Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » BettyX » Мы просто знакомы... Как странно…


Мы просто знакомы... Как странно…

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Автор: BettyX
Название: Мы просто знакомы... Как странно…
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Он/Она.
Жанр: Почти быль…

1

Она всегда была немного неуклюжей. Вечно спотыкалась, роняла сумки, перчатки, книги. При этом не очень смущалась, но досадовала на себя – вот снова привлекла внимание… Однако неуклюжесть совершенно пропадала, когда она занималась делом. Бумаги не летали по кабинету, а лежали аккуратной стопочкой, карандаши и ручки дисциплинированно дежурили на строго отведенном им месте. А уж в рабочих документах порядок был просто идеальный. Такой же порядок был в ее голове. Все мысли были аккуратно рассортированы, решения, даже самые изощренные и неординарные, приходили легко, непринужденно, так, как положено. Безупречный ответственный исполнитель, которого ценили все ее руководители, от преподавателей университета до дирекций банков, где она училась, проходила стажировку или работала.

Выглядела она, как девочка-подросток в доисторических нарядах. Это ее совершенно не волновало. Какая есть, такая есть. Эта снисходительность к себе спасла ее, когда она случайно влюбилась в негодяя-однокурсника. Он посмеялся над ее влюбленностью, она немного пострадала, потом, успокоившись, поразмышляла и пришла к выводу, что ее удел – работа и одиночество. И отдавала себя всю работе, в ней реализуя свой потенциал, не задумывалась больше о собственном женском счастье. Тем более, что восторга от секса с этим парнем она не испытала… Значит, плотские радости тоже не ее… Более того, она, решив для себя, что все дело именно в ней и она не может вызывать у мужчин никакого интереса, а, значит, прикосновения к ней не будут доставлять им удовольствия, строго следила за тем, чтобы к ней никто и никогда не мог, даже случайно, прикоснуться.

Парадоксальным образом между ее внутренним миром и внешностью не было никакого противоречия. Она была спокойно уверена, что достойна только самого лучшего из всего богатого разнообразия мира. И если это лучшее есть профессиональная реализация, то она достигнет серьезных карьерных высот.

Но была в ее спящей душе беспокойная маленькая звездочка, которая иногда начинала мерцать и вызывать совершенно непонятный трепет перед бездной тайн судьбы. Тогда ей хотелось бросить все, ставшее вдруг скучным и она принималась мечтать, стыдясь себя, одергивая, но мечты кружили ей голову, уносили в совершеннейшие сказки, где сбывалось все!! В этих безудержных мечтаниях ее таланты и душевные качества получали признание. Потом пару дней она приходила в себя, уговаривала не мечтать попусту, а, как зрелой и серьезной личности, состояться в работе.

Именно в один из таких дней, когда звездочка в душе сияла особенно головокружительно красиво, ей на глаза попалось объявление о работе для секретаря в одной солидной компании. И, внезапно повинуясь совершенно безумному порыву, она быстренько отправила резюме туда. Через минуту растерянно размышляла о сделанном, но потом отмахнулась от бессмысленного анализирования, успокоилась и почти забыла об этом странном порыве.

И когда через несколько дней обнаружила в почтовом ящике приглашение на собеседование, была удивлена нешуточно. Более того, она заволновалась. Звездочка в ее душе заискрила, душа запела глупую счастливую песню. Она старательно уговаривала себя, что это ничего не значит, и путного из авантюрной затеи не выйдет. Такой специфический бизнес и она, как параллельные линии, пересечься не могут. Но сомнения не помешали ей явиться в компанию к началу собеседования. Количество симпатичных претенденток убедило ее, что глупость, которую она совершает, получит заслуженную награду. Но, привыкнув любое дело доводить до конца, ответила на все вопросы кадровика, не обращая внимания на его слегка насмешливые взгляды и недоуменные интонации.

На следующий день ее пригласили на собеседование уже к президенту компании, что вызвало у нее очередное потрясение. Неужели сказки бывают??? Хоть и такие простенькие… для начала…. На собеседовании с президентом она видела, что произвела на него  впечатление. Но вот какое? А ведь она старалась быть корректной, деловитой, исчерпывающе осведомленной о его бизнесе. Ладно, примирительно подумала она, как бы ни сложилось, приобретенный опыт тоже полезен. Чудес не бывает. Не бывает? Но ее ведь приняли на работу! Значит, чудеса все-таки есть? И она беззаботно уволилась из банка.

Только тогда она рассказала родителям, что уходит из банка, потому что ее пригласили на должность помощника президента (пришлось приукрасить для папы действительность) приличной компании. Папа, конечно, был ошеломлен, по привычке покричал, разбил тарелку в сердцах, но смирился с высокой должностью дочери, хотя выразил недовольство местом работы любимицы – там сплошной разврат и безобразия. Маме едва удалось успокоить его. Их девочка вовсе не такая, она умеет себя достойно вести. На том шум и затих.

Лежа в постели, она перебирала в памяти этот странный день. День был из ее мечтаний. Красивые люди, красивые интерьеры, атмосфера творчества… Небольшое волнение она испытывала каждый раз, когда принималась вспоминать беседу с президентом.  Он оказался настолько нереально красив, восхитительно статен и неожиданно подкупающе дружелюбен, что у нее даже не замирало сердце – такое, знаете ли, произведение искусства… всеобщее достояние, до замираний ли. Любование совершенным обликом и наслаждение звуками его глубокого голоса были абсолютно отстраненными, он не задел никаких струнок в ее сердце… Просто решила, что ей будет приятно работать под началом этого человека. А, впрочем, так и должно быть!

2
Он был лидером от рождения. Ему все и всегда давалось легко. Учился играючи, с удовольствием помогал отцу в компании, серьезно вникая в тонкости организации семейного дела. Он непринужденно заражал своим энтузиазмом окружающих. Подчиненные его обожали. Рядом с ним хотелось работать и работать, весело и азартно. Ведь интересно работать с начальником, у которого всегда есть зажигательные идеи, серьезные планы и, главное, умение эти планы претворять в жизнь.

Партнеры по бизнесу, впервые столкнувшиеся с ним, с заметным усилием выдерживали его обаятельный напор, когда он предлагал свои решения обсуждаемых вопросов. Трясли головами, пожимали плечами, когда в тишине своих кабинетов перечитывали только что заключенные с ним контракты. Как это могло произойти? Давние партнеры посмеивались, но держали ухо востро, чтобы не повторять таких ошибок и на переговорах выстраивали солидную защиту против его неукротимого азарта. Но это не мешало им с удовольствием поддерживать с ним дружеские отношения.

Его энергия была неиссякаема, сил хватало на все. Ночные шумные развлечения его не утомляли, он был ненасытен в удовольствиях. Его бесспорная мужская притягательность покоряла женщин, но он обладал счастливым талантом заводить интрижки и заканчивать исчерпавшие себя отношения мирно, оставляя у женщин полное удовлетворение от маленькой любовной истории, которую они вместе с ним порой весело вспоминали. Новые приключения влекли его, он искал в них что-то неизведанное, захватывающее. А находил обычный секс с вариациями, который, правда, его усилиями превращался для очередной красавицы в фонтан удовольствия. Он был великодушным, щедрым на дружбу, на флирт, на секс, на восхищение красотой. Он легко дарил миру свое обаяние. Он наслаждался жизнью.

И  не собирался связывать себя узами брака ни с кем, даже с девушкой, которую прочили ему в жены – с детства знакомы, родители были дружны и вместе создавали этот бизнес, прямая дорога детям продолжить семейное дело. Ему удалось отвертеться от бессмысленного брака. Он был счастлив своей свободой, он купался во всеобщем обожании, он дарил себя всем… но не до конца.

Была в его душе маленькая звездочка. Она нечасто напоминала о своем существовании. Ему некогда было прислушиваться к себе. Но в редкие мгновения эта маленькая звездочка начинала слабо мерцать, и тогда его охватывало грустное томление о чем-то неизвестном, чем-то несбывшемся и неуловимом. Хотелось нежного тепла, доверия, тихого счастья. Хотелось отдохнуть от однажды надетой маски плейбоя. Но это бывало очень редко, и быстро забывалось в круговерти жизни.

Теперь же, став полноправным президентом компании, он с головой погрузился в энергичный мир своих блистательных планов. Хотел доказать себе и всем, что ему подвластно многое, даже еще больше. И секретаря взял по зрелому размышлению, странную девицу, но с отличным послужным списком и рекомендациями. В конце концов, с ней работать нужно, а не наживать проблемы… Работа – это святое!!

Но шок при виде этой неформатной особы он испытал серьезный. У него в голове не могло уместиться, как женщина может выглядеть подобным пугалом. Неужели ей вот это вот все настолько безразлично??? Неужели у нее нет естественного женского желания нравиться мужчинам? Что эта пигалица вообще собой представляет? Или ладно. Пусть работает. Лишь бы справлялась с делами.

Так началась их странная история.


3
Так началась их странная история.

