нг логотип 2

Архив Фан-арта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив Фан-арта » Тучка » Пять цветов любви


Пять цветов любви

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Пять цветов любви.
Глава Первая.
Суета сует или сплошные звонки!
    “You want to be elegant. Why? Don’t be silly! Slipshod – now it’s really the last word in fashion. “Confetti” – only for you! Only today! Just wear it.” – миловидная девушка лет двадцати пяти ослепительно улыбнулась камере.
   “Kate, it’s excellent! You are genius! Had taken!” – софиты погасли, декорация из разноцветных шариков поехала в сторону. Кейт, американская модель “high” класса, устало оглядела съёмочную площадку и медленно поплелась в гримёрку. «Ещё один бесконечный день позади.  Ведь завтра съемки для “Max” и “Silvery”! Господи, как же она устала! Полгода в фэшн-индустрии, пора бы привыкнуть. Да какие там полгода? Целых полтора…».
   Она уселась напротив зеркала и стала с остервенением стирать макияж. В зеркале отражалось совершенно чужое лицо. Разве такой она была когда-то? Эти яркие губы, напудренные щёки, чётко очерченные глаза… Глаза, только глаза остались прежними: огромные, фантастические, сказочные и… «больные». «Оказывается, я – хорошая актриса! – ухмыльнулась она – так ослепительно улыбаться и изображать довольство жизнью! Сама Робертс мне бы позавидовала!».
   “May be you were right, but Babe I was lonely…» - неожиданно проснулся телефон.
   - Юлечка, как же  я рада тебя слышать! Наконец-то родная речь! Так и озвереть можно!... Что? Я по всей Москве? Но как? Подожди! “Oggi”? Да снималась пару недель назад. Но ведь всё было рассчитано исключительно на Нью-Йорк! Как? И у вас тоже? Только этого не хватало! Да, конечно. Потом поговорим! Пока! Целую. – Кейт устало прислонилась лбом к стеклу: «Москва встречай своих героев! Хотя кто меня узнает? А если? Впрочем, это уже не имеет никакого значения».
   “May be….” – «Алло! Sorry! Hi! I’m free tomorrow? Fantastic! One week holidays! Excellent! Buy!”
   «Восхитительно! И что всю не делю делать? Валяться сутками на диване, смотреть в потолок и пытаться завыть от безнадёги???»
   “May…” Ну это уж слишком! «Алло, чёрт возьми! Мама? Мамочка, что случилось? Почему ты плачешь? Температура? Врач сказал грипп? Господи, я вылетаю, слышишь меня? Я вылетаю сейчас же!»
   Девушка выбежала на улицу, поймала такси и полетела домой собирать вещи. Только в аэропорту, ожидая свой рейс, она опомнилась. За полчаса ожидания посадки последние полгода пролетели перед глазами как один день: « Работа! Работа! Работа! Лишь бы не сдохнуть! Лишь бы не видеть этих карих глаз, ни больших, ни ещё совсем маленьких! Как же могла она так поступать со своей жизнь? Перечеркнуть всё, растоптать! У кого ж ты этому научилась Кейт, тьфу  ты Господи, Пушкарёва! Какая из тебя Кейт!?! Да, учителей у тебя было предостаточно! …»
   Рейс номер 562 «Нью-Йорк – Москва» долго кружил над столицей, и вместо положенных 19.30 приземлился лишь около 21.00 – снегопад!!! Красивая девушка с объёмным красным чемоданом торопливо поймала такси: Фестивальная, пожалуйста!  Водитель пытался завязать разговор, но «незнакомка» молчала и восторженно смотрела на снег, незнамо откуда взявшийся, он падал с неба огромными хлопьями, как в сказке. «Как в сказке – подумала она – а ведь сегодня сочельник! Ночь перед Рождеством! Волшебная ночь! Пожалуй, самая волшебная во всём году…» Девушка сидела и с тревогой вглядывалась в заснеженные московские улицы, не замечая слёз, уже в открытую текущих по щекам. Простит ли ей этот город столь поспешное и позорное бегство? Кто знает? Ведь она вернулась! И это уже подвиг! Она вернулась, и уезжать обратно не собирается!
   Но пока об этом знал лишь снег…
Глава Вторая.
Сколько их было? Дней монотонных…
   Катя медленно поднималась по ступенькам: первый этаж, второй… четвёртый.… Четвёртый: родная дверь, родная площадка, родной коврик. Прямо тут на коврик она и плюхнулась, было так невыносимо страшно позвонить в дверь, услышать мамин голос, увидеть Димку. Димка, перед ним она виновата больше всего! Улетела, бросила четырёхмесячного сына и все из-за чего, из-за дурацких газетных статей: «Богатые тоже плачут»; «Скандал в Zimaletto»; «Суровые будни простых секретарш»… Слава Богу, папа всего этого не видел, не дожил до такого позора!
   Она снова и снова перебирала тот год своей жизни, самый страшный год, самый печальный год, самый счастливый 2006, ведь именно тогда 4 сентября родился её мальчик, её солнышко, её боль…
   Когда она уходила из Zimaletto, то думала, что больше НИКОГДА, НИКОГДА в своей жизни не будет вспоминать о них, о нём, об инструкции. Египет, солнце, пальмы, Оксана, преображение, Миша – круговорот событий охватил её, некогда было оглянуться, некогда было даже передохнуть! Две недели пролетели как сказочный сон, впереди  Москва с её промозглой весной и вечным недомоганием. Катя и так чувствовала себя не лучшим образом: постоянная тошнота, головокружение, синяки под глазами… Юлиана с опаской поглядывала на неё, но Пушкарёва всё время отмахивалась: «Смена климата, постоянный стресс, слабое здоровье».
   В аэропорту Катю встречали родители и Колька. Она так по ним скучала, что бросилась бежать на встречу, как вдруг почувствовала резкую боль в районе живота, мгновенно в глазах потемнело, и она потеряла сознание. Благо Колька успел её подхватить! В больницу примчались все: родители, Коля, Юлиана и даже Миша (он-то, что там забыл?). Врач с изумлением смотрел на хрупкую девушку: беременность почти десять недель, а она ни сном, ни духом, вот молодежь нынче пошла!
   Мама тут же упала в обморок, она-то понимала, кто отец ребёнка! А вот Валерию Сергеевичу тут же пришлось наливать валерьянки, папа долго приходил в себя после такого известия (Бедный мой, - с горечью подумала Катя – как же много переживаний я тебе доставляла! – и слёзы ещё сильней потекли по раскрасневшимся щекам). Здесь на сцену вышел Колька, он, так сказать, принял удар на себя: «признал отцовство» и даже вымолил у Пушкарёва прощения для Катерины. Валерий Сергеевич был очень рад появлению внука или внучки, он подолгу сидел на кухне и обсуждал с Еленой Александровной, как он будет учить внука играть в футбол, как Катя с Колей поженятся, и все они вместе заживут большой дружной семьёй.
   Катька на время своей беременности была отправлена в Дубну на свежий воздух к Волге, там жила мамина двоюродная сестра. Колька же в это время решал проблемы с Zimaletto. Никто не знает, скольких трудов ему стоило врать и там и тут…   Так или иначе, всё было вполне хорошо! Ничто не предвещало беды. Но однажды июльским утром Валерий Сергеевич почувствовал себя нехорошо, старая воинская закалка не позволяла ему ныть и жаловаться на что-либо, а когда Елена Александровна заметила неладное и вызвала скорую было уже поздно….Валерий Сергеевич не дожил до дня рождения своего внука ровно два месяца.
   4 сентября 2006 года Катя родила сына. Роды пришли в срок, и, не смотря на все пережитые Катей волнения, малыш родился здоровеньким и крепеньким. Она хотела назвать его Валерой, в честь папы, но Мама неожиданно взбунтовалась! « Валерий Андреевич не звучит, давай назовём его Димой» - сказала она. Дима, Дмитрий, Митя, Митенька! Андрею бы понравилось…
   Три с половиной месяца Катя жила как во сне: она работала на Юлиану, сидя дома с ребёнком и мамой, Коля практически поселился в их небольшой квартирке, и казалось, что впереди ждёт только хорошее, счастливое будущее. Но судьба распорядилась иначе.
   В начале декабря Катя пошла с коляской погулять в парке, благо погода была тёплой. Возвращаясь домой, Катя не удержалась от соблазна поглазеть на витрины супермаркета, уже украшенные новогодними шарами. Она так засмотрелась, что даже не услышала, как сзади к ней подошла молодая женщина в чёрном пальто: «Пушкарёва! А я вот думаю, ты не ты! Ты.. – Кира, а это была именно она, вдруг замерла на полуслове, она увидела ребёнка, лежащего в коляске. На неё смотрел Андрей, Жданчик в уменьшенном варианте: тёмненькие вихры, орлиный нос, волевой подбородок, овал лица. Только глаза мамины, глаза Пушкарёвой… - Ах, ты! Ты… - у Киры просто не получалось слов. Выходило какое-то сдавленное шипение. Наконец она собралась с силами и проговорила – Момент выжидаешь? Чуть подрастёт, ещё больше похож станет, и ты покажешь его миру. Мол, смотрите, какого богатыря я Андрюше родила, наследник Ждановых…»
   У Киры начиналась истерика, Катя пробовала разуверить её, пыталась вставить хоть слово, но Кира была просто в бешенстве, напоследок она прошипела: «Ну, я тебе ещё отомщу».
  Катя искренне надеялась, что на этом все её кошмары закончились, и она забудет про Киру, про Zimaletto, и будет тихо жить, растить сына и молча любить Андрея (В том, что разлюбить его она уже не сможет, Катя убедилась ещё в Египте). Но, увы, Кира сдержала своё слово: перед самым новым годом посыпались статьи, рассказывающие миру о трогательной любви простой секретарши к своему начальнику. История была приукрашена и искажена до неузнаваемости: Жданов выступал в роли бедной овечки, Катя же была безжалостной охотницей за чужими деньгами. В прессе выходили всё новые и новые статьи, люди стали узнавать её на улицах и тыкать пальцем. Про ребёнка естественно никто не знал! Последней каплей стал приезд Андрея. Однажды вечером он приехал к ней и прямо с порога стал просить прощения, говорил, что непричастен к этим статьям (уж это-то она знала на сто процентов), что любит ее (а вот это был явный перебор!). Катя еле-еле вытолкала Жданова за дверь, но в том, что  он ещё придёт, Катя не сомневалась. Необходимо было что-то решать, и тут Юлиана предложила ей работу в Америке. Отличный шанс, но с ребенком поехать было нельзя. И Катя сделала выбор, пусть не совсем правильный, но тогда она пыталась спасти своего ребёнка и себя.
   Итак, она уехала  в Америку, а Димку оставила на Елену Александровну и Кольку. С работой, правда, вышла небольшая накладка. Юля не предупредила, что им требуется модель для рекламных акций. Пришлось приспосабливаться! И, неожиданно, у неё получилось. Модные дома приглашали её стать лицом их новой коллекции, режиссёры говорили, что у неё живое лицо и аппетитная фигура, всё шло отлично! Только сердце ныло ночами, она переживала за Димку, за маму, за Андрея…
   И вот теперь она вернулась! Прошёл год, она заработала достаточно денег, истрепала себе кучу нервов.. О скандале с Zimaletto все, наверное, уже давно позабыли, можно начинать новую жизнь!
  «Сколько их было дней монотонных, слишком похожих, слишком пустых, но не заметно по полутону я растворился в красках твоих…» - донеслось из-за двери. Что это? Мама слушает такую музыку, или это мобильник? Чей? – Катя прижалась ухом к двери.
   «Да, я вас слушаю» - донеслось рядом.  Не может быть!!!!!!! – Катя в ужасе закрыла рот рукой, чтобы не закричать! Этого просто не может быть…………
Глава Третья.
Всё смешалось в доме Пушкарёвых.
  Этого просто не может быть! – крутилось у Кати в голове. Все мысли спутались в какой-то необъятный клубок, ноги от долгого сидения на полу замёрзли, щеки стали красными от слёз, навеянных воспоминаниями! Не лучший вид, согласитесь, но в данный момент ей было совсем не до того! Этот голос!!! «Мой дорогой друг и президент….» - Катя зажмурилась и помотала головой, ей просто померещилось! ПО-МЕ-РЕ-ЩИ-ЛОСЬ! Точнее послышалось!
   Вдруг дверь резко открылась: «Чёрт, конечно уже выезжаю! Зорькин, раньше звонить надо было! КАТЯ??? Мы думали, вы сегодня не приедете? А что это вы на полу делаете? Холодно ведь, замёрзнете!». Пушкарева, не двигаясь, сидела на чемодане. Мысли устраивали в голове бешеные скачки – угнаться за ними было невозможно. В любом случае – решила она – варианта тут два: либо моя крыша уплыла безвозвратно, либо Малиновский действительно распоряжается в моей квартире как у себя дома! Уж лучше сразу  в психушку! –безнадёжно вздохнула девушка и попыталась подняться, но, увы, сделать это ей так и не удалось. Из кухни, очевидно услышав шум в коридоре, выплыл не кто иной, как Андрей Павлович Жданов собственной персоной, причем на руках у него закутанный в тёплое одеяльце спал Димка. Пушкарёва обессилено рухнула обратно на свой чемодан, который при этом как-то печально хрустнул.
   - Малиновский, ты сдурел тут так орать – шепотом прокричал Жданов – и что ты двери распахнул, сына мне застудишь!
   - Да тут, собственно, вот! – Роман медленно отошёл в сторону, открывая дверной проём.
   -КАТЯ? Катенька – лицо Андрея растянулось в глуповатой улыбке, но он тут же заставил себя собраться, и уже твёрдо произнёс – Мы думали, ты сегодня не прилетела, самолет три часа назад приземлился.
   Катя ошалело посмотрела на вице-президента, потом перевела взгляд на Жданова с сыном, опять попыталась встать – безуспешно. Малиновский виновато улыбнулся и протянул ей руку. Пушкарёва вдруг резво вскочила  (и откуда только силы взялись?) и, уже затаскивая чемодан в квартиру, прошипела: «Уберите от меня свои гадкие ручонки! И никогда, слышите НИ-КОГ-ДА не смейте ко мне прикасаться».
   - Я же только помочь хотел – оскорбленно отозвался «рыцарь без страха и упрёка».
   - Ах, помочь!!! А я-то думала,  вы только в эпистолярном жанре у нас сильны.
   Сказав это, Катерина резко кинулась к Жданову. Отобрать у него сына - была первая её мысль. Но лишь она увидела лицо Димки, как все мысли отошли на второй план: ребёнок умиротворенно спал, уютно расположившись на сильных папиных руках, и лишь пылающие щёчки выдавали его гриппозное состояние. Катя переводила взгляд с Димы на Андрея, с Андрея на Диму, словно играла в детскую игру «Найди пять отличий». Действительно, попробуй тут найди!
   Внезапно ребёнок, словно что-то почувствовав, зевнул и открыл глазки, так удивительно похожие на мамины. «МА! – радостно произнёс он и высунул крохотную ручку из-под одеяла. Андрей осторожно передал сына Кате, а она, как завороженная, смотрела в самые родные на свете глаза, слёзы опять, вот уже в который раз за этот долгий день, текли по её щекам.
  - «Жданов, да хватит пялиться уже, собирайся давай! Зорькин в баре встретил датого Рябцева! Это наш шанс понимаешь!!»
  - Да какой Рябцев – нетерпеливо отмахнулся Андрей. – Катя ведь приехала!
- Одевайся,  кому говорю! Никуда теперь твоя Пушкарёва не денется! – в этот момент Катя обернулась и посмотрела на хитрую мордочку Малиновского, тот послал ей самую ослепительную из своих улыбок и, уже зловещим шепотом сказал: Катеньке ещё с мамой поговорить надо, а нам с Рябцевым,  потом  вернемся и всё – всё обсудим! Да, выходи же ты! – пропыхтел он, буквально выталкивая Жданова на лестничную площадку – Оревуар, Кейт! – произнёс он, захлопывая дверь.
  Катя ещё минут пять стояла в коридоре, крепко прижимая к себе сына и недоуменно оглядываясь по сторонам! Воистину, всё смешалось в доме Облонских, тьфу ты   классика блин! – в квартире Пушкарёвых.
Глава Чётвертая.
Без ста грамм не обойтись.
   Она могла ещё долго стоять в таком положении. Маленький человечек у неё на руках усердно сопел, пытаясь стянуть серёжку с маминого уха, и столько уюта было в этом простом и ещё неуверенном движении маленьких ручек! Именно уюта и… тепла. Ощущение дома, защищенности, уверенности постепенно разливалось по Катиному телу, разливалось вместе  со светом  лучистых глаз сына, с теплом Андрея, которое ещё хранилось в маленьком детском одеяльце.
   - Доченька! – раздалось сзади. Катя обернулась и встретилась взглядом с такой родной но чуть постаревшей мамой.
   - Мамочка! – Катерина медленно подошла и свободной рукой  погладила её по щеке, - Мама! – она осторожно прижалась к ней всем телом. Елена Александровна заплакала и крепко обняла дочь с внуком. Так они и стояли, обнявшись посреди полутёмного коридора – три поколения семьи Пушкаревых: стойкие, верные, гордые, волевые и в то же время такие беззащитные и хрупкие…
   А за окном всё так же неспешно падал снег.… На Москву бесшумно опускалось Рождество…
   Некоторое время спустя первый шок прошёл. Елена Александровна побежала стряпать свои знаменитые пирожки, а Катя пошла укладывать Димку. Сын никак не хотел засыпать, он требовал папу. Сказать, что Пушкарева была в шоке – значит не сказать ничего! Все попытки почитать книжку или рассказать сказку заканчивались одним и тем же. «Папа! Где папа!» - упрямо твердил малыш. «Солнышко, папа работает» - устало отозвалась Катя. «Тогда Рому зови!» - отчётливо произнёс Димка.  «Р-Рома тоже работает, сынок!» - запинаясь, произнесла Катя, а сама в очередной раз подумало о психушке, в которой её явно уже заждались.
   -Ну, тогда рассказывай сказку про паровозик из Ромашкова или лучше пой, Рома всегда мне перед сном поёт! – требовательно тараторил ребёнок.
   - МА-Малиновский под гитару?? – Катя была уже на грани помешательства.
   - Рома, а не Мали… Мале…, так его только дядя Коля зовёт  - с готовностью ответил Димка.
   - Коля? – Катя потрясла головой, зажмурилась и вновь открыла глаза. Так, с этим она разберётся чуть позже, сейчас сына надо спать укладывать. – И что поёт? – хитро поинтересовалась она.
   - Как Матроскин из Простоквашино и ещё про пса и дом, это мне особенно нравится. – Димку уже вовсю зевал, и вдруг повернулся на бок, прижался к Кате, сладко зевнул и провалился в сон.
   Катерина ещё немного посидела, слушая ровное сопение сына и поглаживая чёрные непослушные вихры.… Потом она осторожно высвободилась из крепких детских объятий (это у него явно от отца) и пошла на кухню.
   -Уснул? Ну, вот и славно! А я тебя сейчас покормлю, вот и пирожки уже подоспели! – Елена Александровна как всегда суетилась на кухне.
   -Мам, а что за песню про пса и дом поёт Малиновский? – проговорила Катя, устало садясь на табурет.
   -Ах, Ромочка! Кать, ты только не ругайся. Ну, эта «Старый дом мой давно ссутулился..» - Елена Александровна виновато потупила голову.
   -Чтоооооо? Петь ребёнку такое? – Катя была просто в прострации…
   - А что? Димке нравится. Он всегда под неё хорошо засыпает. Да ведь и маленький он ещё – не понимает толком ничего. А ты, Катенька, ешь, вон какая худющая стала.
   -Мам, объясни мне, наконец, что Андрей и этот его делают в нашем доме? – Катя почти сорвалась на крик. Настолько всё это было невероятно и необъяснимо.
   -Тише, доченька, Димку разбудишь. Я сейчас всё тебе рассажу, только ты ешь, пожалуйста.
   Катя молча взяла пирожок и стала неторопливо жевать.… Сейчас даже мамины пироги казались безвкусными.
   Елена Александровна тоже присела и начала свой рассказ. Примерно через три месяца после Катиного отъезда  она пошла в магазин. Срочно нужна была мука для пирогов, а ребёнка оставить не с кем (Коля уехал в Пермь на переговоры). Пришлось брать внука с собой, благо супермаркет находился недалеко от дома. Въехать по ступенькам оказалось легко. Но когда, набрав порядочно продуктов, надо было съезжать обратно – это представило большую проблему. С сумками и коляской Елена Александровна никак не могла управиться. –Давайте я вам помогу – раздалось сзади.  Пушкарёва обрадовалась и с готовностью согласилась принять помощь. Молодой человек в элегантном чёрном пальто подошёл к коляске и, осторожно подняв её, стал спускаться по лестнице. Уже внизу человек стал как-то странно рассматривать ребёнка, а потом бросил взгляд и на Елену Александровну. Оба долгое время простояли в ступоре. Жданов несколько раз пытался заговорить, но у него выходило лишь сдавленное мычание. Елена Александровна не знала, что сказать, да и надо ли это, всё и так видно по глазам и по лицу маленького мальчика, мирно пускающего пузыри  в коляске.
   - Мама, ну почему ты не сбежала тогда? Почему ты просто не развернулась и не ушла? – с отчаянием в голосе проговорила Катя.
   -Убежала? – голос Елены Александровны зазвучал грозно. – Мне не двадцать пять, чтобы от правды бегать.
   - Это ты на меня намекаешь? – горько усмехнулась Катерина – А как получилось, что он жить с вами стал. Ведь стал?
  - Конечно, он как услышал, что Димка действительно его сын (Катя болезненно поморщилась), так прямо от счастья чуть с ума не сошёл. Этим же вечером к нам приехал, игрушек, одёжек понакупил, и всю ночь сидел возле кроватки и Димкой любовался.
   - А про меня? Про меня он спрашивал что-нибудь? – неожиданно вырвалось у Кати.
   Елена Александровна хитро улыбнулась: А ты как думаешь? Конечно спрашивал. Я ему всё рассказала, он доооолго так молчал, но ничего не сказал, ни слова упрёка! И сразу же заявил, либо сын переезжает к нему, либо он - к нам. Ну, как я могла отказать, тем более, не чужой он ведь, да и мне веселее, есть кого покормить.
   - а Колька?
   -Колька, что Колька, тут длинная история…
   -Подожди – внезапно остановила её Катя – А Малиновский что вслед за Ждановым припёрся песни петь?
  -Ой, Катюш, тут без ста грамм не разобраться будет – невесело усмехнулась Елена Александровна…
   Неожиданно тишину квартиры разбила требовательная трель звонка. Катя и Елена Александровна испуганно переглянулись и, не сговариваясь, посмотрели на часы: 00:00….
Глава Пятая,
В которой Кате кажется, что жизнь прошла мимо неё…
Снежная нежность –
Звучит красиво!
К черту поспешность
Строка курсивом!
Томная сладость –
Совсем не надо!
Мне уже в радость,
Когда ты рядом!
Южная страсть,
К чему обещанья
И кажется сладостью
Горечь прощания…
   Елена Александровна побежала открывать дверь, а Катька так и сидела на табурете с недоеденным пирожком в руке. В коридоре послышались радостные восклицания, затем Пушкарёва пригласила кого-то к столу. Этот кто-то с радостью согласился, и Катя решила что это непременно Зорькин, который может есть в любое время, в любой ситуации и в любых количествах…
   … Но это был не Зорькин. В кухню, напевая что-то себе под нос, вошла Юлианна. Первым желанием Кати в эту секунду, было тотчас же броситься к подруге и крепко-крепко обнять её…  Катя уже вскочила со стула, но так и замерла в неудобном положении: в кухню вошла Юлианна, но это была и не совсем она. Волосы чуть длиннее, покрашенные в приятный медовый оттенок, естественный макияж, теплый свитерок, красивый вязаный сарафан… и живот!
   -Юлька, ты беременна? – обалдело спросила Катерина.
   -Как видишь! – устало улыбнулась Юлианна, и вдруг засмеялась.
   -Ты чего?
   - Просто, ты такая смешная!!! Не обижайся, но когда ты удивляешься чему-нибудь, то глаза у тебя становятся как чайные плошки.… Помнишь, как в сказке про солдата и бабу-Ягу?
   - Прости, э-э-э нет!
  - А, это я сейчас на досуге сказки перечитываю… Положение обязывает – усмехнулась она, и вдруг закинула себе в рот целый пирожок…
   Видно Катины глаза стали ещё больше, потому что Юлианна чуть не подавилась, и как бы оправдываясь, произнесла: Я последнее время ем и ем, прямо остановиться не могу! Врач говорит, что так и должно быть.
   - Да, у меня так же было, только я сладкое килограммами поглощала – задумчиво отозвалась Катерина.
   -Катюш, я спать пойду, вам ведь поговорить надо – заглянула в кухню Елена Александровна.
   -Елена Сана, - торопливо остановила её Юлианна, - если что,  то вы меня не видели!
   -Конечно, Юлечка, не волнуйся.
   -Господи, Юля, ну хоть ты мне объясни, что у вас здесь происходит – взмолилась Катя – прямо тайны мадридского двора какие-то.
  - Так просто и не скажешь…
   -Ещё скажи, что без ста грамм не обойтись – съязвила Катя.
   -Не, мне нельзя, а ты налей, такое действительно лучше на трезвую голову не слушать…
  -Так, рассказывай уже! Мне и чаю хватит!
   -Давай, ты лучше будешь вопросы задавать, а я на них отвечать, мне так легче будет!
   - Хорошо, от кого ты беременна?
   -От Малиновского – спокойно, как будто её спросили «Кто является вице-президентом Zimaletto» ответила Юлианна.
   -Чтоооо??????
   -Кать, тебе так лица не хватит, чтобы там глаза уместить! Ладно, слушай, расскажу всё с самого начала.
   Я ведь часто бывала у твоей мамы, к Димке приходила, я ж крестная, как никак! А тут в Страсбург надо было по работе уехать, вернулась через полтора месяца. Димке игрушек накупила, прихожу к вам, а дверь мне открывает ….. Малиновский.
   -Да, как он тут оказался????
   Не перебивай, всё постепенно!!  Я как обычно стала приезжать, часто приезжать,- вздохнула Юлианна. Однажды Елене Александровне надо было уйти, паспорт менять, по-моему, рабочий день. Все в офисе, с Димкой сидеть некому. Вот она меня и попросила. А я что, птица свободная, конечно согласилась. Димку накормила, и спать уложила, тут заявился Малиновский, Андрей какие-то документы забыл и его послал за ними. В общем вот, так получилось… - Юлианна запнулась и покраснела.
   -Юля, ну ты же взрослая женщина! Ты же знаешь Малиновского… - начала было Катя…
  -Взрослая! – жёстко сказала Юлианна – взрослая, мудрая, всегда весёлая, готовая помочь. Ты когда-нибудь слышала о моих романах? – Катя отрицательно помотала головой – А я ведь живая, живая! И я люблю Малиновского, бабника и проходимца, у которого я была трёх миллионной и отнюдь не последней, просто «очередной», понимаешь? – голос Юлианны сорвался.
   -Юлечка. Ну что ты говоришь? – Катя села перед ней на колени и постаралась заглянуть в глаза – кто ты, а кто эти модельки на минутку!!!!
   - Я именно такая же, как они, он мне сам так сказал!
  -Чтоооооооооо?
   -А то, застегнул штаны и так буднично «Надеюсь, ты понимаешь, что это был просто мимолётный, но офигительный секс»! Потом чмокнул меня в щёчку и ушёл!
  -Но как же? Как же ты? – Катя не могла подобрать подходящих слов.
   - Я тогда чуть не умерла! А потом узнал, что беременна, и  тааааааак обрадовалась! Понимаешь, это было такое чувство… - Юлианна задумалась, очевидно, подбирая эпитет
   - Да, я понимаю – уверенно произнесла Катерина – у меня было такое же чувство, когда я узнала, что беременна от Андрея, - голос её потеплел, когда она произнесла его имя, -  Это тот момент, когда ты понимаешь, что любимый мужчина теперь навсегда будет с тобой в этом маленьком ещё не родившемся человечке у тебя в животе!
  -Точно, - улыбнулась Юлианна, - ну, вот собственно и вся история с моей беременностью.
   - Подожди, но как же ты всё это скрываешь? Ведь скрываешь?
   -Ага, я сначала вела себя абсолютно нормально, но потом, когда стал проявляться живот, заявила, что открываю своё дело в Египте и уезжаю.
   -И как же твоё агентство? – в ужасе произнесла Катя.
   - Моё агентство со мной, и я им очень даже спокойно управляю, – сказала Юлианна, подходя к окну. – Я сделала главой агентства Машу Тропинкину, она делает то, что я ей говорю. Кстати, такая толковая девчонка оказалась!
   Катя сидела в полном ауте. Тропинкина – глава рекламного агентства, Юлианна беременна от Малиновского, и больше влюблена в него до безумия. «Похоже, жизнь прошла мимо меня» - ухмыльнулась Катерина.
  -Чёрт! – внезапно воскликнула Юля – они приехали, надо сматываться, всё пока! – И она быстро выбежала из квартиры, прихватив пальто и сумку.
   Катя выглянула в окно. Три шикарных машины выстроились в ряд: Порше, Нисан Инфинити  и Ломбарджини…

