она всё решила, ей так лучше будет. Я не думаю, что вам следует её удерживать.
Андрей смотрел на Елену Александровну почти испуганно.
- Решила, значит?- тихо проговорил он.- А куда она поехала, не сказала?
- Сказала по делам. Но она обязательно позвонит вам на днях.
Андрей невесело усмехнулся. Родители… все они одинаковы.
Так ничего и не добившись от Елены Александровны, Андрей вышел на улицу и вдохнул холодный морозный воздух. Легче не стало.
И что теперь делать? Где её искать? Сидеть здесь и караулить? А за это время она напридумывает себе разных глупостей. И ладно напридумывает, а то ещё и наде-лает!
Он уже садился в машину, когда услышал, как его кто-то окрикнул.
- Андрей Палыч!
Жданов обернулся и увидел Зорькина. Он стоял на крыльце подъезда в одном свитере и ёжился от холода. Андрей вернулся к подъезду и выжидательно по-смотрел на него.
Коля тоже некоторое время молча смотрел на него, а потом сказал:
- Она недавно ушла. Собиралась к Юлиане, а потом… в «Мармеладофф». И… я не знаю, что у вас произошло, она не рассказала, но ей очень плохо.
Андрей помолчал, обдумывая полученную информацию и неожиданное сотруд-ничество, а потом кивнул.
- Спасибо.
- Я это не для вас делаю,- вдруг нахмурился Зорькин.- А для неё. Сейчас она мо-жет такого натворить… А Борщёв, он не сделает её счастливой, я ей всегда об этом говорил, еще до вас.
- Всё равно спасибо.
В машине Андрей опять схватился за телефон и набрал номер офиса Юлианы. Ответила ей секретарша, и Андрей тут же устроил ей допрос. Где Виноградова, приходила ли Катя… Точно не приходила?
- Борщёв,- с ненавистью выдохнул Андрей, отключив телефон. Значит, она снача-ла к нему поехала. Остаётся только  надеяться, что поехала для того, чтобы отме-нить свадьбу.
Андрей лихо развернул машину и поехал к ресторану.
«Мармеладофф» только открылся, чтобы принять всех желающих позавтракать. Желающих было немного, заняты были всего пара столиков, официантов по залу слонялось и то больше.
Жданов, не раздеваясь, пролетел в зал и тут же был остановлен бдительным метр-дотелем.
- Я могу вам помочь?
- Нет,- отмахнулся Андрей, пытаясь проскочить мимо него.
- Извините, но в зал в верхней одежде нельзя. Я провожу вас в гардероб.
- Лучше проводите меня к Борщёву, немедленно,- холодно проговорил Андрей.
- К сожалению, он сейчас не сможет с вами поговорить, он на кухне…
- Со мной он поговорит,- зловеще пообещал Жданов, оттолкнул несчастного метрдотеля и уверенным шагом направился к кухне. Распахнул дверь, и даже за-мер на мгновение.
На кухне было жарко и многолюдно, пахло готовящейся пищей, и Жданова поче-му-то затошнило.
Он не сразу разглядел Борщёва. В белом пиджаке тот не бросался в глаза, стоял в стороне и наблюдал за процессом.
Андрей направился к нему, ловя на себе удивлённые взгляды работников кухни.
Миша увидел его почти сразу, как он вошел, и нахмурился.
- Что вы делаете? Здесь нельзя находиться в верхней одежде!
- Поговорить надо,- сдерживаясь из последних сил, проговорил Жданов, огляды-вая соперника с явным пренебрежением.
- О чём нам с вами говорить?- не понял Михаил.
- Тебе прямо здесь рассказать? У тебя есть то, что принадлежит мне, и я хочу это забрать.
Борщёв с минуту молчал, с тревогой присматриваясь к решительному лицу незва-ного гостя, потом кивнул.
- Пойдёмте.
Они вышли через другую дверь и оказались в довольно просторном помещении, напоминающим кладовку. Миша остановился и выжидательно и со всё возрас-тающей тревогой посмотрел на Жданова.
- Что вам надо?
Андрей перевёл дыхание. Он уже понял, что Кати и здесь нет, но упускать воз-можность поговорить с этим поварёнком по душам, не собирался.
- Я хочу поговорить о Кате.
- А что с Катей?- заволновался Миша.
- А ты не знаешь?
- Почему вы со мной так разговариваете?
- А как я должен с тобой говорить? Ты сам, что ли не понимаешь? Не видишь, да? Она не любит тебя! И замуж она за тебя не хочет, только не знает, как об этом сказать!
Миша напрягся, Андрей это заметил. Напрягся и взгляд стал жестким. Он отвер-нулся и пару минут молчал, собираясь с мыслями.
- Раз вы ко мне пришли,- наконец проговорил он,- как я понимаю, считаете себя в праве обсуждать со мной это.
Жданов поморщился.
- Ты, вообще, слышишь, о чём я тебе говорю?
- Я слышу,- кивнул Миша. – Но не понимаю, почему я должен обсуждать свои от-ношения с невестой с вами.
- Она меня любит!- почти крикнул ему в лицо Жданов.
- А замуж выйдет за меня,- резко ответил Борщёв и Андрей даже растерялся.
- Ты не понимаешь…
- Я всё понимаю, господин Жданов!- отрезал Миша.- И я так же понимаю, что это всё глупости! Она запуталась, нервничает перед свадьбой, но это пройдёт. Она со-гласилась стать моей женой и выйдет за МЕНЯ замуж! А вы, насколько я знаю, женаты, вот и возвращайтесь к своей жене, а мою невесту оставьте в покое! Она вам не игрушка!
- А я и не играю, господин Борщёв!- тихо и угрожающе протянул Андрей, глядя на него со злобным прищуром.- Я вам серьёзно говорю – она меня любит! Любит. Хочешь, по буквам повторю, что бы ты понял? Хотя, как тебе это понять? Тебя-то она никогда не любила и не полюбит!
- У вас слишком богатая фантазия, Андрей Палыч! У нас с Катей всё прекрасно, мы готовимся к самому счастливому дню в нашей жизни, а вы здесь ни при чём. Я могу понять, вы много времени проводите вместе, и возможно что-то между вами произошло, но это не повод врываться ко мне на работу и говорить гадости обо мне и моей невесте. Сегодня утром я узнал, что Катя уволилась из «Зималетто», а это говорит о том, что она не хочет с вами работать и видеть вас тоже не хочет.
Андрей выслушал всю эту пламенную речь, а потом презрительно хмыкнул.
- Ты такой правильный, что тошнит. Ты хоть представляешь, какая она на самом деле? Ты всё равно не сможешь её удержать, ты ничего не сможешь ей дать. Да она сожжёт тебя заживо!
Андрею показалось, что Миша немного покраснел. Вот оно, слабое место, вот ку-да надо бить!
Жданов многозначительно хмыкнул.
- Ты же мужик, сам понимать должен. Брак – это одно. Штамп в паспорте, семей-ные ужины, муж, жена… Но она теперь не сможет без этого, БЕЗ МЕНЯ она не сможет. И если ты думаешь, что я просто так её отпущу, то зря. Неужели ты со-гласен делить её со мной? А ведь так будет. Каждый раз, когда она будет выхо-дить из дома, ты будешь мучиться – а не ко мне ли она пошла? И почти всегда бу-дешь прав! Ты будешь заниматься с ней любовью, а она будет думать обо мне, вспоминать меня. И этого уже не изменишь! Я могу дать ей то, чего не можешь дать ты!
- То, о чём вы говорите,- голос Миши звучал хрипло и натянуто,- не имеет ника-кого отношения к любви. Это просто похоть, и Катя…
- И Катя придёт ко мне,- перебил его Жданов.- Через неделю после вашей свадь-бы, если не раньше, уверяю тебя. Ты думаешь, почему она не спит с тобой сей-час? Заставить себя не может! Приходит от меня, видит тебя – и всё. Ты даже представить не можешь, какая она…- в этом месте Андрей даже глаза закатил.
- Замолчите!
- Я тебе правду говорю, кулинар! Неужели ты действительно думал, что Катька, с её бешеным темпераментом, жаждой деятельности удовлетвориться этой пароди-ей на семейную жизнь? Ей же гореть надо, чего-то добиваться, стремиться к чему-то. Она по-другому не может! Неужели ты ничего не видишь из-за своих каст-рюль? Ей я нужен, а не ты!
- Это не любовь! То, что вы говорите, это не любовь!
- А что, по-твоему, любовь? Розовые слюни, вздохи при луне, за ручку подер-жаться, да? В глаза посмотреть с трепетом и томленьем? Может кому-то этого и хватит, но не ей! Ей этого мало! А мы с ней идеально подходим друг другу.  У нас общее дело, общие интересы, мы понимаем друг друга с полуслова и ко всему этому ещё офигенный секс,- он специально так сказал, чтобы смутить Борщёва ещё больше.
- А вы, значит, думаете, что она всю оставшуюся жизнь будет вашей любовни-цей? Будет исполнять ваши прихоти, спать с вами и ради чего? Ради, как вы гово-рите, офигенного секса?- Миша едва заставил себя это произнести.- Ей нужна се-мья, ее так воспитали!
- Я её семья,- отрезал Жданов.- И она будет моей женой, и я сделаю её счастли-вой! А ты не сможешь!
- Вы уже сделали одну женщину счастливой,- усмехнулся Миша.- Уж об этом я наслышан!
Андрей кивнул.
- Да, и это пример того, что получается из браков, в которых нет любви. Ты этого для неё хочешь?
- А вы чего хотите от меня? Чтобы я отпустил её к вам? Я не дам ей совершить эту глупость! Я не верю в ваши чувства к ней. Вы привыкли играть женщинами! Сегодня одна, завтра другая! Как она это переживёт?
- Я её люблю, а она любит меня. Это все, что я знаю, и что важно на самом деле!
Борщёв покачал головой.
- Я вам не верю! И она не верит, иначе бы уже давно поговорила со мной и отме-нила свадьбу. Но она этого не сделала, значит, всё для себя решила. И она будет МОЕЙ женой и родит мне детей!
Жданов скрипнул зубами, почти уничтожил его взглядом, но так просто уйти не мог. Он привык, чтобы последнее слово всегда оставалось за ним.
- Моих детей,- каменным голосом произнёс он, окинул Мишу ещё одним вырази-тельным взглядом и вышел за дверь.

2.

- Воропаев!
Крик Юлианы разнёсся по квартире, Саша вздрогнул и выронил ложку.
- Что ты кричишь?- возмутился он и поставил банку с вареньем на стол.- Я чуть не подавился!
- Да лучше бы ты подавился!- Виноградова, как фурия, влетела на кухню, и по-смотрела на него дикими глазами.
- Ничего себе,- обиделся Воропаев и с сожалением посмотрел на варенье. Такой момент испортила!
- Я тебя убью сейчас!- и стукнула его сумочкой по плечу. Саша охнул и потёр ушибленное место.
- Юль, прекрати драться! Объясни толком, что случилось! Может я здесь и ни при чём?
- Ты ни при чём? Ты-то как раз при чём! Всё вышло из-под контроля! Они все пе-реругались! А я тебя предупреждала!
- Подожди, кто переругался?- Саша заинтересованно посмотрел на нее, а потом всё-таки достал чистую ложку, подвинул к себе банку и с удовольствием отпра-вил в рот первую порцию варенья.
- Да все переругались! Ждановы, Кира с Андреем, все! А досталось больше всех Кате! Пал Олегыч её уволил!
-Саша удивлённо приподнял бровь.
- Даже так?
Юлиана с минуту смотрела на его довольное лицо, а потом тихо сказала:
- Воропаев, ты меня убиваешь… И прекрати есть!
Он облизал ложку, кинул её в раковину и улыбнулся.
- Успокойся, дорогая, все идёт по плану.
- По какому плану?- в бессилии воскликнула она.
- По моему. А ты на что рассчитывала? Что Кира, когда узнает, благословит Жда-нова на дальнейшую супружескую неверность и сама проводит его к Катьке?
- Ты хоть понимаешь, что в «Зималетто» кризис?
- Да ничего не будет, - легко отмахнулся Саша.- Сейчас Жданов с Катькой всё решат, и всё вернётся на круги своя.
- Твоё спокойствие меня поражает,- покачала головой Юлиана.- Всё идёт не так! Андрей отказался заниматься показом, Кира не хочет его отпускать, Катя собра-лась таки замуж за Мишу, а ты предлагаешь всем успокоиться?
- Всё идёт так, как должно идти. С Кирой я поговорю, Жданов скоро перебесится и начнёт работать, это он сейчас в шоке просто. А Катька… что ж, это дело Жда-нова её переубедить. Но тут даже не это главное, Юль. А главное то, что они оба дошли до нужной кондиции и теперь, даже если она по дурости и выскочит за Борщёва, то разведётся с ним быстрее, чем успеют чернила в паспорте высохнуть.
- А как же Миша, Саш? Его чувства в расчёт не принимаются?
- Ну, знаешь ли, дорогая,- фыркнул Воропаев,- я же не Купидон! Обо всех думать не могу!  В любви, как на войне – бывают жертвы среди мирных жителей.
- Жертвы, значит? Ну-ну.
- Что «ну-ну»?- Саша потянулся и обнял её.- Ты не о том думаешь, Юля. Надо думать о чём-то прекрасном, позитивном. Все у них наладится. А пока можешь подумать обо мне.
- Ты прекрасен и позитивен, Воропаев,- хмыкнула Юлиана.- Настолько, что слов нет!
- Вот видишь?- обрадовался Саша.- Забудь о чужих проблем и подумай обо мне.
Он уже расстегивал пуговицы на её кофте, а губы ласкали шею. И почувствовал, что она начинает поддаваться. Вздохнула и закрыла глаза.
- А Кира?- упрямо прошептала она, обнимая его за шею.
- Я поговорю с ней сегодня,- пообещал он и подхватил её на руки.

