Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Тучка » Влюблённая в Лондон...


Влюблённая в Лондон...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Влюблённая в Лондон….
Часть Первая.
   Молодая девушка медленно брела по вечерней улице… Фонари тускло высвечивали небольшие отрезки зданий и машин, бешено летящих по проспекту….  Прохожие брезгливо перешагивали через грязно-серое месиво, разваленное на дороге, и кутались в воротники и капюшоны. Белая мошкара облепила всё вокруг… Почему-то вспоминалась старая фраза из детского мульта: «В такую погоду свои люди дома сидят, а не по гостям шастают»… - девушка несмело улыбнулась своим грустным мыслям.
  «Вот такая у нас весна! На дворе середина марта, а теплом и не пахнет! А так хотелось бы, хотя о чём тут говорить, с её-то везучестью….»
   В кармане заворочался мобильник.
- Алло! Мам? Я по проспекту иду…  Ну и что, что снег… Так даже лучше… Под настроение! Да не странная я вовсе, обычная, как всегда…. Чего хочется? Лимонов… Ты уже в супермаркете?.... Ну, ты меня тогда подожди, я минут через десять подойду, сумки нести помогу! Договорились!
   Настя нажала на «отбой». И опять грустно улыбнулась: «Мамочка, бедная моя! Как тебе тяжело приходится… Но.. мы ничего…. Мы сильные, справимся! Всю жизнь как-то справлялись и сейчас прорвёмся!».
   Внезапно её взгляд скользнул по витрине модного бутика. Стендовая реклама гласила: « Новая коллекция Zimaletto – окунись в энергию Лондона….». На заднем плане рекламного листа располагались Тауэр, «Трафальгарка» (как про себя она часть называла сию знаменитую площадь) и Биг Бэн…
   Всё и сразу – самые знаменитые достопримечательности туманного Альбиона! Лондон – её мечта, её сказка, ещё с детских лет… Он манил и притягивал, но всё же был так недостижимо далеко. И никакие детальные зубрежки точных наук и пространные развёрнутые ответы по иностранным языкам не могли приблизить её к заветному… Она и в институт-то еле-еле поступила! Нет, не потому что глупая, а потому что денег нет! Ну, вот просто нет и всё! А откуда их взять, спрашивается?
   И всё-таки первая ступень на пути к «чуду» пройдена. Анастасия Строева вот уже почти год, как студентка российского государственного Гуманитарного Университета, отделения перевода и переводоведения! А это вам не фунт изюма! – гордо улыбнулась она. Но вовремя опомнилась, осознав, что стоит тут в размышлениях уже минут пять и рискует превратиться в снежную бабу, тем более не хорошо заставлять маму ждать.
  Она прибавила шагу, на ходу вспоминая свою нелёгкую жизнь…  И напрасно говорят, что коренным Москвичам легко живётся в столице нашей могучей Родины. Нет, конечно, привилегии есть, одна социальная карта чего стоит (без неё бы она совсем пропала), но всё же и жизнь мёдом не кажется. Сколько Настя помнила себя, жили они вдвоём с мамой, никакого папы или даже отдалённой его тени не возникало за все восемнадцать лет её жизни. Жили они не богато, хоть и в одном из домов на старом Арбате… Как раз напротив дома Булата Окуджавы, где теперь стоит знаменитый памятник… Правда было это давно, Насте было лет пять, когда в их квартиру пару раз приходили сомнительные люди в кожаных плащах, мама почему-то плакала, пыталась заслонить Настю своей спиной..  Потом они внезапно переехали совершенно в другой район, не на окраину, но с Арбатом расставаться было тяжело! Это теперь, повзрослев, она осознала, что таким образом новее русские заполучали желанные апартаменты в одном из самых живописных уголков первопрестольной. Слава Богу, что совсем на улицу не выгнали, с благодарностью думала Настя.  А сейчас и однокомнатная в спальном районе не плохо, ведь, правда?
   Мама у Насти была скульптором и неплохо шила, это её увлечение спасало их маленькую семью в голодном 1998-ом…  Так они и перебивались.  Одна радость, Настя хорошо училась, там, где не могла взять умом (часто его не хватало на физику, алгебру и тому подобное), брала упорным сидением на пятой точке. А гуманитарные предметы давались ей на удивление легко, особенно языки, особенно английский… Наверное, он просто сидел у неё в генах, отсюда и безграничная любовь к Лондону, к чаю с молоком, к Английской истории от прибытия кельтов до Оливера Кромвеля и дальше….  Мама утверждала, что в роду у неё не было никаких особенных языковедов, а про отца Настя никогда не спрашивала, так уж повелось…
  В итоге, Настя окончила школу с серебряной медалью, математика-таки не поддалась! И поступила в университет на бюджетное место! А ведь ещё не хотели брать! Всё у них было заранее распределено для «своих» и «купленных». Никогда она так не унижалась, но и это вынесла и стала студенткой…
  В своих размышлениях она незаметно дошла до торгового центра и внимательно огляделась, пытаясь выцепить из толпы родное мамино лицо. Внезапный визг тормозов и звук удара заставили замереть всю оживленную площадь перед супермаркетом. Люди ошарашено смотрели на место столкновения… Даже снег, казалось, замедлил свой ход! Настино сердце медленно ухнуло вниз, а потом с нарастающей скоростью взмыло куда-то ввысь, в висках бешено стучало, на глазах плена, а к её ногам по белому снегу подкатился желтый до неприличия лимон…

В ушах шумело, перед глазами как в замедленном фильме вновь и вновь прокручивалась картина увиденного: массивный джип… бледный как полотно водитель «гиганта»…. Разбросанные повсюду продукты… и женщина, неудобно пристроившаяся на сугробе… Вокруг неё столпились люди, кто-то громко кричал в телефон адрес, наверное вызывал скорую… А Настя всё стояла, никак не могла осознать, что эта женщина на сугробе – её мать!
  Ноги были ватными, во рту пересохло – что делать? Что происходит? Что вообще будет в следующее мгновение?   Наверное, психиатры охарактеризовали бы такое состояние, как шок. Но внезапное движение в толпе заставило её собраться с силами и рвануть к месту происшествия. Мужчина-водитель машины аккуратно пытался поднять женщину. Кто-то советовал дождаться врачей, т.к. может быть сломан позвоночник. Мужчина громко огрызнулся и сказал, что сам разберётся, как ему поступать. Внезапно женщина пошевелила головой и открыла глаза.
-Мама! – Настя даже не прокричала, она проревела это слово и бросилась к ней. – Мама! Мамочка..  Родная моя…. Где болит? Всё будет хорошо, ты слышишь меня..  Мама, ну скажи хоть что-нибудь? – это была уже истерика.
- Солнышко! Всё нормально! Успокойся. Только голова болит. Всё хорошо. Всё хорошо.

Машины «Скорой помощи» и Милиции подкатили одновременно. Врачи суетливо бросились к женщине так и лежавшей на снегу. Милиционеры вальяжно направились к мужчине, стоявшему совсем рядом. Он с глупым выражением лица смотрел на происходящее вокруг и, кажется, тоже смутно понимал, что произошло и что происходит, а главное – что будет происходить.
Защитники правопорядка рьяно приступили к своим обязанностям: один из них осматривал машину, сиротливо стоявшую посреди дороги, другой принялся за свидетелей, третий направился к санитарам. Через пять минут о случившемся напоминали лишь разбросанные повсюду продукты. Из двора выезжали три машины: скорая – направо, милицейская машина и следующая за ней «Toyota» - налево.
   В больничном коридоре Настя мучилась уже часа два: маму увезли на осмотр, а ей было велено дожидаться. Легко сказать!!! Она чуть с ума не сошла в этом пахнущем лекарствами, душном помещении. Отчаянно кружилась голова и немного подташнивало – наверное, потому что за весь день ей удалось лишь перехватить чашку остывшего чаю в институтской столовой.
   Внезапно в коридоре появился мужчина, тот самый, который наехал на Валентину Сергеевну. Он уверенным шагом направился прямо по коридору, на несколько мгновений остановился возле Насти, бросил на неё странный взгляд и вдруг резко рванул дальше. Она проводила его ненавидящим взором, почему-то сразу этот холёный тип ей не понравился. И как может понравиться человек, несколько часов назад сбивший своей «адской» машиной самого дорогое, что есть у вас на этом свете, спросите вы! Но она знала точно, встреться они где-нибудь в другом месте и при других обстоятельствах – впечатления были бы таким же.
  Прошло ещё минут пятнадцать – в коридоре появился врач, седой дядечка с суровым лицом и усталыми глазами, за ним следовал сегодняшний незнакомец.
-Ну что, Настюша, благодарите Бога! Всё обошлось с меньшими для вас потерями.
Настя часто моргала и пыталась сосредоточиться, но это у неё плохо получалось: Доктор, подождите, она будет жить?
-Конечно, будет, дорогуша! Успокойтесь! Удар был довольно сильным, но жизненно важные органы не задеты, небольшое сотрясение мозга, тут свою роль сыграла шапка, она смягчила удар, вот только…
-Что только, доктор? Что? – она сорвалась на крик.
- Только  немного пострадали глаза, небольшое отслоение сетчатки.. Она, конечно, будет видеть, но плохо!
   Настя устало прислонилась спиной к стене: «Всё! Приплыли! – подумала она – Теперь придётся бросить институт, ведь мама ничего кроме как шить и лепить не умеет. Господи, о чём я думаю, жива, никакие жизненно важные органы не задеты – какое счастье!».
- И вам повезло, что этот молодой человек согласился оплатить лечение – донеслось до неё сквозь какую-то пелену.
- Согласился оплатить? – Строева возмущенно взглянула на собеседника, потом перевела взгляд на мужчину, за его спиной – Да, это он её сбил! Вы понимаете? Это он! Это всё он!
- Я разговаривал со следователем, они опросили свидетелей, и по всей видимости этот мужчина не виноват. Он не нарушил никаких правил, скорее ваша матушка невнимательно огляделась по сторонам, переходя через дорогу. Да и какой снегопад был – сложно сейчас судить, кто виноват!
Настя слушала и не верила своим ушам, нервы и слёзы, накопившиеся за этот безумно долгий день, норовили вырваться наружу: Ах, он не виноват! Да как вы не понимаете, что он всё там купил! Вы посмотрите на этого типа, сразу видно хозяин вселенной, всё и все у его ног! Таким можно всё! Любить, ненавидеть, казнить, миловать, сбивать людей своими шикарными тачками, оставаться безнаказанными… А кто-нибудь о нас подумал? Как НАМ(!) дальше жить? На что????  Господи, ну за что нам всё это!!!!!!!! – голос её давно сорвался на какой-то беспомощный шёпот, а потом она начала медленно опускаться по стенке, и, в конце концов, провалилась в пугающую темноту….