Она оказалась настоящим сокровищем – изобретательным и высокопрофессиональным трудоголиком. Очень скоро он повысил ее до помощника президента, и ей уже не нужно было стыдливо замалчивать дома свою должность. Их кабинеты располагались рядом и все вопросы они могли быстро обсудить и принять решение, не теряя времени на беготню. Работать с ней ему было легко и приятно, невзирая на случавшиеся порой споры, которые улаживались, однако, спокойно и быстро – все-таки они оба были профи. Одно плохо, он никак не мог смириться с ее внешним видом. Он иногда чувствовал, что это вызывает у него легкое раздражение, корил себя, заставлял не обращать внимания на ее внешность. Ведь в остальном она была мечтой руководителя.

Но неистребимое желание окружать себя, если не красотой, так хоть приемлемыми с точки зрения эстета предметами (ну, да, он воспринимал ее, как почти бесполое высокоэффективное устройство), наконец, превратилось в жгучее желание исправить положение. Тем более, что к раздражению ее обликом примешивалось любопытство. Порой он ловил себя на том, что любуется линией ее шеи, или как вчера удивленно замер, когда случайно увидел ее, идущую в развевающейся длиннющей юбке, и какую она, внезапно остановившись, когда ее окликнули, приняла изящную и непринужденную позу. Надо что-то делать, надо помочь ей, «благородно» решил он. Решение, конечно, было эгоистичным, но и она получит перспективу для себя, поймет, что женщина должна быть женщиной, что бы она там себе не насочиняла…

Однажды во время очередного совещания он с нарастающим нетерпением разглядывал ее, почти не слушая. Она не понимала причин его явного неудовольствия, начала нервничать, запинаться, а потом вообще потеряла мысль, скомкано завершила разговор и  углубилась в бумаги. Странный он сегодня.

Она с первых дней выбрала для себя такую линию поведения, чтобы президент как можно меньше внимания обращал на нее саму, а больше работал с приготовленными ею документами, и общался с партнерами, с поставщиками и с банками сам. Ей так было спокойнее. Она не хотела светиться. И не потому, что смущалась, нет. Смущения на переговорах в ней не было. А потому, что не хотела ловить неизменные недоумевающие взгляды. Иначе ей приходилось тщательно следить за ходом переговоров и усилием воли не отвлекаться на досадные помехи.

Работая бок о бок с ним, она еще ловила себя на любопытстве. А каков он вне работы? Интерес при этом у нее был чисто теоретическим. Просто хотелось посмотреть, как этот совершенный субъект организует свою приватную жизнь.

Вот сегодня нахмуренный президент был ею недоволен. В чем дело она понять не могла, сколько ни думала. Ну и ладно, будет нужно, сам объяснит. Из задумчивости ее вывел его голос с немного извиняющимися интонациями.

- Катенька, не сочтите мою просьбу странной, но не могли бы вы оказать мне услугу. – произнес Андрей и выжидательно замер. Что она сейчас подумает о нем?

- Да, конечно, Андрей Палыч, с удовольствием.

- Я хочу попросить вас разрешить мне помочь вам приобрести соответствующий вашему статусу облик, и, - он замялся, подыскивая слова. – И поехать для этого в торговый центр.

Он быстро глянул на нее и добавил во взгляд чуть смущения и надежды. Ну не сможет же она отказать ему!

- А-а-а в чем дело? – настороженно спросила Катя. – Я плохо справляюсь с обязанностями? Разве улучшенный внешний вид может помочь плохому работнику?

- Да нет же! – Андрей был раздосадован. Вот ведь, так и знал, что обидит… - Нет, Катенька, вы прекрасный работник, у меня нет никаких претензий к вам. Я, наверное, неясно выразился.

Он уже сожалел о начатом разговоре. Неправильно, не так надо было. А вот с этой стороны?

– Я только хочу помочь вам стать близким для компании человеком. Поймите меня правильно. Я беспокоюсь о вашей судьбе.

Она отвернулась к окну и вежливым механическим голосом произнесла:
- О моей судьбе беспокоиться не стоит. Она вполне меня удовлетворяет. Но я благодарна вам за заботу. Если это все, я могу идти?

Он коротко выдохнул. Так и знал. Ну что с этой девчонкой делать? Как уломать? Но от задуманного он не отступится, это точно. Но как убедить ее согласиться?

- Видите ли, Катенька, - вкрадчиво начал он. - Мое предложение не должно вас настораживать. Я искренне хочу дать вам шанс испытать судьбу с моей помощью. Неужели вы не примете этот вызов?

По тому, как она нервно начала шуршать бумагами, он понял, попал в точку. Та-а-ак. Катенька, крючочек зацепил за живое. Усугубить? Или оставить дозревать? Нет. Вопрос надо решить сегодня же, невыносимо смотреть на эти жуткие чехлы вместо человеческой одежды.

- Так как. Катенька? Примете мою помощь? Тем более, что у нас есть немного свободного времени, а после обеда снова куча дел. Соглашайтесь.

Видно было, как она не решается принять предложение, и каких усилий стоит ей сохранять внешнее спокойствие. Буря в душе, хмыкнул он, навис над ней и дожимал.

- Катенька, не сомневайтесь, все будет отлично.

Тогда она прерывисто вздохнула, отчаянно мотнула головой, отгоняя последние сомнения.

- Я согласна.

- Вот и хорошо, вот и молодец. – скороговоркой произнес он, в нетерпении чуть ли не сдергивая Катю со стула. – Поехали, поехали, сами будете довольны.

В пассаже, осмотревшись, он решительно направился в магазинчик женской одежды, где не менее решительно перепоручил ее заботам персонала с комментариями, чтобы было достойно, спокойно и соответствовало статусу помощника президента приличной компании. Сам с чистой совестью направился в бар подкрепиться и поразмышлять.

А поразмышлять было о чем. Эйфория от исполнения его главного желания стала проходить, звездочка начала переливаться нежными красками, бередя его душу смутным неудовольствием. Но все было в порядке. Работа, развлечения, день и ночь заполнены до отказа. Вихрь жизни кружил его по привычной орбите, а хотелось чего-то нового. Это новое он пытался обрести в очередном знакомстве, предвкушая открытие, которое его потрясет и изменит жизнь… но знакомство превращалось в рядовую интрижку. Азарт, однако, его не оставлял, и он верил, что главный подарок судьбы он все-таки получит! Нежная звездочка толкала его на новые поиски… главного в жизни?… цели жизни?

Пока он предавался раздумьям над стаканчиком виски, она с любопытством наблюдала за собственным преображением. И удивлялась. Надо же, по отдельности каждый предмет гардероба, прическа и макияж были совершенно обычными, и ничего сверхъестественного консультанты-стилисты ей не предлагали. Но все вместе произвело на нее большое впечатление. Она с веселым удовольствием рассматривала себя в зеркале. Оказывается, не так все плохо. Оказывается, можно выглядеть вполне приемлемо. И сил для этого прилагать, она внимательно следила за действиями и советами мастеров, нужно не слишком много.

Он с не меньшим удовольствием рассматривал ее преображенную. Здорово, что заставил себя заставить ее подчиниться естественному требованию – быть привлекательной. То, что она не стала писаной красавицей, ему и не было нужно. Достаточно того, что она уже не будет диссонировать с его обстановкой — миниатюрная элегантная штучка. Так они, оба довольные ее переменами, заехали в ресторанчик пообедать.

4
Она впервые видела его вне работы. Он оказался предупредительным спутником и приятным собеседником. Она уже почувствовала себя превосходно в новом облике и позволила себе немного поозорничать, но он, ухмыляясь, легко сдавал экзамен на звание осведомленного человека. Новинки театра, выставки, книги – все, ну или почти все, были ему знакомы. А вот она позорно провалилась, когда он начал задавать свои вопросы. Ну откуда ей было знать о светской жизни столицы? Однако, ей удалось выкрутиться, не  тусовка главное в жизни!

Андрей зацепился за мимоходом брошенные ею слова.
- А что же? Что?

Интерес к беседе возрос. Что эта девочка, правда, уже совсем не похожая на девочку, скорее, милая барышня, может сказать ему о смысле и цели жизни? Обед был забыт, легкая беседа неожиданно превратилась в путешествие в мировоззренческие дебри.

Она, аккуратно подбирая слова и, время от времени поглядывая на него, как бы проверяя реакцию, начала излагать свой взгляд на жизнь.
- Я для себя поняла, что главное – это самореализация. В моем случае самореализация в работе. Остальное не так уж и важно.

Она замолчала, сверяя произнесенное с ощущениями. Да, правильно. И продолжила:
- Стоит ли стремиться к недоступному  и, может быть, мифическому женскому счастью, если работа может дать необходимое и заполнить собой всю мою жизнь… Ведь только работа может принести истинное удовлетворение, тем более, что плоды труда видны практически сразу. Или чуть погодя.

Катя снова замолчала, правильно ли она поступает, надо ли говорить об этом?

Но Андрей внимательно слушал, поигрывая ложечкой, и не собирался перебивать. Она набрала воздуха и уверенно закончила:
- Это же невероятно захватывающе – убедить и победить противника, заставить принять свои условия. А личная жизнь, что… Одно беспокойство от нее… отвлекает… И вообще, не слишком ли много внимания люди уделяют этой стороне жизни? И не напрасно ли гоняются за призраками?

Да, надо же, железная леди без сантиментов. Неужели совершенно холодная и прагматичная? Но она не права, нельзя просто так откинуть за ненадобностью такую восхитительную и волнующую часть жизни. Но излагать свою позицию начал не менее аккуратно.