0

16

Глава 29.

1.

В «Зималетто» царила паника. Александр понял это сразу, как только вышел из лифта. У всех были обеспокоенные лица, говорили на пониженных тонах и посто-янно оглядывались, а не стоит ли кто за спиной?
На ресепшене нервничала Маша, а, увидев Воропаева, вообще чуть в обморок не упала.
- Здравствуйте, Александр Юрьевич.
- Добрый день,- кивнул Воропаев и огляделся.- Что происходит?
- У нас?- севшим голосом переспросила Тропинкина.- Ничего.
- Маша!- прикрикнул на неё Александр
- Да откуда же я знаю?- в отчаянии и слезами в голосе воскликнула она.- Как буд-то мне кто-то что-то объясняет! Как Катю уволили, так и всё…- она безнадёжно махнула рукой.
- Ясно,- протянул Саша.- Где моя сестра?
- Так у Пал Олегыча! Они с утра в президентском кабинете заперлись и сидят. Решают что-то.
- Решают, значит…
Воропаев усмехнулся, отчего у Маши по коже мурашки побежали, и пошёл к ка-бинету Жданова.
Кира, увидев его, обрадовалась.
- Саша! Как хорошо, что ты приехал. У нас тут такое творится!
- Наслышан,- подошёл и поцеловал сестру.- Здравствуйте, Пал Олегыч.
Жданов-старший кивнул.
- От кого наслышан?
- Да у вас тут такой шум, что, наверное, уже все знают! «Зималетто» просто гу-дит!
Кира нахмурилась.
- Значит, слухи уже пошли…
- Я бы сказал – поползли. Я пришёл с тобой поговорить, Кира.
- Если ты об Андрее, то я не хочу об этом говорить.
- А придётся,- настаивал Саша.- Вы нас извините, Пал Олегыч?
Тот кивнул.
- Конечно, Саш. Но я надеюсь, что мы можем рассчитывать на твою помощь?
Воропаев пожал плечами.
- Если хотите. Но я не думаю, что это потребуется. Мы с Андреем хоть и не луч-шие друзья, но я просто уверен, что долго он не выдержит и сделает для «Зима-летто» всё, что нужно.
- Ты так думаешь?- зло усмехнулась Кира.- Ты ошибаешься! Он сейчас думает совсем о другом! Саша, ты просто не представляешь, что случилось!..
Саша не сдержал ухмылки, Кира это заметила.
- Кто тебе рассказал?- севшим голосом спросила она.- Ах да, Юлиана…
- Не совсем, но вот об этом я и хотел с тобой поговорить. Пойдём.- Он попытался взять её за руку, но Кира не позволила. Вырвала руку и первая вышла в  конфе-ренц-зал.
Саша прошёл вслед за ней, закрыл дверь и вздохнул, глядя на её напряжённую спину.
- По-моему, ты на грани нервного срыва или мне кажется?
Кира нервно дёрнула плечом.
- Не дождётся,- и в раздражении оттолкнула от себя кресло. Оно отъехало и вре-залось в стену.
Саша лениво прошёл к столу и сел, и даже ноги вытянул.
- Значит, Жданов всё-таки собрался с силами и ушёл от тебя?
Кира резко обернулась и окинула брата гневным взглядом.
- Никуда он не ушёл! И не уйдёт! Я его жена и он останется со мной!
- Зачем?
Кира растерялась.
- Как это зачем? Он мой муж…
- Это я уже слышал. Он твой муж, ты его жена, а смысл-то в чём?
- Саша, о чём ты говоришь?
Воропаев опять вздохнул.
- Я просто пытаюсь донести до тебя суть, сестрёнка. Почему ты хочешь его удер-жать? Потому-что он твой муж?
Кира пожала плечами и непонимающе посмотрела на него.
- Ну да. А ты думаешь, что я своего мужа должна просто так отдать этой выскоч-ке Пушкарёвой?
- Вот!- воскликнул Саша.- А какое ключевое слово во всей этой тираде?
- Какое?
- А ты сама не понимаешь?
- Саша,- разозлилась Кира,- я вообще не понимаю, о чём ты говоришь! Вместо то-го чтобы дать мне совет, ты ещё больше меня запутываешь!
- Я не запутываю тебя, Кирюш, я просто хочу, чтобы ты сама поняла. Во всём, что ты сказала, есть только один смысл, а ты его уловить никак не можешь!
- И какой же?
- А такой, Кира! Ключевое слово во всём это – не МУЖ, как ты пытаешься всех убедить, да и себя тоже, а нечто другое. Выскочка Пушкарёва. Именно это тебя и злит!
- Да, злит! Злит! – закричала Кира.- А как же мне не злиться, Саша? Эта дрянь увела у меня мужа! Бесстыжая! Я с самого начала знала, что она из себя пред-ставляет на самом деле! А все только ахали и в ладоши хлопали при виде неё! Ах, какая умная, воспитанная, правильная, а потом ещё и красавица! А я с самого на-чала её раскусила!
- Да не её ты раскусила, Кира. Ты сразу соперницу почувствовала. Жданов ведь без неё не может и дня прожить. Как ребёнок малый без мамки. И это произошло вскоре после её появления в «Зималетто». Она ведь всё для него делала, даже за-частую то, что должна была делать ты.
- Ты о чём?- нахмурилась Кира.
- Как о чём? Она ведь занималась всеми его делами, она планировала его встречи, его отдых, даже следила, сытый он или нет. Есть ли у него чистая рубашка или надо идти в химчистку? Это уже дикость, Кира! Тебе так не кажется?
- И спала с ним!- с ненавистью вставила Кира.
Саша пожал плечами.
- Ну что ж, хоть что-то она должна была с этого получить…
- Саша, да ты что?- ахнула Кира.
- А что? Или ты хочешь сказать, что я не прав?
- Это её работа!
- Носить в химчистку его вещи? Кира, она помощник президента компании, а не горничная!
С минуту она смотрела на него в полном потрясении, а потом шёпотом спросила:
- Ты что, защищаешь Пушкарёву?
- Я её не защищаю, я просто пытаюсь смотреть на вещи реально. И хочу, чтобы ты поняла, что Жданов не вернётся к тебе.
- Вернётся,- упорствовала Кира.
Воропаев покачал головой.
- Нет, не вернётся. Он от других возвращался. И не к тебе в последний год, а к ней. Он ночевать только домой приходил и сюда скорее бежал, чтобы она обогре-ла, позаботилась о нём, и Андрей успокаивался. Вот что ему нужно. А уж после того, как он с ней спать начал – всё, ему больше ничего не нужно. Он не сможет без неё жить. Ни жить, ни работать, ничего. Совсем скурвится.
Кира долго стояла, застыв посреди конференц-зала, и смотрела на брата.
- Ты так говоришь,- осторожно проговорила она,- как-будто знаешь об их отно-шениях намного больше, чем я.
Саша замялся.
- Ну, возможно немного больше.
- Как интересно. И что ты знаешь? А точнее, как давно?
- Кира,- начал подбирать слова Саша,- отнесись к этому спокойнее.
- К чему?
- На самом деле, я давно это подозревал, и пытался не раз открыть тебе глаза, но ты слушать не хотела. Да и с Катькой  говорить пытался, но вы все, как ослепли и оглохли. О чём думаете – непонятно.
- Саша,- у Киры даже голос дрогнул,- ты так говоришь, словно у тебя какие-то от-ношения с Пушкарёвой…
Воропаев нервно поёрзал на стуле под её взглядом.
- Отношение это не то слово, Кира. Мы просто хорошие друзья, вот и всё.
- Кто? Друзья?- Кира даже расхохоталась, но потом тут же замолчала и схвати-лась за голову.- Как ты мог? Ты меня предал!
- Что ты говорил? Кто кого предал?
- Ты! Ты меня предал! Я думала, что ты меня поддержишь, а ты… ты за Пушкарё-ву! Ты свёл дружбу с этой негодяйкой! Да что у вас общего может быть?
Саша не выдержал и вскочил.
- Я о тебе думаю! Поэтому и говорю всё это! Чтобы ты поняла всё это, наконец! Андрей никогда не отпустит Катьку! Даже если она замуж выйдет, как ты наде-ешься! Это ничего не изменит, они всё равно будут вместе. Они просто не умеют по-другому! И если ты его и удержишь, то всегда будешь делить его с ней! Он в первую очередь будет думать о ней, а потом о тебе! И вот на это ты собираешься потратить свою жизнь?
- А как же я?- вдруг всхлипнула Кира.- Как же я? Что мне делать?
- Жить! Начать, наконец, жить. Без Жданова, избавиться от этой идеи-фикс! Именно этого я хочу, понимаешь? Лучшей жизни для тебя! Ты хоть заметила, что за весь наш разговор, пока ты кричала, что он твой муж, ты ни разу – ни разу! – не сказала, что любишь его! Потому-что не любишь, ты болеешь этим браком, а это надо лечить!
Кира выглядела такой несчастной, что у него сердце заходилось. А потом ещё и расплакалась. По-детски так, хлюпая носом и вытирая слёзы ладошкой.
Саша прерывисто вздохнул, потом стремительно подошёл к ней и обнял.
- Не плачь, принцесса, не надо. Хочешь, я напоследок Жданову морду набью? Те-бе станет от этого легче?
Кира не ответила, только разревелась ещё сильнее и прижалась к нему.
- Не плачь,- Саша погладил её по голове.- Всё у тебя будет хорошо. Как только ты вычеркнешь Жданова из своей жизни раз и навсегда, все станет просто и понятно, вот увидишь. И тебе самой станет легче.
- А… а он?
- А что он? Он останется с Катькой,- и весело усмехнулся.- Так ему и надо! У неё характер ещё тот, Андрей у неё по струнке ходить будет.
Кира оттолкнула его.
- Я так не могу!
- Сможешь. У тебя нет выбора.
- Что, что в ней есть такого, чего нет  во мне? Чем я хуже?
- Ничем. Вы просто разные. И ему нужна она, и я даже рад этому. Без Жданова ты станешь намного счастливее, поверь мне.
Кира без сил опустилась на кресло и задумалась.
- Всё правильно, Кирюш,- кивнул Воропаев.- Подумай. Это ведь твоя жизнь  и она у тебя одна. И не зачем тратить её на то, чего никто не оценит и никому это не нужно. Потом спохватишься, да поздно будет.

2.

Катя минут пять стояла перед входом в «Мармеладофф», никак не могла решить-ся войти. Стояла, думала, пыталась изгнать из души последние сомнения.
Приветливые улыбки давались ей с трудом. Пока она шла по залу, её пару раз ос-танавливали, она с трудом удерживала лицо, но заставляла себя поддерживать бе-седу.
Миша был в своём кабинете, Катя вошла, коротко постучав, и улыбнулась.
- Привет.
Голос, вроде, не дрожит.
Миша поднял на неё глаза и замер. Несколько секунд вглядывался в её лицо, от-чего у Кати засосало под ложечкой, а потом тоже улыбнулся.
- Привет. Я тебя ждал.
- Да?
- Да. Звонил утром тебе домой, Елена Александровна мне всё рассказала. Об увольнении.
Катя нервно сглотнула.
- Я уволилась,- подтвердила она.
Миша поднялся и подошёл к ней.
- И молодец, так будет лучше.
И обнял её. Катя на секунду зажалась, даже возникло желание его оттолкнуть, но она сдержалась и обняла его в ответ.
Миша дышал как-то нервно, и ей даже показалось, что руки, обнимавшие её за талию, немного дрожали.
- Ты очень переживаешь?- спросил он.
Притворяться было бессмысленно, и она кивнула.
- Всё пройдёт. Подумаешь, работа!.. Тебя что, кроме работы и подумать не о чем?
- Это же «Зималетто», Миша!
- И что? Ждановы тебе родные, что ли? Ты наёмный служащий. Как пришла, так и ушла.
Что она могла ему ответить?
-Ты и так слишком много для них сделала. Катюш, лучше скажи мне, как идёт подготовка к свадьбе?
Свадьба… до неё ли ей сейчас?
- Всё хорошо идёт, не волнуйся.
- Катя,- Миша приподнял её лицо за подбородок и заглянул в глаза,- с тобой всё в порядке?
Её глаза испуганно распахнулись.
- Почему ты спрашиваешь?
- Ты напряжена как-то, я даже волноваться начинаю. Может, что-то не так?
Миша смотрел на неё как-то испытывающе, и Катя всё больше начинала нервни-чать. Мысли в голове путались, и она боялась, что сорвётся и у неё начнётся исте-рика.
- Всё так, Миша. Я просто…перед свадьбой немного нервничаю.
Борщёв вдруг улыбнулся.
- Это не страшно,- и опять привлёк её к себе.- Катюш, ты только подумай, через неделю мы уже будем женаты! Женаты!
У Кати дыхание остановилось.
- Любимая моя,- и начал её целовать. Катя заставила себя ответить на поцелуй и надеялась, что губы не дрожат, и он не почувствует, как ей плохо.- Я всё для тебя сделаю,- прошептал он.- Ты только будь со мной, и всё будет хорошо.
Будь со мной. Эти слова болью отозвались у неё в сердце, и она закрыла глаза, ут-кнувшись в его плечо, чтобы он не заметил.