-Ч-чёрт, - Настя почти скатилась с большой, нет точнее огромной кровати, уже сидя на полу, она попробовала оглядеться, но в кромешной темноте, да ещё и за задёрнутыми плотно шторами вряд ли что-то разглядишь. Поэтому она осторожно встала и пошла наугад, разговаривая сама  с собой: И где интересно это я? Точно не дома, но и не в больнице, в больнице таких кроватей не бывает! Ой! Ай! Мама! Помогите! – Строева с размаху налетела на что-то довольно объёмное и мягкое, её отпружинило, и она чуть было не грохнулась, вот только это мягкое и как оказалось тёплое схватило её своими лапищами. – АААААААААА, сгинь нечистая. Господи, что я несу! Помогите! Убивают!
-Ну и что ты орёшь? – «монстр» наконец-то разжал свои клешни, хлопнул в ладоши, и комната внезапно озарилась чуть тусклым светом ряда светильников, навешанных по стенам.
  Настя стояла и испуганно крутила головой: огромное помещение с высокими потолками, в углу исполинских размеров кровать, напротив неё большой плазменный телевизор, рядом шкаф с зеркальными дверцами, и всё это, включая пол, потолок и обои, выполнено в красновато-чёрных тонах.  «Брр!» - Настя поёжилась и перевела взгляд на «нечто» ещё минуту назад бессовестно облапавшее её. «Нечто» оказалось сегодняшним, или уже вчерашним («Чёрт, ничего не помню!») незнакомцем.
- И чего ты так орёшь? – весёлым взглядом посмотрел он на неё – «Помогите! Убивают!» - подражая ей, прокричал он – Не маленькая вроде уже, понимать должна, что девушек, особенно молоденьких, прежде чем убить насилуют, вот так! – и довольный произведённым эффектом мужчина гордо повернулся к ней спиной.
- Вы маньяк? – испуганно спросила Настя, что вызвало дикий взрыв хохота. Мужчина обернулся и, насмеявшись вдоволь, сказал: «Я не маньяк, я Александр Воропаев, что гораздо хуже, уж поверь мне!»
- Хуже для кого? – Настя в припрыжку неслась за Александром по огромной квартире.
- Для тебя, конечно, мне то что, я уже привык! – хищным баритоном отозвался он.
Они оказались в просторной кухне, навороченной по последнему слову техники и выполненной в мрачных тёмных тонах («Just like him»!). Настя невольно улыбнулась, потом взгляд её скользнул по часам, встроенным в холодильник: 1:27. Все события вчерашнего дня разом встали у неё перед глазами.
- И что я интересно здесь делаю? – грозно поинтересовалась она.
Александр спокойно посмотрел на неё, отхлебнул чаю из чашки и улыбнулся.
- Ты тут спишь, вот уже час четвёртый!
-Нет, это я понимаю, конечно, но что я ЗДЕСЬ делаю!
- А это у тебя надо спросить! – ехидным тоном сказал он – Сама завалилась в обморок, как врач сказал от стресса и голода, а теперь ещё и возмущается!
- И зачем меня было сюда переть?
- Ну не мог же я бросить тебя на произвол судьбы – устало развёл он руками и, дотянувшись до печки, включил её, - Я ж не знаю, где вы живёте.
- А в больнице не оставить было? – прищурилась она.
- А в больнице мест не было – хитро подметил он, при этом, отводя глаза, как маленький ребёнок, который соврал и не хочет, чтобы это заметили. Но его маневр оказался напрасным. Из печки полился такой одурманивающий запах, что Настя, которая уже почти сутки ничего не ела, мечтала только об одном – погрузить что-нибудь в желудок.
- А это что там у тебя в духовке?
- Это антрекоты, припорошённые мелко нарубленным луком, посыпанный тёртым сыром и залитые майонезом – гордо отчеканил он, - Садись, будем ужинать.
- Хм, а не поздно!?
- АА.. В самый раз – довольно улыбнулся он и стал раскладывать еду по тарелкам.

-Вкусно готовишь – одобрительно посмотрела на него Настя, уже успевшая расправиться со своей порцией и теперь ожидающая добавки.
- Жизнь научила, - как-то горько усмехнулся он.
- М! Вкуснятина.
Внезапно где-то в глубине квартиры ожил Настин телефон.
-Алло! - встревожено бросила она в трубку, ожидая любого ужасного известия, а кто станет звонить в два часа ночи по пустякам…
- Наська, это я!!! – раздался голос подруги Ксюхи – Ты что трубку-то не берёшь? В общем, скажешь моей маме, если она будет звонить, что я у тебя ночую и уже благополучно дрыхну, ладно?
- Ксюнь, я не могу. Я сама не дома! 
- Ого! Строева, ну ты даёшь!! Не уж то и ты созрела? Молодчинка! Кто он? Ой, чёрт, у меня времени совсем нет! Потом расскажешь!
- Ксю, а ты можешь завтра в универе сказать, что я заболела, а то у меня ну никак не получится!
-Хых! Понимаа-ю! – игриво протянула подруга – Только меня завтра там тоже не будет! Ой, всё мне пора! Пока!
И пока та не успела нажать на отбой, Настя услышала её приглушённый голос: «Котик, ну что ты так долго….», затем в трубку полились быстрые гудки.
   Настя еще минутку посидела в кроваво красном кресле, призадумавшись, а что это собственно она тут сидит и расхваливает этого богатенького буратину, к тому же сбившего её мать.
   На кухню она вернулась в плохом настроении.
-Что, парень потерял? – с каким-то едва видным сожалением в голосе произнёс Александр.
-Нет у меня парня, и никогда не было – огрызнулась она – И вообще пошла я! Нечего тут с вами чаи распивать. Но за ужин спасибо!
- Стоять! – раздалось сзади  - И куда это ты собралась? Одна ночью.. Нет уж! Переночуешь здесь! Так и быть, приставать не стану – довольно ухмыльнулся он.
Она повернулась и зло посмотрела куда-то мимо Александра, потому что смотреть со злостью на него как-то не получалось,
- Да, хватит меня считать злостным наезжателем, тьфу ты, нарушителем правил! Я никаких запретов не нарушал! И это доказано свидетельскими показаниями! Я свою вину не отрицаю, надо было лучше смотреть по сторонам в такую погоду! Но так сложилось, понимаешь? – он подошёл к ней почти вплотную – И никто тут не виноват, так сложилось!
   Настя стояла и глупо кивала, хотя абсолютно не слышала его слов… Он вообще действовал на девушку магнетически: приближается – и всё плывёт перед глазами, отходит подальше – мозги вновь начинают работать. Может дело в духах? А чёрт его знает.
- Можно мне умыться? – робко спросила она.
-Конечно, у меня даже полотенце и халат чистые есть. Пойдём, я покажу, где в этом логове ванная.
  Ванная комната не выбивалась из стиля квартиры, опять всё мрачное и «холодное». Александр достал из комода большое банное полотенце и махровый халат на удивление салатового цвета.
- Неужели новые? – всё-таки не удержалась от колкости Настя.
-Нет, я стираю Лаской! – фальцетом пропищал Александр, передразнивая тётку из рекламы, и закрыл за собой дверь!
  А Настя стояла и хохотала во всю мощь своих легких, но почему-то хотелось плакать, совсем чуть-чуть…

  Когда внезапно навалившийся приступ хохота так же внезапно прошёл, она аккуратненько подкралась к двери, чуть приоткрыла её и выглянула наружу – пусто…   «Нет, ну не дура ли, а?» - мысленно обругала она себя – нужна ты больно ему, чтобы под дверью шпионить….   Всё же Настя закрыла дверь на защёлку и смело шагнула к душевой кабине, наполненной всевозможными кнопками и кнопочками. Она наугад ткнула в одну из них – ванную комнату наполнила лёгкая завораживающая мелодия… «I’ve just called to say I love you…» - доносилось откуда-то сверху. Наконец разобравшись с выключателями, Строева встала под водопад по-летнему тёплых  струй. «Интересно, что это за радио, по которому Stieve Wonder крутится,- размышляла она, параллельно рассматривая многочисленные баночки с шампунями и гелями.
  Но, как оказалось, это было не радио, а специальная подборка песен, встроенная в механизм кабины. За Уандером потянулись лиричные завывания Scorpions “Follow the Moscva and down to Gorky Park listening to the wind of change”. Настя во весь голос подпевала одному из своих любимейших музыкантов. И в эту минуту было не важно, что сейчас уже около трёх ночи, что где-то, наверное, есть соседи, которым это вряд ли понравится…. Да ещё много всяких «что» полезло бы в голову той Насте, которая шла унылым московским вечером по проспекту. Сейчас, в этой безвкусно обставленной квартире, в опасной близости с этим мужчиной можно было всё…
   Завершала банные процедуры она уже под гитарные напевы Eagles “Welcome to the Hotel California, such a lovely place…” «А вы оказывается меломан, Александр. Как вас там по батюшке? – довольно улыбнулась она, заворачиваясь в тёплый и удивительно мягкий махровый халат – хотя вам бы больше подошла, например, Nirvana ну или Queen на худой конец…»
   Она хотела спуститься в гостиную и поинтересоваться, где же можно уснуть, но сил совершенно не осталось, поэтому, едва дойдя до первой комнаты, Настя рухнула на просторную кровать и тут же провалилась в глубокий сон… Она спала по-детски крепко и почему-то морщила во сне лоб, наверное, и во сне обдумывала что-то исключительно важное…  Настя даже не услышала, как Александр вошёл в комнату. Он замер на пороге, потом недовольно покачал головой, затем достал из комода пестрое синтепоновое одеяло и укрыл им Настю. Она беспокойно заворочалась во сне, забавно шмыгнула носом и беззащитно свернулась клубочком. А он сел в кресло и долго-долго смотрел в её лицо, пытаясь детально разглядеть каждую чёрточку и решить какой-то очень важный для себя вопрос…