0

2

Глава Шестая.
Братья по-разному!!!
   Катя нервно ходила по кухне: как же страшно вновь встретиться с Малиновским и… Андреем. А Зорькин!?! Ох уж, из этого «жука» она бы всю душонку вытрясла! Это ж надо, связаться с этими….  В двери тихо повернулся ключ, Катя от этого звука замерла, как ужаленная! Страааааааааашно! Страшнее всего посмотреть в глаза Андрею и увидеть в них то, чего видеть не надо!!!
   И всё-таки отступать некуда. «Вперёд на мины!» - сама себе скомандовала Пушкарёва, и, набрав в грудь побольше воздуха, вышла в коридор. Возле входной двери неуверенно топтался Зорькин, один.
- А…. где собственно? – Катя неожиданно растерялась. «Неужели я настолько противна Андрею, что он не хочет меня видеть?» - промелькнуло у неё в голове.
-Они к себе пошли, – проблеял Зорькин.
-К себе? – Катя ещё больше запуталась и недоуменно посмотрела на Николая.
-Ну, Андрей решил, что эта квартира слишком маленькая и прикупил соседнюю. Мы как раз стенку ломать собирались, но не успели…. – удручённо закончил он.
-Я помешала? – язвительно осведомилась Катерина.
-Нет, мы, наоборот, к твоему приезду хотели. Ну, ремонт там сделать и всё такое.… А тут Димка заболел, Елена Александровна переволновалась, тебе позвонила. Кто ж знал, что ты так сразу примчишься!
-То есть ты хочешь сказать, что я не прилетела бы к больному сыну? – взорвалась Катя.
- Ой, можно подумать пока тебя не было, он ни разу не болел! – Зорькин внезапно запнулся, посмотрел на Катю и сказал – Катюх, может на кухню пойдём, я бы поел, ато на всю квартиру пирожками пахнет…
   Катя заливисто рассмеялась, совершенно забыв, что буквально секунду назад хотела задушить своего лучшего друга.
-Колька – нежно проговорила она и бросилась ему на шею – Как же я по вам по всем скучала!
- Катька, а как мы-то без тебя тут скучали. Хотя это только первое время…
-Что????????? – Катерина решила, что друг шутит, пытаясь её разозлить, и уже хотела в шутку потягать его за ухо. Но вдруг встретилась с ним глазами и поняла, всё серьёзно.
-Коль, пойдем, я тебя покормлю, а ты мне всё-всё расскажешь, хорошо?
-Куда ж от тебя денешься Пушкарёва? – проворчал довольный Зорькин.
-Ну, фто тебе раффкажать? – с набитым ртом проговорил Николай.
- Для начала – Катя задумалась – Каким местом тут Малиновский? Я, конечно, всё понимаю: друг Жданова, тоже любит пожрать,-  с укоризной посмотрела она на Колю, что тот даже подавился – но развлекать чужого ребёнка, петь ему перед сном песни….
- Эх, ладно слушай и не перебивай! – начал Зорькин – Ты ведь знаешь, что рос я без отца? Но, тем не менее, он был в моей жизни, часто приходил, мы с ним гуляли, он мне мороженое покупал – на лице Зорькина появилось мечтательное выражение.- Когда я старше стал, он меня на выставки стал таскать, в театры, ты думаешь, почему я такой умный, это всё он во мне любовь к прекрасному развивал. Представляешь, он звонил и говорил, что через неделю, мы, например, идем в  Табакерку, или в Пушкинский, и я всю эту неделю просиживал в библиотеке, читал книги об этих заведениях, об актерах, художниках, учёных... Мне хотелось, чтобы он гордился моими знаниями, гордился мной…. Он же  меня был красавец, а я так, как говорится, ни в мать, ни в отца. 
-Коль, я не понимаю, причём тут твой папа?- нетерпеливо осведомилась Катя.
- Он умер, не так давно! И оказалось, что я не единственный его ребенок. Он трижды был женат, и у него три ребёнка. Я, Малиновский и дочка Надя.
   После этих слов раздался грохот, Катя всё-таки не удержалась на стуле. Колька бросился её поднимать, но она предпочла остаться на полу и попросила выпить. Когда Колька припёр стакан воды, она с презрением посмотрела на него, и совершенно чужим голосом произнесла: Зорькин, водки налей!
-Ага, щас! ….. Ой!  Кать, ты чего? Может не надо?
-Налей, я сказала!
Выпив рюмку, Катя уже нормальным голосом произнесла: Вы же не похожи!
-Он в маму пошёл.
-Мммм, ну тогда понятно. – И Катька вдруг заржала, не засмеялась, а именно дико заржала.
-Катюх! – Коля потряс её за плечо – Ну ты что? Может тебе поспать, ты, наверное, устала!
- Я очень, очень устала Коль! Но мне смешно! – И Катя засмеялась ещё сильнее.
-Что тут смешного?
- Мексиканский сериал!!! Мой лучший друг и мой лучший враг – братья! Теперь осталось нам с Кирой сделаться сёстрами – и мы все получим Оскар за самую мыльную из всех мыльных опер.
- Кать, я вот тут валерьяночки тебе налил, выпей! –обеспокоено сказал Зорькин.
-Нет уж, давай лучше водки! – Катя упрямо посмотрела на друга – Права была мама, без ста грамм не разберёшься! 
Выпив ещё, Катя расслабленным голосом спросила: И вы с ним прям так воспылали нежной любовью друг к другу?
-Нет, мы просто оба очень любили отца, и к тому же у нас перед ним есть общее обязательство.
- И какое же?  Жить в любви и согласии и умереть в один день? – весело поинтересовалась уже захмелевшая Катя.
-Нет, Надя – вот наше обязательство – печально сказал Коля. – Отец всё-таки получил наказание за все свои грехи. В последний раз, он женился на совсем молоденькой девочке, хотя ему было уже под шестьдесят. Она родила ему дочку. Только вот девочка родилась с … - Коля запнулся – проблемами. Она не может ходить. И врачи говорят, что никогда не сможет. Её мать не выдержала долго, и сбежала к какому-то молодому парню, это и подкосило отца. В общем, долго он не протянул! А перед смертью нас позвал, и мы обещали,  понимаешь?
   Катя сидела на полу и сжимала кулаки, у Коли на лице отражалось всё, что тот чувствовал в данную минуту: ненависть, боль, жалость, любовь…
  -А Надюха, ты знаешь, какая она умненькая! Ромка говорит, вся в меня! – и столько гордости было в его голосе! Столько нежности….
   Катя осторожно подползла к Коле, и крепко обняла его: Ты ведь познакомишь меня со своей… сестрой?
   - Конечно – сквозь слёзы улыбнулся он, - а сейчас иди спать, ты устала!
-А…….??
-С Андреем и Ромой ты поговоришь завтра.
-Причём тут Рома?
-Вам надо поговорить! – уверенно произнёс Коля – просто необходимо!
Глава Седьмая.
Разговора не получилось, или жизнь заново.
   Катя потянулась и мельком взглянула на часы: 13:07 – ничего себе поспала!! Она нехотя вылезла из-под тёплого одеяла и пошла на поиски кого-нибудь. В квартире было необычно тихо, впрочем, это и не удивительно, время как раз для прогулок. На кухонном столе лежала записка: «Не теряй нас, мы ушли гулять. Завтрак на столе». Катя вздрогнула – подчерк Андрея. «Мы, МЫ ушли гулять» – пронеслось в голове. Катя устало приземлилась на стул, сколько же счастливых мгновений она потеряла: первое слово, первые шажки.… Когда уезжала – маленький карапуз улыбался в коляске, приехала – вполне сформировавшаяся личность, даже вкусы собственные есть! Вон, есенинские стихи ему нравятся, - усмехнулась она, - Да уж, с такими воспитателями как Андрей и Малиновский, сын у меня вырастет то, что надо!!! И как же я могла бросить всё, бросить его! От чего бежала? Куда? Господи!!!!
   Катя подошла к окну: какое же всё родное, русское! Снег, падавший всю ночь и все утро, к обеду прекратился, выглянуло солнышко, немного подморозило… Деревья стояли в серебре, и, казалось, нет ни ветринки. Всё замерло в ожидании! Катя осторожно улыбнулась, как бы не веря в реальность происходящего, потом улыбка стала шире, настроение поднялось! «А ведь я, наверное, впервые за последний год искренне улыбаюсь! – удивленно подумала Пушкарёва, - немудрено ведь сегодня же Рождество! Ах, какой чудесный день!
   Уже в отличном настроении Катя направилась в ванную. Стоя под теплым душем, она во весь голос пела:
Ждёшь в глазах моих печаль?
Прошло, не мечтай!
Знаю, любишь его и тебя мне не жаль!
Раз не видишь по глазам,
Читай по губам
Я тебе его никогда не отдам!
   И откуда она знает эту песню? Ах, да, в такси играла! Интересно, кто это! Надо будет у Юльки спросить, она наверняка знает.
   Кстати о Юльке! – Катя задумчиво сушила волосы феном – Откуда та узнала о моём приезде. Мы ж с ней недавно разговаривали, я ничего не говорила! И пришла она, когда Малиновского нет! Следит за ним что ли?
   Минут пять Катя мучалась от любопытства, потом всё-таки решилась позвонить.
-Юль, привет! … И тебя с Рождеством!...  Скажи, пожалуйста, а откуда ты узнала, что я приехала? …. Как это неважно? Ты мне вчера звонила, и я тебе ничего не сказала! ….Ну вот! Опять со временем узнаешь. Мне скоро с такими потрясениями в больницу ложиться придётся. … Мои-то? Мои на прогулке – Катя улыбнулась  при слове «мои».
   Вдруг в голове что-то прояснилось, она вспомнила вчерашний мамин звонок. – Юль, прости, пожалуйста, я тебе потом перезвоню! Всё, пока!
   Катя уселась на диван и минут тридцать молча смотрела в одну точку, она всё пыталась собрать множество фрагментов  в цельную картину – мозаика не складывалась!
  Наконец в двери повернулся ключ. Шумная компания с веселыми воплями ввалилась в коридор. Елена Александровна, Димка, Андрей и Малиновский (последние трое были по уши в снегу) что-то бурно обсуждали, но внезапно все дружно замолчали, наткнувшись на суровый Катин взгляд.
-Доченька, ты что обиделась, что мы тебя с собой не взяли? – наивно поинтересовалась Елена Александровна, - дак ты так хорошо спала, нам тебя будить просто не хотелось.
- Ребёнку нельзя так много гулять! Тем более зимой,  тем более, если у ребёнка грипп!!!!! – язвительно отозвалась Катя, расстегивая шубку на сыне. – Ребёнок ведь здоров, не так ли?
   Все трое молчали. Причем Елена Александровна и Малиновский молчали виновато, а Андрей удивлённо!
   Катя взяла сына на руки и прижала к себе. Димка уютно устроился, положив голову ей на плечо и осторожно спросил: Мам, а ты сердишься?
-Да, Солнышко, сержусь. Потому что я чего-то не понимаю в этой истории. – Катя вопросительно посмотрела на застывшую троицу.
-Катенька – начала Елена Александровна, - просто мы не знали, как тебя вернуть из твоей Америки. Вот Ромочка и придумал такую авантюру. Он сказал, что если ты подумаешь, что ребёнок заболел, то сразу же приедешь!
   Малиновский спрятался за спину Андрея, и втихаря показал Елене Александровне кулак.
  Жданов резко развернулся и угрожающе протянул: Тааааааааааааааааааааааак?!?
  Малиновский обиженно засопел: Я между прочим как лучше хотел! Вы ведь все мучились друг без друга….
  Катя разгневанно посмотрела на него: «Роман Дмитрич, вам не кажется, что вы уже один раз «помогли». Больше попрошу вас не лезть в нашу, чёрт, в мою жизнь! Лучше со своей разберитесь, и так уже много делов натворили, вот… - Катя испуганно осеклась, она чуть не проболталась про Юлиану!
-Что вот?
-Вот лучше бы с бабами своими разобрался! – наконец, нашлась она.
-А я что, у меня с ними строго по расписанию, сбоя не бывает. Вот как раз сейчас к Лерочке опаздываю! – Малиновский проговорил это, уже выходя за дверь. Катя была разгневана не на шутку, и он в целях самосохранения предпочёл ретироваться.
   Катя обиженно ушла на кухню, готовить Димке обед, точнее пытаться его приготовить. Елена Александровна, посмотрев на её жалкие потуги, отобрала у дочери плошку с молоком и стала варить кашу сама. Димка увлечённо что-то разрисовывал на столе, и на окружающих не обращал никакого внимания.
  Кате ничего не оставалось делать, как пойти в комнату. А там был Андрей….
-Привет!
- Добрый день! – буркнула она в ответ.
-Кать, нам надо поговорить!
-О чём это, интересно?
-О нашей семье.
-О чём????
-Ты же понимаешь, так мы жить не сможем. Ты, как я понимаю, приехала навсегда. Я от сына отказываться не собираюсь. Единственный выход – это пожениться.
Катя обалдело посмотрела на Андрея: Ты с ума сошёл??????????????????
-А ты видишь другой  вариант?
-Конечно. Ты, кажется, купил соседнюю квартиру? Вот и живи там. А мы будем жить тут. С сыном видеться тебе никто не запрещает.
-А что будешь делать ты?
-А я буду работать, Когда у вас, то есть у нас, праздники заканчиваются?
-Девятого.
-Вот девятого и пойду искать работу.
Сказав это, Катя развернулась и пошла на кухню к сыну. А Андрей ещё долго стоял посреди комнаты и думал: «Эх, Катька, какая же ты стала чужая! Я ведь и не знаю, как говорить с тобой, не то что как поцеловать….. А так хочется…..»
Глава Восьмая.
Одно чудесное утро и… Малиновский
   Так прошло два месяца…. Катя с легкостью устроилась в агентство к Виноградовой (то есть, простите, к Тропинкиной, конечно!). Работа и дом отнимали всё время….  Отношения с сыном налаживать было не просто, везде на первом месте у него был папа. «Самый умный, самый сильный, самый смелый» - как заявлял Димка. И, действительно, Катя не узнавала Андрея: внимательный, спокойный, нежный по отношению к сыну, уравновешенный, в конце концов. Он мало походил на того Андрея, от которого она сбежала в Египет. Катя злилась на него и на себя…. Он был с ребёнком, когда тот сказал первое слово, он делал вместе с сыном его первые шаги, он научил Димку кататься на коньках(!), он, он, он…. И в то же время, Катя не могла оторвать от него взгляд! Такой Андрей и нравился, и настораживал, и зачаровывал, и отталкивал своей уравновешенностью и даже холодностью. С Рождества, когда Андрей пытался заговорить о женитьбе, они толком и не виделись. То Катя занимается делами агентства, то Андрей летит на переговоры с поставщиками в Прагу…. Но и в те редкие моменты, когда они находились рядом, Андрей вёл себя настороженно, подчёркнуто вежливо, словно отгородил себя невидимой стеной….
   Воскресенье… Катя довольно потянулась и посмотрела на часы: 9:34
- А-тлична! – улыбнулась она – Весь день впереди! Выходной! Надо Димку разбудить!
  Катя вышла в коридор и почувствовала приятный запах, доносившийся из кухни: Опять мама кашеварит! – потянув носом, заметила она. Настроение было до неприличия бодрым и весёлым! Подумать только, ещё начало марта, а на дворе уже +15! И снега нет! – весело размышляла Пушкарёва, направляясь в кухню. То, что она там увидела, заставило её расплыться в непроизвольной улыбке! Она прислонилась к дверному косяку и заворожено наблюдала за Ждановым, пекущим блинчики. Он, как заправский повар, подкидывал блин на сковородке, тот переворачивался в воздухе, и падал ровно в центр. Андрей при этом  тихонько напевал: Я не красавчик, чтобы все с ума сходили! Да и не сходят, это даже веселей! Но девушки всегда во мне чего-то находили. Не знаю что, но девушкам видней!
Сочетание обстановки, текста песни и окраса фартука, напяленного Ждановым, ввели Катю почти в состояние истерики. Она издала какой-то истерический всхлип и потом уже разразилась диким смехом. Андрей обернулся и обалдело-восторженно уставился на Катьку. «Такая родная! Такая красивая: запутавшиеся ото сна волосы, ясное лицо, и …такой счастливый смех! – Жданов ухмыльнулся – Дело не в улыбке, и даже не в …. Господи, и кто придумал шить такие короткие ночные рубашки? Придушил бы своими руками!»
-Доброе утро, Кать! – впервые за два месяца он открыто улыбнулся ей, день, что ли, сегодня такой?
-Доброе! – хохотнула она. – А где Димка?
-Они с Еленой Александровной гулять пошли! День сегодня просто чудесный, и не скажешь, что март! – Андрей как-то устало вздохнул – Оказывается, и март может быть разным…
Катя подошла к окну и посмотрела на ручейки, вовсю бегущие по асфальту. «Март… Два года назад. Пожалуй, был самый печальный март в её жизни, в их жизни…»
-И что это тебя так рассмешило? – голос Андрея прервал неприятные воспоминания. Она опять ухмыльнулась, посмотрев на его фартучек.  «Мишки Teddy и Жданов – сочетание несочетаемого, блин!» - не удержавшись, Катя глупо хихикнула.
-Просто ты песню такую забавную пел…- она подошла к горке свежеиспечённых блинов и взяла себе один. – Мммм! Жданов, а ты никогда не говорил, что умеешь готовить!
-Ты и не спрашивала! А что забавного в песне? Я что-то не пойму…
-Ну, как же!? – с полным ртом прошепелявила Катерина, - Не красавчик, не сходят!!!! Врешь, Жданов! – и она задорно подмигнула ему!
  Андрей немного обалдел от этого её жеста: Что же с ней такое творится? То грубая, резкая, а то вот такая… такая…. Мартовская кошка!
-Я не вру! Ведь одна девушка, кхм, действительно, не сходит с ума при виде меня! А я бы даже сказал, игнорирует, и не замечает моего присутствия… (Ну что, удар отбит, Екатерина Валерьевна –мстительно подумал Жданов).
Катя неожиданно покраснела: Но одна ведь не все!
-Эх, что поделаешь, если мне нужна только она! – Андрей, насвистывая мотив этой песенки, удалился на звук открывающейся двери. Мама с Димкой вернулись с прогулки.
   День закрутился…. Завтрак, посуда, возня в детской…. Неожиданный звонок вывел Катю из состояния эйфории, она пошла открывать. На пороге стоял улыбающийся Малиновский, Пушкарева с кислым лицом разрешила ему войти, а куда тут денешься….
-Дядя Рома!!!!! – Димка с диким воплем выбежал из детской и кинулся на шею вице-президенту.
-А  я вот тебе подарок принес! – Рома достал из пакета огромную лису, с высунутым языком! Димка издал победный клич, поцеловал Малину в щёку и унёсся обратно в комнату!
   Катя с интересом наблюдала за этой картиной, её подаркам сын так не радовался…
-Собственных детей пора тебе заводить! – раздалось у неё из-за спины. Катерина даже вздрогнула от неожиданности , так неслышно Андрей подкрался к ней. Но ответ Малиновского еще больше удивил и напугал её: - Ага, надо бы!
«А ведь он не шутит! – пронеслось у Кати в голове – с таким взглядом как у него не шутят!»
Глава Девятая.
Весна…. Время любить….
   Следующая неделя выдалась довольно напряжённой и суетной. В Zimaletto не ладились дела с поставщиками, Андрею пришлось улететь в Лондон разбираться…. Загруженная работой Катя, поначалу ощутимо не замечала его отсутствия, благо после работы сил хватало лишь доползти до кровати и почитать Димке сказки. Но в пятницу, когда дел было поменьше и она вернулась домой раньше обычного, вдруг почувствовалась эта пустота. Дом, казалось, замер в ожидании своего хозяина: Димка вяло играл со своей лисой, мама тихо хозяйничала на кухне....    Необычно пусто и тихо было без знакомого баритона, как по расписанию раздающегося в маленькой квартирке на Фестивальной в семь вечера.  Даже Малиновский с Зорькиным не заглянули на пирожки к Елене Александровне, сегодня они уехали к Наде…  Надя….. Катя видела её лишь на фотографиях, красивая девушка  с невыносимо печальными глазами. Этот взгляд был так знаком Кате, он напоминал ей о той маленькой напуганной девочке с тоненькими косичками и брекетами на зубах…. В этих беспомощных глазах читалась боль оттого, что никто и никогда не сможет полюбить её такую… А ведь ей всего девятнадцать – с грустью подумала Катя, она и не заметила, что вот уже полчаса стоит у окна и безрадостно смотрит на весну переполняющую город…
   Грустные воспоминания цеплялись одно за другое, и вот уже круговорот знакомых лиц, фраз, событий из прошлого закружил Катю….
Внезапно в сознание прорвалась мелодия, песня с такими правильными словами:
За тобой не закрывая дверь,
Я живу уже который год,
И с тех пор отсчёт моих нечаянных потерь,
Остановленный кого-то ждёт…