- Я с вами согласен, Катенька. Работа – главное. Но и собственное счастье очень важно и необходимо для полноценного ощущения себя состоявшимся человеком. И поиски личного счастья вовсе не мешают увлеченно работать. Посмотрите на меня.

Катя с непроницаемым лицом (только бы не усмехнуться!) подняла на него глаза.

- Я вполне доволен своей жизнью. Но хочется полной гармонии в ней. Хочется, чтобы успехи в работе были оценены по достоинству кем-то близким-близким, с кем хочется делиться радостью от удач, с кем можно вместе искать выход из сложного положения.

Катя хмыкнула.
-А вы не находите, Андрей Палыч, что мы с вами и есть такие близкие-близкие люди, всегда понимаем друг друга, полностью разделяем и радости и трудности в нашей жизни.
Она на мгновение запнулась, но, весело посмотрев на Андрея, уточнила.- В бизнесе.

Андрей опешил. Вот ведь девчонка, едва привел ее в божеский вид, а она уже зубки показывает. Что же будет дальше? Но настроение его не испортилось.

Обоим было ужасно странно и интересно во время разговора. Им легко удавалось балансировать на границе между сдержанным изложением своих взглядов и падением в неприличную, по их мнению, откровенность. Разговор их не напрягал, они чувствовали легкость в общении, каждый из них понял, что собеседник не посягает на его собственную свободу мысли, и это было неожиданно приятно для них.

К тому же они, не прилагая усилий расположить к себе собеседника, почувствовали друг в друге родственную ищущую натуру. И не потому, что они были согласны со взглядами друг друга. А потому, что взгляды эти интригующим образом будили мысль – личная жизнь не важна, поскольку мешает самореализации, и – личная жизнь важна, поскольку она помогает в преуспеянии. Самореализация превыше всего? А в чем заключается эта самореализация? А правильно ли вообще отделение работы от личной жизни? А как полнее реализовать себя в жизни? Правильно ли намеренно отказываться от личного счастья? А возможно ли личное счастье, совмещенное с работой? Было над чем поразмышлять…

Понемногу тема себя исчерпала, они замолчали, обдумывая и запоминая сказанное. Затем, не сговариваясь, поднялись и направились к выходу. Он, помогая ей одеться, не учел ее ростика и держал пальто на привычной для него и его долговязых красавиц высоте. Она неуклюже взмахивала руками, но в рукава попасть никак не могла. Прекратила безуспешные попытки, оглянулась на него, сердито прикусив губу, и только тогда он сообразил опустить пальто ниже.

До сих пор они не очень-то замечали, а теперь осознали, что она ниже его на целую голову. Значит, придется учитывать в будущем и этот фактор, рассеянно отметил президент и, машинально поправляя воротник ее пальто, случайно прикоснулся к ее шее, и они оба, как по команде, дернулись, жаркая волна захлестнула их, заставив ошеломленно замереть. Смутились, неловко заторопились, украдкой поглядывая друг на друга. А что это было? На размышления времени не оставалось, завершение переговоров с банком о новом кредите, затем короткая встреча с потенциальным поставщиком привычно завершили рабочий день.

5

Что это было? Она, лежа на диванчике, перебрала в памяти весь разговор в ресторане, не нашла в нем ничего, что можно было бы принять за интерес к ней, как к женщине (какой бы она ни была неопытной, но наблюдательность, способность анализировать ей в этом помогали, чисто теоретически). Заминка с пальто, конечно, была непонятной. Ничто из ее прежнего опыта не подходило для объяснения реакции ее тела – мурашки резво пробежались от кончиков пальцев к сердцу, а потом устроили хоровод, сжимающий мучительно сладко живот… Она почувствовала волнение потому, что он был взволнован, и ей передалось его состояние? Или сама заволновалась, а он был ни при чем? И почему вообще она заволновалась? Никаких соображений ей в голову не приходило. Она отмахнулась от непонятностей и принялась с начала анализировать разговор.

Уверенность президента, что личная жизнь должна быть полной, приносить удовольствие и помогать в работе, заставляла думать, что собственные умозрительные построения, возможно, нуждаются в корректировке. Возможно, она намеренно обедняет себя, замкнув свои интересы только на карьере. Но как это проверить? Может быть, снова как-нибудь при случае обсудить с президентом этот волнующий и, чего уж там, судьбоносный вопрос?

Ясно, что он интересный человек, привлекательный и привлекающий своей энергией и деликатным дружелюбием в дополнение к его исключительным деловым качествам. Все-таки повезло, что случай направил ее жизнь в новое русло, и она теперь работает вместе с замечательным начальником. Конечно, он неидеален. Чего только стоят его бесконечные романы и  клубные приключения. Вся компания жужжит, когда происходят особенно яркие события в его беспорядочной жизни. Но это совершенно неважно. Главное, он прекрасный президент, отличный знаток своего бизнеса!

Работа с ним доставляет удовольствие. А где еще найти такую фирму, чтобы и сама работа нравилась, и с начальником сложились ровные и спокойные отношения? Нигде!! Надо ценить это и не разгадывать глупые шарады. Тем более, что такого он может обнаружить необыкновенного и привлекательного в ней, с его-то опытом и вкусами. Она легко вздохнула, уютно закуталась в одеяло и безмятежно уснула.

….

Что это было? Он сидел в гостиной, смотрел на экран телевизора, но размышлял о странном обеде в ресторанчике. Еще утром он был определенно раздражен ее внешностью. Ну, руководящим усилием удалось привести ее в надлежащий вид. Ничего особенного не произошло, просто недоразумение превратилось в милую девушку.

Правда, девушка эта оказалась неожиданно начитанной, в курсе всех культурных событий и мероприятий. Незнание тусовочных тайн вовсе не было ее минусом, скорее плюсом, неиспорченная барышня с твердыми принципами и взглядами… Это ему очень нравилось. Особенно ему нравилось то, что в ее присутствии не было необходимости постоянно быть мачо. С ней можно быть самим собой. Открытым, рассудительным, спокойным. Это за пределами компании он превращался в бездельника в шоколаде, чем привлекал к себе многих охотниц за завидным женихом. Двойная жизнь, усмехался он, полезна для здоровья, физического и психического. А обед в ресторанчике разбудил звездочку в его душе и непонятно волновал…

Как эта девочка уверенно излагала свою программу жизни и понимание самой жизни. Ни тени сомнения… Видимо, уверенность ее – плод длительных размышлений. А, может быть, и неудачного опыта построения этой самой личной жизни? Какая разница, главное, она спокойна, ее ничто не отвлекает от любимого дела. Может быть, в этом что-то есть? Не поддаваться страстям, а хладнокровно идти к цели? Но как можно сохранять спокойствие, когда соблазны и надежды вспыхивают ежеминутно? Да вот хотя бы сегодняшняя загадка…

Это случайное прикосновение к ней не было похоже ни на одно из пережитых им ощущений. Странная дрожь от прикосновения не давала покоя. Хотелось разобраться. Понять, в чем дело. Он сам волновался и поэтому ненароком задел ее, или ему передалось ее волнение? Или намеренно прикоснулся? А зачем? Но обдумать не получалось, мысли ускользали, не хотели думаться, ленились. И в голову лезли не умные рассуждения о произошедшем, а какие-то прозрачные мечтания о нежном удовольствии… В этих мечтаниях переместился в спальню и легко уснул.


6

Утром они встретились, как обычно. Почти, как обычно. Все-таки чуть присматривались друг к другу, пытаясь найти ответ на загадку. Но ничего не получалось. Тогда, не теряя времени попусту, погрузились в работу. В конце концов, легкое волнение они оба, каждый для себя, решили списать на необычность самого вчерашнего разговора.

Ее преображение не произвело фурор в компании, пара комплиментов от записных дамских угодников и все. Но и этих комплиментов оказалось достаточно для повышения ее настроения, а главное, самооценки. Она дома внимательно рассматривала себя в зеркале, и увиденное ей нравилось. Она даже легко отмахнулась от папиных замечаний – она обязана соответствовать имиджу компании! Папа разбил еще одну тарелку. А когда она, воодушевленная своим новым обликом, прикупила несколько вещиц для окончательного обретения уверенности в себе, то тарелки на пол полетели стайкой. Пришлось купить небьющуюся посуду.

Теперь на деловые встречи с партнерами они ездили вместе. Она при этом уже не испытывала неловкости, переговоры проходили исключительно продуктивно. Деловые партнеры с удовольствием общались с ней и беспрерывно делали комплименты. Ей это было приятно, но все-таки она немного тяготилась излишне назойливым вниманием мужчин. При этом искренне недоумевала по поводу причин такого всплеска интереса к ней. Он же наслаждался вовсю. Он гордился ею, гордился собой и с удовольствием приглашал ее не только на переговоры, но и на обязательные полусветские, полуделовые мероприятия. Она приносила ему удачу. Репутация президента и компании улучшалась, дела шли в гору.