Утро… Александр недовольно разлепил один глаз, но тут же подскочил на кровати – часы показывали 9:32. Он уселся на кровати и стал растерянно озираться по сторонам. Неимоверно хотелось спать, и это было крайне странно! Ведь раньше, точнее, до сегодняшнего дня он раскрывал глаза где-то около шести утра, вне зависимости, во сколько лёг накануне, и потом бесцельно часа два шатался по этой ужасно модной (Чёрт бы побрал этого Кириного друга – дизайнера!) квартире.
Александр недовольно хмыкнул и нехотя поднялся с кровати. Казалось, ничто уже в этой жизни не сможет его удивить. Ан нет, удалось-таки!
Он спустился в кухню  и озадаченно заглянул в холодильник, сам бы он как-нибудь без завтрака обошёлся, но вот Настю просто необходимо накормить. Как она вчера на антрекоты накинулась, видно не сладко им живётся… «Это что в тебе жалость проснулась что ли, а Воропаев?» - как всегда с лёгкой иронией обратился он к себе.
  Он достал из холодильника кучу продуктов и принялся готовить завтрак.  Намазывал красную икру на ломтики батона, резал помидоры, заваривал чай.… А сам в это время был где-то очень далеко, в своём детстве.
   Сколько он себя помнил, всё время от него чего-то ждали. Ещё бы старший ребёнок в семье Воропаевых, надежда и опора, главный претендент на наследство отца. Сам Юрий всего себя отдавал делу: постоянные разъезды, показы, закупка нового оборудования, подписание договоров. Естественно, приходил домой он очень усталый, порой даже раздражённый. Любой пустяк мог вывести его из себя, о невыученных уроках или не дай Бог, двойках в дневнике и говорить нельзя было. Нет, отец никогда не повышал на него голос, он просто тихо говорил: «Ну, Саша, ты меня огорчил!». И этих слов было достаточно, чтобы Александр начинал упорно исправлять или делать что-либо. Конечно, хотелось и в футбол поиграть и с друзьями в кино сходить, но он ДОЛЖЕН был оправдать отцовские надежды. Особенно обидным было то, что на Киру с Кристиной данные правила не распространялись: девчонки жили нормальной жизнью, занимались в кружках, ходили на танцульки…. А уж о хороших оценках, особенно в Кристинином дневнике, можно было только мечтать. Да и мама уделяла девочкам гораздо больше внимания, чем Сашке, по-видимому, считая его уже взрослым и самостоятельным. Но к сёстрам он никогда родителей не ревновал и никогда на них в серьёз не обижался. Наоборот любил до беспамятства.
  Кто  раздражал Сашку сверх меры, дак этот холёный Жданов. Единственный и многообожаемый всеми Андрюша. Вот этому в жизни всё давалось легко. Делал, что хотел, и почти всегда оставался безнаказанным. Марго в нём души не чаяла, да и Павел никогда особо на сына не давил. Андрей развлекался, как только мог и когда только мог. Потом в его окружении появился ещё один, «верный оруженосец» Малиновский. Теперь друзья на пару устраивали дебоши, пьянствовали и развлекались с девчонками. Александр даже себе никак не мог признаться, что ему хотелось вот так же бросить свою юриспруденцию и экономику, и просто загулять на недельку-другую, не думая о последствиях.
   Но его отправили учиться в Оксфорд…. О, Боже! Этот чопорный Лондон с его извечными холодными туманами и низкими облаками. Как же он его ненавидел. Ему там было безумно плохо, всё время хотелось домой, к родителям (это в двадцать два года!), хотя, наверное, он просто предчувствовал, что скоро расстанется с ними навсегда. Худо-бедно он прожил в этом городе пять лет, закончил магистратуру и, поспешно собрав чемоданы, уехал оттуда, обещая больше никогда не возвращаться.
  А что в Москве… что эта Москва. Погибли родители, Кира связалась с этим отчаянным Казановой, компанию доверили Андрею…. Всё рушилось просто на глазах. А он научился никому и никогда не показывать своих эмоций и чувств. Всё теперь было надёжно спрятано за саркастической усмешкой на лице!
  Но ему-таки удалось нарыть компромат на Жданова и его эту серую мышь. Потом получилось скинуть Андрея с поста, занять его место. Зачем он тогда пошёл в это казино? Зачем согласился подыгрывать конкурентам? Всё от глупости и детской обиды… Глупо, не правда ли? И ведь все считают его коварным, бесчувственным злодеем, даже Кира! Но он-то не такой. Никто не замечал, что Жданов влюблён в свою секретаршу, даже сам Андрей, казалось, не догадывается о своих истинных чувствах, а он заметил. А когда она сбежала, ведь никто не видел насколько плохо Андрею. А он видел и сделал ещё больнее, переведя на производственный этаж, и самое страшное – получал от всего этого наслаждение. В нём всё словно говорило: «Ты жил легко и никогда не отвечал за свои поступки, вот теперь помучайся, пострадай!».
  Но ведь всё-таки она его простила – Александр грустно вздохнул, - и даже рёбенка ему родила. И всё у них хорошо. И в компании всё хорошо… Кира сейчас с Никитой. Кристина где-то в дебрях Амазонки.... А я… как всегда один!
А над миром в белом платье
Боль мою туман несёт,
Всё могло бы быть иначе,
Потому так сердце плачет
И тебя зовёт…
- неожиданно пропел он.
-Тьфу ты, попсятина какая-то привязалась! – огорченно махнул рукой Александр и отправился будить Настю.

В комнате, казалось, ничего не изменилось со вчерашнего вечера, и всё-таки всё было по-другому. Александр осторожно сёл в кресло напротив кровати и жадно втянул ноздрями воздух… «Кажется, даже фильм был такой – «Запах женщины» - внезапно подумало он, но тут же себя одёрнул: Чепуха какая-то! Сколько их было этих женщин: и умных, и не очень, и совсем молоденьких и с опытом…   Правда, в квартиру он никого не приводил – много чести!». Воропаев громко вздохнул, потом вспомнил про спящую Настю, но было уже поздно – девушка открыла глаза, сладко зевнула, потянулась и нагло (как ему показалось) подмигнула. Он неуверенно и даже немного смущенно улыбнулся ей, а потом неожиданно разозлился сам на себя. «Да если бы кто-нибудь увидел меня такого!!!!!! Смущаюсь как девчонка! Господи!!!!! Весеннее обострение, не иначе!!! Всё, надо срочно прекращать это безобразие! Скорее на работу – поорать, порычать на подчинённых, порвать дюжину бумаг, поругаться по телефону, съездить в «Зималетто», поизголяться над Женсоветом, попортить нервы Жданову – авось и пройдёт! 
-А как ваше отчество? – высказала, наконец, Настя, ещё с ночи мучивший её вопрос.
- А это вместо доброго утра!!!?? – опять перешёл на свою любимую ехидную волну Александр.
Она мягко улыбнулась, как обычно улыбаются прихотям маленького ребёнка: Доброе утро! А как ваше отчество?
-Юрьевич – пробурчал он.
- Хм! Значит, наши отцы тезки! – растягивая слова, пропела она – а может это вообще один человек! Я-то своего никогда не видела!
-Чтоооо!?? – взвыл разгневанный Воропаев – да как… да как ты смеешь!? Да что ты вообще знаешь о моей семье!!!
- Ой, да бросьте вы, Александр Юрьич! Я же просто пошутила! – невинно похлопала глазками она – а вы вообще злой! – хитро подметила Настя, скрываясь за дверью ванной – и чувство юмора напрочь отсутствует! – хихикнула она, высунув в дверной проём свой чуть заострённый носик. Дверь тут же закрылась, а Александр схватил подушку с кровати и швырнул её в дверь. Он секунду постоял в недоумении, как бы осознавая только что совершённый поступок, потом воровато огляделся по сторонам  («Хм! Как будто кто-то мог его видеть!»), убедившись, что всё в порядке, мир ещё стоит, и солнце светит, он довольно улыбнулся и, насвистывая себе под нос что-то попсовое, важно удалился из комнаты. 

   Позавтракав, они каждый пошли своей дорогой: Настя к маме в больницу, Александр на работу.  Как он ни уговаривал её, она всё равно отказалась поехать с ним. И ведь ничего не возразишь! «Ещё за завтраком выпытала, где я работаю! Словно знала, что это ей пригодится! Хитрюга!» - размышлял Александр, пока ехал по направлению к центру.
   Настя же забралась в автобус и уютно устроилась возле окна. На улице моросил мелкий надоедливый дождик, снег, выпавший вчера, подтаял, смешался с грязью, проступившей из-за оттепели, и теперь всё это превратилось в бурую нишу. Солнцем и не пахло, впереди ждала неизвестность…. А она глупо улыбалась хмурым пассажирам, спешащим на работу, и вычерчивала на запотевшем стекле имя САША…

   Кира ехала по безлюдной дороге вот уже, наверное, третий час. Всего в пути она провела около суток. Бензин на нуле, денег в кошельке кот наплакал, кредитная карточка – а за пределами МКАДа она вообще действует? – задавалась вопросом Воропаева. Хотя, если честно, ей было всё равно. Уже давно на всё плевать… и в первую очередь на себя.
Всё что она строила с таким упорным трудом, собирала по крупицам, лелеяла, берегла - разлетелось в один миг… в один момент…. Родителей нет уже давно, сестра всю жизнь мотается по отдалённым уголкам мира, брат оказался предателем, любимый полюбил другую, потенциальная свекровь простила этой другой всё лишь за рождение внучки…. Ах, да!! Ещё же подруга!!! Подруга умчалась вслед за Никитой Минаевым, который решил, что холодная и рассудительная Кира – гораздо хуже и невыгодней глупой, но готовой на всё ради денег Виктории.  Так в какие-то полгода Кира осталась на свете совершенно одна. Четыре стены квартиры, ядовито-фиолетовый плед, кофе и ликёр, ликёр и кофе…. Mp3 сборник самых грустных баллад о любви и неизменная Бриджит Джонс. В какой-то момент она поняла, что либо сопьётся, либо отравится кофеином, либо задохнется от слёз….
  Весенним пасмурным утром, подхватив лёгкую сумочку со всем необходимым, она села за руль своего шикарного автомобиля, наполнила бак до отказа и поехала. Куда? А подальше от всего этого….
  Честно сказать, с ориентированием у Киры всегда было плоховато. Поэтому, решив срезать небольшой отрезок трассы, она, конечно же, заблудилась. Дорога становилась все уже, лес гуще, а настроение всё мерзопакостней. Ну, как будет чувствовать себя человек, который провел больше месяца в депрессии, около суток не спал, и последнее время толком ничего не ел? ОТ-ВРА-ТИ-ТЕЛЬ-НО Именно так она себя и ощущала.
   Но тут, на дисплее загорелась угрожающе красная лампочка, оповещающая о том, что бензин закончился. Машина чихнула, недовольно фыркнула и встала посреди елей.
-Отлично!...... – выругалась Воропаева – приехали!


   Александр хмуро расхаживал по кабинету и то и дело бросал острые взгляды по сторонам. Он подопнул визитницу, которая вот уже  третий час преспокойно полёживала среди кабинета и мешала ему размышлять…. Лёгкий шорох в коридоре, Алекс, как охотник, выжидающий дичь, повернул голову в сторону двери: «Я же сказал, что занят! Меня ни для кого нет!» - прорычал он. Бедная секретарша, едва успевшая занести руку, для того чтобы постучать в дверь, мысленно перекрестилась и вернулась на своё место, в сотый раз переписывать своё заявление об уходе.
   Воропаев уселся в кожаное кресло, прокрутился в нём в одну сторону потом в другую, почесал затылок. «А может в «Зималетто» съездить?» - мелькнула шальная мысль. Но он тут же её отодвинул: «Зачем? Чтобы смотреть на семейную идиллию Ждановых? Или чтобы лицезреть похорошевших дамочек из женсовета, некоторых уже с округлившимися животами и кольцами на полагающемся пальце???  А…. Можно заглянуть к Малиновскому! – хитро усмехнулся он – Похоже, последнее время этому ловеласу не очень-то сладко живется. Эх, как ни говори, а свадьбы – это вещь заразная. И почему только счастье не передаётся воздушно-капельным путём?... Так, стоп! Воропаев! Ты сбрендил!!! Сидишь и придумываешь себе занятие, хотя сам прекрасно знаешь, чего хочешь!!!».
   Уже через минуту он как призрак оперы в своём чёрном плаще вылетел из кабинета и, на ходу прорычав секретарше: «Меня сегодня не будет», скрылся в дверном проёме.