3.

- Я вот думаю, ты от меня специально прячешься или у тебя столько дел, что тебе на месте не сидится?
Катя остановилась, как будто споткнулась и медленно обернулась.
Андрей стоял позади неё и непонятно откуда он появился, словно из-под земли. Она не могла пройти мимо него и не заметить. Хотя, какая разница? Он здесь и сердце заколотилось, как сумасшедшее.
Она смотрела на него, мрачного, какого-то осунувшегося, несчастного и душа разрывалась на части. Он стоял, засунув руки в карманы куртки, и хмуро смотрел на неё исподлобья.
- Андрей,- вырвалось у неё.
-Что я сейчас должен сказать? Здравствуй, любимая, наконец-то свиделись?
Андрей был зол. Очень зол. На неё, на себя, на весь свет.
После разговора с Борщёвым его до сих пор колотило от злости. Когда он решил-ся на разговор с ним, то ожидал совсем другого. Андрей просто на минуту поста-вил себя на его место и теперь не мог понять его реакцию. Он бы вёл себя совер-шенно по-другому. Во-первых, убил того, кто посмел прикоснуться к ЕГО жен-щине, а потом отменил бы свадьбу. И от Борщёва он ждал именно этого, а полу-чил совершенно другое и разозлился. Этот поварёнок-святоша даже не попытался его ударить и это после того, что Жданов ему наговорил. А он ведь ему чуть ли не в подробностях рассказал, как они с Катькой любовью занимаются! А этот лишь твердит – женюсь, женюсь! Тьфу, слабак!
А Катя не знала, куда глаза деть. Боялась встретиться с ним взглядом и пропасть. А этого нельзя допустить…
- Ты давно меня ждёшь?
Он кивнул.
- Со вчерашнего дня.
- Андрей!
- Что?- зло выкрикнул Жданов.- Я звоню тебе, не переставая со вчерашнего дня! Сегодня весь город объездил, пытаясь тебя найти и поговорить! Но нет! Кати нет, она спряталась в своей раковине и видеть меня не хочет!
- Не кричи! Весь дом слышит!
- Я не кричу! Я ещё не кричу!
Катя медленно вздохнула. Она не знала, что и как ему говорить. Казалось, одно неверное слово и он просто взорвётся.
- Почему перенесли показ?- спросила она, чтобы как-то отвести его от опасной темы.
- Что?- растерялся Андрей.- Какой показ, Катя?
- Показ,- упорствовала она.- Всё же было готово и…
- Да пусть этот показ катится к чёрту! Меня сейчас это мало волнует! Я хочу знать, что будет дальше с нами!
- А что будет?- вышло довольно фальшиво.
- Ты отменила свадьбу?- жёстко спросил он.
Катя посмотрела на него с тоской.
- Я не собираюсь её отменять, Андрей,- чуть слышно проговорила она.
Андрею показалось, что на него небо упало и придавило его. Стало трудно ды-шать.
- Что?
Катя отвернулась.
- Ты слышал.
- Кать, ты что, с ума сошла?
-  Нет, я так решила.
- Что ты решила?! Ты что делаешь? Что кому ты пытаешься доказать?
- Я никому ничего не доказываю!- всё же сорвалась она на крик.- Мы с тобой за-шли в тупик, ты это понимаешь? Так нельзя! Из-за нас с тобой все страдают!
- Спокойно,- сказал Андрей, скорее всего самому себе, чем ей. А потом подошёл  и попытался обнять. Катя вырывалась, отталкивала его, но он был сильнее и, в конце концов, Катя сдалась и напряжённо замерла, чувствуя его руки.- Я люблю тебя. И ты любишь меня, ты сама мне это говорила и не могла врать. ТЫ меня любишь. Тогда в чём проблема? Мы со всем справимся, главное, быть вместе. Мы же уже всё решили…
- Это ты всё решил!- проговорила она, с трудом сумев вырваться из его рук.- А разве я когда-нибудь говорила, что отменю свадьбу? Нет!
- Что за ерунда?
- Это не ерунда, Андрей! Всё это неправильно и ни к чему не приведёт, я с самого начала это знала!
Он только головой покачал.
- Катя, что ты говоришь?
- Правду, Андрей, как это ни ужасно! Я не должна была поддаваться тебе и так рисковать!
- Ах, рисковать!..
- Да! Потому-что я уже потеряла «Зималетто» и не позволю, чтобы и ты это сде-лал!
- Да не нужно мне «Зималетто»! Мне без тебя вообще ничего не нужно!
- Это ты сейчас так говоришь! А через некоторое время остынешь и поймёшь, на-сколько ошибаешься! «Зималетто» – это  твоя жизнь, я же знаю!
- Да что ты знаешь? Я хочу с тобой быть! Катя… Катенька, послушай меня, я раз-ведусь с Кирой, я всё сделаю… у нас всё будет хорошо!
- У нас?- Катя горько усмехнулась.- А у других? Что будет с Кирой, с Мишей? С нашими родителями?
Андрей лишь руками нелепо взмахнул.
- Ты преувеличиваешь!
- Нет, Андрей!
Они оба замолчали, тяжело дыша, а потом Катя сказала, понизив голос почти до шёпота:
- Мне тоже плохо, Андрей, очень плохо! Но нельзя думать только о себе, ничего у нас не получится. И дело не только в нас и в «Зималетто», а вообще… Мы не сможем пойти против всех, мы не выдержим.
- Господи, кто тебе всё это в голову вбил,- покачал головой Андрей, глядя на неё с ужасом.
- Это тебе сейчас кажется, что всё просто. Что мы сделаем так, как хотим, и все смирятся и будут счастливы. Но это не так, все будут страдать. А я так не могу.
- И ты решила плюнуть на себя и сделать всех счастливыми, да?
- Я приняла решение,- твёрдо проговорила Катя.- И ты не можешь его игнориро-вать.
- Какое решение?- он специально спросил.
Катя с трудом проглотила ком, стоявший в горле и сказала:
- Нам… надо расстаться.
Андрей смотрел на неё во все глаза. Как она вообще может такое вслух произно-сить?
- Кать, да ты что?
- Я серьёзно. Я этого хочу.
- Хочешь? Что ты врёшь?
- Андрей!
- Что? Какой реакции ты от меня ждёшь? Что я начну аплодировать твоему благо-родству?
- Я хочу, чтобы ты понял! Я выхожу замуж! И не мешай мне!
- Не мешать тебе? – Андрей просто захлёбывался эмоциями. Смотрел на неё, слушал всё, что она говорит, и не верил в происходящее. А потом вдруг понял, насколько устал, в одно короткое мгновение понял.- Значит, ты решила… Что ж, переубедить тебя мне никогда не удавалось. Выходи замуж, Кать. Я не против.
- Что?- Катя не просто растерялась, она была в шоке.
- Выходи замуж,- подтвердил Жданов свои слова.- Как я понимаю, по-другому ты не поймёшь. Только когда прочувствуешь, что натворила, тогда и опомнишься. Ляжешь с ним в постель и поймёшь, что ты наделала! Я даже это стерплю… По-крайней мере, постараюсь.
Катя прикрыла лицо рукой. А Андрей подошёл к ней и наклонился близко-близко к её уху.
- Я не буду мешать тебе, как ты просишь. Не буду звонить, приезжать, отговари-вать… ничего. Прочувствуй сама, до конца. Раз ты всё решила.
Он постоял ещё несколько секунд, вдыхая запах её духов и всем существом ощу-щая её близость, а потом отпрянул. Пошёл к машине, сдерживаясь, чтобы не обернуться, но всё-таки не выдержал.
- А ты меня обманула, Кать!
Она подняла на него несчастные глаза.
- Ты говорила, что всегда будешь со мной,- Андрей грустно улыбнулся.- Совра-ла…

Глава 30.

1.

- Андрей! Андрей, ты меня слышишь?
Голос матери оторвал от невесёлых мыслей, он повернул голову и посмотрел на неё.
- Что такое, мама?
- Что с тобой такое? Мне даже смотреть на тебя больно!
- Всё в порядке,- и опять стал смотреть за окно.
- Паша, сделай что-нибудь!
Пал Олегыч только рукой махнул.
Андрей вздохнул.
Весь этот кошмар длился уже неделю. И казалось, что уже никогда не закончится. Не пройдёт эта саднящая постоянная боль в сердце, не уйдёт разочарование и не придёт успокоение.
Завтра Катя выходит замуж. Уже завтра.
Как это пережить? Он думал, что ему будет легче это принять, что он злится на неё с такой силой, что особой боли не почувствует. Но чем ближе был этот жут-кий день, тем становилось больнее. Когда он представлял Катю в белом платье под руку с этим поваренком, как она говорит «да»… Про первую брачную ночь он вообще старался не думать. Знал, что, как только задумается всерьёз, плюнет на своё обещание не мешать и поедет к ней. Что будет делать, не знал, наверное, встряхнет посильнее, чтобы опомнилась. Или на колени встанет, чтобы пожалела его и не делала этой ужасной глупости.
Катя, Катя, что же ты делаешь?
А главное, зачем?
Андрей не сомневался, что через несколько дней она опомнится и вернётся к не-му. Не сможет она с этим Мишей. Только с ним.
А он только с ней.
Даже глупо, с какой силой их обоих зацепило!
Ещё месяц назад он и подумать не мог, что будет вот так сидеть, отстраненно смотреть в окно и не чувствовать ничего, кроме тупой боли в сердце и желания увидеть Екатерину Пушкарёву. И жизнь словно остановилась в тот момент, когда она сказала: «Я решила!».
Решила уйти от него, забыть все, что было… Как так можно?
Конечно, у неё ничего не получится, но она «решила попробовать»!
Глупая девчонка!
И ведь сама страдает не меньше его! Он же чувствует! И от этого только хуже.
Андрей сменил позу и закинул ноги на подоконник. Он сидел так уже неделю. Сидел и думал. Даже не разговаривал ни с кем. Кира к нему не приставала, стран-но посматривала и уходила. Родители сначала ругались, кричали, тормошили его, но он почти не реагировал, и тогда они забеспокоились. Мать начала со слезами умолять его успокоиться и забыть, а Андрей только вздыхал и продолжал смот-реть в окно.
В один из дней приехал Малиновский, (Андрей подозревал, что по просьбе роди-телей), и начал вываливать на него новости и проблемы, связанные с показом. Жданов даже не делал вид, что слушает. Но когда появился Пал Олегыч, то им вдвоём всё-таки убедить Андрея поехать в «Зималетто».
Он поехал. Точнее, не сопротивлялся и позволил себя увезти. Все воодушевились, опять начали рассказывать ему о подготовке к показу, а Андрей вошёл в свой ка-бинет, посмотрел на дверь каморки и замер. Потом прошёл туда, запер за собой дверь и не выходил оттуда до самого вечера.
После этого даже отец всерьёз обеспокоился.
Наверное, смотреть на него со стороны действительно было страшно. Тихий, мрачный, часами просиживающий в одной позе, глядя в одну точку. Маргарита просто с ума сходила от его вида.
А Андрей, словно смиренно ждал часа, когда все, наконец, решится. Как пригово-рённый к казни ждёт смерти.
Зазвонил телефон. Андрей очнулся от своих мыслей, но никак не отреагировал.
- Андрей,- мать потеребила его за рукав,- это Юлиана.
Он взял трубку из рук матери.
- Да.
- Андрей, сделай что-нибудь!- Юлиана практически требовала, и голос звенел от негодования.
- Что?- поинтересовался он и снял ноги с подоконника.
- Что-нибудь! Поговори с ней!
- Я уже пытался, но она не хочет со мной разговаривать. И слышать не хочет, и понимать тоже.
- Господи, какие же вы оба упрямые! И что ты собираешься делать? Просто бу-дешь сидеть и ждать? Она выйдет завтра замуж!
- Пусть выходит,- спокойно отозвался Андрей.
Юлиана с минуту потрясённо молчала, а потом тихо поинтересовалась:
- Жданов, ты что там, совсем умом тронулся?
- Может быть,- не стал спорить он.
- Да что же это? Я как чувствовала, что так будет!
- Черт, Юля!- вдруг взорвался Жданов, и сам не заметил, что назвал её так, как на-зывал только Воропаев. Раньше Андрей себе такого не позволял, а тут просто по-терял голову.- Чего ты хочешь от меня? Что мне сделать? Пойти и убить Борщё-ва? Я уже едва этого не сделал, но проблему это не решило!
- Ты о чём?- насторожилась Юлиана.- Ты говорил с Мишей?!
- Да, я говорил с Мишей! А этот слюнтяй только повторял, что у них с Катей всё в порядке!
- Значит, он всё знает? Ты ему рассказал?
- Да, неделю назад.
- Да что же это?- ахнула Виноградова.- А он-то о чём думает?
- А ты не понимаешь?- зло усмехнулся Андрей.- Он хочет привязать её к себе! Вот о чём он думает!
- Кошмар какой… Все с ума посходили! А Кате ты рассказал?
- Я не помню… Возможно. А ты думаешь, это что-то изменит? Не думаю. Она же всё решила!
- Я просто в растерянности…
Андрей лишь мрачно хмыкнул. Виноградова в растерянности! Что уж говорить о простых смертных?
Он зло отшвырнул трубку на диван и бросил быстрый взгляд на примолкших ро-дителей.
- Андрюша…- неуверенно начала мать.- Ты что, действительно любишь эту странную девочку?
Жданов даже засмеялся, а потом покачал головой.
- Мама…
Потом подхватил из бара бутылку виски и пошёл в свой кабинет.