Это мама включила на кухне радио! «Как вовремя! – подумала Катерина – теперь я точно знаю. Почему в моей жизни всё не так! Точнее, я давно уже знаю, почему всё не так! И только сейчас хватило смелости признаться самой себе, что без Андрея я не смогу жить, дышать, двигаться….»
  -Мам! – Димка подбежал к ней и, встревожено вглядываясь в печальное мамино лицо, спросил – А папа надолго уехал?
Катя взяла сына на руки и крепко-крепко прижала к себе: Не знаю, солнышко! А давай, мы ему позвоним?
Сын обрадовано закивал! Катя по памяти набрала номер (Эх, Жданов, и всё-таки я помню всё, что касается тебя…..)
Как только в трубке послышались гудки, Димка настойчиво вытянул трубку из Катиных рук:
-Я сам! – капризно заявил «маленький Жданчик», а Катя вдруг подумала, что с этим «ясамом» будет ещё ох, сколько проблем…. – Пап! А ты када приедешь?... Всё хорошо! …. Мы просто с мамой решили тебе позвонить…… Да, мама сама предложила….
Катя, прислушиваясь к голосу в трубке, неожиданно для самой себя выхватила аппарат у сына и со слезами в голосе быстро-быстро заговорила: Андрюш! Ты меня слышишь? Приезжай скорей, мы тебя очень-очень ждём! Слышишь? Я люблю тебя! Я знаю, что я дура! Господи, какая же я дура!  Прости меня, пожалуйста!  И приезжай, скорее, ладно?
- К-конечно, - Андрей ошарашено стоял посреди многолюдного Хитроу, а по щекам текли слёзы – Катюш, я уже в аэропорту, я скоро приеду… И… я ….. люблю тебя…. Люблю вас!
Катя положила трубку и разрыдалась! «Как всё оказывается просто и легко, а она дура гордая…..»
-Мам, ты не плачь всё хорошо, папа приедет скоро  - Димка, как взрослый, гладил Катю по голове…
В дверях стояла Елена Александровна…. Она подошла и забрала внука у плачущей Катерины. Уже выходя из комнаты, мама тихо, как бы про себя сказала: Наконец-то. Хоть что-то правильно сделала!
Но Катя услышала, и от маминого одобрения стало ещё теплее на душе. Она подошла к окну и посмотрела на солнце, ещё  довольно ярко светившее над Москвой: «Всё будет хорошо! Всё будет просто А-тлична!»
« Так же синей ночь звёзды в небе кружат….» -  взвыл в руках мобильник.
-Алло, Юлечка привет! Всё нормально? Ты в нашем районе? Конечно, погуляем, и погода такая чудесная! А может зайдёшь? А, подниматься без лифта тяжеловато! Ладно, через десять минут будем!
-Димка, пойдём погуляем!
-Пойдём! – сын радостно вылетел из кухни, жуя пирожок.
-Димочка! Не бегай с полным ртом! – крикнула Елена Александровна. Димка, оглянулся назад, потом быстро засунул остатки пирога в рот, и, проглотив, довольно подмигнул матери!
Катя расхохоталась, настолько этот жест был похож на ждановский! «Ну, правильно! – остановила она себя – Это ведь сын Жданова! Значит и манеры должны быть его! Точнее не манеры, а их отсутствие! По крайней мере, в обращении с женщинами – глупо хохотнула Катя, вспомнив…. Эх!
   На дворе стоял отличный весенний денёк! Небывалое тепло, пришедшее в Москву в самом начале марта, уже вторую неделю радовало москвичей и гостей столицы. Юлиана и Катя медленно шли по парковой аллее, Димка бежал впереди, распугивая голубей и воробьёв, пригревшихся на солнышке!
-Ну, как ты? Всё нормально! Мы с тобой почти неделю не созванивались! – обеспокоено спросила Катя.
-Всё нормально, до родов ещё месяц, беременность протекает без отклонений! – грустно сказала Юлиана.
-Юль, ты что не рада?
-Нет, конечно я рада! Просто я тут думала, как бы всё могло быть, если бы мы были втроём: Я, Малыш и Ромка!
Катя даже не нашлась, что ответить, столько грусти было в Юлькином голосе, и столько печали было в её глазах.
Выручил Димка, он подбежал к женщинам: Теть Юль, а вы слышали песенку про любовь?
-Смотря какую!
-Ну, которую мне папка пел!
-Нет, а что за песенка!?
-Мам, включи! У тебя ж есть!
Катя улыбнулась, вспоминая как Андрей перед с ном пел Димке песню «Представь себе». Это её любимая песня, и откуда он узнал? Сказал, что его любимая! А может и правда! Может у них и песни любимые одинаковые?
Кать, - Юлианна потрясла её за плечо –я понимаю, что в мире грёз приятней! Но мы ждём песенку! - она подмигнула, подпрыгивающему от нетерпения Димке!
Катя достала из сумочки мобильный и включила мелодию:
Так же синей ночью звёзды в небе кружат
Так же утром солнце светит с вышины
Только для чего он и кому он нужен
Мир, в котором люди друг другу не нужны! –
Катя с Димкой, заворожено слушали, и даже пританцовывали в такт. А Юлианна с ужасом смотрела в конец аллеи, откуда на неё смотрели серо-голубые глаза… Малиновский стоял, сжимая игрушку купленную для Димки, и с открытым ртом смотрел на женщину, которую любил больше всего в своей жизни, и которую ненавидел больше всего….
Так же гаснет лето и приходит стужа
И земля под снегом новой ждёт весны,
Только мне не нужен!
Слышишь, мне совсем не нужен,
Мир, где мы с тобой друг другу не нужны…
Глава Десятая.
И жизнь… и слёзы… и любовь…
   Катя не сразу заметила Малиновского, она так была увлечена песней и своим безоблачным настроением, что, кажется, летала где-то на другой планете…. Первым опомнился Димка: Дядя Рома! – он полетел навстречу Малиновскому, перескакивая через весенние лужицы,  и буквально упал к нему в объятия. Точнее Димка запнулся за палку, валявшуюся посреди дороги, и обязательно расквасил бы себе нос, но Рома вовремя присел и подхватил маленького сорванца.
   Катя стояла в нерешительности, сжимая в руке телефон, он переводила взгляд с Малиновского на Виноградову….  Оба стояли и глупо пялились друг на друга, причем Роман держал на руках Димку, который с восхищением выудил из пакета очередную прелестную до безобразия лису… «Не думала, что Малиновский лисофоб!» - пронеслось у Катерины в голове, но она тут же заставила себя откинуть глупые рассуждения. Юлиана, вот что сейчас было по истине важно! Она ведь уже на девятом месяце, а тут такой, можно сказать, стресс.
-Юль, ну ты как? – Катя обеспокоено потеребила застывшую женщину за руку.
-Всё нормально! Первый шок прошёл, а теперь можно и действовать! – Юлиана через силу улыбнулась, расправила плечи и уверенно пошла в сторону Малиновского.
Катя секунды две стояла в оцепенении,  а потом бросилась догонять Юльку: Ты что удумала? Что ты ему скажешь?
-Совру  - сказала Юлиана, пытаясь придать голосу беспечный вид, но у неё это плохо получилось – Не говорить же правду, ведь правда? – и она улыбнулась почти своей обворожительной улыбкой.
   Увидев приближающуюся Виноградову, Рома опустил Димку на землю, а сам принял беспечно-игривый вид, хотя это тоже мало удалось ему сегодня:
-Юляша, здравствуй! Какими судьбами! – Малиновский хотел было поцеловать её в щёчку, но Виноградова неожиданно отстранилась и холодно произнесла: - Привет, Ромашка! Вот решила проведать старых друзей! В ближайшие года два мне это сделать не удастся, как видишь – и она показала на свой огромный живот  (живот, кстати, был действительно больших размеров. Катя в шутку всегда интересовалась, не ждёт ли Юлиана тройню, на что та делала страшные глаза и отмахивалась! Про пол ребёнка та тоже молчала как партизанка!).
   Рома с какой-то внезапной грустью посмотрел на Юлю и неожиданно спросил: Замуж вышла?
Юлиана скорчила болезненную гримасу, и всё тем же ехидным тоном заметила: Ром, помнится, кто-то всегда говорил, что жениться сейчас не модно! А я девушка стильная, за модой слежу! Мы с Полем живём в гражданском браке - (Катя, округлив глаза, уставилась на Юлиану: «Что за Поль? Какую чушь она несёт!!!!!)
Малиновский затравленно улыбнулся: Значит, нашла себе египетского шейха с французским именем Поль, ми-и-иленько!
- Причём тут Египет? – Юлиана удивленно подняла брови и невинно поморгала глазками
- Ну, ты же, кажется, в Египет переехала, насколько я слышал – подозрительно поинтересовался он.
-Ах, Ромочка! – Юля фальшиво улыбнулась – это лишь официальная версия. Где я и с кем касается только меня! А как ты?
-Я? – Рома наигранно удивился – У меня всё по-прежнему, а значит А-тлична!
   Катя стояла и молча наблюдала за этими двумя, в ней потихоньку закипало раздражения. «Напоминает сцену и старенькой басни – с отвращением думала она – кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку….»  В какой-то момент раздражение дошло до точки кипения, мысли ещё не успели оформиться в Катиной голове, но она уже совершенно точно знала что делать!
  Решительно подойдя к этой парочке. Катя не сказала и даже не прокричала, она ПРО-ОРА-ЛА: «Что же вы делаете? Зачем???? Малиновский! – она схватила его за ворот и даже чуть встряхнула, отчего тот полностью обалдел – Малиновский, ты что не видишь, что это твой ребёнок? Ты не понимаешь??????
Малиновский побледнел, но не от слов, сказанных Катей, он заметил белое лицо Юлианы и почти посиневшие дрожащие губы, которые шептали: Кать, зачем ты так, ты что не видишь, что я ему не нужна, что МЫ ему не нужны! У него же своя жизнь с его вечными бабОчками, зачем моему ребёнку ТАКОЙ отец!?
-Это МНЕ ты не нужна? – взревел Малиновский! – Это Я своему ребёнку не нужен????? Да много ты знаешь!?! Это ты вечно мне давала понять, что я тебе никто, что я не нужен тебе, что у нас никогда не может быть ничего …. ничего общего….. что я так, мальчик для развлечений…. – Малиновский запнулся, увидев, как Юлиана схватилась за живот.
-Ой – вскрикнула она и ухватилась за Катю. – Мамочки! Я, кажется, рожаю…..
В голове у Кати словно всё прояснилось (Господи, что же я натворила-то?Что же я делаю?): Малиновский – закричала она, подхватывая Юлиану, - ты на машине?
-К-конечно – Рома ухватился за Виноградову и крепко сжимал её руку.
-Тааак! – Катя и тут попыталась мыслить здраво – Сейчас ты везёшь Юльку в больницу. Юль, ты в какой больнице наблюдалась? – обратилась она к Виноградовой.
-Ни в какой – испуганно пролепетала та.
-К-как? – в один голос прокричали Малиновский с Катей
-Ну, я думала, что ребёнку это вредно, узи всякие там – покраснев, продолжила Юля – я сама книжки читала по беременности.
-Таак! – Малиновский подхватил Юлиану на руки – Я везу её в клинику Снигирёва, знаешь, где это?
-Ага, я сама там рожала
-Так. Ну, всё! Димку домой веди, поздно уже!
-Малиновский, не надо меня никуда везти, и поставь меня на землю, всё нормально уже – пыталась противиться Юлиана, но ее, конечно, никто не послушал.

   Катя, наскоро объяснив всё маме, помчалась в больницу. Там её встретил взволнованный Роман! Он кругами ходил возле крыльца и нервно курил.
-Ну… что? – Катя взволнованно бросилась к нему
- Рожает….. Врач сказал, что первые роды могут длиться долго, чтобы я шёл домой….
- Я никуда не пойду – упрямо заявила Катерина.
- Я тем более! – фыркнул Малиновский, и достал очередную сигарету
Катя присела на скамейку и стала молча изводить себя: «Дура ты Пушкарева! Ну, зачем полезла! Юльке ведь волноваться нельзя! А тут ты со своим пониманием ситуации! Сама вовремя не опомнилась, родного сына оставила на мать, теперь решила других от этой ошибки уберечь, и как всегда всё испортила! Дура, по другому и не назовёшь!»
- Кать – Рома увидел, что девушка уже вся дрожит – пойдем внутрь, там чаю попить можно, ты замёрзла уже!
Пушкареву уговаривать не пришлось, она с готовностью поднялась и пошла вслед за Малиновским.
   От чая она отказалась, поэтому пошли они прямо к палате, долго сидели в молчании, Рома неожиданно сказал: Спасибо тебе!
-За что?
- За то, что рассказал про ребёнка! Юлька гордая, она бы никогда не решилась…. А она мне,… они мне так нужны, ты даже не представляешь, как….

-Катя! Рома! Что случилось? – в коридор влетел Андрей – я приехал, Елена Александровна мне ничего толком объяснить не может…
-Андрей! – Катя кинулась к нему и повисла на шее – Андрюш – она стала целовать его в губы, в нос, в щеки… – Родной мой…. Какая же я у тебя дура…. Я ничего не могу сделать правильно… я везде опаздываю …. Или спешу……. Ты прости меня…… Если с Юлькой что-нибудь плохое случится, я себе не прощу…. А ты МЕНЯ прости – речь её была сумбурной, несвязной, похожей на истерику….. Но Андрей её понял, понял и крепко прижал к себе Катерину…
-Катька, Я люблю тебя! Я тебя прощаю! И у нас по определению теперь ничего плохого быть не может, потому что мы вместе!!!!
В этот момент из палаты показался доктор, он был усталым и чуть-чуть удивленным! Все трое кинулись к нему.
-Ну, что папаша – врач заговорщицки посмотрел на Малиновского – тройня у вас!
Катерина издала победный вопль и кинулась к Роману. Они оба закружились в диком танце, сопровождаемом бурными криками, а Жданов стоял и непонимающе смотрел на эту парочку…. «Даже если Катька сошла с ума, я всё равно её никому не отдам… теперь!» - пронеслось у него в голове, и он улыбнулся своим глупым мыслям…
Глава Одиннадцатая.
Надежда уходит последней….
   В этот вечер был на свете ещё один абсолютно счастливый человек – Надежда Градская! Именно такой была настоящая фамилия многодетного отца, в свое время бросившего Романа и Колю….
   Надя росла очень замкнутым ребенком, да и отчего стать общительной?  Мать с самого рождения давала понять, что она является обузой для неё, отец редко заглядывал в её комнатку, расположенную на втором этаже замечательного домика в Переделкино. Был лишь один период жизни, когда они сблизились ненадолго. Когда мама ушла…. (Наде не хватало сил сказать «Сбежала»!) отец ушел в себя, перестал рисовать, в доме появилась молчаливая Нина Петровна, приставленная ухаживать за Надей. И вот однажды весенним утром отец зашёл к ней в комнату с мольбертом в руках:
-Ну что, дочь! – наигранно весело заявил он – Будем тебя рисовать!
И неделю, каждое утро он приходил, и часа по три мучил Надю (то так голову поверни, то эдак посмотри…). В конце концов, портрет был готов. Отец торжественно повернул мольберт к дочери... Но вместо того чтобы обрадоваться, Надя закрыла лицо руками и зарыдала. На картине была изображена девушка с Надиным лицом, но бегущая по берегу реки…. БЕГУЩАЯ – надо ж было додуматься!
  -Пап, зачем ты так? За что? Ты же знаешь, что я никогда НИ-КОГ-ДА не смогу ходить – в отчаянье прокричала девушка.
Отец нахмурился и жёстким голосом сказал: Если тебе не нравится, то я выставлю его на аукцион, там  непременно купят этот шедевр  и за большие деньги.
   Развернулся и вышел. Нина Петровна молча поднесла успокоительное, она вообще всё делала молча.
   С тех пор Надя так и не видела отца …. живым.
20 лет она прожила в атмосфере нелюбви и непонимания. Никому не нужна была «дефективная» девочка, пусть и с огромными печальными глазами, пусть и умная, очень умная…. Надя ещё лет в 12 поняла, что надеяться больше не на кого, и дополнительно начала изучать языки, математику,  психологию. Она поступила в университет на заочное отделение, чтобы стать переводчиком и работать на дому, раз встать у неё нет никакой возможности.
   Когда умер отец, она было решила, что учёбу придется бросить. Ведь некому больше оплачивать счета за преподавателей, приходящих на дом…. Но в её жизни появились Рома и Коля, два брата, самые родные и близкие.… А ведь она даже никогда не догадывалась об их существовании!  Так в 21 год пришли к ней и любовь, и тепло, и ласка, и сознание своей нужности….
   Она продолжила обучение в университете, Нину Петровну уволили,  Ромка нашёл шикарную клинику, в которой пообещали хоть как-то улучшить Надино состояние – жизнь налаживалась.
   Теперь она жила в частном реабилитационном центре недалеко от Москвы. Наконец-то у неё появились друзья, такие же, как она, поэтому им было, о чём поговорить… Замечательные врачи работали в этом центре, удивительные братья появились у неё….
Но самое главное у неё появилась надежда… Смешно, у Надежды появилась надежда….. и любовь…..
   Они познакомились в Интернете. Ведь первым делом, Колька  купил ей ноутбук с выходом во всемирную паутину.  Долгое время лишённая полноценного общения, Надежда тут же окунулась в мир форумов и чатов, асек  и агентов…. В этом и преимущество виртуального общения реальному – не надо объяснять, почему ты не можешь ходить…..
   В аське Надя познакомилась с довольно странным типом, как ей показалось сначала, один ник  “Destructive force” чего стоит! Сначала он был саркастичен,  старался съязвить, уколоть собеседницу, потом они как-то плавно перешли на любимых авторов (она ему про стихи – а он про прозу), художников (Малевич против Сурикова!) театр (драма и комедия!) …. Спорили они много и долго, жадно подыскивая аргументы, доказательства своей точки зрения….. Целые ночи напролёт горел свет в её палате, она общалась…..
   Под его влиянием Надя как-то даже согласилась сходить (пардон, съездить) с Колькой в театр на спектакль, но, увы, не вынесла сочувственных взглядов и предпочла смотреть театральные постановки в записи на DVD.
  Дак вот, в тот самый вечер 14 марта, когда Юля родила своих тройняшек, у Нади состоялся серьёзный разговор с Феликсом Ивановичем, лечащим врачом! Он сказал, что в больницу привезли новое оборудование, теперь возможны даже самые сложные операции, и, если она, конечно, захочет, то станет первой, на ком этот метод испробуют, и тогда возможно она сможет ходить! Надя чуть не запрыгала от радости (а запрыгать так хотелось!), тут же согласилась, и стала названивать Ромке и Коле, но оба абонента находились вне зоны действия сети…
   Надежда вышла в аську и тут же изменила состояние с «грущу» на «безмерно счастлива»….
  В это время ей пришло сообщение от “damage” : Как ты думаешь, меня можно полюбить?
-А почему нет?
-Просто я, наверное, не так живу…..
-Да не переживай ты по пустякам, жизнь полосатая, за чёрной полосой обязательно следует белая…
-У тебя значит белая настала?
-Ага!
- Все понятно…..
-Что тебе понятно?
-Замуж выходишь….
-С чего ты взял?
-Красивой девушке в 22 года положено выходить замуж….
- Ну тебе ведь можно пялиться на свою нарисованную красавицу…. Все уши мне с ней прожужжал ;Ъ
- Знаешь, мне иногда кажется, что ты и она – это одно лицо! Ты -  голос, мысли, чувства, а она изображение, вид, так сказать картинка….
-Хм!
- Выходит, это я ТЕБЯ люблю! 
Надя не ожидала такого поворота и даже отпрянула от монитора. Она повернулась к окну и загадочно улыбнулась, всматриваясь в блики уходящего весеннего солнца. Закат был просто обворожителен, и она засмеялась уже во весь голос, вспоминая свои любимые стихи:
И быть несчастным от дурацких снов,
И быть счастливым просто так – от Солнца…
Потом она повернулась обратно к монитору и написала: Знаешь, а я, похоже, тебя тоже люблю, ОЧЕНЬ…

0

3

Глава Двенадцатая.
Всё будет так, как будет…. Просто пожелайте мне удачи!
   Катя потянулась, сладко зевнула и открыла глаза…. За окном опять светило солнце – вот уже 15 дней марта – и ни одного пасмурного! Она восторженно улыбнулась и … вдруг громко чихнула….
  Со стороны двери раздался весёлый мужской смех.
-Ну, ты чего? – Катя смущенно почесала нос и укоризненно посмотрела на Андрея с подносом в руках…
-Ты такая смешная,  когда проснёшься… - Андрей подошёл и поставил перед ней поднос с дымящимся кофе…
Катя в предвкушении потянула носом и внезапно игриво ткнула Жданова кулачком в бок: Между прочим, кто-то вчера упорно клялся, что будет любить меня и в горе и в радости, и зимой и летом, и Африке и в Австралии, и толстую и худую, и мокрую и сухую….
-И лежа и стоя….. – шутливо продолжил Андрей.
Катя смущённо залилась краской…..и поспешила перевести разговор на другую тему (Ох, когда же она разучится краснеть от его пошлых шуточек и намёков….): И, кстати, чихаю я, наверное, потому что простыла! А ты вчера! Весенний дождь, весенний дождь – нагулялись…. – Катя обиженно посмотрела на Андрея, пытаясь скрыть безмерную нежность в своих глазах.
-Это когда ты успела сделаться такой ворчливой? – Андрей в шутку изумился – Что-то раньше за тобой этого не припомню…
- Жизнь научила – почти серьёзно отозвалась Катя, отхлебнув крепкого горячего напитка – М!!  Вкуусно! Ты теперь всегда меня так баловать будешь?
- Ага – Андрей удобно растянулся на кровати – Я теперь буду самым лучшим!
- Зачем? – Катя искренне удивилась стремлению Жданова к идеальности
- Чтобы ты не сбежала!
-А я и не собираюсь!
- Ну, мало ли, вдруг опять в штаты захочется или в эмираты, например. Как в песне… - и Жданов неожиданно затянул – «Она хотела бы жить на Манхэтэнне и с Деми Мур делиться секретами….»
Катя фыркнула: Была я на Манхэтэнне! Ничего интересного….
-Это радует, - Андрей очаровательно улыбнулся – Елена Александровна уже три раза звонила, говорит, Димка родителей требует…
- Родителей или папу?– не удержалась и съязвила Катя.
Андрей улучил момент и крепко обнял её: Родителей! Нас с тобой! Теперь для него не существует отдельно папы или мамы – есть только мы…. Вместе! ….. Я их, кстати, гулять услал, так что часа два в запасе  у нас есть….
Катя смущенно улыбнулась и спросила: А в больницу когда?
Жданов опешил: Я думал, ты меня про ЗАГС спросишь, а ты про больницу….
-Ну, к Юльке в больницу, я на малышей посмотреть хочу.
Андрей грозно посмотрел на неё: Тебе кто важнее сейчас я или Юлькины дети? Я вообще обидеться могу – он для пущей убедительности даже губки надул.
Катерина засмеялась и сама поцеловала его: Мне сейчас важен только ты…. Я тебя люблю…..
  -Слава Богу, дождался – про себя подумал Жданов и…. это было последнее, о чем он думал, ближайшие два часа мозг отдыхал…. работало лишь сердце….