   Поговорив с врачом, Настя в целом осталась довольна. Теперь её занимала лишь одна мысль, где достать деньги на заграничную операцию. Доктор сказал, что после операционного вмешательства зрение возможно частично будет восстановлено. А это значит, что надежда есть.
И она вошла в мамину палату с уже не поддельной улыбкой!
- Мамочка!
- Солнышко! – мама улыбнулась и вытянула вперёд руки. Настя обняла её и крепко-крепко прижалась к маминой щеке. Но всё-таки было немного страшно видеть маму с чёрной светонепроницаемой  повязкой на глазах. Так надо – успокоила себя Настя, и уже бодрым голоском спросила: Ну, как ты тут?
- Нормально! Только голова чуть-чуть болит, и с повязкой неудобно, а так всё хорошо. Ты как?
- Я тоже ничего. Мам, а тот человек, который тебя сбил, он, говорят, не виноват.
- Я знаю. Со мной врач уже говорил по этому поводу.
-И? – Настя замерла в ожидании.
- И я тоже так считаю. Ты понимаешь, шла, задумалась, да ещё и снегопад этот. В общем, всё к одному….
“Empty spaces – what are we living for…” – заворочался в Настиной сумке мобильник.
-Да.. Алло! Я слушаю! … Ника, ну что ты орёшь? Да, я помню про конкурс на лучшую академическую группу. Да, я помню, что мы сегодня выступаем! – она даже глаза закатила от неудовольствия – Если меня не было сегодня на парах, это ещё не повод кричать на меня. Как первыми выступаем? Мы же пятыми должны были. Изменили? Ой, уже лечу!

- Мамочка! Мне бежать надо. У нас сегодня конкурс! Ты извини, ладно!!! Всё пока!
   Уже на выходе из больницы она столкнулась с Александром, в каждой руке у которого было по огромному пакету. Она бы и не заметила его в спешке, но он её остановил:
- Эй! Настя! Ты куда? Что-то случилось?
-Ой, а вы что к маме? – удивлённо уставилась она на него.
-Ну да, а что?
-Да нет, всё в порядке. Я просто опаздываю, совершенно нет времени! Надо бежать!
  И она со скоростью вихря унеслась по направлению к ближайшей станции метро. Александр ещё некоторое время смотрел ей вслед, потом разочарованно вздохнул и, опустив голову, направился в приёмный покой.

  Кира уже была готова начать истерику, но потом вспомнила, что истерить-то не перед кем и передумала. Она стояла посреди лесной опушки и глупо озиралась по сторонам. Сначала она конечно сидела в машине, часа эдак два или три. Часов у неё не было, а  мобильный разрядился ещё на выезде из столицы. Помощи ждать было не откуда, кругом ни души. Одни сосны да медведи.. Медведи! Кира в ужасе  стала оглядываться по сторонам, призывая на помощь все свои скудные знания из разряда биологии. «А ведь медведи весной уже просыпаются – подумала она – жрать нечего, они с голодухи злые, а тут я!»
   Как по заказу сзади раздался хруст веток. Кира, дико завизжав, обернулась. Но увидела позади себя лишь маленькую сухонькую старушку с букетом подснежников в руке.
-Ты чего это милая так орёшь?
-Здравствуйте! – всё ещё заикаясь от испуга, пробормотала Кира – я просто думала медведь.
- Ишь чего, удумала! Медведь! Да в нашем краю медведей отродясь не видывали!
-Правда – Кира облегчённо вздохнула, а когда испуг стал постепенно отходить, она сумела спросить: - Это значит город рядом, да?
-Город? Нет, город далёко, тут у нас только фермерское хозяйство да пасека.
- И люди есть? И еда?
- Да ты, я вижу, голодная! Да усталая! Ой, бедненькая, измоталась ты, изгоревалась! Пойдём тут недалеко. Отогреешься, выспишься, сил наберёшься!
- У меня там машина.. где-то там – Кира неопределённо указала туда, где темнелись голубые ели.
-Никто твою машину не упрёт! Кому она нужна тут? Пойдём, милая, пойдём….

- Здравствуйте! – Александр нерешительно заглянул в палату, а потом бочком протиснулся в дверной проём и захлопнул дверь ногой.
-Здравствуйте! А вы Александр Юрьевич, да? – Галина Ивановна сделала попытку приподняться, но, словно передумав, вновь откинулась на подушки.
-Вы лежите, лежите – заметил её манёвры Александр – Я вот вам фруктов принёс, соку там всякого… - и он стал выкладывать на прикроватную тумбочку разнообразные дары природы от обычных яблок до экзотических манго и памелло – А откуда вы узнали, что я Александр Юрьевич? И вообще что это я, у вас же на глазах повязка? 
- Ну… то что человек под машину которого я угодила это Александр Юрьевич Воропаев сказал мне главврач. А то, что вы это вы – женщина усмехнулась – а кто ещё из мужчин может ко мне придти?
- Ну что вы так…. Такая симпатичная женщина и некому навестить! Так не бывает!! Галина Ивановна, вы привираете!
- Не стоит мне льстить! Пятьдесят лет никому не нужна была, а теперь и вовсе… Ещё и ослепну скоро.
- Бросьте молоть всякую чушь! Никто не позволит вам ослепнуть! – горячо высказался Воропаев (а в глубине души в очередной раз чрезмерно удивился самому себе) – С вами врач уже, наверное, говорил по поводу операции за границей.
-Да, говорил! А где за границей, если не секрет?
- В Германии.
-Но это же дорого? У меня просто не хватит никаких сбережений, а кредит мне теперь не дадут – обреченно проговорила она.
- Да о чём вы? Какой кредит! Какие сбережения! Я всё оплачу!
-Но…
- И никаких но, я всё-таки тоже причастен к вашей болезни, пусть и косвенно, но причастен!
-Ну… хорошо! Глупо было бы отказываться. А так хоть какой-то шанс остаётся!
-Надежда всегда остаётся – оптимистично проговорил Александр – А куда это так полетела Настя? – наконец решился он.
- А… Настенька… - женщина улыбнулась своим мыслям – она в университет побежала. У них там сегодня какой-то конкурс важный. Она к нему два месяца готовилась: сценарий для всей группы писала, потом репетировали они… Она у меня, знаете, вообще такая выдумщица, такая активистка! Правда, своевольная… - и Галина Ивановна весело рассмеялась.
- Да уж… Своевольная, тут ничего не скажешь! – не удержался от комментария Александр.
- А вы с неё разве успели так хорошо познакомиться? – удивленно спросила она.
- Ну.. Хорошо не хорошо. А достаточно! – неловко попытался отговориться Воропаев.- Ладно, вы отдыхайте, набирайтесь сил, а я к вам завтра зайду!
Он уже взялся за дверную ручку, как, словно что-то вспомнив, обернулся и сказал: А она хорошая, ваша Настя!
- Да – согласилась женщина – Раз хорошая, дак и женитесь на ней!
-Чтоооо? – голос Воропаева перерос в какой-то блеянье, видимо от неожиданности.
- Что? А нет ничего. Вы ступайте, с Богом! – улыбнулась Галина Ивановна.

Кира шла за старушкой, а в голове рисовались образы из далёких детских сказок: волшебный лес, избушка на курьих ножках, серый волк, леший, баба-Яга, кикимора…..  Но ей не было страшно от этой неизведанности, наоборот сердце сладко замирало в предвкушении чего-то нового, необычного…. «Наконец-то, хоть какая-то положительная динамика в жизни!» - почти довольно улыбнулась Воропаева.
   Неожиданно лес расступился, и перед ними открылось большое пространство, заполненное крепкими деревянными домишками и домами.. Огороды, лошади, куры, коровы, запах банек, плавно пускающих дурманящий дымок!
- Красотаааа!  - не удержалась и выразила переполнявшие её эмоции Кира. Она вдохнула воздух полной грудью и зажмурилась от удовольствия.
- То-то же! Это вам не в городе, маслом дышать – подметила бабуля.
-Простите, а как вас зовут?
- Варвара Семёновна! В деревне просто Варей кличут.
- Можно я буду называть вас баба Варя? Я свою настоящую бабушку никогда не видела…. – с сожалением произнесла Кира.
- Можно.. Отчего ж нельзя! Мы люди простые, не гордые! Вот сейчас у меня как раз и банька протопилась, наверное, ужо! Отмоешься, попаришься, поешь с дорожки и спать! У нас знаешь, как спится!!!!!!!!!!!
-А… А в какой мы сейчас области находимся?
- Эк тебя скрутило, что даже не знаешь, куда заехала – покачала головой бабуся – В Свердловской области, милочка!
-В свердловской!!!!!!! – Кира даже приостановилась на мгновение, это ж надо было так далеко угнать!  - А вот вы что-то про ферму говорили? А тут только дома, и народу почти не видно.
- Ферма в трех верстах отсюдова! Наши все там работают у Андрея Викторовича! Золотой человек! Дело отца не бросил, а ещё больше развивает да нашим местным работу даёт! И зарплату хорошую платит! Вот сегодня выспишься. А завтра с утречка с нашими к нему пойдёшь. Он тебе и с бензином поможет, и вообще!
   Повеселев от мысли, что не придётся самой в одиночку всё улаживать, Кира с наслаждением отправилась в протопленную баньку! Пахло березой, дубом, сосной и ещё какими-то непонятными кустарниками… Всё это вместе с паром и кристальной колодезной водой источало такой аромат, что все ароматические мыла мира не сравнились бы с ним. Вдоволь наплескавшись, Кира отправилась ужинать. Парное молоко и картошечка чуть припорошённая лучком…. А на сладкое чай с малиновым вареньем и натуральным липовым медом! Ну, о чём еще можно мечтать!?!
  Первые сумерки ещё только начали сгущаться над деревней, а Кира уже укладывалась в приготовленную для неё постель! «Жаль не на печке, зато под настоящим стёганым пёстрым одеялом, на мягкой перине и с рыжим котёнком под боком!» - удовлетворённо подумала она, почти уже засыпая.