Все было отлично. Он с удовольствием наблюдал за своей преображенной помощницей, почти без следа мужского интереса. Ему нравилось произведение его рук. Он, как тонкий знаток предмета, отмечал ее изящную фигурку, умилялся ее очаровательными, немного замедленными движениями. То есть он осознал, что случайно чуть огранил этот алмаз, и любование ею было лишено спортивного азарта, отеческое, что ли. Демиург модельного разлива, усмехался он. А вообще, она совершенно не в его вкусе – слишком правильная… и... и слишком миниатюрная для комфортного э-э-э... общения.

Тем не менее, он частенько вспоминал разговор в ресторанчике и потрясение от прикосновения к ней. Загадка была волнующей и требовала непременного разрешения. А для начала надо припомнить, приходилось ли прикасаться к ней до того момента. Но как ни старался, ничего вспомнить не мог. Она всегда подчеркивала дистанцию между ними, почему-то тщательно следила за тем, чтобы случайно не соприкоснуться. Так брезглива? Правда, он несколько раз задевал ее в разных ситуациях, например, недавно, когда помог ей удержаться на ногах на замерзшей лужице. Но ничего не ощущал… наверное, все дело в одежде. Значит, надо попробовать прикоснуться к ее руке. Не за шею же снова хватать… Так и решил. И при первом удобном случае накрыл ее руку, когда она передавала ему какую-то важную бумажку.

Она давно уже насторожилась. Ей было ясно видно, что президент в ее адрес что-то замышляет. Это легко читалось на его лице – проказливое любопытство. Перебрала в памяти события, не нашла ничего, кроме эпохального разговора в ресторане. Но это было так давно и так необъяснимо, что всерьез принимать тогдашнее волнение за причину сегодняшнего интереса президента совершенно не имело смысла.

Ну и что, что она сама украдкой частенько любовалась им, восхищаясь его статью, легкой походкой и ленивой, барственной манерой разговора, когда он был расслаблен. Она восхищалась им, когда он работал, и он был необыкновенно хорош – воодушевленный, огромный, излучающий силу, уверенный, с усмешкой в глазах. Чистейший, убойный образец породистого мужского обаяния, надо признать. Но восхищалась совершенно отстраненно, не примеряя к себе. Просто представляла, каково это, быть избранницей этого совершенства. Наверное, здорово... Или нет?... Или как?

И вот это его сегодняшнее предвкушение… В чем дело? Неужели он еще держит в голове инцидент в ресторане? Хотя, честно сказать, ей самой было жутко интересно, что же тогда произошло. А сегодня президент выглядел как мальчишка, играющий в шпионов. И задумавшись, пропустила бросок. Он прижал ее руку с документом к столу, вот только вспышка охотничьей улыбки, начавшая было разливаться по его лицу, угасла в момент. Потому что стало не смешно, а страшно.

Страшно от своей реакции – сердце грохнуло, жар опалил лицо, застучало в висках, дыхание сбилось. Мало того, ее ручка трепетала под его ладонью, а распахнутые глаза были полны такого же непонимания, как и у него. Полминуты они простояли, не двигаясь, ошеломленно прислушиваясь к себе. Где-то зазвенел телефон и ступор прошел. Смущенно оба отдернули руки и засуетились, хватая попавшие под руку бумажки. Так что же это все-таки было??? До конца дня они не разговаривали, а притихшие, трудились в своих кабинетах.

0

2

7
Она уже несколько дней волновалась. Происходило то, что в принципе не должно было происходить в ее жизни. Она почувствовала себя живой. Два мимолетных прикосновения президента, ничего не значащие для него, разбудили ее. Звездочка в ее душе радостно сияла. Неужели она ошиблась тогда, поторопилась с выводами, и не все потеряно? Неужели ей еще раз можно попытаться?… И неважно, что объектом приложения нового интереса станет президент. Может быть, даже хорошо, если именно с этим великолепным экземпляром придется, нет, удастся пережить возрождение.

Конечно, совестно использовать его в своих интересах. Но с другой стороны, от него же не убудет, если она его немного поэксплуатирует. Она точно знает, что у него куча подружек, и она сама вряд ли запомнится ему надолго, поэтому риска практически нет. Так, очередной эпизод для него. Так пусть именно он станет ее новым проводником в мир чувственных отношений. Как ни крути, а он идеальный кандидат в помощники. Блестящий красавец, опытный любовник, самый лучший из всех!

Уверенности ей придавала явная заинтересованность президента. По-другому она не могла расценить его недавнюю выходку. Совершенно однозначно она поняла второй эпизод контакта как его заинтересованность. Что же будет дальше? Подошла к зеркалу и придирчиво осмотрела себя. Ну, не эталон, но вполне себе ничего. Почему бы и в самом деле, ему не заинтересоваться хоть на минуточку?

Решено, если он попытается изменить их отношения, то она препятствовать не будет. Вот только будет немного жаль, если они потеряют доверительность и свободу в общении, обретя взамен полный туман. А вдруг эти новые отношения вынудят ее уйти из компании? Ну и что, она сможет найти подходящую работу, репутацию она уже заработала. Надо же, все жизненные установки летят в тартарары после двух невинных прикосновений! А как же карьера, самореализация? Неужели всем этим можно жертвовать ради чего-то непонятного, ради каких-то новых ощущений? Но ведь эти ощущения, этот новый чувственный опыт поможет понять себя, понять себя, как женщину.

Она же, в конце концов, женщина. Она уже привыкла ощущать себя женщиной, привыкла к вниманию мужчин. Так почему бы не обогатить себя новыми переживаниями, доступными всем остальным красавицам и… и… не очень красавицам. Значит, надо  решительно пересмотреть свои взгляды и попытаться найти себя в новых условиях. Может быть, обретение в себе, как в женщине, уверенности поможет ей и в работе? Ведь не зря он в том ресторанчике так убежденно говорил о гармонии личного счастья и удовольствия от работы?

Вот только нужно будет все проделать исключительно аккуратно, чтобы никто и никогда не смог догадаться о ее планируемых отношениях с президентом. Еще не хватало пересудов в компании. Вот и эта железная леди сломалась, не устояла перед чарами знаменитого сердцееда. Противно и унизительно. Только не это! Ни за что! Достоинство нужно сохранить любыми способами!

А если честно, то сердце замирает от того, что может произойти… Удастся ли? Или ее гонит вперед тщеславие? Нет-нет, только интерес!

Значит, не просто так било током, когда прикасался к ней. Значит, что-то особенное в ней есть, что привлекает и будоражит. Ведь сколько раз ловил себя на том, что любуется ею. Точнее, не ею, а неким образом, изящным и нежным, впихнутым в оболочку помощника президента. Так что ли? То есть сам себе придумал идеал и примеряет его на всех знакомых женщин? Тогда почему на всяких прочих женщин нет бешеной реакции, а на нее – есть? Что это? Тот самый подарок судьбы? И именно в ней этот идеал женщины воплотился? И его надо с благодарностью брать? А зачем? Она же, как была мышкой, так и осталась, хоть и прилично сейчас выглядит. Даже представлять ее рядом с собой не хочется, настолько она не в его вкусе.

А какой, собственно, у него вкус? Как у сороки, хватающей все яркое? Да нет же!! У него тонкий и развитый вкус, иначе не работал бы в своем бизнесе. Может быть, ей не хватает лоска? Так это дело наживное. Вот покрутится еще немного в их среде, и заблестит. Так, себя уговариваем? Что ему вообще за дело до нее? Да то!!! Что любопытство раздирает и сердце начинает чаще колотиться, когда только начинает размышлять о ней. А надо ли это ему? Еще и на работе заводить интрижку, чтобы в очередной раз подтвердить свою репутацию?

Нет. Зачем портить отношения и, возможно, даже потерять классного помощника, когда можно не упираться в это нездоровое влечение, спокойно жить и потихоньку наблюдать за ней. И, наверняка, окажется, что никакой тайны и нет, а есть пресыщенный мужской интерес ко вполне уже симпатичной молодой женщине, оказавшейся под рукой. Хм… Ведь никогда раньше, если не считать подростковое созревание, он не ощущал ничего даже отдаленно похожего на бурное волнение от простого прикосновения к женщине. Попробовать еще раз испытать это чудо? Тем более, отлично запомнил и ее волнение, и дрожание руки.

А вдруг это означает совсем другое, и ей эти прикосновения были откровенно противны? Такое бывает, он слышал. Но как это? Или это тот случай, который может разрушить его мужскую уверенность в неотразимости? А вдруг она вообще… ну… мужчин не любит? Так нет же, он отлично помнит ее реакцию на комплименты других мужчин, ей они явно нравились… В чем же дело? Неужели, действительно, именно он ей безразличен? Как это вообще может быть?? Но сколько ни вспоминал, не мог найти ни одного случая, подтверждающего ее интерес к нему. Всегда спокойный взгляд, ровное обращение. Загоралась она и делилась огнем только в работе. И тогда он просто грелся в лучах ее энтузиазма. Относить ли ее воодушевление на свой счет? А не слишком ли самонадеянно? Но с другой стороны, это же обидно, что на него не обращает внимания вчерашняя мышка, его же стараниями превращенная во вполне сносное создание. Ну, знаете ли, еще посмотрим, кто ровнее дышит!! Кукла бесчувственная!!