Юлиана лежала в палате и взволнованно улыбалась. Ей привезли трёх её маленьких сокровищ.… Ну, надо же, она и мечтать не могла о таком! Три девчонки…. Какие красавицы! Эх!!!
Юля стояла и восхищённо смотрела на девочек: русые волосы, курносые носы, голубые папины глаза…. Варвара,  Дарья и Дина – решила она, как раз в тот момент, когда дверь палаты открылась и в дверном проёме показалась взъерошенная голова Малиновского. В руках у него красовался букет тюльпанов: красные, розовые, затесался даже фиолетовый…
  Юлианна непроизвольно улыбнулась, настолько мил и неуверен был «рыцарь без страха и упрёка»
-Юль, эт-то в-вот тебе… - прошептал он, протягивая букет – мне показалось, что тюльпаны тебе понравятся.
-Да, это мои любимые цветы – Юля осторожно взяла букет из его рук и положила на тумбочку возле кровати.
-Можно мне взглянуть?
-Ну, что уж сразу и взглянуть! Я не жадная, смотри, пожалуйста!
Рома осторожно подошёл к детским кроваткам, а Юлиана с беспокойством смотрела на его лицо: Вдруг они ему не понравятся, вдруг он не поверит, что это его дочери? – всё время вертелось у неё в голове.
Но Рома  и не думал ни о чём таком, его лицо расплылось в широкой улыбке, едва он увидел три пары одинаково небесно-синих глаз….
-Ты решила, как назовём? – повернулся он к Юлиане.
-Д-да – та с опаской посмотрел на него и даже присела на кровати для чувства равновесия! -Варька, Дашка и Динка…
Рома улыбнулся, подошёл к ней и присел рядом: Спасибо тебе!! Ты исполнила самую главную мечту в моей жизни…
- По тебе и не скажешь… Так отчаянно противился хоть каким-то долгосрочным связям, а тут мечта Малиновского – дети! – Юля громко фыркнула.
-Нет, ты не поняла! Я хотел детей именно от тебя и ни от кого больше.
Виноградова даже ущипнула себя, чтобы убедиться в реальности происходящего, но это был не сон….
-Я знаю, что очень виноват перед тобой! О многом надо поговорить, но не здесь и не сейчас!  Мы потом во всем разберемся – он ободряюще погладил её по руке  и направился к двери – а пока у меня много дел! Мне тут медсестра список дала, что нужно! Километра два длиной списочек… - довольно улыбнулся он! - … а ты, если что нужно, звони сразу же! Я вечером ещё заеду! Пока!
-П-пока! – Юля ещё долго смотрела на закрывшуюся за ним дверь в недоумении! «Нет, мир определённо сошёл с ума!»….- подумал она, внезапный вопль Дины заставил её выйти из размышлении….
«Веселая жизнь началась! –   мучинечиски вполголоса сказала Виноградова, качая на руках дочурку, на самом деле страшно довольная….

Воропаев с утра 15 марта решил навестить  Zimaletto! «Суббота, никого нет в офисе! Как раз то, что надо!»- довольно ухмылялся он, припарковываясь возле офисного здания.
  Но, увы, его мечтам не суждено было сбыться: в кабинете финансового директора преспокойно восседал НиколЯ ЗорькИн.
«Не сидится же дома этому очкастому монстру» - с досадой подумал Воропаев! И хотел уже было напасть на бедного Коленьку как удав на кролика, но…. Взгляд его упал на фотографию…. Фото, где изображенный Коля, Роман и Надя  стояло на самом видном месте, возле монитора!
-Кто это? – прорычал Александр, указывая на изображение….
- Я-я – заикаясь, пролепетал Зорькин…
-Что за чушь ты мелешь, хорёк ангористый – взвыл Воропаев….  Казалось, даже стены в кабинете содрогнулись, а Коля с тоской стал мысленно прощаться со всеми родными и близкими…. «Эх! – печально вздохнул он – а Елена Александровна сегодня праздничный ужин обещала. В честь рождения девчонок…И пирожки, наверное, будут… с капустой.. мои любимые...»

Глава Тринадцатая.
I’m colourblind.
   Признания в любви – ошибки прошлого.
Разбитые мечты и фальш вокруг судьбы.
Стеклянный свет и здесь, как гость непрошенный.
Осколки писем собираешь ты…
   Кира  лежала на твёрдой больничной кровати, казалось, уже целую вечность. Белые стены, идеально выбеленный потолок, накрахмаленные простыни – от всего этого хотелось завыть….  «А врачи ещё говорят, что такая обстановка благодатно действует на будущих мам» - Кира невесело усмехнулась сама себе – «Надо было всё-таки в общую палату ложиться – всё веселее!»
   Здесь мысли, переживания, чувство вины, неуверенность в будущем охватывали с новой силой. Как бы она ни старалась, спать спокойно по ночам не удавалось, именно тогда при свете луны он стояла на коленях перед окном и просила прощения у всех, кому причинила зло…
   Ещё в ранней юности она услышала стихотворение, последние строчки которого были именно такими: «Что ты хочешь? Счастья.… Всё? А разве мало?». Действительно, ни к чему Zimaletto, ни к чему шикарная машина (об этом пусть Вика мечтает), ни к чему счёта в банке, ей бы сейчас хоть чуть-чуть счастья, чтобы мама с папой были живы, чтобы Сашка стал прежним весёлым и открытым, чтобы её любили так,  как Андрей любит Катю….
   Опять луна светит в окно, она похожа на скукоженную дольку лимона, такая же маленькая и сморщенная, но, сколько от неё света!!! Повезло Бездомному, он маялся лишь в полнолуние, у неё при любой фазе луны – бессонница!
   Кира осторожно опустила ноги на пол, мягкие тапочки стояли как раз возле кровати. Она с трудом встала, живот был уже большой и довольно весомый, нащупала в темноте тёплый махровый халат, укуталась и медленно подошла к окну. Деревья стояли ещё голые, но снега уже не было – вот такая вот ранняя весна! Как бы она хотела, чтобы её дочка родилась в марте, но врачи поставили срок на 12 апреля! «День, когда Гагарин совершил свой великий полёт!» - опять ухмыльнулась она, но в этот раз значительно веселее. Когда речь заходила о её дочке, то она вся стразу теплела, даже кончики пальцев начинали подрагивать – так хотелось ей дотронуться до маленького чуда, всё-таки дарованного Богом!
  Кира подняла голову к луне, в сотый раз вспоминая про Понтия Пилата, приговоренного за трусость к ста тысячам лун, и тихо прошептала: Меня наказывай, девочку мою не трогай, пожалуйста! Она не виновата!
  Врачи что-то не договаривали, она знала! И осматривали её каждый  день раза по два, а то и по три, прикрываясь словами «Так положено!».
   Она посмотрела на одинокий фонарь, пронизывающий темноту аллеи и всё-таки улыбнулась, представляя, как будет гулять с коляской по парку, а бабушки, вечно сидящие на лавочках будут с восторгом глядеть на неё, на её маленькую Настеньку (так она непременно назовёт свою дочь) и умиляться.… А их могло бы быть трое, но всё в своей жизни она разрушила сама, только сама!
   Она вспомнила, как, увидев Пушкарёву с ребёнком, начал с остервенением строить козни! Чего только она не напридумывала, а Клочкова во всём ей помогала, при этом усердно жуя ресторанные обеды и ужины, заказанные Кирой. Воропаева тогда, казалось, ничего не замечала из-за своей слепой ярости, как дальтоник не различает цветов…. Так и она не могла отделить заслуженное от незаслуженного.… Лишь когда добилась оглушительного скандала и подрыва репутации Zimaletto, тогда опомнилась. Как человек, к которому вернулась память, она очень долго отходила от ужаса, в который вогнала себя и окружающих…. Бесконечные репортёры, испуганные лица Женсовета, потухшие глаза Андрея, и слёзы Елены Александровны.… Да-да, эта смелая женщина нашла силы придти к ней, и высказать всё, что не смогла сказать Катя. От неё она узнала всю историю от начала и до конца,  узнала, что Катя, чтобы спасти репутацию Андрея и оградить своего сына от лишних пересудов, уехала в Штаты…. «За что??? За что я так наказываю этих бедных женщин, этого маленького мальчика, ещё не успевшего совершить ничего плохого?» - думала она тогда. Всё ещё можно было исправить, но она упорно держалась за Андрея, видела, как он любит другую, как жалеет её, Киру, но изо всех сил цеплялась, за давно уже уплывшую мечту… Ужасный период! Тогда она даже стихи писать начала, стихи были правдивее её действий:
Ждать простого «Привет!»
Столько долгих ночей,
Засыпать под рассвет,
Оставаясь ничьей!
Слышать вновь, что спешишь,
Что заели дела,
Что ночами не спишь,
Что болит голова!
Так устала….
Как хочется встать,
Топнуть ножкой и тихо сказать:
«Я привыкла к страданьям,
Но и ТАК не могу
И пускай испытанья,
И плевать на молву…
Встать, уйти, не жалея. Поверь!
Для тебя в моём мире
Нет места теперь.
    Уйти Кира так и не смогла, он сделал это сам! Где-то год назад, весной! Пришёл какой-то возбуждённый, разгорячённый. Она даже сначала успокоилась: подумала, вернулся   от какой-нибудь модельки, значит всё приходит в норму, можно успокоиться! Дура!
   Пришёл, разлёгся на кровати и как бы невзначай спросил: Интересно, почему газеты, когда писали про нас с Катей, ни слова не сказали о ребёнке!
  Киру как хлыстом ударило, узнал!!!! Тут бы успокоиться, признаться во всём, прощения попросить! Но она же Воропаева! Она же гордая! Истеричка, блин!
Сказала ему она тогда примерно следующее, точнее не сказала, а проорала в истерике: Дак эта тварь вернулась? И всё тебе рассказала. Ну, конечно! Все хотят заполучить такого завидного мужа, как Жданов. И эта змеюка очкастая не исключение!
  Андрей тогда посмотрел внимательно в её пылающие огнём глаза и тихо сказал: Так я и думал, ты всё знала! И это ТЫ заказала эти статьи…
   Потом он развернулся и медленно пошёл к двери, обернулся и как бы на прощание произнёс: Кстати, не суди по себе никогда…. Она тебе не чета!
  Дверь захлопнулась, а Кира в отчаянье упала на кровать. Слёз не было, только противный склизкий комок стоял в горле: Ушёл – изрекла она – Теперь навсегда… Да он давно уже от тебя ушёл…
   Кира глянула на поле, простиравшееся сразу же за территорией больницы – занимался рассвет.
   «Надо бы поспать немного, ребёнку покой и отдых нужны, а я только мучаю его!» - она осторожно прилегла на кровать – «А грехи свои искупать надо, иначе делать это твоёму ребенку придется» - серьёзно решила Воропаева и провалилась в глубокий сон без сновидений…

Глава Четырнадцатая.
Я не болею тобой…
Мы, женщины, в душе немного Маргариты,
Вот только Мастерами мы давным-давно забыты.
Т.Снежина
   Разбудил её осторожный стук в дверь. Кира сладко зевнула и посмотрела на часы – десять утра! Замечательно: целых пять часов сна, хочется верить что здорового.
-Войдите – довольно бодрым голосом произнесла она, даже и не сомневаясь, кто за дверью.
Алексей Константинович медленно вошёл в комнату, поздоровался и безотлагательно принялся считать пульс своей пациентки. Кира со спокойствием вынесла все его расспросы о питании, самочувствии, сне…. Уже два месяца продолжались эти ежедневные вопросы, но сегодня всё было по-другому. Вместо того, чтобы отправить её на обязательный сбалансированный завтрак и небольшую прогулку лечащий врач с улыбкой сказал:
-Ну что, голубушка! Я думаю больше задерживать вас мы не будем. Необходимости в этом нет!
Кира побледнела и чуть не грохнулась в обморок:
-Неужели всё так плохо – прохрипела она.
-Бог с вами, всё наоборот очень хорошо. Вы немного нервничали, переживали, поэтому-то мы и держали вас здесь. Так сказать, перестраховывались. Сейчас вы стали поспокойнее, состояние стабилизировалось, поэтому последний месяц можете провести дома. Вам нужна забота близких и положительные эмоции! Я позвоню вашему брату, чтобы он заехал за вами! Сегодня как раз суббота
-Нет – почти крикнула Кира, и потом уже спокойнее произнесла – не надо беспокоить Сашу,  я доберусь и на такси, а вещи можно пока у вас оставить?
-Конечно, я сейчас вызову для вас машину, собирайтесь, и помните, никаких нагрузок и расстройств! Только положительные эмоции! Ваша девочка должна родиться здоровенькой! – за доктором захлопнулась дверь.
Кира некоторое время посидела на кровати, затем осторожно поднялась и подошла к окну: дождь, первый весенний дождь, небо затянуто серыми неподвижными облаками, а на душе отчего-то легко и спокойно. Она улыбнулась своему контуру на стекле и пошла собираться.
Такси подъехало на удивление быстро, города они достигли за каких-то двадцать минут.
- А Москва совсем другая стала – Кира и не думала, что произнесла это вслух…. Слова вырвались непроизвольно, из глубины души…
-Да, Москва меняется просто на глазах, всё новые и новые домищи вырастают – отозвался пожилой таксист
-Нет, я не в этом смысле – Кира открыла окно и вдохнула запах новой жизни, новой весны – Чувствуете, какой воздух, и тепло совсем, даже во время дождя…
Таксист открыл окно со своей стороны и стал усердно принюхиваться: А по-моему всё как всегда, дым перемешанный с бензином. Это вам сейчас всё новым кажется. Вы окно-то закройте, ато простудитесь. А вам нельзя!
-Да – Кира довольно улыбнулась – мне сейчас не только о себе думать надо! – она послушно закрыла окно и внезапно вспомнила стихи, прочитанные ещё в ранней юности
-А вы знаете такие строки? – вдруг обратилась она к водителю.
Москва заплакана дождём.
И, серых глаз не поднимая,
Москва заплакала о том,
Что стала вдруг совсем седая.
А прядь тяжёлых облаков
Легла Москве на лоб высокий.
В её дыханьи семь ветров,
В дыханьи лёгком и глубоком.
Москва, любимая, не плачь,
Пускай седая ты навечно,
Пусть и с весною сердце вскачь,
И пусть так будет бесконечно.
Но, если даже ты всплакнёшь,
Я так люблю твои слезинки.
Я выхожу тогда под дождь
В ладонь ловлю твои дождинки…
В глазах у Киры стояли слёзы, безумно хотелось плакать…. И ничего с собой поделать было нельзя. Останавливало только присутствие чужого человек рядом. Она никогда и никому не показывала своих слёз, даже родным, а уж чужим тем более.
- Красивые стихи – водитель удивленно смотрел на эту красивую беременную женщину, внешне благополучную, но такую беззащитную внутри, и думал, как бы её тактичнее приободрить. Ничего умного в голову не лезло, поэтому оставалось лишь перевести разговор на другую тему. – Сами написали?
-Нет, не знаю кто. Ещё в юности прочитала, вот сейчас в голове откуда-то всплыло. А куда мы едем? – Кира в недоумении стала озираться по сторонам.
-Как вы и просили на Новый Арбат, я просто пробки объезжаю.…Вот и приходится закоулками пробираться, вы не волнуйтесь.
-Я вовсе и не волнуюсь – почти обиженно проговорила Кира – Я передумала, едемте к Речному…
Таксист недоуменно посмотрел на молодую женщину, так и хотелось покрутить рукой у виска, вместо этого он тихо сказал:
-К Речному, дак к Речному.
Водитель включил музыку, и больше они не разговаривали друг с другом. Кира расплатилась и вышла на набережную Москвы-реки, неслышно плескались маленькие волны, несколько кораблей чинно стояло у причала. Она с детства обожала это место: спокойное и величественное, надёжное и изменчивое…. Тихий закоулок Москвы, почти окраина, и мало кто приходит сюда, особенно субботним утром. Кира стояла и задумчиво смотрела на пассажирский лайнер «Адмирал Качалов»: зеркальная поверхность, гордый вид и вместе с тем какая-то внутренняя хрупкость и детская наивность. Она быстро одернула себя:  «Ещё чего не хватало, думать о корабле, как о живом человеке. Сейчас надо решать более насущные вопросы. Как найти Катю? Как собраться с мужеством и всё ей рассказать!?».
Вывел её из задумчивости оглушительный и звонкий детский крик: Мама! Смотри, какая птичка!
Кира обернулась и увидела, маленького мальчика, на всех парах несущегося в её направлении. Инстинкт самосохранения не дремал, поэтому Воропаева, ойкнув,  закрыла живот руками и отскочила в сторону. Незамедлительно рядом раздался обеспокоенный женский голос: Димка, ты что разбуянился! Чуть тётю не сшиб!
Кира повернулась и в двух шагах от себя увидела…. Катю, которая спешила к месту инцидента. Их взгляды встретились, и обе женщины мгновенно побледнели, Пушкарёва сначала даже замерла в нерешительности, но потом, справившись с собой, подошла к ним.
-Дима,  извинись перед тётей, ты её напугал, а это нехорошо! – назидательным и ПОЧТИ спокойным тоном произнесла она.
-Извините, я больше так не буду! – пролепетал Дима, и спрятался за маму.
Катя подошла к Кире и сказала: Извините, Кира Юрьевна, он, правда, не хотел.
- Значит, вы вернулись, Катя.
-Д-да. – Катя внезапно покраснела – Уже два месяца, как вернулась. Извините нас ещё раз, мы пойдем! – и она уже развернулась, чтобы уйти, но внезапный Кирин оклик заставил её замереть.
-Катя, подождите! – Кира подошла к ней вплотную – Вы сказали это таким тоном, как будто просите у меня прощения не за сегодняшний инцидент, а за что-то другое…Не надо, вы у меня ничего не отняли. У человека нельзя забрать то, чего у него нет!  Это Я виновата перед вами, очень виновата! – каждое последующее слово давалось ей очень тяжело – Пожалуйста, выслушайте меня! Мне надо рассказать вам всё! Я хочу войти в новую жизнь с чистой совестью. Просто послушайте меня, и вы поймёте, что я и так уже достаточно наказана. Поверьте, я не сделаю ничего плохого.
  Излишне бледное лицо, усталый взгляд…. – Катя смотрела уже на совсем другую женщину… Такой Воропаева не была никогда.
-Пойдёмте к нам, - улыбнулась Пушкарёва – не на улице же разговаривать. Мама как раз пирожков напекла…
Глава Пятнадцатая.
Любовь = Москва.
   Воропаев хищно сверкнул глазами и стал медленно наступать на Зорькина. По дороге он взял со стола фотографию и, указывая на девушку (как ему казалось),  громовым голосом произнёс: Кто ЭТО, я тебя спрашиваю!
  На самом деле палец Воропаева указывал прямо на физиономию Малиновского, расположенную чуть правее Надиного лица. Коля в испуге посмотрел на Воропаева, протёр очки, поморгал, потом опять уставился на фото: А-Александр Юричь, вам нехорошо? – голос Зорькина дрожал и срывался.
- Мне просто замечательно, господин Зорькин! А вот вы, если сейчас же мне не скажете, кто это, почувствуете себя не очень хорошо. Я бы сказал, совсем нехорошо!
-Это Роман Дмитрич Малиновский, акционер компании Zimaletto – на удивление чётко, словно отвечая у доски, протараторил Николай.
Глаза Воропаева увеличились втрое, и как показалось Зорькину, у него даже пар из ушей пошёл: Шутить со мной вздумали! – Александр сделал последний шаг и вплотную приблизился к Николаю.
   «Ну, всё! Я стану первой жертвой помешательства Воропаева. Он оборотень, я всегда это знал, а на досуге питается умненькими упитанными мужчинами, прям как я!»
Внезапный смех разразился в комнате. Зорькин с опаской приоткрыл один глаз и огляделся: Воропаев стоял всё так же перед ним, но теперь отчаянно ржал, сгибаясь пополам! «Точно помешанный! Мотать надо, пока жив!» - подумал Коля.
- Зорькин, я щас помру! – Воропаев смахнул рукой невидимые слезинки – Это ты-то упитанный!!! Ха-ха-ха! Оборотень, ой мамочки! Книжек про Гарри Поттера начитался, блин!
Аккуратно пробиравшийся к выходу Коля внезапно замер, «неужели я сказал это вслух! Ой, а вдруг он мысли читает!», не успев толком ничего понять, финансовый директор благополучно достиг двери и выскользнул в коридор.
  Просеявшись, Воропаев обнаружил пустое кресло и пустой кабинет. С боевым кличем: «Зорькин, я тебя придушу, только попадись мне!» он покинул кабинет, намереваясь, во что бы то ни стало разыскать этого подлого экономистишку  и вытрясти из него всю информацию об этой загадочной незнакомке, занимающей все мысли «великого и ужасного» вот уже три года!

Елена Александровна как раз допекла последнюю (пятую) сковородку пирожков,  как раздался звонок в дверь. Женщина очень удивилась, поскольку все были заняты делами и, в общем, дальше углубляться в рассуждения она не стала, а поспешила открыть.
-Катюш, а что вы так рано! Ведь только что ушли… - увидев Киру, Пушкарёва осеклась и непонимающе уставилась на Катерину.
-Кира, проходите. – Катя сделала приглашающий жест рукой, - Мам, нам надо поговорить, а ты пока с Митькой погуляй, хорошо!?!
Елена Александровна кивнула и пошла собираться, всё ещё не понимающе оглядываясь на Воропаеву. Впрочем, она не привыкла вмешиваться в дела дочери, а лишь старалась помочь ей во всём. И если сейчас необходимо оставить их наедине с этой женщиной, то так и надо сделать.
   Катя пригласила Киру на кухню, разлила по чашкам чай, поставила пирожки на стол… Когда мама с Димкой ушли, повисло неловкое молчание. Две женщины сидели друг напротив друга, уставившись в пол.… Если можно было бы  посмотреть на это со стороны, то картина показалась бы, по меньшей мере, странной: стол, накрытый, словно для встречи старых друзей и два … врага…., которые теперь уже и не знают, враги или… соратники они теперь.
-Катя – Кира первой нарушила затянувшееся молчание – мне … я … я должна, то есть я хочу попросить у вас прощения! Я очень виновата перед вами, я была не права.
-Кира Юрьевна…
-Не надо, не перебивайте меня, мне и так сейчас не просто! Я никогда раньше не просила прощения.. Я действительно виновата перед вами, это Я заказала эти несчастные статьи, это Я фактически виновница вашей разлуки с сыном!
-Кира Юрьевна, постойте! – Катя не могла больше смотреть на потухший взгляд Воропаевой, на её мертвенно бледные губы – Вот, - она поставила перед ней чашку с чаем – попейте и успокойтесь. Я всё знаю!
- Откуда? – Кира непонимающе взглянула на неё.
- Мне … Андрей рассказал, всё!
- Дак значит, вы вместе! Он всё знает про сына! – Кира облегченно вздохнула и откинулась на спинку стула.
  Катя ошарашено посмотрела на неё, и даже осторожно под столом ущипнула себя за руку!
- Вы не расстроены, что Андрей всё знает?
- А вы удивлены? Конечно, ещё год назад от меня следовало ждать абсолютно полярной реакции! – Кира отхлебнула чая и несмело улыбнулась. – Теперь всё изменилось, Катя, и я очень хочу, чтобы вы меня выслушали, от начала и до конца! Это необходимо в первую очередь мне!
- Я вас слушаю!
- Спасибо….