-По-здра-вля-ем! По-здра-вля-ем! – дружно скандировали технари. Как по мановению волшебной палочки перед ними появился ящик шампанского. Бутылки стали открывать прямо в холле университета.
- Подготовились же, заразы! - Произнесла расфуфыренная как павлин Ника и кокетливо повела плечом, направляя страстный взгляд капитану баскетбольной команды факультета транспортных систем.
-Ничего! Им сегодня можно! Как никак, а лучшая академическая группа! – добавил подошёдший сзади Костик.
-Да уж! – зло прошипел Илья – А всё из-за тебя! Он косо посмотрел на Настю.
- Из-за меня??? – Строева возмущённо уставилась на ребят – По-вашему, второе место на общевузовском конкурсе это плохо?
  Никто из присутствующих даже не пошевелился.
-Ну, чё! В «Декс»? - окинул всех довольным взглядом Илья.
- Ага! В «Декс» они собрались! – надула малиновые губки Ника – Вас, значит, всех пропустят, а у меня паспорт потребуют, и всё!! Мне же ещё 17 только!
- Не боись! – Илья приобнял девушку за талию – Если что, я папе позвоню. Всё будет окей!!!
  Одногруппники стали неторопливо удаляться, и уже почти у дверей всё та же Ника обернулась, бросила на Настю победоносный взгляд и, скривившись, заявила: Тебя, конечно, никто не приглашал! Впрочем, как и всегда!!».
  Тяжёлая дубовая дверь хлопнула, враги исчезли из виду. «Теперь можно и разреветься» - заметила Настя, но вот кто-то опять приобнял её за плечи.
-Привет, подруга! – Кса радостно улыбалась, но, заметив выражение лица Строевой, удивленно нахмурила брови – И по какому поводу у нас опять плохое настроение? А?
- Ну почему всегда так! – Настя обречённо уставилась на потолок.
- Ты что из-за второго места расстроилась? Ты что???? Это же круто, первокурсников на этом конкурсе вообще за людей не считают.  Так что второе место – можно сказать, победа! Твоя победа! Это ж ты весь сценарий придумала, ну, Наська!!!!
-Эх, да я не поэтому! – она многозначительно посмотрела на подругу.
-Опять эта шайка богатеньких снобов, да?
-Угу. Вот я и говорю, что не понимаю, почему мне всё это достаётся. У нас в группе ведь как:  либо те, кто не появляется на парах, либо те, кто учит до посинения, либо те, кто ставят себя выше других. И я среди них всех.
- Я бы в этом случае сказала: Все люди, как люди, а я как Бог! – усмехнулась Ксюша.
- В том то и дело, что они меня за человека не считают лишь потому, что я не смогла вовремя внести материальную помощь университету. Господи, как же меня всё это бесит! И ведь когда припёрло к стенке, нужен сценарий для концерта, ведь сразу вспомнили про меня, и репетировали, и головой кивали, а теперь так удачно получилось списать второе место Строевой. Конечно, это я во всём виновата!
-Так, не кипятись! Домой пойдём! И ты мне заодно расскажешь, какого художника ты не ночевала сегодня дома.
Подруги вышли на улицу. Темнело, кое-где виднелись кучки снега вперемежку с водой: «slush» - пронеслось у Насти в голове.
- Ну!!!!!!!!!
-Что ну?
-Кто он??? - Кса даже подпрыгивала от нетерпения.
-Кто он?
-Блииин! Ну, тот, у кого ты ночевала!!!!
-ААА Он Александр.
- Хм! А по профессии он кто? Сколько ему лет?
- Не знаю!
- Ну, ни фига себе, Строева! Я от тебя такого не ожидала.
Настя отстранённо посмотрела на подругу, потом, словно что-то сообразив, округлила глаза и с диким хохотом произнесла: Ты про что подумала Полянская? Я тебе сейчас всё подробно расскажу, ты же ничего не знаешь.

Александр вошёл в пустую квартиру и, не включая свет, стал в задумчивости бродить по комнатам. «Что, чёрт возьми, происходит?» - спрашивал он себя и не находил ответа. В голове крутилась строчка из очередного попсового хита: «Why? Why? Why? Does everything have to be so complicated? You know, I hate this…. »  Словно поддавшись какому-то неведомому порыву, он ухватился за мобильный, набрал номер: «Юра, ты где? Дома? Жди, через пятнадцать минут буду!».

-Привет! – он влетел в прихожую квартиры своего лучшего друга, чмокнул в щёку его жену, потрепал по голове кудрявого пухлого крестника и пулей пронёсся в Юрин кабинет.
- Мне необходимо узнать адрес и телефон одного человека.
- И что? – Булавин посмотрел на Александра непонимающе.
- Послушай, ты работаешь в ФСБ. Я знаю, что у тебя есть база данных.
- Есть. Но я  могу пользоваться ей только для служебных целей. 
- Кончай мне тут заливать! Я никого убивать и грабить не собираюсь, просто мне нужен адрес одного человека, очень нужен! – Александр с мольбой во взгляде посмотрел на друга.
- А у вас в правительстве разве нет таких баз? – хитро ухмыльнулся Юра.
-Есть, конечно. Но там надо подавать прошение на пользование, то есть на поиск определённого человека с определённой целью.
-Ага, значит,  ты с неопределённой целью адрес ищешь! – продолжал ерничать он. – Для таких случаев давно пора на «горбушке» пиратскую копию приобрести.
-Вот завтра съезжу и приобрету, даже две. Тебе одну подарю, для неслужебных нужд, – съязвил Александр.
-Ага, значит до завтра не потерпеть! – подытожил Юра. – Ну, давай говори имя, фамилию, год рождения и отчество.
- Строева Анастасия Юрьевна, год рождения точно не знаю, но 1988 или 1989 – выпалил Алекс.




…- Строева Анастасия Юрьевна, год рождения точно не знаю, но 1988 или 1989 – выпалил Алекс. 
   Глупая улыбка ещё минуту не сходила с лица Булавина:
- Э… Товарищ! – многозначительно начал он, собравшись с мыслями – Ну-ка напомни мне, сколько тебе лет?
- Мне 32 – грозно зыркнул на него Александр – И я знаком с уголовным кодексом Российской Федерации, вместе на парах его зубрили. И если ты посчитаешь, хотя по математике у тебя всегда была твёрдая двойка в отличие от меня, то ты, наверное, догадаешься, что меня не смогут привлечь к уголовной ответственности, так как ей уже есть восемнадцать!
- А что ты так разнервничался-то? – с улыбкой спросил друга Юра, одновременно с этим набивая на клавиатуре только что полученные данные -  Люба – крикнул он жене – сделай Саше кофе крепкий – и уже себе под нос пробурчал – а то у нас тут весеннее обострение на лицо.
Алекс ничего не ответил, молча подошёл к окну, стоял  и долго смотрел на розовую полоску заката, накрывавшую многоэтажки северного района столицы.
-Мальчики, а вот и кофе! – Люба осторожно проскользнула в дверной проём и поставила поднос с дымящимися чашками на журнальный столик.  Она подошла к мужу, обняла его за плечи и что-то прошептала на ушко, они оба счастливо засмеялись, потом она направилась к двери и уже у самого выхода обернулась и задорно подмигнула Юре, тот подмигнул в ответ. А Александр до боли сжал руки в кулаки, потом, чуть успокоившись, принялся за обжигающий кофе. « Что-то я болезненно стал реагировать на тёплые семейные отношения! Стоит задуматься!» - сказал он сам себе, но вот перед ним опустился свежеотпечатанный листок.
- На, смотри! – гордо заявил Булавин -  только вот с возрастом ты ошибся, неделю назад девочке восемнадцать исполнилось. 18 марта 1990!
- Но исполнилось же – прошептал Александр, как завороженный смотря на заветную бумажку и стараясь унять не известно, откуда взявшуюся дрожь в руках. – Всё! Друг! Спасибо! Я пошёл!!
-Иди – иди! – ответил Юра и, уже закрывая за другом тяжёлую дубовую дверь, задумчиво произнёс: - Неужели кризис среднего возраста?  -  стараясь не вдаваться в глубокие философский рассуждения, Булавин махнул рукой и направился на поиски своей любимой жёнушки.

Мужчины в военной форме плавали в бассейне и громко пели под гармонь «Давай за жизнь…. Держись брат до конца…»  Потом какой-то толстый дядечка взобрался на вышку для прыжков и громко объявил: А теперь перед объявлением результатов состязания перед вами выступает всемирно известный джаз-банд «Поющие вместе». На скользкий кафельный пол вышли трое. Вика в коротких шортиках и облегающей розовой кофточке тащила за собой баян, Милко следовал за ней, высоко подняв свою напудренную всевозможными лаками и гелями голову, сзади всех семенил Сашка с гитарой на перевес.
-Мы рады приветствовать участников соревнований « Мы против вымирания популяции грызовидных белок в лесах Приамурья»  - продекламировал Милко – и сейчас мы исполним для вас патриотическую балладу.
Вика растянула что есть мочи баян. Сашка вдарил по струнам, Милко завыл: Гляжу в озёра синие в полях ромашки рву…

Кира брезгливо скривилась и… проснулась. «Господи! Бред-то, какой!» - просипела она и скривилась вновь уже от боли, раздиравшей горло.
-Ой. Проснулась, милочка! – Варвара Степановна наклонилась к ней и потрогала лоб – уже лучше, а то ночью вон какой жар тебя душил. Бедненькая! Только когда Андрей Викторович приехал да  таблетки привёз, тебе полегчало.
- А сколько сейчас времени? – сквозь боль проговорила Воропаева.
-Дак восьмой час ужо. Вечер.
- Ммм – она без сил вновь опустилась на подушку – Горло так болит.
- Болит, значит, вылечим – раздался откуда-то со стороны входа приятный мужской баритон.
   Кира подняла голову и взглянула на обладателя этого голоса. Ничего общего с её представлениями о местном фермере: подтянутый мужчина лет тридцати с небольшим, одет в удобные хлопковые штаны с множеством карманов и ветровку в цвет. 
-Вот! Он подошёл к ней и протянул ложку с какой-то непонятной жёлто-бурой массой.
-Что это? – опасливо принюхиваясь, несмотря на заложенный нос, спросила Воропаева.
- В вашем положении я бы не выбирал, а старался сделать всё возможное для выздоровления, – ухмыльнулся мужчина – Это забрус,
сделан из пчелиных сот, его необходимо разжёвывать во рту, но не глотать. Помогает смягчить боль в горле.
После этого успокаивающего монолога Кира послушно взяла в рот содержимое ложки и стала усердно пережёвывать его.
-Вам, наверное, надо позвонить в Москву, предупредить родственников, – спросил Андрей.
- Нет, меня в  Москве никто не потеряет, – отрезала Кира.
-Странно, Кира Юрьевна! Очень странно!
- А.. откуда вы знаете моё отчество? – поперхнулась Воропаева.
- Ну…. – собеседник замялся – вы же Варваре Степановне представлялись, а она мне рассказала.
Кира, всё так же пережёвывая забрус, постаралась вспомнить разговор, состоявшийся накануне вечером, представлялась ли она так официально доброй деревенской старушке? Что-то не припомнится….
-Все, хватит жевать. Выплевывайте – он подошёл и подставил свою ладонь. Кира удивлённо уставилась на мужчину – Не стесняйтесь, плюйте, вам всё равно с постели вставать нельзя.
В комнату вошла Варвара Степановна  с дымящейся кружкой, соблазнительно пахнущей кипячёным молоком.  Кира переключила своё внимание на неё, а Андрей как-то незаметно вышел из комнаты.