2.

Катя быстро вошла в свою комнату и захлопнула дверь. Чтобы укрыться от шума и суеты готовящегося празднования. Голова шла кругом и гудела, сердце ныло, и она была на грани истерики. Особенно, с ума сходили счастливые лица родите-лей. Они так радовались завтрашней свадьбе!
А Катя не находила себе места. Улыбалась немного нервной улыбкой, но все спи-сывали это на предсвадебный мандраж. Руки дрожали, и из них всё валилось. Бы-ло ощущение нереальности происходящего, казалось, что всё это кошмарный сон, и она вот-вот проснётся и поймет, что всё совсем не так. И уже утро и светит сол-нышко, пробиваясь сквозь задёрнутые шторы. А рядом спокойно спит Андрей, как в то утро, когда они проснулись от стука отца в дверь. Они проснулись вме-сте, вот на этом диване, и целовались, рискуя, что их могут в любой момент за-стукать. И были счастливы несмотря ни на что.
А теперь это лишь воспоминание.
Катя села на диван и осторожно погладила ладошкой обивку, и слёзы потекли из глаз.
Он ни разу ей не позвонил за прошедшую неделю. Ни позвонил, ни приехал, ни-как не давал о себе знать, как и обещал. А она мучилась от противоречивых чувств. Ждала, иногда даже мысленно молила, чтобы позвонил, а в следующую секунду пугалась и гнала от себя эти мысли.
День свадьбы неумолимо приближался, и всё шло словно само по себе, без её участия. Всем занимались её и Мишины родители, Катя даже никаких замечаний и предложений не высказывала. Ей было всё равно, лишь бы поскорее закончи-лось и можно будет вздохнуть свободнее. Да она сейчас о показе «Зималетто» волновалась больше, чем о собственной свадьбе!
А сколько раз за эту неделю она была бросить всё и позвонить Андрею? И пусть всё идёт, как идёт. Да сотню! Рука сама тянулась к телефону, но она каждый раз себя останавливала, как только в памяти всплывал голос Маргариты Рудольфов-ны.
«Не портите моему сыну жизнь, Катя! Он у меня единственный!»
И в душе всё опускалось, и она отдёргивала руку.
Как же всё ужасно закончилось! Вся жизнь словно рухнула в один момент. А ведь она была счастлива в эти полтора года, как никогда. Андрей, «Зималетто», люби-мая работа… Конечно, было всё. И обиды, и ошибки, и неприятности, но это было любимое дело… и любимый мужчина рядом. И просыпаясь каждое утро, ей не-терпелось оказаться в «Зималетто». Сердце колотилось радостно, хотелось улы-баться, и всё было понятно.
А теперь?
Ненужный брак, нелюбимый муж, и полное отсутствие какого-либо дела, а уж тем более любимого. И всё ради спокойствия и удовольствия друзей и родствен-ников. И Андрей мучается…
А если не мучается? Если уже успокоился?
Что за глупости?
- Смотрю, ты вся сияешь от счастья,- хмыкнул Зорькин, входя в комнату.
Катя вздохнула.
- Не надо, Коль, мне и так плохо.
- Вот какая ты упрямая, Пушкарёва! Ей так плохо, что лица на неё нет, а она всё равно прёт вперёд! Упорство – это хорошо, но не в дело – плохо.
- А я смотрю, у тебя большой жизненный опыт,- съязвила Катя.
- Нет, просто я намного разумнее тебя. Жданов звонил?
Катя совсем сникла и покачала головой.
- Нет.
- Тогда позвони сама.
- Что ты говоришь? Знаешь же, что я не могу.
- А, по-моему, очень даже можешь. И должна.
- И что будет? Андрей потеряет всё.
- А может ему всё это уже и не нужно?
Катя грустно улыбнулась.
- Он сейчас тоже так думает. А что потом будет?
- Это будет потом, потом и подумаешь.
- Как у тебя всё просто!
- Зато у тебя привычка грузиться почём зря!
- Зорькин, я тебя очень прошу, уходи! У меня нет сил с тобой разговаривать сей-час. Мне и так плохо!
- Кто бы сомневался!
Коля пошёл к двери, но остановился и с сожалением посмотрел на подругу.
- Катя, подумай. Последняя ночь осталась. Она швырнула в него диванную по-душку.
Коля вышел, и она опять осталась одна. Зачем он ей всё это наговорил? Стало только хуже…
Но это только начало. Весь ужас ещё впереди.

3.

- Миша, я не могу поверить, что ты собираешься это сделать!
- Юлиана, ради Бога!- голос Борщёва звучал нетерпеливо и раздражённо.
- Что? Андрей  мне рассказал про ваш разговор! Ладно, эти двое непробиваемые упрямцы, но ты…
- Не «эти двое»! А Жданов и моя невеста, практически жена! И больше не надо их отождествлять!
- И ты, после всего собираешься на ней жениться? Да как вы жить-то будете?
- Очень даже хорошо. Она забудет Жданова, вот увидишь. Это не любовь, это её ошибка. Такое бывает.
- Что ты говоришь?- Юлиана уже кричала.
- Правду. А с ним она счастлива не будет, я уберегу её от этой ошибки.
- Ты должен сказать о том, что всё знаешь!
- Нет! И ты не смей, слышишь? Это наше с ней дело, не вмешивайся!
- Миша,- изумлённо воскликнула Юлиана, но Борщёв уже бросил трубку.
Вот так вот, а какой тихоня был!
Виноградова в волнении заметалась по комнате.
И что теперь делать? Такое ощущение, что ей одной это надо!
И никто больше не волнуется!

0

17

Глава 31.

1.

- Катюша, там девочки приехали!
Елена Александровна заглянула в комнату и замерла, увидев дочь в свадебном платье.
- Ой, Катенька, какая ты красивая!- и прижала руки к груди, не в силах сдержать эмоции.- Девочка моя!..
Катя заставила себя улыбнуться.
Елена Александровна прошла в комнату и обняла дочь.
- Я так за тебя счастлива! Миша такой хороший! Ты сделала правильный выбор.
- Я знаю, мама,- прошептала Катя. Каждое слово давалось ей с трудом.
- Всё хорошо будет,- и погладила дочь по голове.
Катя кивнула.
- И перестань так нервничать! Всё пройдёт, как надо, мы с Мишиной мамой за всем проследим. Это самый счастливый день в твоей жизни, а больше ни о чём не думай!
- Можно нам войти?- Таня Пончева приоткрыла дверь и с интересом заглянула в комнату.
Елена Александровна вытерла слезы, обернулась с улыбкой на губах.
- Конечно, девочки! Посмотрите, какая у нас Катенька красавица!
Катя судорожно перевела дыхание и выдала радостную улыбку.
В комнату проскользнул  женсовет в полном составе. Смущённо замерли на се-кунду, а потом кинулись её обнимать и поздравлять. У Кати так дрожали руки, что она боялась, что девчонки заметят.
Елена Александровна ещё постояла рядом с ними пару минут, смахивая слёзы счастья, а потом тихо вышла.
Все сразу замолчали и в смятении посмотрели на Катю.
- Что?- вырвалось у неё, хотя и так уже всё поняла.- Всё «Зималетто» уже знает, да?
- Кать, ну зачем ты так?- вздохнула Света.- Мы никому ничего не рассказывали!
Пушкарёва не ответила. Отвернулась и обхватила себя руками за плечи.
- Катя, может, ты подумаешь?- Ольга Вячеславовна подошла к ней и погладила её по плечу.
- Я уже подумала. И не раз.
- А как же Андрей Палыч?- тихо прошептала Таня.
Катя резко обернулась и посмотрела. А Шура уже толкала Пончеву в бок.
- Ты чего говоришь?
- Всё, хватит,- Катя даже руками взмахнула.- Я не хочу больше об этом говорить! И не дай Бог вам проболтаться! Родители не переживут.
- Не волнуйся, мы ничего не скажем!
Тут в комнату ворвалась Юлиана.  Вошла, увидела Катю в «прекрасном» настрое-нии и вздохнула.
- Так, давай, раздевайся и заканчивай этот фарс.
- Юлиана!- со слезами в голосе воскликнула Катя.
- Что?- и понизив голос, сказала.- Жданов головой о стену бьётся.
Катя нервно сглотнула.
- Ты его видела?
- Я ему звонила вчера.
- Зачем?- в отчаянии воскликнула Катя.
- Кто-то должен тебя остановить!
- И… что он сказал?
Виноградова опять вздохнула.
- Вы два упрямца! Вот что!
Катя грустно улыбнулась.
- Понятно.
- Катя, послушай меня…- Юлиана бросила быстрый взгляд на сбившийся в кучу и притихший женсовет, и, понизив голос до шёпота, придвинулась к Кате.- Я долж-на тебе кое-что сказать, это очень важно…
- Что ещё?- устало, вздохнула Пушкарёва.
- - Кать, я серьёзно, послушай меня…
- Катюха, Миша приехал!- громогласный возглас отца заставил её вздрогнуть, и Катя бросилась к окну.
У подъезда появилось несколько машин, все в ленточках, шариках и цветах. И чёрный лимузин.
Вот и всё. Сердце забилось где-то в горле, и Катя прижала руку к шее, стараясь его остановить.
- Катя,- продолжала настаивать Юлиана, но в комнате появились родители и Зорькин, и Виноградовой пришлось замолчать.
Все засуетились, забегали, и в какой-то момент Катя осталась одна. Уже одетая, с букетом в руках и в полной панике.
Всё. Всё, больше она не может, не надо ей ничего. Ничего она не хочет. Глаза са-ми нашли телефон на столе. Вот сейчас она позвонит Андрею и всё кончится. Только один звонок, только набрать номер…
Рука уже потянулась к телефону, но распахнулась дверь, и показались нарядные  и счастливые родители.
И она вышла из комнаты.

2.

Андрей с самого утра не находил себе места. Не спал всю ночь, выпил немереное количество виски, но кажется, даже не опьянел. Хотелось забыться, но никак не получалось. К утру всё-таки уснул, но всего на пару часов. Потом вскочил и заме-тался по квартире, не зная, куда деть своё волнение и предчувствие беды. А взгляд постоянно возвращался к часам на стене.
Сколько осталось?
Четыре часа.
Три…
Два с половиной…
Когда стало совсем невыносимо, он поспешно собрался и поехал в «Зималетто». Не знал зачем, просто потянуло. Как будто «Зималетто» могло излечить больное сердце и забрать боль.
Выйдя из лифта и не обнаружив Тропинкину, он уже готов был сорваться на крик, но в следующий момент понял причину её отсутствия. И словно ножом по сердцу полоснули, Андрей даже поморщился, как от боли.
И зачем он сюда приехал? Ведь здесь всё напоминает о ней. Всё абсолютно.
Клочкова встретила его удивлённым взглядом, но он прошёл мимо, даже не взглянув. Вошёл в кабинет, закрыл дверь и замер, оглядываясь, будто видел свой кабинет впервые.  Стол, его кресло, диван, фикус, каморка… Каждый предмет рассказывал ему о Кате, напоминал и от этого даже дышать было больно.
Андрей снял пальто, прошёлся по пустому кабинету, посидел в каморке, опять посмотрел на часы.
Полтора часа…
Подошёл, взял часы и переставил их на свой стол. Сел, положил голову на сло-женные на столе руки и стал неотрываясь смотреть на стрелки часов. Минута, ещё одна…
Как же пережить эти полтора часа? Вот только бы пережить, а дальше…
А дальше начнётся другое ожидание. Он будет ждать, когда она вернётся к нему. Но это будет потом, а сейчас тягучее болезненное ожидание.
- Андрей.
Он поднял глаза и увидел отца.
Пал Олегыч молча смотрел на него, потом протянул руку, чтобы убрать часы, но Андрей не позволил.
- Оставь,- голос звучал глухо, почти безжизненно.
- Так и будешь сидеть?
- Так и буду.
Взгляд отца стал испытывающим.
- Ты же говорил, что её любишь…
Андрей непонимающе посмотрел на него.
- Папа, я не могу сейчас говорить. Не начинай, не надо.
- Если любишь,- продолжил отец,- тогда почему сидишь? Иди и останови её. Пока не поздно.
Андрей не мог поверить в то, что слышит. Изумлённо смотрел на отца, но тот го-ворил серьезно, и Жданов отчётливо это понимал.
- Папа…
- Иди же!
Андрей вдохнул полной грудью и к своему удивлению боли не почувствовал. За спиной как будто крылья выросли. Он уже поднимался, как дверь опять распах-нулась, и появился злой сверх всякой меры Воропаев.
- Какого чёрта ты тут сидишь?- заорал он от порога.- Езжай, давай! Ты что, Кать-ку не знаешь? Она ведь это сделает! Выйдет замуж за этого поварёнка!
Пал Олегыч с Андреем удивлённо переглянулись, но потом Жданов-младший со-рвался с места, одним движением подхватил пальто и выбежал из кабинета.
Оставался всего час.
Пал Олегыч проводил его взглядом, а потом посмотрел на Сашу.
- А ты здесь, с какой стороны?- строго спросил Жданов-старший.
Саша помялся немного, потом выразительно вздохнул.
- Да похоже, я здесь со всех сторон, Пал Олегыч.
Жданов помолчал, задумавшись, потом посмотрел на него с тревогой.
- И что ты обо всём этом думаешь?
- Если бы я считал, что это несерьезно, меня бы здесь не было. Я против сестры пошёл. Но они должны быть вместе, я уверен. Я тоже не думал, что у них зайдёт так далеко, но если у них получится…
Пал Олегыч вздохнул и подошёл к окну. Посмотрел вниз и опять вздохнул.
- Будем надеяться, что получится и всё это не зря.