Тем временем Андрей  сидел в «Ришелье» и нетерпеливо слушал Малиновского, в экстазе описывающего первые дни жизни своих дочек.
-Андрюха, ты представляешь, они весят даже меньше арбуза, а ручки у них такие махонькие, а носики Юлькины, а вот глаза мои!!!!
- Подожди, папаша – Жданов усмехнулся, так необычно было применять это понятие по отношению к извечному ловеласу – ты с Юлианой поговорил? Я вообще не понимаю, когда вы успели троих детей заделать, и не моё это дело! Но, похоже, не очень-то и рада она была тебя видеть!
- Я знаю! Но отец-то ведь я! Поэтому никуда она от меня не денется!
-Дак ты говорил с ней?
- Нет пока, я вчера, когда пришёл, они спали…Ты представляешь, они когда спят, у них такие лица беззащитные.. а реснички совсем крошечные…
-Подожди – Жданов перебил друга. Он понимал, что поступает некрасиво, но уж очень больно было слушать от Малиновского описания первых дней жизни его собственных детей. Андрей никак не мог смириться  с тем, что не видел новорожденным своего сына, а тут Роману такое счастье… - Тебе необходимо поговорить с ней и чем раньше, тем – договорить он не успел.
-Вот вы где! Я так и знал, что вы тут! – к ним подлетел запыхавшийся Зорькин
- А что позвонить и узнать нельзя было? – прищурился Малиновский.
-Да я телефон в кабинете оставил, слава Богу, ключи от машины в кармане пиджака были!
Уф! – Зорькин плюхнулся на стул и залпом выпил стакан виски.
Два друга с удивлением на него уставились, а он, даже не поморщившись, продолжил: Вы представляете, Воропаев с ума сошёл!
-Что? – Малиновский расхохотался в голос, таким зловещим шепотом произнёс это Николай.
-Не верите, а он на меня сегодня напал, и вид у него был отнюдь не здоровый….

Глава Шестнадцатая.
О любви.
- Я вас слушаю…
- Спасибо!
  Внезапный раскат грома заставил женщин вздрогнуть. Обе подбежали к окну и уставились на небо: серые тучи плыли по небу с бешеной скоростью, деревья, не успевшие ещё покрыться зеленью, раскачивало из стороны в сторону, ещё один раскат повис в воздухе, а Катя, словно ужаленная кинулась к телефону:
-Алло, мам, вы где? Буря начинается…
- Катюш, не беспокойся, мы в торговом центре были, когда дождь пошёл, сейчас сидим с Митькой  пирожные уплетаем.
-Уф! – Катя опустилась на стул и отхлебнула из чашки – Ну всё! Ато я перепугалась… Пока!
  -Гроза! Гроза в марте…. Символично…  - Кира невесело усмехнулась – Надеюсь, когда я всё вам расскажу, мне станет легче … может быть…
    Тогда, в марте, когда Андрей ушёл, я словно сошла с ума! Хотя нет, сходила с ума я, когда пыталась его удержать, когда заказывала эти чёртовы статьи, а тогда я начала выздоравливать…
   Знаете, когда пытаются вылечить наркомана, приковывают его наручниками к батарее, и месяца три так держат, давая лишь поесть и попить. Просто надо, чтобы тебя хорошенько «проломало», проколбасило, только тогда можно надеяться на благоприятный исход. Моя любовь к Андрею была, наверное, манией, зависимостью. Нет, сейчас я уже не знаю, любовь ли это была вообще! Как можно любить человека, который тебя унижает, и в какой то мере презирает…
-Но, Андрей никогда Вас не…
   Катя подождите, не перебивайте, пожалуйста. У меня было много времени, чтобы всё осмыслить. Андрей меня не уважал, это точно! Он конечно этого не замечал, и, наверное, ничего плохого не хотел. Но когда изменяют, когда врут, когда лицемерят – это унижение, это даже предательство! Я, несомненно, тоже хороша: не видела, точнее не хотела видеть очевидного. Вы думаете, я не знала обо всех его похождениях? Знала, а если не знала, то догадывалась. Но я не хотела верить в это, поэтому бесконечно убеждала себя в его невиновности, в его честности передо мной… Так бывает, придумаешь себе  что-нибудь, увлеченно рассказываешь об этом другим, а потом и сам начинаешь верить в собственные фантазии… Так и я жила: не верила, потом обманывала себя, прощала, а потом сама же звонила, проверяла, чтобы лишний раз убедиться в его изменах… Глупость, что скажешь!  Однако Андрей никогда почти не прокалывался и не оставлял явных следов, всё было чистенько.
   Те открытки и игрушки … инструкция – это первое вещественное доказательство измены. С того дня я уже не могла спокойно закрывать глаза и врать себе. Я читала письмо Малиновского всего один раз, но текст до последнего слова врезался мне в память. Вы исчезли, Андрей просто потерял лицо, это был уже абсолютно другой человек: чужой, колючий, больной… Всё как-то пытались вытащить его из этой паутины: Маргарита, Малиновский, даже женсоветчицы…. А я не могла справиться с собой: приходила домой, падала на кровать… а в ушах звучит инструкция, потом слова Андрея: «Да, я люблю Катю!». Обо мне он так никогда не говорил, его люблю ко мне звучало в миллион раз фальшивее, чем просто «Катенька» к вам! Я закрывала глаза, и сразу же появлялись  сцены вашего соблазнения, согласно инструкции Малиновского. Знаете, у  меня с детства хорошее воображение….
Не знаю, как я это пережила: возвращение в реальность было уж слишком болезненным. Именно тогда и началось выздоровление, я почти справилась, но тут Андрей пришёл сам, он просил прощения, и … я простила, дура!  Нет, дура не потому что простила, а потому что приняла! Сразу же забыв обо всём!
   Всё было почти хорошо… Почти! Я закрывала глаза, на то, что Жданов сейчас будто пластилиновый: ходит, работает, даже дышит как в замедленной съёмке. А потом я однажды встретила вас… с сыном. Ничего объяснять не потребовалось, сразу видно – Жданов! А знаете, я очень хотела от него ребёнка когда-то. Смешно вспомнить, чего только не делала, чтобы забеременеть, даже презервативы протыкала… Врала, что принимаю таблетки, а сама… каждый день тест на беременность покупала. Ничего у нас с ним не получилось, к счастью! Видимо несовместимость какая-то…
   В общем, увидела вас с сыном, похорошевшую, светящуюся изнутри – злость просто глаза застилала. Я не знаю, наверное, в таких случаях говорят, бес попутал. Всё как в тумане: статьи заказывала, с Шестиковой встречалась, материальчики ей подкидывала… Из-за своей глупой ненависти разрушила всё: вы уехали, Андрею жизнь разрушила… Он тогда как умалишённый ходил,: всё Малиновского обвинял, думал, что тот так вас очернил в глазах прессы… Я знаю, он даже к вам приходил! А вы его не пустили…. Я бы на вашем месте.… Хотя, что говорить, вы не я! Точнее я не вы, Андрей тогда верно подметил! Вы оказались мудрее меня…. Честнее и справедливее… Из-за этих статей престиж компании сильно упал, да  и Марго с Павлом почти прекратили отношения с Андреем. У них теперь, так сказать, чисто деловые ужины и разговоры. Марго то винила его в том, что он меня обидел, а вот Павел… я думаю, из-за подлости сына переживал, да и за вас тоже… очень. Они тогда крупно повздорили, с тех пор почти и не общаются…
  Этими статьями я ничего не добилась, ни себе успокоения, никому! Андрей тогда ещё больше от меня отдалился: видимо чувствовал, что это я виновата, только тогда доказательств не было…  А я всё цеплялась за него, из последних сил. Как хомячок в колесе: он бежит, бежит, перебирает лапками, а колесо крутится и крутится – и конца этому нет…. Так и я перебиралась, перебиралась, а выбраться так и не смогла. Он от меня ушёл, а  я – из компании. Видеть его не могла. Ненавидела, дура!  Неделю я пила… Это наверное жутко звучит, но по-другому сказать никак нельзя. Думала с собой покончить…. Кристина где-то в жаркой Африке, Александр погряз в своих делах, Виктория ищет нового мужа – никому я была не нужна… Вы знаете, Катя, мне очень часто закатывали сцены ревности ( в юности это было), меня бросали, ко мне возвращались, меня много раз целовали и даже ревновали, но меня никогда по-настоящему не любили! И от этого становилось страшно и хотелось напиться….  Прошла неделя, мне стало легче, и  я пошла на улицу. Спустилась в метро, впервые за пять лет, а там, знаете – Кира улыбнулась – там люди, все спешат куда-то, толкаются. И мне тоже захотелось снова жить, к кому-то спешить, чем-то заниматься. А делать-то нечего! Я села в вагон и поехала, а там ОН. Подходит и говорит: Здравствуйте, Кира Юрьевна, хорошо выглядите! А мы по вас все скучаем! И так искренне улыбнулся… У меня тогда сердце в пятки ушло! Катались мы на метро до позднего вечера, я столько красивых станции обнаружила… И мне, знаете, никогда так легко и весело не было. А потом Он пошёл меня провожать и… как-то внезапно остался. А я была ему рада, как никому другому никогда не была…
Глава Семнадцатая.
Снова о любви.
   Кира всхлипнула, и неожиданно расплакалась. По Катиному лицу слёзы текли уже давно.… Как бы она ни старалась, но слушать про «инструкцию» спокойно не могла всё равно, да и Киру почему-то было нестерпимо жалко. Вот она сидит перед ней, съёжившаяся, беспомощная, теперь ещё и плачет. Катя осторожно подсела к Воропаевой и погладила её по голове, как маленького ребёнка: Кира, ну что вы, вам плакать нельзя! Это очень на детях отражается. Вам сейчас радоваться надо, положительные эмоции просто необходимы.
Кира всхлипнула ещё громче: Какие положительные эмоции, если я всем порчу жизнь, я всегда всё разрушаю, я никому не нужна, меня никто не любит….
Катя даже руками всплеснула от возмущения: Как это никто не любит!?! А Кристина, А Александр Юрьич, Марго с Павлом? Андрей? Он ведь к тебе всегда очень хорошо относился…. Вы же с детства вместе! – Пушкарёва даже не заметила, как перешла на ты, так ей хотелось успокоить и приободрить Киру – А девочки из женсовета? Они-то всегда за тебя были…. А Юлиана?
-Катя – Кира подняла на неё заплаканные глаза – А ты сможешь когда-нибудь меня простить? Я понимаю, это сделать практически невозможно, но всё-таки…. Мне было бы легче так жить…. Зная, что ты не держишь на меня злость….
-Кира… Юрьевна, я не держу на вас зла, я не обижаюсь. Вы ненавидели меня, хотели мне навредить, просто потому что чувствовали какую-то опасность для вашего мира, исходящую от меня! Вы ведь были правы! Я много чего успела натворить, и временами получала по заслугам. Ваши поступки – поступки любящей женщины. Вы любили и не знали, как бороться за свою любовь! Я всё понимаю, поэтому не злюсь и не обижаюсь…
- А ведь моя ненависть принесла мне только потери….. Я ушла из компании, потеряв дело жизни моих родителей, я вычеркнула из своей жизни Андрея, Романа, Юльку -  и потеряла близких друзей, я отдалилась от брата с сестрой – и теперь у меня фактически нет семьи….
-Но у вас ведь будет ребёнок, и всё же можно исправить, ведь правда? – Катя осторожно улыбнулась.
Кира улыбнулась в ответ: Надеюсь, что ещё не слишком поздно.
-В самый раз! Кстати, у вас ведь кажется появился близкий человек – Катя несмело взглянула на Воропаеву.
-Появился, но я сама всё испортила. – Кира встала и подошла к окну. Гроза прошла, но было по-прежнему пасмурно и как-то серо. Хотелось плакать – Мне тогда было плохо и одиноко. А он спас меня…. Я даже не могу объяснить, как это произошло. Я просто пригласила его на чашку кофе, он согласился. Мы оказались вдвоём в маленькой кухне. Знаешь, какой тяжёлый перед грозой бывает воздух. Кажется, что даже дышать невыносимо трудно. Так было и на кухне: электричество просто летало из одного края в другой. Я не могу объяснить, да даже понять до сих пор толком не могу, что это было. По крайней мере, с Андреем – Кира осторожно покосила в Катину сторону –  я никогда такого не чувствовала. Варила кофе, а сама умирала от желания, чтобы он хотя бы просто меня обнял! И сама же ругала себя за это! Настолько мы разные и .. да просто несовместимые…. Он наверное почувствовал моё состояние, или Он умеет мысли читать…. В общем – Кира сделала глубокий вдох – он подошёл сзади, положил голову мне на плечо, и осторожно приобнял меня. … И… понеслось!  Я только тогда, наверное, по-настоящему и жила…. Не понимала, что со мной происходит… Три месяца счастья! Хм! А вела я себя отвратно: сначала стеснялась его до ужаса, потом… привыкла и стала вести себя как обычно…. Упрекала! Господи. Какая же я дура! Я ведь любила его… люблю….. Боялась этого и старалась хоть как-то заглушить нежность, выплёскивающуюся изнутри….
-А Он?
-Он терпел… Может быть, потому что любил… В конце концов, я окончательно всё испортила! Как-то в июле гуляла по городу, зашла в кафэшку, встретила там Минаева! ну и решила поразвлечься
Катя даже чаем подавилась!
-Не подумай ничего плохого, точнее я поступила очень плохо, но не так, как ты подумала! Позвонила ему, попросила, чтобы он меня забрал! А на чем он меня мог забрать? Ну, не на… В общем, неважно! Сама сидела с Никитой, пила виски… потом мы танцевали. Когда Он приехал, я была уже в достаточной мере пьяна, чтобы закатывать истерики… Да ещё и Никита масла в огонь подлил, сказал, что и сам меня проводить может! Я с ним уехала, хотела, чтобы он поревновал…. А он ушёл… А я беременна от него…. Чего только не делала? Обзванивала всего его знакомых,  в справочном искала…. На гордость свою совсем наплевала… Господи, да при чём тут гордость! Он ушёл, а я жить без него не могу….
  Кира опустилась на стул и заплакала! Катя сидела рядом и пыталась разобраться в сумятице, которая творилась в душе…
-Кать, а почему ты не спрашиваешь, кто ОН!
- А зачем? И так понятно. Это Федя…

0

4

Глава Восемнадцатая.
Суматошный день.
   -Коль, по-моему, ты переутомился! – мягко взял брата за плечо Малиновский – Не стоит столько работать! Ехал бы сейчас домой, или лучше к Машке…. Ну, что ты так смотришь на меня! Я не слепой и многое замечаю.
   Жданов непонимающе посмотрел сначала на Романа, потом на Зорькина, сделал глоток и сказал: Я не врубил, можно ещё раз и попонятнее!
Николай смущённо порозовел, а Роман с воодушевлением принялся рассказывать другу, как в одном из ночных клубов, он имел честь лицезреть господина Зорькина собственной персоной, причём был он в сопровождении всем известной Марии Тропинкиной, ранее секретарем Зималетто, а теперь директором пиар - агентства Юлианы Виноградовой. Жданов, слушая этот поток информации, кивал головой как непонимающий ничего барашек …. Николай не удержался, и всё-таки расхохотался, настолько комично выглядел президент компании.
-А ты чего ржёшь? – хитро усмехнулся Малиновский – я до Машки твоей ещё доберусь! – Лицо Зорькина немедленно побледнело – Да, успокойся, ты, я не в том смысле – поспешил заверить брата Роман – Очень мне интересно узнать, как так получилось, что она хозяйка агентства моей будущей жены.
Теперь пришла очередь Жданова ухмыляться: Ты сначала с Юлькой помирись, а потом уже о свадьбе заговаривай. Господи! – он расхохотался – всемирно известный бабник и балагур говорит о женитьбе. Повезло же Юльке, ничего не скажешь!!!
-Так, всё! Закончили! – Малиновский прервал веселье друга – мне ещё надо кучу дел сделать, прежде чем я в больницу попаду! Кстати, кто-нибудь знает, где есть хороший детский супермаркет?
Оба отрицательно помотали головой.
-Жданов, ну ты ж у нас как-никак год уже заслуженный папаша Российской Федерации.
-Все вещи Елена Александровна покупает, я ей только деньги даю – Андрей виновато посмотрел на друзей – Ну не понимаю я ничего во всяких распашонках и штанишках – для убедительности он даже руками развел!
-Ну, всё я тогда сам на поиски побежал – Малиновский поднялся с места и заспешил в сторону выхода.
Жданов удивленно смотрел вслед другу: Да, вот и Малина попал! А ещё недавно клялся и божился, что в ЗАГС только под угрозой расстрела! Поистине, пути господни неисповедимы.
-А я ничего про них с Юлькой не знал, странно даже как-то! – вздохнул Зорькин.
- Я догадывался, что между ними есть какая-то искра, доля симпатии, но чтобы вот так! Да ещё и троих девок заделать – этого, блин, даже я не ожидал! От тебя Коля кстати тоже! Лихо ты с Клочковой на Машку переключился! У вас с ней хоть всё серьёзно?
Коля смущенно кивнул: Серьёзнее не бывает.
-А почему к нам не приводил?
-Ну, думал, что вы не поймёте, да и мало ли чего!
-Так, мы, кажется, договаривались уже, что одна семья! Если серьёзно всё, то приводи сегодня на ужин! Мы как раз Ромкино тройное отцовство праздновать собрались!
-Хорошо, приведу!
-Ну, всё я тогда тоже побежал. Меня там мои, наверное, заждались – Жданов нежно улыбнулся, махнул Николаю рукой и удалился!
-А я ещё посижу немножко, покушаю – сказал Коля сам себе и только-только углубился в изучение аппетитного меню, как …. Тяжёлая рука Воропаева легла ему на плечо…

*   *   *
-Катя, откуда ты знаешь? – Кира смерила Пушкарёву непонимающим взглядом.
-Всё очень просто, Кира Юрьевна! – Катя улыбнулась – у меня всегда было «отлично» по логике. А это покруче высшей математики предмет.
-Но… но как? – Кира беспомощно развела руками – Я же ни имён, ни фамилии не называла.
-Хм, - Катя подошла к плите и включила чайник -  Помнишь, ты рассказывала о вашей встрече в метро?
-Ну, да! – Кира до сих пор пребывала в лёгком обалдении.
- «А мы по вас все скучаем!» - так мог сказать только человек, работающий в Зималетто или давно знавший вас! – Воропаева кивнула – Поскольку вы не называли сначала его имени, я решила, что тоже знаю этого человека! Это не Урядов – Кира и Катя одновременно поморщились -  не Милко – теперь обе улыбнулись – не Андрей, не Коля и не Роман. Значит Федя.
-Да, против логики не попрёшь! – Кира едва заметно ухмыльнулась – А почему не Роман и не Коля? Остальные, понятно, вне конкуренции.
-Потому что Роман в это время был занят немножко другим. А Коля, он в принципе не мог такого сказать. Извините, Кира Юрьевна, но вы, как и я, не в его вкусе.
- Да уж, - Кира усмехнулась – он без ума от знойных красоток, в стиле Виктории Клочковой.
Женщины лукаво переглянулсись.
-Кира,  вы ведь его любите…. – Катя помедлила – Просто скажите это вслух и вам станет чуть-чуть легче.
Воропаева удивлённо посмотрела на собеседницу.
-Просто я тысячу раз пыталась убедить себя в том, что не люблю Андрея, и мне было безумно тяжело – как бы оправдываясь, продолжила Пушкарёва – А потом однажды проснулась утром и просто сказала: Да, я люблю Андрея Жданова! И так легко сделалось…
- Я люблю Федю, как никого и никогда не любила и я очень хочу его найти, только теперь не знаю как! – Кира положила голову на стол и беззвучно заплакала.
В этот момент в двери повернулся ключ и в квартиру зашёл Андрей Палыч, собственной персоной: Елена Санна, Катенька! Я дома!
Женщины взволнованно переглянулись, Катя глубоко вдохнула и пошла навстречу любимому: Андрюш, привет! А мама с Димкой на прогулке…
-Да, и давно они ушли? – игриво поинтересовался Жданов, приобнимая Катю за талию.
-Давно, а у нас гости – выпалила Пушкарёва, зажмурив глаза, потому что как раз в этот момент они перешагнули порог кухни.
- Кира! Что ты здесь делаешь? – Андрей грозно посмотрел на бывшую невесту – Мы разве не всё с тобой выяснили? – Воропаева сидела, опустив голову, и молчала – Ты пришла, чтобы снова разрушить мою жизнь? Дак вот, второй раз это сделать я тебе не позволю! – Жданов сорвался на крик. Губы Киры уже дрожали, а по щекам катились первые неуверенные слезинки.
-Андрей! Немедленно прекрати орать на беременную женщину – Катя резко встала перед ним, как бы загораживая Воропаеву от его горящих глаз – Мы с Кирой всё обсудили, и я абсолютно не держу на неё зла. Поэтому советую тебе извиниться.
Состояние Жданова можно было назвать лёгким шоком: он удивлённо таращился на Катю, пытаясь понять, что поразило его больше. То, что Кира беременна или то, что Катя повысила голос впервые в жизни (!). В конце концов, он решил, что новости равносильны по своей необыкновенности, и медленно обошёл Катю, направляясь к Кире.
-Вы правда всё обсудили?
Кира молча кивнула. Катя добавила за неё: Андрей, мы поговорили. Прошлое в прошлом, и давайте забудем обо всём, что было!
Оба несмело подняли на неё головы: Ты правда так думаешь? – Жданов несмело спросил Катю.
-Правда! Абсолютная правда!
Он повернулся к Кире: А ты правда беременна?
-Да!
-Но как?
-Как и все! – Кира фыркнула – Я тоже женщина, Жданов! – она поднялась в полный рост, чтобы Андрей мог удостовериться в правдивости сказанного.
Реакция Жданова поразила обеих: он осторожно дотронулся до Кириного живота и пробормотал: «Ни фига себе, настоящий!
Через мгновение кухню оглушил дикий хохот: смеялись все трое. Инцидент исчерпан!
Просмеявшись, Андрей спросил: Кир, а кто отец ребёнка?
Воропаева опять погрустнела и вместо ответа отвернулась к окну.
- Вот Андрей, нам нужна твоя помощь – неожиданно сказала Катя.
Кира в изумлении обернулась к ней.
-Ты не знаешь, где сейчас работает Фёдор Коротков? – уверенно продолжила Пушкарёва
-Нет, не знаю! – Андрей удивленно посмотрел на неё – А он-то тут причём. Федя уволился почти сразу же после Киры, и больше я о нём не слышал.
-Андрюш – Катя положила руки ему на плечи и наклонилась прямо к его уху – Найди его, пожалуйста. Должны же были сохраниться хоть какие-то архивы, адреса
- .. явки, пароли – продолжил непонимающий Жданов. – Это срочно?
-Да!
- Хорошо, если тебе это так надо, я найду его и приведу прямо сюда!
-Нет – внезапно крикнула Воропаева – просто узнай адрес или телефон, хотя бы что-нибудь.
-Хорошо! – Андрей кивнул и направился в прихожую, потом вернулся обратно и подошёл к Кире: Он тебя обидел?
-Нет …  он меня спас…
-Ждите, я скоро – с этими словами Жданов уже вылетал из прихожей.
*   *   *
… тяжёлая рука Воропаева легла ему на плечо:
-Ну что, Николай Антоныч, бегать от меня вздумали – Александр хищно улыбнулся – Кровавую Мери, и со льдом – сказал он официанту, лукаво поглядывая на побледневшего от ужаса Зорькина.
-А-Александр, Юрьич, я де-действительно не понимаю, что вам от меня надо! – проблеял Коля.
-Сейчас поймёте. – Воропаев достал из кейса фотографию, прихватизированную со стола финансового директора. – Видите эту девушку – указал он на Надю. Зорькин не понимающе кивнул – Кто это?
-Это моя сестра Надя.
-Что-о? – Воропаев чуть не подавился своей трубкой.- Сестра? Может ещё и Малиновский твой брат?
-Да, абсолютно верно!
-Зорькин, ты ещё не понял, что со мной лучше не шутить?
- Я говорю чистую правду! Могу свидетельство о рождении показать! У нас троих один отец, соответственно мы родственники!
- Официант! – Александр чуть не грохнулся со стула – Графин водки и побыстрее. Этого просто не может быть, Я не мог влюбиться в сестру Зорькина и Малиновского. Господи, какой бред! – пробормотал он уже себе под нос.
В этот момент у Николая заиграл сотовый. «Как не вовремя!» - подумал Николай, но трубку всё же взял:
-Алло! Надюш! – голос его тот час потеплел – как дела?
Воропаев жадно ловил каждое слово.
-Какая операция? – Зорькин побледнел, а голос почти сорвался на визг – Ты дала согласие? Наденька, это же большой риск. Ничего не делай, жди меня! Я буду через полчаса!
Николай сорвался со стула и бегом кинулся к двери! Александр побежал следом за ним: Что случилось?
-Оставьте меня в покое! Это не ваше дело – Зорькин никак не мог отключить сигнализацию на машине, руки предательски дрожали.
-Чёрт возьми! Куда вы поедете в таком состоянии! Я вас довезу, еще разобьётесь где-нибудь, не дай бог! – Воропаев сам удивился своему благодушию, но поделать ничего собой не мог, так сильно хотелось увидеть ту, которая занимала все его мысли вот уже три года!
Зорькин удивился не меньше, но всё же послушно сел в машину и назвал адрес. Сестра была слишком ему дорога, единственное, что ещё напоминало об отце, и потерять её было немыслимо. Сегодня не время обращать внимание на внезапные приступы доброты самого Александра Воропаева. В конце концов, «Дают – бери» - рассудил Николай, и нервно поглядывая на часы, время от времени указывал дорогу  ведущему машину Александру.
Глава Девятнадцатая.
Нелепость…
   Нелепость – это слово, казалось, преследовало Фёдора Короткова по жизни.… Всё происходило по счастливой или же несчастной случайности…. Счастье или горе ждёт за углом – судьба не спрашивала, а просто круто поворачивала в сторону или назад, вверх или вниз… «Гонки по вертикали, какие-то» - усмехнулся он, и снова вернулся к документации.
   Но видно не судьба была эти субботним днём поработать генеральному директору развивающейся фирмы «Dream house», мысли лезли в голову и вовсе не о работе. Поэтому Федя закрыл офис и отправился в ближайшиё «Кофе хауз» перекусить, а заодно и подумать. В кафе было многолюдно: студенты, родители с детьми, влюблённые парочки… «Сегодня же суббота!» - догадался Коротков, он давно работал без выходных…
   Заказав небольшой обед, он устроился в самом дальнем и тихом уголке: окно как раз выходило на Третьяковскую галерею и фонтан, изображающий картинную рамку. Несмотря на то, что было всего лишь начало марта, вода из него была ключом….  Первая весенняя гроза закончилась, хмурые облака рассеялись, и выглянуло солнце. Федя зажмурился и попробовал улыбнуться – не получилось….
В голову опять закрались дурные мысли о бренности человеческого бытия и бесцельности существования…. Они повлекли за собой цепочку безрадостных воспоминаний.
   