8

Через несколько дней, когда раздумья просто вымотали, он ловко подстроил так, чтобы по окончании очередных переговоров (как же бесили его эти орангутанги!!) они немного задержались в кабинете ресторана для окончательного прояснения положения. Все складывалось идеально – легкая музычка через неплотно прикрытую дверь, неяркий свет, вино, удачно выпитое за успешный контракт, и он сам, нетерпеливый и предвкушающий.

Он все продумал. Деловой разговор плавно перетечет в комплименты, потом еще немного вина, комплименты посмелей, и, наконец, объятия, ради которых все это и затевалось. А там недалеко и до поцелуйчиков, и, как логическое завершение честного ухаживания,  постель. Продумывать иную стратегию ему в голову не приходило, эта всегда срабатывала.

В полном соответствии с намеченным планом разговор, поначалу касавшийся только что заключенного контракта и перспектив, понемногу изменил деловую окраску. На руку было то, что смущения в ней он не замечал, только любопытство. Интересненько. Платье выбрала со значением. Никогда он не видел на ней такого смелого (смелого для нее) декольте. Значит, готовилась? Значит, отдает себе отчет, кто у нас на обед? Посмотрим, уважаемая!!!

В разговоре появились паузы, во время которых они присматривались украдкой друг к другу. Пора, решил он. Начал с благодарности и признательности за ее высокопрофессиональную деятельность на благо родной компании, даже ухватился за ручку для поцелуя. Тут его тряхнуло в первый раз. Ничего, стиснув зубы, можно перетерпеть!!! Веселая злость заблестела в его глазах. Усилим напор!

Его нетерпение передалось и ей. Она почувствовала, что момент истины близок и надо твердо следовать принятому решению. Вот и на танец пригласил, чтобы просто пообнимать. Она, как будто со стороны, с интересом наблюдала за собой и за ним. Она видела, что его явно несло лихорадочное насилие над собой, но и сама горела и плавилась в его объятиях. Было обнадеживающе страшно. Значит, с ней все в порядке, значит, она может вызывать у мужчин настоящий интерес!

И уже в исследовательских целях решила немного форсировать события. Танцем это назвать нельзя. Они изучали друг друга. Вот она как бы устало опустила руку с его плеча на грудь (все-таки слишком он высок для нее, мимоходом подумала она, неудобно как-то), и он тут же отозвался, задержав дыхание. Но и самой было очень трудно, собственное волнение жгло и лихорадило. Это было необыкновенно, она таяла от благодарности к нему, радость пела в душе, она была счастлива – она может, может ощущать себя женщиной, может вызвать ответную реакцию мужчины!!! Значит, ею, действительно, можно заинтересоваться!! А когда она сомкнула, как бы обессиленно, руки за его спиной, он даже зубами заскрипел… Она это услышала и возликовала. Свершилось!!

Удары током сыпались один за другим. Она вытворяла с ним черт знает что! Ее руки легко порхали по его груди, щекотали шею, а в конце вообще свели с ума, когда она обняла. Его трясло, это еще больше злило, но оторваться было невозможно. Он с трудом сдерживался, бесился, что не управляет ситуацией, но ничего поделать не мог. Его сбивало с толку ее поведение. Казалось, она отвечает не на его действия, а прислушивается к себе и решает какие-то свои задачи, смело экспериментируя в его руках. Опыта у нее полный ноль, а туда же, ошеломленно думал он.

Смесь досады, что его, великолепного, использует эта пичужка в своих целях, и восторга тела, с огромным трудом удерживаемого в рамках плана и приличий, дезориентировали его полностью. Он уже не знал, что и как делать. Хотелось только одного – чтобы это чудо длилось и длилось. Вошедший кстати или некстати официант разрушил идиллию. Они нехотя отстранились друг от друга и, пряча глаза, вернулись к столу.

Эта передышка позволила перевести дыхание. Разговор вернулся к работе, неровный, натянутый, заполненный обрывками полувысказанных мыслей. Но передышка была очень краткой. Какие могут быть размышления, когда загадка требовала ее немедленного разрешения. Они  понемногу начали тяготиться пустым разговором, нетерпение гнало их дальше. Несколько минут они исступленно целовались, и им был совершенно безразличен остальной мир.

Теперь можно все, решил он. Не пришлось намекать и уговаривать ее. Она была согласна. Без лишнего промедления они покинули этот гостеприимный кабинетик и помчались навстречу вожделению. Ах, как их нетерпение было сильно и ярко, едва хватило сил добраться с непомутившимся рассудком до его дома, а там уж сознание покинуло их обоих. Остатки ее разума беспомощно трепыхались, но бледная тень грозного папы быстро растворилась в океане чувственного наслаждения.

Ночь была восхитительной. Она на первых порах еще пыталась отслеживать свои ощущения, внимательно прислушиваясь к трепету души и тела, но не долго, потом она просто отдалась своим чувствам. Ей все нравилось. Нравилось, что он, такой большой, оказался неожиданно чутким, осторожным и нежным. Она бесстыже (а как еще можно назвать ее жадный взгляд) рассматривала его и гордилась собой, что решилась на этот поступок – он был великолепен, тренированное тело было совершенным, идеальная секс-машина. Смешно, но она завидовала сама себе. Обнимать его было необыкновенно приятно, прикасаясь к тугим мышцам, ощущать, как под ее пальцами каменеет его тело и стягивается гусиной кожей. Это она так на него действует?

В эти моменты он на секунду замирал, глубоко вздыхал, затем снова окунался в удовольствие исследования этого нежного создания. Правда, на периферии сознания крутилась мыслишка о неправильности ее поведения, но ему некогда было ее обдумывать. Он упивался своими ощущениями. Надо же, какой сюрприз преподнесла ему эта пигалица. Робости в ней он не заметил, наоборот, она, податливая и гибкая, с воодушевлением отвечала на его действия. Она не ждала приза, она сама этот приз брала. Странная… Но как приятно обнимать совершенно неопытное, но отзывчивое тело. Самодовольная улыбочка то и дело вспыхивала, настолько лестно быть учителем такой способной девчонки!

А она училась, он это видел, училась буквально на глазах, и тут же использовала полученный опыт на практике, что заводило его нешуточно. Он восхищался ею, он наслаждался ею, он упивался радостью. Мало когда ему было так хорошо. А эта девочка сумела доставить ему не только острое удовольствие, но и удовольствие от объятий, сладких поцелуев (однако как она отчаянно целуется), даже от простого прикосновения. Да что там, смотреть на нее, утомленную, на его плече, и то приятно. Мда-а-а-а…

Проснулись они легко, на остатке ночной эйфории весело собрались и поехали на работу. Весь день с удовольствием трудились, перебрасываясь смешками и делами. А к вечеру каждый в своем кабинете погрузились в раздумья, что же делать дальше.

9

Она старательно отгоняла мысли о расплате за грехи и о наказании, хотя папа в утреннем телефонном разговоре ясно дал понять, что не потерпит такого шокирующего графика работы дочери, и вечером подробно разъяснит правила поведения в приличном обществе! Удивительное дело, но она в последнее время все меньше и меньше страшилась папиного гнева. Она была уверена в том, что новые ощущения, которые она получает в общении с президентом, как с мужчиной, ей крайне необходимы и это дает ей право на большую самостоятельность в своем поведении. Она таким образом обретает внутреннюю свободу. И папины нотации ей кажутся чуточку неуместными. Жертвой бунта стал небьющийся сервиз… Судьба летающих тарелок была печальна.

И это вовсе не главное – недовольство папы. Главное – она все-таки настоящая женщина! Она способна чувствовать наслаждение сама, и, возможно, способна дарить наслаждение мужчине! Это открывало перед ней такие головокружительные перспективы, что она даже побаивалась своего разыгравшегося воображения. Нет-нет, надо успокоиться и тщательно обдумать происшедшее, выработать тактику своего поведения. Неприятности с президентом ей совершенно не нужны.

Ой, какие неприятности, о чем речь? Ему же самому не нужны эти отношения!! Он с удовольствием согласится с ней, что отношения между ними бесперспективны. Что они дадут им? Взамен уже устоявшихся почти дружеских и доверительных? Даже если предположить, что их роман продлится некоторое время, то он, наверняка, обрастет взаимным недовольством, усталостью, а там и до открытого выражения претензий друг к другу недалеко (она была уверена в этом, множество примеров из ее окружения тому подтверждение). И встанет вопрос, а как сотрудничать, испортив отношения? Нет, это совершенно не годится. Только как поделикатнее объясниться с ним, чтобы не задеть его самолюбия и сориентировать в правильном направлении?

Она со смущенной улыбкой вспоминала вчерашний день и ночь. Как было здорово! Каким восхитительным учителем оказался президент. Чутко реагирующий на каждое движение, на каждый взгляд, ей казалось, даже на вздох и дрожание ресниц, и при этом незаметно и деликатно направляющий ее действия. Теперь она понимала, почему к нему бесконечно липли всякие красотки. Они чувствовали его мужскую уверенность. Да-а-а… Ловкий, внимательный, предупредительный, неутомимый… странно, что в постели разница в росте не чувствовалась, ну, почти не чувствовалась, просто он был большим, и он был всюду. А замечательно, наверное, иметь в мужьях такого великолепного мужчину? Если бы он отказался от своих вредных привычек.  А, впрочем, какое ей до этого дело, она свою задачу выполнила с его помощью. И благодарность ему за это была безграничной.