3.

Андрей опоздал. Он всего себя изругал, когда приехал к Кате домой и понял, что там уже никого нет.  В сердцах он пнул ни в чём неповинную дверь её квартиры, а потом, перепрыгивая через две ступеньки, кинулся вниз по лестнице.
Только бы не опоздать, только не опоздать…
Теперь, когда решение уже принято, самое было бы опоздать.
Он завёл машину с пол-оборота и на приличной скорости выехал со двора.

4.

- Осторожно,- Миша подал ей руку, чтобы помочь выйти из машины и Катя пару секунд помедлила, но потом протянула свою руку.  Аккуратно, приподнимая юб-ку платья, вылезла из машины, а мама, оказавшаяся рядом, начала поправлять платье. Катя заставила себя спокойно улыбнуться, хотя в этот момент очень хоте-лось завизжать и затопать ногами.
Миша заглянул ей в глаза, улыбнулся и наклонился, чтобы её поцеловать, но Катя отстранилась.
- Макияж испортишь,- шепнула она.
Миша на секунду растерялся, а потом кивнул.
- Да, конечно. Думаю, я смогу немного подождать.
Катя почувствовала, как в сердце что-то сильно кольнуло, но она лишь улыбну-лась.
К ним подошла Юлиана, подошла уверенно и как-то уж совсем не по-доброму по-смотрела на Борщёва.
- Катя, я хотела бы с тобой поговорить. Всего минуту.
Она уже готова была согласиться, куда угодно и что угодно, лишь бы отойти от Миши хоть на пару минут. Но тот вдруг встал между ней и Виноградовой.
- Юлиана, что за глупости?  Какие разговоры могут быть? Мы женимся через 20 минут!
- Миша,- чувствовалось, что Юлиана едва сдерживает раздражение,- это всего на минуту!
- Никаких минут! Я не хочу, чтобы она сейчас думала о чем-то, кроме нашей свадьбы! Потом поговоришь!
Катя переводила недоумённый взгляд с Юлианы на Мишу и ничего не понимала. Их окружил женсовет, что-то говорил, а Катя даже не слышала.
- В чём дело?
Юлиана посмотрела Мише прямо в глаза, а потом неожиданно улыбнулась  и по-качала головой.
- Ничего, Катюш. У меня свои дела. Прости, это действительно не для свадьбы. Потом.
Борщёв кивнул, не спуская с Виноградовой тяжёлого взгляда.
- Вот и отлично.- Потом посмотрел на Катю.- Пойдём?
Пятнадцать минут до конца света. Капитан, вы готовы рискнуть?
Она кивнула. Сделал глубокий вдох, и замерла. Воздух врывался в лёгкие толчка-ми, и от этого становилось неприятно.
Наконец, подала ему руку.
Сзади подошёл отец и обнял её за плечи.
- Всё правильно, Катюнь,- дрогнувшим голосом проговорил он.- Так и надо.
- Да, папа…
Катя шла к дверям ЗАГСа, под руку с Мишей и судорожно сжимала  в руке букет. Внутри всё дрожало и тряслось. Её взгляд постоянно натыкался на счастливые лица женихов и невест, со всех сторон слышались радостные крики гостей и хлопки откупориваемых бутылок с шампанским. Все вокруг были счастливы, а у неё на душе темно, как ночью. Она держалась из последних сил.
Последние минуты она провела в стороне ото всех, собирая волю в кулак. Никто её не трогал, все, словно понимали её состояние.
А потом заиграл марш Мендельсона. Катя даже не сразу поняла, что это по её душу. Но подошёл Миша со счастливой улыбкой на губах и подал ей руку.
Господи!
- Миша…
- Ещё несколько минут, Катюш.
Положил её дрожащую руку на свой локоть и повёл в зал. Там тоже играла музы-ка, их встретила улыбающаяся регистратор.
Катя была как в тумане. Практически ничего не осознавала.
Они с Мишей встали в центр зала, гости позади них. И всё это в полном молча-нии. Как на похоронах, некстати подумалось ей, и она едва сдержала истериче-ский смешок.
Миша продолжал сжимать её руку всё сильнее и улыбался. А Катя была на грани обморока.
Наконец, все заняли свои места, и церемония началась. Регистратор улыбалась так прилежно и заучено, что у Кати живот заболел. Как же всё наиграно!
За её спиной произошло какое-то неуловимое движение, Катя скорее почувство-вала, чем заметила его. Но ей было не до этого, она с трудом удерживала на лице искусственную улыбку.
- Миша всё знает,- вдруг услышала она шёпот. Катя сначала даже не поняла, а по-том её как прострелило. Она обернулась, даже пышная юбка взметнулась вверх, и в полном потрясении посмотрела на Юлиану.
- Что?
Все непонимающе посмотрели на них и замерли, почувствовав неладное. Миша тоже обернулся, увидел рядом с Катей Юлиану, тут же понял, что произошло, и нахмурился.
- Юлиана, замолчи!
Но Виноградова даже на него не посмотрела.
- Он знает, ему Андрей всё рассказал.
- Брачующиеся, в чём дело?- деловито вопросила регистратор, но на неё никто не обратил внимания.
Катя смотрела на Юлиану во все глаза, а потом медленно повернулась и посмот-рела на взволнованного Борщёва.
- Ты знал?
Миша нервно сглотнул.
- Катя, послушай меня… Это всё ничего не значит! Такое бывает, я не собираюсь тебя ни в чём упрекать!
- Катя, что происходит?- Валерий Сергеевич попытался переключить внимание дочери на себя, но та невежливо отмахнулась.
- Ты знал!- закричала она, не в силах сдержаться. А потом истерически засмея-лась, а из глаз потекли слёзы.
- Катя!- Миша хотел её обнять, но она отшатнулась, и он набросился с упрёками на Юлиану.- Зачем ты ей сказал?
- Потому-что она должна знать! По-другому нельзя!
Катя стояла в полном шоке и плакала, и сама не знала, от нового удара судьбы или облегчения. Затем смахнула слёзы, подхватила пышную юбку платья и уве-ренно направилась к выходу. В зале творилось нечто невообразимое, все кричали, но ей было всё равно. Уйти, как можно скорее…
Миша догнал её уже в холле, схватил за плечи и развернул к себе.
- Катя, что ты делаешь? Вернись!
- Я ухожу.
- Катя…
- Прекрати, Миша!- он сорвался на крик. На них стали недоумённо оборачиваться, но им было не до чужого любопытства. – Неужели ты не понимаешь, что у нас ничего не получится? Нельзя начинать со лжи!
- Мне всё равно! Мне всё равно, что у тебя с ним было! Это неважно!
- Это важно! Для меня – это важно! Извини, я думала, что смогу, но у меня не по-лучается! Мне надоело врать! Ты даже не представляешь, какой дрянью я себя чувствовала всё это время! Приходила от него и врала тебе в глаза! А оказывает-ся, не только я тебе врала, но и ты мне! Так о чём тут можно говорить?
- Не делай этого,- попросил он.- Я тебя люблю!
Катя только головой покачала.
- Я не могу, извини. Это будет ещё одна ложь.
Миша выглядел очень несчастным, но Катя, не сомневаясь, развернулась и ушла, не оборачиваясь.
Она шла, гордая, независимо вздёрнув подбородок и расправив плечи, приковы-вая к себе удивлённые взгляды.  Вышла на улицу и только тогда поняла, что вы-скочила без шубы. Сразу стало холодно, и она поёжилась.
- Катя!
Она обернулась и увидела спешащих к ней родителей.
- Катя, что случилось? Куда ты идёшь?
- Домой. Свадьбы не будет.
- Да что же это? Как так можно?
- Катя, ты что, с ума сошла?- заорал отец.- Это же твоя свадьба! А как же Миша?
- Папа, давай не здесь! Поедем домой!..
И споткнулась на полуслове. В нескольких метрах от неё стоял Андрей.

5.

Жданов подъехал к ЗАГСу, но на улице ни Кати, ни кого знакомых из её гостей уже не было. Он растерянно озирался, а внутри всё упало от отчаяния. Опоздал… Она уже внутри!
Он уже собирался ворваться в здание ЗАГСа, когда из дверей выбежала Катя. В одном платье и бежала прочь, и Андрей вздохнул с облегчением.
Она этого не сделала!
А потом появились её родители. Валерий Сергеевич кричал на неё, Елена Алек-сандровна охала, прижав руку к груди, а Катя что-то говорила им твёрдым голо-сом.
И вдруг обернулась и увидела его.
Они стояли  и смотрели друг на друга, казалось, целую вечность стояли, и расте-рянность и боль уходили. Затем Андрей опомнился, бросился к ней, стаскивая пальто, и накинул на неё.
- Андрей Палыч?- Пушкарёв подозрительно прищурился, глядя на неожиданного гостя.
Жданов бросил на него быстрый взгляд, но тут же снова переключился на Катю. Сейчас это было важнее всего на свете. Она стояла, сжавшись под его взглядом, и смотрела почти с мольбой.
- Прости меня,- еле слышно прошептала Катя.
Андрей протянул руку, отвёл от её лица непослушную прядь и улыбнулся.
- Я знал, что ты не сможешь. Надеялся…- прижал к себе и приподнял от земли.- Ты умница. Всё правильно.
Катя сразу забыла обо всём на свете. Обняла его  и заплакала, уткнувшись в его шею. Пальто соскользнуло с плеч, упало на землю, но они не заметили. Её роди-тели стояли и растерянно смотрели на них, не зная, что делать и что сказать.
- Что вы тут устроили?- насмешливо протянул Воропаев, взявшийся неизвестно откуда.- Вас уже фотографируют! Слышите ли?
Катя покачала головой, не отрываясь от Андрея.
- Кто-нибудь мне объяснит, что происходит?- рявкнул Пушкарёв.
Андрей открыл глаза и посмотрел на него. Улыбнулся.
- Теперь всё в порядке, Валерий Сергеевич. Всё так, как и должно быть.- А потом шепнул Кате на ухо.- Поедем?
Она кивнула.
- Увези меня отсюда.
Воропаев наклонился, поднял пальто и опять накинул на Катю.
- Вы куда?- забеспокоилась Елена Александровна, когда Андрей потянул её к ма-шине.- Катя!
- Мы позвоним,- пообещал Андрей,  улыбаясь.
Катя обернулась, посмотрела на родителей и махнула им рукой. Слов у неё просто не было.
Андрей усадил её в машину и никак не мог спрятать счастливую улыбку.
А уже через минуту их машина скрылась за поворотом.

Глава 32.

1.