Когда человек теряет что-нибудь, ему обидно, будь это мобильный телефон или лучший друг. Но всё равно остаются силы жить и надеяться на лучшее. Проходят дни, месяцы, годы и ты забываешь о потере, или же помнишь, но воспоминания тускнеют и приходят всё реже… Когда теряешь всё – жизнь приобретает абсолютно другой смысл, точнее она его теряет….
  Так и Фёдор …. Потерял…..
   Сначала у него было всё! Уютный дом с бабушкиными пирожками, веселые посиделки с папиными друзьями, мамин счастливый смех по утрам, когда она пыталась его разбудить, веселая трескотня сестры, вечно болтавшей по телефону, любимы пёс Мавр…. Жили они действительно хорошо и дружно: отец в прошлом обычный строитель открыл свою фирму, дела шли в гору…. Вот он построил для своей семьи дом, в коттеджном посёлке недалеко от Москвы, Новоселья все они ждали с огромным нетерпеньем. Наконец-то свершилось, и они решили сперва отпраздновать своей семьёй, никого не приглашая. Собрались все: бабуля, мама с папой, беременная сестра с мужем, сам Федя…. Стол был накрыт, готовились кушанья, играла музыка, весело скакал по зелёной лужайке Мавр, сестра расположилась в шезлонге и, положив руку на уже довольно большой живот, что-то увлеченно рассказывала бабуле, папа и Макс(так звали мужа сестры) жарили шашлыки, мама хлопотала на кухне….
-Федь – крикнула она – мы про хлеб забыли, сгоняй до магазина, ты же на мотоцикле быстро, ато сейчас уже садиться за стол будем!
-Без проблем – Фёдор вскочил на свой мотоцикл  и рванул к поселковому магазинчику, Мавр гнал за ним следом – Беги домой, я скоро вернусь! – пёс остановился, с какой-то грустью посмотрел вслед отъезжающему пареньку и поплёлся обратно.
  Таким полным жизни, полным радостного ожидания оставлял свой дом Федя, веселый парень восемнадцати лет, только-только поступивший в строительный институт….
   Не успел он подъехать к магазину, как услышал сзади неистовый хлопок… Федя затормозил и обернулся: там, откуда он только что уехал, возвышалось багряное зарево, народ со всего посёлка мчался на место катастрофы….   Больше он не помнит ничего, только сухие отчёты милиции и пожарников: взрыв бытового газа ….. неправильное подключение трубы газового обеспечения….. и всё…..   Кто виноват? За что всё это ему? Почему он не погиб вместе с ними? Зачем жить дальше? Может лучше прямо сейчас на любимом мотоцикле, подарке отца на восемнадцатилетние, сигануть с моста и всё?  Ни единого ответа….. Ни одного родного человека на всей земле!
   От этой неизвестности и ужаса навалившегося на него  Федя натворил очень много глупостей. Например, продал с молотка дело отца, почему-то тогда оно казалось виновником всех бедствий, а деньги прогулял за месяц. Пил, пил, не переставая, стараясь забыться. И чем больше пил, тем горше казалось пробуждение… И всё же остановился лишь, когда не на что стало гулять…. Парадоксально, за месяц спустить все деньги… А может оно и к лучшему? Когда остался лишь мотоцикл, Фёдор взялся за ум: перевелся в университете на заочное, получил место в общежитии, а сам устроился работать, курьером в Zimaletto.
  Наконец-то жизнь обрела хоть какой-то смысл…И этим смыслом стала Кира Воропаева! Недосягаемая, высокомерная, холодная, капризная… но такая любимая… он прекрасно понимал, что она и не посмотрит в его сторону, и всё-таки ощущал неизмеримую тягу к этой одинокой и такой несчастной женщине… Откуда он знал, что она несчастная? – Чувствовал на каком-то подсознательном уровне.. и до безумия любил её, такую, какая есть….
   Это было нелепо и бесполезно: вот уже и о свадьбе объявили, а он всё равно с благоговением смотрел ей вслед….  «Кира Юрьевна, вам чем-нибудь помочь? А может быть всё-таки что-нибудь надо?».
С каким замиранием сердца он выслушивал её приказания, выговоры. Как болело сердце, когда он видел «страстные» поцелуй со Ждановым… Невыносимо….. Глупый флирт с Машей – тоже его стратегический ход в невидимой борьбе за сердце королевы! Таким наивным путём он пытался вызвать в ней хоть каплю ревности…   Как же он ненавидел Андрея тогда? Но не за то, что тот был с его Кирой, а за то, что он изменял ей, а она прощала…..
  Федя сперва даже зачёты в университете сдавал исключительно для неё: он мечтал, как станет большим человеком, а она разочаруется в Жданове и… однажды они встретятся и.. она уже не будет смотреть на него снисходительно, как смотрят на мальчишку-курьера…
    А потом она ушла из компании, а вслед за ней ушёл и он! Просто бессмысленной казалась теперь эта работа.. Ведь он уже год как пытался продвигать свою собственную фирму! Хотелось восстановить дело отца! Было сложно, денег не было, лишь какие-то мелкие сбережения, заначки, деньги друзей отца, данные в долг по старой памяти. Безнадёга…. А он упорно лез вперёд, карабкался, полз, кровью и потом выбивая для себя место под солнцем…
   И вдруг в метро встретил её….И так запросто они заговорили, а потом пошли гулять – как равные….  И.. он остался у неё ночевать… Да, конечно, понимал, что пока он всего лишь замена для Жданова, подушка, жилетка, антибиотик… Но это ведь только пока! – надеялся он, а потом она всё поймет, оценит и может быть даже полюбит! А не полюбит – моей любви на двоих хватит… Найдётся, кто-то удачливей меня, я уйду в сторону, не буду мешать, без лишних слов и упрёков…
С ней было сложно: она вытирала об него ноги, ругала, унижала, а потом вновь падала к нему в объятия, и плакала…. Во сне назвала его Андреем, а он, стиснув зубы, терпел… пока не встретил её с Минаевым! Точнее, она сама позвала, чтобы он посмотрел. А он посмотрел, увидел и, как и обещал, ушёл безо всяких слов и упрёков….

В общем, что-то он углубился в размышления. Вот и обед давно остыл, пора возвращаться на работу, и хоть как-то разбираться с документацией. Дела в его фирме шли в гору, он уже получил два-три крупных заказа…. Теперь было чем заниматься, чтоб хотя бы в дневное время выкинуть всё это из головы…..
Глава Двадцатая.
Так устроен этот мир.
Так устроен этот мир:
Что имеем – не храним.
Правда одна: нет или да…
Но иногда, знаешь, любовь не права!
   Фёдор устало потёр глаза и посмотрел на часы: «Ну, надо же, 17:37», а я и не заметил, как день пролетел. Пора бы и домой двигать, как-никак суббота». Он захлопнул папку с очередным проектным чертежом, встал, потянулся и замер от неожиданно громкого стука в дверь. «Для излишне нетерпеливых клиентов -  поздно, для неожиданно воспылавших любовью к работе сотрудников – слишком странно!!!» - Федя решил не мучаться от любопытства, поэтому, дальше не размышляя, отправился к двери и резко распахнул её – в офис буквально ввалился его бывший шеф.
-А-Андрей Палыч – Федя опешил и стал даже чуть-чуть заикаться – кА-какими судьбами?
-Здравствуйте, Фёдор Михайлович! – излишне спокойно проговорил Жданов!  -  Я к вам собственно по делу!
-Проходите, располагайтесь! – Федя проводил гостя в свой кабинет. К слову, офис его был небольшой, можно даже сказать крошечный: приёмная, просторная комната для проектировщиков и дизайнеров, его собственный кабинет, по размерам очень напоминавший Катину каморку, только что разве с окном!
- Я решил дом построить для семьи. – Андрей начал прямо с порога, потому что боялся не удержаться и просто взять Федю за шкирку и вытрясти из того всю правду. В целом, он догадался, почему Кира ищет Короткова, но…. уж очень интересно было узнать всё из первых уст.
- До-о-ом – потянул Федя,  уставившись на Жданова, как-то странно он произносил все реплики, словно сдерживаясь, пытаясь взять себя в руки – А в каком стиле, габариты, объём участка – с этим вы определились?
- Ну, в принципе да! Только вот примерные чертежи у меня дома…. Может, проедете со мной по старой дружбе, а?
Федя замер в нерешительности: слишком многое его настораживало. «Почему Жданов так официально с ним разговаривает, ведь он всего лишь директор какой-то маленькой строительной фирмочки, к тому же в прошлом курьер…. Странно всё это…»
-Ну, поедемте, Андрей Павлович!
-А-тлична! – Андрей хитро улыбнулся и даже руки потёр от удовольствия.
Они вышли из офиса вместе.
-Давай поедем на моей машине, так будет удобнее!
-Хорошо – Федя решил лишним сказать, что сам пока передвигается на метро, поскольку директору фирмы не слишком уж солидно ездить на мотоцикле.
   Ехали молча: каждый думал о своём. Жданов пытался разобраться в том, что могло связывать Киру и Федю. Конечно, он догадывался. ЧТО! Но как-то уж слишком неправдоподобно, не к месту вспомнилась любимая Федина фраза: «Фентези – мой любимый жанр!». Андрей улыбнулся. А ведь Фёдор хороший парень: открытый, честный, где-то гордый, но в меру…. Хороший, а почему тогда Кира… Кира…. Мысли Андрея потекли совершенно по другому руслу: Вот увидел он её сегодня, а сердце сжалось, как при виде любимой сестрёнки, которую не видел давно, и которая за время его отсутствия сильно повзрослела и изменилась. Смотрел на неё и не узнавал…. Странно, после всего того, что она сделала, он должен её ненавидеть, а он…. И Катя. … Где они с ней встретились? Катя ее, похоже, простила, вон даже помочь ей хочет.… А Кира наверняка ей всё рассказала – вдруг обиженно подумал он, и сам улыбнулся своим мыслям, как маленький, ей Богу!
   Федя жалел, что согласился поехать с Андреем, тем более к нему домой. Противные мысли никак не хотели выходить из головы: А вдруг Андрей всё же вернулся к Кире? Если это она его жена, и для неё он собирается строить дом? Вон, сидит, улыбается!  Господи, о чём я! Она же мне всё рассказала: как Жданов Катю любит, как она статьи заказывала, как Катя уехала, как Андрей всё узнал и ушел.… У меня ещё прощение тогда просила, Господи, за что? Интересно, где она сейчас,  с кем… Если всё-таки со Ждановым, я построю ей самый лучший дом, самый красивый… Да если даже и нет: все равно Андрей заслуживает хороший дом!
  Внезапно по радио заиграла песня:
По разбитым сердцам, возможно, можно идти,
Но куда, если там спасенья не найти!?
Можно всё поменять, разорвать, с нуля начать!
За любовь любовью платить,
Как же дальше сможем мы жить? – Ответь, скажи!
Каждый прислушивался к словам и пропускал их в самое сердце, каждый думал о своём….
-Приехали! – Федя, не торопясь, вышел из машины.
«Дак это же Катькин дом!» - он одновременно обрадовался и расстроился, всё-таки так хотелось увидеть ЕЁ, любую, пусть даже чужой женой…
 
   Кира играла с Димкой в комнате: они строили домик из кубиков….
  Удивительно, но она очень быстро нашла общий язык с сыном Андрея.… И Елена Александровна, сначала недоверчиво и как-то обиженно смотревшая на неё, смягчилась. Правда, сначала они с Катей закрылись на кухне и долго разговаривали….   Кира и у неё просила прощения: Пушкарёва простила всё, и даже накормила её изумительно вкусными солёными огурцами.  Воропаева съела пол-литровую банку, потом ещё и рассол выпила: Катя и Елена Александровна смотрели на неё с какой-то нежностью что ли, а Димка с изумлённым восхищением: Даже папа так не может! Только дядя Рома, когда у него с утра головка болит…. Пойдем, я тебе свои игрушки покажу – он уверенно взял Киру за руку и повёл в свою комнату….
   -А кто у нас в этом домике жить будет? – Кира улыбнулась уменьшенной копии Андрея.
-Я, бабуля – Димка стал загибать пальцы на руке – папа, мама, Коля, Рома с тётей Юлей и девочками…
-Какими девочками? – Воропаева удивлённо посмотрела на ребёнка.
Димка на секунду задумался, потом произнес: Варя, Даша, Дина…
-Солнышко, ты подожди чуть-чуть, я сейчас с мамой твоей поговорю… и приду – Кира поднялась и вышла из комнаты.
Вы это время в коридоре раздался звонок, Катя пошла открывать.
-Андрюша, привет! – она поцеловала его в щёчку и встревожено начала – Ну, что…
В этот момент из-за спины Андрея показался Фёдор, Катя испуганно уставилась на Андрея: Мы же тебя просили только адрес узнать…
-Кать, я что-то не поня…ла – Кира замолкла, увидев Короткова, который в свою очередь ошарашено разглядывал её живот ….
Глава Двадцать Первая.
И падает снег…
   Коля бежал по коридору санатория, как не бегал даже на физкультуре, пытаясь получить желанную пятёрку в аттестат. Воропаев не отставал, мысленно проклиная себя и свое «глупое» сердце….
   Вот наконец-то дверь её комнаты! Зорькин рванул на себя ручку, потом сообразил, что дёргать надо в обратную сторону, пинком открыл дверь….. Забежал в комнату и долго стоял на пороге, пытаясь отдышатся…. За спиной взволнованно переминался Александр, он не решался даже заглянуть в комнату…. Но его осторожность была излишней – в плате Нади не было. За компьютерным столиком сидела медсестра и что-то усердно печатала на клавиатуре. 
-Где, где она? – отдышавшись, Зорькин подскочил к молоденькой девушке и схватил её за плечо – Где Надя? Отвечайте, куда вы её увезли.
Воропаев сперва с удивлением смотрел на разбушевавшегося финансового директора, потом всё же решил помочь хорошенькой медсестре, испуганно смотревшей на Николая.
-Зорькин, ты обалдел на девушек так кидаться? – с этими словами он осторожно отцепил его от «потерпевшей».
-Молодой человек, успокойтесь! – оправляя медицинский халат, заявила та – Вашу сестру сейчас оперируют.
-Что-о-о-о? – Николай схватился за голову и без сил опустился на кушетку – Господи, да как вы могли без разрешения! Как вы могли? – он вскочил и вновь принялся трясти девушку.
-Немедленно успокойтесь и послушайте меня – она уже без посторонней помощи отцепила Николая - ваша сестра совершеннолетняя, поэтому её согласия на операцию достаточно! Вам мы не говорили ничего специально. Вы стали бы непременно взвешивать все за и против, промедление же в вашей ситуации недопустимо. Она с рождения не может ходить, ещё немного и не сможет пойти уже никогда. А это шанс! Шанс, вы меня слышите? -  сестра подошла к Николаю вплотную и заглянула ему в глаза – Успокойтесь, операция по времени длится не долго, через час-полтора врач освободится, и вы всё с ним обсудите, а пока пойдемте, я дам вам валерьянки.
Коля обречённо кивнул и направился за девушкой.
Внезапно сзади раздался слабый голос Воропаева: И мне валерьянки, пожалуйста! Этого просто не может быть!
   Коля обернулся и удивлённо посмотрел на Александра. Он сидел на стуле возле компьютера. На мониторе задорно мигал огонёк «аськи», открытой была страница вверху которой светилась надпись: “destructive force”….
*   *   *
  Немая сцена длилась минуты три: Катя стояла, ухватившись за пиджак Андрея и с сожалением смотрела на Киру, Андрей виновато опустил голову,  Федя заворожено глядел на округлившийся Кирин живот, Воропаева жадно ловила каждое вдох, каждую новую складку на лице любимого… Из кухни наблюдала Елена Александровна. Она, конечно, не понимала всего, что происходит, но решила не вмешиваться….  Только Димка не обращал никакого внимания на внезапную тишину, охватившую квартиру, он увлечённо строил дом для своей семьи, при этом громко сам с собой разговаривая….
  Внезапно, словно что-то вспомнив или осознав, Федя развернулся и … зашагал прочь, Катя в ужасе зажмурилась, Андрей было рванулся догонять Короткова, но на полпути остановился, Елена Александровна кинулась к Кире, медленно сползавшей по стене.
-Кира! – Андрей с Катей одновременно бросились поднимать её.
-Не надо! Я так посижу чуть-чуть! – сквозь слёзы пробормотала Воропаева.
В такой позе она сидела полчаса, потом медленно как бы нехотя поднялась и попросила у Елены Александровны чаю.
   Ужинали молча. Катя обиженно смотрела на Жданова, Андрей хмуро ел суп, даже Димка обычно шумный и веселый тихо грыз пирожок и клевал носом. После ужина все разбрелись по углам. Катя уговорила Киру остаться, та пошла в душ, Елена Александровна с Андреем отправились укладывать Митьку, а Пушкарева, выключив в кухне свет, подошла к окну и даже сперва отшатнулась: на улице огромными хлопьями падал снег, асфальт ещё два часа назад переливавшийся на солнце, был полностью укрыт белой кромкой.
Телефонный звонок разбил тишину.
-Алло! – Катя испуганно подбежала к телефону, уж очень не любила она эти поздние звонки..
  Пару минут спустя она вошла в детскую и шепотом сказала: Рома звонил, Наде делают операцию, Коля уже там, и Рома сейчас туда направляется. Как что-то станет ясно, они позвонят.
-Какую операцию? Что-то случилось? – Андрей взволнованно переводил взгляд с Кати на Елену
-Не знаю, они перезвонят.
В этот момент вошла Кира: в Катином домашнем халате, с мокрой головой, и опухшим от слёз лицом она выглядела особенно беззащитно и даже жалко.
-Кать, пойдём поговорим!
-Пойдём.
   Они удобно устроились на диване, и Воропаева спросила, но не то, что ожидала Катя:
-Про каких девочек у Ромы и Юли говорил Димка?
Катя принялась рассказывать всю их историю с начала, пытаясь не упустить ни одной мелочи. Она говорила и говорила, лишь бы не останавливаться и не молчать. Лишь бы отвлечь Киру от грустных мыслей…  Воропаева слушала молча, словно думая о чём-то своём.
Когда Катя закончила, она произнесла: Я рада за Юльку. Рома будет отличным отцом и хорошим мужем, я почему-то это знаю.
Внезапно она разревелась. Катя не знала, что делать, но как-то сначала неловко и неуклюже обняла её. Кира тоже обняла Катерину, и так, обнявшись, они вместе плакали, не зная, что вместе со слезами из них выходила горечь и обида, накопленная за последние годы.
-Не реви – Кира вытерла слезинку, стекавшую по Катиной щеке. – Тебе не из-за чего реветь.
-Ага, не из-за чего!  - Катя шмыгнула носом – у меня отец моего сына полный дурак, ничего толком сделать не может!
-Андрей не виноват, он как лучше хотел….
-..А получилось как всегда – из-за двери раздался голос Жданова.
Через мгновение он и сам просунул голову в дверной проём и с весёлым видом изрёк: Вы тут так громко причитаете, что даже звонок в дверь не услышали.
-А сам ты открыть не можешь? – съязвила Катерина, всё ещё злая на него.
-Я-то могу – загадочно улыбнулся Андрей, - да вот беда! Не ко мне пришли! Катюш, выйди на секундочку.
Катя встала и нехотя поплелась к выходу: Кир, я сейчас, ты меня дождись!
-Ага, Я приду, и мы с тобой вместе продолжим! Жаль сегодня не полнолуние! – подколол её Жданов.
-Иди сюда – как только они вышли из комнаты, Андрей поволок её на кухню и там уже начал жадно её целовать.
-Жданов, ты для этого меня вызвал!? – Катерина возмущенно отстранилась от него – Кире я сейчас нужнее чем тебе. И вообще не надейся таким способом вымолить прощение.
-Эх! – Андрей наигранно вздохнул – И тяжело же мне с тобой придётся. А Кире сейчас не до тебя, у неё разговор поважнее намечается.
Секунду Катя стояла и пыталась собраться с мыслями, внезапная догадка заставила её рассмеяться!
-Ну что ж – загадочно улыбнулась она – кажется соседняя квартира свободна?