Он вышел на улицу и закурил, внимательно рассматривая сгущавшиеся сумерки. «Ну, Жданов-то понятно наслаждается свободой, пока Киры нет, а вот Александр-то посему за сестру не переживает?». Он жадно затянулся и с сожалением подумал: А ведь так и не узнала…. Потом потушил окурок и быстрыми шагами направился в сторону леса.

0

2

Александр почти бегом поднялся на четвёртый этаж пятиэтажки-сталинки.  Квартира сто! Он, не давая себе времени на раздумья, надавил на звонок и стал с нетерпением ждать. Через несколько мгновений дверь открылась и перед ним предстала Настя в уютном махровом халатике с изображением утят и распущенными мокрыми волосами:
-Александр Юревич????  А.. что вы тут делаете? А как вы узнали мой адрес? Или вам, наверное, мама сказала? Она что-то хотела?
-Ну, ты как всегда в своём репертуаре, сто вопросов в раз – Саша улыбнулся – войти-то можно.
-А.. ну да.. конечно…. Проходите…
  Оказавшись в крохотной уютной, но всё же бедно обставленной прихожей, Воропаеву стало ещё хуже: к горлу подкатывало нечто необъяснимое, огромное и в то же время такое хрупкое… Что ему на мгновение стало страшно… Да откуда прожжённому цинику Воропаеву было знать, что это нежность…….
Стараясь заглушить внутренние порывы, он пролепетал: Я на секундочку.. Нам на работе, знаете, билеты бесплатные в театр дают, ну там, на спектакли всякие.… У меня на завтра в Ленком на «Юнону и Авось» два билета есть….  Первый ряд между прочим – зачем-то похвастался он – Пойдете со мной?
В прихожей повисла звенящая тишина и потом неуверенный Настин голос : А вы любите театр?
- Очень… а ты… ?
- И я… очень.
-Тогда до завтра?
- До завтра!!
- Завтра в пять я за тобой за еду!
-Хорошо. Я буду ждать.
- Ну.. мне пора.
- До свидания!
- До свидания!
- Спокойной ночи!
- Спокойной….

Он спускался по лесенкам, а в душе всё ликовало: «я буду ждать!», она сказала: «я буду ждать». Алекс подпрыгнул и зачем-то потеребил за голову сидящую на подоконнике грязную кошку, кошка удивленно подняла на него свои зелёные глазищи, обиженно мявкнула и убежала. Воропаев посмотрел ей вслед и сказал: «Ну и иди, а она меня ждёт…..»

  «И почему всегда всё так??» - Настя носилась по комнате, рассеянно запинаясь за вещи и время от времени поднимая глаза к небу (точнее к потолку). На часах 16:01, а она практически не готова… А всё из-за чего! Из-за  всемирно известного закона подлости. По пятницам в универе пары начинались с 10:40. Вместо обычных 8:30 – это просто райское блаженство… А она умудрилась проспать! Впервые в жизни…. И всё почему? Потому что не спала до утра: в голове хороводом крутились мысли… И надо ли говорить, о чём или о ком были эти мысли… Потом было три нудных пары, на которых она откровенно скучала, не обращая внимания даже на извечные подколки со стороны «Илюшиной банды». Потом изнурительный марафон до дома, и только она собралась погрузиться в приятные приготовления к вечеру, как раздался телефонный звонок. Кса! Ну кто ещё мог в такую минуту побеспокоить дорогую подругу!!! Пришлось полчаса выслушивать очередную исповедь. Ксюша знакомилась с парнями, а позже и с мужчинами на удивление легко, воображала тут же неземную любовь, с головой уходила в новые отношения. Но так же быстро и «выныривала» из них. Стоит отметить, что дальше поцелуев у неё ни с кем не доходило, будь это смазливый мальчик из соседнего подъезда или бизнесмен средних лет, обладающий недюжинным капиталом. Вот такая у неё подруга! А другой и не надо! Так примерно размышляла Настя, выслушивая очередную love story подруги. Но одна фраза мгновенно вывела её из приятных воспоминаний. « Он такой взрослый, самодостаточный… У него есть всё.  Любая модель у его ног, а я… Я влюбилась, Наська!  Я бы всё за него отдала… точнее все, что было, я и отдала ему….»
-Чтоооо? – Строева с ужасом уставилась на телефон, как будто он мог в любую секунду взорваться – Я тебя правильно поняла, Полянская??? Ты с ним спала???
- Да, – послышалось в трубке – и я не жалею. Я именно так и хотела бы. В смысле с ним…  в смысле только с ним… понимаешь!?
-Угу – просопела Настя, на самом деле не до конца понимая смысл её слов.
- А теперь у него телефон не отвечает… я, конечно, знала, что так всё и будет. Он мне ничего не обещал, но ….
- Ксюш, с тобой всё сейчас нормально?
- А ты как думаешь?
- я имею в виду физическое состояние… ну и моральное тоже. Ты таблетки глотать точно не будешь?
- Нет. Я ещё не совсем дура. – Обиженно отозвалась Ксеня.
Настя облегчённо вздохнула, этот ровный монотонный голос подруги заставлял беспокоиться. Если обижается – значит не всё так плохо!
- Слушай внимательно!  У тебя ведь родители как всегда в разъездах!! Я приду в одиннадцать, останусь ночевать и мы всё обсудим, хорошо?
- Хорошо!
- А сейчас я спешу. Ты не обижаешься?
-Нет, конечно!  Жду. И помни, все они сначала такие хорошие и домашние, а потом…
- Это ты о ком?
- Об Александре твоём.
- Он не мой!
- Ещё добавь пока не мой! – съязвила подруга.
- Я ничего не собираюсь добавлять – зло проговорила в трубку Настя – Всё будет так, как будет, просто пожелай мне удачи!
- Удачи!
- До скорого.
Настя положила трубку и стала ещё быстрее носиться по комнате, пытаясь одновременно натянуть платье и расплести волосы. Натянув скромное чёрное платье с белой отделкой, она чуть успокоилась и на полную громкость включила радио. Была у неё такая вредная привычка, всё делать под музыку, причём очень громкую музыку…. 
  Настя откусила яблока и прислушалась к словам ди-джея: « А сейчас в эфире нашей радиостанции новая песня группы Винтаж Плохая девочка». Настя хмыкнула и принялась натягивать колготки. Слушая первые аккорды, она подумала: «это даже лучше что я хвостики не распустила, сейчас бы волосы мешали, а так – практично».
Ты опять увлечён чередою событий,
Этот глобус в руках твоих жаждет открытий
Она подошла к зеркалу и посмотрела на своё отражение: щёки, чуть тронутые естественным румянцем, глаза блестят как у сумасшедшей… Да что же это такое????? Девушка принялась наносить тени цвета мокрого асфальта на веки и подкрашивать ресницы….
Повторится вновь история …
No migrate no glories
Странно – подумала она – я совершенно не могу думать сейчас о Ксюхе и её проблемах! Мне должно быть стыдно, ведь она моя подруга! И у неё проблемы!!!  А я? Господи, а что я? Я сейчас хочу только одного: слушать эту песню и ждать его… А если убрать слово «ждать»? – она испуганно посмотрела в зеркало, потом отвернулась, наклонилась к стене и стала медленно сползать по ней
Неистовый зверь – мой повелитель,
Моя колыбель – твоя обитель
И ты уже решил, что будет делать всё
Наверняка плохая девочка!
Будет делать всё!!!!! – Настя похлопала себя по пылающим щекам и хотела уже пойти выключить это дурацкое радио… чтобы не сбивало с пути истинного, но громкий звонок в дверь помешал ей.

Александр приехал гораздо раньше назначенного времени. На часах было всего лишь 16:02, а он уже припарковал свою машину у её подъезда. Полчаса мучительного хождения из стороны в сторону окончательно вывели его из себя. За это время он пять раз проверил на месте ли билеты, восемь раз заглянул в бардачок и перерыл его вверх дном, семь раз принимался высчитывать, где же её окно и семь раз сбивался со счёту… В конце концов в 16:37 он решил, что пора (а ранний приезд можно объяснить и боязнью опоздать из-за пробок).
Вот он четвёртый этаж, та самая дверь, эта  убогая кошка на подоконнике… Он приостановился и задержал дыхание, пытаясь унять бешеное сердце, выбивающее внутри танец с саблями Хачатуряна, ну или что-то в этом роде….
Из-за двери была слышна громкая музыка, Алекс прислушался:
Неистовый зверь – мой повелитель,
Моя колыбель – твоя обитель
И вот уже готова быть с тобой
На час и на века плохая девочка…
Сердце забилось ещё быстрее, ещё яростнее в такт музыке…. Он похлопал себя по щекам, шагнул и нажал на звонок – как в пропасть…..

Дверь распахнулась довольно быстро: на пороге стояла она… маленькое чёрное платье (little black dress пронеслось у него в голове), испуганный горящий взгляд, неровное дыхание и два хвостика, переплетённые разноцветными резиночками….

На пороге стоял он: строгий деловой костюм, галстук манящего темно фиолетового-цвета, чуть взъерошенные волосы и безумные карие глаза. Почему он так на меня смотрит? – подумала она – Господи, я же не расплела эти дурацкие хвостики, Настя  принялась было снимать резинку… Но он шагнул в квартиру, закрыл за собой дверь и осторожно взял её за руку: Не надо!  Это этого прикосновения обоих  отбросило в разные стороны – как током ударило..
Какое-то время они молча стояли и прислушивались к музыке
Ты на теле моём  зажигаешь вулканы
Я взрываться вот так никогда не устану…
-Нет, я больше так не выдержу – шумно вздохнула она и резко шагнула к Александру… Он в этот же миг шагнул к ней – они столкнулись, но уже не отпрянули друг о друга,  с каждым новым вдохом всё теснее прижимаясь.…  Закончилась песня… музыка прекратила играть – и никто уже точно не скажет, помехи ли на радио это были, или они просто упали на диван, нажав на пульте ту самую нужную кнопку… В тот момент эти двое ничего не видели, не слышали и не чувствовали, кроме друг друга… В этот вечер до театра они так и не доехали….


Часть Вторая.
Ноябрь 2008 год.

  Настя подошла к окну и с грустью посмотрела на пролетающие мимо снежинки. Так хотелось высунуть руку на улицу и подставить её под водопад чего-то тёплого и светлого, так бережно укрывающего землю от мороза. Но, увы, сделать это было абсолютно невозможно. Виной тому плотно запечатанное окно, а за ним ещё и решётки – как никак, а первый этаж.… Хотя кому придёт в голову воровать что-либо из городской больницы?? Настя пожала плечами, отвернулась от сгущавшихся сумерек и глянула на экран: показывали « Ёжика в тумане» - у них тут всегда «Бибигон» идёт.
« - Я совсем промок, и я скоро утону…. Вдруг кто-то дотронулся до его задней лапы. Извините – беззвучно сказал кто-то – кто вы? И как сюда попали?   Я Ёжик. Я упал в реку!»
   Настя беззвучно вздохнула так, чтобы не разбудить соседку по палате, выключила телевизор, а сама так и осталась неподвижно сидеть в кресле, прокручивая в голове только что услышанную фразу.
« Я Ёжик! Я упал в реку!»