Андрей с трудом следил за дорогой. Всё смотрел на Катю и поверить не мог, что она рядом с ним. И даже улыбается.
И ничего плохого не случилось. Всё кончилось хорошо.
Катя посмотрела на него, потом протянула руку и заставила его отвернуться.
- Смотри на дорогу! Мы же врежемся!
- Не врежемся,- сказал он и опять разулыбался.
- Куда мы едем?
Андрей пожал плечами.
- Не знаю… Какая разница?
Она засмеялась.
- Я тебя люблю, Андрюш.
Он посмотрел на неё очень серьёзно.
- Не говори мне этого сейчас, иначе мы точно врежемся. Кать, а поехали на дачу?
- На вашу дачу?- удивилась она.
- Да, а что? Тебе там понравится, там очень красиво.
Катя в сомнении прикусила губу.
- А твои родители? Не думаю, что им это понравится.
- Ох, Катя, ты опять не о том думаешь!
- Ну, хорошо, хорошо, поедем на дачу.
- Ты не замёрзла?
Катя ещё больше закуталась в его пальто, почти с восторгом вдохнула его запах и покачала головой.
Андрей не сдержался, протянул руку и погладил её по щеке.
- Ты умница, всё правильно сделала.
Она не ответила, только вздохнула.
Дорога на дачу показалась Жданову очень долгой, почти бесконечной. Но, нако-нец, впереди показался посёлок и вот он уже тормозил у ворот.
- Посиди, я сейчас ворота открою.
Катя кивнула и зевнула. Она уже почти спала, пригревшись под его пальто и ука-чиваемая плавным движением машины. Сказывалось нервное напряжение по-следних дней и бессонные ночи, а сейчас на неё неожиданно сошло долгожданное умиротворение, практически счастье и очень захотелось спать.
Она сонно следила за Андреем, как он распахивает тяжёлые ворота и быстро идёт обратно к машине. Сел и посмотрел на неё.
- Спишь?
Катя через силу открыла глаза и покачала головой. Андрей засмеялся.
Подъехав ближе к крыльцу, он вышел, обошёл машину и открыл дверцу с её сто-роны. Сразу стало холодно, и Катя обиженно захныкала. Андрей опять рассмеял-ся.
- Давай я тебе помогу,- Андрей стал расправлять юбку платья, она опёрлась на его руку, а он в какой-то момент подхватил её на руки и осторожно поставил на зем-лю. Закутал в пальто и вздохнул.- Ненавижу это платье!
- Я сейчас его сниму,- порадовала его Катя и показала ему язык.
- Да?- заинтересовался Жданов.
Катя лишь головой покачала.
- Какой ты, а?
В доме было холодно. Андрей сразу начал растапливать камин, а Катя села на ди-ван и поджала под себя ноги. Опять зевнула.
Даже не заметила, как глаза закрыла. Проснулась оттого, что Андрей целовал её в губы, легко-легко. Катя улыбнулась, не открывая глаз.
- Давай я тебя наверх отнесу?- проговорил он ей в губы.- Разденешься, и спать ляжешь.
Катя протянула руки и обняла его за шею.
- Я несколько ночей уснуть не могла, Андрюш.
- И я. За эту неделю чуть не спятил. Но теперь всё позади, не надо об этом думать. По-крайней мере, не сейчас.
- Уже тепло?
- Сейчас будет тепло, котёнок.
Наверху всё было ещё достаточно прохладно, Катя ёжилась и никак не хотела снимать пальто Андрея. Он провёл её в одну из спален, включил свет, и Катя с интересом огляделась.
- Чья это комната?
- Родителей.
- Красивая…
Андрей что-то искал в шкафу, потом вытащил какой-то пакет и удовлетворённо улыбнулся.
- Вот, то, что надо.
- Что это?
- Махровый халат. Я его матери на прошлый Новый год подарил, из Италии при-вёз, а он ей мал.
Из свадебного путешествия, поневоле подумалось Кате, но она не подала вида, что её это задело.
Катя начала снимать платье, аккуратно расшнуровывать корсаж, а потом подошёл Андрей, отвёл её руки и просто с силой рванул шнуровку. Раздался характерный треск, и Катя ахнула.
- Оно тебе больше не понадобится,- успокоил её Андрей.
Катя сделала вид, что заволновалась.
- Вообще?
Жданов погрозил ей пальцем.
- Ты меня не сбивай! Это – точно!
Он ещё раз дернул, и платье тяжело упало к её ногам.
Андрей явственно крякнул. Когда он снимал платье, то не подумал, что увидит под ним. И теперь стоял, как дурак, не мог глаз отвести от пены кружева. Да ещё чулки… Как будто кто-то под дых ударил.
Катя, конечно, не заметить его реакцию не могла. По её губам скользнула пони-мающая улыбка.
- Жданов, дай мне халат, мне холодно.
Андрей тряхнул головой, пытаясь успокоить взметнувшееся внутри желание, и накинул на неё халат. А потом всё-таки притянул к себе. Жарко задышал, а руки заскользили по её телу. Катя прижалась к нему, закрыла глаза и отдалась его ру-кам.
- Ты моя,- прошептал он и поцеловал её в губы.- И я бы всё равно не позволил те-бе выйти за него. Не позволил бы… чтобы ты этой ночью была бы с ним. Так не может быть.
- Я твоя, Андрюша. И мне теперь всё равно, что будет, лишь бы с тобой.
- А я с тобой, любимая. Всегда буду с тобой.
Катя вдруг судорожно вцепилась в его плечи.
- Я тебе не врала,- зашептала она.- Не врала. Я всегда с тобой, даже если меня и нет.
Андрей как-то напрягся, замер, Катя это почувствовала, руки сильнее сжались на её теле, а потом тихи и как-то с надрывом проговорил:
- А вот так быть не должно. Я без тебя не смогу. Я чуть не умер за эти дни без те-бя.
- А я без тебя…
Она приподнялась на цыпочках и поцеловала его, очень-очень нежно. Андрей ед-ва сумел проглотить ком в горле.
- У нас всё будет хорошо. Как ты захочешь, Кать. Будет свадьба, будет платье, самое красивое,- Жданов не сдержался и подал платье, лежащее кучей на полу, ногой.- Намного лучше, чем это. У тебя всё будет. Я всё для тебя сделаю.
Катя погладила его по щеке и улыбнулась.
- Какой же ты глупый, ничего мне не надо. Ты только будь со мной.
Андрей наклонился и поцеловал её, вложив в этот поцелуй всю любовь, страсть и надежду на будущее.

2.

- Слушай, Юль, может мне открыть брачное агентство?- Воропаев вышел из лиф-та и даже разулыбался от такой идеи.- Так приятно чувствовать себя Богом! Вер-шителем судеб!
Юлиана вышла вслед за ним и насмешливо посмотрела на него.
- Уже Богом? Твоя мания величия прогрессирует, меня это беспокоит.
- Ой, да брось! Разве я у тебя не молодец?
- Саша, прекрати!
- Что?- удивился он и развёл руками.
Подъехал другой лифт и из него высыпал нарядный и задумчивый женсовет.
- Торжество стихийно продолжается,- хмыкнул Александр и подмигнул Виногра-довой.
- А я смотрю у тебя прекрасное настроение!
- А то! Я герой, я спас планету! Ты хоть понимаешь, насколько тебе повезло в жизни?
- Ты не герой, Воропаев, ты интриган. И в этот раз тебе просто повезло.
- Думаешь, в следующий раз будет не так?
- Надеюсь, что следующего раза не будет. Такие волнения пагубно влияют на мою психику. Пожалей меня!
- Юлька!..- Саша обнял её одной рукой и притянул к себе, но тут к ним смущённо приблизилась Маша Тропинкина, и ему пришлось убрать руку.
- Юлианочка Филлиповна, а что же теперь будет-то?
- А что будет?- растерялась Виноградова.
- С Катей.
- Маша, а ты чего волнуешься-то?- удивился Воропаев.- На твоей работе это ни-как не отразится. Я надеюсь.
Юлиана ткнула его локтем в бок.
Маша обиженно глянула на него исподлобья.
- Я ведь не об этом, Александр Юрьевич! Я о Кате, она наша подруга и мы волну-емся!
- А нечего волноваться. Они сами разберутся.
- Саша, они действительно беспокоятся! Маша, всё нормально. Катя с Андреем всё решат. А вы зачем приехали? Вам же сегодня выходной дали!
- Да-а, выходной,- протянула Шура, расслышав их разговор от стола ресепшена.- Сидеть дома и мучиться от неизвестности! А так, хоть что-то может, узнаем.
- Ага,- насмешливо хмыкнул Саша,- Катьке сейчас как раз заняться нечем, только звонить женсовету и успокаивать их!
- Какой ты злой!- покачала головой Юлиана.
Пал Олегыч стремительно приблизился к ним, тревожно оглянулся на женсовет-чиц и взволнованно спросил:
- Что случилось?
- Пал Олегыч, успокойтесь…- начала Виноградова.
- Произошло то, что должно было произойти,- спокойно сказал Саша.- Свадьба не состоялась, и Катя с Андреем отбыли в неизвестном направлении.
Тревоги во взгляде Жданова-старшего только прибавилось.
- Куда они поехали?
Юлиана с Сашей пожали плечами.
- Думаю, недалеко,- хмыкнул Воропаев.- Далеко они не дотянут.
- Значит, он всё-таки…
- Нет, Катька сама. Жданов, как всегда, опоздал. Есть у него такая черта в харак-тере, небольшая заторможенность.
- Саша!
- Что?
- А кто Кире скажет?- спросил Пал Олегыч.
- Я,- вздохнул Александр.- Кто же ещё?
- И что ты ей скажешь?
- Правду. Что пора подавать на развод.

3.