Глава Двадцать Вторая.
Всё дело в ауре и в…. любви…
Пусть тебе приснится море цветов,
Пусть тебе приснятся дальние дали.
Ты ведь раньше не встречал таких снов,
Ты ведь раньше не играл на гитаре
За любовь всё отдал ты!
Небоскрёбов все этажи.
За любовь умирал ты!
Ведь любовь больше чем жизнь!
   Кира сидёла в полумраке уютной комнаты и бездумно смотрела на снег, пролетающий за окном. В душе боролись два чувства: отчаянья и теплоты…. «Конечно, она не ожидала такой реакции Фёдора, хотя какой реакции? И главное на что? Им даже поговорить не удалось, точнее он не захотел…. А зачем её ребёнку такой отец? Да нет, отец хороший, вот мать – никудышная героиня мелодрамы с никому ненужными страстями…» - Воропаева улыбнулась сквозь слёзы, всё-таки она не растратила чувство юмора –  «С другой стороны, в этот вечер в её душе впервые за долгие дни поселился покой, - она осторожно провела рукой по старому пледу, накинутому на диванчик, - Какая же уютная гостиная, какие приветливые люди…. Теперь понятно, что такое аура дома! В её квартирке с фиолетовыми простынями и идеально высветленными стенами витал холод, здесь всегда пахло свежими пирожками, раздавался счастливый детский смех, наверное, песни под гитару….» - Кира сладко зевнула и потянулась, погладила себя по животу и прикрыла глаза.
   Сзади чуть слышно скрипнула дверь.
-Ка-ать! – сонным голосом произнесла она – Ты на Андрюшку не злись, он как лучше хотел. И вообще иди к нему, нечего со мной тут… Я  и одна поплакать могу, если захочется – Кира изобразила на лице улыбку, которая была теперь уже почти настоящей и повернулась….
   Усталые карие глаза и полные слёз зелёные: правда и ложь, ревность и предательство, сотни лет и одна секунда, небо и вселенная, весенний дождь и зимняя метель, цунами и сход лавины в горах, Мастер и Маргарита, любовь и ….любовь – безмерная выплёскивающаяся наружу нежность, отчаянное напряжение во взгляде каждого « А вдруг не простит? А если не поймёт?» …. Любовь  в каждом вдохе, в каждом движении слипающихся от слёз ресниц, в каждой капельке крови, бешено переливающейся из одного сосуда в другой…. Счастье и… боль, ведь любовь – это всегда больно….
   Кажется, даже старые часы перестали отсчитывать мерный ход времени, всё замерло, боясь спугнуть это шаткое равновесие, гармонию души и реальности – что бывает очень редко…. Лишь в кухне был слышен какой-то неясный шорох, потом счастливый Катин смех, хлопок входной двери… тишина….
   Внезапно раздаётся: «Бом-бом-бом» - мерило жизни всё же вспомнило о своём прямом назначении: 15 марта, 22:00…. Они не смотрели друга на друга таким взглядом вот уже 254 дня , 7 часов и 16 минут…. Ах, если бы можно было вернуть всё назад…. А хотя зачем, сейчас главное исправить….
-П-привет! – Федя сделал нерешительный шаг вперёд и замер, не смея отвести взгляд от этих царственно зелёных глаз.
-Здравствуй!
И уже одновременно: Прости меня!
Минутное молчание… Кира медленно, держась за живот, встала с дивана и подошла к нему: За что мне  тебя прощать? Ты всегда делал мне только хорошее, а я…. Господи, что я несу! – она смахнула слёзинку, стекавшую по щеке – Ты самое лучшее, что у меня было, только благодаря тебе в моей жизни будет хоть что-то хорошее…. только с тобой… - она пошатнулась, Фёдор, воспользовавшись моментом, подхватил Киру на руки и сел на диван…   Она замерла и даже уже не пыталась смахивать слезинки, просто слушала биение родного сердца, вдыхала знакомый запах «Fahrenheit», потом нерешительно подняла на него глаза и осторожно потёрлась щекой о его чуть небритую щёку… нежность перелилась через край – слёзы хлынули ручьём…
-Кирюшка, ну ты что в самом деле?
   И от этого его «Кирюшка» стало ещё теплее, и ещё страшнее от того, что она могла всё это потерять, просто пройти мимо, не заметив его за ледяным занавесом, застилавшим глаза….
-Федь, прости меня, пожалуйста! – сквозь рыдания пробормотала она – я вредная, я капризная, я … я тщеславная, я готовить не умею-ю-ууу…
Федя, не удержавшись, рассмеялся, настолько она в этот момент была трогательной и красивой….
Кира жалобно посмотрела на него и сказала: Но я научусь, правда… Меня Елена Александровна пирожки печь научит…. Я исправлюсь…. Только ты никогда больше не уходи…. Не поворачивайся ко мне спиной… - последние слова она почти прошептала, уткнувшись ему в грудь.
Федя резко встал, бережно посадил Киру на диван, а сам уселся перед ней на колени: Это ты меня прости! Я сегодня поступил отвратительно, некрасиво, подло…. Я просто растерялся, не то подумал…  Но я всё понял! Ничего сейчас не говори, пожалуйста! – он осторожно приблизил свои губы к её губам – просто поцелуй меня…
-А я всё-таки скажу – Кира нежно посмотрела на него – Я люблю тебя… оччччень….- договорить ей не дали, Фёдор сгреб её в охапку и уже крепко обнимал, целуя каждый миллиметр её тела…
Прошло три часа…. А они всё так же самозабвенно целовались, не обращая внимания на реальность….
-Кир, а у нас будет девочка?
-Откуда ты знаешь?
-Чувствую….
-Да, девочка – Кира улыбнулась ему своей летней открытой улыбкой, так улыбаться умела только она – и назовём мы её Настей!
-Почему Настей?
-Тебе не нравится?
-Очень нравится, но всё-таки почему?
-Потому что я так хочу…- лукаво подмигнула ему Воропаева.
Возразить на это было нечего, поэтому он просто обнял её…. Кира прижалась к нему всем телом и внезапно почувствовала такую слабость,  что тотчас же стала проваливаться в сон: Я сейчас полежу чуть-чуть – сладко зевнув, сказала она, - и потом всё-всё тебе расскажу…мне так много тебе надо рассказать…
-Спите, мои хорошие – Федя погладил её по животу – Я буду тут и никуда не уйду…
Покрепче прижав его к себе, Кира провалилась в сон.… А Фёдор всё никак не мог справиться с нахлынувшим на него счастьем, он смотрел на оранжевое от снега небо и пытался сдержать слёзы… Они никогда не плакал, даже когда потерял всё, а теперь почему-то очень хотелось…  Он всё-таки не удержался. Ведь пока никто не видит, можно!
  И если бы месяц в эту снежную ночь всё же решил появиться на небе и заглянул в окно, то он увидел бы счастливо улыбающуюся во сне беременную женщину, крепко обнимавшую мужчину, который впервые в жизни рыдал, рыдал от счастья….
   И всё-таки правда, какая чудесная аура в квартире Пушкарёвых;Ъ
Глава Двадцать Третья…
Утро новой жизни…
   Солнечный лучик пробрался сквозь задёрнутые шторы и аккуратно стал водить по сонному женскому лицу. Кира недовольно сморщила носик, попробовала перевернуться на бок, но большой живот помешал совершить данный манёвр, и ей ничего не оставалось делать, как проснуться.  Она уселась на кровати, и минут пять молча разглядывала комнату, присматриваясь и принюхиваясь к новым ощущениям. Потом словно вспомнив что-то важное, она резво вскочила, и кинулась на кухню….
   Кира вылетела в коридор, чуть не сбив с ног Пушкарёву:
-Кать, скажи мне, это не сон? Мне ведь это не приснилось?
Катерина с улыбкой смотрела на взволнованную Воропаеву: Что именно?
-Ну… что Федя пришёл, и что мы помирились – Кира смущённо потупила голову
-Нет, не приснилось!  Хотя спала ты крепко… Я как раз шла, чтобы позвать тебя на завтрак…  Иди умывайся.
  Кира послушно поплелась в ванную. Спустя пятнадцать минут она вышла оттуда с улыбкой на лице и каким-то необъяснимым блеском в глазах… Подошла к зеркалу, висящему в прихожей и смело улыбнулась своему отражению – такой она не видела себя давно, лет с семнадцати…
- Кать, - Кира вошла на кухню и обеспокоено посмотрела на Пушкарёву, достающую из микроволновки целую горку блинчиков…- а Федя, он куда ушёл?
- Никуда – Катя весело посмотрела на подругу. (Другого названия для Киры теперь и быть не могло. Прошлое – в прошлом, и теперь у них скорее больше общего, чем противоположного).
-Но где же тогда он? – Воропаева развела руками и по-детски безоружно уставилась на Катю…
-Да с Димкой гулять его я отправила – Катя заливисто засмеялась – Вон, посмотри сколько снегу за ночь навалило…
   Кира осторожно подошла к окну…  Город действительно было не узнать. Только вчера всё таяло, бежали ручьи, шёл дождь - сегодня дороги искрились белым, снег переливался на солнце, по обочинам лежали нетронутые белые снежные холмы… И посреди всего этого утреннего великолепия резвились двое: маленький мальчик и взрослый мужчина, Димка и Фёдор… Димка усердно лепил куличики из снега, затем с победным кличем нёсся по направлению к Феде, сооружавшему снежную бабу, и кидал в него эти маленькие снежки… Фёдор делал вид, что уворачивается, потом отряхивался от снега, как мокрый пёс вертел головой… Затем он внезапно побежал к ничего не подозревавшему Димке, схватил его на руки и закружил…. Жданов-младший визжал от восторга и дрыгал ногами – в общем оба были счастливы…
   А Кира заплакала, сначала одна слезинка скатилась по её щеке, потом другая, а потом она зарыдала в голос.
-Кир, ты что? – Катя обеспокоено подбежала к ней и приобняла за плечи – Всё ведь хорошо, посмотри!
-Да
-Ну и что опять ревёшь?
-Потому и реву, что всё хорошо…
-Так, давай-ка успокаивайся! Ребенку это вредно! – Катя протянула ей носовой платок – А кушать – полезно! Поэтому давай, наконец, позавтракаем для разнообразия.
- А где все остальные? – спросила Кира, усаживаясь за стол.
- Помнишь, я тебе вчера про Рому с Колей и их сестру рассказывала? – неуверенно начала Катя.
Кира согласно кивнула, усердно поедая блин.
-Ну вот, Наде вчера операцию сделали. Нет-нет, всё нормально – опередила она взволнованный Кирин взгляд – Ромка с Колькой всю ночь в больнице провели. С врачом разговаривали, всё нормально сейчас, она, возможно, будет ходить. Вот Андрей с мамой туда и уехали.
-А ты почему не поехала?
-Потому что мне стыдно. Я за три месяца к ней даже не сходила. Так со своими проблемами замоталась, что не нашла времени для сестры своего лучшего друга – Катя печально вздохнула – А она так со мной всегда хотела познакомиться.. А я…. –Пушкарёва всхлипнула…
.. Кира подхватила….
-Так, что это за сырость мы тут развели – раздался весёлый мужской голос. Федя стоял в дверном проёме, из-за него выглядывал Димка. Оба были мокрые насквозь, но довольные просто до неприличия.
  Катя сразу же кинулась раздевать сына, растирать ему ноги, менять одежду… Кира смущенно сидела за столом и жевала блин. Поднять глаза на Федю при свете дня было страшновато, вдруг она не увидит в них той нежности, которую смогла почувствовать вчера…
Он подошёл сам, опустился перед ней на колени и заглянул в глаза: Ну, как мы сегодня спали? – Фёдор положил руку на её живот, и сразу же оба вздрогнули.
-Ты чувствуешь, она толкается! – Кира восторженно взглянула на него – Чувствуешь…
Федя посмотрел на неё полными слёз глазами: Это она со мной здоровается!
-Ага… Доброго утра желает.
-А ты не хочешь со мной поздороваться? – внезапно спросил он.
-Хочу.. очень хочу – прошептала Кира, опустилась на колени рядом с ним и потерлась носом о его щёку: Колючий…. – она нежно поцеловала его в губы….
- А кормить меня сегодня будут? – спросил он её, поднимая на руки
-Обязательно будут, если ты меня на землю конечно опустишь….  Ой, - Кира рассеянно поглядела на пустую тарелку из под блинов – А мы с Катькой кажется всё съели…
-Не всё – раздалось с порога – Мама всегда готовит много, специально для особых случаев -  и с этими словами Катя вынула из холодильника новую порцию блинов.
-Ммм! Отлично! Не знаю как вы, а я жутко голодная! – Кира лукаво улыбнулась.
-И я! И я! Я тоже жутко голодный – вбежал в кухню Димка
Все трое заливисто рассмеялись….

0

5

Глава Двадцать Четвёртая.
Мы -  вместе!
   Коля нервно ходил по больничному коридору из угла в угол. Малиновский молча восседал на больничной кушетке и глазами следил за перемещениями брата:
-Может быть, сядешь уже! – наконец недовольно прикрикнул он.
-Да пожалуйста! – Коля возмущенно взмахнул руками и демонстративно уселся на стул. – Мне не сложно, я и посидеть могу! – при этом Зорькин положил ногу на ногу и принялся болтать верхней….
-Нет, ну послал Господь братца! – Роман картинно возвёл глаза к небу – Раньше никогда бы не подумал что ты неуравновешенный, психованный параноик.
- Я параноик? На себя-то посмотри….. ТЫ… ты….. вообще бабник – Коля обиженно засопел и отвернулся, потом все же добавил назидательным тоном – А случайные половые связи приводят к пагубным последствиям…..
- Три ха-ха! К каким это, например?
- Ну,… венерические заболевания там всякие или неожиданное тройное отцовство……
После этих слов Малиновский вскочил и схватил Колю за ворот пиджака: Это не случайно, уясни себе, не случайно! И не смей равнять Юльку со всеми этими модельками, ты понял?
Зорькин молчал и испуганно смотрел на брата:
-Ты понял меня, я тебя спрашиваю!!
-Ага…
-Ну, вот и славненько!

-Нет, это что это делается, а? Роман Дмитрич, немедленно отпустите Колю – по коридору к ним неслась взволнованная Тропинкина.  Ошеломленный Малиновский от удивления даже разжал кулаки – Коля беспомощно рухнул на стул….  Да и было чему удивиться! Мария ушла из Зималетто около полугода назад, прошло всего ничего, а она настолько изменилась.… Не было больше этих кричащих кофточек, открывающих выдающиеся части «королевы рецепшена», отсутствовал извечный боевой раскрас….. Элегантное пальто кремового цвета, сапожки на небольшом каблуке, сумка в цвет, на голове  высокий конский хвост. Естественный макияж довершал образ современной бизнес-леди.
- Коленька, он тебя не покалечил – Маша подлетела к Николаю и стала тщательно осматривать каждый сантиметр его тела.
-Маш, да всё нормально, правда! – Зорькин тепло улыбнулся. – Ты зачем пришла? Я же сказал, что всё нормально уже.
- Я не могла одна дома сидеть…
-Но ты же не одна, ты с Егоркой!
- Я без тебя…одна
Роман сидел и удивленно таращился на эту парочку. «Ну, ни фига себе, Тропинкина даёт! Да и братец мой тоже хорош….» - мысленно хмыкнул он.
-Коленька, Рома, ну как?  -  неожиданно перед ними возникла Елена Александровна. Из-за её спины выглядывал Андрей с двумя тяжеленными сумками в руках.
-Всё нормально уже. Она сейчас спит!
-Уф! Ну, Слава Богу! – Андрей облегчённо поставил сумки на пол.
-Ой, а чем это так пахнет? – Зорькин восторженно повёл носом и буквально пополз к сумкам – Ооооооооо! Пирожки! – и уже никого не стесняясь, он вытащил один и принялся аппетитно жевать.
  Скоро к этому занятию присоединились все. Андрей, Роман, Коля и Маша с удовольствием поглощали «гуманитарную помощь» голодным и больным…. Елена Александровна с умилением смотрела на эту компанию, и постепенное осознание того, что всё непременно будет очень хорошо, овладевало сердцем. Всё будет правильно. На этом построен мир.
-Кооль, а что тут Воропаев делал, а? – с набитым ртом проговорил Малиновский.
-Он меня подвёз, а потом оказалось, что он, каким-то образом, с нашей Надюхой знаком! – всё пятеро удивлённо переглянулись  - Вообще Александр вчера весь день очень странный был! В общем, я его домой отправил. Но он сказал, что ещё обязательно вернётся.
- Тааак! – угрожающе протянул Роман – похоже, придётся мне съездить в гости к твоему не состоявшемуся родственничку, Андрюха, что скажешь?
- Зачем ездить, он же сказал, что сам приедет – узнав, что Надиной жизни ничего не угрожает, Жданов расслабился и сейчас хотел только одного - обратно домой… к Кате и Димке….

Но вот из палаты выглянула медсестра: - Проходите, она проснулась!
Длинная процессия из пяти человек быстрым шагом двинулась в палату, что-то бурно обсуждая и дожёвывая остатки пирожков на ходу.
Первым в комнату ворвался Николай: - Надь, ну разве можно так поступать, а? Ведь никому ничего не сказала…
-Тише ты – прервала его бурные возмущения Елена Александровна – Надюш, ты как себя чувствуешь?
Девушка обвела взглядом знакомые лица и ослепительно улыбнулась: Я сегодня проснулась и впервые в жизни почувствовала….
-Что? – нетерпеливо выкрикнул Николай.
- Я почувствовала, что могу пошевелить пальцами. Вы представляете? – и у неё по щекам покатились слёзы.
Елена Александровна тоже не смогла удержаться и стояла, вытирая платочком большие солёные капли, стекающие по щекам. Остальные замерли с глуповатыми улыбками на лицах.… Но сейчас слова были не нужны, и без них ощущалось счастье, постепенно разливающееся по больничной палате…. Оно с головой накрывало их всех, эту большую семью…. Ведь теперь они вместе…
  В возникшей тишине отчетливо послышался скрип открывающейся двери, шестеро голов повернулось к двери. Сперва у входа показался большой букет светло-розовых тюльпанов, потом бледное лицо Александра Воропаева…. По мере того, как он осматривал комнату, лицо становилось всё краснее и краснее, в конце концов, он выдавил из себя: Я это… того….. дверью, наверное, ошибся…..  – после этих слов Воропаев выбежал из палаты, мысленно проклиная себя всеми известными словами…

Катя мыла посуду, пытаясь придумать предлог, чтобы улизнуть из дому….  Эти двое, уже полчаса сидящие друг напротив друга, явно нуждались в разговоре.… И посредники тут ни к чему.  Наконец, светлая мысль появилась в её голове, она громко крикнула: Димка, собирайся, поёдем к тёте Юле с девочками знакомиться!
На кухню вбежал взбудораженный Димка: Я быстро!
-Ну, давай, пять минут на сборы – хитро улыбнулась Катерина.
Через пятнадцать минут они уже стояли на пороге: Мы не долго, вы тут пока поговорите, потом все придут - ужинать будем.
Ответом ей послужил кивок головы. Впрочем, другого она и не ждала, повернулась и закрыла за собой дверь.
  Кира встала и медленно подошла к окну: Федь…
Он подошёл и встал сзади, обхватив руками её большой живот.
- Федь, мне надо тебе очень много рассказать… Я так была не права.
-Подожди! – остановил он её – не надо сейчас ничего говорить. У нас ещё будет время во всём разобраться. Давай, пока не будем заново переживать этот кошмар.
Она повернулась к нему: Но…. Как же мы теперь  Что же мы теперь делать будем?
- Ну не знаю – Фёдор хитро улыбнулся – Я тебя любить буду …. И Настасью нашу тоже…. Я вас баловать буду….. Дом построю нам…. Потом мы с тобой мальчика родим… потом ещё девочку… и ещё мальчика….. ну как, программа-минимум тебе ясна?
-Более чем – расхохоталась Кира – я тебя люблю!
- А я тебя!
-Господи, какое же все таки счастье – она положила голову ему на плечо – какое же всё-таки счастье, что мы вместе…..
- Да, - Федя глубоко вдохнул весенний воздух, проникавший из приоткрытой форточки – МЫ ВМЕСТЕ…..

Глава Двадцать Пятая.
Точки над i.

Прошло пять дней….
   Радостный Малиновский на полной скорости влетел в квартиру Пушкарёвых и чуть было не снёс целующихся Катю и Андрея.
-О….. А что это вы с утра пораньше? – задорно сказал он.
-Малиновский, я скоро у тебя ключи заберу, ты меня понял? – с улыбкой сказал Андрей.
- Ребята, пойдёмте завтракать – раздалось из кухни.

Уже уплетая ароматные пироги с яблоками, Жданов поинтересовался: Что это вы сегодня такой взбудораженный, Роман Дмитрич, я всё понимаю – пятница, весна, но чтобы сиять как начищенный унитаз – и Андрей развёл руками.
- Сегодня Юльку с девочками выписывают!
-Как? – взволнованно воскликнули Катя и Елена Александровна.
-Ромочка, дак у тебя же ничего не готово – Пушкарёва вопросительно взглянула на него.
-Ошибаетесь, Елена Санна! Я всё успел! Даже обои новые мне поклеили……….
-Обои? – Андрей с Катей изумлённо переглянулись.
- Ты что собрался их в свою квартиру везти?
- А почему нет?
- А потому что Юля вряд ли захочет – уверенно отчеканила Пушкарёва.
- Да кто её спрашивает? –  хором отозвались мужчины.
-Ничего себе заявления!!! – возмущенно начала Катерина…
- А что тут такого! Глава семьи – Я! – Малиновский гордо ткнул себя кулаком в грудь – Значит, решаю тоже я. И, между прочим, я всё уже купил: и кроватки, и ванночки, и подгузники, и соски, и…. в общем, все, что врач сказал, то и купил!
-Но когда же ты успел?
- Целая неделя на это была, даже больше! Тем более, я не один всё это делал, мне Коля с Тропинкиной помогали. Вот! – и дожевав последний пирожок, Роман вскочил – Всё, я полетел! Их в 10 выписывают!
-Подожди, но как же вы одни с тремя детьми справитесь, давайте мы поможем!
-Ничего не надо – стоя уже у порога заявил роман, Коля с Машей меня, наверное, уже у палаты ждут, - Всё пока!
-А-тлична! – Андрей раздосадовано хлопнул кулаком по столу – И это означает, что весь управляющий состав опять будет отсутствовать на своих местах! – минуту спустя он загадочно улыбнулся – А может и мне сегодня полентяйничать, а? 

-Кать, ну ты скоро?
- Ещё секундочку! Я уже почти готова!
После этих слов Жданов воровато оглянулся, достал что-то из шкафа, и положил это что-то себе в пиджак.
-И что это ты тут делаешь? – раздалось сзади, Катя уже в плаще заглянула в гостиную.
-Да так, ничего! Плюшками балуюсь! Всё пойдём уже! – он подхватил её за руку и повёл прочь из квартиры.
-Андрюш, а куда мы идём?
- Скоро всё узнаешь! – загадочно улыбнулся он в ответ – Тут недалеко! Да и погода, посмотри, какая! Весна!!!!!!!!!
- И всё-таки я ничего не понимаю: сначала маму с Димкой гулять спровадил,  теперь меня куда-то тащишь!
- И вовсе я не тащу, мы гуляем! О, вот мы  и пришли уже!
Катя с интересом взглянула на здание: Андрей, но это же…..
-Именно то, о чём ты подумала – довольно закивал он.
- Но….
-Есть какие-то возражения?
- У меня паспорта с собой нет…- тихо проговорила Катерина.
- Есть! – и жестом фокусника Андрей вынул из кармана красненькую книжечку – Кать! Посмотри на меня! Я знаю, что всё делается не так! Что жених должен встать на колено и просить руки невесты, но…… я не умею говорить красивые слова….Поэтому я просто  делаю! – он хитро глянул на Катю – Так сказать хочу узаконить свои имущественные права на тебя!
-Ах ты! – Катя в шутку стукнула его по плечу – Деспот и тИран!
-Дак ты согласна стать моей женой?
-Согласна!
Тогда он, не смотря на сопротивление, подхватил её на руки и понёс к открытым дверям Загса.

Тем временем Роман открывал дверь своей квартиры, за спиной у него стояли Зорькин, Маша и Юля, у каждого в руках по ребёнку…. Замок долго не поддавался, просто у Малиновского от волнения тряслись руки, а в голове была только одна мысль: « А вдруг ей не понравится, как он всё сделал?». Но вот, в конце концов, английский замок щелкнул и дверь отворилась.
- Ну, как? – Рома первой пропустил Юльку, у которой на руках мирно посапывала Дина.
-Красиво – Виноградова осторожно осматривала детскую. Стены были небесно голубого цвета, с белыми облачками, три крошечных кроватки стояли в ряд, столик для пеленания, куча отглаженных пеленок и слюнявчиков (Маша постаралась), пачки с подгузниками, в углу небольшой диванчик….   Всё это было настолько по-домашнему, и подбиралось явно с любовью, что Юлиана даже с трудом верила, что всё это сделал Роман. 
Когда вещи были разобраны, девочки накормлены, и уложены по кроваткам, Коля с Марией предпочли удалиться.  Юлиана осторожно заглянула в другою комнату, Роман стоял лицом к окну и явно о чём-то напряжённо думал. Она, тихо ступая, пошла к нему, по пути рассматривая стеллажи: куча дисков, спортивные газеты, а это что? «Дети в доме», «Уход за новорожденными» …. Юлиана хмыкнула: А ты хорошо подготовился?
Роман вздрогнул и обернулся.
-Ещё скажешь, читал? – скептически бросила она.
-Читал! Юль, скажи, пожалуйста, а почему ты так быстро согласилась ко мне ехать? Я думал, ты всеми силами упираться станешь.- задал он, явно долго мучивший его вопрос.
Она беспомощно посмотрела на него и присела на диван. Он сел рядом. Минут пять они молчали, потом Виноградова начала: Мне просто было безумно страшно оказаться один на один с тремя детьми. Я ведь по сути ничего не умею!
-Хм! А я думаешь, умею? – улыбнулся он.
Она ничего не ответила. В тишине просидели ещё мотнут пять.
-Давай, расставим все точки над i! – внезапно предложила она. – Что ты думаешь делать дальше?
- Жениться, растить детей, и ещё думать над этим вопросом!
- Малиновский, я серьёзно!
- И я серьёзно, Виноградова, пока!
-Что пока?
-Пока Виноградова, мы в понедельник идём подавать заявление,  и это не обсуждается.
-Рома, зачем тебе это? Если ты хочешь видеться  с девочками, я тебе не мешаю. Но зачем жениться-то?
-Неужели я тебе настолько противен?
- Нет,… но ты меня не любишь, а…
-Кто тебе такое сказал? Лично я не говорил, что не люблю.
-Но ты же ушёл тогда и….
- А что ты хотела? – неожиданно взорвался Малиновский -  ты ведь у нас всегда была такая самостоятельная, самодостаточная, да о твоих романах пол Москвы знало, и ни с кем ты надолго не задерживалась…..   
- То же самое можно было сказать и о тебе…
- Но я тебя любил, и не хотел, чтобы со мной, так же как и с другими.
- Да, поэтому ты решил соригинальничать и так нечаянно разбил мне сердце….. Я, между прочим, тебя любила…
- Я вообще тогда не должен был этого делать, просто не мог совладать с собой… - внезапно Роман остановился – подожди, ты сказала «Любила», а сейчас….
- И сейчас…люблю
-Правда?
- А как тебя такого можно не любить?
Малиновский радостно улыбнулся и, подхватив её на руки, закружил по комнате: Господи, Юлька, как же я тебя люблю!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Внезапный детский плач прервал их поцелуй, длившийся уже минут пятнадцать.
-Юль, ты слышишь! Дашка плачет!
-Почему именно Дашка!? Может Варя или Дина….
Они поспешили в комнату, надрывалась именно Дарья, успевшая напрудить в пеленки, о чём усердно и сообщала родителям.
- И откуда ты всё знаешь? – удивленно посмотрела Юлька на Романа.
-А то, как же! Мои дочки-то! – гордо сказал он, засучив рукава, чтобы наконец-то начать учиться менять пелёнки…

Глава Двадцать Шестая.
Ах, эта свадьба, свадьба. Свадьба….
   