А я Настя! И я упала с неба! – опять вздохнула она ещё печальнее, чем прежде. 
-Саша! – во сне пробормотала соседка по палате Наташка. Её муж Саша был военным и сейчас находился в командировке, а она тут без него очень скучала, поэтому частенько звала по ночам. Это сейчас Настя уже привыкла, а первое время вздрагивала, и слёзы подступали к глазам.

Саша…. Рыцарь, благодетель, герой….. не её романа….. Она опять вернулась воспоминаниями в тот мартовский вечер.
   Когда первый шок прошёл,  а сказочная эйфория слетела, Настя взглянула на часы – 22:31.  Она мельком взглянула на блаженно посапывающего рядом мужчину и улыбнулась. Какой же он забавный, когда спит! Особенно когда морщит нос или надувает губки…  Настя надела халат и подошла к окну: и что дальше? Как теперь быть??? – спрашивала она себя. Внезапная мысль стрельнула в голове – я же Ксе обещала, что приду! Мысли закрутились в усиленном режиме: Тааак….. сейчас быстро собираюсь, мчусь  к ней, Сашу …. Будить или не будить? Так, не будить, оставлю записку (Боже! Мне почему-то стыдно смотреть ему в глаза!) Ага. И обо всём подумаю завтра, не сегодня, не сейчас!
  Она уже натягивала пальто, когда он поймал её за руку.
-Ты куда? – и грозный взгляд из под бровей. Она ничего не могла с собой поделать, слова застревали в горле, пришлось по-детски опустить глаза и отмалчиваться. – Настя, что-то не так? Я… я.. что-то неправильно сделал? – в его голосе послышалась тревога.
Она, наконец, сделала над собой усилие и сказала:
-Всё так! Саша! Все, правда, так! Просто я обещала подруге. Что сейчас приду к ней! Это очень важно, понимаешь?  Да и вообще… - она запнулась.
-Что вообще? – он вопросительно посмотрел на неё.
- Я… ты.. в общем… ты не должен чувствовать себя обязанным…. -  она шумно вздохнула, облизала губы и продолжила – Это всё я сама! И мне самой справляться с собой! Если ты хочешь уйти, то лучше вот сейчас сразу же после меня, просто уйди и всё!!!!
-Дурочка! – Саша раскатисто рассмеялся – Я никуда отсюда не уйду! Слышишь? Не на того напала…. – после этих слов он нежно поцеловал её…..
-Всё! Всёёё! – после пятиминутного поцелуя Настя осторожно отстранилась от него! -  я постараюсь побыстрей! Ты жди! Там в холодильнике даже еда какая-то есть!
- И далеко ты?
- В соседний дом!!!
-ТАК, я тебя одну в ночи не отпущу!
-Отпустишь!! Я не надолго, всё пока! – и она быстро выбежала за дверь.
Александру ничего не оставалось, как развести руками и направиться в кухню. Ну, не бежать же за ней по подъезду в трусах!!

Ксюху она тогда быстро реанимировала. Стоило рассказать подруге, что с ней произошло, как та сразу же забыла все свои переживания и минут пять просто сидела в шоке!!! После пятиминутного молчания её фраза была такой: Строева, ты страшная женщина!!!! Вот так дружишь с человеком, дружишь, и не знаешь, что за авантюрист и экстремал рядом с тобой живёт!
А потом объявился и Ксюхин Дон-Жуан! Конечно, не сразу в этот же миг. Дня через два. Он, как оказалось, срочно улетел в какую-то командировку к полярным мишкам, где связь ни мобильная, не обычная не обитала. Настя в эти бредни мало поверила, но раз подруга была счастлива, значит, так оно и надо. К тому же у Насти у самой забот было выше крыши….
Они с Сашкой отправляли Настину маму на лечение в Мюнхен, Насте приходилось усиленно учиться (по-другому она просто не умела), готовиться к предстоящей сессии, а ещё каждую свободную секундочку уделять Сашке… Он, как оказалось, был ооочень капризной персоной! И требовал повышенного к себе внимания каждую минуту! А она была этому только рада! К тому же, для Анастасии Строевой теперь началась абсолютно другая жизнь: шикарные рестораны, выставки, показы, дорогие магазины..  От последних она, кстати, долго отнекивалась – было не удобно покупать вещи за его счёт, но он настоял…. А где-то в июне ещё и заставил Настю записаться на курсы вождения. Она опять отказывалась, прекрасно понимая, что за курсами последует покупка машины…. Но он отсёк все сомнения лишь одной фразой: Моя жена на метро ездить не будет!!
  И она пошла на эти курсы, и пошла бы куда угодно ради него… И всё было прекрасно.. пока прекрасно…..

Ещё одни долгий вздох… Уж что-что, а вздыхать за это время Настя научилась, так становилось чуточку легче….
-Нет, ну вы посмотрите на неё! Опять она сидит и переживает!!! – отозвалась со своей кровати Наташа.
-Ой, прости, я тебя, наверное, разбудила.
-Да нет… Я сама проснулась, хотя ты со своими вздохами кого угодно разбудишь…. Пойти что ли за кипяточком сходить, чайку попить… - с этими словами женщина осторожно поднялась с кровати, придерживая довольно большой живот. – Тебе принести?
-Если тебе не сложно….
-Конечно не сложно. Кружку давай, хотя я лучше у них чайничек попрошу…

Когда Наташа вернулась с дымящимся чайником, Настя уже аккуратно порезала два яблока на мелкие кубики и теперь доставала чай.
- А яблоки-то зачем? С чаем?
-Угу! Мне всегда так мама в детстве делала. Когда я болела…
- Но мы ж сейчас не болеем!!! – усмехнулась соседка
- Это вообще очень вкусно.. ты только накрой чашку блюдечком и дай напитку чуть-чуть напреть, потом просто пальчики оближешь.
После небольших приготовлений Наташа с кружкой пошла к телевизору и уселась смотреть очередную слезливую мелодраму, длинной в 200 серий… Настя же поудобней устроилась на кровати, и, вдыхая манящий аромат яблок, вновь погрузилась в воспоминания.

Стоял конец июня. Последний экзамен она сдала автоматом, впереди были бесконечные два летних месяца…. Да что говорить, впереди была вся жизнь! Омрачало это безмятежное счастье лишь то, что маме помочь было фактически невозможно. Врачи разводили руками и говорили, что восстановить зрение не стоит и пытаться. Нет, видеть она будет но плохо, и постоянно надо носить специальные очки… Но мама не унывала, поэтому Настя старалась особо не переживать по этому поводу. Тем более, что с голоду они не умрут, это точно!!! А пока пусть мама отдохнёт, наберётся сил, потом что-нибудь придумается.
  Беспокоил её и Сашка – последнее время он стал дёрганым, нервным, резким… Она таким его никогда не видела.. Всегда такой заботливый и нежный, а тут он даже наорал на неё. И повод-то был пустяшный.
Настя пришла из университета и уже своим ключом открывала дверь, как вдруг её кто-то окликнул:
- Девушка… - она обернулась, возле лифта стоял молодой парень в джинсах и потёртой бейсболке – Здравствуйте! Я курьер компании Zimaletto, вот приглашение для Александра Юрьевича. Вы передадите?
- Да, конечно!!! Обязательно передам.

Вечером (это был тот редкий вечер когда они ужинали дома) она передала ему приглашение и невзначай поинтересовалась, какое же отношение к модному дому имеет человек, работающий в правительстве…  Тут он и сорвался. Кричал, чтобы она не смела брать  ни у кого никакие приглашения, и чтобы вообще не спрашивала то, о чём не следует.
Она тогда конечно на него обиделась. Но виду не показала, а нервы приписала излишней усталости…
   Но … потом появилась эта женщина…. И откуда она взялась??? Она подловила Настю возле университета:
-Здравствуйте! Я Виктория!
- эээ.. Здравствуйте!
-Настя мне необходимо с вами поговорить, это касается Александра!
А потом она стала говорить какие-то ужасные вещи: про разорение компании, казино, подделку документов, нечестную игру в пользу конкурентов….
-Постойте! – Настя остановила поток речи, льющийся из уст собеседницы – Я вам не верю! У меня нет никаких оснований полагать, что вы говорите мне правду!!!! – и она было уже развернулась, чтобы уйти…
-А ты проверь! – нахально заявила разукрашенная девица – Небось любишь его, о семье мечтаешь…. Я вот тоже любила.. А он попользовался. Пригрел и выкинул как ненужную вещь на помойку!! Саша у нас, знаешь, жалеть очень любит девочек бедных и несчастных, нравится себя благодетелем чувствовать. А на самом деле.. Ни меня ни ребёнка не пожалел.
-Какого ребёнка…? – Настя в ужасе посмотрела на неё.
- Нашего…
-А…
- Вот тебе и А!
- У вас от него ребёнок? – еле  шевеля губами, спросила Строева.
-Нет, тест на беременность ошибочный был, но что ребёнка он не пожалел – это факт!
  После этих слов Настя отвернулась от этой противной женщины и побежала вдоль по проспекту. Отбежав на достаточное расстояние, она набрала на мобильном справочное:
-алло! Адрес компании “Zimaletto”
  Было уже около шести часов вечера, когда она на всех парах прибежала к высотному зданию из синего стекла и металла…


  Настя испуганно остановилась перед этой величественной глыбой из синего стекла и массивного металла. В этот миг она почувствовала себя маленькой девочкой, потерявшейся в большом городе, ей захотелось к маме, чтобы та обняла, погладила её по голове, заварила крепкого яблочного чаю, а потом заснуть и спать долго-долго, безо всяких сновидений….
   Строева помотала головой, чтобы избавиться от глупых мыслей, но всё же чувство тревоги никак не покидало её. Только сейчас она осознала, что не понимает, для чего вообще прибежала к этой компании… Она осторожно примостилась возле одной из колонн, вдруг из здания высыпала группа дамочек. Они все были довольно модно одеты, что-то бурно обсуждали. Самая крикливая и шумная была к тому же и беременна:
- А Кира-то Юрьевна тем не менее совсем сгинула. Где она?? И никто её не ищет девочки! – вопрошала она.
- Маша, ну что ты такое говоришь! – полная женщина, явно старше всех собравшихся с укоризной посмотрела на девушку – она, наверное, уехала куда-нибудь. Ну что ей тут делать, сама подумай!
- Ага! Она, наверное, на курорт какой-нибудь укатила, как Катюша с Андреем Палычем - мечтательно закатила глаза толстушка – Только представьте себе: море, пляж, пятизвёздочный отель… Романтика.
- От такой романтики повешаться можно в одиночку-то! – заявила самая высокая дама – Она, наверное, в Лондон улетела к Пал Олегычу и Маргарите Рудольфовне. Найдёт там себе какого-нибудь лорда.
- Ага, как Водянова себе Джастина Портмана отхватила! Ой, я прям не могу, он такой красавчик! – женщина в ярком платье блаженно улыбнулась.
- Так, девочки! Домой уже пора! Своих забот хватает.. Вот у меня Костя опять на фотосессию в Питер уехал. А мне страшно! Вдруг он там какую-нибудь модель подцепит!
- Да не переживай ты так! Костя у тебя мужик надёжный! И детей твоих как своих полюбил! Не переживай! – успокоила её женщина с косой, собранной в старомодную баранку – а нам девочки и правда по домам пора!
- Ой, вон мой Пончик подъёхал – обрадовано замахала кому-то толстушка – Амура, Ольга Вячеславовна нам ведь по пути, пойдемте мы вас подвезём!
  Другие болтушки тоже разошлись в разные стороны, осталась стоять лишь беременная женщина. Сначала она высматривала кого-то в потоке машин, потом, раздосадовано посмотрев на часы, обиженно схватилась за телефон: Ну и где тебя носит?
-Ах, ты в пробке!!!!!!!! А пораньше выехать не мог, мне тут стоять мёрзнуть! … И что, что на улице 32, мне может холодно…  Нет, Миша, я не брошу эту как ты говоришь чёртову работу, пока не уйду в декретный отпуск, ну что мне дома делать? Каши варить? Это ты и сам прекрасно умеешь…. Всё! Не кричу! Я помню, что обещала не нервничать! Жду! Целую! – девушка улыбнулась  и положила телефон обратно в сумочку.