Катя проснулась, когда за окном уже было темно. Сладко потянулась и только по-сле этого открыла глаза. Рука скользнула на другую половину кровати, но там было пусто. Катя даже застонала еле слышно от разочарования. Потом села и не-громко позвала:
- Андрюша!
Но в комнате было темно и из ванной не доносилось ни звука. Она даже занерв-ничала немного.
Встала с кровати, накинула халат и вышла из спальни. В доме уже было тепло, она шла босиком и не ощущала никакого дискомфорта.  Спустилась вниз по лест-нице, заметила свет на кухне и направилась туда. Вошла, и замерла на несколько секунд, с восторгом глядя на Андрея.
Он стоял у плиты, спиной к ней и что-то аккуратно помешивал в кастрюльке. По-том видимо обжегся, болезненно охнул, чертыхнулся и замахал рукой.
Катя тихо подкралась к нему сзади и обняла за талию. Андрей на секунду замер, а потом засмеялся.
- Проснулась, соня?
- Проснулась,- хихикнула и поцеловала его в плечо.- А ты что делаешь?- сунула голову под его руку и заглянула в кастрюльку.- Как вкусно пахнет!
Андрей хмыкнул.
- Надеюсь, что это можно есть. Меня Малиновский научил.
- И как это называется?
- Макароны с сыром,- гордо проговорил Андрей.- Надо сварить макароны, посы-пать сыром и поставить в микроволновку.
- Макароны?- удивилась она.- А чем так пахнет? Ты что туда добавил?
- Ну, как… специи всякие. А не надо было?
Катя удержалась от хохота, у него было такое расстроенное лицо.
- Всё нормально, милый. Откуда ты мог знать?
- Ну вот. А я старался, думал, так вкуснее будет… Убью Малиновского! Клянусь, он мне говорил про специи!
Катя оттеснила его от плиты и занялась ужином сама.
Андрей сел за стол, откинулся на спинку стула и сложил руки на груди, с удо-вольствием наблюдая за ней.
Она обернулась на секунду, и посмотрел на него.
- Ты очень голодный?
Жданов кивнул.
- Придётся потерпеть минут 20.
- Потерплю,- с улыбкой согласился он.- Кать, а ты готовить умеешь?
Катя пожала плечами.
- Умею, но постольку-поскольку. Мне всегда было некогда, а дома мама готовит. Но она меня учила.
- Значит, с голода мы не умрём?
Она засмеялась.
- Точно не умрём!
- Радует.
- А ты чего волнуешься? Ты же в ресторанах питаешься!
- Ой, ну ты сравнила! Меня просто дома никто не кормит.
- А Кира?
- Так она постоянно на диете, уже лет пятнадцать. Честно. Она и готовить-то не умеет почти. А ты будешь меня кормить?  Только как положено. Чтобы завтрак, обед, ужин, всё как надо! По-домашнему!
- А работать, кто будет?
Андрей сделал обиженное лицо.
- Вот так всегда! Только обрадовался…
Катя подошла к нему, наклонилась и поцеловала. А потом игриво прошептала:
- Я попрошу маму, она будет тебе каждый день готовить диетические обеды. А папа привозить будет!
Жданов испуганно вытаращил глаза.
- Это открытая угроза!
Они вместе накрывали на стол, смеясь, насколько раз всё бросали и начинали це-ловаться.  И всё казалось простым и прекрасным. И в этот вечер, когда счастье неожиданно свалилось на них, а они уже и не ждали, и этот дом, тихий и уютный, словно их дожидался долгое время.
- Родителям звонить будешь?- спросил Андрей, сделав глоток вина из бокала.
Катя задумалась, даже загрустила немного, а потом кивнула.
- Да, надо. А-то они волноваться будут. А им сегодня и так досталось.
- Позвони,- согласился он и опять набросился на еду.
Катя пару минут молчала, задумчиво посматривая на него, а потом спросила:
- Андрюша, а что мы дальше делать будем?
Он перестал жевать и поднял на неё глаза.
- Мы будем жить, Катя. Вместе.
Она замялась.
- Ты уверен?
- О чём ты спрашиваешь? Конечно, я уверен.
- А если… все будут  против?
- Это будет их проблема,- твёрдо сказал он.
Катя вздохнула.
Андрей отложил вилку и вытер рот салфеткой, а сам мысленно подбирал слова.
- Я знаю, что тебя беспокоит, Кать. Кира, да? Но это уже решённый вопрос, мы с ней разводимся. И как можно скорее, и ты здесь ни при чём. Нам, вообще, же-ниться не следовало. Этот брак был изначально обречён. Ты же это понимаешь?
Она кивнула.
- Вот и отлично.
Но настроение у неё не менялось, и Андрей нахмурился.
- Что ещё?
- Ничего, Андрюш…
- Катя, я же вижу. Что?- она молчала.- Ты с ней говорила, да?- догадался Жданов.
- С Кирой? Да, говорила.
- И что?
- А как ты думаешь?- невесело усмехнулась она.
- Я думаю, что беспокоит тебя не это. Точнее, не Кира. Кто? Борщёв?
Катя вскинула на него удивлённый взгляд.
- Нет. При чём здесь Миша? Между нами всё ясно.
- Тогда я не понимаю…
Она вздохнула полной грудью, набираясь смелости, а потом тихо сказала:
- Твоя мама… то есть Маргарита Рудольфовна.
Андрей на некоторое время даже дар речи потерял. Смотрел на неё и молчал.
- Катя,- наконец проговорил он,- она с тобой говорила, да? Всё из-за этого?
Катя опустила глаза и кивнула.
- Господи, Катя!- Жданов даже вскочил.- Как можно слушать мою мать? Особен-но, в таких вопросах! Она слишком консервативный человек, много думает об общественном мнении! Так всегда было, мы уже давно к этому привыкли и не об-ращаем внимания! А ты её послушала, да?
- Андрей, она говорила очень правильные вещи!
- Брось! Всё, что говорит моя мать, надо делить на 10! Отец так и поступает, по-этому они столько лет вместе!
- Она сказала, что я испорчу тебе жизнь.
- Боже! Что за чушь?
- Не такая уж и чушь! Ты же всё потеряешь.
- Что?- Андрей уже кричал.- Что потеряю?
Катя старалась не смотреть на него, чтобы не встретить его взгляд. Сейчас всё то, что говорила ей Маргарита в ресторане, казалось таким глупым. А Андрей откро-венно смеялся и не понимал всего этого. Может, он прав?
- «Зималетто». Всю свою жизнь, всё, к чему ты привык.
Андрей только головой покачал.
- Катя, Катя,- и улыбнулся, потом подошёл и обнял.- Какая же ты глупая! Неуже-ли ты и правда поверила матери? Мы в каком веке живём? У нас же не роман Джейн Остин! Всё намного проще. Всем окружающим абсолютно плевать с кем ты живёшь и с кем спишь, лишь бы у тебя дела успешно шли, и банковский счёт стабильно увеличивался. Увы, но это проза жизни. Всем на всех наплевать.
- Но, Андрей…
- Никаких «но»! Не надо придумывать проблемы там, где их нет. Успокойся и всё само собой наладится, договорились?
Катя кивнула.
- Вот и умница!
Андрей наклонился и поцеловал её. Потом ещё раз, и, в конце концов, притянул к себе, поднял со стула и перенёс её на диван.
- Я тебя люблю,- прошептала Катя, а он тихо засмеялся.
Ощущение реальности быстро уходило, душа пела, и она постоянно повторяла его имя, а он улыбался.
Катя села на диване и потянулась. Андрей погладил её по обнажённой спине, и она оглянулась. Показала ему язык.
- Ты опять перевёл разговор на другую тему!
- Ах, я вас отвлёк, Екатерина Валерьевна?- самодовольно хмыкнул он.
- Отвлёк! Я же родителям хотела позвонить!
- Звони!
Катя отвернулась и немного сникла.
- Я боюсь, Андрюш.
- Глупости!- фыркнул Жданов.- Они и так уже всё поняли, так чего таиться?
- Всё равно… Что я им скажу?
- Правду, Катюш, правду. Ну, хочешь, я позвоню?
Она даже задохнулась.
- Ага, папа очень будет рад с тобой пообщаться!
- Рано или поздно нам придётся с ним поговорить. Теперь мы часто будем видеть-ся.
- Он обрадуется,- кивнула она.
Андрей резко потянул её на себя и поцеловал.
- Точно, обрадуется,- хохотнул он.
Катя отталкивала его руки, пыталась вырваться, но он продолжал целовать её. Она хохотала, но он не отпускал.
- Всё, всё,- засмеялась она.- Андрей!
- Хорошо,- тоже сел и протянул ей телефонную трубку.- Давай, звони.
Катя глубоко вздохнула, как перед прыжком, а потом быстро набрала номер.
Ответили почти сразу, наверное, с нетерпением ждали звонка. Послышался взволнованный голос отца.
- Да, я слушаю.
Катя посмотрела на Андрей, тот кивнул.
- Папа,- тихо проговорила она.
- Катя! Катя, ты где?
- Папа, со мной всё в порядке. Успокойся.
- Что, значит, успокойся?- закричал Валерий Сергеевич, что даже Андрей удив-лённо посмотрел на Катю, а та отвела от уха трубку.- Где ты? Я сейчас за тобой приеду! Скажи мне, где ты!
- Не надо за мной приезжать. Со мной всё хорошо.
Она услышала голос матери, она видимо бегала вокруг отца, пыталась выхватить у него трубку и поговорить с дочерью, но тот не позволял.
- Как это не надо? Катерина, ты вообще, понимаешь, что натворила?
- Я всё понимаю…
- А мне кажется, нет! Бедный Миша, ты даже не представляешь, что с ним сейчас творится! Как ему плохо. Возвращайся немедленно!
- Я не… не приеду, папа. Я всё решила. Я с Андреем…
- Ты что? С ума сошла? Ты сбежала! Из ЗАГСа с женатым начальником!
Катя отодвинулась от Андрея, как можно дальше, но он всё равно всё слышал, но сохранял спокойствие.
- Давай поговорим об этом потом, хорошо? Я приеду, и поговорим, не по телефо-ну.
- А Миша?
- А Миша пусть успокоится. Ничего уже не изменишь, я приняла решение. Всё, говорить не о чем.
- Катя!..
- Папа!- её голос звучал твёрдо. Жданов улыбнулся уголками губ. Он прекрасно знал этот тон, когда она так говорит, её уже не свернёшь и не переубедишь.
Видимо, Валерий Сергеевич тоже это знал, потому что спорить не стал. Катя по-обещала, что скоро приедет, завтра или через пару дней и выключила телефон.
Посмотрела на Андрея. Взгляд был взволнованный и растерянный.
- Я всё правильно сделала?
Он ободряюще улыбнулся и кивнул.
- Конечно, милая. Ты всё сделала правильно.

0

18

Глава 33.

1.

- Паша, они здесь! Это машина Андрея!
- Вижу,- отозвался Пал Олегыч и притормозил рядом с машиной сына.
Маргарита Рудольфовна была сильно взволнованна, сразу вылезла из машины, не дожидаясь, пока муж откроет ей дверцу и поможет выйти, как делала обычно.
- Марго, успокойся,- попытался увещевать жену Жданов, догнав её на крыльце.- Лишние эмоции сейчас ни к чему.
- Паша, какие лишние эмоции? Я до сих пор поверить не могу, что Андрей ре-шился на такое!
- Но он решился и сделал. Уже ничего не изменишь и обратно не вернёшь.
Маргарита вздохнула.
Пал Олегыч посмотрел на жену и взял её за руку.
- Послушай, всё, в чём мы пытались убедить Андрея все эти дни, это очень серь-ёзно. Но для него это теперь неважно, он это перерос. И, наверное, это даже хо-рошо, может, успокоится, наконец. Но теперь у нас с тобой появилась другая про-блема.
Маргарита нахмурилась.
- Какая ещё проблема? Ещё одна?
Пал Олегыч кивнул.
- Да, Марго, еще одна. И очень серьёзная. Если мы сейчас будем кричать, сканда-лить и ставить условия, то мы можем потерять сына. Ты это понимаешь?
Маргарита Рудольфовна побледнела и посмотрела на мужа в полном смятении.
- Что ты говоришь, Паша?
- Правду, Марго. Если мы заставим его выбирать, то шансов на то, что он выберет нас, очень мало.
- Господи,- пробормотала Маргарита и даже руку к груди прижала.- Ты дума-ешь?..- Пал Олегыч лишь вздохнул, но очень выразительно.- Да что же это, Паша? Эта Катя его просто околдовала! Это ненормально!
- Всё, убавь свой пыл! По-крайней мере, пока!
Они вошли в дом и одновременно замерли, настороженно прислушиваясь. В доме царила полная тишина.
В столовой был накрыт стол на двоих, в гостиной на полу валялась одежда. Мар-гарита Рудольфовна обвела всё это недовольным взглядом и опять обернулась на мужа.
- Они и, правда, здесь.
Тот кивнул.
Андрей с Катей нашлись в спальне. Спокойно спали, обнявшись, а Андрей даже улыбался во сне.
Ждановы с минуту постояли в дверях, глядя на них, и не знали, что делать. А по-том Пал Олегыч потянул  жену за руку и вывел из комнаты.
Закрыл дверь.

2.

Андрей проснулся от какого-то отдалённого звука, словно, кто-то включил кофе-молку.  Открыл глаза и тут же зажмурился от яркого солнца, бившего в окно. И счастливо заулыбался, почувствовав, как под его рукой сонно завозилась Катя.   Он как-то очень остро, наверное, душой, понял, что это именно она. Ещё не по-вернувшись, не взглянув – понял. И внутри всё запело. Их первое нормальное ут-ро, они проснулись вместе и это чудо какое-то, в свете последних дней.
Андрей всё-таки повернул голову и посмотрел на неё. Катя спала под его рукой, подложив под щёку ладошку и просыпаться не собиралась. Он уже протянул ру-ку, чтобы отвести от её лица непослушную прядь, но внезапно слух уловил   неко-торое изменение. Тот звук, который его разбудил и о котором он уже успел за-быть, вдруг смолк.  Рука замерла в воздухе, и Андрей недоумённо нахмурился.
В доме определённо кроме них кто-то был.
Только этого не хватало!
Жданов ещё раз посмотрел на Катю, теперь с сожалением, и осторожно вылез из постели. Надел джинсы и вышел из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.
Снизу доносились тихие голоса, и Андрей сразу их узнал. Родители. Как всегда вовремя!
Проходя через гостиную и столовую, отметил идеальный порядок и не смог скрыть усмешки.
Мама в своём репертуаре! С глаз долой, из сердца вон!
Родители о чём-то тихо переговаривались, и Андрей прекрасно догадывался о те-ме этого разговора. Сейчас жизни учить будут.
Вошёл на кухню и встал, облокотившись на холодильник. Отец поднял глаза от чашки и посмотрел на него.
- Привет, родители,- сказал Андрей, как можно более спокойнее, и улыбнулся.
Маргарита Рудольфовна обернулась от плиты и всплеснула руками, но промолча-ла, что Андрея несколько удивило. Обычно за ней такого не водилось.
И повисла неловкая пауза. Все смотрели друг на друга и молчали, не зная, с чего начать.
- Мам, я тоже кофе хочу,- сказал, наконец, Андрей, а Маргарита Рудольфовна тут же начала суетиться, достала чашку и налила ему кофе.
Андрей подошёл к столу и сел напротив отца, подвинул к себе чашку.
- А вы чего приехали?
- Как  это?- возмутилась Маргарита Рудольфовна.- Мы беспокоились!  Ты уехал и пропал!
Андрей вздохнул.
- Да, надо было позвонить. Извините.
Пал Олегыч некоторое время сверлил его взглядом, а потом осторожно поинтере-совался:
- У вас всё в порядке?
Андрей уловил скрытый смысл в его вопросе и с удовольствием кивнул.
- Да, у нас всё замечательно.
Родители переглянулись, а Андрей продолжил спокойно пить кофе.
- Андрюша… а что дальше?- голос матери дрогнул.
Андрей сосчитал про себя до 10 и спокойно сказал:
- Я женюсь.
Маргарита Рудольфовна покачнулась и вцепилась в плечо мужа.
- Паша, что он говорит?- прошептала она побелевшими губами. Андрей едва за-метно поморщился.
Пал Олегыч мало обратил внимания на испуг жены и смотрел только на сына. Очень серьёзно смотрел.
- Ты это серьёзно?
- Да, папа.
- А Кира?
- А с Кирой мы разводимся.
- А она об этом знает?- начала злиться Маргарита Рудольфовна.- Что ты делаешь с бедной девочкой?!
- Я спасаю ей жизнь, мама! Если мы не разведёмся сейчас, то очень скоро возне-навидим друг друга! Мы уже близки к этому. Неужели вы сами этого не понимае-те?
- Кира такая хорошая девочка… она так тебя любит!
- Да не любит она меня, и уже давно! Всё кончилось давным-давно! А может, и не начиналось толком. Все хотели, чтобы мы поженились, вот мы всех и порадовали!
- Что ты говоришь!- в отчаянии воскликнула мать.
- Правду.
- И ты решил жениться на этой странной девочке? Это смешно, Андрей!
- Это не смешно, мама, это очень серьёзно! Как только я получу развод, мы с Ка-тей поженимся. Я решил! И она не странная девочка, это женщина, которую я люблю. Я её люблю, понимаешь? Неужели тебе этого мало?
Маргарита Рудольфовна в бессилии всплеснула руками и отвернулась.
Андрей посмотрел на молчавшего отца, посмотрел с волнением и тревогой, ожи-дая его слова.
- Пап, что скажешь?
- Зачем ты спрашиваешь? Ты же решил. Значит, у тебя не должно быть сомнений.
Андрей даже растерялся немного.
- А уж что из этого получится,- продолжил Пал Олегыч,- только время покажет. Надеюсь, что ты не ошибаешься.
Андрей улыбнулся.
- Я не ошибаюсь.

3.