Ну и что, что им было хорошо вместе? Это не имеет никакого значения. У них совершенно разный круг общения, интересы, вкусы. Она даже представить не могла президента в, например, доме ее родителей, или, например, в ее приятельском круге. Нет, это немыслимо. И ради чего он должен ломать свои привычки, или она? Она успела насмотреться на его образ жизни. Такого удовольствия в виде вечной головной боли ей не нужно!

Решено! Завтра же она деликатно намекнет ему, что приключение продолжения иметь не будет. Так спокойнее для всех. Проблемы никому не нужны. А вот как распорядиться обретенным ощущением женской свободы? Кровь вскипала каждый раз, когда она только начинала представлять себе последствия вчерашнего эксперимента. Ведь теперь можно будет спокойно и осмысленно подыскивать себе спутника жизни. И тогда тот разговор в ресторанчике с президентом станет важным воспоминанием о революции в ее мировоззрении. И за это тоже она была ему благодарна.

Она завтра же прикупит несколько нарядов для закрепления уверенности в своих женских силах!! А, может быть, ей понадобятся вечерние туалеты? Или там платья для пати, для коктейля? Или как там? А, ерунда, в магазине подскажут, что ей необходимо. Кстати, надо бы еще тарелок купить. Пока папа привыкнет к ее новому образу жизни, много терпения и сил придется положить… но игра стоит свеч! А папа может быть спокоен, она будет жить с достоинством и честью!

Он вот уже час прокручивал в памяти вчерашний день и ночь. Мероприятие удалось. Сутки прожиты не зря! Каким сочным персиком оказалась собственная помощница. А какой потенциал! Как засверкает она, когда изучит науку любви, кому достанется шедевр его искусства? Даже завидно. Делал как для себя, а пользоваться будет кто-то другой. Наверное, поклонников у нее будет огромная толпа. Когда к ее природной изящности и рукотворному облику добавится разбуженная чувственность, коктейль будет смертельный для мужчин. И это все он!! Он сотворил очаровательное создание! Поэтому у него есть все права воспользоваться плодами труда!!

Тем более, что занятие это восхитительное. Да, надо признать, что он ведется на эту девочку. Только в юности он испытывал подобное потрясение от прикосновения к женщине. А нынешнее волнение и помутнение рассудка вызывают, пожалуй, одновременно восторг и досаду. Восторг от обладания дивным и нежным созданием и досаду от того же.

Все-таки хочется контролировать себя и ситуацию. Но мозги начинают отказывать. А идти на поводу инстинктов нельзя. Вернее, можно, но без фатальных для свободы последствий. В самом деле, нельзя же всерьез принимать помощницу, как возможную кандидатуру на семейное счастье? Его женой должна стать женщина, во всех отношениях идеальная. А эта девчонка непонятная, в солнечное сплетение дышит, и вообще, неизвестно, какие мысли у нее в голове.

Сплошные загадки – что она такое? Почему вела себя так? Что он о ней знает? Ну, образованная, эрудированная, умница, воспитанная, деликатная, сдержанна в проявлении эмоций. А что еще? Больше ничего. Ничего он о ней не знает. Вдруг ревнива, или там скупа, или ветрена, или еще какие тараканы – на работе одно, а дома совсе-е-е-ем другое… Так зачем заморачиваться на ее личное дело? Им было хорошо? Было. А больше ничего и не надо.

Ну, если только еще пару раз встретиться с ней. Он, пожалуй, был готов продолжить отношения, ненадолго. Или чуть подольше. Ведь можно ее под себя настроить. Под свои привычки и предпочтения, внушить ей правильные приоритеты, заманчиво… Он уже совсем было размечтался, представляя себе райскую жизнь с обслуживанием по высшему разряду. Даже сомнения не было, согласится ли она. Конечно, согласится! Он же видел восторг и обожание в ее глазах! Готова девочка к длительному использованию!

А вдруг он что-то не учел, и она откажется от продолжения? Так не слишком большая беда. Организм получил отличную встряску. Интерес к жизни возрожден. Стоит ли напрягаться из-за туманного результата? Утром станет ясно, эпизод это был или нет. Любопытно, как она завтра будет смотреть ему в глаза…

10

Расчет на выяснение будущего провалился. С утра началась беготня и суета. Какие-то клиенты крутились и требовали внимания, оборудование пришло, и нужно было вместе с технологами подтверждать места установки, акционеры интересовались текущими делами. Так что внимательно посмотреть на помощницу и решить вопрос с перспективами никак не удавалось. В конце дня она вообще уехала за очередным кредитом.

Возможность обсудить будущее появилась только на следующий день ближе к обеду. Но уже с утра он заметил, что она с некоторой нерешительностью и смущением наблюдает за ним, когда ей кажется, что он не видит. Это настораживало. Он вообще-то ни разу не замечал, чтобы она когда-то смущалась. Что она задумала? Терпения не хватило, и он потащил ее в ресторан пообедать.

Он, пропуская ее вперед в ресторане, отметил очень приличный наряд, удивился качеству обуви. Способная ученица. Все-таки элегантная штучка получилась, самодовольно ухмыльнулся. Подчеркнуто предупредительно ухаживал за ней, намеренно задерживая руки на ее плечах и уже привычно возбуждаясь от прикосновений. Одно напрягало, она старательно прятала от него глаза, хоть выглядела дружелюбной и открытой. Обсуждение текущих дел закончилось на супе (как она непринужденно держит ложку). Поглощение рыбы прошло в полном молчании (где же она научилась так ловко орудовать рыбной вилкой?). Когда подали десерт, оба решительно выдохнули и заговорили одновременно.

Разумеется, он, как воспитанный человек, уступил ей право начать разговор. Она секунду помедлила и приступила к изложению:

- Андрей Палыч, я очень благодарна вам за ту ночь, я впечатлена и растрогана вашим доверием и обходительностью. Я всегда буду помнить наш роман, и хорошо бы относиться к нему, как к приятному происшествию в нашей жизни, которое, безусловно, было вполне ярко и живо.

Она перевела дыхание, оценивая сказанное, осталась довольной, продолжила ровным, даже немного уговаривающим, голосом:

- Но жизнь не состоит из удовольствий. Удовольствия приедаются, а нам еще работать вместе. Так стоит ли портить нежное воспоминание неизбежными будущими недоразумениями? Не стоит. – Снова пауза. – Я еще раз хочу поблагодарить вас за возможность пережить восхитительные чувства.
Немного подумала и добавила: - Я вообще-то не чувствую себя достойной такого великолепного мужчины, как вы, - она запнулась, можно ли и правильно ли такое говорить мужчине. Потом решила, что хуже не будет, и смело продолжила. – Мне кажется, что лучше, продуктивнее и плодотворнее нам остаться друзьями. Друзья все-таки надежнее, чем бывшие любовники. Вы не находите?
Произнеся всю эту отрепетированную чушь, она судорожно выдохнула, по-прежнему не глядя в его глаза, а затем собралась с духом,  посмотрела на него и старательно доброжелательно улыбнулась. Хорошо получилось.

Он, приготовившийся вежливо выслушать ее восторги, вообще с трудом воспринимал ее слова, но последний пассаж про любовников окончательно выбил его из колеи. Что она говорит? Да кто это вообще говорит?? Пигалица учит его, как надо заканчивать интрижку? Где она набралась этих словечек?? Он вдруг понял, что чувствовали его бывшие, когда он примерно теми же словами прощался с ними. Это она его так отшивает? Унизительно, ничего не скажешь. В горле пересохло. Минералка помогла собраться с мыслями. Так, вот, значит, как будут выглядеть наши отношения – друзья? Ну-ну…

Но сдержался. В тех же приличных выражениях принялся заверять ее:

- Я рад вашему разумному подходу к делу. Безусловно, это грамотное, взвешенное решение, хотя  не оставляю надежды на то, что вы вдруг передумаете. И я всегда открыт для новых встреч и… и… отношений. Ведь нам было очень неплохо. Но если вы так решили, я соглашусь с вами, и в памяти сохранится эта маленькая история, которую мы будем изредка с удовольствием вспоминать, не правда ли?
Недовольно при этом отметил, как она повеселела, словно отдала тяжкий долг, защебетала что-то о новом спектакле, о новых поставщиках уникального сырья, о погоде в Альпах. Он старательно делал вид, что с интересом принимает участие в беседе, вовремя вставляя в нужных местах междометия, но обескуражено размышлял об унизительной отставке.

Она его использовала. Она его использовала в своих целях. Она его использовала в своих целях втемную. Она его ис…. Ччерт!! Об кого обломал зубы, об железную мышку, стыд! Справедливая плата за самонадеянность. Эту  позорную тайну никто никогда не узнает! Под пытками молчать! Ну, девочка, ну, умыла! Ладно. Квиты. Забыли. Или?

…..

Прошло несколько дней, дела в компании шли успешно. Вот только отношения президента с помощником никак не налаживались. Ему в тягость был последний разговор. Что-то не было досказано, что-то упущено. По некотором размышлении он вполне согласился с ней, не стоит вмешивать в работу чувства. Но обида ушла не вся, и холодок в общении все-таки проскальзывал. Самое противное, что она не замечала этого.