«Сейчас или никогда» - подумала Настя и смело шагнула по направлению к девушке: Здравствуйте. Вы в Зималетто работаете?
- Да! – девушка смерила её изумленным взглядом.
- А вы случайно не знаете Александра Воропаева?
- Оооо.… Да уж лучше бы не знала никогда! Президентствовал у нас! Дак таких делов натворил! Он же вообще деспот и тиран!!!! Нет, вы представляете: он дресс-код ввёл, он за опоздания штрафы ввёл, он на всех дверях датчики поставил…… А ещё он что-то такое натворил – перешла она на шёпот – что его быстренько с поста президента ушли, это что-то страшно серьёзное, потому как даже НАМ Катька ничего не рассказала!
- А.. А некую Викторию вы тоже знаете?
- Ещё бы!!! Они одна шайка-лейка, у них говорят даже роман был…
- Роман??? – каким-то потускневшим голосом проговорила Настя…
- Ну, спасибо! – она развернулась и пошла в сторону дороги.
- Э-ээй! Девушка! – опомнилась Мария – а вы собственно кто?
Настя шла молча, не оборачиваясь, но внезапно со стороны она услышала:
- Строева! Настя! – на парковке уютно примостился «Додж» Ильи, а возле него стоял и сам обладатель – А я думаю, ты или не ты!
- Я! – Настя устало вздохнула – тебе чего надо?
- садись, подвезу!
-Эх, ну подвези! – и она с угрюмым видом направилась к машине своего ненавистника и «злейшего неприятеля», и всё лишь бы не оставаться наедине со своими грустными мыслями.
  Задорно сверкнув фарами, машина отъехала от здания. А на пороге «Зималетто» стоял, поджав губы, и смотрел ей вслед Александр Воропаев…

-Насть, а ведь это судьба! – Илья хитро посмотрел на неё и подмигнул.
- С-судьба? Ты о чём?? – девушка с трудом попыталась переключиться от своих дум, к ходу разговора.
-Ну, судьба, что мы с тобой именно сегодня встретились. – Илья улыбался как чеширский кот.
-Прости, но я что-то не очень тебя понимаю. Кстати – опомнилась она вдруг – ты хоть знаешь, где я живу.
- Канешн! Дак вот, у меня к тебе дело.
- Дело? Ко мне?? Илья ты сегодня с высоты не падал?
- Нет, я сегодня ровно стою на земле. – Огрызнулся он – Понимаешь, мой папаша раздобыл два места в лондонском колледже для иностранцев. Ну, обучение там всякое, выезд к достопримечательностям, живое общение с носителями языка…
- Здорово! Повезло тебе – искренне порадовалась за него Настя, и тут же отвернулась к окну, чтобы не высказать, как же она ему завидует.
- Здорово-то здорово, но Владя не может поехать,  а Ленка с родителями в Италию на всё лето уезжает. Поэтому я подумал и решил, что со мной поедешь – ты!
- Я?????????? – Настя уставилась на него как на редкий экспонат палеонтологического музея – Илья, ты спятил??? У меня нет денег, чтобы оплатить два месяца в Лондоне.
-От тебя этого никто и не требует, за всё платит фирма моего отца.
-Но?
-Что но? Ты хочешь сказать, что способна отказаться от такого выгодного предложения. Я ведь знаю, как ты мечтаешь побывать в Лондоне.
- Откуда?
- Что откуда??
- Откуда ты знаешь про мою заветную мечту?
-Я… ну это… в общем, помнишь мы писали письма деду Морозу и в ящик их кидали, который в холле стоял.
-Да, но письма-то анонимные.
- Я твоё по почерку узнал. И вообще Строева, ты согласна???
- А когда вылет??
- Послезавтра, точнее ты вылетаешь послезавтра, а я уже завтра.
- У меня нет визы.
-Это не проблема, загранпаспорт у тебя есть?
-Есть, мы часто к родственникам на Украину ездим, вот я и сделала.
-Ну и молодец!
- Завтра в три я подъеду к твоему подъезду, поедем документы оформлять.
-Отлично, до завтра! – она улыбнулась ему и вышла из машины.

-Мам! – Настя вбежала в квартиру – Мам!
Но вместо мамы на её зов вышел раздражённый до нЕльзя Александр. 
- Мама у соседки, там у них какие-то дела. А ты где была?
Настя как-то неуверенно почувствовала себя под его пристальным взглядом, почему-то очень не хотелось рассказывать про Викторию, про болтливую дамочку, про «Зималетто»… Да и к тому же, она толком не успела разобраться, как ей дальше вести себя с Сашей. Отношения заходили в тупик - почти четыре месяца, а кто-то умный сказал: любовь живёт три года…
   Выходит это была не любовь, по крайней мере, с его стороны – горько усмехнулась она – вон как зло смотрит, такой чужой… холодный.. непробиваемый… Может и правда не стоит пока ничего говорить, сказать, что едет на стажировку в Лондон, на два месяца, а там всё само собой решится. Ведь он её дождётся.. непременно…
-Ты где была, я тебя спрашиваю?
- Я.. – она ещё секунду колебалась – я договаривалась насчёт стажировки в Лондоне. Саш – она улыбнулась как можно лучезарнее -  у меня получилось, я послезавтра улетаю!
- Договаривалась? – он сделал шаг вперёд – Ну конечно, для достижения мечты всё средства хороши, не так ли?
- Саш, ты о чём?
- Ну как же.. ведь это же Лондон!!! Почему бы ради него не сделать приятное одному богатенькому мальчику. И всё ради этого мерзкого городишки?
- Саша? – Настя стояла в оцепенении. Таким разъярённым она его ещё не видела никогда.
- Ты.. ты такая же, как все.. Тебе нужно лишь одно – благополучие и положение в обществе… Ещё бы, бедная девочка без гроша в кармане – а тут всё готовое, всё к твоим ногам! А я-то дурак!!!  Поигралась три месяца, новую планку для себя решила поставить, нового дурачка нашла!
- Саша! – Настя кинулась к нему, хотела обнять, лишь бы остановить этот  поток грязи, льющийся из него, успокоить, обнять, уверить, что всё это не так….
Но он оттолкнул её….даже отшвырнул: Не прикасайся ко мне, видеть тебя больше не хочу! Вещи твои пришлю с шофёром, как никак, ты их отработала….

Настя поднялась с кровати и подошла к окну – рассвело! Надо же. Опять не заметила, как ночь прошла! – усмехнулась она и поёжилась – опять вспоминая те ужасные полтора дня…

Минут через пять после Сашиного ухода, соседка привела маму.. застали они Настю в малоприятном виде: больно ударившись головой о косяк, она сползла по стене, и так и сидела, на полу в коридоре, размазывая по щекам тушь пополам со слезами… Сейчас та картина ассоциировалась у неё с такими строчками:
Слеза сливается с дождём,
Глаза сливаются с тоской,
Печально-чёрный водоём
Нас гладит влажною рукой,
И лифт на небо не пойдёт,
Шестнадцать грязных этажей.
У нас украли небосвод
Под грустный танец Мери-Джейн…
Соседка, тётя Маша, напоила её травным чаем, и мало помалу Настя пришла в себя – почему-то тошнило, перед глазами всё плыло… Жить не хотелось.
Мама, чтобы хоть как-то отвлечь её, рассказала о том, что она и тетя Маша договорились  пожить в Дубне летние месяцы, а в это время за квартирами последит Машин сын.
  Настя с радостью приняла мамину идею, и вот уже на следующее утро она отправила маму с её подругой на такси к Волге..
  Странно, но легче не становилось, и она решилась сходить в больницу.. Там её ждало новое потрясение, хотя оно было, конечно, счастливым. Выслушав внимательно все её жалобы, терапевт улыбнулась и отправила Строеву к гинекологу. Настя, конечно, удивилась, но виду не подала. К гинекологу, так к гинекологу. Бодрый старичок, представившийся Феликсом Андреевичем, после осмотра радостно сообщил: Вы беременны, голубушка!
  Вот это был шок! Потрясение! Её даже водой отпаивали. А потом она вместо слов счастья  выпалила: А я же завтра в Лондон лечу.
-Ну, милочка – возмутился доктор, - ваш срок две недели, и если вы хотите оставить ребёнка. То первые три месяца никуда летать не нужно.
И тогда она так просто сказала: Хорошо. Я никуда не еду.
Вот так просто взяла и отказалась от своей мечты, хотя, стоит заметить, что ребёнок – это мечта поважнее Лондона, ну не писать же об этом в письме деду Морозу.

Что было после, она всё равно помнила с трудом.. Шофёр, который привёз вещи, Илья, кричащий, что она дура, сын тёти Маши, которому она оставила ключи от квартиры, электричка до Дубны, разговор с мамой, совместные слёзы……
А следующий день, просто перевернул всю её жизнь, и она твёрдо уверилась, что её ребенок, её маленькое чудо – дар свыше. Потому что вечером следующего дня она включила девятичасовые новости и ахнула.
«Внимание! Экстренное сообщение! Самолет, следующий рейсом Москва-Лондон, потерпел крушение… Все пассажиры, а так же члены экипажа погибли….»

Она села на старенькую тахту и заревела от счастья, поглаживая свой живот и повторяя: Спаситель мой маленький!

А в это время в десятках километров от неё орал и бился в истерике, отец её ребёнка, Александр Воропаев.

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Тучка » Влюблённая в Лондон...