Они пробыли на даче до вечера. Гуляли, сидели у камина, обнявшись, просто раз-говаривали.
Когда Катя проснулась, Ждановы уже уехали. Но Андрей ей всё рассказал, пере-сказал весь разговор с родителями. Она очень разволновалась, разнервничалась, и ему пришлось приложить много усилий, чтобы её успокоить.
А вечером они решили вернуться в город и первым делом отправились к Катиным родителям. И опять переживала и нервничала Катя, а Андрей был абсолютно спо-коен.
Они позвонили в дверь, и она невольно вцепилась в его руку.
- Успокойся.
Так и вошли в квартиру, держась за руки. Пушкарёвы смотрели на них молча и осуждающе. А потом Валерий Сергеевич так же молча ушёл на кухню. Катя бро-силась за ним.
- Папа! Папа, послушай меня!
- Не хочу я ничего слушать!
- Валерий Сергеевич,- Андрей возник за Катиной спиной и посмотрел на него почти зло,- это же ваша дочь! Не поступайте с ней так!
Пушкарёв даже рот приоткрыл от изумления.
- Нет, Лен, ты слышала? Он меня ещё учить будет! Он мою дочь из ЗАГСа умык-нул и он же меня стыдит!
- Валера, успокойся!
- Не хочу я успокаиваться!
- Папа!
- Не повышайте на меня голос, уважаемая Екатерина Валерьевна! Вы и так слиш-ком много уже натворили! Моя дочь сбежала из-под венца! Позор! А у этого ещё совести хватило явиться в мой дом и что-то говорить!
- Папа, я сама ушла от Миши, понимаешь? Сама!
- Сама! Лен, ты слышишь? Она сама ушла!
- Да, сама!- Катя уже кричала. Андрей обнял её за талию и прижал к себе. Родите-ли это заметили, но Катя с Андреем выглядели такими независимыми, что все слова были лишними.
- Она ушла сама,- всё-таки проворчал Валерий Сергеевич.- А из-за чего ты ушла? Или из-за кого? Не скажешь?
Катя едва сдержала слёзы обиды от его тона, но потом твёрдым голосом произ-несла:
- Скажу. Из-за Андрея. И не жалею об этом.
- Катя, а Миша?- почти всхлипнула Елена Александровна.
Андрей поморщился.
- Я не люблю Мишу, мама.
- Но как же так?.. У вас же всё было хорошо!
Катя промолчала.
- Мы собираемся пожениться,- неожиданно сказал Андрей. И все удивлённо за-мерли, даже Катя.
Пушкарёвы переглянулись, а потом Валерий Сергеевич посмотрел на Андрея со скептической усмешкой.
- И как же вы собираетесь это сделать, если не секрет? Насколько я знаю, вы же-наты, Андрей Палыч.
- Я разведусь.
- Как всё просто!
- Это не просто, Валерий Сергеевич, но я это сделаю. И мы с Катей поженимся.
- Бред.
И Андрей взбесился. Жёстко усмехнулся  и воскликнул:
- Да что же это, а? Почему вы, родители, думаете, что вы лучше нас всё знаете? Чего мы хотим, что нам надо? Мы сами уже решили! Мы знаем, что мы хотим!
- Андрей, успокойся,- Катя обернулась к нему и положила руку ему на грудь. Но он только отмахнулся.
- Вы чего хотите? Чтобы она за этого поварёнка вышла? Чтобы вы были счастли-вы и довольны? А она? Как она с ним жить будет? Она не любит его! Вам что важнее, позор или счастье вашей дочери?
- А вы сделаете её счастливой?- не поверил Пушкарёв.
- Да,- уверенно сказал Андрей.- Я сделаю для неё всё. И дам ей намного больше, чем может дать Борщёв. И я говорю не о деньгах!
- Андрей Палыч…
- Валерий Сергеевич! Это же ваша дочь! А вы больше думаете о Борщёве, чем о ней!
- Да как вы смеете!..
- Я всё смею, потому-что я думаю о ней! В отличие от вас!
И взял Катю за руку.
- Поехали.
Она посмотрела на него растеряно.
- Андрюш…
- Что?!
Катя обернулась и быстро посмотрела через плечо на родителей.
- Я останусь,- тихо проговорила она.
- Что?- он был в шоке.
- Андрюш, так надо.
Он только головой покачал.
- Катя, ты не меняешься…
Она опять погладила его по груди.
- Поезжай. Завтра утром заедешь за мной, и поедем в «Зималетто», да?
Андрей вздохнул и покосился на её родителей, а потом наклонился и поцеловал её. Вот так. Моё. И никто с этим ничего не сделает!
- Хорошо. Я позвоню позже.
Она кивнула.
Когда она, проводив Андрея, вернулась на кухню, родители сидели за столом и молчали. Катя вздохнула, но за стол с ними не села, осталась стоять.
- Мама, папа… Давайте поговорим.
- А ты ещё не всё сказала?- хмыкнул Валерий Сергеевич.
- Папа, зачем ты так? Думаешь, мне это решение очень просто далось? Но это моя жизнь!
- Ах, твоя жизнь!- опять начал заводиться Пушкарёв.- А у других жизни нет! А Миша как же?  Его прямо в ЗАГСе бросили!
- Так будет лучше,- продолжала стоять на своём Катя.- И для него и для меня.
- Господи, какую ты глупость сделала,- вздохнула Елена Александровна.
- А пусть глупость!- вдруг воскликнула Катя со всей горячностью.- Пусть! И если у нас с Андреем ничего не получится…- у неё даже голос дрогнул,- я, по-крайней мере, не буду всю оставшуюся жизнь корить себя за то, что струсила и  даже не попробовала.  Но у нас всё получится, я знаю! Потому-что по-другому быть не может!
Родители молчали, а Катя, совершенно обессилив от этого разговора, ушла к себе. И даже не дверью не хлопнула.

4.

Разговор с Катиными родителями, Андрея очень разозлил. Да ещё Катя решила остаться дома, не поехала с ним! Правда, потом, когда он немного остыл, понял, что она поступила правильно. Зачем портить отношения окончательно? А так…
Он ехал домой. А точнее уже в свой бывший дом. Надо поговорить с Кирой, да и вещи собрать.
А потом куда? В гостиницу? К Малиновскому?
Да куда угодно!
Главное, всё будет решено.
Но поговорить с Кирой по душам не получилось, она сама не захотела. Когда он открыл дверь, первое, что бросилось ему в глаза, это чемоданы в прихожей. Он на секунду замер, а потом прошёл в комнату.
Кира стояла у окна, услышала, что он вошёл, и обернулась. На лице ни единой эмоции, сама холодность и собранность.
- Я собрала твои вещи.
Андрей несколько секунд скользил взглядом по её лицу, а потом кивнул.
- Спасибо.
И оба неловко замолчали.
- Кира…
Она остановила его жестом.
- Не надо, я не хочу ничего слышать. Знаешь, мне не очень хочется знать, на-сколько у вас с Пушкарёвой всё хорошо!
- Прости меня, Кирюш.
Она всё-таки не выдержала и горько рассмеялась.
- Не прощу, Жданов. Да тебе моё прощение и не нужно. Забирай вещи и уходи.
Андрей с трудом перевёл дыхание.
- Кира, зачем так расставаться? Мы же не чужие люди!
- Я тоже так думала. Но оказалось, что чужие. И уже давно. Прав был Сашка…
Вот по этому поводу, Жданову было, что сказать, но он не стал и начинать. Взглянув на жену в последний раз, с сожалением, он вышел из гостиной. Подхва-тил чемоданы, а потом подумал, вынул из кармана ключи от квартиры, положил их на столик и вышел.
Не обернулся, не задумался, не засомневался ни на секунду. Просто ушёл.
Захлопнул за собой дверь и вдруг ощутил такое облегчение, что даже глаза за-крыл. А потом улыбнулся.
Где тут новая жизнь? Я готов.

5.

Когда они утром вышли из лифта «Зималетто» рука об руку, это произвело эф-фект разорвавшейся бомбы. Все сотрудники, находившиеся в этот момент в хол-ле, замерли с открытыми ртами, глядя на них.
Катя попыталась вырвать свою руку из ладони Андрея, но он не позволил.
- Спокойно, - шепнул он, притягивая её ближе к себе.
Маша Тропинкина, завидев их, вскочила, прижала руки к груди и лишь хватала ртом воздух. Затем всё-таки радостно заверещала и бросилась к ним.
- Катя!.. Андрей Палыч!- бессвязно  повторяла их имена и других слов не находи-ла.
- Маша, прекрати,- шикнул на неё Жданов, хотя довольной улыбки скрыть не мог.
- У вас всё в порядке?
Катя улыбнулась.
- Да, Маш, всё хорошо. А у вас?
- И у нас… Теперь хорошо!
- Так, хватит ахать! Маша, через час собрание, все документы, отчёты срочно мне на стол.
- Конечно, Андрей Палыч! Сейчас всё будет!
- Вот видишь,- хмыкнул Андрей, когда они уже шли к кабинету,- а ты боялась. Все в восторге!
- Скорее уж в шоке!
- А какая разница?
В приёмной президента их встретила злая и растерянная Клочкова. Посмотрела на них, как на сумасшедших.
- Вика, чего стоим?- специально громко и разгневанно гаркнул Жданов.- Рабо-тать, работать!
Виктория проводила их злым взглядом и недовольно проговорила им вслед:
- Явился, раскомандовался! Бабник!
- Вика, я всё слышу!
Андрей поплотнее прикрыл дверь и тут же обнял Катю.
- Катька, мы вернулись. Ты рада?
Она только кивнула. Он тихо засмеялся.
- Всё у нас будет хорошо. Всё уладилось, мы снова в «Зималетто»…
- Я очень рада этому, Андрюша. Я так скучала.
- Да. И я скучал.
Катя подняла на него глаза, улыбнулась и потормошила его за рукав.
- Давай работать!
Жданов расхохотался.
В дверь деликатно постучали, Андрей неохотно выпустил её из объятий и открыл. За дверью оказалась Амура. С интересом посмотрела на них, а потом протянула Жданову лист бумаги.
- Андрей Палыч, вот…
- Что это?
- Кира Юрьевна утром оставила. Для вас.
Андрей пробежал глазами текст, нахмурился и протянул документ Кате.  Она бы-стро прочитала и растерянно взглянула на него.
- Она уволилась? Андрей!
- Что? Что я могу сделать? Да и так лучше будет. Она знает, что делает, Кать.
- О Боже…
Андрей подошёл к столу, взял ручку и размашисто подписал. Протянул Амуре.
- Отнеси в отдел кадров.
Та смотрела на начальника в полном шоке.
- Амура, бери!
Она как во сне взяла заявление и пошла к двери, постоянно оборачиваясь.
- Андрей, это ужасно.
- Катюш, Кира взрослая, она знает, что делает. Раз она так решила… Не думай ты об этом. Если у Киры возникнут проблемы, решать их буду я. Ты не должна об этом волноваться. Договорились?
Она кивнула.
- Вот и отлично.
Андрей обнял её и поцеловал в лоб.
- А теперь давай работать. Показ на носу.
Документов, которые им принесли со всех отделов, набралась целая кипа. Катя только взглянула на первый и голова тут же заработала в нужном направлении. Работать захотелось так, что даже руки затряслись. Она села на своё место, вклю-чила компьютер и счастливо вздохнула. А потом всё же отложила документы и обвела взглядом свою каморку.
Как же она скучала всё это время! Как бы она смогла жить без всего этого? Без Андрея, без «Зималетто», без своей привычной и такой необходимой ей жизни? Это ведь всё её, все родное и любимое!
Катя порывисто поднялась, вошла в кабинет Андрея и посмотрела на него. Он что-то быстро писал и глаз на неё не поднимал, так увлёкся. А она подошла к не-му и обняла. Теперь она имела на это право. Теперь это её мужчина и её жизнь.
- Я тебя люблю, Андрей Жданов,- прошептала Катя дрогнувшим голосом.
Он поднял на неё растерянный взгляд.
- Катюш, ты чего?
- Ничего. Я тебя люблю.
Он улыбнулся.
- Я тоже тебя люблю, родная.

P.S.

Катя с Андреем поженились только через год. И это был по-настоящему счастли-вый день для них обоих, как и должно было быть. Свадьба получилась шумная и очень красивая. Даже родители, и Ждановы, и Пушкарёвы, искренне радовались, все недомолвки остались позади.
Кира уехала из Москвы сразу после развода. Уехала тихо, ни с кем не прощаясь. В аэропорту её провожали только Саша и Ждановы-старшие.  С братом и сестрой она встречалась регулярно, но где именно она теперь живёт, никто не знал.
Миша тоже уехал из Москвы. Перебрался сначала в Питер, а потом в Париж. С Катей встретиться не пытался, но с днём свадьбы её поздравил, прислал открытку, чем очень разозлил Жданова.
Юлиана стала Воропаевой на полгода раньше, чем Катя Ждановой. И ко дню свадьбы Андрея и Кати была уже на пятом месяце беременности. Воропаев был на седьмом месте от счастья.
У Юлианы и Саши родился сын, а ещё через полгода у Кати и Андрея родилась дочка. И этих детей тут же стали называть женихом и невестой. Вот только их ро-дители эти разговоры не приветствовали. Уж они-то знали, чем это может закон-читься!
А уж как всё сложится – никому знать, заранее не дано.
Судьба, ведь она шутница.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Я-любимая » ТЫ МЕНЯ НЕ ВИДЕЛ, ИЛИ ЛЮБОВЬ СО ШТАМПОМ В ПАСПОРТЕ (НРК)