Она была необыкновенно воодушевлена открывшимися перспективами. Ночь с президентом окончательно вселила уверенность в женских чарах. И она радостно экспериментировала. Мужчины ходили за ней с голодными глазами. Но она была очень сдержанна в проявлении своих симпатий, пока, наконец, не выбрала достойного для семейной жизни, по ее мнению, мужчину. Великодушно приняла его ухаживания и через подобающий срок вышла замуж. Была довольна. Попутно сменила место работы, почему-то не хотелось смотреть в задумчивые глаза президента.

Он, пронаблюдав ее эволюцию, окончательно убедил себя, что она полная зануда, правильная и пресная, решительно запретил себе сожаления о несостоявшемся продолжении романа, окунулся в свои приключения. Он слышал о ее новой работе, что-то там с недвижимостью. Но долго размышлять о ней времени не было. Подружки потянулись караваном, клубная жизнь сверкала, работа отнимала по-прежнему много времени. Она с удовлетворением отмечала, что была права – он безоглядно прожигал свою жизнь. И так закрутили его развлечения, что он вдруг обнаружил, что уже женат. Какая беспечность!

Иногда они встречались на светских мероприятиях и оглядывали друг друга с задумчивым любопытством. Каждая такая встреча обоим долго занозой тревожила душу. Правильно ли они поступили тогда? Надо ли было ей говорить, надо ли было ему соглашаться? Вопросы оставались без ответа. Но во что превратилась бы их жизнь?

Как-то с женой поехал покататься на лыжах в Альпы. Хорошее местечко, хорошая погода, очаровательные девушки вокруг, что еще надо для расслабления, отдыха и раздумий? Брак не принес ожидаемого удовольствия, жена его, конечно, милая женщина, но какая-то неудобная, он никак не мог приладить ее к своей жизни, поэтому тут же оказался увешанным обвинениями в прожигании жизни с сомнительными красотками. Для примирения повез в горы. Вот сидит в номере и опять дуется. А что он сделал? Ну, посмотрел на секунду дольше, чем положено, на лыжницу в бикини, а, ерунда.

Он сидел на террасе, попивая коктейль, наслаждаясь теплом и временной свободой. Взгляд его скользил по пологому склону вслед за парой в синих костюмах. Крепкий мужчина заботливо прокладывал путь миниатюрной женщине. Видно было, она робела, но упорно осваивала азы техники. Все ее движения были так красивы, замедлены, изящны, что он внезапно почувствовал легкую зависть к тому мужчине.  Она смеялась над своей неуклюжестью, мужчина ее подбадривал, время от времени поддерживая. Счастливые влюбленные…

Да, он вот так же мог бы кататься вместе с Катей, если бы настоял на продолжении их романа. Струсил? Нет… А что же тогда помешало ему? Упустил ли тогда свое счастье? А ведь такая же изящная куколка была бы теперь в его руках… Он так и не отучил себя восхищаться ее совершенными движениями. Она не умела двигаться некрасиво. И девушка в синем комбинезоне напомнила ему о ней. А, что теперь сожалеть, не все ли равно… Он рывком поднялся, взял лыжи и с ожесточением принялся истязать себя на трассе. В номер вернулся усталый, мрачный, принял, как должное, примирение и опустошенно уснул.

11

Она в замужестве поначалу обрела удовлетворение. Программа выполнена. Все хорошо. Личная жизнь, действительно, дополняет работу. Только изредка проскальзывало сомнение, а правильно ли тогда она поступила, звездочка в ее душе неудовлетворенно мерцала. Муж был заботливым и внимательным. Заботливым до безобразия, скучным до зевоты. Нельзя же так растворяться в собственной жене. Да и в постели она не чувствовала восторга, секс с мужем не мог затмить тот опыт с президентом. Она чувствовала себя обманутой, начала срываться, по пустякам устраивая сцены, муж добросовестно пытался предупреждать ее взрывы, но затем махнул рукой и зажил своей жизнью. Вроде бы удобно, но неудобно. Для чего вообще тогда жить семьей? И однажды она решилась. Надо разводиться. Лучше быть одной, чем постоянно контролировать свои эмоции и не огорчать родителей.

Называется, сбегала замуж (папа устал бить тарелки). Ну и что, теперь ясно, что жить надо только с безоговорочно любимым человеком. А поскольку такового нет, то размениваться на полуварианты не стоит. До нее доходили слухи, что Андрей уже дважды весело женился и шумно разводился. Видимо, безнадежно ищет этот самый идеал, но он прав, в супружестве должна быть гармония.  Так они снова были одинокими и в поиске. Они по-прежнему изредка пересекались на светских мероприятиях, немного ревниво оглядывали спутников друг друга, и каждый раз досадливо признавали, что пары эти великолепны.

Как-то на излете зимы она поехала посмотреть венецианский карнавал. Погода не баловала, но город ее очаровал туманной перламутровой призрачностью. Она бродила по улочкам, подолгу смотрела на темную воду в каналах, любовалась изысканными маскарадными костюмами профессиональных участников карнавала, предавалась мечтам. Да, она снова мечтала, но уже не одергивала себя, а с удовольствием уносилась в волшебную страну грез. И до того утратила чувство реальности, что не удержалась и купила себе маску с шелковыми лентами. Теперь сидела в уличной кафешке в маске и ощущала себя таинственной красавицей, которая может позволить себе кокетливо махнуть рукой вот тому Орсино, в белом костюме с плоеным воротником.

Почему бы и нет? Она свободная женщина и вольна размахивать руками, куда ей вздумается! Тем более Орсино ее не заметил, он был увлечен охотой за прелестной Коломбиной. Великолепный экземпляр, надо признать, высокий, уверенный в себе мужчина в роскошном  костюме. Он надежно держал Коломбину за талию и, склонившись к ней, что-то нашептывал. Интересно, на каком языке они общаются? Вот бы представить Андрея в этом наряде, и случайно встретиться… чтобы он не узнал ее. Что было бы тогда? Не упустила бы возможности повторить ту волшебную ночь, определенно!

Теперь она точно знала, что не использовала шанс, дарованный ей судьбой. Смалодушничала, струсила. Ведь ничто не мешало ей отдаться чувствам и попробовать испытать всю полноту до сих пор завораживающих ощущений именно с ним. Ну, что говорить, поздно… Но с другой стороны, на нем свет клином не сошелся, вот этот Орсино ей очень понравился, значит, возможны новые встречи и новые чувства, и она, наконец, обретет свое маленькое счастье.

Она уже совсем не стеснялась мечтать. Это было так здорово, так бодрило и придавало уверенности, что, в конце концов, все у нее будет хорошо. И даже принц найдется. Вот о принце она мечтала особенно живо и раскованно. И каждый раз принц этот получался, она конфузилась при этом ужасно, похожим на Андрея. Неужели, досадовала она, ей постоянно теперь придется вольно или невольно сравнивать встречающихся ей мужчин с президентом? Так помалу досада в ее душе на идеального и недостижимо совершенного президента копилась и выливалась в явное недовольство собой и им. Пожалуй, больше им. Если ему было интересно продолжить с ней отношения, то почему он тогда не настоял на своем? Почему согласился с ее доводами?

Недовольство Андреем не мешало ей по-прежнему пытаться обрести маленькое счастье. Ей, наконец, показалось, что она нашла подходящего кандидата в спутники жизни. Ей было с ним весело. Ее избранник был жизнерадостным, энергичным, очень общительным и изобретательным на развлечения человеком, вокруг него всегда было много людей. Он постоянно кому-то помогал, что-то организовывал, с кем-то устраивал бесконечные мероприятия. Вот и в этот раз он пригласил ее на дачу к своему приятелю отмечать, как он иногда выражался, двести лет русской балалайке.

Дела долго не отпускали. И она приехала на дачу последней. Праздник был в разгаре, ее спутник блистал. Она с удовольствием приняла участие в смешном юбилее, несколько человек в этой большой компании ей были знакомы, поэтому она почувствовала себя вполне комфортно. Когда обязательная программа была выполнена, она вышла на воздух. В последнее время она частенько уединялась, чтобы поразмышлять, даже немного погрустить или помечтать. Вот и сегодня она убежала от шума и, прогуливаясь по саду, набрела на чудный прудик с кувшинками, присела на скамью и, поглядывая на лунную рябь, расслабленно прислушивалась к шелесту листвы, хорошо слышным самозабвенным гимнам жизни местных лягушек, редким всплескам рыбок в пруду.

Умиротворенное уединение ее вскоре было нарушено. Она услышала приближающиеся голоса, но не успела произнести ни слова, как принуждена была замолчать, замерев от неловкости. Пара ссорилась. Женский голос ей был знаком, он принадлежал эффектной девушке из их компании, мужской голос, приглушенный и недовольный, она узнать не смогла. Ссора закончилась быстро, девушка ушла в дом, мужчина раздраженно чертыхнулся, щелкнул веткой и тоже ушел. Вскоре раздался шум отъезжающего автомобиля.