- Димка, ну что ты носишься кругами? Неужели нельзя спокойно посидеть пару минут – Катя возмущенно смотрела на сына, нарезающего круги по комнате.
-И нечего на него голос повышать. Это же ребёнок, Катя! – Елена Александровна с укором посмотрела на дочь.
-Мам, просто я так волнуюсь! У меня даже коленки трясутся – она, глубоко вздохнув, присела на диван!
- Ой, ну что ты, дурочка! – мама бережно погладила её по голове – Ну посмотри, какая ты  у меня красивая, какой сын у вас с Андреем чудесный! Вы уже столько всего вместе пережили!!! А ты замуж выходить боишься!  И тем более будут только наши все! Ну, чего бояться!!!
- А родители Андрея? Он ведь тоже их пригласил… - Катя ещё раз вздохнула.
-Мама – Димка запрыгнул ей на колени и уткнулся лицом в её плечо – Мам – тихо прошептал он – Ты у меня самая лучшая….
Внезапный звонок в дверь заставил вздрогнуть всех троих.
-Ой, это, наверное, девочки пришли! Пойду открою! – Елена Александровна убежала в коридор, а Катя так и осталась сидеть с Димкой на руках. В этот момент все тревоги отступили на второй план. Главное: она держала на руках собственного сына от любимого человека, и совсем скоро она станет женой Андрея и всё у них будет хорошо….

-Катька! – женсовет дружной толпой ввалился в маленькую Катину комнату. Шум, веселье, задорный смех подруг окончательно вывели Катю из тревожного состояния. Она уже открыто улыбалась Тане Пончевой, принимала поздравления от Ольги Вячеславовны, слушала непринуждённую болтовню Шурочки….
- Тааак! Непорядок! – Света Локтева подошла к Катерине и с интересом уставилась на Димку – А вас, молодой человек, как звать?
- Дмитрий Андреевич Жданов – без тени стеснения отчеканил малыш!
- Это кто же тебя так говорить научил? – наклонилась к нему Амура.
-Дядя Рома с дядей Колей! – последняя реплика была встречена дружным смехом!
- И почему же вы, Дмитрий Андреевич – вступила в разговор Кривенцова – мнёте мамино платье, а? Ну-ка марш бабушке помогать!
  Димка смерил её оценивающим взглядом, чмокнул маму в щёчку и как бы нехотя сполз на пол: Ну ладно, я тогда на кухню пойду! Мне бабушка пирожков даст! 
-Пирожков??? – Таня вопросительно посмотрела на Катерину.
- Ах, да девочки! - спохватилась та – Пойдёмте в гостиную, мама пирожков для вас наготовила.
Вся процессия дружно двинулась по направлению к залу. Катя чуть задержалась и с улыбкой смотрела на подруг. Всё было так хорошо, но внезапно червячок подозрения закрался в череду радужных мыслей! Что-то не так! Вот только что! Катя заглянула в зал: дамочки с аппетитом уплетали домашнюю стряпню: Таня, Света, Шурочка, Амура, Ольга Вячеславовна…. Стоп! А где Машка? Она же обещала прийти вместе с девочками! Катя в раздумьях прошла на кухню: Тропинкина сидела за кухонным столом и смотрела куда-то вдаль!
-Маш, что случилось? – Катя, испуганно подбежала к ней!
- Катя – Тропинкина словно очнулась от долгого сна – Да нет, что ты! Не переживай! Всё… всё хорошо! Просто, я как-то плохо себя чувствую.… Ой! Катюш, с праздником тебя!
-Спасибо, Маш! А пойдём к девочкам! Там мама пирожков напекла…
-Нет, я что-то не хочу! Тем более скоро уже в ЗАГС ехать…
-Да…. скоро – Катя блаженно улыбнулась своим мечтам.

-Малиновский, чёрт возьми! – Жданов метался вокруг своего «Кайэна» - Какого художника ты прилепил на бампер эту Марусю!!!!
- Это не Маруся! Это кукла свадебная! – обиженно надул губы Роман -  я, между прочим, с утра пораньше встал и за прибамбасами всякими для твоей машины поехал! А мог бы, и поспать подольше! Так что цени, а не возмущайся! – и уже весело добавил – и не волнуйся ты, Андрюха! Всё будет зашибись! Мы всем покажем!
Друзья радостно обнялись!
-О! Смотри! Ещё одни с веником припёрся! – Роман указал на вылезавшего из машины Зорькина.
-Поздравляю! – он пожал Андрею руку.
-Спасибо! А ты что один без Машки?
-Да…. Она с девчонками из женсовета уже к Катьке уехала, да и вообще…..
-Что вообще? – Роман грозно посмотрел на брата – Ты, смотри, Машку не обижай! А то я тебе! – И он помахал кулаком перед лицом Николая.
-Да я её не обижаю, просто она какая-то нервная в последнее время стала! И главное, я не понимаю, чем её обидел?
- Хм! Не понимает он! – рассмеялся Андрей – Ты её замуж не зовешь!
- А она и не просится…. – растерянно пролепетал Николай – И я думал, ей это вообще не надо…
-Нет, ну ты посмотри на него! – возмущённо начал Роман – Он думал! Да все женщины патологически мечтают о свадьбе, а он думал…
- То-то ты на Юльке и не женился до сих пор!
- А я женюсь! Я женюсь! Вот девчонки чуть-чуть подрастут, и где-нибудь в сентябре мы распишемся! И нечего на меня так смотреть. Мы это вместе решили! Всей нашей большой и дружной семьёй!
-Так, ладно! Тему закрыли! – Жданов обеспокоено посмотрел на часы! – Пора! Ты Ромка поезжай за Юлей! Ты – посмотрел он на Зорькина – за  Надей…, А я к Кате поехал.
-Я с тобой! – неожиданно заявил Николай – Надя сама приедет!
- Сама???? – оба мужчины уставились на него с удивлением.
- Ты с ума сошёл? Она же только недавно на ноги встала!
- И нечего на меня кричать, Рома! Я же не сказал, что она одна приедет! Скоро сами всё увидите, лишь бы ум за разум не зашёл – добавил он про себя. 

Из ЗАГСА выходили большой толпой! Счастливые, смеющиеся, кругом цветы… дети.… На дворе жаркий июльский день! Ну что ещё нужно для счастья!?!
- А теперь все в ресторан!!!!!! Праздновать! – громко прокричал Николай, за что тут же схлопотал по голове от Фёдора.
- Ты что кричишь, ты мне дочь напугаешь! – грозно шикнул тот на него….

В ресторан ехали молча. Андрей крепко сжимал Катю в объятиях и с какой-то грустью в глазах смотрел на пролетающие мимо автомобили!
-Андрюш, - Катя поднял к нему голову – они обязательно приедут! Ты ведь их сын!
- Ты не знаешь моих родителей! Отец не прощает ошибок, а мать никогда не простит мне Киру!
-Глупости! – Катерина помотала головой – Кира счастлива с Федей! Посмотри, какая у них дочка красивая!
-Да я то вижу… - Андрей внезапно улыбнулся – кстати, о девочках…. У всех значит кругом девчонки…. Я тоже хочу!
- Жданов, это намёк! – Катя лукаво подмигнула мужу.
- А я, госпожа Жданова, никогда не намекаю, я всегда говорю прямым текстом! Хочу дочку, и всё тут!
-Ну…. я буду стараться…
- Мы… мы будем стараться!

Машина подъехала к ресторану «Аквамарин». В холле жениха и невесту, то есть, пардон, уже мужа и жену ожидали нетерпеливые гости….   Празднество началось….
После седьмого «Горько!» Катя устало опустилась на стул: Андрей, ну им что ли заняться нечем?
- А тебе не нравится со мной целоваться?
-Нравится… Просто я что-то сегодня устала…. Перенервничала, наверное! Ну, пусть они хоть на несколько минут переключат своё внимание на кого-нибудь другого.
Как раз в этот момент в зал вошли двое: молодая девушка, осторожно ступавшая по паркету, и  мужчина, бережно поддерживающий её под руку. Надежда Градская и Александр Воропаев….  Зал замер.…  Даже дети, беспрестанно улюлюкающие или силившиеся заплакать, замолкли на мгновение!
Пара, не обращая внимания на произведённый эффект, отправилась прямиком к жениху и невесте!
-Катя, Андрей, здравствуйте!  Мы вас поздравляем!
-ДА, Поздравляем со свадьбой! – Александр вручил Катерине букет ромашек и поцеловал её в щёчку.
- Ну, Саша! – Надя незаметно ткнула его в бок.
- Андрей, я хотел извиниться… Я,… в общем, я был не прав! Прости!
Жданов взглянул на Малиновского, который от удивления пил уже третий бокал шампанского залпом, перевел взгляд на Зорькина, усердно кивавшего ему.
- Да, ладно! Что уж там! Что было, то было! – и Андрей первым протянул руку Воропаеву.  Их рукопожатие потонуло в гуле одобрительных голосов. Затем Александр повернулся лицом к залу и громко сказал: А теперь, я хотел бы представить вам мою будущую жену! Это Надя!
-Вот ни фига себе! – вырвалось у Киры!
- Горько! – прокричала Амура, и весь зал подхватил: «Горько!»
Теперь во главе стола целовалось уже две пары….

- Катя, - Надежда повернулась к ней – Я…мы хотели бы вам подарить подарок! Коль, принеси!
Николай притащил нечто объёмное, завёрнутое в плотную ткань.
-Это картина! Её нарисовал мой отец….  Я очень хочу, чтобы именно вы стали её обладателями.
Катерина стала осторожно разворачивать ткань… Полотно было просто великолепно: белый, чёрный, алый, синий и серый сочетались в безумном танце… картина жила .. картина дышала….
- И как же она называется?
- Пять цветов любви!
Андрей с Катей переглянулись и улыбнулись чему-то своему….

В этот момент в зале появилась ещё одна пара: на этот раз, Ждановы-старшие.
Маргарита холодно озиралась вокруг, Павел, казалось, не видел ничего, кроме улыбающегося сына и невестки…
-Кирочка! – воскликнула Марго – И ты тут!? Бедная девочка.. – начала было она
- Маргарита Рудольфовна! Павел Олегович! Познакомьтесь – улыбнулась Кира, указывая на Короткова.
- Мы, кажется, уже знакомы! Это же Фёдор..
- А я хочу, чтобы вы ещё раз познакомились: Это мой будущий муж, а это – она взяла у него с рук Настеньку – наша дочка!
- Дочка! – Маргарита ошалело смотрела на Воропаеву.
-Добрый вечер! – сзади к ним подошёл Александр.
-Саша?!? И ты здесь? – Павел непонимающе посмотрел на него.
- Да! И больше того, мы с Андреем сегодня заключили мир! На всю жизнь! – как чеширский кот улыбнулся он – И вот, хочу представить вам свою невесту, это Наденька! Познакомьтесь!
-Оччень! Приятно – пробормотала Маргарита!

- Паша! Я что-то ничего не понимаю… - прошептала она мужу.
- Я тоже!  Пойдём уже к Андрею! Пора исправлять ошибки…

- Папа! Мама! – Андрей подбежал к ним – как же я рад, что вы пришли!
- Мы тоже очень рады, сынок! Ты … прости нас – Павел Олегович закашлялся – мы поступали жестоко!
-Папа!!!! – Андрей бросился его обнимать…
-Мама!!!!!!!!!!!!!!!!!! – он крепко поцеловал её и обнял..
-А где же Катя?! – Маргарита вопросительно посмотрела на сына!
- Я здесь! Здравствуйте! – Катерина подошла к ним.
- Здравствуйте, поздравляем! Мы….
- Не надо слов.… Пойдемте, я вас лучше с внуком познакомлю!!!

-Итак, а сейчас  настал самый волнительный момент нашего вечера! Невеста бросает свой букет!  - зычным голосом объявила тамада.
Катя повернулась спиной к залу и лёгким движением подбросила воздушный свёрток… .Цветы перекувырнулись раза два в воздухе и очутились в руках у… Марии Тропинкиной! 
А она грустно улыбнулась и пошла на своё место.

Праздник близился к завершению. Все разбрелись по кучкам! Женсоветчицы танцевали со своими кавалерами! Маргарита с Павлом охали и качали головами, слушая рассказ Елены Александровны…  Кира и Юля уже уехали укладывать детей….. Катя с Андреем о чём-то шептались, сидя на своих местах!
Маша вышла на веранду подышать прохладным вечерним воздухом. Там-то и нашёл её Николай!
-Машка! – он крепко обнял её – что случилось, а? Я что-то не так делаю, да? Ты скажи, я исправлюсь!
- Коль, ты…. ты всё правильно делаешь…. Я должна тебе что-то сказать, только ты меня не перебивай, ладно!
Зорькин кивнул!
- У нас….. будет ребёнок  - она  зажмурилась в ожидании его реакции. И даже взвизгнула, когда он внезапно подхватил её и стал кружить!
- Машкааааааааааааааааааааааааааа! Я тебя люблю! У нас будет самая лучшая семья!
- правда? Ты, правда, рад – Тропинкина всхлипнула – Ты не злишься?
- Господи, да на что?
- Ну ... когда я Егоркиному отцу сказала, что беременна он, на меня наорал и потом исчез……….
-Маш!!! Посмотри на меня!! Ты выйдешь за меня замуж?
Она кивнула!!!
-Машка, я давно тебе говорил, что люблю тебя?
- Только что – сквозь слёзы улыбнулась она!
-Ну, дак я повторюсь, Я люблю тебя! Точнее, я люблю вас….

Эпилог.
   Три года спустя…
   Стоял жаркий летний день. Улицы подмосковного посёлка «Причудки» были на удивление пусты и безмолвны. Хотя почему на удивление?  В такую погоду хочется лежать где-нибудь в теньке с бокалом сока и медленно погружаться в сладкую дрёму.
   Андрей вышел на крыльцо и, сладко зевнув, потянулся.
- Папа! Папа! – к нему со всех ног бежал Димка.
-Что случилось, что мы так  эмоциональны, а? – Жданов подхватил сына  и пару раз прокружил его.
- Наська, меня не любит! – после этих слов ребёнок трагично вздохнул и добавил – Он никогда на мне не женится!
- Ну, начнём с того, что девочки не женятся, а замуж выходят! – весело сказал Андрей – и потом, надо сначала добиться разрешения от отца невесты. Ты дядю Федю спрашивал? – почти серьёзно посмотрел он на сына, и только глаза выдавали его весёлое настроение.
- А он рядом сидел и всё видел….
- Ну, и….
- Он смеялся… - обиженно просопел Дима, - и…. и.. сказал, что если я на ней женюсь, то больше всех будет рада бабушка Рита….
   Тут уже Андрей не мог не расхохотаться: Ну-ка, пойдем, найдём их!

Они прошагали несколько метров по красивой декоративной дорожке и, пройдя через витиеватую арку, оказались возле небольшого бассейна, за которым располагался ещё один дом. На лужайке под шезлонгом маленькая девочка в нарядном сарафанчике сосредоточенно лепила домик из песка. Неподалёку за пляжным столиком расположился Фёдор, который усердно чертил что-то на большом листе ватмана.
- Так, молодой человек, - тихо сказал Андрей,  спуская Димку с рук – вы идите пока к даме вашего сердца, а я пойду, поговорю с потенциальным родственником. И ещё один совет: «Немного безразличия и холодности – и любая девушка у твоих ног!».
Он хитро улыбнулся, подумав про себя: « остальные секреты я раскрою чуть позже. Когда наступит пора!», и отправился  к Фёдору.
- Над чем кропим?
- О! Андрюх, привет! Получили новый заказ на строительство культурно центра в Дубне.… Вот черчу!
- А что у тебя чертёжников – проекторов мало? – удивлённо вскинул брови Жданов.
- Их-то у меня предостаточно, но ты ведь знаешь: хочешь сделать всё хорошо - сделай это сам!
- На меня эта мудрость не действует: я могу жене доверить всё!
- Кстати о жене! – оживился Федор – с утра проснулся, на тумбочке записка: « Я ушла, буду после обеда! Настя у Елены Александровны…»
-О! У меня всё так же!  И куда они вдвоём намылились интересно? – в глазах Андрея промелькнул зелёный огонёк ревности.
- Представляешь! Не вдвоём! Юлька Ромку с детьми в зоопарк отослала, Машка Колю с Егоркой и Максом в планетарий, а Надя от Воропаева таким же образом, как и наши от нас улизнула!
-ОООООООО! – Жданов хитро посмотрел на собеседника – Бедный Сашка!  Проснулся с утреца в воскресенье, а беременная жена опять нарушает режим!
-Да уж! Никогда бы не подумал что Саша такой мнительный! И на солнце – то ей находиться нельзя, и у компьютера сидеть вредно…. Как она его терпит!?!
- Удивительно то, как Сашка мирится со всеми её выкрутасами!  Надя ведь у нас девушка с характером, как оказалось! И сам великий и ужасный, вместо того чтобы кулаком по столу стучать, носится за ней и причитает: «Наденька, не ушибись! Надюша, поосторожней!»
Мужчины весело расхохотались.
- Жданов, Коротков, вы тут? – раздалось из-за густых яблоневых зарослей, а вскоре появился и сам «великий и ужасный», жующий на ходу пирожок – Вас Елена Александровна есть зовёт!
- Настя, Димка есть пойдёмте! – Федор оглянулся и с удивлением обнаружил, что площадка, где резвились дети, пуста.
- Ваши чада преспокойно уплетают бабушкины пироги вот уже минут пятнадцать –ответил Воропаев, и уже развернувшись, ехидно добавил - Папаши!

-Мальчики! – Елена Александровна раздосадовано всплеснула руками – у меня уже всё остыло! Я сейчас разогрею! – и она суетливо забегала по кухне – Вот настроил такую кучу домов, Федя, деревьев насадили, а я вас теперь найти в этих зарослях не могу!
- Ну и что, - жуя холодный пирожок, отозвался Коротков  - зато нам все завидуют в округе! Пять домов на огромном участке, шикарный бассейн, парковые посадки, ландшафтный дизайн…. И главное все вместе!
- Да! Это очень хорошо! – согласно кивнула Елена Александровна.
-Сашка! Ты на показ-то завтра придешь? – подал голос Андрей.
- А то, как же! Я всё-таки акционер!
- А ты, Федь!?
- Конечно, куда ж я Киру одну отпущу! Ещё уведут!  - Фёдор хитрым взглядом обвел мужчин, сидящих за столом. И они весело расхохотались.
*   *   *
Андрей нервно ходил по залу и старательно улыбался вновь прибывшим гостям.
К нему подскочил весёлый Ромка: Ты Юльку не видел?
-Нет! А ты Катю?
Роман отрицательно покачал головой.
-Мама! Папа! Я уж думал, вы не приедете!- Андрей поспешил к родителям.
- Ну, как мы могли пропустить такое событие! Да и вас всех повидать очень хотелось! – ответил Павел Олегович.
- А где Катюша, Кира, где все девочки? – взволнованно оглядываясь по сторонам, сказала Маргарита – Неужели остались дома с детьми?
-Нет – ответил, подошедший сзади Воропаев – они все здесь, но сказали, что у них ещё какие-то дела!
- Боже, а с кем же вы детей оставили?
- С Еленой Александровной, –  хором отозвались мужчины.
Маргарита на секунду задумалась, словно прикинув что-то в уме, а потом с ужасом ответила: Семеро детей! Бедная Лена!
-Ничего, ей помогает Машина мама – поспешил успокоить её подоспевший Федор.
-Так, пойдемте рассаживаться! Милко скоро начнёт! – поторопил всех Андрей!
- Да! Сегодняшний показ вопреки традициям начинает Милко! – заметил Малиновский – И, по его словам, это будет нечто неописуемое! Впрочем, как и всегда…
Наконец свет в зале чуть поугас!  Зрители замерли в ожидании. На сцену поднялся «маэстро Вуканович».
  Это нЕ просто пОказ! – начал он – Это Новая стрАница  нашей истории, истории Зималетто, и, прежде всего, истории людей, работающих в нашей компании. Своеобразный итог последнего пятилетия! Я волнуюсь и мне даже трудно говорить! Вы сами всё увидите сейчас! Маэстро, музыку! – вдруг громко объявил он!
  Зал погрузился в темноту на несколько мгновений, в тишине раздались первые аккорды старой песни, и приятный голос запел: «Сколько их было дней монотонных, слишком похожих, слишком пустых, но незаметно по полутонам я растворился в красках твоих… Пять цветов моей любви!»
  Внезапно включились прожекторы! Два светлых пятна высветили Киру и Катерину, которые, улыбаясь, гордо прошествовали на подиум….  За ними вышли Надя и Маша… Последней появилась Юлиана! Дефиле началось!
Белое – туман
Черное – печаль
Тени на твоих плечах
Алое – любовь
Синие глаза,
Две дороги в небеса!
Белое – рассвет,
Черное – обман
И уснувшие дома,
Алое – огонь,
Серое – зола,
И день, в который ты ушла!

   Успех был оглушительный. И никто не возьмётся, точно сказать, что повлияло на это: необычный крой платьев и смелые сочетания цветов, или женщины, которые осмелились выйти на суд публики, показать свою изнанку, свою историю, свою любовь….
Как бы – то ни было, в минуты показа они не видели восхищенных взглядов присутствующих, не слышали одобренных возгласов признанных критиков моды…. В эти минуты существовала лишь сцена и первый ряд…. Незримые нити связывали этих людей: глаза женщин и глаза мужчин…. Они смотрели друг на друга, но смотрели гораздо глубже в самую душу, вновь и вновь вспоминая мгновения прошлого, счастливые и не очень… Им не надо было слов, достаточно взглядов, достаточно даже дыхания….
   Показ окончен. На сцене, слушая бурные аплодисменты, стояло пять женщин. Разные…. Слишком разные по характеру, возрасту, взглядам на жизнь… Сколько же глупостей они совершили на своём пути к счастью? Сколько раз чуть не рухнули в пропасть, потащив за собой других? Всё это было, никак не перечеркнуть….  Но, кто знает, не будь испытаний и боли, выпавших на их долю, показалось бы им это счастье таким долгожданным и заслуженным?  А впрочем, всё это слова… аплодисменты, цветы, вспышки фотокамер – к чему им это всё? Главная награда – пять пар глаз, смотрящих с любовью и щемящей нежностью с первого ряда…
И кто сказал, что мужчины не плачут..  Настоящие мужчины плачут от счастья… только эти слёзы спрятаны глубоко внутри. Так глубоко, что почувствовать их может лишь любящая женщина….

0

6

Потрясающая история судеб, любви и взаимоотношений!  :love:  :love:  :love: 
Спасибо автору за чудесный хэппи-энд! :flag:  :flag:  :flag:

0


Вы здесь » Архив Фан-арта » Тучка » Пять цветов любви