Она посочувствовала обоим, умиротворенное настроение ушло, она еще немного посидела, но ночная прохлада вынудила ее уйти в дом. Дом затих и погрузился во тьму, только в гостиной еще светились неярко окна. Она переоделась в своей комнате, ее спутника не было. Долго плескалась в душе, с удовольствием смывая с себя дневные впечатления и усталость. Замотанная в халат прошлепала к комнате, повернула ручку, но дверь не поддалась. Она, было, подумала, что ошиблась, огляделась. Нет, все правильно, но дверь закрыта.

Спустилась в гостиную, села поближе к камину, принялась размышлять, рассеянно перебирая мокрые волосы, что происходит. Она не была взволнована запертой дверью, она даже не встревожилась. Она с холодной ясностью припомнила события вечера. Подробности, ранее оставленные ею без внимания, теперь отчетливо всплыли в памяти. Более того, память услужливо подкинула еще несколько эпизодов, однозначно указывающие на равнодушие ее избранника к ней.

Тогда зачем же они были вместе? Грустное осознание безрезультатности метаний в поисках своей судьбы? Снова лишь бы кто? Но почему же тогда она остановила свой выбор именно на этом мужчине? Она вдруг совершенно четко поняла. Потому, что он немного походил на Андрея. Горько усмехнулась. Но и она немного похожа на ту девушку — такая же рисинка. Значит, несостоявшийся спутник жизни тоже имел свои скелеты в шкафу. Возможно, они  сблизились потому, что каждый из них напоминал кого-то дорогого из прошлой жизни?

И здесь они случайно встретились? Ее спутник и девушка из вечерней ссоры. Он же почти все время был рядом с ней. Значит, они сейчас вместе. Вспоминают свое прошлое. Ну и ладно.  Разочарование, возможно, настигло бы ее, если бы за запертой дверью оказался, например, Андрей. Нет, сколько можно изводить себя? Или…или попытаться, наконец, встретиться с ним,  попробовать вынуть из души болючую занозу, прислушаться к себе в его объяти… ой, в его присутствии? Может быть, тогда придет долгожданное успокоение? Или выздоровление?

Легкий шорох заставил ее на секунду замереть, неужели сейчас придется вежливо объясняться и расставаться? Нацепив маску участливого понимания, готовая к разрыву, она, не спеша, обернулась. Отрепетированная расставальная речь упорхнула в темноту. На нее сердито смотрел Андрей.

12

Он был зол. Очередная попытка обрести покой провалилась. Милая девушка, неуловимо похожая на Катю, обманула его ожидания. У нее оказалась своя запутанная линия жизни. Ну, где же найти успокоение изнывшейся душе? Все. Надо расставаться, надо достойно уйти. Вот она сидит, как ни в чем ни бывало, волосы перебирает, изящная даже в этом бесформенном халате. За что ему такое наказание? За самоуверенность? Почему он все чаще думает о Кате? Может быть, это судьба, и он должен ее найти, объясниться, наконец, чтобы не терзать душу? Как устал… все, хватит!

Девушка обернулась. Несколько секунд они рассматривали друг друга удивленно. Потом удивление в их взглядах сменилось на недоуменное, а затем веселое понимание происходящего. Так вот кто и с кем развлекается сейчас в ее комнате. И они засмеялись. Смеялись долго и с удовольствием. Со смехом уходили из их воспоминаний годы недовольства собой, жизнью, друг другом. Они освободились от груза прошлого, от осознания ошибок, им стало легко и тепло. Это шанс, великолепный шанс проверить себя и, возможно, восстановить разрушенное. Ни секунды не задумываясь, как это будет выглядеть завтра, направились в его комнату.

Всю ночь они упивались восторгом от ощущения полного единения душ и тел. Им с трудом удавалось подавлять беспричинный радостный смех. Ощущение счастья не покидало их. Мир был полон любви и наслаждения. Они долго не могли заснуть, перешептываясь и пересмеиваясь. Утром, поняв, что проснулись позже всех, без тени смущения появились в гостиной вместе, с аппетитом позавтракали, и, не обращая внимания на своих бывших спутников, уехали в город.

Она задумчиво рассматривала его дом, кое-что вспоминалось, некоторые детали интерьера были другими. Но атмосфера сохранилась - холостяцкое жилье. Значит, он сохранял эту квартиру, даже будучи женатым? Для чего? Понимал, что только здесь его настоящий дом? Значит, действительно, идеал так и не нашел… А вдруг… а вдруг этот идеал она?... И вдруг именно он ее идеал? И они, наконец, вместе?

Вместе ли? А если теперь он придумает что-нибудь и ускользнет? Может быть, прожитые годы стерли воспоминания. Да и какие это были воспоминания, так, одна ночь любви. Любви? Они любили друг друга? Но почему она тогда не поняла, что это и была любовь? По неопытности? Похоже на то. Неопытность и самонадеянность, вот что разрушило тогда нежные узы, только-только возникшие между ними. Девчонка упивалась своей властью над мужчиной и приняла глупое решение за обоих. Кто же дал ей право жестоко и бездушно манипулировать им? Как же она виновата перед ним, перед собой. Она должна попытаться исправить свою ошибку, даже если из этого ничего не выйдет.

Она решительно отвернулась от окна. Он был рядом, с таким же решительным видом. Одновременно прозвучало:
- Прости меня…

Он уже долго наблюдал за ней. О чем она думала, глядя в окно?  О чем он думал тогда, почему отпустил ее, когда можно было наслаждаться настоящими чувствами, избежав тем самым кучи ошибок. Или эти ошибки были нужны, чтобы понять простую вещь – именно она нужна именно ему? Единственная… Родная… Идеальная пара? Он должен настоять на попытке возобновить отношения. Не следовало тогда ему эгоистично толерантничать, кокетничать своим дурацким великодушием и уважением чувств женщины. Ведь ясно, и тогда было ясно, что он… что он… ну, в общем, любил… ее. Надо расставить все точки, чтобы не было больше сожаления об упущенном счастье, что бы она ни решила. Даже если она решит, что он ей не нужен, он пойдет до конца, выпьет чашу до дна… А может быть, она согласится, поймет, что они созданы друг для друга… А для начала…

А для начала просто рассказал о своей жизни, как упустил ее, как глупо женился, как сожалел о несбывшемся. Как однажды в Альпах он завидовал парочке в синих костюмах, когда они катались с пологого склона, и как та девушка напоминала ее, и как вспыхнула в Венеции безумная надежда, когда он, катаясь по каналам, увидел девушку в маске, склонившуюся над перилами моста, и как заволновалась душа, когда он подумал о ней.

Она, странно улыбнувшись, рассказала, как в той же Венеции пыталась привлечь внимание Орсино. А в Альпах она однажды увидела вихрь на спуске, заворожено наблюдая похожего на Андрея мужчину… Минуту они рассматривали друг друга и, поняв, о ком мечтали и о чем сожалели, немного грустно рассмеялись. Это судьба. Но почему же они в самом начале отказались друг от друга? Почему они не строили друг на друга планов? Не хотели сложностей? Какие сложности, на что они обращали внимание? На пустяки, когда жизнь проходила мимо… А если бы на даче так счастливо для них не сложилось, они по-прежнему упорно отворачивались бы друг от друга?

Сами, своими руками, гробили не только свою жизнь, но и жизнь других людей. Зачем, зачем это делали, когда можно было просто по-настоящему объясниться? Немного чуткости и внимания, поменьше эгоизма, и все было бы по-другому. Она с беспокойством наблюдала за ним, на его лице легко читались все его раздумья. Не стоит так волноваться, милый, ведь все в порядке, судьба вернула их в точку, когда можно исправить ошибку. Она подошла к нему, успокаивающе погладила по руке. Он, словно очнувшись, встрепенулся, обхватил ее за плечи, тяжелой ладонью прижал ее голову к своей груди и замер. Такое умиротворение снизошло, что даже возбуждение немного улеглось. Так бы и стоять… Ни о чем больше не думать, ничего больше не хотеть… Она, очутившись в его объятиях, с прижатой к его груди головой, почувствовала невероятный покой и безопасность. Век бы не отрываться от него. Прикрыв глаза, уютно дышала в его солнечное сплетение…

Звездочки, мягко сверкая и переливаясь, дуэтом выводили волшебную мелодию, слышную только двум сердцам. Наверное, это и есть любовь?

0

3

BettyX, спасибо! Очень нравится манера Вашего письма.

0

4

BettyX, великолепно!  :flag:  Рассказ прост и чувствителен.  :flag:  Так изысканно описываются действия и чувства.  :flag:  Я в восторге.  :flag:  Спасибо за доставленное удовольствие.  :flag:  Желаю творческих успехов.  :flag:  :flag:  :flag:

0

5

В жизни к сожалению не часто бывает, что Судьба даёт второй шанс на счастье. Ещё реже встречается, когда вторую попытку используют, но, а те, кто не использовал, поняв это, потом горько сожалеют.
Хочется верить, что продолжение этой завораживающей истории будет романтичным и прекрасным! Андрей и Катя не упустят свой второй шанс, и укрепят свою любовь прочными узами брака!
Спасибо автору "BettyX" за доставленное удовольствие! Вы чудесно пишите!

http://s6.uploads.ru/t/MLT9g.jpg

Отредактировано Мадам - МАСКА (2016-10-04 19:11:14)

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » BettyX » Мы просто знакомы... Как странно…